Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7601 1265
4359

Праведный Иоанн Кронштадтский - творения


Иоанн Кронштадтский. Простое Евангельское слово русскому народу

Статьи для чтения по воскресным и праздничным дням всего года

Память: 20 декабря / 2 января, 1 июня / 14 июня

Мудрый наставник и добрый пастырь, сделавший много для укрепления веры, помощи людям, умирения страны, спасения от надвигающейся смуты. Податель многих исцелений и помощи в различных житейских нуждах, болезнях, при одержимости пьянством. Покровитель миссионеров и катехизаторов, ему возносят молитвы о помощи детям в учебе.

Праведный Иоанн Кронштадтский

Праведный Иоанн Кронштадтский

***

Предисловие автора

"Вся ко благоугождению Твоему и мудрствующе и деюще"
Молитва пред Евангелием на Литургии

 

Не предпосылаю моему изданiю предисловiя: пусть оно говоритъ само за себя. Все содержащееся въ немъ есть не иное что, какъ благодатное озаренiе души, котораго я удостоился отъ всепросвещающаго Духа Божiя въ минуты глубокаго къ себе вниманiя и самоиспытанiя, особенно во время молитвы. Когда могъ, я записывалъ благодатныя мысли и чувства, и изъ этихъ записей многихъ годовъ составились теперь книги. Содержанiе книгъ весьма разнообразно, какъ увидятъ читатели. Пусть они судятъ о содержанiи моего изданiя.

Духовный возтязуетъ убо вся, а самъ той ни отъ единаго востязуется [1 Кор. 2:15].

Протоиерей I. Сергiевъ.

***

Содержание

Вечность

Слово на новый год

Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей (Пс. 50:12)

Творец времен сподобил нас, дорогие братья и сестры, и еще увидать новый по счету год, который по делам нашим и нашим старым привычкам, опять будет старым и ветхим. Только святая, добродетельная жизнь, соединенная с всегдашним покаянием обновляет человека на всякий день. И это потому, что в каждом человеке есть семя и зародыш тления – грех, унаследованный от грешных предков, который непрестанно, хотя иногда незаметно, тлит все существо человека. С этим семенем тли и самых тяжких болезней рождается человек на свет и постепенно тлеет, и мало-помалу иногда заживо умирает!

По слову Господа, испытующего сердца и утробы наши, изнутри, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство. Все это зло изнутри исходит и оскверняет человека [1].

Итак что же после этого значит для нас Новый год? Это – еще продолжающееся к нам милосердие и долготерпение Божие, ожидающее нашего исправления, устрояющее наше душевное спасение. Новый год – это сильное побуждение к нашему покаянию и добрым делам. Вспомним притчу о бесплодной смоковнице, которую за неплодие Хозяин сада хотел срубить, а садовник умолял Его еще оставить на год для удобрения под ней почвы и для принесения плодов.

Но настанет последний день, после которого не будет времени, как говорится в Откровении Иоанна Богослова: Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу, и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все что в нем, что времени уже не будет. Итак придет пора, когда прекратится совсем время и – настанет вечность неизмеримая, бесконечная, невообразимая, прекратятся навсегда смены дней и ночей, – заря утра и вечера и времен года; не будет этих постепенных чередований зимы, весны, лета и осени; не будет этого прекрасного украшения земли зеленью, цветами, листвою и плодами; не будет никаких рождений ни человеческих, ни животных, – самая земля, по слову Божественного писания, сгорит, – и будет новое небо и новая земля, нетленное небо и нетленная земля, сообразная духовным делам будущих воскресших людей [2]; солнце угаснет и исчезнет, – и Солнцем всеозаряющим, всепросвещающим, всеоживляющим будет Сам Христос Господь, Солнце правды; не будет луны и звезд: ибо все это временно, стихийно, сложно, и потому не вечно и тленно.

Прекратится наконец царство суеты и греха и всякой неправды, убегут все скорби, болезни, печали и воздыхания в новом отечестве и не останется вовсе и помину о них; настанет царство любви, правды, непоколебимого мира, радости и вечного веселия; не будет этой пестроты народов, племен и языков; будет один народ Божий с одним дивным и для всех понятным духовным языком – ангельским или человеческим; все будут как один народ, как чада единой семьи, у которой будет один Отец-Бог. И эта вечность, предопределенная Творцом от начала, прежде бытия неба и земли, – настанет скоро, по неложному слову Самого Творца: се, гряду скоро и мзда Моя со Мною воздати комуждо по делом его [3]. Для этой вечности, для этого будущего бесконечного жития и блаженства и создал всеблагий Господь человека и род человеческий, – и если бы мы только в этом веке уповали на Христа и не имели в виду будущей бесконечной жизни, – в которой водворяется вечная правда и святость, то мы были бы еще окаянное, злополучнее всех человеков, терпя здесь бесчисленные болезни и скорби и тысячи видов всяких смертей и, не имеет воздаяния за все, что терпим, за правду, за Христа.

Итак будет блаженное и вечное воздаяние за все добрые дела и подвиги здешней жизни, совершенные по вере и упованию на нашего Начальника Веры и Совершителя Иисуса Христа, – и отрет Он всякую слезу с очей, плакавших здесь ради правды Его, и злосчастные и праведные на коленах Божиих утешатся, по Пророку, и радости их не будет конца [4], а нераскаянные грешники будут в вечной муке; всякая неправда людей, не заглаженная и не исправленная покаянием и добродетелью, получит свое возмездие праведное. Не льститеся: Бог поругаем не бывает [5]; ибо что человек посеет здесь, то и пожнет там, в вечности, говорит неложное Слово Божие.

Итак братиe и сестры, готовьтесь неотложно к вечности – покаянием и добрыми делами. Времени скоро не будет, и время к исправлению и подвигам веры и добродетели отнимется.

Будем же каяться, исправляться и приносить Господу плоды добрых дел. Тогда наступивший год будет действительно новым, потому что принесет нам обновление всего существа нашего, – души и тела. Тогда, хотя внешний человек наш будет тлеть в болезнях и скорбях, но внутренний, потаенный сердца человек, будет обновляться всякий день, как это было с апостолом Павлом. Аминь

Проповедь Предтечи

Слово в неделю пред просвещением

И проповедаше (Иоанн) глаголя: грядет Креплий мене во след мене, Емуже несмь достоин преклонися разрешити ремень сапог Его. Аз убо крестих вы водою: Той же крестит вы Духом Святым (Мк. 1:7–8)

С новым годом благости Господней приветствую всех вас и желаю всем от искреннего сердца обновления в духе, в вере, в уповании, в любви, во всем житии так, чтобы всем быть новою тварию, по апостолу: аще кто во Христе – нова тварь [6]. Прошел светлый праздник Рождества Христова; приближается другой светлый праздник Просвещения – Крещение Христово, бывшее 30 лет спустя по Рождестве Христовом. С этого времени надлежало Иисусу Христу вступить в открытое, славное Свое служение спасению человеческого рода. Для приготовления людей к принятию столь славного Царя неба и земли, Творца веков, единородного, собезначального Отцу и Духу Святому, – Сына Божия, – послан был великий провозвестник и пророк, Предтеча Господень и Креститель Иоанн, человек жизни в высшей степени строгой, праведной и святой. Ему повелено было от Бога в пустыне, в которой он жил, идти на берега Иордана и там проповедывать стекавшемуся народу крещение покаяния во оставление грехов. Об этом великом Предтечe и ангеле во плоти было предсказано пророком Малахием, память которого воспоминалась третьего дня: вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою. И вот явилсяИоанн, крестя в пустыне, и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов. И выходили к нему вся страна Иудейская и Иepycaлимляне, и крестились от него все в реке Иopдан, исповедуя грехи свои [7]. Крестились от Иоанна люди грешные, подобные нам; но для чего, спросите вы, крестился от Иоанна безгрешный, святейший Господь? – Для того, братья мои, чтобы освятить для нас воды крещением Своим и, чтобы установить и узаконить для нас таинство св. крещения, через которое все мы очищаемся от скверны греха и возрождаемся в новую духовную, благодатную жизнь, – освящаемся и делаемся чадами Божиими, народом святым, царственным священством, наследниками Божиими и сонаследниками Христовыми. Видите, скольких и каких великих даров делаемся мы участниками через крещение! Помните это и дорожите, крепко дорожите тем, что вы – народ крещенный, народ Божий и Христов и ведите себя достойно высокого звания христианского, живя в добродетели и удаляясь всякого греха. Итак, вот для чего крестился безгрешный Христос Иисус от Иоанна; вот какой и сколь великий дар дарован нам всем от Бога в крещении, и как мы должны им дорожить и сколь быть его достойными! Иоанн Креститель проповедовал приходившему народу крещение покаяния для прощения грехов, и народ исповедовал ему грехи свои. Отсюда, братия, ведет начало и наша покаянная исповедь. Иоанну от Бога повелено было принимать исповедь грешников. Священникам также от Господа Иисуса Христа дана власть исповедовать и разрешать кающихся грешников или связывать. Св. Евангелист Лука повествует, что Иоанн Предтеча строго, сильно-обличительно и резко говорил приходившему креститься от него народу: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния; и не думайте говорить в себе: отец у нас Авраам; ибо говорю вам, что вот может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. Уже и секира, т. е. смертная секира, при корне дерев лежит(под корнем дерева разумеется жизнь человека): всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь [8]. От чего так строго и резко, хотя и с великою любовью, обличал Иоанн Предтеча народ и понуждал его к покаянию? Во-первых потому, что он сам был величайший праведник, крепко любил Бога и правду Божию и ненавидел неправду, ревнуя о правде; и во-вторых потому, что народ по своему глубокому нравственному растлению, по своей крайней неправде и беззаконию, имел нужду в строгом и резком слове, как зараженные антоновым огнем требуют прижигания и резания или и сечения. Здесь нужно заметить еще и то, что Иоанн был прозорливец и видел глубину сердец приходивших к нему людей, всю отвратительную неправду и лукавство их; а потому и не мог иначе говорить с неправедниками, как строго, чтобы устрашить их и страхом исправить; потому он не дорожил и происхождением их от Авраама, говоря, что всесильный Бог может и из камней воздвигнуть чад Аврааму; и приводит им на память смертную секиру, готовую подсечь дни жизни, как посекаются бесплодные деревья. Теперь я задаю себе и подобным мне вопрос: мы, проповедники покаяния, от чего слабы и до крайности снисходительны к грешникам кающимся, почти до потворства всяким грехам? От того, что сами грешники и не возлюбили всем сердцем правды и не возненавидели неправды и не имеем божественной ревности к правде. Мы скоро возлагаем руку на голову грешников с благодатью разрешения и прощения и часто приобщаемся к чужим грехам, вопреки наставлению апостольскому: руки не возлагай скоро ни на кого [9]. Братья мои, вы сами будьте строги к себе, к своим слабостям и грехам, строже, точнее исследуйте себя и требуйте себе строгой исповеди, чтобы скорее исправиться, и чтобы не быть нам, за слабость исповеди осужденными от Бога, как нерадивым о покаянии. – Как же подействовала на народ проповедь высокого проповедника Иоанна Крестителя? Она подействовала весьма спасительно: народ очнулся, пробудился от греховного усыпления и спросил его: что же нам делать? Иоанн указал ему на дела любви и милосердия, которые служат лучшим плодом покаяния: у кого две одежды, – говорит он, – тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай тоже [10]. Мытарям, лихоимцам и воинам, тоже требовавшим указания его на дела покаяния, он отвечал – первым: ничего не требуйте более определенного вам, – а вторым: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем [11]. Таким образом Иоанн от всех требовал плодов покаяния, и называя истинно кающихся пшеницею Божиею, а нераскаянных – соломою или мякиною на всемирном гумне Божием, последним угрожал огнем неугасающим, а о первых говорил, что их Господь соберет в вечную житницу Свою после всемирного страшного суда Своего, который он называет уподобительно – веянием на лопате хлеба в гумне. Так приготовлял Иоанн народ к принятию всемирного Избавителя Иисуса Христа. Для нас Иисус Христос уже давно пришел, и мы только ежегодно воспоминаем Его дивное, спасительное явление и чудные, спасительные события из жизни Его. Но, братия, от нас, вкусивших неизреченных благ Христовых, крещенных во св. купели и сделавшихся чадами Божиими, тем более требуются плоды покаяния, плоды любви и милосердия друг к другу. Дух благодати Христовой есть взаимная любовь: сие заповедую вам, да любите друг друга. Аминь.

Крещение Господне

И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского, и крестился от Иоанна в Иордане. И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него. И глас был с небес: Ты сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мк. 1:9–11)

Какое смирение Богочеловека! Какое беспрекословное повиновение воле Отца небесного! Когда Иоанн Предтеча, зная величие Приходящего к его крещению и свое ничтожество перед Ним, не допускал Его креститься – Господь сказал ему: оставь теперь; ибо так надлежит нам исполнить всякую правду [12]. Но разве не обитает всегда в Боге всякая правда? Бог называется Богом Правды, и Он есть праведный всех Судия [13]. Господь говорит эти слова Предтече, как человек: нам нужно исполнить всякую правду. Итак за нас и для нас Он исполнил всякую правду; – и нас учит точно исполнять Божию правду; для нас принял крещение от Иоанна, чтобы, не имея Сам нужды в крещении, нам показать нужду в нем, освятить воды и навсегда дать им силу священия; чтобы дать нам баню паки бытия и обновления Духом Святым [14], и освятить нас; чтобы в водах потопить человеческий грех и отворить нам небо, заключенное грехопадением Адама и низвести на землю Духа Святого, не имевшего на земле где главу приклонить, по причине крайнего оплотянения и развращения рода человеческого; чтобы Адама очистить от скверны и возвести на небо оправданным.

Церковь, богословствуя в своих песнопениях о таковых плодах Крещения Господня, вещает: "да исполниши всяческая (небо и землю) Твое славы, Тебе самого истощил еси даже до рабия образа; нынe же длани раба (Предтечи) подклоняеши главу рабски, мое наздание (грехи) благоутробно очищая и подая новое возрождениe. Когда ты явился телом, освятилась земля, воды прияли благословение, небо просветилось; род человеков горького мучительства вражия избавися. Новотвориши земнородных нов Адам быв – Сам Создатель – огнем и Духом и водою совершая странное возрождение и обновление чудное, новотворя крещением богодельным без сокрушения и горнил; – Духом Святым души животвориши, водою же освящаеши тело сложное, исправляя словесное животное – человека. Грядет Христос подать избавление всем верным крещением: сим бо Адама очищает, падшего возвышает, низложившего мучителя (диавола) посрамляет, небеса отверзает, Духа Божественного низводит и причастие нетления дарует" (Декабрь, Минея 4 и 5 число). Из этих песненных вещаний Св. Отец – вы можете усмотреть, какая чудная благодать и сила сообщается нам через Крещение Христово, а именно: очищение, освящение, обновление, примирение с Богом и усыновление Ему. Слава Господу Иисусу, крестившемуся во Иордане нашего ради спасения и нам даровавшему возрождение, пакибытие, сыноположение и живот вечный, и разорившему прежнее средостение вражды и проклятия и праведного отвержения от Бога. – Будем ли мы равнодушны и нечувствительны к таким благам возрождения и обновления, даруемым нам в крещении? Будем стараться понимать и уяснять для себя эти дары Божии, чтобы пользоваться ими к своему обновлению и спасению.

Но я слышу от Толстовцев, Пашковцев и Штундистов и наших старых раскольников: не надо нам ваше крещение, ваше миропомазание, ваше причащение, – не нужна нам Церковь с ее таинствами и обрядами: мы без Церкви спасемся. На это скажу всем им: Бог поругаем не бывает [15]. Снова Господь для вразумления дерзких вольнодумцев не придет, снова креститься и распинаться для них не будет, и новой Церкви созидать не будет, а придет судить всех живых и мертвых [16]. Ужасен будет суд для противников и вольнодумцев. Если мы, получив познание истины, – говорит Апостол, – произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников. Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью: то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия, и не почитает за святыню Кровь Завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет? Мы знаем Того Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь. И еще: Господь будет судит народ Свой [17]. Страшно впасть в руки Бога Живого [18]! Эти слова относятся как к раскольникам и сектантам, так и ко всем именующимся православными христианами, но не живущим по вере, не принимающими таинств и живущим в нераскаянии.

Но что значит крестный ход на Иордан? Это не простой, хотя великолепный обряд. Церковь не занимает никого и не занимается праздными зрелищами; она совершает святой, воспоминательный обряд, вызываемый потребностью самой природы, или естества стихий – воды и воздуха, оскверняемых и растлеваемых непрестанно грехами человеческими – и потребностью самих людей, живущих в воздушном пространстве на оскверняемой грехами земле и имеющих непрестанную нужду в здравой воде. Вся природа и все стихии, повторяю, постоянно оскверняются человеческими грехами и лукавыми духами, живущими в воздухе и производящими в нем всякие тлетворные веяния и болезни. И потому является неотложная потребность церковного освящения и оздоровления этих зараженных стихий, – благо на это Церковь имеет от Бога власть и силу. Не замечаете ли, что особенно в нынешний год что-то неладное творится в подлунном мире, т. е. у нас на земле? То – совершенная беззимица и идут дожди, когда им не надо быть, или расстилаются вредные туманы, или выпадает глубокий снег, становится, по-видимому, зима и вдруг начинается южное веяние и растопляет весь снег. То и дело смена явлений в природе, неподходящая ко времени года. А отсюда сколько острых болезней, сколько умирающих внезапно или очень скоро? Слабые телесные или даже и сильные организмы падают часто в борьбе с таким вредным непостоянством в природе. Конечно она изображает наше непостоянство, нашу неверность Богу, наше шатаниe житейское и наказывает нас за то. Гряди же, гряди Церковь Божия Святая и освящающая всех и все на воды – и освяти их вместе с воздухом, данною тебе от Бога благодатью и очисти и оздрави их; даруй нам в окроплении и питии освященной воды очищение и освящение нам и жилищам нашим и здравие душам и телам нашим. Всеблагий и всемощный Освятитель и Содетель миpa, Душе Святый, от Отца исходяй, и в Сыне почиваяй, всех нас очисти, освяти, просвети, укрепи, обнови и утеши чудным, живоносным, святым и пресладким Твоим осенением. Аминь.

Свет во тьме

Слово в неделю по просвещении

Людие седящие во тме видеша свет велий, и сидящим в стране и сени смертней, свет воссия им (Μф. 4:16; Ис. 9:2)

Так вещал некогда пророк Исаия, провидя Духом Божиим пришествие в мир невечернего Света – Христа. Спустя семьсот лет после этого пророчественного видения люди, седящие во тьме, действительно увидали свет великий и седящим в стране и сени или тени смертной самым делом воссиял свет велий. Но что это за тьма и что это за свет, о которых говорит здесь пророк? – Тьма, упоминаемая в этом пророчестве – есть тьма духовная, гораздо худшая обыкновенной тьмы, тьма неведения истинного Бога, глубокий мрак суеверия и идолопоклонства. Такою-то духовною тьмою были объяты до появления на земле светозарного Солнца правды все идолопоклонники, а некогда и наши предки – Русские, все люди, исключая народа Божия, народа избранного, еврейского. Эти-то люди, сидящие во тьме, увидали, с пришествием в мир Сына Божия, тот свет велий, который во тьме светится, и тьма его не объят [19], они увидели тот животворный источник всякого света, который есть Христос Господь, рассеявший Своим пришествием на землю повсюдный глубокий мрак неведения истинного Бога и призвавший людей из тьмы в чудный свет истинного боговедения. И какие, братия мои, ужасные следствия для рода человеческого были от этой мрачной ночи неведения, так долго покрывавшей древний мир! Пробегая мыслью время до рождества Спасителя, мы встречаем здесь людей, водящихся в жизни и вере собственным омраченным умом и растленным сердцем, своими страстями, погруженных в нечестие и разврат. Они в тоже время, по слову пророка, приложились скотам несмысленным и уподобились им,между ними не было творящего благостыню, не было даже ни одного [20]. Вера в единого истинного Бога – Существо всесвятейшее – не имела, за исключением народа еврейского, места в людях этих времен. Слава нетленного Бога изменена была в подобие образа тленна человека и птиц и четвероног и гад [21]. Люди не знали своего Творца и подобающую Ему честь воздавали различным тварям, которые сами должны служить своему Создателю. Вместо того, чтобы поклоняться и служить со страхом и трепетом Владыке и Судии мира, человек поклонился твари, сказал древу: отец мой еси ты, и камени: ты мя родил еси [22]. Заблуждаясь столь грубо в вере в Бога, люди не менее заблуждались и касательно себя самих, полагая цель жизни своей в наслаждении – как многие и теперь – только тленными и скоропреходящими благами, не зная того, для чего они призваны жить на свете, не ведая о достоинстве и высоком предназначении своей души. Оттого у них была нечестивая и развращенная жизнь, подобная жизни скотов бессмысленных. Диавол, этот исконный враг человеческого спасения, истощил всю свою хитрость адскую, все злобные усилия для того, чтобы из темной области своей проложить путь всем порокам в бедный род человеческий, возлюбивший паче тму неже свет [23]. По слову апостола, люди ходили в это время в нечистотах, в похотях, в пьянстве, в козлогласовании, в лихоимании и богомерзских идолослужениях [24]. И это нечестие, этот разврат делали их сынами погибели, добычею ада. Избавителя не было, он еще не явился. Лучшие из людей тогдашнего времени, правда, значительно возвышались иногда над своими современниками некоторою чистотою своих мыслей и чувствований, некоторыми познаниями о Боге истинном, о цели и назначении души человеческой, а потому старались даже, по своим силам угождать Ему. Но и они не были чужды заблуждений и пороков другого рода, неразлучных с повсюдным мраком идолопоклонства. А главное – они не могли никогда собственными усилиями дойти до надлежащего познания об истинном Боге; не имели веры в будущего Искупителя человеков, которая одна оправдывала человека перед судом правды Божией; не было того света, который просвещает всякого человека грядущего в мир [25], а потому не было для них и возможности ко спасению.

Таковы, братия мои, подлинно ужасные и плачевные следствия этой страшной ночи неведения! Но вот настает предопределенный конец времени. Растление людей дошло до последней крайности. Сам человек чувствует совершенное бессилие и изнеможение в борьбе с грехом и сильно желает и ожидает вышней помощи, – и милосердный Бог посылает единородного Сына Своего на землю подать всесильную помощь совершенно изнемогшему и нуждающемуся человечеству, разогнать густой мрак, покрывавший человечество и осветить седящих во тьмe и сени смертной светом Своего богоразумия. Вот Он разрешити осуждение грядет Адама первозданного коего преступление низвергло в эту тьму всех его потомков, и Сам, как Бог, не нуждаясь в очищении, падшего человека очищает в Иордане, в котором убив вражду, разделявшую человека с Богом бездною непроходимою, дарует людям мир, превосходяй всяк ум. Они просвещаются святым крещением и начинают уже вкушать тот духовный, райский покой, который Спаситель обещает всем трудящимся и обремененным в этом мире. Люди перестают уже водится собственными страстями в своей жизни и, как заблудшие овцы, получившие опять доброго Пастыря, следуют Его гласу и по Нем идут. Вместо прежнего подобия скотам несмысленным является в них теперь во всей чистоте и силе утраченное подобие Божие; вместо искаженного образа Божия является образ возобновленный во всем величии, так что люди соделываются народом избранным, царским священием, языком святым, людьми обновления [26], – и делаются способными в собственной своей жизни являть добродетели. Вера в единого, истинного Бога водворяется по городам, целым царствам, по всему миру. Уже апостол языков благодарит Господа Бога за то, что вера Римских христиан проповедуется во всем мире [27]; уже прочие апостолы в радости приветствуют свои многочисленные церкви с познанием света истины. Все народы стараются достойно покланяться единому, нетленному, невидимому Богу и, познав Его беспредельное величие и святость, уже не изменяют славу Его в подобие образа тленна человека и птиц и четвероног и гад [28]. Люди знают теперь хорошо и самих себя, свою душу, ее небесное происхождение и высокое назначение в будущем; знают, что живот вечный дал есть нам Бог, и сей живот в Сыне Его есть [29]; что дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы мычерез них соделались причастниками божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотию [30]. Мир, лежащий во зле, с пришествием на землю Источника всякого добра, начинает постепенно выходить из глубины зла. Тьма проходит и свет истинный уже светит [31]; люди в радости спешат просветиться Им и ищут насладиться Его спасительными плодами. Дела диавола разрушены; времена его темного владычества над миром миновали; небо примирилось с землею; для людей приблизилось царствие Божие; вместо чад гнева они наречены сынами Божиими. Человеку дарованы все Божественные силы, яже к животу и благочестию [32], и исключительно от его воли зависело и зависит теперь быть или членом небесного царствия или добычею ада. Таковы поистине самые спасительные и утешительные следствия этого пренебесного Света, осиявшего седящих во тьме и сени смертной!

Братия мои! При самом вступлении нашем в мир мы просвещены святым крещением; с самого рождения носим на себе священное имя христиан, именуемся сынами света. Кажется, никто из нас не хочет относить себя к числу тех бедных людей, которые сидели некогда во тьме и из коих есть еще некоторые доселе; никто не думает о себе, что он, не смотря на высокое титло христианина остается во тьме, особенно же так называемые просвещенные люди, – с современным лоском образования. Но, братия, слово Божие и между нами указывает таких, которые и будучи христианами, остаются между тем во тьме. Кто же эти несчастные? Это те из нас, которые ненавидят брата своего! Да, братия, подлинно горькая истина и, кажется, трудно поверить, чтобы мы при свете боговедения оставались во тьме. Тем не менее, однако же, это – истина несомненная. Не говоря уже о том, принимаем ли мы умом и сердцем и всею душою все догматы святой веры нашей, стараемся ли умножать своими добрыми делами благодать, сообщаемую нам в таинствах Церкви, или преступно злоупотребляем этими таинствами и тем, значит, сами обрекаем себя на пребывание во тьме, потому что не творим дел веры; – не говоря о всем этом, послушаем, что говорит на этот раз возлюбленный наперстник Христов Иоанн, и кого ставит он во тьме? Глаголяй себе во свете быти, – говорит апостол Божий, – а брата своего ненавидяй, во тме есть доселе [33]. Все мы братия между собою во Христе. Кто же не согласится, что грех ненависти к ближнему есть почти самый обыкновенный, весьма часто, гораздо чаще, чем другие грехи, повторяющийся между нами? А сколько различных видов этого греха? Зависть, хула, клевета, убийство и многие другие не происходят ли от одного главного корня – ненависти? Да, эти грехи больше всего царствуют в роде человеческом. Если к этому присовокупить еще то, что любовь к ближнему тесно связана с любовью к Богу, так что, кто по апостолу, не любит брата своего, тот не может любить и Бога, то мы согласимся, что все те, которые ненавидят своих ближних, остаются во тьме доселе. Страшная истина! Что же делать нам, братия, чтоб по всей справедливости принадлежать к стаду Христову, к людям ходящим во свете? Какое средство изберем для этого? Болезни душевные, также как и болезни телесные, большею частью излечиваются прямо противоположными им средствами. Поэтому и настоящую болезнь – ненависть можно и должно целить таким же образом. Если ненависть к ближнему служит причиною тому, что мы остаемся во тьме, то значить любовь, – добродетель совершенно противоположная ненависти – и может поставить нас во свете. Любовь есть начало и душа всех добродетелей, а потому тот, кто имеет ее, сделает все нужное для пребывания его во свете, исполнит весь закон, потому что любы, как говорит апостол Павел, есть исполнение закона [34].

А кто исполняет закон Христов, тот есть благодарный сын Божий, и, следовательно, сын благодатного Света.

Христе Царю, Свет Святый, обращаяй из мрачна неведения верою воспевающие Тя! Просвети нас повелении Твоими и светом лица Твоего, и Твой мир подаждь нам, из мрака греховного взывающим Тебе. Аминь.

Душевная слепота

Поучение в неделю тридцать первую по пятидесятнице

Вопроси Иисус слепца, глаголя: что хощеши, да ти сотворю? Он же рече: Господи! да прозрю. Иисус же рече ему, прозри: вера твоя спасе тя (Лк. 8:40–42)

В нынешнем Евангелии, возлюбленные братия, говорилось о чудесном исцелении Иисусом Христом одного слепца в городе Иерихоне. Этот слепец имел сильную веру, что Сын Давидов, – как он называл Иисуса Христа, – непременно исцелит его от слепоты, и, когда на его вопль: Сыне Давидов, помилуй мя! проходящие мимо него говорили ему: "замолчи", он еще громче стал кричать: Сыне Давидов, помилуй мя! А громко он кричал потому, что Господь не близко от него находился, а был на довольно далеком расстоянии. Господь остановился и велел привести слепца, и когда тот подошел, спросил его: чего ты хочешь от Меня? Он сказал: Господи, чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога. Весь народ, видя сие, воздал хвалу Богу. Величайшее чудо! Одним словом: "прозри" Господь избавил человека от слепоты, сделав его очи совершенно ясными. – Счастлив слепец; блажен он невидевший и веровавший: ибо вера спасла его. Но вот что странно: отчего люди зрячие, как-то – книжники, фарисеи и священники, это так называемая на современном языке интеллигенция, отчего эти ученые и знатные в еврейском народе не веровали в Иисуса Христа, как в Meссию, как в Богочеловека, как в Спасителя человеков? Ведь они видели своими очами чудеса Его; своими, не чужими только ушами, слышали божественное слово Его? Эти вопросы сами собою наводят нас на то, что кроме слепоты телесной, есть во многих и многих людях слепота душевная, слепота неестественная, произвольная, которую проще можно назвать самодурством и самопомрачением. Такая слепота добровольная дарит и в наш высокопросвещенный век, век цивилизации и всякого рода прогресса, т. е. шагания вперед и вперед. Этой духовной слепотой болеет и простой народ, погруженный во мрак и бездну раскола, закрывший очи, чтобы не видеть, и уши, чтобы не слышать истины и в особенности люди ученые, даже высоко ученые, по мнению света, и люди богатые, увлекающиеся ученым бредом и ослепляемые своими собственными порочными наклонностями. Они, эти ученые, на место веры и Церкви поставили человеческий разум, разум, столь близорукий, омраченный страстями, что едва разумевает то, что на земле и с трудом находит то, что под руками [35], а что в духовном царстве Божием, о том и понятия не имеет. Они верят во всезнание и в могущество человеческого разума, верят беспрекословно в его изыскания, хотя эти изыскания весьма часто бывают ошибочны; не верят слову Божию, говорят вопреки ему; отвергают очевидные истины, возвещенные в слове Божием (например, шестидневное творение мира словом всемогущего Бога и сотворение человека по образу Божию; бессмертие человеческой души, загробную жизнь; они считают ненужною Церковь с ее божественным учением, Богослужением, таинствами, священноначалием, и – мало ли что еще, – о чем и говорить не следует с этого места). Да что еще? Иногда очевидную историческую истину, принятую и святою Церковью, выворачивают наизнанку и говорят вопреки Церкви и самой истории; называют черное белым, белое черным, горькое сладким, а сладкое горьким. Избави Бог всякого христианина от такой слепоты! Такой слепоте часто нет и исцеления: потому что ученые слепцы бывают заражены неисцельною гордостью, недопускающею, чтобы кто-либо правильнее их мог говорить о том, что они утверждают. Вот таковы были и современные Иисусу Христу книжники, фарисеи и первосвященники. О, если бы эти ученые пришли к смиренному убеждению, к которому пришел один древний мудрец, сказавший себе: "я знаю то, что я ничего не знаю". Ибо, что значат все наши познания научные в сравнении с тем, чего мы еще не знаем, чего еще и око не видало и ухо не слыхало и на сердце человеку не приходило? Ничто. И то, что мы узнали своим умом, есть далеко не существенное для нас знание, и мы наичаще не обладаем существеннейшим из знаний, обладая, так сказать, осколками знаний и то кажущихся таковыми; и что узнали, то узнали при свете христианской веры, расширившей кругозор всех человеческих знаний. Но вот еще есть какая слепота, кроме слепоты гордой учености: это нелюбовь и ненависть к ближнему. Святой апостол Иоанн Богослов говорит: кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза [36].

Эта слепота бывает во всяком звании и сословии людей. Тоже ужасная слепота! Человек ненавидит подобного ceбе, свою природу, своего брата, своего сочлена, согражданина, члена Христова и Церкви, подверженного, как и сам он, немощи и грехам. Братия мои! Надобно один грех ненавидеть, а брата своего, соестественного своего, сочлена своего и Христова, должно любить и его беречь, как себя, с ним делиться благами земли, которые от благого Бога даны всем, а не нам одним; словом, – носить тяготы друг друга, ибо таким образом исполнится закон Христов [37].

Христе, Свете истинный, просвети нас всех светом разума святого Евангелия Твоего и на лежащую мглу наших разумов и сердец разжени, верою молим Тя. Аминь.

Покаявшийся Закхей

Слово в неделю тридцать вторую по пятидесятнице

Нынешнее Евангелие, братья возлюбленные, учит нас примером начальника мытарей Закхея доброй науке подавать милостыню нищим, каяться делом, а не словом только, и удовлетворять ближних за обиды, нами им сделанные [38]. Оно учит всех и богатых и небогатых науке деятельного покаяния, науке щедрою и посильною милостынею бедным и воздаянием обиженным приобретать великую и богатую милость и благоволение Господа и вечное спасение души. Закхей был мытарь, откупщик или сборщик податей со своих сограждан; а податные откупщики часто собирали подати не без греха, – и не без большого греха, – выжимали так, сказать, подати с народа, нередко всякими притеснениями и неправдами, только бы взять вдвое, втрое больше того, что сами платили римским чиновникам, назначавшимися из Рима для сбора, – и сколько возможно обогатиться на счет народной нужды. И Закхей, по этой причине, был очень богат и был нелюбим народом, который и прозвал его грешником. Но грешник этот – дивен Ты, Господи, во всех! – с пришествием Господа в Иерихон и в дом неправды, очнулся, познал безобразиe и гибельность сребролюбия, наживы, неправды с жестокосердием, и искренно покаялся Господу во всех неправдах своих и сделался праведником. Господи! – сказал он – половину имения моего я отдам нищим, и если кого чем обидел, воздам вчетверо. О, блаженный глас кающегося мытаря, почувствовавшего все блаженство свое от посещения его дома первою Благостию и Источником блаженства разумных тварей! Как переродился вдруг мытарь! Тот, который перед сим знал только искусство наживать и богатеть, – теперь вдруг узнал добрую науку подавать и раздавать и тщательно разматывать тот клубок, который прежде усердно наматывал. Да послужит это примером нам с вами, братия и сестры! Много и ныне, братия мои, между нами русскими, хотя не именно между нами, – есть мытарей жестоких, льстящихся на легкую наживу и неправедное обогащение, только крайне жаль, не подобных Евангельскому мытарю. Закхей, что неправедно нажил, все то и роздал нищим, коих видно было не мало и в то время, не только в наше, и кого обидел, тому вчетверо возвратил, а наши мытари, скоро наживающие гораздо более Закхея, обогащаются только сами и не думают неправедно нажитое раздавать бедным, или даже – какая дерзость и гордыня – смеются над теми, которые подают или раздают бедным, по их мнению, не заслуживающим куска хлеба; – видите ли, – все тунеядцы да пьяницы эти нищие, все будто бы до одного; оно правда – легче всех осуждать, – разбирать ведь долго – отличать настоящего нищего от ненастоящего. Положим, что и между нищими не без греха, все люди грешны, и между ними есть действительные пьяницы и тунеядцы. Но скажу я слово этим строгим судьям – не мое, а Господне, что они скажут на него? Каким судом судите, таким будут судить вас, и какою мерою мерите, будут мерить вам [39]. Вы чисты и праведны пред Богом, столь строго судящие меньшую братию? А вы – сказал бы я им – вечные добросовестные труженники, воздержники, целомудренны, нерастленны до глубины сердца, нестяжательны, – ваше богатство нажито праведными трудами, совесть вас не обличает во лжах, неправдах, во взятках, в праздности, в праздной, питающей корысть игре, в зависти, тщеславии, соперничестве, во взаимной вражде и неприязни, пиршествах, во всякой роскоши и пр.? И вы смеете поднимать бровь и осуждать меньшую братию на голодовку и едва не на голодную смерть? Да разве у бедных железная, из стали слита природа, а неподобострастная и слабая, как и у всех нас, что им не позволительно ни пить, ни есть, ни обогреться в теплом углу после коченения на морозе в течение нескольких часов? Нет, наши мытари жестоки, хотя и в христианской, небесной, любвеобильной вере и родились и воспитались, и живут и пользуются ее неисчислимыми благами. Да впрочем пользуются ли? Евангельский мытарь сияет светлой звездой деятельного покаяния и милосердия: ему должны подражать мы.

Да умягчит всеблагий и всемогущий Господь сердца наши и сердца всех имущественных и зажиточных людей. В обыкновение вошло только бранить нищих, презирать их, называть тунеядцами, а дать им работу и дело никто не потрудится или дать одежду, чтобы можно было работать на морозе, никто не хочет. Да разве бранью и презрением можно помочь горю? Придите к этим нищим с деятельною помощью: оденьте их, накормите, дайте им дело – и увидите, что они с радостью будут работать. Или – без дальних хлопот – дайте мaтериальную помощь приходскому попечительству на устройство Дома Трудолюбия, чтобы оно могло построить его и учредить в нем постоянные работы, чтобы не даром ели хлеб наши и ваши тунеядцы, да позаботьтесь все давать им посильные работы, – и не будет тунеядцев. Все они, между прочим, плод и нашего жестокосердия, невнимания, нашей гордыни и самоугодия, – не они только виноваты в своей праздности, а и общество. Скажите: что бы вы стали делать, попавши в их среду, ставши на их место? Избави Бог всякого от их участи, и да благодарят Бога счастливцы мира сего за то, что они, при всем множестве грехов своих вольных и невольных, живут в довольстве, роскоши, что все блага льются им рекой, – да каются они в своей суетной жизни, в своих играх и забавах; но пусть не забывают, что когда им очень тепло и светло и сытно и весело, – многим, многим очень и холодно и голодно и крайне невесело. Аминь.

Сретение Господне

Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром (Лк.2:29)

Когда воплощенному Слову Божию, имже вся быша, пришло время явиться на земле, тогда Провидением Божиим уготованы были некоторые избранные из человеков – встретить Его чудесное, всеспасительное явление, и возвестить его миру, – и во-первых вифлеемские пастыри бессловесных стад, осведомленные о том от Ангелов небесных, засвидетельствовавших громко Божество и человечество рождшегося Христа; потом – исполненный Духа Святого старец священный Симеон, которому было обещано от Бога, что он не умрет до тех пор, пока не увидит Христа Господня. Это сретение Симеоном и празднует ежегодно св. Православная Церковь, а встречную песнь его Спасителю мира повторяет ежедневно за вечерним Богослужением. Ее вы все знаете, – она начинается словами: ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видесте очи мои спасение Твое.

Праведный старец благословил Богомладенца и Матерь Его, и сказал Ей: се, лежит Сей на падение и на восстание многим во Израили, и в знамение пререкаемо: и Тебе же Самой душу пройдет оружие: яко да открыются от многих сердец помышления [40]. Вот какое событие ежегодно воспоминает и празднует Церковь святая в назидание и спасение наше.

Чему учит нас праздник Сретения Господня? – Прежде всего той истине, что Бог верен во всех словах и обещаниях своих. Он обещал еще Адаму и Еве, всеродно падшим в раю прародителям нашим, что Он пошлет на землю Спасителя им и всему роду человеческому, именно благословенное Семя Жены, которое сотрет главу змия человекоубийцы, что и исполнилось, исполняется ежедневно и будет исполняться до самого скончания мира, доколе будут рождаться и жить на земле люди верные и верующие в Бога и Христа Его, ибо через них Он, Христос, попирает и стирает главу змия. Таковы были патриархи, праотцы, пророки, апостолы, святители, мученики, преподобные и праведные и все святые, – таковые есть и ныне между правоверными, побеждающие древнего змия, обольщающего всю вселенную [41].

Во-вторых праздник Сретения научает нас тому, что Господь Сам идет навстречу только к делающим правду, или алчущим и жаждущим правды, – как старец Симеон, потому что Он пришел на землю для того, чтобы исполнить всякую правду [42] Божию и нас научить творить правду и избавить нас от всякой неправды, от всякого беззакония и даровать нам покаяние с плодами спасительными.

Господь подался и почил на руках праведного Симеона, а на руки грешного человека Он не подался бы и не возмог на них носиться: ибо какое общение правды с беззаконием, света со тьмою, – Христа с велиаром [43]? Так и ныне Христос не может обитать в сердце и в теле, повинном греху и страстям, и если хотим иметь в сердцах своих Христа, мы должны покаяться и возненавидеть грех, возлюбив правду и добродетель.

Торжественных сретений или встреч Христа Бога, кроме Симеоновой, было еще несколько, при жизни Христа на земле. Так Его встретили волхвы, восточные мудрецы с дарами – златом, ливаном и смирною; встретил и провозвестил Его громогласно при Иордане реке Иоанн Предтеча, крестивший безгрешного Владыку твари, освятившего для нас крещением Своим воды, – Его встретил торжественно при входе в Иерусалим с ваиями и ветвями древесными народ еврейский, при пении: благословен грядый во имя Господне [44]. Встречаем Его ежедневно во время литургии и мы, когда в конце ее появляются в открытых царских дверях Св. Тайны Тела и Крови Христовой, и хор поет: благословен грядый во имя Господне, Бог Господь и явися нам.

Кроме того, бывают ежедневно у верующих и благочестиво живущих христиан внутренние тайные сретения, т. е. встречи Господа в душах во время молитвы, тайной или явной, при усердном покаянии, когда к кающейся душе приходит Христос тайно и утешает ее, отечески объемлет ее, примиряется с нею, вселяется в нее, особенно при искреннем причащении Святых Христовых Таин Тела и Крови Его. Но бывает и жалкая, плачевная разлука человека со Христом, когда душа христианская впадает в вольные или невольные грехи, например, в скверные, неверные, лукавые, хульные помыслы, или в гордость, самолюбие, неверие истине Евангельской, когда в неверии отвергает Бога и совсем отступает от Него, хулит Его, как сталось это с богохульником графом Толстым и многочисленными последователями его, Толстого. На них сбылось пророчество Симеона Богоприимца, изрекшего Пресвятой Деве достопамятные слова: се, лежит Сей на падение и на восстание многим во Израили. – Это сказано как о тогдашних книжниках, фарисеях и саддукеях, так и о нынешних ложно ученых, именующихся христианами. Христос для Толстого сделался камнем преткновения.

Далее, всякий раз бывает жалкая, немысленная разлука наша с Богом при падении в разные грехи – блуда, прелюбодейства, злобы, зависти, невоздержания, пьянства, неповиновения, своеволия, буйства, ругательства и сквернословия; корыстолюбия и сребролюбия, и в разные другие грехи; – и если человек умирает во грехах нераскаянно, – он навеки разлучается со Христом и сочетавается с диаволом, коему уподоблялся и окончательно уподобился в жизни, – и наследует одинаковую с ним участь – муку вечную.

