Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

РазделыВопросыНа злобуБиблиотекаПоиск


Вопросы православной миссии и катехизации


Топ-5 миссионерских провалов или пять причин, почему православная миссия не эффективна

Бесполезность миссионерской концепции, отсутствие "нормы воцерковлённости", проблема кризиса православной культуры, отсутствие полноценной катехизации, антимиссионерский этос духовенства...

Очень актуальный сейчас плакат. Клубы, телевизор, интернет, компьютерные игры и т.п.  вполне эффективно решают проблему досуга людей, чем "убить" время после работы. Но дискотеки и интернет не решает проблему смерти. Что после неё? Неужели небытие, абсолютная смерть? И это шестая причины миссионерского провала смерть перестала быть частым событием у людей

Очень актуальный сейчас плакат. Клубы, телевизор, интернет, компьютерные игры и т.п.  вполне эффективно решают проблему досуга людей, чем "убить" время после работы. Но дискотеки и интернет не решает проблему смерти. Что после неё? Неужели небытие, абсолютная смерть? И это шестая причины миссионерского провала  - смерть перестала быть частым событием у людей

***

1. У нас есть концепции миссионерской деятельности и работы епархиальных миссионерских отделов, ну и всё...

Я 15 лет нахожусь в теме миссии, и я никак не пойму того, как можно на практике применить эти концепции. Концепции не учитывают проблемы отсутствия мотивации к миссии у приходского духовенства. А раз они этого не учитывают, то и не показывают путей решения проблем. Миссия требует затрат огромного количества времени (ну и деньги ей тоже не помешают). А теперь представьте себе, что кто-то в Патриархии придумал создать отдел мытья полов в храме. Раньше этим стихийно занимались все, кто хотел. Так... Теперь у нас специалисты появились по мытью полов. Им должны платить за это деньги. Поэтому волонтёры разбежались. Правильно: пусть специалисты моют. Храмов много, а специалистов мало... Умные старперы из Москвы сказали: "Ерунда!

Пусть специалисты себе помощников ищут из числа прихожан." Хочется этим умникам в Москве сказать: вы сами-то себе много помощников нашли? Можно подумать к специалистам очередь из волонтёров стоит!!! Ага. Никто не стоит. А концепции так красиво написаны, будто это планы потемкинских деревень. Для людей знакомых с теорией управления во всей этой истории с мытьем полов очевидна как минимум одна системная ошибка: ребят, мыть полы в храме и заниматься сбором волонтёров (то бишь вопросами менеджмента) это две совершенно разные вещи!

Так же и в миссии: обращать конкретного человека ко Христу и собирать в храме группы активистов, это разные вещи. Большинство талантливых миссионеров, которых я знаю, не умеют собирать активистов. А те, кто умеет это делать, увы, ничего не понимают в миссии. Поэтому миссия на приходах у нас, как правило, носит стихийных характер. А вот организованный характеру носит у нас тусня всякая, от которой нет для Церкви иной пользы кроме глянцевых отчётов и блестящей пыли в глаза архиерею. И мы в тупике, ведь этому учат концепции. А концепции плохому не научат.

2. Отсутствие "нормы воцерковлённости", то есть ощутимого идеала миссионерской работы. Из книг мы знаем то, каким должен быть монах. Чуть меньше информации о том, каким должен быть священник. А мирянин каким должен быть? Непонятно. Некоторые миряне копируют монахов, живут как монахи, жен имеют только как сестёр... Монастырь ведь не в бревнах, а в ребрах, хоть и называются они мирянами. А так это по сути монахи в миру. А миряне какие должны быть?

Есть подсказка: идеал верующего мирянина, это человек способный быть восприемником для младенца на крещении. А кто у нас восприемники? - да кто угодно. Сейчас хоть мусульман перестали в крестные брать, а вот атеистов и агностиков по прежнему берут. Осталось последнее условие: восприёмник должен быть крещен. Это и есть наша "норма воцерковлённости". Все крещенные - наши. В разведку мы с ними не пойдём, но детей своих отдаём им в качестве крестников. Парадокс.

3. Проблема кризиса православной культуры. Традиционная религия, а Православие относится к числу традиционных религий, связана с культурой. Русские адвентисты умеют разрастаться вне традиционной культуры. Православные христиане так не умеют.

Здесь есть два интересных нюанса:

Первый нюанс ухода православной культуры из жизни людей в ролевую игру мизерной группы реконструкторов. Православную культуру мы изучаем по книжкам, сжигаем чучело масленицы, потом можем батюшку в школу на открытый урок пригласить... Но к реальной жизни народа это не имеет никакого отношения. Народ слушает "Европу-плюс", зависает на Ю-тубе и в Инстаграмме, где православный сегмент составляет 0,5 %.

Мы строим храмы со специфической архитектурой, мы пишем иконы похожие чем-то на шедевры Рублева и Ушакова. Но это наше творчество не учит, не воспитывает, не меняет человека в эпоху постмодерна. Мы наивно полагаем, что чем больше крестов мы поставим на перекрёстках дорог, тем больше у нас тут Святая Русь. Ерунда.

Тимати тоже носит на себе крест, и это никак не делает его ближе к христианству. Изображение крестов и куполов пере-интерпретировано современной культурой потребления в своём магическом ключе. Но гораздо чаще кресты становятся просто элементом орнамента, материалом для создания брендов. Это же касается и полумесяцев и звёзд Давида. Человек может ходить в храм, восторгаться росписью и церковной музыкой, но по всем жизненно важным вопросам этот человек будет обращаться к своему семейному астрологу. А вот духовенство в целом у народа не в авторитете.

Это справедливо, ведь за последние 20 лет духовенство себя позиционировало как "специалисты по церковно-приходской магии": "Поставь свечку Матроне Московской, закажи панихиду, сорокоуст и все будет хорошо". На 10 приходов у нас возникала одна община, это значит только один священник становился настоящим пастырем, а остальные воспринимаются людьми как бородатые волшебники. Это народное восприятие священника сыграло с духовенством злую шутку. Ведь магия и волшебство воспринимается людьми как разновидность сервиса, а значит это сфера услуг. И тут мы оказываемся на одном "рынке" с экстрасенсами и магами. Усиливаясь в этой сфере, мы по законам конкуренции усиливаем и их тоже.

***

Читайте также другие публикации автора:

***

Второй нюанс православной культуры: культура это предпосылка к воцерковлению. Культура - это набор деталей от конструктора Лего. Допустим, данный комплект предназначен для сборки вертолёта. Если мы схему сборки потеряем, то вертолёт мы не соберём. Зато можем собрать танк или паровоз. Вот почему люди, застрявшие развалинах православной культуры, редко воцерковляются. "Схема сборки" православной культуры  -  богослужебный календарь... Это календарь сельхозработ. Всё эти яблочные, медовые спасы, вербы, сретенские свечи, все это ориентировано на типичного крестьянина, каковым был типичный русский мужик на протяжении почти 1000 лет от крещения Руси. Среди нас почти нет тех крестьян, на которых был рассчитан типикон. Фермеры - не в счёт. Крестьяне жили общиной, фермеры так не живут. Так что "схема сборки" потеряна.

Говоря о православной культуре, хочу упомянуть о радикальном изменении "миссионерской среды".

Начиная с IV века христианство ассоциировалось с цивилизацией. Языческие народы воспринимались как дикость и варварство. На протяжении многих столетий христианские миссионеры приходили к язычникам с осознанием своего явного интеллектуального, политического и экономического преимущества. Скажем честно, до 20 века почти все христианские миссии вольно или невольно обслуживали колониальные или феодальные амбиции развитых стран.

Выход колоний из под контроля метрополий привёл к крушению многих миссионерских надежд. Китайцы, японцы, индийцы и народы Африки сумели оставить себе интернет, промышленных роботов и автоматы Калашникова. А миссионеров выставили за дверь с презрением. В России до революции миссионерство находилось под особой "опекой" государства. Эта "опека" держала нашу миссию в полуобморочном состоянии. Революция 1917 года уничтожила последние миссионерские силы Русской Церкви. Возрождение Церкви в 1985 году не привело к возрождению миссии. Храмы, спонсоры и расположение властей нам и так достались, без всякой миссии. И теперь нас ждёт глобальный кризис смыслов.

Думаю, нас пока не сильно беспокоит то, что современные язычники и атеисты завладели всеми материально-техническими и политическими преимуществами, которые прежде ассоциировались с христианской цивилизацией. Попытка миссионера выступить сейчас в обществе в роли эксперта и покровителя почти всегда приводит к провалу. В лучшем случае нам предлагают занять место у некой социальной "параши".