Последнее сретение Господа будет во второе и страшное Его пришествие, когда Он придет в страшной славе Своей и Отца небесного со всеми ангельскими силами: и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его, и когда возрыдают предо Ним все племена земные [45].

Апостол Павел к Солунянам писал: "Сам Господь при возвещении при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках, в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем" [46].

Будем же встречать Господа здесь, на земле, доколе живы, в покаянии и добродетели душами чистыми и не скверными, пребывая во взаимной любви и делании всякой правды, чтобы и во второе пришествие Его встретить, в радости и водвориться на веки в царствии Его. Аминь.

Гордость и смиренномудрие

Слово в неделю о мытаре и фарисея

Фарисей же став, сице в себе моляшеся: "Боже, хвалу Тебе воздаю, яко несмь, якоже прочии человецы, хищницы, неправедницы, прелюбодеи, или якоже сей мытарь" (Лк.18:11)

Будучи учителями веры у иудейского народа, фарисеи хвалились знанием закона, и между тем, более всех бесчестили Бога преступлением закона и своим крайним лицемерием. Спаситель прекрасно оценил их, сказавши, что они любят председания на сонмищах и целования на торжищах [47]. Эта несчастная страсть превозношения происходила в них от ложного преувеличения своих достоинств, так как, будучи общественными учителями веры, они знали хорошо закон Моисеев; которого многие из иудеев не знали. Мытари же были сборщиками податей и, по своему званию, прибегали весьма часто к незаконным средствам своих поборов. В Евангелии мы видим изумительный пример смирения и самоотвержения одного мытаря в Закхее, старшине мытарей. Когда Спаситель пришел к нему в дом, Закхей, в глубоком чувстве раскаяния, сказал Господу: се пол имения моею, Господи, дам нищим, и Аще кого чем обидех, возвращу четверицею [48].

Фарисеи и мытари не по имени, а по делам, есть и теперь. Страсть превозношения и самохвальства господствует и ныне в сынах падшего Адама. Побеседуем по призыву матери нашей Церкви о том, как пагубна эта страсть и о побуждениях к смирению. Откуда у нас страсть превозношения и самохвальства? Оттуда же, откуда произошли все грехи наши: от первого прародительского греха. Человек создан был с тем, чтобы он любил Бога, как виновника своего бытия, больше всего, чтобы взирать на Его совершенства и подражать им, свято исполняя Его волю. Но он полюбил больше себя, а не Бога, захотел совершенства Его присвоить себе, пожелал быть сам столь же великим, как Бог, захотел быть самозаконником, подвергся самолюбию и гордости и – пал. Таким образом, гордость есть вражда против Бога и презорство относительно ближних. Может ли Бог с благоволением взирать на тварь, которая надмевается какими-то собственными совершенствами и не находит себе равного в них, как будто у нас есть что-нибудь свое? Как страсть, гордость естественно есть болезнь нашей души, заразившая ее в минуты падения первых людей. Как ложное мнение о своих совершенствах, как противозаконное движение воли, она есть, вместе с тем, плод внутреннего злого духа, который сам павши гордостью и завистью, увлек к падению теми же грехами и человека. Мы знаем, что люди пали не сами собою, а по искушению от диавола. Нужно ли распространяться о том, что гордость или самохвальство, соединенное с унижением других, есть болезнь нашей души? Чтобы увериться в этом, надобно только взглянуть на человека гордого – оком святой веры. Что такое человек в настоящем его положении? Человек падший, разбитый, весь в ранах. Вам кажется преувеличенным это сравнение? Вспомните притчу о Самарянине и человеке, впадшем в разбойники [49]. Кого изображает этот человек, впадший в разбойники, избитый и израненный? Кого, как не нас, измученных страстями, миром и диаволом? Если бы такой человек стал утверждать, что он совершенно здоров и не чувствует никакой боли, что мы сказали бы о нем? Не сказали ли бы мы, что он слишком болен и близок к смерти: потому что в его теле уже нет чувствительности, обнаруживающей в нем присутствие жизненных сил. Это же, непременно это же, мы должны сказать и о человеке гордом.

Гордость, далее, есть плод внушений злого духа. Трудно ли в этом убедится? Гордость есть ложное, преувеличенное мнениe о своих совершенствах, истинных или мнимых, соединенное с обидным унижением других. Ложное мнение; – а откуда в мире ложь? Бог есть истина. Священное Писание указывает нам один источник, одного отца лжи: вы отца вашего диавола есте, говорит Спаситель иудеям, и похоти отца вашего хощете творити. Он человекоубийца бе искони, и во истине не стоит: яко нестъ истины в нем; егда глаголет лжу, от своих глаголет: яко ложь есть и отец лжи [50]. Он-то нашептывает человеку, занятому самим собою, своими добрыми делами, что он есть совершеннейшее существо, которому все другие должны удивляться, что многие люди – презренные твари, которые напрасно живут на свете. Но как это ложно, посудите сами. Есть ли на самом деле этот наглый самохвал совершеннейшее существо, и таков ли, в самом деле, осуждаемый им, ближний его? Может быть, в то самое время, как его осудили, он покаялся, прослезился о своих грехах пред испытующим сердца [51] всех Богом, и – получил прощение. Между тем как совершенства превозносящегося собою подозрительны уже по тому самому, что он провозглашает трубить о них. Истинное совершенство, истинная добродетель скромна: она любит скрываться в тайне и никак не дерзает приписывать сама себе своих совершенств, тем более унижать других. Ты говоришь о себе, что ты добр, милосерд ко всем, усерден к вере и святой Церкви, изнуряешь постом плоть свою. Прекрасно. Но кто провозгласил тебя добрым, милосердным, усердным к Церкви и ее святым уставам? Бог? Ангел? Или ты сам оценил свою добродетель? А как мы можем оценить свои дела? Как станем взвешивать их? Какую меру примем при этом? Знаем ли хорошо свое сердце нечистое, которое всегда или, по крайней мере, большею частью принимает большое участие при совершении добрых дел? Не входят ли в наши добродетели расчеты самолюбия или другие неблаговидные побуждения? Как иногда легко укрывается от нашего собственного сознания недоброе побуждение, которое было причиною нашего доброго дела. Яд греха глубоко проникает в нашу душу, и он, незаметно для нас самих, отравляет едва не все наши добродетели. Истинное совершенство, истинная добродетель скромна: она любит скрываться в тайне и никак не дерзает приписывать сама себе своих совершенств, тем более унижать других. Не возноситься должны мы пред другими, а смиряться. И сколько побуждений к смирению для каждого из нас! Человек ничего своего не имеет: все у него Божие – и душа, и тело, и все что у него есть, кроме греха. Всякое доброе дело также от Бога. Чем же он может похвалиться? Что же имаши, человек, егоже неси приял? Аще же и приял еси, что хвалишися яко но прием [52]? Если же он хвалится своими добродетелями, то он святотатно присвояет себе славу, принадлежащую единому Богу. Далее, всякий человек находится более или менее в состоянии греховного расслабления, и, по крайней мере, весьма многие – в состоянии греховной нечувствительности. Как нестерпима в них эта болезненная, ложная уверенность, что они совершенно здоровы и не имеют надобности во враче. Какое побуждение и в этом к тому, чтобы не ценить высоко своих добрых дел, которые, может быть, суть не что иное, как бред нашей души. Небесный, всеведущей Судия Сам на Себя принял и оценить наши дела и воздать за них каждому в свое время. Как же поэтому необходимо каждое доброе дело наше совершать в очах Божиих и предоставлять суд об нем Ему одному, не дерзая касаться до него собственным погрешительным судом. Но надобно заметить, что добрых дел у нас весьма мало, несравненно больше худых. Новое и сильнейшее побуждение к смирению. Я грешен, а Бог правосуден: как не иметь в мыслях своих суда Божия, который, может быть, готов совершиться над нами в нынешний же день, и не забыть, может быть, самых ничтожных добрых дел, которые в сравнении со множеством грехов не значат ничего: потому что мы непременно грешим каждый день, каждый час и словом и делом, и мыслию и чувствами. О! дай нам, Боже, постоянно иметь пред глазами нашу всецелую зависимость от Тебя, нашу немощь, нашу греховность, чтобы постоянно смиряться пред Тобою и пред нашими ближними.

Братия и сестры! Вам, без всякого сомнения, не может не нравиться представленный в нынешнем Евангелии пример смиренномудрия мытаря, так как он изображает нас грешных, кающихся; а мы легко узнаем и любим свой образ, начертываемый нам в священном Писании; не может не нравиться особенно потому, что вы видели, как он помилован был Богом за свое смирение, и хотя был великий грешник, потому что мытари, вообще, жили притеснениями и мздоимством, но сниде в дом свой оправдан [53]. Постараемся же подражать этому примеру смиренномудрия. Никто, конечно, не станет говорить, что он не грешный человек, которому не зачем, подобно мытарю, сокрушаться о своих грехах, ударять себя в перси и смиренно просить прощения: Боже, милостив буди мне грешнику [54].

Bce мы, все грешны и нуждаемся в милосердии Божием. Если бы не ходатайствовала за нас кровь Агнца Божия, вземлющего грехи мира: то каждый день и час над нами гремели бы удары небесного правосудия; мы ежедневно бедствовали и умирали бы душою своею грешною, и ни мира, ни радости не вкушать бы нам во веки. Но за нас ходатайствует Сын Божий; и наши грехи не вопиют так сильно об отмщении нам, ради заслуг Его Бог прощает нам их, только бы мы сознавали их caми и раскаивались в них. Да, Бог прощает нам наши грехи. Следует только поскорбеть об них, попросить от всего сердца прощения у Господа Иисуса, и Он благодатию и щедротами Своего человеколюбия простит нам через Своего служителя все грехи, тяготящие нашу совесть. Подражая в смиренномудрии мытарю, станем всячески удаляться самопревозношения фарисейского.

Какими неприятными чертами изображен упоминаемый в Евангелии фарисей, услаждавшийся видом своих добродетелей. Я, говорит такой и такой, не так как другие люди или как этот мытарь. Благодарю Тебя, говорит, за это. Хорошо ты делаешь, что благодаришь Бога за добрые дела: они не от нас, а от Бога; но зачем хвалишься, превозносишься ими пред лицом Самого Бога, как будто Он не знает достоинства их? Зачем унижаешь своего собрата? Разве ты не тот же осужденный и грешный человек, как и мытарь; разве добродетели твои сделали тебя вдруг чистым и безгрешным ангелом? Разве ты сам своими силами исполнил их? Как это вдруг забыл ты о своих слабостях и видишь одни совершенства и немало не думаешь о необходимом для тебя смирении! Зачем ты думаешь, что ты отличный, добродетельный человек? Почему бы тебе, и при своих добродетелях, не думать, что ты сделал только должное и остаешься тем же рабом неключимым, по заповеди Спасителя: егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом [55].

Господи! без Тебя мы не можем творити ничесоже [56]. Дай Ты нам это смиренномудрие мытаря и изгони из нас всякий помысел гордости фарисейской. Да памятуем мы всегда, что мы все Твои совсем, что мы имеем и что видим вокруг себя, и нам нечем, совершенно нечем похвалиться. Аминь.

Воротитесь

Слово в неделю о блудном сыне

И шед прилепися единому от житель тоя страны;и посла его на села своя пасти свиния. И желаше насытити чрево свое от рожец, яже ядяху свиния; и никтоже даяше ему (Лк.15:15–16)

Вот до чего дошел, наконец, младший блудный сын, упоминаемый в Евангельской притче, не захотевший, по непонятному своенравию, оставаться в доме отца своего, у которого, как он сам потом сознался, даже наемником избывают хлебы [57]. Вместо родного, истинно дружеского сообщества со старшим, умным и благонравным братом своим, теперь он прилепляется к одному бесчеловечному жителю той несчастной стороны, в которую удалился от отца своего и в которой расточил имение свое, живя блудно. Жестокий житель посылает его на села своя пасти свиния. Вместо совершенного довольства и изобилия, какое находил прежде в отеческом доме, он вдруг теперь терпит крайнюю и позорную бедность – плод распутной жизни, так что желает насытить чрево свое от рожец, или желудей, яже ядяху свиния. Так бедственно было, братия, для блудного сына удаление из дома родительского, с доставшимся по разделу имением, на страну далеку и чуждую!

Нужно ли говорить, что упоминаемый в святом Евангелии блудный сын изображает нас грешных? Точно, наши способности: ум, воля и сердце, наше тело с его здоровьем, с его премудрым, прекрасным устройством; наши звания, в какие кто призван, наше богатство, все наше благосостояние, даже клочок земли, на котором мы живем – все это – доставшееся нам по разделу имение Отца небесного, Который единственно по Своей благости, незаслуженно с нашей стороны, выделил каждому из нас часть благ из Своей богатой сокровищницы и дал нам волю идти на все четыре стороны. Редко кто из нас остается со своим имением под отеческою кровлею; многие, взявши свою часть, как бы уходят от всеблагого Отца на сторону далече – в мир грешный и живут там распутно в плену страстей, пока наконец жестокость и явная гибельность их не убедят их вернуться к Отцу своему. Да, наши страсти, наши грехи сущие тираны для нас. Побеседуем об этом. Господь Бог наш есть существо совершеннейшее, так что до полного представления Его совершенств мысль наша и возвыситься никогда не может. Так как Он всесовершен, то по тому самому Он вседоволен и всеблажен. Всесовершенный и вечноблаженный Бог создал и нас не с тем, чтобы нас кто-нибудь мучил и тиранил, а с тем, чтобы нам было вечно хорошо, чтобы мы вечно блаженствовали; но, как блаженствовать может только тот, кто старается быть совершенным и святым, подобно Богу, то Творец и одарил нас свободною волею и заповедал нам быть святыми, как Он свят: святи будите, яко Аз свят есмь, Господь Бог ваш [58]. Старайся подражать Ему в святости своим умом, волею и чувством; познавай Его совершенства, люби Его и в Нем всех людей, делай дела Божии: и ты будешь блажен. Если не будешь стараться знать Его, любить Его и делать то, что Он заповедал, ты будешь несчастным грешником, всегдашним пленником, мучеником страстей; потому что блаженство в Боге и от Бога; вне Его не может быть блаженства: там только тираническое владычество страстей. Что, кажется, за труд человеку знать и любить Бога от всей души и от всего сердца своего! Пусть бы душа его была от Бога какое-нибудь чуждое творение, а то она – Его творение, дыхание уст Его, образ Его; как же не любить ей своего Творца, своего Благодетеля присного и вечного всецело, нераздельно! Наше тело – дело Его премудрого ума, Его зиждительных рук, наше звание, богатство, все, что у нас есть, кроме греха, – Его собственность; как не знать и не любить от всей души такого Благодетеля, Который дает нам живот и дыхание и вся; Которым мы живем, движемся и существуем [59]! Как не любить вместе с Ним, как собратов, как чад одного и того же Отца, ближних наших! Надобно бы, кажется, по справедливости удивляться, как мы знаем и любим что-нибудь другое, кроме Его! Как мы можем удаляться от Него – Источника живота и блаженства, как можем враждовать противу закона и уставов Его, делать что-нибудь неугодное Ему! Однако же мы любим многое другое, кроме Его, делаем не то, что Ему угодно и удаляемся от Него. За то посмотрите, что с нами делается, на кого мы иногда походим.

Вот дерзкий вольнодумец, который говорит не в сердце, а уже вслух провозглашает: несть Бог [60] или: несть Богочеловек Искупитель; нет Церкви и даров небесных, преподаваемых в таинствах для нашей духовной жизни, совершенства и спасения! Что же? Ты отвергнул все духовное, священное и небесное? Так ты плоть, земля, в тебе нет души, тебе не знать неба, ад твой вечный удел. Где твоя душа, скажи мне? Всякая душа от Бога и знает Его, стремится к Нему, а для твоей души нет Бога, она не знает Его; легче же поверить, что нет твоей души, чем Бога, Творца всего существующего. О, я вижу, как жалко в тебе то, что ты называешь своею душою. В недоведомой дали от Отца духов и всякой плоти, она томится, бедная, в области плоти, мрака и погибели неотразимою тоскою по какой-то потере, по чем-то родном; какую пустоту и мрак чувствует она в себе, каким безотрадным находит она свое положение! Быть духом, иметь духовные потребности и стремления и не находить им удовлетворения – какое мучение ее души! Видеть, как другие прибегают в храмы Божии с усердными молитвами к Богу, как получают оттуда дары небесной благодати, и в то же время чувствовать в себе борьбу гордого разума, непокоряющегося святой истине – с природными стремлениями своей души: – как это убийственно для души. Воротись домой, блудный сын: куда ты зашел? Зачем ты расточаешь имение Отца твоего небесного вдали от Него, живя блудно? Твой ум – не твой: он – дар Божий; зачем ты употребляешь во зло? Тебя Бог одарил им с тем, чтобы ты познавал Его и старался уподобляться Ему; а между тем ты делаешь из него пагубное средство – подальше уйти от Него, забыть и не знать Его. Воротись к Отцу твоему, несчастный; далеко зашел ты; в этой дали нет ничего, кроме вечной смерти.

Вот честолюбец, для которого земные почести – цель жизни. Вместо того, чтобы стремиться к вечной почести горнего звания о Христе Иисусе, он истощает все усилия добиться, сколь можно больше, чести от людей. Но на пути к своей цели он встречает множество соперников, которые восхищают достоинства, принадлежащие по его мнению ему! Какая досада, как тяжело не получать того, чего так усердно домогаешься и что иногда почитаешь уже своим! Сколько ночей проводит иногда честолюбец в бессоннице! Воротись и ты, разве ты не замечаешь, что идешь на страну далече; все дальше и дальше от Отца твоего небесного. Любовь мира сего, любовь к его почестям и отличиям, вражда на Бога есть [61]. Зачем тебе хочется быть выше других? Разве не знаешь, что слава человеча яко цвет травный: изсше трава, и цвет ее отпаде [62], что нам предоставлена вечная слава на небе со Христом? Тебе дано сердце, в котором, между прочим, горит любовь к доброй славе – не с тем, чтобы ты вечно домогался скоро преходящих почестей, а чтобы ты любил духовное восхождение от славы в славу, отвращаясь всячески греха, как самого сильного препятствия к твоему духовному совершенству. Воротись же в дом Отца своего, брось мелкое честолюбие.

Вот сребролюбец, в руки которого перешло уже множество светлых земляных блесток и который хочет скопить их, как можно больше. Серебро и золото – это его идол. И он удалился от Бога на страну далече: утомительные заботы днем и ночью о приобретении и сбережении своего сокровища преследуют его; он слышит иногда слово Божие, но мысль о богатстве подавляет оное; о Боге, о своей душе, о ее загробной судьбе, ему некогда подумать. Сколько и каких средств не употребляет он иногда для того, чтобы красивой, блестящей земли набрать себе столько, сколько могут вместить его неограниченные желания! Куда тебе, для чего тебе так много серебра и золота? На черный день, для обеспечения твоего семейства? Но в жизни истинного христианина не должно быть черных дней, т. е. дней несчастных, по понятиям мирским, разве уже назвать черными тe дни, когда мы сильно согрешаем и прогневляем всеблагого Владыку нашей жизни. Мы живем в царстве любящего и попечительного Отца нашего, вечного Ходатая Сына Божия и Утешителя Святого Духа – Бога нашего, Троицы единосущной. Какие же черные дни в таком царстве? Для обеспечения семейства? Хорошо. Но для семейства надобно не в пример меньше того, чем сколько ты собрал. И ты хочешь совершенно один обеспечить свое семейство на будущее время! Что же ты Богу не предоставляешь устроить в будущем благо твоих детей, предоставляя их почти исключительно бездушному металлу? А если блестящий металл попадется в руки расточительных и распутных детей, если он испортит их? Тогда тебе двойная беда: от того, что, собравши, не употребил как должно своего богатства, и от того, что погубил своих детей. Воротись и ты в дом Отца своего. Тебе кажется, что ты приращаешь имение, доставшееся тебе от Отца небесного: нет, ты расточаешь его. Приращать имение – значит умножать его посредством употребления, сообразного с намерением Божиим. Как? умножать посредством употребления? Когда употребляешь, тогда не умножаешь, а расточаешь, говоришь ты. В мире это действительно бывает так, а у Бога не так. Но ты не употребляешь его, как должно, следовательно, расточаешь, непременно расточаешь волею или неволею, иногда, может быть, незаметно для себя самого. Воротись же и ты в дом Отца небесного; узнай здесь, что всякое земное богатство есть Его имение, что мы приставники и раздаятели этого имения; убедись, что, уделив по возможности из своего богатства нищим, мы его не расточаем, а приобретаем.

Но вот и раб неги и сладострастия. Сей же что? Думает ли он воротиться к Отцу небесному? Или еще мучения души и телесные страдания у него не достигли своего последнего предела? Но зачем ждать того времени, когда уже и душа совершенно расслабеет от студных дел сладострастия, и тело изнеможет от постоянных, убивающих его напряжений. Забыл ты, любезный собрат, что душа и тело не твои, а Божии: потому что, принадлежа Богу всецело, как дело рук Его, мы, кроме того, искуплены от грехов ценою крови Сына Божия; забыл, что мы должны прославлять Бога в телесех наших и в душах наших, яже суть Божии [63]. Далеко ушел ты от Бога; в церковь редко ты заходишь, стыдно тебе являться со своими нечистотами пред всесвятого Бога. Очистись и воротись к Отцу небесному: худо тебе на стране далекой у жестокого хозяина – твоей позорной страсти. Поди ко Мне, говорит тебе Отец небесный и Сын Его возлюбленный: у Меня хорошо. Приидите ко Мне вcu труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы: иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть [64]. Верно тебе твоя страсть не дает ничего в пищу кроме рожец, яже ядят свиния, твое удовольствие болезненное, мнимое, поди ко Мне: у Меня всего довольно, у Меня и наемником избывают хлебы [65].

А вот жалкая жертва ненасытного чрева: человек, от чрезмерной любви к разгорячающим питиям и вкусным яствам, употребляемых в излишестве, вечно больной и душою и телом. Поди и ты. Отец небесный давно ищет тебя. Он не хочет, чтобы ты погиб безвозвратно, но спасся, истрезвился и стал вместо человека плотского, богопротивного, человеком духовным, богоугодным. Возненавидь служение чреву, полюби златую умеренность, будь духовен и не расточай имения Отца своего небесного, твоих сил душевных и телесных, живя распутно. Посмотри на себя: ты почти только ешь и пьешь, постоянно утопаешь в удовольствиях чувственности; а Отец небесный все терпит тебя на земле Своей; все солнце Свое сияет на тебя; все не отнимает еще у тебя совершенно Своих благ. Как бесплодную смоковницу давно бы тебя надобно было срубить и бросить в огонь; между тем ты все еще стоишь. Воротись: и святая Церковь ждет тебя. Ты давно забыл ее, мать свою. А между тем она болит о тебе, как о чаде своем, заботясь о том, как бы тебя спасти непокорного. Всех Господь призывает ныне голосом Своей святой Церкви в объятия Своей отеческой любви, всех хочет спасти. Вот скоро настанут дни поста и покаяния; все поспешим очиститься от своих грехов и страстей, чтобы стать людьми новыми и духовными. Почти все мы живем блудно – в стране далекой – на земле грешной, забывая вовсе о вожделенном и истинном нашем отечестве на небе. О, вера святая! Приди на помощь нам заблудшим, скажи, что несомненно есть для нас другая жизнь по ту сторону гроба, жизнь бесконечная, блаженная или мучительная – смотря по тому, кто как живет здесь; так ли, как верный сын Отца небесного – в постоянном общении с Богом, в чистоте, святости и любви, или как блудный сын вдали от Бога, в похотях и нечистоте? Скажи, что плоть и кровь царствия Божия наследити не могут [66]. Братие, помышляйте себе мертвых убо быти греху, живых же Богови, о Христе Иucycе Господе нашем. Да не царствует убо грех во мертвенном вашем теле, во еже послушати его в похотех его; ниже представляете уды ваша оружия неправды греху, но представляйте себе Богови яко от мертвых живых, и уды ваша оружия правды Богови. Грех бо вами да не обладает; несте бо под законом, но под благодатию. Не весте ли, яко емуже представляете себе рабы в послушание, раби есте, егоже послушаете, или греха в смерть, или послушания в правду [67]. Отложим убо дела темная, и облечемся во оружие света. Яко во дни, благообразно да ходим, не козлогласовании и пьянствы, не любодеянии и студодеянии, не рвением и завистию но облецытеся Господем нашим Иисусом Христом, и плоти угодия не творите в похоти [68]. Аминь.

Последний суд

Слово в неделю о страшном суде

Ему же лопата в руце Его, и отребит гумно Свое, и соберет пшеницу Свою в житницу, плевы же сожжет огнем негасающим (Мф.3:12)

В нынешний воскресный день Церковь с величайшим благоговением и умилением воспоминает имеющий быть в конце мира страшный суд Христов. Картина этого суда приводила и приводит в трепет не только искренних христиан и святых, добре подвиг жития совершивших, но и всех Ангелов, свидетелей нашей жизни. Откроется пред взорами всех несравненное, страшное величие Самого Творца и Господа Спасителя рода человеческого, пред Которым солнце, как тьма, – и невиданные никогда величие и слава Ангелов небесных, которые подвигнутся со Своим Господом на всемирный суд; все человечество явится нагим и открытым и пред собою и пред взорами всех; каждый увидит себя таким, каким он был и есть; и каждый предстанет с написанною книгой своей совести, в которой ни одна йота не утаится. Все помышления, слова и дела обличатся, как ясный день; прекословию или оправданию не будет места. Произнесется последний приговор Праведного Судии на всю вечность – для одних всерадостный, для других страшный и повергающий в безотрадное отчаяние. Суд этот, в ясных словах упомянутый во многих местах Ветхого и Нового Завета, особенно Нового по неложным словам Самого Господа, пророков, Предтечи и Апостолов, требуется и по законам самого разума человеческого, которому врождена способность все обсуждать, взвешивать, оценивать обо всем произносить суждение; требуется нашею совестью, которой дана тонкая, врожденная способность различать добро и зло и побуждение – следовать всему доброму, истинному, честному, высокому, святому – и удаляться злого, лживого, бесчестного, низкого, греховного. Страшный суд есть последнее, окончательное, грозное проявление с одной стороны – правды и милости к праведным и покаявшимся, а с другой – праведного, страшного нестерпимого гнева Божия к неверным и нераскаянным грешникам, во зло употребившим все дары Его благости и милости, все долготерпение Его. О страшном последнем Суде над нечестивыми пророчествовал и седьмой от Адама Енох говоря: се приидет Господь во тмах святых Ангел своих, сотворити суд о всех, и изобличити всех нечестивых о всех делех нечестия их, ими же нечествоваша, и о всех жестоких словесех их, яжеглаголаша нань грешницы нечестивии [69]. Святой пророк и царь Давид во многих псалмах пророчествует о последнем суде Божием праведном: яко грядет судити земли: судити вселенней в правду, и людем истинною Своею [70]. Христианские народы будут судимы по Евангелию, насколько они были верны и послушны или неверны и непослушны ему, а неверные и язычники – по закону совести. Елицы бо беззаконно согрешиша, беззаконно и погибнут: и елицы в законе согрешиша, законом суд приимут [71]. Христиане и особенно православные, получившие все средства благодати ко спасению и пренебрегшие ими, будут подвержены особенно страшному наказанию, большему чем другие, не принадлежащие к православной вере и Церкви. Яко время начати суд от дому Божия, – говорит Апостол, – аще же прежде от вас, кая кончина противящимся Божию Евангелию? И Аще праведник едва спасется, нечестивый и грешный где явится [72]? Если с зеленеющим деревом(Иисусом Христом) так ужасно поступила правда Божия, правда Отца небесного, то с сухим, что будет [73]?

Особенно строго поступит правда Божия с ересеначальниками, раскольниками, сектантами, искажающими Евангелие и учащими вопреки Христу: Аще мы, или Ангел с небесе благовестит есть паче, еже благовестихом вам, анафема да будет [74]. Вера христианская требует от нас покорности своему учению, дел покаяния, обновления, одеяния брачного, чистоты и святости, без коих никто не узрит Господа [75]; требует Духа Христова, духа кротости, смирения, простоты, беззлобия, нестяжательности, милосердия.

Множество христиан живет по язычески, и хуже язычников: таковы пьяницы, прелюбодеи, лихоимцы, богачи, собирающие только себе, а не в Бога богатеющие; гордые презрители ближних, одержимые завистью, духом непокорности, своеволия, которые кажутся мудрыми себе и пред собою разумными [76]. Все таковые если не раскаются и не исправятся, осуждены будут в муку вечную. Таким образом Суд страшный будет окончательным проявлением правды и милости Божией к верным и благопокорным и – проявлением страшного гнева Божия к неверным и противникам Божиим и поругателям Его праведных судов: или о богатстве благости Его и кротости и долготерпении нерадиши, не ведый, яко благость Божия на покаяние тя ведет: По жестокости же твоей и непокаянному сердцу, собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведного суда Божия [77].

Поспешим же, братия и сестры, на покаяние и будем тщательно готовиться ко дню страшного суда Божия, суда окончательного, решающего судьбу нашу на всю вечность. Аминь.

В предверии поста

Слово в неделю сыропустную

Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустить и вам Отец ваш небесный (Мф.6:14).

Нынешнее воскресенье называется в православном народе русском прощеным воскресеньем от доброго и благочестивого обычая прощаться друг с другом, т. е. просить прощения друг у друга перед великим постом и говением. А обычай этот вошел в силу от повеления Спасителя, заповедующего нам в нынешнем Евангелии прощать согрешения друг другу, если желаем, чтобы и нам простил грехи Отец небесный, Которого мы без числа огорчаем и прогневляем всякий день и час.

Поелику с завтрашнего дня наступает великий пост, и мы все, по христианскому обычаю, собираемся сбросить с себя тяжкое бремя грехов, и так как это свержение с себя греховного бремени требует некоторого самоотвержения с нашей стороны и некоторого благоискусства, то Господь и научает нас, что именно требуется от нас самих, чтобы грехи наши нам были прощены все, без остатка, – или чем мы должны поступиться со своей стороны, так как Господь Бог, со Своей стороны, всегда готов миловать и спасать кающихся грешников; именно, – Он говорит, – что от нас требуется простота и непамятозлобие, безгневие, забвение обид, дружелюбие, любовь ко врагам. Спасение твое в твоих руках, в твоей власти, человек. Будешь прощать другим обиды, погрешности, докуки, попрошайство; и тебе прощены будут твои грехи, и ты со своими докуками и частыми прошениями у Бога, не отойдешь никогда от Него тощ и будешь сподобляться от Него великих и богатых милостей. Ты простишь немногие грехи ближнему, сравнительно с твоими грехами пред Богом, а тебе Бог простит бесчисленные прегрешения; ты простишь сто динариев, а тебе Господь простит тьму талантов. Но какое злопамятство часто обладает людьми! Тогда как Господь требует от нас немногого – прощения и забвения обид ближних, – которые, как капли в море, в сравнении с нашими грехами пред Богом, и требует для нашей же пользы и желая нас же приучить к кротости, незлобию, терпению, смиренномудрию, братолюбию, снисходительности, миролюбию, – мы выходим из себя, предъявляем свои права, нарушенные ближними, возжигаем в себе и ближнем пламя вражды, и таким образом безумно и дерзко отталкиваем от себя спасающую нас десницу Божию, – прилагаем грехи ко грехам, – и сами стремглав бросаемся в погибель. Великое благо, великая добродетель – незлобие пред Богом и людьми: оно покрывает множество грехов. В Ветхом Завете 6ыли особенно возлюблены и прославлены Богом за эту добродетель: Авель, Авраам, Исаак, Иаков, Моисей, Давид богоотец, царь и пророк, и многие другие; а в Новом Завете бесчисленные праведники, подражавшие кроткому и смиренному Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу, глаголющему в Евангелии всем нам: научитеся от Менеяко кроток есмь и смирен сердцем: и обряще покой душам вашим [78]. Итак, не будем слушаться диавола, научающего нас питать зло на ближнего, а будем в простоте сердца прощать обиды, причиняемые ближними, тоже по наущению врага. Никто да не мыслит зла друг на друга; никто да не увлекается злой подозрительностью касательно ближнего, ибо это прелесть врага нашего спасения, всемерно усиливающегося разрушить в нас союз любви и братства и насадить демонскую вражду и неприязнь; заповедь новую даю вам, да любите друг друга [79] и слова апостола Павла: любяй бо друга, закон исполни. Итак, исполнение закона любы есть [80].

Далее Господь научает нас нелицемерному посту и говорит, чтобы мы вступали на поприще поста не с унылыми, а с бодрыми лицами, как истинные и верные воины Христовы, вступающие на борьбу с грехом и многострастною плотью своею, при помощи и содействии всемощной благодати Христовой, и перед лицом Отца небесного, у Которого готова награда всем, истинно подвизающимся против прелести греховной. Помажь голову твою, – говорит Спаситель, – и лице твое умой; помажь голову, т. е. елеем милостыни умасти душу твою, и елеем чистоты лице души умой, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

Далее, Господь научает нас отрешать свои сердца от земных сокровищ и от земных пристрастий и побуждает желать и искать сокровищ небесных, во-первых потому, что души наши – небесного происхождения и бессмертны, а земные блага, как грубые, тленные и переходящие, недостойны нас, сотворенных и искупленных кровию Сына Божия для наслаждения духовными и вечными благами, – а во-вторых потому, что прилепляясь сердцами к земным благам, мы через то и их делаем земными, грубыми, низкими, страстными, и себя – неспособными любить Бога и ближнего, – тогда как в любви состоит главная цель и обязанность нашей жизни. Не собирайте себе сокровищ на земле, где мол и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут: но собирайте себе сокровища на небе, где ни мол, ни ржа не истребляет и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше [81]. Св. Иоанн Златоуст витийствует об этом так: большой для тебя вред, если ты прилепишься к земному, будешь рабом вместо свободного, отпадешь от небесного, не в состоянии будешь помыслить о горнем, а только о деньгах, о процентах, о долгах, о прибытках и гнусных корчемствах. Что может быть бедственнее сего? Такой человек впадает в рабство, тягчайшее рабства всякого раба, и, что всего гибельнее, произвольно отвергает благородство и свободу, свойственные человеку. Сколько ни беседуй с тобою, но ты, имеешь ум пригвожденный к богатству, не можешь услышать ничего полезного и необходимого для тебя... ибо где сокровище твое, там и сердце твое.... Но если положишь сокровище посредством милостыни – на небе, то не только сподобишься за это небесных почестей, но еще и здесь получишь награду, возносясь на небо, помышляя и заботясь о небесном. Ибо очевидно, что ты туда же перенес и ум свой, куда положишь свое сокровище; и напротив, ты будешь испытывать совершенно противное, когда свое сокровище положишь на земле.

Итак, приложим к сердцу учение нашего Спасителя, предложенное нам в нынешнем Евангелии касательно прощения обид, касательно богоугодного поста и отрешения сердца нашего от земных сокровищ, и любви к благам небесным, нетленным. Постараемся, – скажу словами Златоустого, – приготовить самих себя к отшествию отсюда. Ибо хотя день всеобщей кончины еще не настал, но конец каждого, и старца и юноши, уже находится при дверях…

Итак, пока имеем время, предуготовим себе дерзновение пред Богом; запасем елея с изобилием, перенесем все на небо, дабы нам в свое время и когда особенно будем иметь нужду, – всем сим насладится, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Коему слава и держава, и ныне и присно и во веки веков. (Златоуст). Аминь.

О покаянии

Аще кто согрешит, Ходатая имамы ко Отцу, Иисусa Христа праведника: и Той очищение есть о грехах наших (1Ин.1:1)

Сегодня, возлюбленные братия, вы пойдете каяться. Хочу по долгу пастыря внушить вам, что требуется от того, кто приступает к исповеди, – чтобы исповедь его была истинная, богоугодная и душеспасительная. – Именно, от кающегося требуется сокрушение о грехах своих, намерение исправить свою жизнь, вера во Христа и надежда на Его милосердие.

Итак, прежде всего требуется сокрушение о грехах своих. Но этого-то весьма часто мы, духовники, и не видим у своих духовных детей.

Весьма многие приходят на дух с совершенным равнодушием, и, если бы у них не спросить ничего, то они или ничего бы не сказали или сказали только вообще, что де грешен, отец духовный, во всех грехах. И если бы еще это сказали с сердечным сознанием своей вины: – нет, то и горе, что без сознания грехов своих, а так – чтобы скорее кончить с исповедью. Возлюбленные не будем дело крайнего милосердия Божия к нам грешным обращать в повод к гневу Божию. Что мы за бесчувственные – такие! Нам ли не о чем поскорбеть на исповеди! Мало ли у нас грехов: если бы мы и всю жизнь свою стали плакать о грехах своих, – и тогда бы не сделали ничего лишнего, а только должное. Ах! если бы кто из нас сказал, что он не имеет греха, то он обманывал бы себя самого, и в том человеке напрасно кто стал бы искать истины.

Вы не видите своих грехов? молитесь Богу, чтобы Он дал вам видеть их; разве напрасно вы часто за священником говорили в церкви: Господи! даруй ми зрети моя прегрешения! – Постараемся же хотя теперь общими силами увидеть свои грехи, чтобы после на исповеди с сердечным сокрушением признаться в них. И вот первый весьма важный грех наш тот, что мы, будучи великими грешниками, не чувствуем, что мы грешники, заслуживающие не милость, а наказание Божие! Осудим же себя прежде всего в этой бесчувственности и скажем Господу от всей души: вот я, Господи и Владыко живота моего, – грешник бесчувственный, величайший я грешник, a грехов своих не чувствую; должно быть потому, что грехи мои умножились паче числа песка морского, и я весь – во грехах, как больной оспою – в оспе. Каюсь Тебе, Господу Богу моему, от всего сердца в моей бесчувственности, и молю Тебя: Сам даруй мне чувствовать всем сердцем, как я много прогневлял и прогневляю Тебя. – О! эта мнимая, фарисейская праведность наша, сколько она погубила и погубляет людей! И на зло нам она поражает наше сердце именно во время говения, во время самого таинства покаяния и пред таинством святого Причащения.

Но посмотрим дальше – какими грехами согрешали мы Богу больше всего? А вот, если мы люди маловерные, живем на земле не для неба, не для Бога и спасения души своей, а для земли и всего приятного на земле, словом – живем для плоти, для ее удовольствий, а не для бессмертной души своей, не для ее будущей жизни, – разве это не великий грех? Что – забыли мы разве страдания за нас Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Его пречистую кровь, за нас пролитую на кресте, – Его славное воскресение? Разве не для нас, – т. е., чтобы нас возвести на небо, удаленных грехом от неба, было Его сошествие на землю, Его божественное учение, Его чудеса, Его пророчества – например, о будущем страшном суде, о воскресении мертвых в последней день мирa, о блаженстве праведных и вечных муках грешных? – наконец, Его страдания, Его воскресение из мертвых и вознесение на небо? – Итак, если верно, что мы должны жить здесь для будущего века, то разве не грех – не жить для той жизни, а всеми мыслями и всем сердцем жить на земле и для земли? А сколько греха бывает от того, что мы хотим жить только на земле хорошо и не веруем от всего сердца в будущую блаженную жизнь? – Сколько бывает от того злобы, ненависти, сребролюбия, зависти, скупости, обмана? Отсюда все пороки: все плотские похоти, все страсти души. Вот и в этом покаемся, т. е. покаемся, что мы – маловеры, если не неверы, и что для Бога и для спасения души своей, или не живем здесь, или весьма мало живем; также, что мало в сердцах наших надежды, если только не вовсе ее нет – на будущую жизнь. – Еще мы страдаем самым великим грехом неблагодарности к Богу, нелюбви к Нему за Его бесчисленные, неизреченные милости. Это, я думаю, всякий, хотя по временам, сознает за собою. Вот все вы, кто движется на своих ногах, все здоровы телом и душою, почтены разумом от Бога Творца, свободною волею, а чем вы были еще так недавно? – Ничем; а вот Господь всех вас привел от небытия в бытие – и с того времени все вам дарствовал: подарил вам душу с ее способностями, дал вам и постоянно дает пищу – для питания вашего тела, одежды для его одеяния, дал вам уголок на земле Своей, и кров – в жилище ваше; питает вас – бесценною, животворящею пищею Тела и Крови Своей, услажняет и упокоевает ею; веселит вас слышанием слова Его, прощает вам без числа грехи ваши, постоянно хранит вашу жизнь – как мать жизнь младенца; царство Свое будущее дарует нам, и мало ли чего не делает из любви Своей к нам грешным и неблагодарным? Перечислить невозможно. И что же? Как мы отвечаем на любовь Его к нам – любовь, которой нет числа и меры? – Одними беззакониями, одним злонравием, одною неблагодарностью. – Итак, со слезами покаемся в своей неблагодарности пред Богом, в своей нелюбви к Нему, и также со слезами испросим у Него дара любви. О! Блогослови душе моя Господа, и не забывай всех воздаяний Его [82].

От кающегося требуется еще намерение исправить свою жизнь: и на это обратите внимание. Идучи на исповедь, говорите в себе: после исповеди я постараюсь всеми силами исправиться от тех грехов, в которых теперь хочу каяться. Не буду больше обманывать себя; не буду лгать Богу; не буду оскорблять больше таинства покаяния. Помоги, Господи, укрепи душевные силы мои, Господи! Что за польза от такого покаяния, после которого опять без зазрения совести предаются тем же грехам, в коих покаялись? На таких людях исполняется пословица: пес возвращается на свою блевотину, и свинья омывшись, – в лужу свою [83].

Наконец, еще требуется от кающегося вера во Христа и надежда на Его милосердие. Всякий приступающей к исповеди должен веровать, что во время таинства Сам Христос невидимо стоит и принимает его исповедание; что один только Христос может оставлять грехи, так как Он Своими страданиями, честною Своею кровию и Своею смертью исходатайствовал Себе право у Отца небесного прощать нам вcе беззакония, не оскорбляя божественного правосудия, и что Он, по милосердию Своему, всегда готов нам простить всякие грехи, только бы мы с сердечным сокрушением признались в них; только бы было в нас намерение впредь жить лучше, только бы вера в Него была в нашем сердце. Вера твоя спасе тя: иди в мире [84]. Так Он внутренно говорит всякому после разрешения от священника, кто кается как должно.

Будем же каяться все чистосердечно; позаботимся все об исправлении жизни; принесем Богу плоды покаяния. Аминь.

Беседа о причащении святых таин

Тело Христово примите, Источника бессмертного вкусите (Причастен)

Пред вами, христоименитое стадо, в этой чаше божественное Тело и божественная Кровь Господа нашего Иисуса Христа, – и вы приготовились говением и исповедию к принятию сих святых, бессмертных и животворящих Таин. – Чтобы достойно принять оные, требуется от каждого из вас: во-первых детская простосердечная вера, что вы принимаете под видом хлеба и вина самое пречистое тело и самую пречистую кровь Спасителя, – что вы принимаете Самого Спасителя устами в сердце свое, становитесь одна плоть и кровь с Ним, один дух, как сказано: уди есмы тела Его, от плоти Его, и от костей Его [85]; ядый Мою плоть, и пияй Мою кровь, во Мне пребывает, и Аз в нем [86]; и – прилепляяйся же Господеви, един дух есть с Господем [87]; ибо в этой частице тела и крови Христа Бога, которую вы принимаете, обретается весь Иисус Христос, как душа в теле. Требуется от вас во-вторых, совершенное, непоколебимое упование на милосердие Спасителя, что Он, как божественным огнем, попалит и очистит кровию Своею вcе грехи ваши; поэтому всякий из вас, сознавая свое недостоинство принять божественные Тайны, предай себя совершенно милосердию Господа, чтобы Он Сам Своею благодатью сделал вас достойными принятия Своих святых Таин; каждый будь благонадежен; никто не колеблись, не малодушествуй, не унывай, представляя свое окаянство, непотребство; от чаши подается всем милость Владыки и великое прощение и очищение грехов. Только веруйте и уповайте. Требуется в-третьих, великая, горячая, ангельская любовь причастников к Спасителю; на любовь Господа всякий из вас должен отвечать любовью: ибо, скажите, какая любовь Божия к нам грешным открылась в том, что Сам Бог, воплотившись для нас, пострадав умерши и воскресши, дал нам в пищу и питие Свое божественное Тело и Кровь, а через то соединился с нами самым тесным союзом, срастворился и смесился с нами, сделавши нас общниками Своего божественного естества! Какая мать, какой отец любили так когда-либо своих детей, как возлюбил нас Господь? – И для чего Господь соединяется с нами в святых Тайнах? – Для того, чтобы очистить нас от скверны грехов, от скверны, которой нет отвратительнее и убийственнее, – чтобы сообщить нам святость Свою, жизнь Свою божественную, мир, отраду, радость, легкость, сладость, свободу, которых нет ничего дороже, желаннее на свете; – чтобы нас очищенных от грехов, измененных, обновленных взять к Себе на небеса, на вечную жизнь, на вечное блаженство: ибо с грехами, со страстями никто не может быть в раю: ядый Мою плоть, и пияй Мою кровь, имать живот вечный, – говорит Господь, – и Аз воскрешу его в последний день [88].

Итак, имеющие причаститься божественных Таин, воспламените сердца ваши любовью к Спасителю. Душе Святый, Утешителю, Сокровище благих, пролей любовь Твою в сердца наши!

Требуется от вас – в-четвертых изменение сердечное. Доселе многие из вас любили грех, все же – волею и неволею – предавались греху; теперь постарайтесь всемерно возненавидеть его: ибо грех – порождение диавола, противление Богу; постарайтесь все измениться в самой глубине души. Вы имеете вкусить тело и кровь божественного Агнца, кроткого и незлобивого Господа Иисуса Христа: будьте же и сами агнцами кроткими, незлобивыми, терпеливыми, покорными воле Божией, Церкви, воле родителей, начальников старших. Вы примете тело и кровь Спасителя, а Он – весь любовь, и Ему противна вражда и злоба: постараемся же и мы жить во взаимной любви; обиды прощайте, злом за зло не воздавайте, или досаждением за досаждение. Приступаете к Господу, Царю небесному, к небеси всех нас ведущему; – постарайтесь помышлять о горнем; старайтесь приобрести небесные нравы; оставьте пристрастие к земным вещам, которые тленны и порабощают и тлят души; возлюбите горнее отечество; горний град Иерусалим, где Божия Матерь и все святые, и куда все мы должны стремиться; все оставьте нечистоты и страсти греховные; всякий покажи изменение к лучшему, всякий покажи исправление; всякий принеси какой-либо благий плод добрых дел Владыке; всякий сотвори плоды достойные покаяния. Господи! Сам Ты нас измени, Сам обнови!

Наконец, для сохранения нами этого небесного дара – пречистых тела и крови Христoвых – требуется от нас – в-пятых внимание к себе, к своим помыслам, к своему сердцу, ко всем его чувствам и склонностям, обуздание греховных его пожеланий и стремлений, также воздержание в пище и питии; воздержание от празднословия, сквернословия, божбы и всякой лжи; словом: – всякий береги себя от всего, что противно Христу, Спасу душ наших; помните, что через причащение Господь обожает вас, делая вас божественными; божественно и жить старайтесь во всякой святости, правде и истине. Вы чада Божии и Христовы: какое же житие подобает чадам Божиим?

Всех вас да сподобит Господь достойно и благоплодно принять божественные Тайны. Кто ест и пьет божественное Тело и божественную Кровь недостойно, тот ест и пьет осуждение себе [89], говорит св. апостол Павел. Итак, верою и любовью приступим, да причастницы жизни вечные будем. Аминь.

Христиане ли мы?

Слово в неделю православия

Се воистину израильтянин, в немже льсти несть (Ин.1:47)

Господь наш Иисус Христос сказанные сейчас слова изрек об одном израильтянине, жителе города Каны Галилейской, Нафанаиле, когда сей, по совету знакомца своего Филиппа, шел на встречу Иисусу Христу, чтобы удостовериться, Он ли именно обещанный Израилю Мессия. Филипп сказал Нафанаилу: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди, и посмотри. Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот, подлинно израильтянин, в котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? – Иисус сказал ему в ответ: прежде, нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя, т. е. знал все твои помышления, твою веру, твои чаяния Мессии, твое будущее служение. Сердцеведец Господь, как видно, коснулся самой живой струны сердца Нафанаила, самой задушевной его мысли, задушевного желания, чаяния, показав ему воочию Свое божественное всеведение; и вот Нафанаил уловлен в веру Христову. Он восклицает: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев, – и потом делается Его учеником, под именем Варфоломея, значит – одним из двенадцати [90].

Но почему в это воскресенье, называемое неделею Православия, положено Церковью читать это Евангелие, в котором повествуется о беседе Господа с Нафанаилом? – Потому что в словах Господа Нафанаилу показан характер истинного, или православного христианина и характер, вообще, истинной православной Церкви Христовой. Вот, подлинно израильтянин – сказал Господь о Нафанаиле, в котором нет лукавства, т. е. вот человек который право и прямо, твердо мыслит, рассуждает, верует, уповает, говорит и действует, – так как Нафанаил прямо, сразу уверовал в Ииcyca Христа, как Сына Божия, и уже никогда не колебался в вере и уповании, не изменял своих мыслей касательно божественного Лица Его. Не таков ли должен быть и истинный христианин; не таково ли должно быть все богоучрежденное общество христиан православных; не такова ли должна быть, как и есть, православная Церковь? Какая высокая похвала Нафанаилу от Испытующего сердца и утробы в словах: вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства! Какая высокая похвала тому христианину, о котором Господь изрек: вот истинный христианин, в котором нет лукавства, и – той Церкви, о которой Господь изрекает: вот Церковь, в которой нет лукавства, или суетных измышлений человеческих, т. е. которая вся – истинна во всем ее учении, таинствах, Богослужении, управлении, во всем ее устройстве. А таковы именно – все наши святые угодники; такова вся православная Церковь от начала ее и доныне, как свидетельствует беспристрастная история Церкви и Сам Бог различными знамениями и чудесами, содеваемыми в Церкви, Она есть, по апостолу, столп и утверждение истины [91]; есть славная Церковь, не имущая скверны или порока или нечто от таковых [92]. И какими подвигами кровавыми, какою борьбою с врагами истины, какими и сколькими смертями ревнителей чистоты, святости и православия веры и Церкви приобретено нам с вами, братия мои, православие нашей веры, руководительницы нашей к вечному животу! Как за сохранение и целость отечества нашего и в нем нашей веры православной пролиты реки крови нашими предками – русскими воинами и вождями, воевавшими и с язычниками, и с магометанами, и с христианами, чуждыми Церкви православной, – так за сохранение православной веры пролиты реки крови апостольской, пророческой, мученической; много перенесено страданий преподобными отцами и другими поборниками веры.

Но что же мы, чада Церкви православной? Храним ли мы это драгоценнейшее наследие – веру православную, следуем ли ее учению, заповедям, правилам, уставам, советам? Любим ли службу приносить Богу, плод устен исповедающихся имени Его [93]? Обновляемся ли ею, освящаемся ли на всякий день, исправляем ли себя, достигаем ли совершенства, которого достигали святые? Совершенствуемся ли в любви к Богу и ближним; дорожим ли своею верою; считаем ли за величайшую милость Божию за величайшее и первейшее благо жизни – то, что мы имеем счастье принадлежать к Церкви православной, которая есть единая, святая, соборная и апостольская? Что мы ответим на эти вопросы, если хотим отвечать по совести? К стыду нашему мы должны сознаться что у многих, многих из христиан православных не только нет в сердце и в жизни веры православной, а нет даже и на языке и она у них совсем испарилась или же обратилась в совершенное безразличие относительно какой бы то ни было веры: католической, лютеранской, иудейской, магометанской, даже языческой. Слышим от многих, что во всякой вере можно угождать Богу, т. е. будто бы всякая вера угодна Богу, и как будто ложь и истина, правда и неправда для Бога безразличны. Вот до чего дошло у многих незнание своей веры, незнание духа и истории своей Церкви, отчуждение от ее жизни и Богослужения, – до чего затмилось понятие о православии, о неправославии и иноверии! Хроника современных происшествий рассказывает случай, что где-то в России один начальник на испытании учеников назвал нелепою историю о приношении Исаака в жертву. Это тьма, хаос, гибельное невежество! Христианин как член Церкви, должен знать свою веру и стараться жить по вере, спасаться своею верою, – потому что враги спасения нашего не дремлют и ищут нашей погибели на всякий час, – и не бросать свою веру, как какую специальность некоторых только людей, или как ненужную игрушку, свойственную только детскому возрасту, или как достояние яко бы только необразованной черни. Мечтающим таким образом не мешало бы помнить почтенную древность нашей веры, современной началу человеческого рода, и – ее непосредственное происхождение от Бога, и – то, что в этой вере жили и спаслись люди всякого рода, звания, состояния, пола: и цари славные и мудрые философы, и законодатели и величайшие витии, знатные и простые, богатые и бедные, мужской пол и женский, краса и слава человечества. Следует и то сказать к славе веры православной, что ни одна религия, кромe веры православной, не может привести человека к нравственному совершенству, или святости и совершенному угождению Богу, что показывает история Церкви и нетленные, чудотворные останки св. угодников Божиих и дивные подвиги святых православной Церкви, коими они совершенно угодили Богу, быв еще при жизни прозорливцами и чудотворцами. Так и быть должно по здравому смыслу: к совершенству может привести только совершенная вера со всеми божественными силами, со всем духовным всеоружием Божиим против страстной плоти, миpa и диавола. Если же нынe многие и христиане православные живут хуже магометан и язычников, так что глава магометан в Poссии публично во всеуслышание всех недавно в Петербурге провозгласил похвалу своим единоверцам за то; что между ними нет таких нечестивых, как между христианами, посягающих на жизнь царей; – то такая подлинно нечестивая жизнь христиан не должна нимало, конечно, ставится в упрек вере православной, которая непоколебима в своих началах истины и святости; по обетованию Самого Спасителя и по свидетельству истории. Taкие люди хотя вышли от нас, но они не были наши по существу, а только по имени.

Да, братия мои, только вера православная очищает и освящает оскверненное грехом естество человеческое, растлившее обновляет, особенно посредством таинств крещения, покаяния, и причащения; омраченное просвещает; уязвленное грехами врачует; оледеневшее согревает; смердящее страстями делает благоухающим посредством благодати Духа Святого; омертвевшее оживотворяет; отринувшееся от Бога воссоединяет, отчужденное от Него присвояет Ему; расслабевшее укрепляет; обезображенное возображает и украшает; падшее восстановляет; работное делает свободным; враждебное исполняет любовью, как Павла апостола и многих других; богохульное исполняет непрестанным славословием Богу; отчаянное исполняет надеждой; унылое утешает; повинное избавляет от осуждения и наказания в геене; смятенное умиротворяет; изнемогшее укрепляет; утесненное распространяет; неправедное обогащает правдою; лукавое делает простым; злое – благим; развращенное исправляет; алчное творит воздержным; блудное целомудренным; скупое щедрым; безумное умудряет; оземленевшее творит небесным; грубое утончает; плотяное одуховляет; вещелюбивое делает боголюбивым; самолюбивое – самоотверженным и вселюбящим; бесоподобное – богоподобным и – о чудо! – божественным! Вот какие чудеса творит в человеке вера православная! Хотите убедиться в этом? Читайте историю жизни святых, историю Церкви, – и вы воочию увидите все эти чудеса в жизни святых. Вы увидите волков обратившимися в агнцев, блудников и блудниц в праведников и в равноангельных; сребролюбцев – в милостивых, сластолюбцев в воздержников, людей власти и земного величия и роскоши увидите в смиренном одеянии инока. Вот подлинно были истинные христиане; вот ангелы во плоти; на земле – небесные граждане, и вместе – верные слуги отечества земного, как и воспоминаемые сегодня 40 мучеников Севастийских! Вот что может делать наша вера православная с теми людьми, которые искренно ее содержат и следуют ее руководству! – От чего же она в нас не производит такой спасительной перемены? – От нашего маловерия или безверия, от легкомыслия, от испорченности и нераскаянности сердца; от усилившихся в нас и овладевших нами страстей, от удаления от Церкви, от того, что многие нимало не проникаются духом и жизнью Церкви, а многие – только слабо и более формально, неискренно держатся ее. От того же выродились (м.б. возродились) у нас и все современные общественные пороки: убийства, самоубийства, цареубийства, поджоги, похищеие общественного имущества, непомерная роскошь, разврат, мотовство, погоня за всякими чувственными удовольствиями.

Чтобы нам быть настоящими православными христианами, нам прежде всего надобно иметь живое, постоянное общение с православною Церковью, или участие в ее молитвах, учении, таинствах; – прилежно изучать свою веру и проникаться и жить ее духом, руководствоваться ее правилами, заповедями, уставами, главное же – восстановить в себе истинным и глубоким покаянием образ истинного православного христианина по образу древних и новых святых или лучше – по образу Самого Господа нашего Иисуса Христа, глаголющего: образ дах вам, да, якоже Аз сотворих, и вы, творите [94], да речет и о нас Господь, как некогда о Нафанаиле: се воистинну новый израильтянин, в немже льсти несть. Аминь.

Господь и ныне с нами

Беседа во вторую неделю великого поста

Вниде Иисус в Капернаум: и слышано быстъ, яко в дому есть; и абие собрашася мнози, якоже к тому не вмещатися ни при дверях: и глаголаше им слово. И приидоша к Нему носяще расслаблена жилами, носима четырми (Мк.2:1–3)

Если царь земной или сын царский посетит какой-либо город или селение и остановится в каком-либо доме, тогда собираются около того дома огромные толпы народа, потому что всем хочется видеть ясные царские очи, заботливо обращаемые на все обширное царство и на все подвластные народы, всем хочется слышать милостивое царское слово. Столь высок сан царя, столь важно на земле его служение Богу и людям, что всякий чувствует к его особе невольное благоговение; и нередко один вид его приводит в восторг. Но вот было время, когда Сам Царь небесный, Царь всего мира, безначальный Бог, Творец неба и земли, Царь царей земных явился на земле и пожил с человеками, странствуя из града во град, из селенья в селенье. О, какое счастье, какое блаженство было видеть Самого Царя небесного; эти пресветлые, недремлющие очи, презирающие на всю вселенную, этот взор, веселящий Ангелов и страшный для демонов, и слышать из сладчайших уст Его слова, дарующие жизнь, покой, отраду, веселие всякой искренней прямой душe! Вы завидуете этим счастливым людям, которые жили во время пребывания Иисуса Христа на земле. Не завидуйте. Он и ныне с нами неотлучно Своим Божеством, Своею благодатью, Своими животворящими Тайнами, божественным Своим телом и пречистою кровью: мы нисколько не обижены в этом отношении сравнительно с современниками Иисуса Христа; ничего не лишены, даже получили больше их: потому что они не имели блаженства вкушать животворящее Его Тело и Кровь, а мы вкушаем их и обожаемся. Литургия, во время которой совершается это таинство, живописует перед нами всю жизнь Иисуса Христа от колыбели Его и до вознесения на небо; – а святые Тайны являют личное его присутствие, безмерную любовь Господа к Своему разумному созданию; а высокое явление Бога во плоти и образе человека показывает, братья мои, достоинство природы человеческой, сотворенной по образу Божию, но униженной, обезображенной, расслабленной и умерщвленной грехом. Оно удостоверяет нас, что если человек будет жить на земле праведно и свято, то он будет равен Ангелам и будет с ними вечно жить и ликовать бесконечные веки; что у Бога, после Божьей Матери и святых Ангелов, нет более ничего выше и дороже человека, – человека, коему Он уподобился, за которого пострадал, умер и воскрес; что все небо и царство небесное есть наследие человека, и кроме его нет больше наследников, коим было бы сказано: придитеблагословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира [95]. Но обратимся к тому, что говорится в Евангелии. Вниде, сказано, Иисус в Капернаум, и слышано бысть яко в дому есть, и абие собрашася мнози, яко ктому не вмещатися ни при дверях. Еврейский город Капернаум находился при Геннисаретском озере недалеко от впадения в него реки Иордана и был одним из цветущих и многолюдных городов Галилеи при Иисусе Христе. Господь во время Своего трехлетнего общественного служения спасению человеческого рода, неоднократно имел Свое пребывание в Капернауме, проповедывал в иудейских синагогах и совершал многие чудеса. Между прочими, здесь был исцелен расслабленный, не имевший возможности ходить, о котором сегодня читалось в Евангелии. Здесь исцелены: слуга одного римского сотника, теща апостола Петра со многими другими, кровоточивая женщина, два слепца, бесноватый, и – воскрешена дочь Иаира, начальника синагоги. Счастливы, стократ счастливы, скажете, жители этого города, в коем имел Свое частое пребывание Иисус Христос. – Но я этого не скажу. Нет, я не могу назвать жителей Капернаума счастливыми потому только, что у них часто останавливался Сын Божий; не могу потому, что жители Капернаума много раз видевшие Его чудеса, Его благодеяния своим согражданам, остались неблагодарными перед своим Благодетелем и Чудотворцем – неверными, нераскаянными грешниками. Сам Господь обличил этот город в нераскаянности, сказав ему: и ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься; ибо если бы в Содоме явлены были силы, т. е. чудеса, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня, т. е. покаялся бы; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе [96]. Теперь видите, что жители Капернаума несчастные люди, потому что, видя часто чудеса Господа и слыша учение Его, они остались нераскаянными грешниками и осуждены во ад.

Братья мои подумаем о себе: меньше ли мы жителей Капернаума облагодетельствованы Господом? Мы рождены в крещении водою и Духом Святым и усыновлены Богу; в миропомазании освящены Духом Святым; – в причащении удостаиваемся вкушать самого пречистого тела и самой пречистой крови Господней; в покаянии сподобляемся прощения грехов после чистосердечного в них раскаяния; в священстве имеем мы всегдашних учителей веры и жизни христианской, совершителей спасительных таинств и руководителей к Богу и к вечной жизни; в елеосвящении имеем врачевство от болезней телесных через покаяние во грехах. Что же мы воздаем Господу за все Его милости к нам, за все чудеса Его долготерпения к нам? – Неблагодарностью, злонравием, жестокосердием, неверием, рассеянностью, коснением и нераскаянностью во грехах. Но так ли и всегда будет? Не исполнится ли скоро мера долготерпения Божия к нам? Не висит ли уже меч Божий над головами нашими? Не простерта ли уже секира смертная к корню древа, к сердцу нашему? Ад кромешный не раскрыл ли зева своего, чтобы поглотить нас? Опомнимся, очнемся, покаемся от души, пока имеем еще время для покаяния. Будем поучаться в слове Божием, с усердием посещая храм Божий, и – заниматься благотворением и милостынею. Правда, и у нас в великий пост храм наполняется иногда молящимися, как тот дом, в коем был Иисус Христос, – и народ едва помещается в нем. Слава Богу! о, если бы почаще он наполнялся христианами! Но все же театр наполняется гораздо чаще.

Но продолжим объяснение Евангелия. И глаголаше им слово. Везде Господь являлся со словом, – и это слово было сладко паче меда из сота; оно врачевало души и тела; преклоняло и претворяло сердца, как в Савле; оживляло мертвых, прогоняло демонов, повергало на землю дерзновенных, повелевало всем стихиям: и они слушались гласа Всемогущего; претворяло во мгновение тварь; это слово раздается в храме и теперь. От чего же мало слушающих и исполняющих? От нашей рассеянности, от любви к миру, к суетным благам и удовольствиям. Не можете, – сказал Господь раз навсегда – работати Богу и мамоне [97], т. е. миру. Но помните: это слово будет судить нас в последний день. Будем же лишше внимати слышанным, да не когда отпадем [98] внутренно от Бога. Для того святая Церковь и требует нашего внимания, когда читается Евангелие.

И приидоша к Нему, носяще расслабленна жилами, носима четырми: и не могущим приближитися к Нему народа ради, открыша покров идеже бе, и прокопавше свесиша одр, на немже расслабленный лежаше [99]. Как жалок человек, когда он, будучи в полном сознании, сам ходить не может по причине крайней слабости и должен пользоваться постоянно услугами других: он в тягость и себе, и другим. Таков был упоминаемый в сегодняшнем Евангелии расслабленный, таковы у нас одержимые параличом и некоторыми другими болезнями. Но есть расслабление духовное от грехов, от страстей, несравненно опаснейшее и более достойное сожаления, чем расслабление тела, потому, что влечет за собою нередко вечную смерть. В этом отношении всякий грешник есть расслабленный. Всякому греху сопутствует расслабление души, как следствие отпадения от Бога, в Коем наша жизнь и сила. И как мы все грешим, то все – расслабленные. Как исцелиться от этого расслабления, от этого предначатия вечной смерти? – Через искреннее, глубокое, полное раскаяние во грехах. Потому, конечно, и положено ныне чтение Евангелия о расслабленном, чтобы его положением, которое было следствием грехов, тронуть наши сердца и расположить и нас к усердному покаянию. Потому-то Иисус Христос и исцелил расслабленного, даровав ему наперед прощение грехов. Видев же веру их, т. е. носильщиков, глагола расслабленному: чадо, отпущаются тебе грехи твои [100]. Отсюда явно, что больной страдал за грехи свои.

Братия мои! когда вы бываете больны, то прежде всего приносите Богу покаяние во грехах, прибегайте ко Врачу всемогущему – вкушайте Его животворящее Тело и животворящую Кровь. Между грехом и болезнью есть тайная и тесная связь. Бяху же нецыи от книжник ту седяще, и помышляюще в сердцах своих, что сей тако глаголет хулы? кто может оставляти грехи, токмо един Бог [101]? Лукавым, завистливым и честолюбивым книжникам, т. е. ученым учителям еврейским, благодеяние Иисуса Христа показалось богохульством и смутило их. Так и ныне, братия, лукавого человека приводят в соблазн и добрые дела: ты ходишь в церковь молиться Богу, читаешь священные книги, удаляешься от развлечений, увеселений, зрелищ, компаний; говорят: вот ханжа. Ты подаешь милостыню, – говорят: он размножает тунеядцев. Но не лучше ли этим лукавым человекам на себя оглянуться, каковы они сами, чем судить и осуждать других? Должно помнить слова праведного Судии: не судите, да не судимы будете [102]. Иисус Христос, как Сердцеведец, обличил лукавые помыслы своих противников. Он сказал им: что помышляете в сердцах ваших? Что есть удобие, рещи расслабленному: отпущаются тебе грехи? или рещи: востани, и возьми одр твой, и ходи [103]. В самом деле: не равно ли невозможно для простого человека и прощать грехи против Бога подобному себе человеку, и исцелять словом болезни? Само собою разумеется, что невозможно. Кому же возможно это? – Только Богу; следовательно, если слово Ииcyca Христа было делом, т. е., если оно разрешало грехи, исцеляло всякие болезни, как и видели это все люди, а в том числе и книжники, то как же они могли укорять Господа в богохульстве? Смотря на дело просто, они должны были верить, что Иисус Христос есть Бог, потому что Он прощает грехи и исцеляет словом все болезни; а они говорят: глаголет хулы. Что же Господь ответил им? Но да увесте, яко власть имать Сын человеческий на земли отпущати грехи, глагола расслабленному: тебе глаголю: востани, и возьми одр твой и иди в дом твой. И воста абие, и взем одр, изыде перед всеми: яко дивитися всем, и славити Бога, глаголющим, яже николиже тако видехом [104]. Вот видите, слово стало делом: грехи прощены, расслабление прошло, человек стал вполне здоров, крепок; и прощение грехов и исцеление болезни – то и другое показало, что Иисус Христос есть Судия, Жизнодавец и Бог, а не богохульник, как думали книжники.

Братья мои! власть прощать грехи людям принадлежит одному Богу, как Творцу и Законодателю, и кто же из вас не испытал на себе, что Иисус Христос прощает и разрешает нас от всякого греха? О, как бывает легко и покойно, и весело на душе, когда покаешься от всего сердца во грехах своих перед Господом и услышишь слово прощения: чадо, прощаются тебе грехи твои. Как весело на душе, когда с верою и любовью вкусишь божественного Брашна Его – пречистого тела и крови Его! Как и теперь часто больные исцеляются вскоре после того, как покаются перед лицом священника и приобщатся святых Таин Христовых! Все мы испытали на себе без числа, что Иисус Христос есть Судия наш, Спаситель, Жизнодавец и Бог: будем же усердно всегда прибегать к Нему с верою, да получим от Его обычного, испытанного милосердия – прощение грехов, мир душевный и вместе здравие телу. Сокровищница милосердия всегда открыта для каждого: почерпай из нее всякий хоть тысячу раз на день, – бесчисленные грехи наши не победят бесконечного милосердия Владыки, если только мы грешники – искренно кающиеся. Да будет слава твоему милосердию, Господи во веки веков! Но и мы, братия, будем милосерды к ближним. Я обращаюсь опять к вашей любви со словом о милостыне к бедным приходского нашего попечительства. Благоволите это сделать во имя Божие: иже дает убогим, Божиею милостью, не оскудеет [105]. Аминь.

Животворящий крест Господень

Слово в неделю крестопоклонную

Так как перед очами нашими предлежит для благоговейного поклонения и лобызания крест Господень, коего сила часто прославляется в церковных молитвах и песнопениях; то я хочу, возлюбленные, сказать вам ныне несколько слов о силе его, или о чудесах его. Намереваясь об этом говорить, я – с одной стороны – везде вижу чудодействующую силу его и не знаю, на чем остановиться, какой случай взять для примера животворящей силы креста; вижу и то великое благоговение, которое воздавалось животворящему кресту людьми древними; с другой стороны – увы! – вижу очень мало опытов силы его в людях нынешнего времени – и тут же сейчас вижу и причину, – отчего он так мало оказывает чудотворной силы своей: – именно – оттого, отчего мало творил Господь чудес в отечестве своем, т. е. от невежества, от беззаконной, нехристианской жизни христиан. Так возлюбленные братия, история христианской Церкви представляет весьма много опытов чудотворной силы креста, – оттого, что тогда было больше веры в людях, – больше истинных христиан; славно прославляется и ныне крест животворящий, но ныне гораздо меньше мы видим примеров его чудотворности, – именно, видим примеры его животворящей силы только в тех немногих людях, которые живут верою.

Святые подвижники Христовы удивлялись постоянной, животворной силе креста Господня, действовавшей в их жизни, – и в смирении сердца, боясь, чтобы такая сила не оставила их, самих по себе немощных и грешных, всегда окруженных врагами невидимыми, а часто и видимыми, молились только: непобедимая, непостижимая, божественная сила честного и животворящего креста, не остави нас грешных [106]. С полною уверенностью в его чудотворности и в удивлении его силе – прогонять невидимых врагов, радуясь сердцем взывали они ко кресту: радуйся пречестный и животворящий кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе пропятого Господа нашего Иисуса Христа.. и даровавшего нам тебе, крест Свой честный, на прогнание всякого супостата... и без всякого сомнения говорили к нему, как к живому: о пречестный и животворящий Кресте Господень! помогай ми со Пресвятою Госпожею Девою Богородицею и со всеми святыми во веки [107].

Невольно умиляешься сердцем, когда читаешь, какими похвалами величали они крест животворяший: они называли его четвероконечною силою, – крестом всесильным, славою апостолов, крепостию мучеников, твердыней мужей преподобных, немощных здравием, воскресением – мертвых, исправлением – падающих, умерщвлением – страстей, отгнанием – помыслов нечистых, основанием благочестия, губителем бесов, погибелью людей нечестивых, посрамлением врагов в страшный день суда. Как живому, говорили они ему: "кресте, ты будь для меня сила, крепость и держава, избавитель и передовой воитель на борющих меня врагов, щит и охранитель, победа и твердыня моя, всегда соблюдая и покрывая меня" [108].

Вообще, они называли образ креста неописанными по его силe, освящением вод, очищением воздуха, освящением и просвещением для всякого верного христианина, знаком мужества и Христовым скипетром, попирающим в землю противников. Не зная, как достойно прославить его силу, они взывают: "кто перечислит все твои действия, крест, миру любезный, – силы и чудеса и восстание от твоей силы мертвецов? Ты вознес с собою и весь мир, – т. е. избранных христиан, – Сам вознесшись к Богу [109].

Находите ли вы, возлюбленные, крест Господень для себя таким, каким он был для святых мужей? Нет, отвечу я за большинство ваше… Крест не делает чудес в вашей жизни. Почему? По неверию вашему. Крест сам в себе всегда чудесен и животворен. Для христиан, верных ему и ныне своею верою и благоговением, верен и он, как самый верный и постоянный друг. О! кто мне даст ревность Божию и силу слова возбудить в христианах нынешнего времени живую веру и должное благоговение ко кресту и Распятому на нем! Знаю, что многие невнимательны ко кресту и к крестному знамению. Иногда невнимание и неуважение ко кресту простирается до того, что не принимают идущего в дом со крестом и во имя креста служителя Христова; другие не хотят, как должно, изображать на своем грешном теле знамения креста, или пренебрегают священническим благословением, или же и сами священники пренебрегают им; иногда это делают по невниманию, а иногда – о ужас! – от ложного, проклятого стыда. Креста ли стыдится, возлюбленный, который есть похвала и слава наша? Предостерегаю тебя благовременно: и Сын человеческий постыдится тебя, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы святыми [110].

Возлюбленные! будем всегда чтить крест Господень верою и любовью: и он будет нашим другом, спасителем не по себе, а силою Распятого на нем. Аминь

Бесноватые

Слово в неделю четвертую великого поста

Сегодня, возлюбленный братия и сестры, читано было евангельское повествование от Марка об исцелении Иисусом Христом бесноватого глухого и немого отрока, за которого просил отец его, – через изгнание злейшего нечистого духа, причинявшего несчастному отроку глухоту и немоту. "Дух немой и глухой"! сказал Господь нечистому, "Я повелеваю тебе, выйди из него, и впредь не входи в него. И вскрикнув и сильно сотрясши его, злой дух вышел; и отрок сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер. Но Иисус взяв его за руку, поднял его; и онвстал". Но послушайте, сколь зол был мучивший отрока демон. Отец этого отрока говорил Господу, что демон, где только ни схватывал его, бросал его на землю, – и несчастный испускал пену изо рта, скрежетал зубами своими, и весь оцепеневал. Это же сделалось и на тот раз, когда отец привел его к Спасителю. И когда Господь спросил отца, как бы не ведая, хотя, как Бог, все знал: "как давно это сделалось с ним"? Тот сказал, что – с детства, и прибавил, что демон много раз бросал его и в огонь, и в воду, чтобы погубить его; и просил Господа – сжалиться над ним и сыном, и помочь, если что может. Иисус сказал ему: "если сколько-нибудь можешь веровать, – все возможно верующему". И несчастный маловерный отец со слезами воскликнул: "верую Господи! помоги моему неверию". Видите, какую силу Господь приписывает вере и верующему: "все возможно верующему", говорит Он. Верующий может и бесов изгонять, и всякие болезни исцелять. А как бессилен и жалок неверующий! Он и с собою совладеть не может и грехов своих одолеть не может, но, как раб, служит им и мучится ими. Так как несчастный отец сначала приводил бесноватого сына своего к апостолам и они не могли изгнать из него этого беса, то они наедине спросили Господа: "почему мы не могли изгнать его"? Господь на это сказал им: "сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста" [111]. Вот и похвала от Господа посту и молитве. Вот евангельская основа поста. Отчего же именующие себя последователями Евангелия изгнали из общежития пост, как бы ненужный! Не оттого ли ныне у нас умножились страсти и беззакония и бесноватые разного рода, что некоторые из христиан разорвали союз с Церковью и отвергли, как излишнее дело, молитву и пост и живут на подобие скотов бессловесных, водясь только похотями различными, а иные – в злобе своей, с пеной у рта, как истые бесноватые, устремились на всякие злодеяния: на убийства, самоубийства, поджоги, подкопы, взрывы и пр. Да, возлюбленные братия и сестры, подобные люди дошли до такого ужасного неистовства именно от неверия, невоздержания, нечистоты и от всех пагубных последствий этого неверия. Кроткая евангельская вера не проповедует убийств, цареубийств, подкопов и взрывов, – она говорит: всяка душа властем предержащим да повинуется. Несть бо власти Аще не от Бога: сущыя же власти от Бога учинены суть, и что надо повиноваться им не по страху только, но и по совести [112], и повелевает молиться за царя и за всех, которые почтены властью, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте [113]. Господи, просвети ослепленные злобою сердечные очи этих несчастных бесноватых нашего злополучного времени, восстающих на богопоставленные власти, да познают они, какую страшную бездну они изрывают сами под собой, в какую страшную адскую пропасть они готовы низвергнуться. В старые дохристианские времена, некоторые несчастные из евреев возмутились было против установленных начальств, – против Моисея и Аарона, укоряя их в мнимом властолюбии, только возроптали: и что же их постигло, какая казнь Божия? – Земля разверзлась под ними, и – живыми сошли они в ад с семействами своими; а другие, менее виновные, огнем, исшедшим из храма, были спалены [114]. Вот сколь тяжкий грех – мятеж против начальства. Что же ожидает наших нигилистов, какой суд Божий? Тем ужаснейший, чем больше дары Божии они попрали. Ибо кто наши нигилисты и террористы? Крещеные люди, христиане доходят до такого неистовства – до таких убийств и самоубийств, до таких сатанинских злодеяний! О, зачем родились они на свет? Зачем они не погибли в утробе матерней? Лучше бы им не родиться. Так неблагодарно, так злобно, так безумно попирать дары Божии – благодать крещения, миропомазания, причащения тела и крови Господа – это по истине ужасно! О, злополучные родители таких детей! Какой позор они должны перенести.

Братия и сестры! Будем всем сердцем держаться веры и Церкви Божией, этого единственного спасительного ковчега, спасающего от всемирного огненного потопа, который постигнет в свое время всех беззаконных. Будем держаться священных установлений Церкви, ведущих нас ко спасению, будем содержать неизменно посты и молитвы и усердствовать к службe Божией! Диавол, враг нашего спасения, не дремлет, но, как рыкающий лев, ходит около нас, ища кого поглотить [115] и – сколь многих поглотил! Пост и молитва с усердием, со смирением, с верою и любовью, – сильное оружие против диавола, против всех страстей, воюющих в нас. Аминь

Дело Христово

Слово в пятую неделю великого поста

Сын человеческий не прииде, да послужат Ему, но да послужить, и дастъ душу Свою избавление за многи… (Мк.10:45)

Скоро наступят достопамятные дни мироспасительных страданий Господа нашего Иисуса Христа, и в нынешний воскресный день Церковьположила читать Евангелие, в котором Господь предсказал о будущих Своих страданиях, как о настоящих. Именно, Он сказал: "вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам; и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет" [116]. Так Господь наперед знал все, что с Ним будет в Иepycалиме – все подробности Своего уничижения, Своих страдании и смерти, и не уклонялся от них, но бодро и весело шел испить горькую чашу страданий за мир и за самих неблагодарных и распявших Его иудеев, чтобы послужить общему всех спасению. О, безмерная любовь! о, безмерное снисхождение! о, дивное долготерпение!

Вся жизнь Иисуса Христа, – с младенчества до крестной смерти и воскресения, – есть чудное, любвеобильнейшее Его служение спасению рода человеческого. Но и с вознесения Его на небеса, когда Он восселодесную Бога Отца, доселе Господь, воцарившийся над всеми языки, служит спасению рода человеческого, особенно – рода христианского, как Он Сам сказал: се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века [117], или – в ныне чтенном Евангелии: Сын человеческий не прииде, да послужат Ему, но да послужить и дасть душу Свою избавление за многи [118]. Он доселе очищает, возрождает и обновляет нас в святом крещении; освящает и утверждает благодатию Святого Духа в миропомазании; священнодействует в литургии, как вечный Первосвященник по чину Мелхиседекову, и преподает пречистое Тело и Кровь Свою под образом хлеба и вина; в покаянии – Сам внимает нашему покаянию и разрешает грехи искренно кающимся; в священстве, иерархии или пастырствe Он Сам просвещает, пасет, руководствует, судит и наказует духовно словесных овец Своих; в браке – благословляет супружеский союз мужа и жены к благословенному рождению и воспитанию детей; в елеосвящении, как Врач душ и телес, врачует немощи духовные и телесные. Каждую службу Он присутствует с нами невидимо, по собственному Его обетованию: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них [119], и принимает наше служение и Сам чудно, действенно, ощутительно служит нашему спасению, производя в нас дивные божественные силы, разрушающая железные узы и путы греха и смерти духовной, врачуя немощи, искупляя нас всякий день за покаяние и веру от безмерных согрешений, сладостно оживотворяя души, пресыщенные горечью греха. У нас теперь великий пост, продолжающийся сорок дней. Что такое этот великий пост? Он есть драгоценный дар нам Спасителя нашего, Который Сам постился сорок дней и ночей, не ел и не пил, – дар по истине драгоценный для всех, ищущих спасения, как умертвитель душевных страстей. Словом и примером Своим Господь узаконил его Своим последователями И с какою любовью, какими божественными благодатными силами служит Господь всем истинно постящимся! Он их просвещает, очищает, обновляет, укрепляет в борьбе со страстями и с невидимыми врагами, – с начальствами и властями и миродержителями тьмы века сего [120]; научает всякой добродетели и возводит к совершенству, к нетлению и горнему блаженству. Испытали и испытывают это на себе все, истинно постящиеся. Пост с молитвою есть верное оружие против диавола и многострастной плоти. Пусть же никто не умничает, что не нужен пост. – Но вот наступают дни страданий, страсти Господа? – Это – последняя совершительная жертва нашего Спасителя за грехи мира завершившаяся смертью Его на кресте, перед которою Он воскликнул: совершилось [121]! Это последнее, окончательное служение Его на земле нашему спасению, чтобы мы через Его страдания и смерть могли избавиться от праведного, вечного мучения за грехи наши, – чтобы Он мог дать нам в пищу и питие пречистое, многострадальное тело Свое и пречистую, за нас излиянную кровь Свою – для очищения, освящения, оживотворения и обновления нашего, – чтобы облечь нас правдою Своею, заслугами Своими, обожить и облаженствовать нас на веки. О, если бы так и было! Если бы так всегда взирали на Его страдания и так их усвояли себе верою и любовью! Если бы сраспинались с Ним, распинаясь миру и страстям! – Или, вот совершается литургия почти круглый год. Что такое литургия? Она есть ежедневное служение Господа нашему спасению и спасению мира – о всех и за вся. Он Сам служит для нас и с нами в литургии, совершая Таинство тела и крови Своей. Он доселе закалается за нас, пребывая Сам незакалаемым в нетленной обоженной плоти Своей; изливает кровь Свою, преломляет тело Свое и преподает их нам в оставление грехов, в освящение и в жизнь вечную; доселе дымится живая и животворящая кровь Его на жертвенниках православных христианских храмов! О, чудный божественный дар любви! О, блаженство истинных христиан! Так Господь доселе служить многообразно и животворно вашему спасению.

Но Он оставил нам образ, пример, чтобы и мы служили друг другу с любовью. Он сказал: кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет вам рабом [122]. Так каждый из нас, братия мои, должен служить друг другу своими талантами, способностями, силами, своим служебным положением, имуществом, образованием, – и не себе только угождать. Так царь и правительство служат народу, заботясь о его просвещении; направлении его нравственных и физических сил, о его земледельческом и экономическом быте. Пастыри служат своим пасомым, или должны служить добрым примером христианских добродетелей, словом учения и назидания, благоговейным совершением таинств, – спасительным руководством пасомых к жизни добродетельной и ко спасению в Боге; люди образованные, начальники и наставники, сочинители, писатели, вообще, печать, – должны служить к славe Божией и пользам народа или вверенных их руководству – своим просветительным влиянием на началах христианской православной Церкви. Люди богатые должны служить бедным, не тунеядцам, конечно, которые не хотят трудиться, а хотят даром есть хлеб, ибо, если кто не хочет трудиться, тот и не ешь [123] – говорит Апостол, – но тем бедным, которые и хотели бы, но не могут трудиться, или у которых труд нисколько не спорится, труд изнурительный и неблагодарный, или – тем, коим нигде нельзя добыть дела. Мы все во Христе члены друг другу и по вере, и по долгу, и по убеждению разума и сердца должны служить друг другу, чем кто может; – да братия – служить ближним, а не для себя только жить, не для своих только удовольствий, – не ceбе только собирать, не в праздности и лености время проводить, не почитать жизнь игрушкой или только – цепью игр и наслаждений. Это было бы не христианство, а язычество. Мы сильные, должны сносить немощи бессильных, и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию [124]. Служение ближним, конечно, не может быть без самоотвержения и креста и чем иногда больше, выше доставляемое нами ближним добро, тем часто труднее крест, например крест неблагодарности и злобы от облагодетельствованных. Таков крест у нашего доброго и возлюбленного Государя. Но от этого не следует унывать, огорчаться без меры и бросать дело служения. Ибо чей крест был тяжелее креста Христова, за нас претерпенного? Пример Господа Иисуса Христа, ужасно для нас истощившего Себя, да послужит нам сильным побуждением – не бояться и не убегать самоотвержения и для общего блага. А оно, это самоотвержение и это благо так нужно особенно теперь, в виду столь многих и великих невзгод и бед нашего народа, хотя верующего и доброго, но необразованного, подчас суеверного, разгульного, неосторожного, часто недальновидного, – свободного, но еще не научившегося понимать и ценить дара истинной свободы. Но, чтобы искренно служить ближним, для этого надобно непременно перестать служить своим страстям, нужно самоотвержение; ибо страсти не допускают искренно, усердно служить ближним, а учат угождать только самим себе. Аминь.