Сейчас церковное руководство это не сильно волнует. Но я думаю, что пройдёт совсем немного времени и мы поймем, что язычники и атеисты -  не какие-то далёкие китайцы и японцы... Это наши дети и внуки. Это дети священников и крестники митрополитов. И знаете, будет очень сложно сделать их христианами. Все наши привычные аргументы в пользу особой морали христиан, в пользу нашей особой чудесности и интиллегентности будут поводом для насмешек. Аргументы от благодатного огня и песочка с могилки Матроны Московской больше не работают.

Послы князя Владимира были по сравнению с византийцами, конечно же, дикарями. Поэтому созерцание величественных храмов не могло не поразить их воображения. Но эти послы плохо разбирались в характере ромеев. Они не знали, что крещение их князя  - это в глазах греков политический акт, делающий их вождя вассалом императора в должности главного придворного постельничего.

А современные язычники, (я сейчас говорю не о родноверах, а об обычных людях, равнодушных к учению Христа, но верящих в магию церковных обрядов) они другие. Достаточно часто они добиваются большего успеха в материальной вселенной Стивена Хокинга, чем христиане. Они много путешествуют, занимаются спортом, учатся, отдыхают в компании интересных людей.

Архаичная красота наших храмов их не сильно трогает.

Им гораздо интересней красота человеческих отношений, которую мы сами разучились ценить и понимать. И про нашу византийскую мораль эти люди тоже знают. Я думаю, что Господь решил снова сделать христиан уязвимыми. Мы снова должны стать беспомощными странниками, которых легко обидеть, назвать сектантами и прахом этого мира. Я думаю, что только так христиане могут оставить своих идолов власти и успеха и обрести подлинную силу веры.

4. Отсутствие полноценной катехизации. Катехизация должна давать человеку не просто сумму знаний, а мировоззренческую систему. Если говорить о предкрещальной катехизации, то у нас в Соборе человек проходит 4 занятия. Даже если бы занятий было 10, и этого было бы мало. С человеком надо подружиться, сделать его нашим боевым другом и соратником. А это вообще другой разговор и другая компетенция. А про посткрещальную катехизацию я вообще молчу. Уровень вовлеченности в неё православных людей составляет от силы 1-2%. Почему это так? Потому что отсутствует "норма воцерковлённости"! А зачем мне нужна катехизация, если я уже и так православный? Скажите, человек, который плевать хотел на катехизацию, на наши призывы к чтению Писания и к молитве... Вот этот человек, он что не православный? Ответ на этот вопрос открывает перед нами реальность ещё одной проблемы, которая вышла в финал...

5. "Золотая медаль" - антимиссионерский этос духовенства. Этос - это негласный закон, совокупность норм поведения, которые мы усваиваем себе не через наставления с навязыванием долженствования, а через пример старших с иллюстрацией того, как это долженствование может быть обойдено.

Яркий пример этоса отдельной семьи -  ложь детей. Вряд ли кто-то из родителей учит детей тому, как правильно лгать. Дети смотрят на то, как лгут родители. И даже если родители учат детей говорить только правду, дети все-равно будут лгать, если они увидят примеры безнаказанной лжи родителей. Это же происходит на приходах. Наш приходской этос утверждает, что любой крещенный в Православии, но не верующий во Христа человек имеет больше шансов ко спасению чем верующий во Христа, но крещенный в баптизме экс-наркоман.

Мы говорим о необходимости общины, миссии, молодёжной работы, но внутри приходской этос, он другой... В нём нет места ни для миссии, ни для молодёжи, ни для общины. Ценности этоса формируются не на конференциях, а в узком кругу своих "проверенных людей". Как правило за ужином среди своих мы говорим о том, о чем мы на самом деле думаем. И увы, нас там больше волнуют вопросы политики, вопросы отношений с власть имущими, чем проблема медленного умирания нашей религиозности...

Феномен антимиссионерского этоса невозможно понять без учёта психологии некоторых жён настоятелей. Я имею в виду тех из них, которые пытаются реально "рулить" на приходах всеми процессами связанными с "доходами" прихода и репутацией данной священнической семьи в глазах начальства.

Один настоятель храма (не из нашей епархии) мне рассказывал, как ему некий человек решил купить новый автомобиль. Покупатель поехал на авторынок в Питер и оттуда постоянно звонил священнику. Этот священник знал, что матушка очень любит влезать в любой разговор, вставляя свои "пять копеек". При этом она, мягко говоря, не всегда бывает тактична с людьми. Поэтому священник, видя звонок этого прихожанина, пытался уединиться... В очередной раз матушка заметила как её отец пытается закрыться для разговора в чулане. Она открывает дверь чулана и кричит ему: "Слушай! Шли всех на&ер! Задолбали твои бабки уже! Тебя в семье нет, с детьми ты мало проводишь время... Собрал вокруг себя сумасшедших и возишься с ними!"