Вход Господень в Иерусалим

Слово на неделю Вайи

Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной (Мф.21:5)

Идя на вольную, мироспасительную страсть в Иерусалим, Господь восхотел посетить на пути болевшего друга Своего Лазаря и сестер его Марфу и Марию, и так как по Божественному всеведению предвидел его кончину, – совершить славное воскрешение его из мертвых в уверение общего воскресения всего рода человеческого. Чудо воскресения четверодневного мертвеца, уже предавшегося разложению, наиболее всех чудес прославило Иисуса Христа, как Мессию и Победителя всеродной смерти человеков, и было причиною восторженной Его встречи жителями и пришельцами Иерусалима, собравшимися на праздник иудейской Пасхи. Но в первосвященниках, книжниках и фарисеях оно возбудило страшную зависть и злобу, и они решили окончательно умертвить Того, Кто обличал их пороки, и Кто пришел умертвить самую смерть нашу. Не ведали распинатели, что они распинали своего Благодетеля Агнца Божия вземляющего грехи мира [125] и грехи их самих – молившегося Отцу: Отче, отпусти им: не ведят бо что творят [126]. А нынешние все богохульники, как Лев Толстой и товарищи его, знают Спасителя миpa, проповеданного и принятого верою во всем мире, но в гордости своей хотят посмеяться общему верованию и хулят Его, и если не уверуют и не обратятся, то все зле погибнут [127]. Так как сегодня св. Церковь торжественно воспоминательно празднует вход Спасителя на молодом, не носившем никакого ярма, осле во св. град Иepycaлим, при радостном ликовании народа и особенно детей, – то побеседуем о том, что означал этот необыкновенный и, по видимому странный, въезд Его в Иерусалим на ослице и осленке, а не на коне, как водилось у восточных царей и победителей, что значила эта радость и ликование народа и особенно незлобивых детей, прославивших Господа – и как всезлобный ад подвигнул нечестивых людей на убиение Жизнодавца и Господа, не предвидя того, что убиенный им по плоти Христос вонзит древяное Свое копье, т. е. крест Свой, в его адское чрево и прободет его смертным, вечным прободением, а поглощенные им души избавит от всепожирающего его чрева.

Послушаем, как св. евангелист Матвей описывает торжественный въезд Иисуса Христа в Иерусалим.

Когда приблизились Христос, ученики Его и народ к Иерусалиму и пришли в Вифанию к горе Елеонской, "Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осленка с нею; отвязав, приведите ко мне, и если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит, скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной [128]. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус. Привели ослицу и молодого осла, и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев, и постилали по дороге. Народ же предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! Благословен грядый во имя Господне! Осанна в вышних!

И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение, и говорил: Кто это? Народ же говорил: это Иисус, пророк из Назарета Галилейского. И вошел Иисус в храм Божий... и приступили к Нему хромые и слепые, и Он исцелил их. Видев же первосвященники и книжники чудеса, который Он сотворил, и детей восклицающих в храме и говорящих: осанна Сыну Давидову! вознегодовали. И сказали Ему: слышишь ли, что они говорят? Иисус же говорит им: да! разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу [129], оставив их, вышел вон из города в Вифанию, и провел там ночь" [130]. Вот описание входа Господня в Иерусалим.

Почему, сверх всякого обычая, Иисус Христос вступил в Иерусалим не на коне, а на ослице и на молодом осленке? – Здесь виден разум Божий. Господь поучает нас не только словами, но и предметами одушевленными и неодушевленными. Так Он проклял бесплодную смоковницу в обличение неплодия иудейского и Иуды предателя; здесь Он восседает на ослице и осленка в знак того, что Он приведет в познание Своей державы и Своего вечного царства языческие народы, незнавшие ярма закона Moисеевa, вместо отпадшего от Бога народа иудейского, и, когда войдет в Церковь Христову полное число язычников, тогда и иудеи обратятся ко Христу. Итак, вход в Иерусалим на ослице и осленке имел таинственный смысл – именно обращение язычников, в числе которых призваны и мы русские. Что касается ликования народа и детей, встречавших с радостью грядущего на осле Господа, то эта общая радость происходила от наполнявшего сердца их восторга по случаю воскресения из гроба четверодневного мертвеца Лазаря и удивления Божественному Чудотворцу; а устами незлобивых детей, восхвалявших Господа, говорил Дух Святой.

Совершенно противоположное действие произвел вход Господа в Иерусалим в гордых и завистливых фарисеях, породив в них чувство крайней зависти и злобы, и они решились убить Его. Кажется, с этого времени весь ад вселился в них. Страсти ослепляют человека и он не знает сам, что творит, – самые нелепые и безрассудные дела, как об этом и сказал Сам Распятый ими на кресте.· Отче, отпусти им, не видят бо, что творят. Христос пришел, как Бог бессмертный, убить пожиравшую род человеческий смерть и даровать нам бессмертие Своею победою над смертью, – а враги убили Его Самого по плоти, доставив через то, сами не зная, не ведая, величайшее благо человеческому роду, – и без сомнения, были бы и они прощены взявшим на Себя грехи мирa Агнцем Божиим, если бы покаялись в своем Богоубийстве.

Дивны дела Твои, Господи! Ад в слепой, беспредельной своей злобе, подвиг всю силу свою в первосвященниках, книжниках и фарисеях для убиения Христа, прельстив сребролюбием и одного из апостолов Христовых предать на смерть Живота всех, и по допущению Божию, во исполнение премудрого и предвечного Совета Божия о спасении рода человеческого смертью Христовою, – достиг своих адских усилий, убил плоть Жизнодавца, – но, прежде всего погубил сам себя, и, если бы знал о последствиях страданий и смерти Христа для своего адского царства, – употребил бы все усилия не допустить Его до страданий и смерти. Крест и смерть Жизнодавца разрушил и власть и царство сатаны, и он отдал все поглощенные им души пленившему ад Избавителю рода нашего. Эту победу над адом Христа распятого так воспевает Церковь: три креста водрузил на Голгофе Пилат: два разбойников и один Жизнодавца; ад, увидев Его, испустил отчаянный вопль и воскликнул слугам своим – бесовским полчищам: о, слуги мои и силы мои! Кто, вонзив гвозди в сердце мое, учинил мне внезапно прободение деревянным копьем; я растерзан, страшно болю во внутренностях моих, уязвляюсь утробою, чувства мои смущают дух мой и я вынужден изрыгнуть Адама и всех от него происшедших, преданных мне через вкушение от запрещенного древа; ибо древо креста вводит их опять в рай [131]. Вот что сделал ад на свою окаянную голову, доведя Христа до смерти крестной. Христос сокрушил его державу и расхитил всю его корысть; все его многочеловечное богатство, как свидетельствует о том Св. Церковь в воскресных службах своих.

Итак воскликнем все Победителю смерти Христу Жизнодавцу: благословен грядый на вольную страсть нашего ради спасения и, крестными страданиями и смертью Своею, победившей нашу смерть и даровавший всем воскресение, которое и совершиться в последний день мира.

Имея данное нам время для подвигов исправления нашей жизни и всякой добродетели, позаботимся победить в себе страсти плоти и духа и украсить души милосердием к ближним, кротостью, смирением, послушанием, терпением, долготерпением, воздержанием, чистотою и целомудрием. Аминь.

Каких плодов ждет от нас Господь?

Беседа в великий понедельник

Сегодня, возлюбленные братия, на утреннем богослужении читаны были три притчи: первая – о бесплодной смоковнице, вторая – об отце, имевшем два сына; один на просьбу отца: чадо иди сегодня, работай в винограднике моем, отвечал: не хочу, а потом одумался и пошел; другой на ту же просьбу сказал: иду, и не пошел; и, наконец, третья притча – о домовитом человеке, который, имея виноградник, обнес его оградою, ископал в нем точило, устроил башню, отдал его делателям и ушел, а потом, когда пришло время собрания плодов, послал рабов своих к делателям виноградника принять плоды. Делатели в ожесточении иных из рабов били, других убивали, и, наконец, убили и Сына Его Единородного [132].

Побеседуем на нынешний раз о первой притче. "Проведши ночь в селении Вифании, поутру Господь", – говорит евангелист Матфей, – "возвращаясь в город Иерусалим, взалкал; и увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме листьев одних, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла. Увидев это, ученики удивились и говорили: как это вдруг засохла смоковница? Иисус же сказал им в ответ: истинно говорю вам: если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницею, но если и горе сей скажете: поднимись и ввергнись в море, – будет; и все, чего ни попросите в молитве с верою, получите".

Бесплодная смоковница при дороге с одними листьями – это я и вы, брат и сестра возлюбленные. К нам с вами часто приходит и рано и поздно Насадитель жизни нашей, Господь Иисус Христос, алчущий нашего спасения, приходит, чтобы утолить глад души нашей, чтобы стать для нее хлебом жизни. И – увы, почти всегда находит в нас только заботы о житейском – одни листья; плодов же веры, всеусильного попечения о спасении душ наших в нас нет, как нет. Между тем, каждый из нас с тем и посажен на земле, чтобы приносить духовные плоды. Какие же это в частности плоды, которые должен приносить каждый человек, особенно христианин? На это святой Апостол отвечает так: плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, милосердие, вера, кротость, воздержание [133]. Вот, брат и сестра какие плоды должны мы непременно приносить Насадителю нашей жизни, Господу Иисусу Христу, ежедневно. Теперь смотри каждый: плодовитая ты смоковница или бесплодная? Если плодовитая хорошо, приноси плоды и впредь, да препитает Он ими тебя же самого в вечности; если – бесплодная, трепещи: Teбе угрожает проклятие Владыки твоей жизни, и может быть, очень скоро Он скажет и тебе: да не будет же впредь от тебя плода во век. И ты тотчас засохнешь; заглохнут все твои духовные силы;· вовсе иссякнет у тебя вера, надежда и любовь, а всяко древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает и во огнь вечный вметаемо [134]. Слова эти – истинны и ясны, как день. Они исполнятся непреложно, ибо небо и земля прейдут, как проходят мимо дни, месяцы, годы, а слова Господа не прейдут [135]. Итак, брат и сестра, спроси себя: приносишь ли ты ежедневно Владыке живота твоего плоды добрых дел, и главное, имеешь ли царицу добродетелей – любовь, – горячую любовь к твоему Создателю и любовь к ближнему, как к себе? Хочешь знать, какими делами оказывает себя любовь? Ответит тебе за меня святой апостол Павел: любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине. Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.Любовь никогда не перестает. Любовь так необходима для христианина, что если он говорит на всех языках человеческих и ангельских, а любви не имеет; то он как медь звенящая, при всем своем краснословии и многословии, или как кимвал звучащий. Если он имеет дар пророчества и знает все тайны и смысл всех писаний и даже, что всего удивительнее, если он имеет всю веру, так что от его слов будут переходить с места на место горы, а любви не имеет; то он ничто: напрасны все его познания, все труды без любви [136]. Почему так необходима нам любовь? Потому что Сам Бог есть любовь [137], а мы по образу Его сотворены, и в человеке-христианине Бог пребывает. Или не весте, яко Христос в вас; разве точию чим неискусни есте [138]. Не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас [139]?

Кто имеет горячую любовь к Богу и ближнему, тот имеет в душе своей и прочие плоды, исчисленные Апостолом, радость о Духе Святом, мир, долготерпение, благость милосердие, веру: ибо в любви, как в семени, заключаются все добродетели: ибо где любовь, там Бог, всесовершенное совершенство, источная доброта, бесконечная благость, бесконечное всемогущество. Кто имеет горячую любовь к Богу, тот имеет и веру такую, что горы может переставлять, как сказал Господь: и все, чего ни попросит в молитве с верою, получит [140]. Итак, если не хотим сохнуть, как проклятая Господом смоковница или как трава, и в огонь вечный быть брошенными, постараемся, возлюбленные братия приносить Насадителю нашей жизни плоды добрых дел, пока имеем время, силы, средства, случай. Может быть, придет время, когда и хотели бы сделать добро, но это будет невозможно. Дондеже время имамы, да делаем благое ко всем, паче же к присным в вере [141]. Аминь.

Наша жертва пострадавшему Господу

Поучение в великую Среду

Братия! Нынешний день есть день предания на страдания и смерть Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.

Души верные, умеющие ценить и чувствовать величайшее самопожертвование для нашего спасения общего всем нам Господа и друга! Храните преимущественно с нынешнего дня сердце ваше самым тщательным образом для Него единого и не давайте овладевать собою ничему мирскому, тленному, никакой страсти. Докажите, что и вы умеете отвечать на любовь – любовью, что вы – истинные христиане и из любви ко Христу можете побдеть с Ним, т. е. пободрствовать над своим сердцем, во дни, в которые Он один пил за нас чашу гнева небесного. Введите верою в сердца ваши Христа Господа, страждущего за нас, страдайте там – в своем сердце – вместе с Ним; приведите на память грехи ваши, сокрушайтесь и, если можете, плачьте об них. Себе плачите [142], говорит Господь. Посылайте свои вздохи и слезы ко Христу, и это будет самая приятная жертва страждущему за нас Господу: вы вскоре ощутите в сердце своем благоволение Его к вам за сердечный свой дар: мир в душе превосходяй всяк ум [143], и небесная тихая радость возвестят вам, что ваша жертва сердца сокрушенного и смиренного не уничижена, а принята Господом в пренебесный и мысленный Его жертвенник. Очистившись в наступающий сегодня вечер от грехов в таинстве покаяния, если кто еще не очистился прежде, вы завтра сподобитесь причаститься Его тела и крови: да соединит вас эта Вечерня любви с Тем, Кто повелел совершать ее в Свое воспоминание, да напоминает она вам всегда о беспредельной любви Его к нам и да подаст вам силы провести наступающие великие дни свято, в духе пламенной любви ко Господу, положившему за нас душу Свою. Аминь.

Смысл тайны Креста

Слово в великий Пяток

Се висит на древе, иже повесивый землю на водах (Антиф. 15, служба в Вел. Пят. Утреня)

Вот висит на кресте Тот, Кто повесил землю на водах, т. е. Господь Вседержитель, создавший всемощным словом Своим небо и землю и всесильною дланью содержащий всю безмерную тварь видимую и невидимую.

Какое с одной стороны уничижение, бесчестие, немощь, страдание, скорбь смертельная и смерть! С другой – какое страшное, несравненное величие, всемогущество, великолепие, безмерная благость, бесконечная святость и правда, взыскующая от всех разумных тварей правды и истины, – и Своими Богочеловеческими страстьми искупающая и потребляющая все неправды человеков за веру и покаяние!

Вникнем в смысл Таинства крестного.

По безмерной благости Господь создал человека с безмерно-великими преимуществами перед всеми земными тварями, по образу и подобию Своему, одарив его разумною, свободною, бессмертною душою, вступив с ним в завет веры и хранения заповедей Божиих. За соблюдение их обещано человеку вечное блаженство на небесах. Первым человекам предстоял искус – исполнение данной легкой заповеди; постепенное исполнение ее должно было укрепить все силы человека – разум, сердце и волю – в повиновении Творцу, – и убедить Адама и Еву в необходимости повиноваться Творцу для блага их и потомства, и предохранить от пропастей и бед своеволия и неповиновения.

Завет дерзновенно и неблагодарно был нарушен первою четою и страшная порча греха и тления заразила Адама и Еву, и – так как они носили в чреслах весь род человеческий, от них происшедший, то эта зараза перешла и во все человечество, – как и видим это доселе на себе и на всех людях. Через нарушение завета человечество отринулось от Бога, Источника жизни, поработило себя врагу Божию, врагу всякой правды и истины, сочеталось, срастворилось с всезлобным и вселукавым естеством диавола, подверглось проклятию Божию и временной и вечной смерти.

Но, так как падение первых человеков было не ими измышлено, а существом падшим, бестелесным и разумным, сильным в злобе и лукавстве – диаволом, и свершилось по обольщению от него неопытной первозданной четы, и потому не было так глубоко, как падение Денницы, то правда и милость Божия допускали восстановление и искупление падшего человека и возведение в первую доброту и достояние, – и в предвечном Совете Божием было определено – искупить падший человеческий род через воплощение Сына Божия и содеяния Им всей правды Божией, через Его искупительные, добровольные крестные страдания, через Его вольную смерть за виновных, и – по безмерной благости Своей и состраданию к падшим – Он принял на себя тяжкое бремя искупления и сказал Отцу Своему: се, иду сотворити волю Твою, Боже [144].

Вот величайшая и спасительная Тайна Креста! Вот объяснение, почему висит перед очами нашими Тот, Кто повесил землю на водах, Кто держит дланью руки Своей небо и землю, Кто сотворил все светила небесные и дал твердые законы всем звездам.

За безмерные грехи человеческие принесена безмерно – великая Жертва, за продавшихся врагу – диаволу – бесконечно великий выкуп – добровольные страдания во плоти Самого Жизнодавца и смерть Безгрешного. – Спросите: как мог страдать безгрешный и бесстрастный Богочеловек и умереть – непричастный ни единому греxy? Ведь страдания свойственны грешному человеку и смерть не может иметь власти над безгрешным, так как смерть есть следствие греха и наказание за грех – оброки греха смерть [145], говорит святое Писание. – Но Христос страдал не Божеским естеством, которое не подвержено страданию, а человеческим, – и умер телом, а не Божеством, и принял страдания и смерть добровольно, для искупления нашего и для победы над всеродною смертью человеков, иначе страдания и смерть не могли бы коснуться Его Богочеловеческой души и тела.

О, глубина премудрости и разума Божия в искуплении падшего человека! О, безмерная любовь Божия к миру грешному! Теперь то благовременно принести Боговдохновенные слова евангелиста Ионна Богослова: так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную... Ибо верующий в Сына не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия [146].

Теперь мы все верующие в Него – язвами Его исцеляемся по слову пророка Исаии, от лютой, злокачественной, смертной язвы греха, и, как странствовавшие в пустыне Аравии иудеи, уязвленные змеями за ропот свой на Бога, исцелялись, когда взирали с верою на повешенного на древе медного змия, – так и мы всякий раз исцеляемся, когда уязвленные каким-либо грехом, с верою и покаянием прибегаем к Распятому на кресте, пребывающему с нами невидимо до скончания века и осязаемо – в Св. Тайнах – Плоти Своей, за нас ломимой и в Крови, за нас излиянной на Кресте: ибо эта таинственная Плоть и Кровь – одно и тоже с плотию и кровию Христа, что были видимы на Кресте. – Чем мы можем воздать Тебе, Христе Боже, за нас пострадавшему и нас искупившему Крестом и смертию Своею? – Какое благодарение принесем? Все что мы имеем – Твое дарование, кроме греха.

Но, посмотрим, как современное человечество относится ко Христу и ко Кресту или – возьмем меньший кругозор: как русские люди или – так называемые – интеллигентные люди относятся ко Христу и к его Церкви, которую Он возлюбил вечною любовью и Себя предал за нее, и в Которой положил все сокровища и все залоги любви Своей, все спасительные сокровища благодати Духа Святого, сокровища истины, правды, искупления, освящения, обновления, силы, обожения и бессмертия? – Большинство – с полным пренебрежением, в меньшей степени – с равнодушием, а то многие даже вооружаются ненавистью и хулою на Св. Церковь и служителей Ее; а живописное художество, по мысли и внушению известного богоотступника и богохульника Льва Толстого, дерзнуло изобразить Христа на картине во весь рост не Богочеловеком, а простым человеком, и выставляло ее на позорище для всех, точно как на Голгофе иудеи повесили Христа, пригвожденного на кресте. – Каково же современное русское интеллигентство, отрекшееся от Христа вместе со своим лжеучителем? Не есть ли это новое Голгофское поругание современное нам и можно ли в виду Голгофской Жертвы воздержаться от публичного обличения современных богохульников и отщепенцев от Христа и от Церкви, покушающихся на ниспровержение престолов царских, и Церквей Божиих, и на убиение верных слуг царских, на преданных сынов церкви и отечества? И мы смело обличаем это безверие и безумство, – это современное бешенство неистовой и буйной молодежи, именуемой образованною, но нимало невоспитанною в правилах веры и христианского благочестия и гражданской чести и доблести. Господь видит все совершающееся в нашем отечестве, как и на всей земле и уже скоро изречет праведный суд Свой на дерзких и вероломных, дышущих злобою и убийством на всех честных служителей церкви, царя и отечества.

Господи! Да возопиет Кровь Твоя против всех крамольников, и да воздаст им праведным отмщением! Но если они способны еще к вразумлению, вразуми их: – не ведят бо что творят. Аминь.

Слово плоть бысть

Поучение на день Благовещения Пресвятой Богородицы

Еже от века таинство открывается днесь, и Сын Божий, Сын человеч бывает; человек бывает Бог, да бога Адама соделает (Стих. на хвалит. глас 2)

Дивное, недомыслимое умами смертных таинство воспоминает и торжествует ныне святая Церковь: воплощение и вочеловечение Творца веков и миров – Сына Божия. Невместимый Бог вмещается в чистой утробе Богоотроковицы; бесплотный воплощается; безначальный зачинается; неприступный делается приступным; Слово воспринимает плоть; бесконечно-великий умаляется, и беспредельный определяется; Бог срастворяется с человеками и не стыдится братию нарицати их [147]. Так, от века, от начала утаенное и Ангелам несведомое таинство открывается ныне и Сын Божий делается Сыном человеческим, чтобы восприняв худшее, т. е. нашу природу, подать нам несравненно лучшее – освящение, обновление и обожение. Благовременно воскликнуть в восторге: да веселится тварь, да празднует весело все естество, т. е. как весь человеческий род, удостоенный такой чести от Бога, так и вся тварь, небо и земля, видя Бога, по безмерному благоутробию снисшедшего к твари и воспринявшего на Себя природу твари, ради ее спасения. О, таинство непостижимое, таинство прерадостное и восхищающее всякую духовно разумевающую душу, но вместе и таинство ужасное! Ибо причиною такого снисхождения, такого истощания – наши грехи. Только всеблагому, премудрому и всемогущему Богу возможно было изобрести такое чрезвычайное средство ко спасению погибшего человека и – так уничижить Себя для того, чтобы нас исцелить Своим примером от гордости и всяких грехов и научить смирению и послушанию и всякой добродетели. Таинство, говорю, прерадостное и восхищающее душу! Как мы все, братья и сестры, почтены воплощением Сына Божья от пречистой Девы, возвеличены, обрадованы, утешены! С нами Бог: Он стал нашим Ходатаем, Искупителем, Спасителем; Матерь Божия – стала нашею Матерью по благодати, Ходатаицею, Заступницею, Покровом. Вообразите, что было бы с людьми, если бы Сын Божий не снисшел так дивно, так благостно к нам грешным омраченными, тысячи раз злополучными по причине греха и вражды с Богом! Как человечество было бы бедно, жалко, безотрадно, безутешно при бесчисленных своих бедствиях! А теперь, какое утешение всегдашнее для верующих и кающихся в воплотившемся нас ради Сыне Божием! Он надежда, очищение, освящение и спасение всех кающихся грешников; защита обидимых; утешение всех скорбящих; ободрение унывающих; покой утружденных и обремененных; награда подвизающихся, свет омраченных; сила немощных; Помощник в трудах благих; Споборник в духовных бранях; утеха всех праведных; вечная жизнь всех верующих в Него; веруяй в Мя, Аще и умрет оживет [148], говорит Господь. Но воплощение Сына Божия есть вместе и таинство ужасное и поучительное, если помыслим, что низвело Сына Божия до такого самоистощания и к чему призываемся и обязываемся мы, люди, воплощением Сына Божия. Со стороны Бога причиною вочеловечения была бесконечная любовь к нам, Его созданиям, любовь Первообраза к живому, словесному образу Своему, падшему, погибающему, ибо мы Его образ; а со стороны нашей – наши грехи, наше ужасное падение; наша неизбежная вечная гибель. Итак, что же от нас требуется вочеловечением Сына Божия? Немедленное, искреннее, нелицемерное и твердое покаяние во всех грехах, исправление сердца и праведная, святая жизнь. Святи будите, яко Аз свят есмь Господь Бог ваш [149]. Изыдите от среды развратных и отлучитеся, и нечистоты не прикасайтеся: и Аз приему вы, и буду вам во Отца, и вы будете Мне в сыны и дщери, глаголет Господь Вседержитель [150]. Что именно этого требует от нас Господь Иисус Христос, т. е. святости и правды, вы можете убеждаться в том каждый день самою молитвою Господнею Отче наш, в которой Он, Господь, учит нас прежде всего молиться о том, чтобы нам свято и праведно, по воле Божией, а не по своей жить: "да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли" [151]. Итак, вот какую непременную обязанность налагает на нас, братья и сестры, воплощение Сына Божия: жить праведно и свято, благоговейно и честно, и удаляться от всякого греха, от всякой неправды и нечистоты. Иначе мы будем недостойны Сына Божия и царствия Его и приготовим себе тягчайшее осуждение и здесь и в вечности. Аминь.

Велия радость

Слово на день Святой Пасхи

Христос Воскресе!

Приветствую вас, дорогие братия и сестры, с пресветлым праздником Воскресения Христова из мертвых! Радуйтесь, и еще скажу: радуйтесь.

Для большей радости послушаем Ангела Господня, явившего и мироносицам у гроба Спасителя в виде сияющем на подобие молнии – и благовествовавшего им о Воскресении Христовом. Когда они были в трепете от сильно блиставшего вида его, он ободрил их и сказал: "не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого. Его нет здесь; Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь. И пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых, и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот я сказал вам. И, вышедши поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его. Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се, Иисус встретил их, и сказал радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги его, и поклонились Ему. Тогда говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, что бы шли в Галилею, и там они увидят Меня... Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус. И, увидев Его, поклонились Ему; а иные усумнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века". Здесь конец повествованию Евангелиста Матфея о воскресении и явлении Господнем.

Дорогие братия и сестры! Христос воскресши из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо что Он умер, то умер однажды плотию для истребления греха, для искупления нашего от смерти; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога для всякой добродетели во Христе Иисусе, Господе нашем [152]. "Христос воскрес из мертвых, Первенец из умерших. Ибо как смерть через человека (Адама), так через человека (Богочеловека Христа) и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут" [153].

Итак истина, действительность будущего воскресения нашего из мертвых через воскресение Христово из мертвых стала очевидною, ясною как день, и цель нашей земной жизни указана ясно и определенно: мы должны жить для Бога, для добрых дел, для взаимной любви и умереть для греха, т. е. грех должен потерять в нас всякую силу, всякую живучесть и действенность; мы должны жить на земле для неба, для Бога, для вечной жизни, которая столь ясно нам указана воскресением Христовым; жить только здешнею жизнью и для здешней скороисчезающей жизни, для плоти и крови – есть мечта, бессмыслие, напрасная трата и времени и сил, бесчисленный вред и противление Творцу нашему и Богу, указавшему ясно наше назначение. Если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога. О горнем помышляйте, а не о земном. Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе [154]. Что после этого для верного Христианина земная жизнь? Постоянное приготовление к будущей; непрестанное стремление души к царствию Божию от здешней суетной жизни, от нападающего на нас непрестанно греха – беспристрастие к временным благам и пользование ими настолько, чтобы они не привязывали к себе нашего сердца и не владели им: все мне позволительно, говорит апостол, но ничто не должно обладать мною [155]. – Между тем земная жизнь слагается у нас так, что земные попечения и заботы – почти всегда на первом плане, а это не согласно с действительною целью нашей жизни. Ищите прежде царствия Божия и правды его, а это все, т. е. земное, приложится вам [156], дастся как бы в придачу.

Что впервые христианские времена, да и ныне, одушевляло и одушевляет верных христиан в святой, равноангельской жизни? Уверенность в воскресении мертвых, в будущей бесконечной жизни и в воздаянии каждому по делам. Что подвизало и укрепляло мучеников в твердой решимости – претерпевать ради имени Христова бесчисленные виды всяких мучений и бодро и весело идти на смерть? – Уверенность в воскресении, в суде и воздаянии Они имели постоянно в сердце слова Христовы: в терпении вашем, стяжите души ваша [157] и влас главы вашея не погибнет [158]. Что подвизало и одушевляло святых Отцов нашей святой православной церкви в подвигах молитвы и поста, в борьбе со страстями, в борьбе с еретиками за православие нашей веры, например, за истинное учение о Святой Троице и соединении двух естеств во Христе – Божеского и Человеческого, – о почитании святых икон? – Твердое убеждение в спасительности православной веры и в будущем воздаянии. Что одушевляло и умудряло дивных и пресладких песнопесцев нашей св. церкви в составлении таких и столь мудрых, – приводящих в восторг всякую верующую душу – церковных песней, столь разнообразных по названию и по содержанию? Какая поэзия человеческая может сравниться с чудной небесной, святой поэзией наших Боговдохновенных песнопевцев? Прислушайтесь хорошенько чутким сердечным и разумным слухом, например, к пасхальным песнопениям, – вообще к праздничным и воскресным, – да и ко всем обыденным. Что дышит в них, мудрствует, поет, духовно играет и торжествует? Живая, ясновидящая вера в воскресение и в будущую жизнь и воздаяние. Святые жили только телом на земле, а душой и сердцем на небесах и с небожителями имели живое общение, живя одним духом с ними, – а по блаженной кончине вступили с ними в вечноблаженное общение.

Братия и сестры, чада воскресения и братия и чада Xpиста воскресшего! Да будет радость наша о воскресении разумна, глубока, свята и деятельна! Да подвизает она и нас к любви Воскресшего, к святой жизни и к взаимной любви. Аминь

Четвертая заповедь

Поучение в неделю о Фоме

Вот и праздник праздников у нас прошел: и царские врата в храмах Господних затворены, и служба стала не так торжественна, как она была торжественна на светлой неделе. Что же, братия, оставил этот праздник в душах наших? Ведь праздники христианские не для того проходят своею чередою перед нами, чтобы оставлять наши души праздными, а для того, чтобы упразднять, освобождать нас от забот и дел житейской суеты, иначе сказать: праздники для того Господь дает нам, чтобы мы на время бросили думать, заботиться, радоваться или скорбеть о житейском, о земном, скоропреходящем, а подумали, позаботились, порадовались о небесном, вечном. Для этого, именно, дан нам был и прошедший праздник

Всесветлый праздник Воскресения Христова для того Господь сподобил нас узреть, чтобы нам увидать в нем начаток общего воскресения всего рода человеческого в последний день мира: Христос воста от мертвых, начаток умершим бысть [159], говорит Слово Божие. Для нас ведь Господь страдал, умер, погребен и воскрес: и Его смерть, погребение и воскресение есть как бы собственная наша смерть, погребение и воскресение. Оттого мы и пели на утренях в светлую седмицу: вчера спогребохся Тебе, Христе, совостаю днесь воскресшу Тебе [160]. Да, мы непременно все воскреснем и все мы чаем, т. е. ожидаем воскресения мертвых. Это также несомненно то, что завтра будет день. Приходило ли вам это в голову, думали ли вы об этом в праздник? А надобно было об этом подумать непременно. Все великие праздники церковные, а праздник Пасхи особенно напоминает нам о нашем искуплении через Иисуса Христа от вечной смерти и о нашем воскресении для жизни будущего века.

Но кто верует в свое воскресение из мертвых, тот готовится здесь к будущей жизни, старается жить по заповедям Господним, праздники Господни почитает и крайне остерегается оскорбить святость их делами плотской нечистоты. А у нас что делалось в светлый праздник, у нас православных христиан? И говорить срамно; но говорить надобно. Из светлых дней пасхальной недели христиане сделали, к величайшей скорби святой матери Церкви, – дни мрачные, дни достойные слез и сетования. Весьма многие праздновали не праздник Воскресения Христова и нашего собственного воскресения от мертвых дел, а праздник бесовского воскресения в своих душах. Великий пост для диавола был поражением, смертью, потому что из многих душ он убежал и как бы умер для них после сердечного раскаяния и причащения святых Таин; а в праздник Пасхи он воскрес опять в весьма многих душах. Как воскрес? Через пресыщение, пьянство, буйство и другие пороки, до которых доводит пьянство, и которым предавались многие из христиан. Так-то христиане любят Христа; так-то праздновали они самый великий в году праздник! Что и пользы таким людям от имени христиан? Многие язычники лучше их живут и без сомнения, достойнее их в очах Божиих. Иноверцы и не православные, живущие в нашем городе, удивляются их поведению в такой великий праздник и говорят: вот вам и православные! Они празднуют, как истые язычники, да еще какой праздник! Так говорят о нас иноверцы и неправославные. Но что говорит Сам Господь о наших праздниках или точнее – о нашем праздновании? Праздников ваших, ненавидит душа Моя, и дне великого не потерплю, – говорит Господь, – бысте Ми в сытость, ктому не стерплю грехов ваших [161].

Братия! на кого мы стали похожи? до чего мы забылись? И на нас исполняется во всей силе слово Писания: человек в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным, и уподобися им [162]. Христос Господь почтил нас Своим именем, омыл нас Своею кровью, сделал нас людьми избранными, языком святым; а мы дерзко, безумно пренебрегли милостью Божиею и сами бесчестим себя разными непотребными делами. Не льстите себе, братия, ни пияницы, ни татие, ни досадители, ни блудницы, ни прелюбодеи, царствия Божия не наследят [163]. Да, если не перестанете так вести себя, особенно в праздники, которые по заповеди Господней нужно святить, то не увидите царствия Божия.

Братия! нам крайне необходимо в праздники Господни держать себя благоразумнее и внимательнее к самим себе. С нас строго взыщет Господь за неблагоразумное празднование. Не по плоти, как идолопоклонники, а по духу должно нам праздновать свои праздники, хотя и телесное празднование, если оно бывает вместе с духовным, позволено и не противно Господу; но в этом случае оно никогда не должно выходит из границ умеренности. Бог есть Дух [164]; душа наша, искупленная Спасителем, есть дух: потому и праздники у нас должны быть больше духовные, чем плотские. Кто празднует только по плоти, тот празднует не Богу, а своему идолу, чреву, или, что все равно, – бесу невоздержания. Избави Бог всякого от таких праздников! Обилие плотских брашен разрешено христианам в праздники во славу Божию для того, чтобы мы ели и пили с умеренностью, благодаря Бога, Который с радостью духовною посылает нам и утешение телесное в различии и сладости брашен и пития, чтобы радость наша не имела недостатка. Но радость духовная в праздник должна быть всегда выше телесной; а у нас – наоборот.

Сказано в заповеди Божией: помни день субботний, еже светити его [165]; на нашем новозаветном языке это значит: помни воскресный день, не забывай его святости и своими добрыми делами старайся и сам освящать его.

Господи! даруй нам помнить всегда заповедь Твою о праздновании праздников, свято хранить ее и благоугождать Тебе празднованием духовным. Аминь

Чем мы можем послужить Господу?

Поучение в неделю святых жен мироносиц и праведного Иосифа

Аминь глаголю вам: идеже Аще проповедано будет Евангелие cиe во всем мире, речется, и еже сотвори сия, в память ее (Мф.26:13)

В нынешнюю неделю, возлюбленные, святая матерь наша Церковь воспоминает святых жен мироносиц и благообразного Иосифа, снявшего с креста тело Господне. Как хорошо послужить Господу Вседержителю от всего сердца, чем бы то ни было! Сколько за то награды человеку от щедрого Бога! Награда в тебе самом – в твоей совести, награда вне тебя – в благодарной памяти людей, но, что выше и дороже всего, – награда в памяти, в вечной памяти о тебе Самого Господа Бога и в вечном прославлении от Него на небесах!

Вот пример из Евангельской истории. Однажды, когда Спаситель наш был в Вифании – в доме Симона прокаженного, к Нему подошла женщина со скляницей драгоценного мира, разбила сосуд и возливала Ему миро на голову, и помазала Ему ноги, который и отерла волосами своими. Весь дом наполнился благоуханием от мира. Когда другие негодовали на трату драгоценного мира, Господь похвалил ее и сказал: доброе дело сделала она для Меня: возлиявши это миро на тело Мое, она приготовила Меня тем к погребению. Истинно говорю вам: где только будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала [166].

Это пророчество Спасителя, как видите, исполняется доселе во всем мире, везде, где есть церкви Господни; каждый год вслух всей церкви восхваляется ее похвальное усердие к Господу и будет восхваляться до скончания века. Так, возлюбленные, хорошо служить Господу от всего сердца, с великою любовью! О тебе сохранится память во все века до скончания мира! О тебе вечная память на небе; тебе вечная радость и слава на небе! Да еще и на земле тебе так бывает приятно, как не бывает приятно никому из людей, кои не служат Господу от всего сердца. Доказательством этому служат все святые – апостолы, пророки, святители, мученики, преподобные и праведные. Послужили они Господу от всего сердца на земле – и из века в век прославляются они на земле; вечная слава им и на небе.

Но перейдем к женам мироносицам и к благообразному Иосифу. Bce святые жены мироносицы, приходившие ко гробу Спасителя по великой любви к Нему – помазать ароматами погребенное живоносное тело Его, также прославляются во всех церквах вселенной, – и также по устроению Господа, наградившего любовь и усердие их вечною памятью об них в людях, но особенно – Своею памятью в Своем небесном царстве и вечными радостями на небесах. Имена этих святых жен по Евангелию следующие Мария Магдалина, Мария, мать Иакова малого и Иосии, Иоанна, или Анна, жена Хузы, приставника Иродова, Саломия и некоторые другие.

Но и святой Иосиф благообразный, послуживший Господу снятием с креста живоносного тела Его, – из года в год, из века в век также ублажается божественными песнями и будет ублажаться до скончания века по всей земле, и, как все вы видите, досточестное имя его сияет златыми буквами на плащанице Господней во всех церквах. Как же он сияет на небе, как он воссияет во второе пришествие Господне на землю! Как хорошо служить Господу! Память святых, верою и любовью послуживших Ему, переходит и будет переходить из века в век, и никто никогда не изгладит, не в состоянии будет изгладить памяти их между людьми; и на небе вечная им слава.

А что, если бы и нам, возлюбленные; участвовать в славе святых жен мироносиц и в славе святого праведного Иосифа, – что, если бы и нам сделать нечто подобное тому, что и они сделали, если бы и нам принести ко Господу миро, хотя и не такое, какое принесли мироносицы, но и не менее ценное; – если бы и нам сделать дело, подобное делу праведного Иосифа? Как бы мы были рады этому! Ведь Господь вчера и днесь, Тойже и во веки [167].

Можно, возлюбленные, и нам – притом не раз и не два, а много раз делать дела, весьма подобные делам святых мироносиц и праведного Иосифа, и награды потому можно нам ожидать равной с ними. В Евангелии Господа и Бога и Спаса нашего Ииcyca Христа есть весьма утешительные для нас, бесценные для нас, истинные, как ей и аминь – слова: понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе [168]. А что мы можем делать для меньших братий Господа Иисуса? – Алчущего напитать, жаждущего напоить, одеть нагого или того, у кого нет необходимой и приличной одежды, посетить больного, помочь его выздоровлению, посещать заключенных в темницах, погребать умерших в бедности [169], т. е. любовь наша к ближним – вот миро для тела Господня. Христиане – тело Его. Церковь есть тело Его [170], говорит апостол. Вот где наше миро. Понесем же это миро к меньшей братии Христовой, как бы к Самому Господу, и будем ходить с ним, пока есть дыхание в устах наших: и Господь непременно примет это духовное миро в пренебесный и мысленный Свой жертвенник, в воню благоухания духовного и наградит за него вечною памятью Своею и примет нас в вечный покой и славу царствия Своего небесного. Будем делать каждый по силам своим добрые дела, а кто лишен возможности делать дела милости, тот плачь о грехах своих, о том, что прогневляешь ими часто Господа, – и твои слезы будут миро для Господа; ты точно как бы помажешь ими тело Его, и благоухание от них разольется в душе твоей, и Сам Господь снидет в нее, и обоняет благоухание твоего сердечного сокрушения о грехах твоих, и прощение грехов подаст тебе, и наследником царствия небесного соделает тебя по написанному: блажени плачущии: яко тии утешатся [171] т. е. там, на небесах. Еще скажу нечто очень утешительное для благочестивых. Те из вас, которые погребают умерших в бедности и благочестии и молятся об упокоении душ их, – те, как бы Самого Христа снимают со креста вместе с Иосифом, как бы Его пречистое тело погребают, и им будет награда на небесах, и скажет им Господь: понеже сотвористе единому сих меньших, Мне сотвористе; вы погребли на свое иждивение такого-то или таких-то бедных и убогих: вы Мне это сделали: приидите, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира [172]. Вот какое назидание и утешение приносит нам возлюбленные, неделя мироносиц и праведного Иосифа! Подражайте же мироносицам и праведному Иосифу. Аминь.

Благодатная купель

Слово в неделю о расслабленном

В настоящий день читано было повествование из Евангелия от Иоанна об исцелении словом и повелением Христовым расслабленного в Иepycaлиме, находившегося при овчей купальне. Здесь находилось "великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды; ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью". Исцеленный Иисусом Христом расслабленный находился у означенной купели тридцать восемь лет. "Иисус, увидев его лежащего", – повествует Евангелист, – "и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний. Посему иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи? Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте. Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже. Человек сей пошел и объявил иудеям, что исцеливший его есть Иисус" [173]. Много поучительного и нравоучительного представляет нам это Евангелие. Купель или купальня чудотворная в Иерусалиме изображала собою христианскую купель крещения, в которой получают исцеление от душевных недугов, т. е. от грехов, не один, не два, а все погружаемые во имя Отца и Сына и Святого Духа по вере их или их восприемников; – и не Ангел уже Господень, а Сам Дух Святой, Господь животворящий сходит в купель и освящает воду и дает ей благодать обновления, оживотворения, исцеления недугов душевных и телесных.

Кем же исходатайствована и дана нам эта благодатная купель для возрождения, очищения и освящения? – Иисусом Христом. Без этой купели мы были бы вечно непотребны, недостойны не только усыновления Богу, но – и воззрения Божия; ибо Господь Бог есть Дух чистейший и гнушается всякой нечистоты греха. Будем же все тщательно хранить духовную одежду крещения, одежду чистоты и нетления и обручения Духа Святого, коих мы удостоились при крещении; а если осквернили уже эту одежду грехами и страстями различными, то позаботимся очиститься искренним покаянием и – провождать остальное время нашей жизни в покаянии и добродетели и приготовлении к вечности; ибо все мы призваны Господом к святости и правде [174] и к вечной жизни. Несчастный расслабленный был болен тридцать восемь лет, лежа на одре, и не мог исцелиться, потому что был беспомощен и не имел человека, который бы тотчас опустил его в купальню по возмущении в ней воды Ангелом; только Господь, сжалившись над ним, тотчас исцелил его, сказав ему потом: вот ты выздоровел, не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже. Этот расслабленный изображает собою все недугующее грехом человечество, столько тысяч лет страдающее расслаблением греховным. Один Христос Бог, един праведный и святой, принесший Себя Самого в жертву за нас Богу Отцу для избавления нашего от греха, – может исцелить нас от греховных слабостей, этих предтечей вечной смерти, которой подвергнутся грешники нераскаянные; но для совершенного исцеления нашего от греха Он требует только совершенного покаяния, которое хотя есть дело нашей свободной воли, но вместе с тем есть и величайший нам дар благости Божией. Итак, расслабленные и удрученные грехами грешники, будем приносить Богу полное, искреннее покаяние, доказываемое и оправдываемое делами благими, – да сподобимся от Христа Бога здравия душевного и телесного, а главное дело – вечного благополучия и блаженства в будущей жизни, для которой мы искуплены страданиями и смертью Сына Божия. Только теплое, горячее покаяние очищает грехи и дает сердцу нашему здравие, мир, спокойствие, свет, силу и крепость, – дерзновение и радость; только слезная купель исцеляет нас от ужасной, злокачественной болезни греха. Будем же плакать о грехах. Господи! даруй нам слезы, скверну сердец наших очищающия [175], да хотя ими Тебе угодим. Что возбраняет тебе каяться, – проливать слезы о грехах? Эти средства к спасенью всегда с тобою, только бы была вера во Христа, упование на Его милосердие, непобедимое всеми нашими грехами. Нет нужды теперь ждать, пока возмутится вода в купальне, да нет теперь и этой купальни, которая была в свое время образом нашей купели крещения и слезной купели покаяния. Теперь можно в своей слезной купели исцеляться всякий день и час, как только покаешься.

Сладчайший наш Спаситель Сам стоит у дверей твоего сердца и стучит в них, да отверзешь Ему двери через покаяние твое: и Он войдет к тебе и исцелит тебя, и укрепит и утешит. Се стою у двери, – говорит Господь, – и стучу. Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною [176].

Слава Тебе, всеблагому Спасителю нашему на всякий день и час, всегда ныне и присно и вовеки веков. Аминь

Живая вода

Слово в неделю о самарянине

Отвеща Иисус и рече ей (самарянке): Аще бы ведала еси дар Божий, и кто есть глаголяй ти: даждь Ми пити: ты бы просила у Него, и дал бы ти воду живу (Ин.4:10)

Ныне во время литургии читано было святое Евангелие о беседе Господа Иисуса Христа с женщиною самарянкою из города Сихаря о живой воде, или о благодати Духа Святого, необходимой для всякого человека, – также – о поклонении Богу духом и истиною, а по удалении женщины – о беседе Господа с учениками Своими о духовной пище, о духовных нивах и духовной жатве. Сегодняшнее Евангелие таким образом говорит о многих духовных предметах весьма важных и поучительных для каждого из нас. Побеседуем нынешний раз, с Божиею помощью, хотя о первых двух в наше назидание и спасение, т. е. о живой воде и поклонении Богу духом и истиною. Повторим для большей ясности и вразумительности беседы часть читанного Евангелия.

"Приходит Господь", – говорит святой Евангелист Иоанн Богослов, – "в город Самарийский, называемый Cихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодезь Иаковлев. Иисус утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа (по нашему, двенадцатого до полудня). Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить (ибо ученики Его отлучились в город купить пищи). Женщина Самарянская говорит Ему: как Ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий, и Кто говорит тебе: дай Мне пить, – то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть не чем, а колодезь глубок: откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь, и сам из него пил, и дети его и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий пьющий воду сию возжаждет опять; а кто будет пить воду, которую я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать. Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда. Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа; ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала. Женщина говорит Ему: Господи вижу, что ты пророк" [177]. Здесь мы прервем чтение Евангелия и побеседуем о прочитанном. В какой простоте мы видим здесь Богочеловека, Творца неба и земли, всю тварь содержащего дланью, Царя ангелов и человеков! Утомленный, как человек, путешествием по каменистой земле под знойным жгучим солнцем, он сидит у колодца и беседует как простой путешественник с женщиною, притом – самарянкою, по нынешнему названию – раскольницею, притом грешницею, имевшею незаконного сожителя. Пришедши в мир призвать не праведников, а грешников на покаяние, Господь хочет обратить к покаянию и эту грешницу, а через нее – и многих ее соотчичей, – и что же делает для этого премудрый Творец и Спаситель человеков, уподобившийся нам во всем кроме греха? По поводу водоношения Он начинает с женщиною речь о живой воде, или о благодати Святого Духа, очищающей грехи, утоляющей жажду бессмертной души, палимой грехами, погашающей огонь страстей и огонь геенский, примиряющей душу с Богом. И как мудро и вместе просто Он ее приводит к сознанию грехов, нужды покаяния и обновления жизни; как мудро приводит ее к вере в Него, как истинного Мессию! Как Сердцеведец, зная всю ее прошедшую жизнь, исполненную грехов, Господь бережно, постепенно пробуждает ее совесть и заставляет ее саму сознаться в своих грехах и таким образом восчувствовать всем сердцем свою душевную нищету и беду, потребность веры в Мессию-Избавителя, жажду милости Божией, оправдания Божия, жажду чистоты и целомудрия, жажду жизни непреходящей, вечной. И вот самарянка уловлена в веру спасительную. Она уверовала в Иисуса Христа и привлекла к вере своих сограждан; покаялась в прежних делах, начала жизнь добродетельную и возымела такую пламенную, святую любовь к Господу, что как повествует священное предание – не устрашилась впоследствии исповедовать имя Его перед иудеями и язычниками и претерпеть многие страдания ради Его, – и получила венец мученический при гонителе христиан, римском императоре Нероне [178]. Имя ее было Фотина. Итак самарянка на самом деле удостоилась принять от Господа живую воду, текущую в живот вечный, или благодать Святого Духа, очистившую ее от грехов; утолившую жажду ее бессмертной, созданной по образу Божию души, – излиявшую в сердце ее живую веру и пламенную любовь к Господу, укрепившую ее в исповедании имени Его святого и в претерпенных за Него страшных муках и сделавшую ее причастницею жизни вечной.

Понятно ли теперь после всего сказанного, что есть живая вода, о которой беседовал Господь у колодезя с самарянкой, и какие она производила спасительные действия в нас грешных? Живая вода, или благодать Божия есть спасительная сила Божия, действующая в человеке во спасение через веру во Христа, – располагающая его к покаянию и умилению; – сила, противоборствующая греху и побеждающая грех, – сила милующая, врачующая, очищающая, освящающая, примиряющая и соединяющая человека с Богом, возбуждающая и воспламеняющая сердце человека любовью к Богу и ближнему; – сила просвещающая, утешающая и духовно питающая, воссозидающая и обновляющая, совершенствующая всего человека, в иных – чудотворящая и прозирающая сокровенное и тайное. Обретший у Бога благодать человек проявляет ее в себе разными добродетелями: живою верою, упованием и любовью, искренним всегдашним покаянием, глубоким смирением, тихостью и кротостью ко всем, незлобием, воздержанием, чистотою, правотою, богомыслием, миром и радостью в Духе Святом, послушанием, терпением, святым дерзновением и ревностью ко всякой добродетели. Святой апостол Павел так пишет о благодати к ученику своему Титу, епископу Критской Церкви: явилась благодать Божия спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иucyca Христа, Который дал Себя за нас, чтоб избавить нас от всякого беззакония, и очистить Себе народ особенный и ревностный к добрым делам [179]. Эта благодать, спасительная всем человекам, нужна и всем нам, братия мои. Источник же этой благодати, кладезь этой живой воды есть Господь наш Иисус Христос или святая Церковь православная, на которую Он излиял обильно Духа Святого. В ней постоянно истекают струи жизни в Слове Божием, в святых таинствах, в Богослужении, особенно – при совершении литургии. Приходите все почерпать здесь воду жизни вечной даром. Будем все искать благодати более всех сокровищ земных, как искали ее святые, которые для получения благодати презрели мир, во зле лежащий со всеми его прелестными скоропереходящими благами, презрели и изнурили многострастную плоть свою, чтобы очистить, освятить, укрепить и возвысить горе душу, подавляемую и омрачаемую плотскими пристрастиями, чтобы восторжествовать над страстями и похотями, возлюбить всем сердцем Бога, правду и святыню и вечную жизнь; ибо нельзя работать двум господам.

Господь называет благодать Свою живою водою, в противоположность мертвой воде, которою старается усердно отравлять всех людей и весьма многих отравляет виновник смерти и всякого зла – диавол. Эта мертвая вода, которую жадно пьют многие, прельщающиеся кажущеюся сладостью ее или самую горечь ее считающие за сладость, есть грех во всех его бесчисленных порождениях: гордость, неверие, ересь, раскол, суевериe, лукавство, лицемерие, гнев, злопамятство, раздражительность, мстительность, недоброжелательство, зложелание, зависть, злорадство, хула, крамола, неповиновение властям, осуждение, чревоугодие, лакомство, объядение, особенно – пьянство, блуд, нечистота, дерзость, непослушание, кощунство, скупость, сребролюбие, лихоимство, жестокосердие, хищение, ложь, обман, коварство, праздность с праздными занятиями, леность, нерадение о душе, нераскаянность, малодушие, уныние, боязнь бесовская, отчаяние и проч. Это – источники мертвой воды, текущие вместе с теми, в ком они текут, – в пагубу вечную. От этой мертвой воды есть врачество:

– покаяние и смиренная вера в соединении с пламенною молитвою – домашнею и церковною и с постом;

– причащение тела и крови Христовой, всеусильная, постоянная борьба со своими страстями и порочными наклонностями, прилежное чтение Слова Божия, повествований о жизни святых и их душеспасительных писаний;

– памятование о смерти и о суде и о своем окаянстве и ничтожестве.

Но продолжим далее чтение Евангелия о беседе Господа с самарянкою. Самарянка говорит: "отцы наши поклонялись на этой горе (разумея под отцами – Авраама, Исаака и Иакова); а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете покланяться Отцу. Вы не знаете, чему кланяетесь; а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от иудеев. Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине; ибо таких поклонников Отец ищет себе. Бог есть дух: и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине. Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть, Христос; когда Он придет, то возвестит нам все. Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою" [180]. После этого женщина оставила водонос свой у колодезя, поспешно пошла в город и объявила всем о чудесном Прозорливце, – и многие из самарян, увидев Его и услышав слово Его, уверовали в Него.

Что значит поклоняться Богу в духе и истине? – Значит веровать, что Бог на всяком месте и на всяком месте видит и слышит молящихся Ему, воздыхающих к Нему, кающихся Ему, благодарящих и славящих Его, – а не в известном только месте, например, на горе·какой-либо, как думала самарянка, или только в храме, хотя без сомнения в храме ближе к нам Бог, по собственному Его обещанию: идеже бо еста два, или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреди их [181], и особенно – по причине священнодействуемых здесь Его святых Таин: – кланяться в духе и истине значит – молиться Богу в общении с Церковью всем сердцем, всем помышлением, со всем усердием и благоговением, с живою верою, с твердым упованием, – а не слова только выговаривая без смысла и чувства или головою кивая и рукою двигая без живой мысли и живого чувства. Это последнее не есть молитва, а только безжизненная тень молитвы; она не умилостивляет, а прогневляет Бога. Да избавит Бог от такой молитвы всякого из нас. – Научимся все поклоняться Богу в духе и истине: молясь, будем приносить Богу плоды молитвы: покаяние нелицемерное, исправление сердца и всего жития, будем ревностны ко всякой добродетели. Это и будет поклонение Богу духом и истиною. Аминь.

Слепота душевная

Слово в неделю о слепом

Сегодня возлюбленные братья, читано было Евангелие от Иоанна об исцелении Иисусом Христом слепого от рождения; вы слышали эту божественную повесть. Господь, Свет мира, совершил это великое чудо так: плюнув на землю, Он сделал брение из плюновения, т. е. раствор земли с влагою, и помазал брением глаза слепому, сказав; пойди, умойся в купальне Силоам (что значит: посланный). Он пошел и умылся, и пришел зрячим [182]. Но, что еще важнее, этот слепец прозрел и душевными, не только телесными очами. Он уверовал в Иисуса Христа, как Сына Божия и Спасителя мира, к посрамлению всех мудрых и разумных между иудеями, не веровавших в Господа при всем множестве чудес Его, явно свидетельствовавших о его Божественном всемогуществе. Это обстоятельство, т. е. неверие ученых и знатных евреев в Иисуса Христа, как в Богочеловека, подает мне повод побеседовать с вами кратко о слепоте душевной, которая гораздо опаснее и более достойна сожаления, а иногда и слез, чем слепота телесная. Зрение есть благороднейший член нашего бренного тела и оно доставляет человеку величайшую пользу и удовольствие, как это всякому из нас известно, и лишиться зрения, значит лишиться едва не половины жизни своей: не видеть солнца, не видеть никого и ничего, ни себя, ни других, ни того, что около нас, не видеть красоты неба и земли, ни всего, что на небе и на земле и на море, да это почти то же значит, что быть мертвецом. Но, братия и сестры, человек, одаренный от Творца разумною душою, способною познавать истину, которая есть жизнь ее, и по гордости, своенравно и упорству не хотящий познать ее, идущий наперекор своему разуму и совести и Богу и людям, – не есть ли несчастнейший слепец, вольною волею несчастный, злостно несчастный, который сам добровольно употребляет во зло величайший дар Божий человеку – разум и свободную волю, отличающая его от всех животных бессловесных, но есть ли он неблагодарнейшее животное, пред своим Творцом, поносящее чудные дары Его Своим разумным тварям? Не есть ли добровольный глупец или безумец, извративший сам богодарованную мудрость в безумие и называющий – добро злом или доброе лукавым и лукавое добрым, сладкое горьким и горькое сладким? А таковы были во время земной жизни Иисуса Христа фарисеи и книжники и сами первосвященники и старейшины народа израильского: видя чудеса Иисуса Христа, совершаемые в народе, чудеса самые благодетельные, слыша Его премудрое, спасительное учение и видя жизнь Его вполне праведную, святую, примерную, они приписывали чудеса силе бесовской, извращали смысл слов Его, поносили Его и безумцем и бесноватым и льстецом или обманщиком и, наконец, как бунтовщика злодея, предали позорной казни святейшего всех святых, Сына Божия. Вот ужасная слепота душевная! Не достойна ли она всякого отвращения, горьких слез? Ибо человек, слепотствующий душою по гордости и упорству, есть самый несчастный, как верная добыча ада, как сатанинское исчадие, напитанное гордостью и злобою отца своего диавола. Это-то вот и есть хула на Духа Святого, когда человек по гордости и упрямству не хочет верить явной "истине, доказываемой явными чудесами. Такому человеку нет прощения ни в семь, ни в будущем веке [183] не потому, чтобы грехи наши побеждали человеколюбие Божие, а потому, что сам человек в гордости, упорстве, злобе, лжи и нераскаянности погибает. Что же рождает в человеке такую слепоту? Отчего она? – От крайнего самолюбия, гордости и самомнения, от злостного расположения сердца, от зависти и от всегдашней сытости и пресыщения. Яде и насытися: уты, утолсте, разшире: и остави Бога сотворившего его [184], говорит Писание. Таких вольных слепцов, сынов погибели, есть много и в наше время, как были они всегда. В наше время этих вольных или либеральных слепцов производит или вольная, не по разуму Евангельскому наука, поучающая, что все в мире произошло само собою, по природе, что человек, как чадо природы, исчезает со смертью своею, что якобы не будет воскресения и суда и иного века бесконечного, – или либеральные разговоры и, вообще, сообщество и беседа с легкомысленными, неверующими людьми или довольная, беззаботная, развеселая жизнь, исполненная ежедневных беззаконий и пороков, в которой погасает и последняя искра христианская. Еще ожесточенных слепцов душевных порождает озлобление и отчаяние, непокорность существующим властям, неистовое, нелепое намерение поставить на своем, осуществить свои нелепые идеи или планы и намерения. Таковы нынешние анархисты или нигилисты, которые в слепоте своей думают пересоздать, переворотить общество по-своему, воображая, что их планы наилучшее и принесут величайшую пользу народу – едва не золотой век. Сами окаянные идут прямо в ад и ничего, кроме зла и пакости не делают, а мечтают о какой-то пользе народу. Чего же от них доброго можно ожидать? Дерево узнается по плодам, а нигилисты по своим адским делам. Боже, сохрани народ православный от таких вожаков!

Братия! бегите от этой слепоты и от всякой слепоты, которая рождается от греховных страстей: самолюбия, самомнения и гордости, злобы, зависти, своенравия и упрямства, пьянства и невоздержания, корыстолюбия, блуда и непотребства, уныния и отчаяния. Аминь.

Жемчужина

Слово в день памяти святых просветителей славянских равноапостольных Мефодия и Кирилла

Поминайте наставники ваша, иже глаголаше вам слово Божие, ихжевзирающе на скончание жительства, подражайте вере их (Евр.13:7)

Ныне вся православная Церковь, наипаче славянская, совершает память св. равноапостольных Мефодия и Кирилла, вся словенские страны учениями своими просветивших и ко Христу приведших.

Какое сокровище драгоценнее сокровища веры Христовой, веры православной? По истине, нет драгоценнейшего сокровища, как сокровище истинной веры: потому что истинная вера дает нам познание об истинном Боге, и соединяет с Богом, – а в соединении с Богом всякое благо и блаженство; потому-то и Сам Начальник нашей веры Господь Иисус Христос называет веру в Него и сокровищем, скрытым на поле, и бесценным бисером. И это сокровище истинной веры передали нам, на родном нашем языке, упомянутые два равноапостола и родные брата, св. Мефодий и Кирилл. – Наши предки, как и все славяне – моравы, сербы, чехи, поляки и другие, во времена древние были идолопоклонниками, воздавали славу, приличную единому живому Богу – бездушным истуканам; так pyccкие поклонялись Сварогу или Перуну, Дажбогу или солнцу и огню и многим другим мнимым богам и истуканам, приносили в жертву Перуну живых детей, как некогда евреи – Молоху; не знали о сладчайшем Спасителе человеков, Иисусе Христе, Сыне Божием, и о вечной жизни, дарованной верующим в Него, – и погибали в своей многобожной или безбожной вере.

Но Господь вышний, в деснице Коего судьбы народов, Который предвидел готовность славянских племен к принятию света истины и веры истинной, избрал к обращению их от прелести язычества к животворной вере Христовой двух родных братьев – славян Мефодия и Кирилла, как некогда двух братьев Петра и Андрея, Иакова и Иоанна призвал от ловитвы рыбы к ловитве человеков, и эти новые апостолы много потрудились и перенесли скорбей при просвещении славянских племен верою Христовою; славяне не знали грамоты, не имели письмен: нужно было изобрести письмена или грамоту, и св. Кирилл изобрел для них грамоту; нужно было переложить слово Божие и богослужебные книги на язык славян: и два брата исполнили это трудное дело, научили темных славян грамоте, вере, молитве, заповедям Господним, построили для них церкви, дали им священников и началось служение истинному Богу в земле, которая до тех пор осквернялась идолопоклонством и бесовскими жертвами. От славян моравов христианская вера, славянская грамота, священные и богослужебный книги перешли к славянам руссам, и стала земля русская служить Богу истинному, просвещаться и освящаться и согреваться верою Христовою. Сначала Аскольд и Дир, потом равноапостольная княгиня Ольга, звезда русская, а за нею внук ее – равноапостольный князь Владимир, красное солнце земли русской, привели народ русский к познанию единого Живого истинного Бога и Сына Его единородного, Господа нашего Иисуса Христа и Духа Святого – Троицы Святые, единосущные, животворящия и нераздельныя.

Итак видите, братие мои, что и вера наша христианская православная и это повсюдное стройное богослужение православное на славянском, родном, удобопонятном для нас языке, – эта грамотность русская, это просвещение всеславянское и всероссийское есть обильный плод, есть обильная жатва, семена которой посеяны были св. Мефодием и Кириллом. И к нам относятся слова Спасителя, сказанные Им ученикам Своим: один сеет, а другой жнет; Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их [185].

Пользуйтесь же, братия мои, бесценным сокровищем веры православной: славьте непрестанно всем сердцем Бога истинного Иисуса Христа и Святого Духа, славьте сердцем и устами, и наипаче всею вашею жизнью; прилежите вседушно к исполнению заповедей Христовых и достигайте вечного наследия со святыми; а при этом не забывайте поминать наставников наших – св. равноапостольных Мефодия и Кирилла, которые передали нам слово Божие на нашем языке и просветили нас верою Христовою; усердно читайте и слушайте это слово Божие и исполняйте его, – и взирая на конец жития наших первоучителей, подражайте вере их. Как высокопарные орлы, они и при жизни стояли выше всего земного, не заботились ни о стяжании земном, ни о славe земной, и по кончине воспарили на небо к Господу Иисусу Христу, ради Которого потрудились; и вы не будьте пристрастны к земным вещам, но помните горнее ваше звание и помышляйте о нетленных небесных благах, уготованных для любящих Бога, ведая, что житие наше на небесех есть [186]. Не забывайте и того, что там далеко на юге и западе есть много родных нам по вере, языку и племени славянских народов, наших братьев, которых восприимите в молитвы ваши; молитесь об их благоденствии и преуспеянии в вере и благочестии, да единым сердцем и устами все славим единого Бога в Церкви земной, воинствующей, и да сподобимся единогласно воскликнуть Ему и в Церкви небесной, торжествующей: слава Тебе Богу, Просветителю нашему, во веки веков. Аминь.

Зачем Господь вознесся от нас на небо?

Слово в день вознесения Господня

Господь же убо, по глаголании Его к ним, вознесся на небо, и седе одеснуюБога (Мк.16:19)

Святая Церковь всех земнородных возбуждает ныне к веселию и говорит; еси язы ́цы восплещите руками, яко взыде Христос, идеже бе первее [187] т. е. все народы восплещите от радости руками, потому что Христос восшел туда, где был прежде, т. е. на небо.

Итак, в праздник Вознесения Господня нужно радоваться всем христианам. Чему же радоваться? – Казалось бы, скорее надобно было печалиться и скорбеть, потому что сладчайший Спаситель наш Иисус Христос оставил нас видимым Своим присутствием и вознесся на небеса, откуда придет опять, но придет уже грозным Судиею всех земнородных. Нет, в день воспоминания вознесения Господня больше причин к радости, чем к печали. Рассмотрим только, почему Господь от нас вознесся на небо.

Господь вознесся от нас на небо не для того, чтобы опечалить нас Своим отшествием, но чтобы устроить нам полезнейшее. Вся жизнь Его, все дела Его были на пользу нашу, во спасение наше; точно также и вознесение Его было для нашего блага. Как любя нас, Он сошел к нам с небес и, пожив с человеками, положил за них душу Свою на кресте, так любя нас и на небо вознесся, нам же благодетельствуя. Так Он Сам говорил ученикам Своим: лучше для вас, чтобы Я пошел, ибо если Я не пойду, то Утешитель не прийдет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам [188]. Итак, Господь вознесся на небо для того, чтобы вместо Себя послать равного Себе – Утешителя Духа Святого, Который утешил бы св. апостолов и всех истинных христиан в их скорбях, бедах и гонениях. Вот первая причина радости. Гряди же, гряди, Господи Иисуce, и пошли нам Утешителя!

Далее – вознесся от нас Господь на небо, чтобы Ему с высоты призирать на нас, как Отцу на чад, как Пастырю на овец, как Орлу на птенцов, как Вождю на свое воинство, чтобы всякого видеть и у каждого из нас рассматривать нужду и потребности, и каждому подать помощь. Как какой-нибудь царь, собрав на войну многочисленный войска свои и желая видеть все свои полки, восходит для того на высокое место, – на гору или на какое-нибудь здание, и с высоты смотрит и устрояет их, и, когда видит, что они одолевают, радуется о них; а если замечает, что их одолевают, посылает им скорую помощь; так Господь наш, Царь царям, имеет воинствующую на земле Церковь Свою, т. е. верных христиан Своих, восшел на небо, как бы на гору, чтоб с высоты видеть подвиг каждого и подвизающимся сплетать венцы, а изнемогающим подавать руку скорой помощи, – чтобы падших восстановлять и делать их сильнейшими против врагов, а гонящим нас полагать препятствие. Святой первомученик Стефан подвизается в страдальческом подвиге, его побивают иудеи камнями, а Господь наш, отверзши небо, с высоты славы Своей смотрит на него, – так что страдалец, видя это, восклицает: вижу небеса отверста, и Сына человечи одесную стояща Бога [189].

Вознесся от нас Господь на небо и для того, чтобы, как солнце, осиявать всех нас благодатью Своею с высоты небесной. Как солнце скрывшись на западе, производит темноту ночную по всей поднебесной, а когда взойдет и поднимется на высоту, тогда со всей поднебесной тьма бежит прочь, и лучи солнечные осиявают вселенную дивным светом: так мысленное Солнце наше – Христос, доколе, живя на земле, как бы на западе, не являл светозарного Божества Своего людям, до тех пор по всей земле была тьма незнания Бога; а когда воссиявши от гроба Своего, восшел на небо, тогда молния Его Божества осветила вселенную и имя Его сделалось славно от восток солнца до запад, по всей земле, – познанием Бога просветилась вся вселенная.

Господь вознесся от нас на небо еще для того, чтобы устроить нам путь к небу, и чтобы быть нашим предводителем в горние страны. Не было для человека пути к небу до самого вознесения Господа на небо: никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе [190], говорит Господь. Сшедый, той есть и восшедый превыше всех небес [191]. Так прежде никто не мог взойти на небо, хотя и был праведен и свят: – а когда Господь наш, облекшийся в человеческое естество, восшел на небо, – то устроился путь к небу для всего рода человеческого и тем путем пошли вслед за Христом души св. праотцев и пророков, изведенные из ада; им взошли апостолы, святители, мученики, исповедники; им и ныне восходят достойные – праведные люди, последующие Христовым стопам; ныне всем известен путь к небу. Только не ленитесь восходить им христиане!

Так вознесся от нас Господь на небо – для того, чтобы отворить нам двери небесные – для невозбранного входа туда. Праотец наш Адам затворил было райскую дверь всему роду человеческому, и у райских дверей стал Херувим с пламенным оружием; затворил – говорю, – Адам рай и вход к жизни, а отворил было одни входы к смерти и аду, а Господь сделал противное: входы к смерти и аду затворил, а рай отверз – и прежде всего разбойнику, которому сказал: днесь со Мною будеши в раю [192], потом и всем; а наконец, и самое небо отворил Своим вознесением.

Какие всерадостные причины вознесения от нас Господа на небо.

Далее – Господь вознесся от нас на небо, чтобы ходатайствовать о нас пред Богом Отцом. Так говорит св. апостол Иоанн Богослов: Аще кто согрешит, Ходатая имамы к Богу Отцу, Иucyca Христа Праведника: и Той очищение есть о грехах наших [193]. Итак, не будем мы, грешные люди, отчаиваться в своем спасении, а будем благонадежны: мы имеем доброго Заступника о нас к Богу Отцу – Самого Христа Спасителя нашего, Который и ходатайствует о нас, только не будем ленивы и сами, при ходатайстве Христовом, воссылать свои теплые молитвы к Отцу небесному; – да, Господь Иисус Христос ходатайствует о нас к Богу Отцу и умилостивляет Его. Но, о ком ходатайствует? о грешниках. О каких грешниках? о кающихся, о них умилостивляет Отца Своего, а о некающихся грешниках не умилостивляет, потому что они второй раз распинают Сына Божия в себе тяжкими грехами своими, своим коснением в нераскаянности и кровь Сына Божия попирают нераскаянностью своею. Итак бойся, грешник, пребывающий в нераскаянности, – чтобы не постигло тебя внезапно наказание Божие и не потребиться бы тебе от земли живых, и не быть осужденным вместе с убийцами, распявшими Сына Божия.

Наконец, Господь вознесся от нас на небо, чтобы на небеси уготовать нам место, где мы будем жить вовеки и соцарствовать Ему, Господу нашему. Так Он Сам говорит: иду уготовати место вам; и Аще пойду, и уготовлю место вам, паки прииду и пойму вы к Себе: да, идеже есмь Аз, и вы будете [194]. Какая радостная причина вознесения! Господь вознесся от нас на небо, чтобы приготовить каждому из праведных и благочестивых людей место на небеси, а также и нам грешным, если обратимся и покаемся от всего сердца. Где место апостолу Петру, отвергшемуся Господа, и горько о том после плакавшему, где жене блуднице, плакавшей у ног Его, где блудному сыну, где мытарю, где разбойнику, там и нам будет место; только поплачем горько о грехах своих, как Петр, припадем к ногам Его с покаянием, как блудница, обратимся к Нему, как блудный сын, смиримся как мытарь, сораспнемся Ему, как благоразумный разбойник. Покаемся – и спасемся.

Все возрадуемся вознесению своего Господа Спасителя. Аминь.

Как получить жизнь вечную?

Слово в неделю святых отец Никейского собора

Се же есть живот вечный, да знают Тебе единого истинного Бога, и Его же послал еси Иисус Христа (Ин.17:3)

Священническая должность моя побуждает меня и нынешний воскресный день побеседовать с вами о весьма важных предметах, которые необходимо нужно знать всем нам для благоугождения Богу и спасения душ наших. Ныне святая Церковь вспоминает святых Отцов первого Никейского вселенского собора, утвердивших истинное учение о Божестве Сына Божия, или о единосущии Сына Божия с Богом Отцом, против еретика Ария и его единомышленников, которые ложно учили, что Сын Божий – не единого существа с Богом Отцом и якобы не Бог истинный, а сам сотворен Богом Отцом. Они богохульники хотели в самом корнe и основании поколебать христианскую веру: ибо если бы допустить, что Иисус Христос не единосущный Сын Божий и не Бог истинный, то наше искупление и спасение было бы мечтою, мы были бы окаяннее всех человеков, ибо все были бы во грехах, без очищения и освящения, не имели бы надежды на воскресение из мертвых и на вечный живот. Святые отцы доказали всю нелепость этого еретического учения, ибо, в самом деле, невозможно было кому-либо, кроме единородного и единосущного Сына Божия, обновить растлевшее естество человеческое и очистить безмерные грехи его, и никто другой, кроме единородного Сына Божия, не мог принести себя в жертву за весь мир и взять на себя грехи его. Еретики хотели через свое нечестивое учение отнять у людей надежду, прибежище, утешение, очищение, освящение, их силу и их славу, чем был и есть для всех верующих Господь Иисус Христос. Это пагубное для душ еретическое учение публично и премудро опровергнуто и предано проклятию святыми Отцами первого вселенского собора, бывшего при равноапостольном царе Константине и в присутствии его, в 325 году по Рождестве Христовом в городе Никее, – и православное учение о Сыне Божием, Спасителе нашем, торжественно возобновлено; оно находится в символе веры и читается так: "верую во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия единородного, Иже от Отца рожденного прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша". Святая Церковь благодарно прославляет ныне Господа за то, что Он основал на земле разумные светила отцов наших и через них всех нас наставил истинной вере; а в недельном Евангелии она произносит устами диакона первосвященническую молитву Иисуса Христа, которую Он изрек к Богу Отцу Своему перед страданиями Своими. Эта чудная молитва, из которой совершенно ясно видно, что Он есть истинный Сын Божий, – единого божеского существа с Богом Отцом, – искупивший мир своею смертью, – через Которого одного только возможно спасение наше (т. е. через страдания и смерть за грехи мира, ибо страдания и смерть Его за нас есть слава Его, так как через Свои страдания и смерть Он восторжествовал над адом и смертью), читается так: "Отче! пришел час: прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотию, – т. е. над всем родом человеческим, – да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную. Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа; Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира. Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое. И все Мое Твое, и Твое Мое, и Я прославился в них. Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы" [195].

Так как и в наше время, и за границей и в нашем отечестве, и даже в нашем городе есть некоторые безумцы, дерзающие иногда в легкомысленных разговорах кощунствовать и отзываться о Боге и Спасителе нашем недостойно, и так как в истинном познании Бога и Христа, Сына Божия, заключается вечная жизнь, а вечная жизнь должна быть для всех нас крайне дорога, то побеседуем теперь о том, как бы нам познать Бога и Господа Иисуса Христа так, чтобы через познание Его достигнуть вечной жизни. Ибо не всякое познание Бога может приводить к вечной жизни: весьма многие и знают, но все-таки навеки погибают. Bce мы знаем Бога и имя Его именуем, но знание многих есть бесплодное, мертвое знание, которое не приведет к вечной жизни.

Во-первых, для получения живота вечного нужно правильное познание истинного Бога и посланного Им Иисуса Христа, как и всего учения Его, заповедей Его, а не искаженное ложными мудрованиями еретиков и раскольников, ибо там хаос заблуждений, возведенных в догматы; в противном случае невозможно человеку достигнуть жизни вечной; святой апостол Павел говорит: если кто вам благовествовал иначе, нежели мы вам благовествовали, тот да будет анафема [196], т. е. навсегда отлучен от Господа и от вечной жизни. Но чтобы иметь правильное, верное, спасительное познание о Боге, для этого нужно быть членом Церкви Божией, в которую, как бы в богатую сокровищницу, апостолы в полноте положили все, что принадлежит истине, и которая есть дверь жизни, вводящая в жизнь вечную, по словам святого Иринея; только в Церкви можно всегда слышать истинное учение о Боге и иметь все средства ко спасению и к жизни вечной, а вне Церкви нет спасения.

Во-вторых, для получения жизни вечной надобно не холодным только умом и сердцем знать Бога, причем будто не беда позволять себе увлекаться пристрастием к житейскому, что нелепо; а надобно доказать познание Бога теплотою чувства и горячею сердечною к Нему любовью, исправлением всего жития своего, отвержением страстей и пристрастий житейских, греховных навыков или привычек, наклонностей, поползновений ко греху, успехом во всякой добродетели, стремлением непрестанным к святости и совершенству. Святи будите, яко Аз свят есмь Господь Бог ваш [197]. Будите совершени, якоже Отец ваш небесный совершен есть [198]. Во всех посланиях своих к новообращенным христианам, святые апостолы увещевают их с познанием Бога соединять исправление жизни и успевать во всякой добродетели. Так святой апостол Петр пишет в своем послании к христианам из иудеев: "возлюбленные, вы, как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем; но, по примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят. И если вы называете Отцом Того, Который нелицемерно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего, зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровью Христа, как непорочного и чистого агнца. Послушанием истине через Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век. Отложив всякую злобу и всякое коварство и лицемерие и зависть и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое, словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение" [199]. В другом послании он же пишет: "покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа. А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих. Посему, братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание: так поступая, никогда не преткнетесь. Ибо так откроется вам свободный вход в вечное царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа" [200]. Святой апостол Иоанн Богослов пишет, что мы из того можем узнать, что мы познали Бога, если соблюдаем Его заповеди. "Кто говорит: я познал Его, но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины" [201]. Итак, христианин, если желаешь вечной жизни, то старайся познать Бога не умом только холодным, но всем сердцем, делами докажи познание Его; ты знаешь, что Бог свят; старайся быть и сам святым; знаешь, что Бог благ и милосерд; и ты будь сострадателен, снисходителен и милосерд; знаешь, что Бог долготерпелив, и ты долготерпи; терпением вашим спасайте души ваши [202], претерпевый до конца спасен будет [203], – говорит Господь; – знаешь, что Бог правосуден, – и ты наблюдай справедливость во всем; знаешь, что Бог прещедр и щедроты Его на всех делах Его [204], и ты перестань быть скупым и наносить хулу Всещедрому твоею скупостью; знаешь, что Бог пречист, и ты возлюби чистоту душевную и телесную и гнушайся нечистоты греxa, особенно нечистоты плотской; знаешь, что Иисус Христос учил о пользе и необходимости поста для человека, старайся и ты быть воздержным; не противоречить сам себе, зная одно, а делая совсем другое. Вот такое познание Бога и Христа приведет тебя верно к вечной жизни. Милостивии помилованы будут; чистии сердцем Бога узрят [205].

Если действительно хочешь познать Бога и быть познанным от Него, то стань немедленно на путь деятельный, на путь добродетели, и немедленно оставь путь беззакония; в противном случае самые дела твои будут свидетельствовать против тебя, что ты не знаешь Бога и презираешь собственное вечное благо; или льстишь, обманываешь себя, будто с верою во Христа можно соединять и плотские, греховные дела и, называясь христианином, творить дела языческие. Но апостол ясно говорит тебе и подобным тебе людям так мечтающим: не обманывайтесь: ни блудники, не прелюбодеи, ни пьяницы, ни татие царствия Божия не наследят [206].

Видишь, как непременно нужно познавшему Бога и Христа, Сына Божия, обратиться и сойти с пути грешного и стать на путь добродетели. Итак, повторяю, не противоречь сам себе; если ты познал Бога, то делами твоими не отрекайся от Него. Будь верен, мирен, смиренномудр, простосердечен, кроток, воздержен, трудолюбив, любезен; братолюбием друг ко другу любезна: честию друг друга больша творяще [207]; – целомудрен, послушен, терпелив, возвышен, помышляй о горнем, а не о земном; не следуй влечениям плоти и крови и не будь хуже бессловесных животных, знающих меру и время для удовлетворения своих потребностей. Отложи ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, и облекись в нового, созданного по Богу, по образу Божию, в правде и святости [208]. Все святые, угодившие Богу, познав Бога, немедленно оставили похоти плотские, все дела беззаконные и проводили жизнь деятельную, духовную, добродетельную; если же и падали, то немедленно восставали и с большим усердием принимались за святое дело угождение Богу. Да ведь и вечная жизнь, непрерывно блаженная во свете лица Божия, стоит того, чтобы в краткое время здешней страннической жизни перенести всякие труды, лишения, искушения, скорби и болезни для очищения и усовершенствования себя же, своей же души, чтобы потом по окончании подвига вечно радоваться. Сеющие слезами, радостью пожнут. Ходящии хождаху и плакахуся, метающе семена своя: грядуще же приидут радостию, вземлюще рукояти своя [209], говорит святой царь и пророк Давид.

Вот что я нашел нужным сказать вам сегодня, при руководстве слова Божия, в вашу душевную пользу. Постарайтесь запомнить то, что сказано, и – делом исполнить для спасения душ ваших, искупленных пречистою кровью Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

Благодатные дары Святого Духа

Слово в день Св. Пятидесятницы

Троицу единосущную песнословим Отца и Сына, со святым Духом: тако бо проповедаша, вси Пророцы, и Апостоли с Мученики.

Празднуем одно из величайших событий в мире и в Церкви Христианской, – событие сколько чудесное, столько же и спасительное и всерадостное для всего христианского мира; именно: празднуем сошествие на апостолов Святого Духа Бога, Третьего лица Пресвятые Троицы, ниспосланного вознесшимся на небо Сыном Божиим Иисусом Христом от Бога Отца. – Он (Христос) говорил своим ученикам перед страданиями: иду к Пославшему Меня... Но оттого, что сказал вам это, печалью исполнилось сердце ваше. Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам [210]. Вседержавный и Животворящий Дух Божий, соестественный и сопрестольный Отцу и Сыну торжественно и действительно сошел на учеников и учениц Господа, а в лице их и на Церковь христианскую для усвоения людям великого дела искупления, совершенного Сыном Божиим, для возрождения огнем Духа Святого апостолов и с ними бывших всех, для сообщения им потребного для проповеди всем людям дара необоримого мужества и силы и дара говорить на всех языках, дара Божественной любви, всех объемлющей и не отпадающей, такой любви, какую имел к людям Господь Иисус Христос, положивший за людей душу Свою. Дух Святой исполнил апостолов даром премудрости, властью возрождать людей из ветхой твари в новую через веру в Иисуса Христа и посредством проповеди и таинств – крещения, миропомазания, священнодействия Тела и Крови Христовых. Он дал им и приемникам их епископам власть и мудрость вязать и решать грехи человеков, – уяснять веру и учение веры, писать Богомудрые Евангелия и послания, созывать Соборы для уяснения Богооткровенного учения и обличения ересей и расколов, постановлять правила веры и поведения, освящать храмы и рукополагать в священные степени, вообще благоустроять только что основанную Церковь Христову. Дух Святой проявил Себя в мире в чудных Божественных действиях во всем величии Божества Своего, как Творец и Зиждитель естества человеческого, как Саможивот и Источник живота для всех словесных тварей, как Источник премудрости и силы.

Вот какой великий праздник совершает ныне Святая Церковь Православная во всем мире!

Этот день называется праздником Пятидесятницы, потому что Дух Святой сошел по воле Бога Отца и по ходатайству Христа Бога в день пятидесятый после воскресения Христа Бога из мертвых; называется и праздником Святые Троицы, потому что ясно просияла в этот день Святая Троица. Отец, пославший Духа Святого Своего на Апостолов – Сын, умоливший Отца послать Духа Святого на избранных Своих и положивший таким образом твердое основание Своей церкви, которую и врата адова не одолеют [211].

Какие дивные, спасительные, действия произвело сошествие Святого Духа на Апостолов – показывает книга Деяний Апостольских и непогрешительная история Церкви. Апостолы пронесли святое Евангелие во все концы тогдашнего мира, проповедав его всем народам и возродили мир своею проповедью и чудесами – и с какою верою и любовью, с каким самоотвержением, с какою непобедимою силою пронесли они проповедь о Христе по всему миру! Они победили и покорили Христу ученых, философов, риторов, царей и царства, – всю вселенную, покорили кротостью и силою своей проповеди и бесчисленными чудесами; с радостью переносили они мучения и смерть за Христа и Его учение, ради будущей бессмертной жизни и ради спасения верующих. Они так дорожили истиною Христова учения, что при всей любви к людям, готовы были отлучить от Церкви всякого, кто стал бы иначе учить, чем они учили по откровению Божию; если мы, или ангел с небеси будет учить вас иначе, чем мы благовествовали, анафема да будет [212] и за истину Богооткровенного учения готовы были всегда умереть. Между тем в нынешнее время многие, именующиеся христианами, так обезвeрились и так уничижили Слово Божие, что сочли его за простое человеческое слово, как граф Толстой с товарищами и – дерзают извращать его по своему дикому пониманию и вкусу, – как никогда не осмелились бы поступить со словом земного Царя или писателя, хотя бы Пушкина или другого какого – и учат совершенно иначе, чем учит святое Евангелие.

Далее чудесные и спасительные действия Духа Святого выразились в самых разнообразных дарах Его верующим: в даре пророчества, чудес, изъяснения писания, в даре языков, всяких исцелений, особенно в самоотверженной любви верующих друг к другу, любви, которая считала все общим и которая распределяла насущные потребности по нужде каждого. Далее державные действия Духа Святого выразились в единодушных и единомысленных собраниях св. Отцов на вселенских и поместных Соборах, – на которых, как лопатою развевались все плевельные, зловредные учения ересей и восстановлялось единомыслие верующих с вожделенным миром всей церкви. И доселе Православная Церковь хранит твердо истины учения веры и не нарушила ни одного догмата, к своей чести и славе и спасению своих чад.

Затем – чудные действия Святого Духа в Церкви Божией выразились в дивной мудрости Св. Отцов – церковных витий – проповедников особенно в IV-м веке – Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого, Григория Нисского и многих других церковных витий следующих веков; особенно же в Богослужебных песнопениях нашей Церкви и в бесчисленных канонах, украшающих Богослужение ее; в них выразилась величайшая духовная мудрость и беспредельное умиление, трогающее до глубины всякую верующую душу.