При этом священник на самом деле много проводит времени с детьми, делает с ними уроки, спортом с ними занимается, в походы ходит. Кроме этого он пытается активно участвовать в жизни своей приходской общины. Так вот... Претензии его матушки были именно к тому, что вот это время и силы (которое он, как пастырь-душепопечитель тратил на свою общину) он забирает у неё и у детей! Назвав членов общины "сумасшедшими" эта матушка выразила к ним своё настоящее отношение. При этом на приходе она имеет репутацию "своего человека", который всем улыбается, за всех переживает. Это всего лишь роль. Что-то типа роли "Жанны Д Арк" в провинциальном театре. Актриса сняла с себя парик, стёрла грим, одела кроссовки и поехала делать пластику лица.

История с тем телефонным звонком в чулане закончилась тем, что батюшка признался, что ведёт переговоры "со спонсором", который в это время покупает ему на приход машину! Тон матушки сразу же изменился, дескать: "Ну что ты мне сразу же не сказал, что у тебя разговор со спонсором!" И вот эта женщина, которая так сильно переживала за общение отца с детьми вмиг забыла об этой проблеме. Уже и дети по-боку и семейные проблемы... Раз священник общается со спонсором. Надо сказать, что тот священник не любит слово "спонсор". Он употребил его только потому, что оно подобно некоему заклинанию эффективно действовало на его матушку. Никакой эффективной миссии на этом приходе не будет. Рано или поздно активисты узнают, что матушка руководствуется профессиональными интересами в отношениях с ними и сбегут туда, где найдут искренние и бескорыстные отношения.

Ещё один пример из другой епархии. Там священник организовал молодёжку. Он пытался втянуть матушку в общение с молодёжью, но она всё это считала полной ерундой. Однажды он до позднего вечера засиделся в приходском молодёжном клубе. Когда он приехал домой, его ждала истерика жены. Ребятам-активистам там тоже достались определённые неприятные эпитеты.

Батюшка молча выслушал жену, а потом решил слукавить, заявив, что он был на совещании у благочинного по поводу празднования предстоящего Дня Памяти жертв ДТП. Благочинный... Празднование... День ДТП... Все эти слова произвели на матушку успокаивающее впечатление. Она выдохнула, сев на стул со словами: "А... Так бы сразу и сказал... А то я-то уж подумала, что ты опять с этой твоей сектой встречался". Здесь отмечу следующеий момент: в сознании этой матушки планёрка с благочинным даже по пустяковому поводу является серьёзным делом. А тяжёлый и энергозатратный труд собирания общины воспринимается как "полная ерунда"! К сожалению, такая церковная аксиология является у нас чуть ли не доминирующей...

Видя это, мы понимаем, почему современным миссионерам приходится "шевелить мозгами", действуя иногда в режиме строгой секретности, под прикрытием благочинных, епископов, спонсоров и т. д. К сожалению, иногда миссионерская "крыша" ломается, превращая отцов-миссионеров в "ходячие анекдоты". Всё это самым негативным образом отражается на общей атмосфере в нашей Церкви, на расположенности людей к той работе, которая является тяжёлым и опасным трудом...

Да, врата ада не одолеют Церковь. Это про Церковь сказано, а не про нас. Мы можем незаметно для себя остановить землю и сойти с этого поезда идущего в Царство Небесное...

Александр Пермяков, иерей

В Контакте - 20.12.2020.

 

 
Читайте другие публикации раздела "Основы православной миссии и катехизации"
 



Разделы проекта:

• Поиск
• Соцсети
• Карта сайта

• RSS-рассылка
• Subscribe
• Новые статьи

• О проекте
• Помощь
• О центре
• Контакты

• Библиотека
• Авторы
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Наша вера
• Догматика
• Таинства
• Каноны
• Литургика

• Церковь
• Благочестие
• О посте

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога

• Иудаизм
• Католичество
• Протестанты
• Лжеверие

• Атеизм
• Язычество
• Секты
• Психокульты

Читайте нас в социальных сетях

• Ваши вопросы
• На злобу дня
• Книга

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравы
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность
• Вакцинация

• Оккультизм
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания

• Лженаука
• MLM

• Самоубийство



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2022

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Контакты редакции

Top.Mail.Ru