А что сказать о благодатных действиях Духа Святого, о непобедимой силе и мужестве в подвигах мучения за веру бесчисленного множества мучеников и мучениц, между коими много было и юных детей; – с радостью принимавших всякие муки и удивлявших своим мужеством и терпением – самых жестокосердых мучителей; что сказать о подвигах преподобных мужей и жен, умертвивших все страсти плоти и духа молитвами, бдением, постом, чистотою, смирением, незлобием, терпением? Они во плоти подобились ангелам и горели пламенною любовью к Богу, как Херувимы и Серафимы и в них на веки опочил Христос со Отцом и Духом Святым.

Вот действия Духа Святого в Святой Церкви Христовой, по сошествии на Апостолов и в последующие времена.

Обращаюсь к нынешнему времени. Есть ли ныне проявление даров Святого Духа в верующих? Без сомнения есть, но мало. Благодатные дары Духа Святого и ныне проявляются в христианской любви и самоотвержении на пользу ближнего в разных благотворительных учреждениях, особенно эта любовь проявилась в бывшие войны – в усердном уходe врачей и сестер милосердия за ранеными больными воинами, вообще в самоотверженных подвигах для блага ближних, Царя и Отечества, в щедрых пособиях пострадавшим от пожаров, наводнения, от голода, от повальных болезней; вообще в разнообразных самоотверженных служениях Богу и ближним. Дары Духа Божия проявляются также и ныне в чудотворной силе молитвы во множестве исцелений всяких больных.

Это одна сторона. А с другой стороны – никогда так неверие и глумление над верою и Св. Церковью не захватывало так называемую интеллигенцию, как теперь, никогда хищничество так дерзко не налагало свою руку на чужое имущество, как теперь, никогда растрата благоприобретенного предками имения не была так безумна, как теперь; никогда браки так не помыкались и не попирались, как теперь; никогда целость природы физической и духовной не ценилась так низко, как теперь; никогда пьянство не было так сильно, как в наш цивилизованный век.

Что может исправить нас? – Душе Святый, Царю Небесный, – вдохни покаяние с умилением в согрешивших; прииди и вселися в ны и очисти ны от всякие скверны и спаси, Блаже, души наша. Аминь.

Святи будите, яко Аз свят есмь

Слово в неделю всех святых

Ныне у нас неделя всех святых, т. е. воскресный день, посвященный воспоминанию и прославлению всех святых угодников Божиих и, особенно, святых мучеников за веру Христову, их горячей к Богу и ближнему любви, их всяческого терпения, самоотвержения, воздержания, послушания вере, непоколебимой преданности Господу и святой Церкви, их кротости и смиренномудрия, простоты и незлобия, их святости и совершенства. Вот и они были люди подобострастные нам, но верою, любовью и уcepдием к Богу, терпением и понуждением себя ко всякой добродетели, покаянием и удалением от всякого греха и беззакония, они угодили Богу и достигли вечного покоя и блаженства; и нас приглашают следовать за собою, молясь день и ночь Богу о спасении всех нас. Они как бы говорят нам с неба: вот мы потрудились, благодатию Божиею, временно для Бога и души своей и теперь вечно радуемся; не пощадили своей многострастной, тленной плоти, изнуряли ее постом, трудами, молитвами непрестанными, или нас удручали и всячески мучили гонители неправедные; теперь мы увенчаны венцами нетления от живоначальной десницы Христа Бога; мы возненавидели вселестный и всепагубный грех и прилепились всем сердцем к Богу и Его святым повелениям и этим сделались на веки блаженными. Трудитесь же и вы усердно для Бога и душ своих, презирайте грешную плоть свою, которая подстрекает вас непрестанно презирать Божии заповеди, любить грех и презирать добродетель, угождать диаволу и противиться Богу; понуждайте ее, нерадивую и ленивую – к посту, молитве, терпению, кротости, милосердию и ко всякой добродетели – до конца жизни вашей, который не за горами, а близко – близко, возненавидьте от всей душ и всякий грех и возлюбите правду Божию животворную, вечную: и вы будете также вечно покоиться и радоваться. Так, братия, святые угодники Божии, которым нет числа, зовут и нас следовать за собою в небесное отечество, где сияет вечная слава Божия – где нет никакой неправды, где – жизнь без трудов, скорбей и болезней, жизнь бесконечная. Последуем, непременно последуем за ними, с помощью Божиею: так Бог повелевает. Приидите, – говорит Он, – ко Мне все труждающиеся в борьбе с грехами и обремененные беззакониями, – приидите усердным покаянием и добродетелью, и Я упокою вас; возьмите иго Мое, иго святых заповедей Моих, и научитесь от Меня, Ибо Я кроток и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим: иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть [213], – т. е. не так, как иго и бремя грехов и страстей ваших, которое претяжко, прелестно, бесплодно и гибельно. Будьте святы, потому что Я свят Господь Бог ваш [214]. Святой апостол Павел говорит всем нам: мы не имеем здесь пребывающего, т. е. постоянного града, но ищем будущего [215], которого Строитель и художник Сам Бог.

Итак, постараемся следовать за святыми, т. е. жить добродетельно, как и они, каждый по силе своей, и убегать тщательно всякого греха в нас живущего и царствующего и ищущего с адскою, недремлющею злобою и хитростью сгубить наши души на веки. Против хитрости греха и отца его диавола будем и мы мудры, осторожны; против неусыпности его будем и мы неусыпны в борьбе с ним; против упорства и постоянства его будем и мы всегда упорны и постоянны в борьбе с ним; будем, если нужно, день и ночь стоять на страже против лукавых грехов и лукавых демонов, не оставляющих человека своими кознями и в ночное время, но разными сонными мечтаниями понуждающих его работать грехам и в это время: ибо и ночью действуют в душе грешника те же слабости и страсти его, коим он предается наяву. Будем всеми силами умудряться во спасение свое и ближних; будем прилежать ко всякой добродетели; ибо для того мы и созданы Богом, для того и живем на свете, для того мы крещены и святым миром помазаны, – для того воцерковлены и стали членами Божией Церкви, этого Божия царствия на земле, чтобы делать дела благие, чтобы быть святым и избранным стадом, – Божиим уделом, царственным священством, святым святительством, народом святым, людьми обновленными. Иначе, какая будет нам польза от нашего крещения и печати Святого Духа, от того, что мы по имени члены Церкви? Какая польза и от причащения тела и крови Христовой, – если мы не радеем о добродетели и бесстрашно грешим всякий день? Какая польза нам от звания христиан православных, – благодатных сынов Божиих и чад Церкви, – от названия святого и избранного стада, – если мы на всякий день предаемся всякому беззаконию, зависти и злобе, самолюбию, гордости, лукавству, невоздержанию, нечистоте, лжи, обману и прочим грехам?

По имени должна быть и жизнь наша: те, кои Христовы, – говорит апостол, – плоть распяли со страстями и похотями [216], т. е. истинные христиане должны умерщвлять в себе всякие страсти, все грехи. Скажете: очень трудно победить себя, победить в себе все страсти. Нет спору: трудно, нелегко переломить себя, свою природу грешную, – но Бог, Помощник наш, всесилен; и от Него даны христианину в Церкви все божественные силы к святой жизни и благочестию [217], с Богом все возможно: вся могу, – говорит апостол Павел, – о укрепляющем мя Иисусе Христе [218]. И все святые, коих память мы ныне совершаем и подвиги коих прославляем, служат нам прекрасным примером и поощрением к святой христианской жизни и к борьбе с грехом: они были, как уже сказано, подобные нам по всему люди, но верою и любовью, прилежанием и трудами в добрых делах победили грех, мир и миродержца и свои страсти и теперь вечно торжествуют свою победу. А между ними были не одни монахи, но и мирские люди, – женатые и замужние женщины, люди всякого звания, состояния, пола и возраста. И при них был тот же диавол искуситель на грехи и тот же грешный мир со своими соблазнами, те же люди со своими искушениями. Нельзя нам отговариваться от святой жизни, что в нынешнее время будто бы нельзя спасаться, что будто бы не такие теперь, как прежние времена, что люди ныне стали, как демоны, только на грехи и соблазняют, и жизнь будто бы стала совсем другая, не как прежде. Нет, други, неправда, что ныне нельзя спастись: можно и ныне. Господь Сам сказал при вознесении на небо ученикам Своим, а с ними и всем нам: вот, Я с вами во все дни до скончания века [219]. А коль скоро всегда с нами, то нам бояться нечего: Он поможет нам во всем; Он победит врагов наших, как всесильный; Он подымет, Он и спасет, Он и увенчает нас, если мы пребудем Ему верными до смерти. Аминь.

Призвание апостолов

Слово во вторую неделю по пятидесятнице

И глагола има: грядита по Мне, и сотворю вы ловца человеком. Она же абие оставльша мрежи, по нем идоста (Мф.4:19–20)

Сегодня, возлюбленные братья, читано было за литургиею Евангелие о призвании Господом в апостольский сан родных братьев Петра и Андрея и еще родных братьев – Иакова и Иоанна, сынов Заведеевых, тоже рыбарей. Затем, говорится о хождении Иисуса Христа по Галилейской области, проповедании Евангелия царствия и исцелении всяких болезней и немощей людских.

Призванием Петра и Андрея, Иакова и Иоанна, Господь положил в Церкви Своей начало апостольскому званию – званию высокому, небесному, Евангельскому, даже выше – сану Христову: ибо апостолы и священнослужители продолжают дело Самого Иисуса Христа Спасителя, т. е. дело спасения людей, дело примирения их с Богом. Побеседуем же ныне для общей нашей пользы о том, почему Иисус Христос призвал к апостольству людей простых и неученых, бедных.

Итак, почему же Господь призвал к апостольскому званию не знатных и сильных, или богатых мира сего, не премудрых и разумных, или ученых, а людей низкого состояния, неученых и бедных? Святой апостол Павел, призванный к апостольству из гонителей Церкви Божией и из ученых, объясняет причину, почему Господь призвал простых людей к званию апостольскому.

Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего незначущее избрал Бог, чтоб упразднить значущее; для того, чтобы никакая плоть не хвалилась перед Богом [220].Сам апостол Павел говорит о себе, призванном из мудрых мира, что и его Бог послал благовествовать не в премудрости слова, а в простоте, чтобы не упразднить креста Христова [221], т. е. силы крестных заслуг Христа Спасителя нашего, которые и без нашей суетной мудрости сильны спасти верующих.

Итак, вот почему Господь призвал апостолов из простых людей, т. е. для того, чтобы всем очевидно было, что христианская вера и спасение, ею подаваемое людям, ее чудесное распространение по земле, есть сила Божия, но не дело мудрости и силы человеческой. Это первая причина.

Вторая причина та, что, Поелику Господь пришел в мир во плоти нашей уврачевать нашу природу, падшую гордостью и лукавством врага и невоздержанием чрева, то, желая преподать всему человечеству урок простоты, смирения и умеренности во всем, – и в самом избрании будущих врачей и ловцов человечества, – Он избирает их из людей простых и бедных, ограничивавшихся только необходимым и нимало не мечтавших о себе высоко. Потому же и Сам Он, как Врач недугующего человечества, рождается от бедной Девы и в убогом вертепе, – и мнимого отца имел бедного, и жил в бедности, не имея где главу приклонить. Это вторая причина.

Третья причина, почему Господь избрал апостолов из простого и бедного звания, а не из знатного и богатого, – та, что, как вы и сами все знаете, богатство привязывает к себе сердца человеческие и отторгает их от Бога и подает повод ко многим грехам.

Сам Господь говорит: не можете служить Богу и богатству; удобнее верблюду сквозь игольные уши пройти, нежели богатому войти в царство Божие [222]. Святой апостол Иоанн Богослов говорит: кто любит мир, в том нет любви Отчей, т. е. к Богу, Отцу нашему небесному, ибо все, что в мире – похоть плоти, похоть очей и гордость житейская [223]. Как же бы апостолы, избранные из людей богатых и любящих богатство, могли привести людей к Богу, возжечь в сердцах людских пламенную к Нему любовь, не имея в сердцах своих сами любви к Нему? Вот почему эти апостолы были избраны из бедных людей, т. е., чтобы они для любви Божией могли удобнее порвать связь с миром и с грехом и всем сердцем прилепиться к Богу.

Четвертая причина, по которой апостолы избраны из людей бедных и простых, – та, чтобы они удобнее могли принять в свои сердца богатство благодати Божией, которая обильно изливается в сердца смиренные и простые, алчущие и жаждущие оправдания Божия, – и не вмещается в сердцах гордых и надменных мнимою своею правдою. Не отвергшись узкого самолюбия и стяжаний земных или мнимой мудрости земной, они не могли бы иметь любви к Богу и ко всему человечеству, а без любви они не могли бы быть способными к апостольскому служению, требовавшему горячей любви к человечеству, спасаемому Богом Отцом через Сына в Духе святом: они должны были войти в дух любви Христовой и быть носителями и раздаятелями другим этого духа: духа правды и святыни, духа кротости и смирения, незлобия и терпения, воздержания и нетления.

Апостольские сердца изобильно приняли благодать Духа Святого в день Пятидесятницы и этою благодатью исполнили весь мир, и она достигла до наших дней и будет изливаться на достойных до скончания века.

Приметьте из нынешнего Евангелия, как рыбари Петр и Андрей, Иаков и Иоанн поспешно и безвозвратно оставили дома свои и свое скудное имущество и последовали за Иисусом Христом; как они поступили просто и достолюбезно! Если бы они были богаты, – не оставили бы они так просто свои дома и имущество. Один богатый юноша подошел было к Иисусу Христу просить совета для достижения жизни вечной, но, как услышал, что надо имение раздать нищим, ушел прочь со скорбью от Иисуса Христа. Но в апостолах решительное оставление земных и тленных благ было, по благодати Божией, причиною их пламенной любви к Богу и ближнему и к высокому своему званию и своему делу; оно было их духовным богатством, их силою, славою, их украшением и светом. Кто отлучит нас от любви Божией, говорит апостол Павел: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Ничто: ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни начала, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь [224].

А как они любили ближних! Не по нашему; – да нам и во сне не виделось, что мы любим кого-либо так, как любили апостолы: они готовы были всякий час души свои полагать за людей; за то и их любили люди благочестивые так, что готовы были исторгнуть свои очи и отдать им [225]. Апостолы ничего не имели, а всем обладали, – были как нищие, а многих обогащали благодатью Божиею. Серебра и золота нет у меня, – говорит апостол Петр хромому от рожденья, – а что имею, то даю тебе: во имя Иucyca Христа Назорея, встань и ходи; и хромой встал и начал ходить и скакать [226]. Вот какая сила у них: они исцеляли всякие болезни, воскрешали мертвых, изгоняли бесов, наступали на змею, и на скорпию, и на всю силу вражию [227], т. е. бесовскую, без всякого для себя вреда; могли утешать всякого печального тем утешением, каким сами утешались от Бога. Это ли не сила? А какова их слава? Еще в бренной плоти, или вне плоти, они были восхищаемы до третьего неба и слышали неизреченные глаголы [228]! Еще во плоти их считали за богов сошедших с неба и хотели чтить их жертвами и курениями! Все люди иерусалимские величали их [229], говорит святой Евангелист Лука в Деяниях апостольских об апостолах и первых христианах.

Пятая причина, почему Господь призвал к апостольству людей простых, есть следующая: так как апостолы должны были поучать людей на земле небесному житию, бесстрастному, незазорному, святому, в чаянии будущей блаженной жизни, нестареющей вовеки, то и сами должны были показать всем на земле пример бесстрастия и святости, нестяжательности и небесной на земле жизни, чтобы тем удобнее можно было научить верующих примером своей жизни и своего бесстрастия. Когда Бог, избравший меня от чрева матери моей, благоволил явить во мне Сына Своего, я не стал советоваться с плотью и кровью [230] т. е. бросил всякое пристрастие житейское.

Шестая причина: святые апостолы, как проповедники духовной свободы во Христе, должны были сами быть облечены в духовную свободу через совершенное беспристрастие ко всему временному; а пристрастившийся к земному не может быть духовно свободен: он раб своих прихотей. Апостолы же были по воле Божией и своему произволению свободны от всякого пристрастия земного; они учили новой во Христе жизни, и сами прежде всех были новою тварию. Апостолы были воины Христовы, коим предстояла брань не только с людьми, или их страстями и беззакониями, но и с царством сатаны, с начальствами и властями и миродержателями тьмы века сего, с духами злобы поднебесными [231]. Каковы же должны быть Христовы воины? Они должны быть неуязвимыми духовно от всех сил вражиих, а неуязвимы они могли быть только тогда, когда бы не имели пристрастия ни к чему земному, ни к самой жизни своей: ибо враг обыкновенно язвит через пристрастия плотские и мирские; не будет в нас этих пристрастий: и мы неуязвимы, по благодати Божией. Таковы и были апостолы и все святые мученики, святители, преподобные, бессребреники, все святые. Они были сильны своим беспристрастием, умерщвлением плоти с ее страстями и похотями. Никтоже бо воин бывая обязуется куплями житейскими, да воеводе угоден будет [232].

Адская злоба мучителей и ужасные мучения, коим они подвергали исповедников имени Христова, бессильны были сломить их мужество и терпение: они были выше всех страхов и мучений. Вот что значило их беспристрастие к плоти и к миру!

Наконец, седьмая причина та, что в простых сердцах Бог почивает, а в лукавых Ему нет места.

Будем, по Силе своей, и мы подражать бесстрастию апостольскому, чтобы служить Богу чистым сердцем, успевать больше и больше в любви к Богу и ближним, поощряя друг друга к добрым делам [233]. Аминь.

Богу или мамоне?

Беседа в неделю третью по пятидесятнице

Светильник телу есть око: Аще убо будет око твое просто, все тело твое светло будет; Аще ли око твое лукаво будет, все тело твое темно будет (Мф.6:22–23)

Слова Господни суть истинный светильник нам на пути жизни: так и слова нынe чтенного Евангелия; только надобно тщательнее поразмыслить об них. Размыслим. Светильник телу есть око, – говорит Господь, – т. е. око или глаз есть светильник для тела; почему не сказано: очи, а око? Потому что здесь Господь разумеет не телесные очи, а око духовное, или сердце наше, которое управляет и телесными очами и в два глаза видит предметы не вдвойне, а единичными. Итак, под оком разумеется сердце, в котором насаждена совесть, или внутренний закон, указывающий что добро и что зло; потому и сказано: око, а не очи; под телом же разумеется вся внутренняя жизнь наша, помышления, желания, намерения, все дела наши, которые мы делаем в течение нашей земной жизни. Значит, смысл слов Спасителя будет такой: сердце или совесть есть светильник человеку на пути его жизни, во всех помышлениях, желаниях, намерениях, словах, во всех делах его. Далее Господь говорит: итак, если око твое будет просто, то все тело твое будет светло: если, т. е., сердце твое, совесть твоя, будут просты, чисты, то и все помыслы твои, желания твои, дела твои, намерения, предприятия твои будут светлы, правы, чисты; если же око твое, совесть твоя, будет лукаво, то все тело твое будет темно, т. е. все помыслы, желания, намерения, предприятия, вся жизнь твоя, все дела твои будут темны, неправы, лукавы. Итак, если свет, который в тебе, тьма; то какова же тьма? Если сердце твое, которое дано тебе от Господа вместо светильника, по твоему нерадению сделалось само тьмою, то какова же будет вся жизнь твоя, все дела твои? Не так ли бывает это в жизни? Не видим ли мы тому постоянные примеры? Возьмем пример из жизни. Возьмем человека с простым сердцем, с прямою совестью, с прямым взглядом на жизнь, со взглядом Евангельским, и человека с сердцем лукавым или совестью лукавою и пристрастного к миру, к плоти. Все поступки первого запечатлены справедливостью, усердием, прямотою характера, доброжелательством к ближнему. На поступках второго лежит печать неправды, обмана, лицемерия, хитрости, коварства.

Первый доволен очень немногим и не снедается жаждою многого, например, не желает роскошного стола, многих нарядных и дорогих одежд, – жаждою богатства, широкого и богатоубранного жилища и прочее; есть у него насущный хлеб и похлебка, есть несколько перемен чистой и приличной одежды, есть постоянный хотя может и небогатый доход или жалованье, или трудами добытые деньги, честною торговлею, промышленностью, рукоделием, здоровое жилище, хотя и не широкое, без богатой мебели: он доволен и благодарит Бога; бо́льшего он и не желает, потому что считает излишним; если видит у себя малые избытки, он лучше уделит их нуждающимся ближним, но не употребит их на какие-либо прихоти свои.

Но посмотрите на жизнь другого человека с сердцем лукавым и совестью непрямою, лукавою. Он ничем недоволен: ему стол не стол, одежда не одежда, жилье не жилье, мебель не мебель, и при полной чаше хочет, чтобы она была еще полнее, ему мало своего, надо захватить чужое, хотя бы с обидой для ближнего; для него эта пища нехороша, надо лучше, или ему насущного хлеба и похлебки мало, надо вина, хотя в нем вовсе нет нужды; да не то, чтобы немного – это бы еще не беда, а то надо иному много, чтобы напиться до пьяна; эта одежда нехороша, из моды вышла, надо лучше; это жилье не так просторно и удобно, надо пошире; эта мебель не хороша, надо новую; этих доходов, этого жалованья, этой выручки мало, надо больше, – и едва ли чем он бывает доволен: все у него, кажется хорошо, всего довольно – человек сыт и пресыт, одет роскошно и прихотливо, избытка у него много, – а все он недоволен; у другого при его средствах к жизни, да еще и при меньших, и для самого довольно, достанет и ближним нуждающимся уделить на пищу, на одежду, у него же – и для себя мало и другим нет ничего. Отчего? Оттого, что сердце его лукаво, омраченно, неразумно, ненасытно, страстно. А отчего оно таково? – Оттого, что заповедей Господних не знает или знать не хочет, светом Евангелия Христова не водится. Оттого, что творит волю слепой, страстной плоти своей и помышлений своих.

Никто не может служить двум господам; ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадетъ. Не можете служить Богу и мамонт. Какие здесь разумеются два господина, которым невозможно служить в одно и то же время? Один – это Господь и Бог, другой – богатство или любогреховная плоть наша, в которой действует диавол, силящийся приковать ее к миру. Очевидно, невозможно работать вместе Богу и любогреховной плоти: именно потому, что Бог требует от нас святости, неуклонного и точного исполнения воли Своей, а плоть непрестанно подстрекает ко греxy, – к чревоугодию, пьянству, блуду, зависти, вражде, лихоимству и сребролюбию, к лености и проч. Как согласить служение Богу и плоти? Очевидно нельзя, слово Божие прямо говорит, что те, кои Христовы, распяли плоть со страстями и похотями [234], – и отнюдь не служат многогрешной плоти, не угождают ей. Плоти угодия не творите в похоти [235], говорит святой апостол Павел. И всегда бывает так, что кто угождает своей плоти, тот нерадит об угождении Богу, о спасении души своей, об исправление своем, о добродетельной жизни, не исправляет сердца своего, не стремится духом к горнему отечеству, но весь бывает как бы прикован к земле, к земным наслаждениям. Кто любит свою многогрешную плоть, тот не любит Бога, тому тяжкими кажутся заповеди Его, тот не любит ближнего: он не попечется о его спасении, потому что и о своем не заботится; не поможет ему в нужде, потому что слишком много любит сам себя и лучше исполнит свои прихоти, чем отдаст собственность свою на нужду ближнего. Посему говорю вам, – продолжает Господь, – не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Забота неуместная, неразумная, слишком усиленная забота о пище, питье, одежде, весьма вредит христианскому житию: она-то и есть то, что назвал Господь раньше служением мамоне. Эта неправильная забота наша о пище, питье и одежде ставит, так сказать, вверх дном всю жизнь нашу: вместо того, чтобы заботиться главным образом о душе, об очищении, исправлении, освящении ее, вообще, о спасении, мы печемся ежедневно о угождении своему алчному чреву, да о том, во что одеться, а душу – это бессмертное существо, сотворенное по образу и подобию Божию, – погибающую заживо во грехах, оставляем в пренебрежении, без исправления, или даже – ежедневно прилагаем грехи ко грехам; тело насыщаем и пресыщаем, а душу оставляем голодать: Тело украшаем, а душу безобразим; тело оживляем, а душу убиваем. Потому Господь, обличая такое наше безумие, говорит: душа не больше ли пищи, и тело одежды? Если душа, очевидно, больше пищи, то зачем же вы душу оставляете без попечения, заботясь о том, что ничтожно, как пища и питие: ибо пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое [236]. Или опять, тело не больше ли одежды? Если же Господь дал вам большее, т. е. тело, то не позаботится ли дать меньшее, не попечется ли о прикрытии его – и не даст ли вам средств покрыть его наготу, как покрыл наготу Евы и Адама?

Не о пустом ли вы заботитесь, оставляя самонужнейшее, единое на потребу?

Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницу; и Отец ваш небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? На птиц Господь указывает нам, маловерам, для того, чтобы показать недремлющий, непрестанный промысел Отца небесного о всех тварях земных, которые от начала мира доныне не переставал и не перестает сохранять и питать всякую тварь, – и особенно – венец всех тварей – человека, созданного по образу и подобию Божию, и чтобы примером птиц всегда сытых, хотя не сеющих, не жнущих хлеб, мы убедились полагаться с несомненностью на промысел Божий. Конечно, эти слова Господа не учат нас сидеть сложа руки и только надеяться на Бога, а учат упражняться в благословенных трудах и при трудах надеяться на благословение Божие на успех в делах, на дарование всего потребного. Далее, Господь говорит: да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? Не все ли зависит от Бога? Если же тело наше во всех отправлениях – и в питании и в возрастании – зависит от Бога, как дело рук Его, Его премудpocти, благости, всемогущества: то не в Его ли – зависимости также и пища наша? Не Он ли подает и пищу для нашего возрастания и укрепления? Отчего же мы считаем пищу как бы чуждою Его промыслу? О, воистину Его промысел питает не только нас, но и всякого червяка, всякое насекомое! И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии как они растут: не трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!

Словами: об одежде что заботитесь – Господь учит нас не иметь пристрастия к одежде, как раньше говорил о том, чтобы не иметь нам пристрастия к пище и питию. Совсем не заботиться об одежде нельзя: мы должны заботиться, чтобы одежда наша была приличная, чистая; должны, кому следует, заниматься прядением, тканием, шитьем. Сама Пречистая Дева Мария пречистыми руками Своими ткала и шила, как это показывает хитон Спасителя, сотканный Ее девственными руками. Но непрестанные заботы о нарядах, кружащие наши головы, совершенно противны духу Евангельскому: они делают нас суетными, мелочными, порождают во многих нецеломудрие и гордость. Если бы красивая одежда была необходима для нас, как для какого-либо злака цветок его: то Отец небесный не оставил бы нарядить нас в тысячу раз лучше роз и лилий или павлинов; но известно, что одежда наша есть временное покрывало, или временная повязка на ране: потому что одежда появилась вследствие греха, когда люди узнали свою наготу; а стоит ли украшать повязки на ране? Не о том ли надо заботиться, как бы поскорее рану вылечить, т. е. как бы скорее от грехов очиститься? Разумно ли сшивать дорогие повязки на эти греховные раны и этими повязками еще тщеславиться, как чем-то похвальным? Не больше ли оттого зловония греховного? Припомним, что в крещении все мы получили одежду нетления, одежду правды Христовой. Вот об этой одежде правды будем заботиться; эту одежду будем хранить; она пусть будет нашим украшением. Если ее сохраним, то в будущем веке Господь оденет нас одеждою славы, оденет вечным светом, как Сам одевается светом, яко ризою.

Итак, закончу беседу словами же Спасителя: не заботьтесь и не говорите: что нам есть или что пить? или, во что одеться? потому что всего этого ищут язычники; и потому что Отец ваш небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Слышите: по слову Господнему – все те язычники, а не христиане, которые о том и заботятся, что есть да пить или во что одеваться; а о делах Божиих, и исполнении заповедей Его не помышляют. Ищите же прежде царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Всякий хозяин, господин кормит, поит, одевает своих слуг: кольми же паче Господь Бог будет и питать и одевать нас, если мы будем слугами Его. Если не служащих Ему, не ведающих Его, Он питает и одевает, кольми паче не забудет служащих Ему. Аминь.

Дивная двоица

Слово на день св. славных и всехвальных и первоверховных апостолов Петра и Павла

Глагола Иисус ученикам своим: вы же кого Μя глаголете быти? Отвещав же Симон Петр, Ты eси Христос, Сын Бога живаго (Мф.16:15–16)

Возлюбленные братья! сегодня Церковь совершает святую и славную память первоверховных апостолов Христовых Петра и Павла. Вспомним их и мы благоговейным, благодарным и хвалебным словом.

Какой же похвальный венец сплетем мы из своих немудрых слов для первоверховных апостолов, когда св. Церковь так прекрасно воспела их подвиги в своих песнопениях и св. витии, церковные пастыри и учители превознесли их похвалами? Разве укажем на их достоподражаемые душевные свойства, хотя на некоторые, более выдающиеся их деяния, чтобы воспользовать свои души воспоминанием и представлением их богоподобных качеств и великих деяний, и вместе, чтобы исполниться глубоких чувств благодарности, любви и благоговения к ним.

Какие же душевные качества и добродетели имели св. апостолы Петр и Павел, преимущественно по принятии ими даров Святого Духа, ибо прежде и они имели некоторые немощи? Какие, повторяю, имели они свойства и добродетели, возвеличившие их пред Богом, пред Ангелами и человеками? Эти качества суть – святая простота нрава, живая вера в Иисуса Христа, как Сына Божия единородного, твердейшая адаманта (алмаза), непоколебимое упование на Бога, – чистейшая, пламенная к Богу любовь, и в Боге – к человечеству погибающему и искупленному бесценною кровию Сына Божия, кротость и смирение неизменное и ко всем равное, соединенное с уважением ко всякому человеку, в особенности ищущему истины и спасения, всегдашняя близость и доступность ко всем, терпение ангельское; до конца жизни – всегдашняя, горячая ревность о спасении всех людей, всегдашнее воздержание, полное самоотречение от угождения плоти и от всякого мирского пристрастия, ум, зрящий непрестанно горе, преданность Богу всецелая, святость во всем житии – вот главные черты их характера по обновлении благодатью! Укажу на один пример простоты нрава и прямой и живой веры апостола Петра. Когда современники Господа Иисуса Христа думали о Нем различно и не веровали в Него, как в Сына Божия; одни думали, что Он Иоанн Креститель, а другие, что Он Илия пророк, третьи, что Он Иеремия, или который-либо из древних пророков, воскресший из мертвых, – апостол Петр на вопрос Иисуса Христа ученикам: за кого почитаете Меня вы? – прямо отвечал: Ты еси Христос Сын Бога живого [237]. И эта вера в Петре была так искренна и тверда еще до обновления Духом Святым, что Господь назвал его блаженным: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах [238]. А это значит что Петр достоин был такого откровения Отца небесного о Сыне Своем за свою простоту, чуждую всякого лукавства и сомнения, как и Господь засвидетельствовал о том, говоря: исповедаютися Отче, Господи небесе и земли, яко утаил еси сия, т. е. тайну воплощения Сына Божия, от премудрых и разумных, и открыл еси та младенцам [239], т. е. людям простым. Потому то Иисус Христос, продолжая свою речь Петру, называет его этим новым именем, т. е. Петр, что значит камень, предвидя его твердую верy и твердое исповедание его Сыном Божиим до последнего издыхания, и обещает на сем камени, т. е. на твердом исповедании Христа Богом, создать Церковь Свою или общество верующих в Него, которого не одолеют и все силы ада, и дать ключи царства небесного – отворять и затворять его для людей, ибо вере все возможно: она ключ к небесному царствию. – Апостол Петр оправдал вполне доверие своего божественного Учителя: имевши только раз слабость отречься от своего Господа в тесных обстоятельствах, он до конца жизни своей остался верен призвавшему его Господу, и веру и апостольские подвиги свои запечатлел смертью мученика: он распят был на кресте вниз головою.

Что же касается Савла, бывшего прежде хульника, гонителя и досадителя христианской веры, учения и учеников Христовых, – Савла, – впоследствии переименовавшегося Павлом, то по чудесном явлении ему Иисуса Христа с небеси на пути в Дамаск, он совершенно переменился в своих мыслях, намерениях, в сердце, в жизни: через три дня после этого, он уже открыто перед всеми иудеями и язычниками исповедывал Иисуса Христа Сыном Божиим, чем нажил себе между ними повсюду злейших врагов, многократно покушавшихся убить его. Его вера в Господа, была так тверда, что этой верой он совершил множество чудес, открыто и небоязненно исповедовал ее пред всеми, ради ее перенес бесчисленные труды, претерпел бесчисленные гонения, темницы, скорби, побои, сечения, наконец мечное усечение. Вот что он пишет сам о себе во втором послании или письме своем к жителям города Коринфа, обращенным от него в веру Христову: "я гораздо более (прочих апостолов) был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в трудах и в изнурении, часто в бдении, в голода и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, – у меня ежедневное стечение людей, забота о всех церквах. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся" [240]? Таковы черты высокого характера Павлова: таковы его искушения, борения, подвиги! Что было причиною их? Горячая любовь к Богу и к людям: ибо он сам так о себе говорит в послании к Римлянам: "кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание, но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем" [241]. Вот любовь к Богу в апостоле Павле, любовь пламенная, достойная Бога! Если бы нам хотя искру малую иметь такой любви! Подобная же любовь была и в апостоле Петре, и в прочих апостолах. Скажите, возможно ли достойно похвалить апостолов первоверховных Петра и Павла; можно ли довольно надивиться их вере, упованию, мужеству, любви, терпению, трудам? Слово человеческое не в состоянии изобразить их доблестей, которым удивлялись на небе Ангелы. Если нам сравнить себя с ними, то чем мы окажемся? – Прахом, который поднимает и крутит на дорогах ветер, или тростинкою, ветром колеблемою. Но молитвами их, Господи, утверди и спаси нас, потопляемых грехами!

Ко всему сказанному прибавлю, что апостолы имели ум Христов, сердце Христово, уста Христовы; они весь мир просветили учением своим и все концы земли привели ко Христу; они исторгли из уст диавола бесчисленные души человеческие, как добычу бесценную; иссушили солено-горькое море страстей и пороков; внесли в мир просвещение, возрождение, обновление; они благоустроили Церковь; учредили Богослужение и таинства, коими теперь пользуемся мы к нашему очищению, освящению, утешению и спасению; их писаниями богодухновенными мы доселе непрестанно поучаемся, утешаемся, утверждаемся; их молитвами стоим в вере и благочестии; они уврачевали недуговавшее тлением человечество, научили его презирать тленное и стремиться к нетленному. Они посеяли семя нетления и святыни в сердца человеческие, и в людях процвела святыня и нетление – явились бесчисленные сонмы ревнителей нетленной жизни, и унаследовали нетленную нестареющуюся, вечную жизнь, разумею – бесчисленные сонмы мучеников, святителей, преподобных мужей и жен, бессребреников, праведных и всех святых. Процвела есть пустыня, яко крин, Господи, языческая неплодящая церковь, пришествием Твоим, – болезнями и трудами апостолов Христовых.

Будем назидаться, братия мои, столь славным примером апостолов: их верою, упованием, любовью, чистотою, кротостью, смирением, терпением, преданностью воле Божией, – самоотвержением, воздержанием, нестяжанием, мужеством, проникаться и оживляться их духом. Да дарует сие всем нам Господь, без Которого не можем mвopumu ничесоже [242] и без Которого не созидается дом душевный. Аминь.

Могущество веры

Поучение в неделю четвертую по пятидесятнице

Сотник, отвечая Господу, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой; но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой (Мф.8:8)

В читанном сегодня Евангелии предложена была вам, братия мои, священная повесть о чудесном исцелении Иисусом Христом слуги римского сотника в городе Капернауме. Слуга был исцелен одним словом Спасителя по великой вере и смиренной просьбе сотника, язычника, лично пришедшего к божественному Врачу. "Господи!" говорит Ему сотник; "слуга мой лежит дома в расслаблении, и жестоко страдает. Иисус говорит ему: Я приду и исцелю его". А сотник Ему: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой. Ибо, – продолжал он, – я и подвластный человек; но имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: прииди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает. "Услышав сие", – далее говорится в Евангелии, – "Иисус удивился, и сказал идущим им за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле, – т. е. между евреями, – не нашел Я такой веры", – и, немного далее, говорит ему Господь: "иди, и как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час [243]". Счастлив слуга, что имел такого хорошего, доброго, верующего господина! Достоин всякой похвалы и господин, отечески любивший своего слугу и в простоте веры взиравший на Иисуса Христа и на дела Его! Он и ныне, и на страшном суде, во второе пришествие Господа, послужит обличителем в неверии и лукавстве многим, многим из нынешних христиан, не верующим в Господа и дерзновенно отвергающим чудеса Его и второе пришествие Его и говорящим: где есть обетование пришествия Его [244] – и кончина века [245]? или что то же, – якобы вовсе не будет второго пришествия? Но оставим этих глупых и гордых неверов, а мы с вами побеседуем лучше о вере – в наше назидание и спасение, и о том, сколь вредно неверие; как оно отталкивает от нас спасающую нас десницу Божию. Что же именно мы теперь скажем о вере? А то, что вера в Господа, в слово Его, живая, несомненная вера, есть ключ к неистощимой сокровищнице всех даров Божиих, – животворящая сила, даруемая от Бога простым, нелукаво мудрствующим, смиренным душам и привлекающая на них богатство щедрот Божиих. Докажем это примерами. Пример римского сотника пред глазами: его простая, твердая вера во всемогущество Иисуса Христа удивила Самого Господа и немедленно привлекла к сотнику и его больному слуге милость Божию: иди, и как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час [246].

Два слепца вопиют Иисусу Христу об исцелении очей: Сыне Давидов, помилуй нас! Господь повелевает привести их к Себе и спрашивает их: веруете ли, что Я могу это сделать? И когда они отвечали: веруем, – Он исцелил их, сказав: по вере вашей да будет вам; и у них тотчас отверзлись очи [247].

Однажды приносят к Иисусу Христу расслабленного, и Господь, видя веру носильщиков, по вере их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои; встань, возьми одр твой и иди в дом твой; и больной встал, взял постель свою и пошел домой [248].

Кровоточивую женщину, двенадцать лет болевшую своим недугом, Господь исцелил по вере ее, через прикосновение ее к Его одежде, сказав: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя [249].

Но вот однажды был случай с учениками Спасителя: один отец имел бесноватого сына и приводил его к ним для исцеления, но они не могли его исцелить. Отчего же? По неверию отца этого больного и – учеников Христовых. О род неверный и развращенный! Доколе буду с вами. Доколе буду терпеть вас? сказал Господь этому отцу и предстоящим. Приведите мне его сюда. И воспретил ему Иисус, и бес вышел из него и отрок исцелился в тот час. "Ученики, приступив к Иисусу наедине, спросили Его: почему мы не могли выгнать его? Иисус сказал им: по неверию вашему", и присовокупил: "истинно говорю вам: ежели вы будете иметь веру с зерно горчичное и скажете горе сей: перейди отсюда туда, то она перейдет; и ничего не будет вам невозможного. Сей же род изгоняется только молитвою и постом" [250]. Впрочем, апостолы впадали иногда в искушение неверия только до сошествия Святого Духа на них в день Пятидесятницы; а после сошествия Святого Духа они никогда уже не впадали в неверие, но всегда имели непоколебимую веру и ею творили бесчисленные чудеса: исцеляли всякие болезни, изгоняли словом демонов, воскрешали мертвых. Святые угодники Божии древних и новых времен верою творили множество чудес, как сами вы слыхали и читали. Сколь многие и в наши дни по вере своей получили многочисленные исцеления, дивное избавление от бед и напастей, от мучительства демонов! Сколь многие чудесно исцелялись через причащение животворящих Таин тела и крови Христовой! Сколько исцелений было и бывает от мощей святых угодников Божиих или от чудотворных святых икон, или просто от искренней, с верою в покаянии молитвы Господу и Пречистой Его Матери, или святым угодникам Божиим? Один благочестивый пастырь, знакомый мой, рассказывал мне чистосердечно, что он молитвою веры, в простоте сердца, попросил у Господа и Пречистой Богородицы множество чудесных благодеяний Божиих простым людям, просившим его молитвенной помощи, и, в доказательство, готов был представить мне лично всех тех, которые удостоились милостивого посещения Божия и живым голосом могли засвидетельствовать истину его слов. Я, – говорил он о себе, – обыкновенный смертный, человек многогрешный, не отличаюсь от других людей никакими подвигами: ни пощением, ни всенощными стояниями на молитве, позволяю себе есть и пить дозволенное – у себя и у людей, – но имею только веру в Господа, живу во всегдашнем покаянии, за все благодарю Господа, что ни получаю от Его щедрот: и не остаюсь в стыде. Я каждый день получаю спасение от живоначальной десницыБожией, каждый день Господь окружает меня радостями избавления. Если кто просит меня помолиться с ним о нем, я не отрицаюсь; если только примечаю в просящем искреннюю веру и искреннее желание спасения: и вера и упование не посрамляют.

Вот видите, братия, и в наше время, скудное верою, верующим можно испрашивать у Господа все нужное ко спасению. Веруйте же все несомненно в Господа, Который с нами пребывает и пребудет во все дни до скончания века, живите благочестиво, кайтесь искренно, исправляйте жизнь свою, просите у Господа с несомненною верою доброго и полезного – и получите. Аминь.

Злые духи

Слово в неделю пятую по пятидесятнице

Сегодня в Евангелии повествуется об изгнании бесов из двух бесноватых, вышедших из гробовых пещер страны Гергесинской, столь свирепых, что никто не смел проходить тем путем, где они находились.

В Евангелии говорится о бесноватых, об изгнании бесов, о вселении их с дозволения Иисуса Христа, в свиное стадо и погублении стада в море, – о просьбе граждан города Гадары, чтобы Господь удалился от них, и о обратной переправе Его на другой берег – и прибытии в Капернаум [251]. История ясна сама по себе. Она повествует о двух несчастных человеках, одержимых злыми духами. Значит, вопреки упорному неверию и ложному убеждению некоторых переучившихся и заблудившихся людей, злые духи существуют на свете и делают свои пагубные дела, которые главным образом состоят в погублении людей и в причинении им разных подлых пакостей. Сам Иисус Христос, единородный Сын Божий, пришел в мир для того, чтобы разрушить дела диавола и победить его со всем его воинством. Сего ради явися Сын Божий, да разрушит дела диавола [252], говорит апостол Иоанн Богослов. Не уверят нас недоученые умники, что нет будто бы злых духов: ибо отвергать их бытие значит отвергать все священное Писание, отвергать христианство, считать как бы ненужною веру Христову и пришествие на землю Христа Бога и все Его божественное домостроительство; наконец, значит отвергать очевидные факты; ибо злые духи и прежде пакостили и губили людей, и теперь различным образом пакостят в людях и губят неосторожных, по допущению Божию, или как прежде изгонялись из людей Господом или по благодати Его людьми святыми, – так и теперь изгоняются. Итак, бесы и бесноватые были, есть они и теперь. Какие же бесноватые есть ныне? Есть бесноватые двух родов: настоящие бесноватые в роде упоминаемых в Евангелии, которых запирают в домы умалишенных, бесноватые порченные, коих демоны мучат особенно тогда, когда этого рода больных приводят к какой-либо святыне или когда поют в церкви херувимскую песнь на великом входе, и бесноватые – под видом волнуемых и омрачаемых и безумствующих от различных страстей, гнева и злобы, зависти, сильной плотской страсти, от пьянства или от страсти к наживе, к накоплению денег и к наращению их процентами, от гордости, честолюбия и тщеславия и прочее; к особенному роду бесноватых надобно отнести людей, так называемых либеральничающих: т. е. слишком свободно, вопреки христианскому и всякому здравому смыслу мыслящих, так называемых нигилистов, отвергающих и веру христианскую, и Христа, и Церковь, молитву и таинства, бессмертие души, воскресение мертвых, суд и воздаяние по делам каждому; из числа их бывают такие, столь злые демоны в человеческом образе, что задаются целью – ниспровергать государственное устройство и ниспровергать престолы царей, посягать святотатственно на жизнь самих помазанников Божиих, коих жизнь и безопасность должна быть неприкосновенна; поджигать дома и всякие сооружения, и истреблять имущество людей, и землю обращать в ад, место слез и стенания. Вот какие бесноватые есть в наше время, бесноватые сознательно, по своей вольной воле, по своему злому сердцу! О, да избавит нас Господь от этих злых тварей, которым блюдется вечный огонь вместе с диаволом. А мы будем беречься другого рода беснования – надутой гордости, зависти, гнева, злобы, ненависти, раздражительности, плотской страсти, пьянства, объядения, сквернословия, корыстолюбия, жестокосердия, притеснения ближних, ругательства, ссоры, распри, уныния, отчаяния и прочих страстей, удаляющих нас от Бога и повергающих во власть диавола. Обратим еще внимание в читанном Евангелии на дерзость бесов и на признание ими вечных мук, уготованных им. Когда бесноватые повстречались с Иисусом Христом, то бесы, бывшие в них, возопили: что Тебе до нас Иисус, Сын Божий? Пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. Смотрите, какая диавольская гордость и дерзость! что Тебе до нас? говорят; как-будто они не подлежат державе Божией, которая простирается и на все сатанинское царство! Однако же вскоре, чувствуя нестерпимую муку от присутствия Иисуса Христа и – Его непобедимую силу, они понизили тон и говорят: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. Господь повелел им: и они вошли в свиное стадо и все потопили в воде. А что, если бы дозволено было им так же поступить с людьми? Они мигом и людей всех погубили бы. Но они не смеют сделать того с ними, а мучат их по допущению Божию столько, чтобы вразумить их. Свиней же допустил Господь погубить для того, чтобы показать лютость и свирепость бесов и чтобы жители гергесинские, идолопоклонники, знали, что ожидает их, если не покаются и не уверуют в Него, Иисуса Христа, – именно, что их ожидает мука вечная вместе с демонами. Замечательно, что сами демоны ожидают вечных мук и трепещут, – а иные люди не веруют в них и не трепещут их, и не боятся грешить. Вот и гергесинские жители не веровали в Него и просили отойти от них: и Он переправился на другую сторону. Ах, братия и сестры, горе нам было бы, вечное горе без Иисуса Христа, без веры в Него, без благодати Его, без дел благих, без покаяния нелицемерного! Человек, живущий без веры в Иисуса Христа, без покаяния и добрых дел, бывает игрушкою гибельных страстей одна другой мучительнее, – храминою полною бесов, как упомянутые бесноватые, повинным вечной муке пищею вечного огня. Будем жить в покаянии и добродетели. Будем же всегда с Иисусом Христом.

Печальная действительность

Слово в неделю шестую по пятидесятнице

Чадо, отпущаются ти грехи твои (Мф.9:2)

В нынешнем чтении Евангельском повествуется о милосердии нашего общего Спасителя к несчастному человеку, и в Евангелии прошедшего воскресного дня говорено было тоже о милосердии Его: тогда говорилось о исцелении бесноватых, ужасно страдавших от злых духов, а ныне говорится о исцелении расслабленного; там причиною беды и несчастия были грехи, как видно из нравоучения Иисуса Христа исцеленному: иди ко твоим, и возвести им, елика ти Господь сотвори, и помилова тя [253]. И здесь – причиною расслабления членов телесных и самой души – были грехи, ибо Врач душ и телес говорит больному: чадо: прощаются тебе грехи твои. Все Евангелие возлюбленные братья и сестры наполнено повествованием о чудесных делах милосердия Господа Иисуса Христа к бедствующим и заблуждающимся человекам; и там же повсюду возвещается, что главною причиною почти всех болезней, бед и несчастий с людьми бывают грехи, – это величайшее зло, несчастие рода человеческого, этот ужасный корень всех зол и самого великого зла – смерти временной и вечной. Потому-то Господь, врачуя расслабленного, врачует прежде болящую грехами душу, а потом уже тело. Чадо! – говорит Он расслабленному, – прощаются тебе грехи твои. А это значит то и научает нас тому, что в болезнях наших мы должны смиренно и глубоко сознавать грехи свои и искренно каяться в них и просить у Господа прощения их, с намерением впредь не согрешать. Ибо главная часть существа нашего есть душа, существо по образу Божию, разумное, со свободным произволением, бессмертное, но существо падшее, болящее грехом и тлением и искупленное от греха и смерти смертью Сына Божия; о ней то, о спасении ее надобно всеми силами заботиться, – о благоугождении Богу, о исполнении святых и блаженных Его заповедей, о ее правоте и святости. Ибо страсти плотские порабощают, оскверняют, удаляют душу от Бога и, в конце концов, часто доводят до погибели временной и вечной. Посмотрите на пьяницу: он вечно расслаблен по душе и по телу, в нем нет веры и страха Божия; он не молится; все основы нравственные в нем расшатаны; он готов на все худое: он сердится, бранится, дерется, сквернится, и ничто у него не спорится; всякая работа из рук валится. Посмотрите на человека, который любит много есть и пить: он тоже расслабленный и потому ленивый, неповоротливый; как умеренная пища и питие укрепляют тело, так излишество их обременяет и расслабляет. А человек сладострастный – как бы олицетворенная слабость – часто заживо умирает душой и телом. Так грехи расслабляют все существо человека и целые общества, государства! Так грехи и общественные страсти расслабляют и Россию. Какие грехи наводнили Россию? – Безверие, пьянство, плутовство, ложь и обман, страсть к наживе, частые убийства из-за страсти к наживе или из-за неудовлетворенной плотской любви, страсть к игре, хищение, мздоимство, себялюбие, которое желает исключительно, чтобы только ему было хорошо, богато и весело, а другие хоть с голоду умирай. Да, нельзя не видеть в России общего расслабления нравов, а вследствие расслабления нравов возрастают общественные бедствия: голод, безденежье, обеднение народа, наклонность и стремление к переселению с места на место, злонамеренные поджоги и прочее. Что же делать? Скажу с апостолом; укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колена; и ходите прямо ногами вашими, дабы храмлющее не совратилось, а лучше исправилось. Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией; чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие [254]. Будем укреплять души и сердца благодатью Божиею, как учит апостол Павел: добро благодатию утверждати сердца, а не брашны, от нихже не прияша пользы ходившии в них [255]. Будем утверждать души свои молитвою искреннею – домашнею и общественною – и, вообще, непрестанной внутренней молитвой; чтением или слушанием слова Божия или писаний святых богомудрых отцов, усердным чтением или слушанием житий святых Божиих угодников, чтобы и нам подражать их вере и житию, их добрым делам: также – беседами духовными и в особенности чистосердечною исповедью и частым причащением святых Таин.

Итак, будем укреплять себя благодатью Божиею, доколe есть время и доколe грехи не расслабили нас окончательно. Ибо придет скоро время, а может быть, уже наступает, когда все предадутся дремоте и сну, все расслабеют нравственно, когда и вера оскудеет, и любовь иссякнет, и беззаконие, как морс, разольется по земле. Но тогда уже будет поздно исправляться. Ибо раздастся глас: се Жених грядет, исходите в сретение Его [256]; возгремит труба архангельская, соберет всех людей живых и из мертвых воскресших в место общего страшного суда, на котором изречен будет окончательный праведный приговор или к жизни вечной, или к муке вечной. Аминь.

Наши слепцы

Поучение в неделю седьмую по пятидесятнице

Тогда Иисус коснулся глаз их (двух слепцов), и сказал: по вере вашей будет вам. И открылись глаза их (Мф.9:29–30)

Нынешняя Евангельская история повествует нам, возлюбленные братия, о чудесном исцелении Спасителем двух слепцов и человека немого бесноватого, которому бес связал язык. Дело было в окрестностях города Капернаума, после воскрешения из мертвых дочери Иаира, начальника синагоги иудейской. Два слепца эти следовали за Иисусом Христом "и кричали: помилуй нас Иисус, сын Давидов! Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи! тогда Он коснулся глаз их, и сказал: по вере вашей да будет вам. И открылись глаза их; и Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы кто не узнал. А они, вышедши разгласили о Нем по всей земле той" [257]. Дело ясно: слепцы вдруг прозрели по одному слову Спасителя; Творец человека, Сам Свет и света Податель сказал слово, – и слово стало делом. Сказал творческое: да будет, – и бывшие слепцы теперь уже зрячие. И столь чудный дар подал Он за одну веру слепцов, без всяких заслуг с их стороны: по вере вашей будет вам. Так приятна в человеке для Бога одна простая, искренняя вера во всемогущество Божие! Так сильно действует вера! Такие чудеса бывают через веру! Имеем ли мы с вами веру? Если имеем, то и мы не можем не видеть в себе дивных дел Божиих и в душах наших и в телесах наших; Господь и ныне с нами, по божественному Своему обетованию: вот, Я с вами во все дни до скончания века [258], сказал Он ученикам пред вознесением Своим на небо; Иисус Христос вчера и днесь, Тойже и во веки [259]. Я вижу чудеса Его милосердия и силы во мне всякий день и славлю ежедневно милости Его: ибо им нет числа.

Говоря о слепцах Евангельских и о чудесном исцелении их Иисусом Христом за веру их, я переношусь мысленно к слепцам другого рода, именно, к слепцам, объятым слепотою душевною, которая гораздо опаснее и гибельнее слепоты телесной. Это – во-первых, слепота недоучек или уж совсем переучившихся некоторых людей нынешнего времени, которые в премудром устройстве мира не видят перста Божия, все создавшего и всем управляющего, и почитают его произведением случая, как и самих себя, и делают из своей жизни как бы игрушку и забаву и, когда эта игрушка надоест им по чему-либо, они беспощадно ее ломают, т. е. налагают на себя руки; или же они делают ее рядом злодеяний над другими и потешаются бедствиями человеческими. Эта слепота тем гибельнее для них самих и для обществ, что люди этого рода считают себя зрячими, умными и едва не добрыми людьми, а всех прочих людей, – не из их шайки, – невеждами, подлыми. Читая в ежедневных известиях о разных происшествиях, мы встречаемся то и дело – с убийствами, самоубийствами, пьянством, развратом, похищениями самыми наглыми общественных денег, поджогами городов и сел. Подводя итоги всем этим происшествиям, мы выводим необходимое заключение, что эти люди отшатнулись от Бога, от веры, от Церкви Божией, что они слепы, бродят во мраке и не знают, к чему стремятся, что из всего этого выйдет. О, времена злосчастные! о, времена безверия! о, времена предвещающие приближение страшного дня судного! Берегитесь, братия, этой слепоты неверия, самодурства. Простите за выражение, но я не могу иначе назвать людей, поступающих столь нагло и безрассудно. Где в людях свет разума, совести? Как они лишились света веры?

Во-вторых, слепота души есть слепота раскола и суеверий.

В-третьих, слепота душевная есть слепота простонародья, не знающего самых необходимых истин веры своей и правил жизни христианской. Но эта слепота простительнее той, о коей раньше мы говорили: она невольная.

Держитесь, братия, крепче веры своей святой, Церкви Божией, научающей вас всему доброму, полезному, святому, душеспасительному; не слушайте нынешних самодуров, имеющих учителем своим диавола и старающихся растлить простой христианский и русский ваш смысл. Имейте во всем житии страх Божий; помните второе страшное пришествие Господа Иисуса Христа и суд ужасный всей вселенной и тщательно исполняйте заповеди Божии и дела своего звания. Учитесь вере должностям ее; просвещайтесь, освящайтесь, исправляйтесь и спасайтесь. Другое чудо, о котором повествует нынешнее Евангелие, было – изгнание беса из человека немого беснующегося. Господь изгнал беса, и немой стал говорить. Слава власти Твоей божественной, Христе Боже! Ты повелеваешь злым духам: и они с трепетом исполняют Твое повеление, хотя с обычною злобою, в которой пребывают нераскаянными. Господи! изгони и из нас духа немоты, ибо и мы подвержены ему: когда нужно усердно каяться Тебе, мы делаемся немы и не знаем, что говорить; когда нужно усердно молиться, мы опять немы и не знаем, как молиться, о чем просить, за что благодарить и как благодарить; на разглагольствие о житейском у нас язык свободно движется и говорит иногда без умолку, а как дойдет дело до божественного, до спасения души, – и язык немеет. Где принято в обществе говорить о Божестве, о спасении души грешной, о вечной жизни? Почти нигде. Тут мы немы. Господи! избави нас от духа немоты и научи нас, что говорить и что делать – угодное Тебе, Богу Спасителю нашему. Аминь.

Духовная пища

Слово в неделю восьмую по пятидесятнице

Излюбленные братия и сестры, нынешнее Евангельское чтение повествует нам о милосердии Господа к людям и Его божественной всемогущей силе, именно, – говорит о исцелении многих больных и о чудесном напитании пяти тысяч народа чудесно умноженными пятью малыми хлебами и двумя рыбами.

Оно научает нас той истина, что Господь Иисус Христос есть Творец всего, Жизнодавец и Питатель наш и Врач душевный и телесный; Он сотворил и творит в изобилие всякие плоды земные в пищу и наслаждение наше; Он посылает с небес дожди ранние и поздние; Он гремит в круге небесном и страшно осиявает молнией; Он изводит ветры из сокровищ Своих; Им мы живем, движемся и существуем [260]. А потому, братия и сестры возлюбленные, пользуясь всякий день различными дарами Божиими, будем благодарны за них Господу и за столь великую Его к нам любовь и столь богатый Его о нас Промысл, будем платить Ему любовью и, по мере Его к нам щедрот, будем взаимно щедры к ближним нашим. Если так будем поступать, то земля не перестанет произращать изобильно всякие плоды, ибо, по мере плодов любви нашей к Богу и добрых дел, и земля наполниться плодами, и не будет неурожаев и голода или тяжкой дороговизны всех потребностей. Если же будем немилостивы и жестокосерды, то и земля будет жестка под ногами нашими и не даст плода. Ничего от нас, братия и сестры, и не требует более Господь за дары Свои и за любовь Свою к нам, как исполнения нами Его святой воли и – взаимной нашей любви. Вседовольному и Всеблаженному что от нас нужно? Ничего, Посмотрите, какое трогательное сострадание являет Господь к народу, пришедшему во множестве слушать сладкое, животворное слово Его и – исцелиться от недугов своих! Увидев множество народа, – говорит Евангелист, – Господь сжалился над ними и исцелил больных их. Не научает ли Он этим и нас всех состраданию друг к другу и милосердию? Да. Он подает нам пример Собою всякой добродетели. Я показал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я [261], – говорит Господь, – конечно, в пределах возможного. Вы не можете исцелить? но можете сочувствовать больному, навестить его, утешить его своею любовью, помочь ему, чем и как можете; или можете накормить голодного, напоить жаждущего, одеть нагого или купить ему какую-либо одежду и обувь, и прочее. Еще нынешнее Евангелие научает нас тому, чтобы мы не сомневались уделять ближнему и из малого, по силе своей: ибо и малое Господь силен умножить так, что дающий нищему не обеднеет [262]. Апостолы имели только пять хлебов и две рыбы и думали, что не стоит и делить такую малость на столь великое множество народа. А эта малость сделалась великим множеством: все ели и насытились, да еще и осталось в сорок раз больше того, сколько было.

Не бывает ли подобного чуда и ныне с людьми милостивыми? – И весьма часто. По мере даяния и Господь им подает в десять, двадцать, во сто раз больше. Верен Господь во всех словах Своих [263].

Но особенно нынешнее Евангелие учит нас тому, что истинный хлеб наш, хлеб не временный, а вечной жизни есть Господь Иисус Христос и что мы должны заботиться не только о тленной пище, но особенно – о нетленной, дающей жизнь вечную душе, – именно, о причащении пречистого тела и крови Христовой, о слушании и чтении слова Божия, которое есть духовная пища душ наших, и о молитве, освящающей и насыщающей душу благодатью. Когда народ, после чудесного насыщения, стал ходить за Иисусом Христом с тем, чтобы еще и еще поесть чудесного обеда, тогда Господь сказал им обличительно: истинно говорю вам: вы ищите Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую дает вам Сын человеческий. Истинно говорю вам: Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру. Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда [264]. Пища земная, тленная укрепляет только тело, а не душу бессмертную; апостол говорит: добро благодатью утверждати сердца, а не брашны, от нихже не прияша пользы ходившии в них [265].

Пища для чрева и чрево для пищи, Бог же и то и другое уничтожит [266]. Итак братия и сестры, стараясь о пище тленной, более позаботимся о пище духовной, которою питается бессмертная душа наша, – о причащении тела и крови Христовой, о слушании и чтении слова Божия и о молитвe общественной и домашней. Хлеб живота вечного да будет ми тело Твое святое, благоутробне Господи, и честная кровь, и недуг многообразных исцеление [267]. Аминь.

Молитва и упование на Бога

Поучение в неделю девятую по пятидесятнице

О чем сегодня читано было Евангелие? Выслушали ли вы его со вниманием, поняли ли, удержали ли в памяти, положили ли на сердце, приложили ли к себе? А все это надо бы сделать. О чем же было благовествуемо? О молитве Спасителя в уединении; о хождении Его по морю, как посуху; о страхе учеников Его при виде идущего по воде человека; о том как ободрил их Спаситель; о просьбе Петровой придти к Нему по воде и о дозволении Господа; о маловерии и испуге Петра, о утопании; о спасении утопавшего живоначальною Десницею; о упреке Господа Петру в маловерии; о утишении ветра; о исповедании учениками Иисуса Христа Сыном Божиим [268]. Вот все Евангелие: и все ясно понятно! Теперь надобно приложить из него, – что можно и должно, – каждому из нас к себе. Ведь Евангелие написано для нашего назидания, утешения и спасения. И вот первое, что надо приложить к себе, это – молитва. Господь, по человечеству, часто молился в уединении, в ночное время. Молиться должно непременно и нам, во всякое время. Бдите и молитеся, да не внидите в напасть [269], говорит Господь. Γрехов у нас много; нужд душевных и телесных много; искушений много; потому и молиться надо непрестанно, конечно, внутренно наибо́льше. А в праздничные дни – открыто в храме. Далее, назидательно и утешительно в этом Евангелии то, что Иисус Христос, видя бедственное плавание учеников Своих, коих лодку среди моря били сильно волны, – пошел к ним на помощь, и как Творец и Господь моря, пошел по хребту морскому, как по суше. Видя человека идущего по морю, – что казалось им невозможным, они сочли Его за призрак и от страха вскричали. Но Господь, шедший к ним на помощь, успокоил их, сказав, что это Он и что им бояться нечего. – И на нас, братия, плавающих в житейском море, устремляются часто противные ветры искушений и разных страстей, – и мы, подобно апостолам, часто бедствуем. Не забудем же в часы искушений и бед, что Спаситель близ [270] нас и готов спасти нас, только бы мы с верою и искренним раскаянием во грехах воззвали к Нему о спасении.

Нас часто пугают призраки, которые представляет нам лукавый; нас смущают козни лукавого супостата. Но от всего сердца воззовем ко Господу: и все призраки рассеются, и противные ветры утихнут. Так всегда бывает с верующими, так и будет. Замечательно дерзновение апостола Петра. Ободрившись словами Господа, он просит позволения идти к Нему по воде, как бы забыв на время различие между собою – человеком – и между Богочеловеком. Господь, впрочем, не отвергает дерзновения и говорит: иди. И дивное чудо! Всемогущее повеление поддерживает Петра, идущего по воде: он идет по воде, дивясь сам себе. Но ненадолго стало дерзновения Петрова: видя сильный ветер, он испугался, начал утопать и закричал: Господи, спаси меня! Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный? зачем ты усумнился? Не дивитесь маловерию Петра: в то время он не был еще обновлен животворным огненосным дыханием Духа Святого и потому выказывал человеческие немощи. Зато, по сошествии Святого духа, святой Петр был выше всяких сомнений и имел веру Божию, которою воскрешал мертвых. А мы сами о своей вере позаботимся. Петр только начал утопать и тотчас воззвал о спасении: Господи, спаси меня! A многие из нас совсем тонут во грехах, ко Спасителю не притекают и не говорят: Господи, спаси меня. А как близок ко всем нам Спаситель то: только воззри ты к Нему, брат, сердечными очами с верою, упованием, что вот Он тут именно пред тобою, и Он спасет тебя, если только действительно хочешь спасения, – спасет, непременно спасет; сам увидишь, как спасет, увидишь, разумеется, сердечными очами. Вот поучись же, брат или сестра, у апостола Петра, с такою же, как он, верою и упованием взывать к Спасителю в бедах, скорбях, во грехах: Господи, спаси меня, – и непременно спасешься. На то ведь Спаситель, чтобы спасать нас грешных. А как спасет тебя, тогда и ты скажешь: да, истинно Ты Сын Божий, и поклонишься Ему с любовью. Аминь

Обновляйтесь!

Слово в день Преображения Господня

Преобразися пред ними (Иисус): и просветися лице Его яко солнце, ризы же Его быша белы яко свет (Мф.17:2)

Ныне мы воспоминаем и празднуем славное Преображение пречистой плоти Господа нашего Иисуса Христа. Преображение это было при трех земных свидетелях – при апостолах Петре, Иакове и Иоанне. Иисус Христос по обычаю взошел на гору помолиться, как человек, Отцу небесному. В то время, как Он молился, Божество Его вдруг просияло через тело Его: лицо Его сделалось светло, как солнце, а одежды Его от внутреннего света Божества и от света тела – стали белы, как свет – так белы, что никакой белильщик не в состоянии так убелить их. Явились Моисей и Илия, древние великие пророки; они говорили! с Господом. О чем же они говорили? – Говорили о страданиях, который Спаситель рода человеческого имел претерпеть ради спасения нашего в Иерусалиме. Глаголаста же исход Его, егоже хотяще скончати во Иерусалиме [271]. Апостол Петр, увидев в такой славe Господа и пророков, сказал Господу: Господи! добро есть нам здесь быти; если хочешь, мы сделаем здесь три сени (палатки): одну Тебе, одну Моисею и одну Илии. Еще он говорил, как светлый облак осенил их, и вот из облака слышится голос: сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих: Того послушайте [272]. Глас был от Бога Отца. Услышав божественный глас, ученики Господни пали ниц и сильно убоялись. Господь подошел к ним, коснулся их и сказал: встаньте, и не бойтесь. Они возвели взор свой: не было уже ни кого, кроме Иисуса Христа. Когда стали сходить с горы, Господь сказал им, чтобы они никому не говорили о видении дотоле, пока Он воскреснет из мертвых. Итак воображайте себе, возлюбленные братия, прославленный вид пречистой плоти Господней, подобно солнцу просиявшей на Фаворе, – и наслаждайтесь дольше, дольше этим небесным зрелищем; воображая его, торжествуйте духом своим и радуйтесь: это – наш человеческий лик просиял в такой славe, в теснейшем единении его с существом Самого Бога Слова. Торжествуйте и радуйтесь в той надежде, что, если вы будете послушны в этой привременной жизни Господу своему, последуете Его божественным заповедям, то Он преобразит некогда такою же славою и ваши – тела так, что они сообразны будут славному телу Его; в этом уверяет и Сам Господь, когда говорит, что праведники просветятся, как солнце, в царстве Отца небесного [273]; и св. апостол Павел, который говорит, что Господь преобразит смиренное тело наше так, что оно будет сообразно славному телу Его [274]. – Но для чего Господь преобразился во славe на горе Фаворской и только пред тремя учениками Своими?

Братья! Господу Иисуса Христу надо было пострадать за нас и быть до того поруганным и уничиженным, что, если бы ученики Его прежде страдании Его не были утверждены разными знамениями или чудесами в вере в Него, как Сына Божия, они могли бы соблазниться касательно Его лица, отпасть от Него и рассыпаться, каждый в свою сторону. Надобно было каким-либо поразительным чудом уверить их, что Он есть во истину Отчее Сияние, свет от света, Сын Божий, волею грядущий страдать за нас. Таким чудом, между прочим, Господь избрал преображение тела Своего на горе, и вот лице Его просветилось, как солнце, а одежды возблистали, как свет, и Сам Бог Отец глаголал из облака: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих: Того слушайте [275]. Итак ученики Христовы преображением Господа были заблаговременно приготовлены к тому, чтобы не соблазняться страданиями и смертью своего возлюбленного Учителя и Господа. – Что же касается того, почему Господь преобразился только пред тремя учениками, то это по той причине, что по закону достаточно было трех свидетелей для удостоверения во всякой истине.

Братия! Господь всем Своим последователям завещал также скорби и страдания в этом мире: в мире скорбни будете [276], говорил Он ученикам Своим перед Своими страданиями: иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет [277]. Итак терпите безропотно все посылаемые вам Богом скорби. Но не страшитесь страдания и скорби, ибо они приведут вас к вечным радостям на небесах; подобно тому, как и Господь, после страданий и крестной смерти Своей и воскресения Своего, вошел в вечную радость царствия небесного и по человечеству Своему. Как злато в горниле очищается и просветляется, так и душа человеческая в горниле скорби и страдания также очищается и просветляется. И вот отчего Господь оставил в удел Своим последователям в этом мире прелюбодейном и грешном многоразличные скорби; они служат великим благом для самих страдальцев и задатком их будущего вечного блаженства. Печаль ваша в радость будет [278], говорит Господь. – Кто из святых, начиная с Самой преблагословенной Матери Господа нашего Иисуса Христа до последнего праведника, не скорбел в этой жизни и скорбью не вошел в царство небесное? Никто. Все многими скорбями вошли в царство славы. – Итак, скорби духовные преобразуют нас, очищают и просветляют наши души. И вот еще почему Господь, грядущий на вольную страсть нашего ради спасения, преобразился во славе.·Он хотел показать всем Своим последователям, имевшим страдать за Него, что их страдания приведут их к небесной славе, что они просветятся сами как солнце, в царстве Отца небесного [279].

К чему еще обязывает всех и каждого из нас праздник Преображения Господня? Он обязывает всех нас преображаться внутренно. Нет надобности говорить о том, как необходимо каждому преобразовать, изменить себя к лучшему, только посмотри беспристрастно каждый в свое сердце, посмотри на свои помыслы, желания, намерения, предприятия, слова и дела, – и тотчас явно будет; как необходимо немедленно приступить к преобразованию своего сердца. Чем исполнены наши сердца почти каждый день и час? Ведающий все тайны сердец человеческих, Господь Иисус Христос говорит, что от сердца человеческого исходят помышления злая, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, татьбы, лихоимства, обиды, лукавствия, лесть, студодеяния, око лукаво, хула, гордыня, безумство [280]. Да и всякий из нас, внимательный к себе, не может не сознаться, что его сердце почти постоянно порождает мерзости греховные: маловерие, сомнения, самолюбие, хладность к Богу и ближнему, злобу, осуждение, злорадство и зложелательство, зависть, гордость, высокомерие, непослушание, ложный стыд, презорство, пристрастие к земной жизни и ненасытную алчность к земным благам, не редко соединенную с обидою для ближнего (именно алчность к деньгам, к яствам и напиткам, особенно к вину и к многоразличным сластям, также к срамным делам, пристрастие к нарядам и блестящим украшениям); леность, особенно в важном деле спасения, и праздность со всеми праздными занятиями, как то: картами, табакокурением, пляскою и чтением книг наполненных празднословием, устное празднословие и сквернословие и пр. Доселе едва не всякий из нас очень, очень мало, а иной и вовсе не мудрствовал о горнем, а мудрствовал все о земном, и имел в себе не дух Христов, а дух мира сего, пекся о теле и презирал душевные потребности: дорого ценил земное, тленное и пренебрегал небесным и вечным, исполнен был самолюбия и мало, мало имел боголюбия и братолюбия. Кто же после этого станет отвергать, что всякому из нас необходимо немедленно приступить к преобразованию своего сердца и своей жизни, которые были доселе противны Евангелию?

Итак, братия и сестры, во славу преобразившегося на Фаворе Господа, призвав в помощь благодать Его; приступим с сегодняшнего же дня к преобразованию своих сердечных расположений и своей суетной жизни. Да не устрашает никого трудность этого преобразования. Благодать Божия всесильна, – будем неотступно просить ее у Бога; скажем: Господи! без Тебя мы не можем творити ничесоже [281]; Сам исправи стопы наши к деланию заповедей Твоих. Не забудем, что царствие небесное усилиями приобретается, и только употребляющие усилие искатели приобретают его [282], по словам Самого Господа. Маловер пусть трудится над приобретением веры, читая усердно слово Божие и жития святых; хладный в любви к Богу и ближнему, да просит у Бога любви, ибо всяк дар совершен, тем более – совершеннейший дар любви – свыше есть, сходяй от Отца светов [283], – и пусть упражняется в любви; гордец и высокомерный да отложит гордость и высокомерие свое и всем сердцем да прилежит смирению; злой и презорливый да отложит злобу и презорство свое и да взирает на всех и каждого с почтением и любовью; завистливый да оставит зависть свою; скупой – скупость свою; ленивый и нерадивый – леность и нерадение свое, праздный – праздные занятия свои, сребролюбивый – сребролюбие свое; пьяница – пьянство; чревоугодник – чревоугодие свое; тать – татьбу свою; любодей – любодеяние свое; суетный – суетность, всякий – всякое зло.

Когда будем вести себя таким образом, тогда достойно, как истинные последователи Христовы, будем праздновать праздник Преображения Христова. Тогда преобразившись и просветившись душевно на земле, мы просветимся яко солнце в царствии Отца небесного [284]. Аминь.

Вера и неверие

Слово в неделю десятую по пятидесятнице

Сегодня было читано Евангелие об исцелении Иисусом Христом бесноватого лунатика, а в самом конце Евангелия – предсказание Господа о Своих страданиях и смерти в Иерусалиме [285]. Евангелие показывает, сколь силен может быть человек верою в Господа, именно, – столь силен, что может и горы переставлять и сколь немощен, бессилен и жалок человек неверующий, – ибо бывает жалким игрaлищем бесов и страстей своих и чужих; оно показывает также великую силу молитвы и поста, когда они идут рука об руку, взаимно подкрепляя друг друга.

Вы видите мысленными очами в этом Евангелии несчастного отца, измученного страданиями несчастного бесноватого сына, которого с детства злой дух страшно мучил в новолуния и повергал нередко то в огонь, то в воду. Отец просит милости у Господа, чтобы Он исцелил сына его, прибавляя, что ученики Господни, коих он просил о том, не могли исцелить его. Господь, обличив и укорив людей Своим праведным словом в неверии и развращении, велит привести бесноватого к Себе и сейчас одним запрещением исцеляет его. Что это за бесноватый лунатик? Это человек, подверженный действию злого духа, мучившего в новолуния, – с коварным умыслом, чтобы люди приписывали это зло не ему, злому духу, а неповинному ни в чем созданию Божию – луне, и тем произносили хулу на Творца луны. Так толкует это святой Златоуст. Злые духи, причиняя многообразное зло людям, хотят утаить от людей свои пагубные действия, чтобы люди не возненавидели их и не отвратились от них и от их пагубных дел совершенно, – и обратить свои клеветы на прекрасное и многополезное творение Божие, – на луну, ночное светило. Но злому духу не укрыться со своими пагубными кознями! Человек богопросвещенный сейчас узнает его пакости и благодатью Божиею разрушит их. Неверующие же не осторожны; они доселе уловляются в сети его и страдают от него, подобно указанному лунатику. И сколько в наш век, век неверия и разврата, людей, подверженных коварству, посмеянию и злобе злых духов! Я разумею всех тех, которые подвержены пьянству, несчастной и безумной плотской любви, или вернее – плотской страсти, всех, так называемых нигилистов, кои, утратив драгоценнейшее сокровище человеческое – веру, не верят в будущую жизнь и в бессмертие души нашей, не чают воскресения мертвых и всеобщего суда, которые не верят в бытие Самого Бога и в Его вечную правду и в Его грозное, неподкупное правосудие и, к их горшему несчастью, не верят и в злых духов. Эти несчастные, заблудшие люди, запутавшиеся в сетях вражих, нередко, подобно упоминаемому в Евангелии бесноватому, прибегают также то к огню, то к воде, т. е. к огнестрельному оружию, чтобы застрелиться, или к утоплению или к удавлению. И заметьте, какое точно злое поветрие ныне эта насильственная, ужасная смерть! Каждый день люди или стреляются, или топятся, или вешаются, или убивают других. Жизнь человеческая многими не ставится ни в полушку. Какая же тут страшная причина? Какой ужасный рычаг движет этих несчастных к насильственной смерти? – Это – раз, неверие и развратная или превратная жизнь, во-вторых, – это злые демоны, исконные убийцы человеческого рода. Я сам слышал от многих несчастных, подверженных запою или унынию вследствие каких-либо тяжких обстоятельств, что им назойливо шепчет злой демон: удавись, удавись! или: утопись, утопись! или: застрелись, застрелись! или убей того-то. О, окаянный супостат! Сколько душ человеческих, христианских сгубил ты в злосчастный девятнадцатый век насильственною смертью через твою всепагубную прелесть? Виноваты они, что прельстились твоими коварствами, но ты в тысячу раз виновнее и за все твои губительства получишь возмездие от праведного Судии в день воздаяния. – Какое же средство против врагов прелестников, мучителей и губителей? – Вера во Христа, поправшего крестом силу диавола, пост и молитва. Молитва и пост очищают, просвещают и укрепляют душу; напротив, без молитвы и поста душа наша – легкая добыча диавола, потому что не ограждена и не защищена от него. Пост и молитва – духовное оружие против диавола, потому и говорит Господь в нынешнем евангелии, что род бесовский исходит только молитвою и постом. Святая Церковь, зная силу этого духовного оружия, призывает нас на каждой седмице дважды к посту – в среду и пятницу, между прочим, в воспоминание страданий и смерти нашего Спасителя, и в году – многократно во все многодневные посты, а великий пост соединяет с особенными умилительными покаянными молитвами. Пост и молитва имеют ту духовную выгоду, что, укрепляя наши души, укрепляют в нас самую веру, надежду и любовь и соединяют с Богом.

В читанном сегодня Евангелии замечательно обличение от Господа учеников Своих в неверии. Неужели и апостолы сначала колебались в вере. Да, и они иногда были немощны, до сошествия на них Святого Духа, – и то веровали, то, иногда, впадали в неверие и маловерие; по крайней мере, это должно сказать о девяти, исключая трех, так называемых столпов веры: Петра, Иакова и Иоанна. Верою они исцеляли всякие болезни, воскрешали мертвых, очищали прокаженных, изгоняли бесов, а, когда благодать оставляла кого из них за маловерие и неверие, тогда не могли и бесов изгонять, как вот и упоминается в сегодняшнем Евангелии. Потому Господь через них и нас всех учит иметь несомненную веру и говорит: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, то она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас. Действительно, все истинно веровавшие, все святые верою творили многие чудеса, верою невозможное делали возможным. Читайте описания их жизни – и увидите сами, сколько сильна вера! А между тем люди нашего века щеголяют, хвалятся неверием! Это ли просвещенный век? Как! Мы обязаны всеми успехами просвещения по всем отраслям – вере нашей, пролившей преизобильный свет в разумы человеческие и во все науки, и мы же отвергаем веру? Чада отвергают свою матерь, их породившую и воспитавшую? Безумно и неблагодарно!

Братия и сестры, дорожите своею верою! Берегите свою веру. Без веры нет спасения; без веры человек погибнет на веки. Аминь.

Милосердие Божие и человеческое жестокосердие

Слово в неделю одиннадцатую по пятидесятнице

Нынешний день, возлюбленные братия, читана была Евангельская притча Спасителя, в которой Он, Господь Бог наш, уподобил царство небесное или праведный суд Свой над людьми царю, "который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов", т. е. двадцать миллионов! или – просто без числа, ибо определенное число здесь поставлено вместо неопределенного. "А как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорит: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, вышедши, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев", на наш счет не больше двадцати рублей, "и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и пришедши рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И разгневавшись государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой небесный поступит с вами", – заключил Господь речь Свою, – "если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его" [286]. Я повторил все читанное Евангелие, чтобы вы лучше запомнили его.

Не к чести нашей – в нынешнем Евангелии изображается крайнее жестокосердие и злоба человеческого сердца относительно ближних наших. С того самого времени, как люди через грех предались начальнику злобы, диаволу, он свил в их сердцах твердое себе гнездо, насадил в нем свою адскую злобу, которую и проявляет с тех пор весьма часто в очень грубых, насильственных видах. История библейская и гражданская и дневники нашего времени полны примеров этой злобы и жестокосердия людей из-за корысти, из-за желания воспользоваться хищнически имением ближнего, – или из-за оскорбленного самолюбия, из-за дикого каприза, из-за неудовлетворенной животной любви, многие и очень нередко не задумываются вонзить нож в сердце или в горло ближнего или иначе как-нибудь лишить его жизни, – не говоря уже о ссорах, спорах, ругательствах, судах и прочих выражениях злобы человеческой.

Обратим внимание на поступок жестокосердого заимодавца, упоминаемого в нынешнем Евангелии. Он должен был сам своему государю огромную сумму, которой никогда не мог ему выплатить, и, по правосудию страны, должен был быть продан с женою и детьми и всем имуществом, чтобы заплатить хотя часть долга. Беда, которой больше не может быть. Должник стал умолять царя о прощении, – и он был прощен. Кажется, надобно бы помнить такую беспримерную милость и оказать подобную же милость при случае ближнему. Но вот случай с ближним и показал дурную сторону бывшего должника, его крайнюю злобу и жестокосердие: только что получив от царя величайшую милость, он встречает товарища, должного ему самую незначительную сумму денег, сразу же набрасывается на него с яростно, душит его и говорит ему: отдай мне долг. Тот просит потерпеть. Заимодавец не терпит и сажает его в тюрьму. Не крайнее ли это жестокосердие? Не крайняя ли бесчувственность и неблагодарность? А к этому весьма многие из нас склонны и способны. Мы бываем иногда чрезвычайно круты в расправе с нашими ближними, чем-либо нам должными, если есть к тому возможность! Да, наша природа крайне стремительна ко злу и самосуду, или к расправе собственным судом, вероятно, потому, что это скорее и легче удовлетворяет нашему самолюбию и злонравию, чем установленные суды. Но с нами, христианами, возрожденными в купели крещения водою и Духом Святым, усыновленными Богу и получившими от Бога благодать, или небесную помощь ко всякой добродетели, этого не должно быть; мы должны воспитывать в себе дух кротости, смирения, незлобия, терпения и долготерпения, умеренности во всех поступках. А чтобы иметь в себе такое расположение духа, надобно помнить общую слабость человеческую, общую склонность ко грехам, в особенности – свои великие немощи и грехи и бесконечное к нам самим милосердие Божие, которое прощало и прощает нам грехи многие и тяжкие за покаяние и умоление наше. Да; уже одно чувство благодарности к Богу за Его бесчисленные к нам милости обязывает нас быть снисходительными и милостивыми к нашим ближним, которые одной плоти и крови с нами и имеют одинаковые немощи, страсти, преткновения. Но величайшим побуждением к снисходительному и кроткому обращению нашему с ближними должно служить, конечно более всего крайнее снисхождение к нам Сына Божия, нас ради человек и нашего ради спасения сшедшего с небес, – воплотившегося и вочеловечившегося, – Его пример, Его заповеди и советы, Его кротость и незлобие к грешникам, Его долготерпение, Его страдания и смерть за всех нас. Если Он положил за нас Свою душу, то и мы должны друг за друга души свои полагать [287], говорит апостол. Другой апостол говорит: будите друг ко другу блази, милосердни, не воздающе зла за зло, или досаждения за досаждение [288]; терпяще друг другу любовию [289].

Господь говорит нам: милости хочу, а не жертвы [290]; Он многомилостивый хочет и от нас милости или милосердия, незлобия, и терпения относительно ближних наших; Он же и готов всегда помогать нам во всяком добром деле. Если у тебя злое сердце, проси в покаянии, чтобы Он смягчил твое сердце, сделал кротким и терпеливым: и будет оно таково. Он нам говорит: сыне, даждь Ми твое сердце. Нет ничего невозможного для верующего и искренно молящегося. Только решись, твердо решись оставить свою злобу. Должно в самом начале обуздывать в себе всякую возникающую страсть, особенно злобу и гнев, не дозволять искре сделаться огнем, который тушить, конечно, гораздо труднее, чем одну искру. Итак, – заключу слово, – будем прощать от души ближним погрешности их против нас, памятую общую нашу слабость, немощь, греховность и бесконечное к нам милосердие Божие. Аминь.

Победа над смертью

Слово в день успения Пресвятой Богородицы

Воспою радуяся Твоя успение (Ирм. пес. 1)

Братия, что это значит, что Церковь кончину Божией Матери называет не смертью, как обыкновенно мы называем кончину людей, а успением, или что все равно – упокоением или мирным сном, и не только не скорбит, не плачет при гробе Ее, а напротив поет радостные, торжественные песни Ее исходу? То, что преблагословенная Матерь Господа в самом деле не умерла, как обыкновенно умирают люди, а как бы уснула ненадолго мирным сном после тяжких скорбей жизни, и что гроб Ее, бывший для Нее дверью к небесному царствию, скрывает в себе много радости для христианина; из этого гроба, как и из гроба воскресшего Господа, веет и на нас небесным нетлением, или лучше сказать – этот гроб непреложно обещает и нам бессмертие по душе и нетление по телу, истребляя в нас страх смерти. Слава Победителю смерти, Господу Иисусу! До пришествия Его смерть была очень страшна для человека потому, что она похищала свои добычи безвозвратно, а средств избавиться от нее никаких не было, так как грех, которым сильна была смерть, разливался подобно морскому наводнению и остановить это наводнение ничто было не в силах; между тем знали, что люди, похищенные смертью, как пленники содержались там, куда они обыкновенно отходили после смерти. Было, правда, два – три примера, что двое из людей вовсе не испытали смерти, а один молитвою и слезами получил отсрочку у нее тогда, как она совсем было занесла уже на него убийственную руку и ей не велено было касаться его еще пятнадцать лет. Но что значили эти два – три примера в сравнении с миллионами людей умиравших? Тоже, что капля в океане. Притом последний пример не был совсем утешителен для людей потому, что царь Езекия не мог же совершенно избавиться от смерти, а только вымолил себе отсрочку от нее, а первые два – Енох и Илия считались неподражаемыми по святости жизни, за которую они были живыми взяты на небо. Что же видим теперь, после явления Господа во плоти нашей и после победы, одержанной Им над грехом и смертью? Весь ужас смерти исчез; она сделалась как бы мирным сном, после которого настанет радостное утро всеобщего воскресения. По мере того, как каждый из нас побеждает еще живущий в нас грех, – а теперь даны нам все средства побеждать его [291] – исчезает и страх смерти так, что торжествующие победители греха с радостью встречают ложе смерти и уже не умирают, а точно засыпают мирным сном. "Ныне", – говорит св. Златоуст, – "Господь сокрушил врата адовы и самое лицо смерти истребил. Но что я говорю: лицо смерти? Даже самое имя смерти изменил: ибо она теперь называется уже не смертью, но успокоением и сном". Самый очевидный пример торжества над смертью видим мы в пречистой Матери Господа. Она склонилась во гробе только для краткого отдохновения плоти. Говорим, для краткого потому, что, по свидетельству предания, на третий день после Ее смерти уже не найдено во гробе пречистого тела Ее; оно воскрешено и взято было на небо, где, вместе с душою стало наслаждаться блаженством небесным. За Божиею Матерью видим апостолов и мучеников, которые встречают смерть с радостью, как величайшего друга, который взамен скоропреходящих благ настоящего мира, или взамен его бед и скорбей дарствует им вечные радости царствия небесного. За ними видим всех святых, которые смотрели на смерть также с радостью, видя в ней конец земных трудов и начало небесной славы. Святая Церковь старается и в нас поселить такое же бесстрашие к смерти, увещевая нас прогонять страх ее постепенным искоренением в себе грехов, и своих мертвецов она не называет теперь иначе, как усопшими, т. е. как бы уснувшими, потому что бессмертная жизнь в будущем веке так теперь для нас несомненна и право наше на нее так верно, что мы не можем или не должны иначе смотреть на смерть, как на сон. Слава бесконечно благому Богу! Прежде над мертвецами долго и безутешно рыдали и даже повелевалось прямо над мертвецами источать слезы: чадо, говорит богопросвещенный мудрец, над мертвецом источи слезы, и якоже зле страждущ начни плач.... Горек сотвори плач, и рыдание тепло, и сотвори сетование, якоже ему достоит [292]; а ныне вместо надгробного рыдания мы поем песнь: аллилуиа или хвалите Бога, восхваляя божественную премудрость и благость, которою смерть сделана переходом к бессмертию.

Братия! звания небесного причастники, вы видели на иконе всечестного и славного Успения Богоматери, как Она мирно почивает: какое спокойствие и отражение небесной радости на Ее лике! Это точно сон, краткий переход от земли на небо. Поучимся же и сами рачением к добродетели и презрением к пороку сделать смерть свою мирным сном. Доколе будет царствовать в нас грех, дотоле будет страшна для нас и смерть, потому что, точно, смерть грешников люта [293]. Грех есть причина смерти: оброцы греха, сказано, смерть [294].

Будем же посильно побеждать в себе грех, как причину смерти. Побеждать его только сначала весьма трудно, а потом будет и легко, и сладостно, так как по мере увеличения страданий, причиняемых борьбою со грехом, будет увеличиваться и утешение Христово [295] в нас, и Господь, сказавший, что иго Его благо и бремя легко [296], верно, сделает легкими и животворными и труды подвижников. Притом, что достается трудом, то дороже ценится и тем мы больше наслаждаемся. Мы для трудов и созданы, а не для неги и бездействия. Да, небесная слава, конца не имеющая, без сомнения и стоит посильных трудов целой жизни. Это несравненное блаженство, это царство славы даром не дается. Царство небесное, сказано, нудится, т. е. силою приобретается, и нужднищы восхищают е [297].

Не от того ли мы так ленивы побеждать в себе страсти и злые наклонности, что в нас слаба вера в жизнь будущего века? Но она также несомненна, как настоящая жизнь наша. Разве Тот, Кто дал нам начаток жизни здесь – на земле, не дает нам полной, совершенной жизни на небе? Да, это неизбежно должно быть и этому труднее не быть, чем быть. И в этом уверяет нас неложное слово Божие: вcu сущии во гробех, – говорит оно, – услышат глас Сына Божия, и услышавши оживут, и изыдут, сотворшии благая, в воскрешение живота: а сотворшии злая, в воскрешение суда [298].

Братия! вечная жизнь за гробом не подлежит никакому сомнению. Но также не подлежит ни малейшему сомнению, что она может быть двоякая: для праведников – блаженная, а для ожесточенных грешников – мучительная. Смерть есть предел, граница между настоящею и будущею жизнью, и мы не знаем далеко или близко она от нас. Будем готовы всегда стать на эту грозную границу между двумя жизнями. Аминь

Путь к вечному блаженству

Слово в неделю двенадцатую по пятидесятнице

В нынешнем Евангелии Господь наш Иисус Христос решает важный вопрос, предложенный Ему богатым юношею: что делать мне, чтобы наследовать жизнь вечную? Господь указывает ему на заповеди, данные людям от Бога через Моисея, притом на заповеди о любви к ближним, минуя заповеди относительно Самого Господа Бога, конечно, потому, что на любви к ближним основывается и любовь к Богу, и без любви к ближнему невозможно любить Бога: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит [299]? Говорит святой апостол Иоанн Богослов. Итак, Господь говорит богатому юноше: "если хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди, именно: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать, и люби ближнего своего, как самого себя".

Да, важный вопрос Господь решает для нас в нынешнем Евангелии, вопрос касательно того, как, какими путями достигнуть жизни вечной? Нет ничего вернее смерти: все умрем и телами нашими обратимся в прах, в землю, из которой созданы в начале, а души наши бессмертные, по образу и подобию Божию сотворенные, восхищены будут на суд к Богу: ибо человекам положено однажды умереть, а потом суд [300], говорит апостол, – суд частный над душою каждого отходящего отселе человека; на нем решается участь человека до последнего всеобщего суда над всем миром по воскресении всех мертвых. Потому, в виду неизбежности смерти для каждого из нас по телу, весьма важно и необходимо каждому из нас удовлетворительно разрешить себе вопрос: что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? – Жизнь вечная за гробом есть несомненно, как несомненно же есть и мука вечная, и здешняя краткая жизнь дана нам Богом для приготовления к будущей жизни, ей же не будет конца вовеки веков. Этот важнейший вопрос жизни Господь и решает вполне богатому юноше, а с ним и всем нам. Если хочешь, – говорит, – войти в жизнь вечную, то соблюди заповеди. Какие? спрашивает юноша. А Господь ему отвечает: не убивай, не прелюбодействуй и прочее, как вы уже слышали. Не много слов, не много заповедей, а как они важны, потому что от исполнения их зависит жизнь вечная каждого из нас. Яко сотворивый та человек, жив будет в них [301], говорит Писание. Итак, необходимо остановиться на этих заповедях и войти глубже в их смысл, чтобы видеть всю необходимость и пользу их исполнения и широту их приложения к жизни.

Первое слово сказано: не убивай; под ним разумеется много других подобных повелений, а именно: не обижай; не раздражайся, не враждуй, не гневайся, не дерись; не будь ненавистлив: всяк ненавидяй брата своего, человекоубийца есть [302], говорит апостол; не будь дерзок словом или рукою; не будь жестокосерд к бедным и скуп; не томи непосильными трудами подручных твоих; спасай погибающих, если можешь, например, голодных, утопающих, сам себя не изнуряй непосильными трудами или не расстраивай своего здоровья страстями и пороками; не соблазняй других и не предавай диаволу душ, искупленных бесценною кровию Господа Иисуса Христа. Вот сколь широкий смысл этой заповеди.

Далее Господь говорит: не прелюбодействуй не только делом, но и мыслью, нечистым зрением, вожделением; брось всякое блудное мечтание и воображение и все то, что ведет к прелюбодеянию: лакомство, пресыщение и пьянство; нескромные, соблазнительные разговоры, чтение нескромных, соблазнительных книг; нескромное обращение с лицами другого пола, нескромные картины и прочее. И одно воззрение на женщину с вожделением есть уже прелюбодейство по слову Спасителя. Старайся о чистоте помыслов и чувствовании, о чистоте нравов своих и ближних твоих, чад и слуг твоих, подчиненных и всех, с кем имеешь связи и близкие отношения.

Далее говорится: не кради; тут разумеется не только кража, но и тунеядство, и мздоимство, или взяточничество, и лихоимство, или разорительные для бедного проценты, которые берет заимодавец и разная неправедная нажива, прием вещей заведомо краденых; картежная разорительная игра, через которую картежник крадет у своих родителей и родственников или у жены и детей или просто у себя самого деньги или достояние семейное; и наконец, тот, кто не подает милостыни бедным, имея к тому полную возможность, ибо избытки дает Господь для помощи бедным; если же этого кто достаточный не делает, то похищает собственность ближних и утаивает дар Божий.

Далее говорит Господь: не лжесвидетельствуй, или не клевещи на ближнего; ибо от клеветы, осуждения, пересудов, насмешек и лжесвидетельства люди весьма сильно страдают, лишаются доброго имени, сочувствия, бывают гонимы, притесняемы, лишаемы места служения и средств к жизни, а иногда, не имея сил вынести клеветы, сами себя лишают жизни. Из-за лжесвидетельства и клеветы Сам Господь Иисус Христос доведен был до креста и смерти самой поносной. Ужасное зло – клевета! И святой царь пророк молит Бога о избавлении его от клеветы: избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди Твоя [303].

Почитай отца и мать, далее говорится. За почтение к родителям Господь обещает благополучие и долголетие в здешней жизни и блаженство вечное в будущей. Родителям мы обязаны жизнью и большею частью самым воспитанием, по крайней мере, первоначальным, и, казалось бы, нет ничего легче и естественнее, как почитать родителей. А между тем на деле, особенно в нынешнее время, бывает нередко напротив: дети тяготятся своими родителями, отказывают им в должном почтении, грубят им и поносят их в лицо, ни за что считают их любовь, заботы и попечения, бывшие о них; не помогают им, не поддерживают их в бедности, старости и болезни. Но горе им, если не образумятся, – не добро им будет и в здешней жизни и вечная мука в жизни будущей: досадители, – говорит апостол, – царствия Божия не наследят [304].

Люби ближнего, как самого себя, говорит заповедь, т. е. береги его, как себя бережешь; желай ему того же, чего себе; поступай с ним так же, как желаешь, чтобы поступали с тобою; молись за него так же, как за себя, за живого или за умершего; делай для него что-либо доброе и полезное так же, как и для себя делаешь: ибо мы все дети одного Отца – Бога, искуплены одною кровно; чада одной матери – Церкви, ожидаем все общего царства.

Вот какие заповеди ведут в жизнь вечную! Юноша похвалялся, что все эти заповеди сохранил, но на поверку вышло, что далеко не достиг совершенства в исполнении их: ибо всем сердцем привязан был к богатству и, значит, не любил искренно ни Бога, ни ближнего; ибо Господь говорит, да и опыт подтверждает, что невозможно работать Богу и богатству [305], как невозможно служить двум господам. Он отошел от Спасителя с печалью, когда Господь, ради совершенства его, предложил продать имение и раздать нищим, ибо видел, что оно связывало его душевные стопы. Господь поэтому и сказал, что трудно богатому войти в царство небесное, труднее, чем верблюду сквозь игольные уши пройти. Но что трудно и невозможно для людей, то удобно для Бога: ибо Бог может и богача сделать милостивым, как и есть многие из богатых истинно милостивые, и богача может сделать добродетельным и наследником царствия небесного, если он не будет противиться воле Божией, а усердно будет исполнять ее. Вот вам и толкование на нынешнее Евангелие. Запомните и по силе своей старайтесь исполнить. Аминь.

Божий виноградник

Поучение в неделю тринадцатую по пятидесятнице

Нынешний воскресный день, братия мои возлюбленные, положено Церковью читать из Евангелия притчу о некотором домовладыке, насадившем виноградник, и о виноградарях, которым поручил домовладыка свой виноградник. Виноградник был устроен великолепно, со всеми принадлежностями, с тисками, на прекрасной земле, обнесенной оградою, но виноградари оказались крайне лукавыми и злыми и не только не давали плодов хозяину в урочное время, но еще и били посылаемых хозяином слуг или совсем убивали и камнями побивали, а, наконец, убили и единственного сына хозяина. Под домовладыкою разумеется Бог Отец; под виноградником – иудейская церковь: под виноградарями! – первосвященники, священники и правители, коим поручена была иудейская церковь; под слугами разумеются пророки, которых Бог нередко посылал к иудейскому народу, и которые большею частью были избиты иудеями; под сыном домовладыки разумеется Господь Иисус Христос, Сын Божий. Но эта притча, братия, относится не к одним иудеям, а относится и к нам, касается и нас. Под виноградником Господним может и должна разуметься и всякая душа христианская; под оградою – закон Божий, которым ограждается или должна быть ограждена всякая душа от грехов; точило или тиски в винограднике, – это сердце наше или утроба наша, которою мы принимаем пречистую кровь Агнца Божия, заклавшегося за нас; под столпом или горницею разумеется Церковь Христова или благодать Святого Духа, действующая в Церкви, утверждающая сердца наши в вере и любви и добрых делах и возвышающая нас от земли к небу, как сказано: о горнем мудрствуйте, а не о земном [306].

Итак, виноградник Божий – это мы все, братия. А виноградный сад должен приносить обильные плоды; приносим ли мы Господу, верховному Виноградарю нашему, плоды добрых дел, плоды покаяния, веры, любви смирения, кротости, благости, милосердия, воздержания, чистоты, терпения и долготерпения и прочих добродетелей? Весьма, весьма мало, а иногда вовсе не приносим, – а приносим плоды винограда дикого, винограда Содома и Гоморры, т. е. всякие скверные дела: гордость, злобу, зависть, алчность, блуд, прелюбодейство, пьянство, неверие, безбожие, убийство и самоубийство. Ждет от нас Господь плодов покаяния, исправления, добродетели и – часто напрасно ждет: мы остаемся такими же грешниками, такими же бесплодными, сухими деревами, какими и были. Многие христиане насилуют и убивают свою совесть, этого слугу Божиего в нашей душе, и без страха предаются беззаконию; многие оправдывают свои грехи, или извиняют себя слабостью природы или потребностью падшей грешной природы, не различая своих прихотей или похотей от действительных потребностей. Многие не стыдятся даже клеветать на Евангелие и говорят, что оно будто требует невозможного и живут совершенно вопреки ему, и таким образом, подобно еврейским первосвященникам и книжникам, вторично распинают Сына Божия в себе. Но зачем говорить неопределенно: многие распинают Сына Божия? – Мы с вами часто распинаем в себе Сына Божия – своим маловерием, своими злобами, завистью, невоздержанием, объядением, пьянством, нечистотою сердца своего, нерадением, нераскаянностью, леностью и прочими пороками. Что же сделает хозяин виноградника нашего, запущенного и одичавшего по нашему нерадению, когда Он придет взять с нас отчет в делах наших, во всех нечистотах и злобах наших? Ответ на это тот же, который произнесли сами на себя первосвященники и книжники: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, т. е. величайший дар веры, благодати, отдаст другим людям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои т. е. будут, с помощью благодати, преуспевать во всякой добродетели постоянно, во всю жизнь свою.

Итак, братия, доколе Господь дает нам время, доколе душа в теле и виноградник наш не отнят от нас, – будем тщательно смотреть за ним, возделывать его, напоять дождем слезным, очищать покаянием, чтобы более приносил плода. Аминь.

Брачный пир

Слово в неделю четырнадцатую по пятидесятнице

В читанном ныне Евангелии Господь Иисус Христос уподобляет "царство небесное человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званных на брачный пир – и не хотели придти". Какое невнимание, какая гордость, неблагодарность, дерзость! Но какое снисхождение и долготерпение царя! "Он опять послал других рабов, сказав: скажите званным: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото и все готово; приходите на брачный пир". Что же званные, как они ответили на новое приглашение благого царя своего? "Они, – говорится в Евангелии, – пренебрегши и это, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их". Но теперь послушайте, что сделал царь с этими дерзкими и неблагодарными. Услышав о такой предерзости званных на брак, "царь разгневался: и послав войска свои, истребил убийц оных, и сжег город их. Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званные не были достойны; итак, пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, вышедши на дороги, собрали всех, кого только нашли, злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов; ибо много званных, а мало избранных" [307]. Здесь конец нынешнему чтению из Евангелия.

Сказание это называется притчею, т. е. подобием, или как бы загадкою. Надобно ее отгадать. Кто же этот царь, сделавший брачный пир для сына своего? Это – Бог Отец, Творец неба и земли и Царь всякого создания; кто – царский сын? Это единородный Сын Божий, Господь наш Иисус Христос; а невеста Его – Церковь, и во-первых, – еврейский избранный Богом народ, а во-вторых, – душа каждого верующего христианина; Христос возлюбил Церковь, сказано, и Себя предал за нее [308]; апостол Павел говорит: я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу девою чистою [309]; под брачным пиром разумеется царство небесное, в котором истинно верующие соединятся навсегда с Господом Иисусом. На этот брак, или в царство небесное, прежде всего, приглашаемы были через пророков и апостолов иудеи, но они отказались от приглашения; мало того, даже оскорбили посланников Божиих и многих из них убили. За это Бог, впоследствии времени, оружием римлян истребил народ и разрушил их город и храм. Вместо иудеев Бог призвал на брак, или в Церковь Свою, через апостолов и равноапостолов – языческие народы, в том числе и нас русских. Но и христиане из язычников и последующие за ними уже христианские роды также не все войдут в царство Христово. Те из них, которые не сохранят в чистоте светлой брачной одежды неверности и святости, которую они получили при крещении, – или, после осквернения ее грехами, не очистят слезами покаяния, – будут на страшном суде извержены во тьму кромешную, где будет вечный плач и скрежет зубов.

Вот толкование приведенной притчи! Но может быть и другое подобное, столь же верное толкование, и уже в более близком приложении к нам с вами, братия и сестры. Брачный пир, о котором говорится в нынешнем Евангелии, – это божественная литургия, на которой предлагается верным не телец закланный, но Сам Агнец Божий, закланный в жертву ради спасения нас грешных, да напитаемся Его пречистым Телом и Кровию, да соединимся с Ним теснейшим соединением, да будем плотию от плоти Его и костью от костей Его. Вот брак царского Сына – соединение христианских душ со Христом в таинстве причащения! Вот пир – вкушение плоти и крови Его! Божественный, святейший, нетленный, небесный и обоготворяющий пир! Но многие ли и ныне спешат на этот божественный пир! Не уклоняется ли и ныне большая часть от присутствия на этой небесной вечери по нерадению и лености и по разным житейским расчетам, например: по причине торговли или по маловерию и высокоумию или по причине долгого сна и прочее? Кто этого не видит, не замечает, не знает?

Таково наше маловерие, таково духовное скудоумие, таково пристрастие к миру, таково невнимание к величайшему таинству веры, к таинству бессмертия и обожения! Такова суетность и неблагодарность христиан к Господу, предлагающему Самого Себя в снедь и питие ради очищения, освящения и бессмертной жизни! Чего же таковые достойны? Не отвержения ли от Бога, – Поелику caми отвергались от Него почти всю жизнь. Но и приходящие на этот брак Агнца, к божественной литургии, – для воспоминания Его жизни, проповеди, чудес, благодеяний, страданий, смерти, погребения, воскресения и вознесения на небо, – или для причащения пречистого Тела и Крови Его, – в брачной ли одежде. Приходят с чистой ли душой, с чистым ли сердцем? С горними ли помыслами, со святым ли настроением? Не с земными ли мечтами и страстями являются многие и в храм, в этот, как бы брачный чертог Иисуса Христа? Мы сами, совершители страшной, небесной, бескровной Жертвы, в брачной ли одежде – чистоты и бесстрастия душевного, являемся всегда в храм и служим в нем? Увы! часто и у нас нет брачной одежды и благоговейных помышлений и мыслей сердечных; и мы входим нередко в нечистом рубище страстей. О, поспешим все покаяться и убелить одежды душ наших слезами покаяния и делами правды, особенно милостынею, которая очищает грехи. Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь; просвети одеяние души моя, Светодавче, и спаси мя. Аминь

Скорбь и радость

Слово в день Рождества Пресвятой Богородицы

Рождество Твое, Богородице Дево, радость возвести всей вселенней: из Тебе бо воссия Солнце правды Христос Бог наш (Тропарь праздника)

Торжественно празднуем, дорогие братья и сестры, – рождество Пресвятой Девы Марии от неплодных родителей, благочестивых Иоакима и Анны. С первых веков христианской веры Святая Церковь установила этот праздник. Празднуемое событие – рождение Богоизбранной Отроковицы принесло радость всему миру, – ибо Богочеловек Христос Иисус, воссиявший из Нее, разрушил проклятие Божие, тяготевшее на преступном и окаянном роде человеческом и низвел на него благословение Божие, – и поправ всеродную смерть, даровал людям жизнь вечную. Так уясняет Святая Церковь причину настоящей радости.

Долго скорбели о своем неплодии праведные родители Приснодевы, долго и горячо молились Господу о разрешении неплодия, считавшегося наказанием от Бога за грехи; много творили милостыни, чтобы преклонить на милость Всемилостивого, и терпели оскорбления от соплеменников, – и в этой скорби и непрестанной молитве и благотворении, постепенно очищались духом и воспламенялись больше и больше любовью и преданностью к Богу, и таким образом были уготовляемы Провидением Божиим к благословенному рождению Преблагословенной Дщери, избранной от всех родов в Матерь воплощенному Слову.

Тесным и скорбным путем Господь ведет к славе и блаженству избранных Своих – ибо и Самой Матери Бога по плоти предречено было Симеоном, что душу Ее пройдет оружие и Она испытает тяжкие скорби в душе во время страдальческой жизни Сына Ее, да откроются многих сердец людских помышления [310]. Так скорбен и тесен путь всех избранников Божиих: ибо мир и миpoдержец, т. е. враг Бога и человеков крайне теснит людей Божиих; и Сам Господь попускает им идти тесным путем, поскольку он способствует им устремляться к Богу и на Него единого возлагать свое упование.

Но обратим взор от скорби к радости. Какую же радость доставляет нам Рождество Богоматери? – Разъясним подробнее церковную песнь, изъясняющую причины радости праздничной. – Через рождество Приснодевы, через единородного Сына Ее и Бога, проклятое и отверженное человечество – примирилось с Богом, безмерно оскорбленным их грехами, ибо Христос стал Посредником примирения [311]; освободилось от проклятия и смерти вечной, удостоилось благословения Отца небесного; оно соединилось и срастворилось с естеством Божественным; возведено в первое достояние свое этим срастворением, по выражению церковной песни; отверженный прежде человек удостоился усыновления Отцу небесному, получил обетование славного воскресения и вечной жизни на небесах вместе с ангелами. Все это совершено и совершается воплотившимся из Пречистой Девы от Духа Святого Сыном Божиим и ходатайством Пречистой Его Матери. Как почтено и возвеличено человечество через святую Деву Богородицу: ибо Она удостоилась обновления и усыновления Богу; и Сама Она удостоилась по Своему безмерному смирению и величайшей чистоте и святости быть Maтерью Богочеловека! Она всегда пребывает самою сильною Ходатаицею и Предстательницею рода христианского перед Своим Сыном и Богом! Она – наша Надежда непостыдная; Она отводит от нас тучи праведного гнева Божия, отверзает нам древний рай Своим могучим ходатайством; Она поддерживает престолы царей и хранит их непоколебимо вовек. Она тысячекратно спасала и спасает Россию сначала и доныне; Она ее возвеличила, прославила, утвердила и утверждает ее; Она Поручница грешных во спасение. К Ней христиане обращают свои бесчисленные моления, прошения, хвалы, славословия и благодарения; Она совершила и совершает в Церкви бесчисленные чудеса, благотворные во всех концах мира.

Будем же все светло торжествовать праздник Рождества Пресвятой Девы Марии, украшаясь сами всякими добродетелями христианскими. Аминь

Любовь Божия к роду человеческому

Слово в неделю пред воздвижением честного креста Христова

Тако возлюби Бог мир яко и Сына Своего единородного дал естъ, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный (Ин.3:16)

Братия мои, нынешнее воскресенье, называется сокращенно неделею перед Воздвижением, т. е. Воздвижением Честного Креста, и сегодня положено читать Евангелие о бесконечной любви Божией к погибающему миру или роду человеческому и о ниспослании ему Спасителя – Сына Божия единородного. Евангелие читается по-русски так: "никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын человеческий, сущий на небесах. И как Моисей вознес змею в пустыне, так должно быть вознесено Сыну человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него" [312]. – Здесь конец сегодняшнему Евангелию.

Потолкуем его, с Божьею помощью, по разуму св. православной Церкви. Никто не восходил на небо, – говорит Господь, – как только сшедший с небес Сын человеческий, т. е. Иисус Христос, сущий на небесах. – Никто из человеков не восходил на небо, потому что грех не допускал никого взойти на пречистое, пресветлое, праведное небо, на котором престол Господа Бога Вседержителя, а за грех еще не была принесена, с начала мира до пришествия на землю Сына Божия, крестная жертва для искупления мира от греха, для примирения людей с Богом, прогневанным беззакониями, для очищения и освящения верующих в Него и для отверстия праведным судом Божиим заключенного грехами человеческими неба. Небо было недоступно никому из людей. Оно сделалось доступным для праведников и покаявшихся грешников только со времени крестной смерти за нас, за наши грехи Сына Божия. Об этом сказал Сам Господь: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну человеческому [313]. Эта тайна, эта радостная весть, что небо теперь для нас отверсто, ежедневно нам возвещается открытием царских врат на великой вечерни и на всенощной, и особенно на литургии – при открытии царских врат на малом и великом входе и при выносе св. Даров для причащения.

Итак, никто не восходил на неба до крестной смерти Сына Божия, а со времени Его смерти и воскресения, небо стало отверстым для всех верующих – и в него невозбранно входят по смерти все, оправданные пречистою кровию и благодатью Сына Божия. Итак еще скажу: небесное царство отверсто, рай опять отверст, старайтесь войти в него верою, покаянием, добродетелью. Теперь не стоит у дверей рая Херувим с пламенным мечом, возбраняя вход в него. И сколько вошло в рай людей со времени смерти и воскресения Сына Божия доселе! Бесчисленное множество. И мы по примеру их туда же пойдем. А необходимо надобно идти, пробиваться всеми силами, – если не пойдем, то в ад попадем – никуда больше. – Идите, идите спешно, бодро, твердо, не озираясь назад. Дние лукави суть [314], да и кратки (сегодня жив, а завтра, пожалуй, и в большой угол положат на стол).

А это что значит: "как Моисей вознес змию в пустыне, так должно быть вознесено Сыну человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную?" Здесь указывает Господь на действие пророка Моисея в пустыне Аравийской, именно на вознесение медной змеи на древо, по повелению Божию, дабы смертельно ужаленные змеями Евреи взирали на этого медного змея и – исцелялись. Это вознесение Моисеем медного змея на древе прообразовало вознесение, воздвижение на кресте Искупителя мира Иисуса Христа и победу Его над змеем искусителем или диаволом и наше избавление крестом Спасителя от смерти вечной, ибо семя жены, т. е. Христос должен был стереть главу змия, т. е. диавола, под образом змия прельстившего Еву.

Смотри, грешник, какая ужасная, кровавая жертва потребовалась правосудием Божиим для искупления твоего от греха и вечной погибели: мучительнейшая, поноснейшая смерть на кресте единородного Сына Божия. И ты доселе беззаботно, нераскаянно живешь, без страха грешишь, не исправляешься, не льешь слез покаяния, нерадишь о добрых делах, распинаешь в себе Сына Божия?... Но для поправших кровь Сына Божия нет больше жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников [315]. Бойся, трепещи, грешник!

Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Так возлюбил Бог мир, т. е. бесконечною, превосходящею всякий разум любовью, ибо дал бесконечную жертву за грехи наши – Сына Своего, сопрестольного Ему, Богу Отцу, собезначального, соестественного. О любовь Божия чудная, преславная, пресладкая, вечная! Если бы в жертву за наши грехи не дал Бог Сына Своего, – то весь мир пошел бы в муку вечную и никто бы не спасся. Все спасенные спаслись кровью и смертью Сына Божия, все оправданы Его благодатью; святые стали святы Его святостью, правдою, умудрены Его премудростью, укреплены Его силою, украсились Его нетленною красотою, достигли нетления Его нетлением; все спасающиеся ныне, спасаются только кровью Сына Божия, или водою и кровью, ибо из прободенного ребра Его истекли кровь и вода, означающие два таинства: крещение и причащение; ибо без крещения и причащения никто не спасется, – конечно, и без покаяния и других таинств. Сам Господь говорит: покайтеся; Аще не покаетеся, все погибнете [316], если не будете есть плоти Сына человеческого, и пить крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу Его в последний день [317]. – Иже веру имеет и крестится, спасен будет [318].

Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, – говорится далее в Евангелии, – чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него [319]. Но как же мы читаем в символе веры: верую в Господа, паки грядущего со славою судити живым и мертвым; а в Евангелии говорится, что Бог Отец отдал весь суд Сыну [320]? В нынешнем Евангелии говорится о первом пришествии Сына Божия – для спасения мира, а в символе веры говорится о втором Его пришествии; в первый раз Господь приходил спасти мир, а вторично придет уже судить мир. – И ныне, действительно всякий желающий спасения может быть спасен через Сына Божия, а если теперь, во время земной жизни, при таком изобилии благодати, при таких верных и всесильных средствах ко спасению, человек вознерадит о спасении и будет жить нераскаянно и бесстрашно, то по смерти и на страшном суде Христовом ему будет суд без милости.

Спасайтесь, братия, доколе есть время. Время потеряем – и спасение погубим. Юродивым девам сказано: истинно говорю вам, не знаю вас, хотя они и стучали и говорили: Господи, Господи, отверзи нам. – Бодрствуйте же, ибо не знаете ни дня, ни часа, в который Сын человеческий приидет [321]. Аминь.

Крест Христов

Слово на день воздвижения честного и животворящего Креста Господня

Кресту Твоему поклоняемся Владыко, и святое воскресенье Твое славим.

Христианский православный мир совершает ныне торжественное поклонение животворящему Кресту Господню. Во время всенощного Богослужения вы созерцали с душевным умилением пятикратное воздвижение его с пением часто повторяемой покаянной молитвы: Господи помилуй по мере ниспускания Креста настоятелем к земле и потом постепенного его возвышения до прямого положения священнодействующего.

На четыре страны совершается это воздвижение в знак того, что Господь крестом Своим искупил весь четверочинный мир: восток, запад, север и юг; и потом еще, – на восток в знак искупления человека пятичувственного, непрестанно согрешающего своими пятью (пято́ю) чувствами.

Что было началом этого торжественного обряда? – Началом его было обретение царицею Еленою, матерью царя Константина, первоначального Креста Господня, от которого по обретении совершилось чудо воскрешения мертвеца, и который хотел видеть весь народ собравшийся во множестве из Иерусалима и окрестных мест, чтобы воздать ему благоговейное поклонение. Тогда народ, видя его на возвышенном месте в руках патриарха Макария, воздвигавшего его на все четыре стороны, поклонялся и многократно в умилении и ужасе восклицал: Господи помилуй! – Вот начало праздника воздвижения Креста. При этом воспоминаются и чудесные явления Креста на небе: одно царю Константину и воинству его с надписанием кругом его: сим победиши и другое при императоре Констанции и св. епископе Кирилле Иерусалимском в лучезарном сиянии, виденное всеми жителями Иерусалима.

Еще Церковь воспоминает торжественное освобождение в 7-м веке Креста из плена персидского и торжественное несение его в Иерусалим императором Ираклием, босыми ногами и в смиренном одеянии без багряницы и венца царского. Такова всемирная слава Креста послов его трехвекового пребывания во глубине земли и под капищем языческим. Таким образом само небо засвидетельствовало о славе Распятого на кресте, о святости и величии Церкви Его, бывшей три века под крестом гонений и о святом нашем долге почитания Креста и поклонении ему в духе и истине, как и св. Царь пророк повелевает поклоняться ему: возносите Господа Бога нашего, и поклоняйтеся подножию ногу Его, яко свято есть [322].

Не напрасно мы почитаем Крест Господень, изображаем его на себе и покланяемся ему: ибо он есть Божественная сила, сохраняющая и спасающая нас при жизни и по смерти. Церковь непрестанно проповедует о силе и животворности его, проявлявшихся и в прежние века и ныне совершающихся над верующими: он исцелял всякие болезни, воскрешал мертвых, прогонял от людей полки демонов, погашал страсти в сердцах людей, доставлял чудесные победы на войнах с неверными. Крест есть Божественная слава Христа, искупившего в нем мир, падший во глубину погибели, разрушившего проклятие человечества и исходатайствовавшего ему благословение Отца небесного, победившего смерть нашу и даровавшего всем воскресение из мертвых. Кто поведает все чудеса и силы Креста, бывшие и в древних и в новейших родах и все благотворные действия его в мире? Знамением и силою Креста совершаются все таинства церковные; освящается вода и все стихии и все верующие, с верою принимающие его или знаменуясь им сами; крест носим на персях и через него сохраняемся от многих искушений и коварств вражиих; крестом знаменует нас святая Церковь и по смерти, когда совершает над нами надгробные песнопения; крест ставится и на могилах умерших в союзе с Церковью и не ставится только на могилах явных отступников и самоубийц, сознательно и по своей воле наложивших на себя руку. И это потому, что в кресте, с верою употребляемом и изображаемом, действует Божественная, спасительная сила Христа распятого, являющая непрестанно Его Божественную власть над всем миром, над всею природою, над всеми полчищами вражьими; показывающая, что Христос Бог искупил Крестом Своим весь мир от греха, проклятия и смерти, – что Он имеет власть живота и смерти, что Он есть воскресение и живот и Бог всех [323].

В нынешнее неверное время, время брожения умов и развращения сердец и нравов многими Крест пренебрегается, как и Сам пострадавший и умерший на нем вольною жертвою за нас Господь; и как в древнее время Он был иудеям соблазном и Еллинам безумием [324], так и ныне объюродевшим мудрецам века сего Он служит соблазном и безумием. Таков во истину юрод, словущий недоброю всемирною славою, Лев рыкающий на Церковь Божию со всеми своими последователями. Он восстал и против Бога, против Его премудрого, всеблагого, спасительного Промысла, против Евангелия вечного, против здравого смысла, против убеждений всего верующего человечества, против истории и против всех фактов, переданных нам самыми верными свидетелями, большею частью очевидцами. Вольных слепцов, ослепивших самих себя безмерною гордостью, убеждать бесполезно; они покаяться не могут, ибо видеть истины не хотят: они и погибнут в своей гордыне и упорстве, как Корей, Дафан и Авирон при Моисея [325]. Но для человека верующего Крест есть всегдашнее спасение, защищение, избавление, победа и мир. Ежедневно согрешая волей и неволей, подвергаясь различным острым искушениям от невидимых и видимых врагов и собственных страстей, где, – в ком и в чем мы найдем помощь и спасение? Только во Христе и в Кресте, – только в Жертве безмерно великой и всеискупительной, принесенной за нас на Кресте; только Крестом мы спасаемся ежедневно от уязвлений демонов и от всякой бури страстей, – когда с верою и истинным покаянием прибегаем ко Христу; Крест наша жизнь, наше спасение, наша сила, наша слава, наша победа; наше непрестанное обновление, – наше примирение с правосудием Божиим, праведно разящим всех бессмысленно дерзновенных и упорных грешников.

Крест хранитель всея вселенные; Крест красота Церкве; Крест царей держава; Крест верных утверждение; Крест ангелов слава и демонов язва. (Светилен праздника).

Без Креста нет никому спасения. Будем же усердно чтить Крест Христов и с любовью поклоняться Распятому на нем Начальнику жизни нашей, памятуя вечный завет Его нам со Креста: любите друг друга. Аминь.

Крестоношение

Слово в неделю по воздвижении

Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет (Мк.8:34)

В нынешнее воскресенье, называемое в церковном порядке неделею по воздвижении Креста, положено уставом церковным читать Евангелие о самоотвержении и крестоношении, требуемых Евангелием от всякого желающего следовать за Христом [326]. Итак, об этом и побеседуем теперь во славу Христа и в наше просвещение и спасение.

Кто хочет идти за Мною, – говорит Господь, – отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Господь никого не принуждает идти за ним, но оставляет на добрую волю каждого – следовать или не следовать за Ним, для Него ли жить, для правды и святыни, для вечного с Ним соцарствия, – или – для себя, для плоти и для угождения своим страстям, миру прелюбодейному и грешному и – диаволу, и для вечной срамоты и муки. Господь оставляет нашу свободную волю неприкосновенною; ибо хочет, чтобы мы добровольно, по убеждению сердца любили Его, исполняли заповеди Его и отвращались нелепых, пагубных страстей; а не как рабы, по принуждению и подневольно. Но как не следовать за Тобою, сладчайший Иисусе, вечный Живот наш, дыхание наше, Свет наш, Радость и блаженство наше! Кто последует за Тобою невозвратно, тот и здесь предвкушает блаженство небесное и непременно наследует вечное блаженство с Тобою. Это истина непреложная, всерадостная, бросающаяся, так сказать, в глаза всякому своею очевидностью.

Так за Христом последовали с радостью апостолы мученики, преподобные, праведные и все святые древних и новых времен; они охотно пожертвовали для Господа всеми благами мира, самою жизнью своею, – и не погрешили в своем уповании, не обманулись в своей надежде, наследовали непоколебимое, вечное царство. Отчего же большая часть людей не следует за Христом? По неверию или маловерию, по пристрастию к временной жизни и ее скоропреходящим благам, по гордости и кичению образования мирского, не просвещаемого благодатью, – по нечистоте страстного сердца и по утвердившейся наклонности воли к преследованию только земных целей; по духовному невежеству; по не развитию вкуса к духовным благам, которые требуют подготовки, упражнения мысли и сердца в предметах духовных, как то: в молитве, богомыслии, чтении слова Божия и в делах любви и милосердия христианского и обучении плоти – воздержанию. Но чего лишается, каких чудных благ, какого мира, какой сладости духовной, какого духовного света, какого блаженства, человек, не следующий за Христом, а следующий только своим греховным пожеланиям, привычкам, страстям, наклонностям? Что в мире может заменить Христа, бессмертного Живота? Ничто. Никакие сокровища, никакие наслаждения и утехи. Отвергнись себя, – говорит далее Господь, – и возьми крест свой и следуй за Мною. Отвергнись себя, это значит – отвергнися своей грешной воли, своих порочных наклонностей, поползновений, страстей, словом сказать, – всякого греха, в тебе живущего, действующего, вяжущего тебя, омрачающего, оскверняющего, унижающего и бесчестящего тебя, препятствующего тебе идти за Христом на небо, – стремиться к истинному покаянию, к чистой добродетели и совершенству христианскому и делающего тебя рабом тления и смерти: извращающего твою природу, созданную по Богу в правде и святости, – уготовляющего тебе вечную разлуку с Богом и вечную муку.

Да, братья и сестры! отвергнуться себя нужно непременно. Если мы беспристрастно, по чистой совести вникнем в себя, в нашу совесть, в наше сердце, в наши дела, в наше безделье и во всю суетную жизнь нашу, то сейчас найдем, что мы большею частью и мыслим, и желаем, и говорим, и делаем не то, что существенно нам необходимо; не по намерению и воле нашего всеблагого и премудрого Творца и Господа: а противное Его намерениям, по своей превратной, порочной воле. Вникните тщательно в свое сердце. Чем оно занято? Что оно любит? К чему оно влечется? К Творцу ли своему, к добру ли, к правде ли и святости, к истинному ли благополучию и блаженству, к взаимной ли любви и помощи? Нет. Сердца заняты большею частью собою, проникнуты эгоизмом. Сколько страстей в одном сердце! Сколько источников смерти! Каждая страсть – источник смерти: ибо каждая может убить человека навеки, если он не раскается и не переменится, не бросит ее. Итак, человек, отвергнись себя. Но это тяжело; страсти сделались твоею второю природою. Что делать! И отсечение членов тела бывает очень болезненно, но, когда оно необходимо, то дают на отсечение и руку и ногу и даже глаз на исторжение. То же надо делать и со своими страстями: Если правая рука твоя соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя [327], т. е. не руку тела, а страсть, которая в душе твоей сделалась как бы рукою твоею, т. е. как бы природным членом твоим; это будет для тебя болезненно, как бы распинание на кресте, но зато спасительно и приведет тебя к вечной жизни; ты избавишься от всегубительного яда – греха, от власти диавола, от огня адского. Возьми крест свой и следуй за Христом, т. е. исполняй Его волю, Его заповеди, уставы, советы. И воины на войне следуют твердо указаниям полководца, чтобы одержать победу, и – побеждают; победишь и ты, если будешь следовать за Своим всемогущим Вождем – Христом. Ибо кто хочет душу свою сберечь, – говорит Господь, – тот потеряет ее. Что здесь значит беречь душу свою? Значит, не трогать страстей души, оставлять их в покое, давать им жить и крепнуть и владеть нашим умом и нашим сердцем и нашей волей, словом – душой и телом; жить нераскаянно, не помышляя о смерти и о суде вечном. Беречь себя таким образом значит – вечно губить душу свою, терять ее.

Надо заметить, что Господь, говоря это, разумел преимущественно время гонений за веру в Него и случаи исповедания имени Его перед гонителями: ибо были некоторые из христиан и такие, которые для сохранения временной жизни, богатства, почестей, отрекались от Христа и от христианской веры и тем теряли душу свою, погибали через свое отречение, через пристрастие к земным благам. Но и теперь есть многие, которые чрезмерно любя временную жизнь и ее блага и жизнь плотскую, – отрекаются следовать за Христом, исполнять Его заповеди, живут противно обязанностям своего званья и не каются в том – и таким образом теряют свою душу для вечности. А кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, – говорит Господь в сегодняшнем Евангелии, – тот сбережет ее. Здесь опять преимущественно разумеются случаи с мучениками, которые для Христа, для сохранения веры в Него и любви к Нему добровольно лишались имущества, чинов, родных и самой жизни своей, и таким образом сберегали жизнь свою для вечности, для Христа и Его вечного царства. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Это сказано в пояснение предыдущей мысли, т. е. что лучше лишиться всех богатств, почестей, родных, самой жизни по плоти, чем погубить навеки душу свою через отречение от Бога, для сохранения временной жизни и временных выгод, скоро покидающих нас. Душа несравненно дороже всего мира, как созданная по образу Божию и предназначенная к бессмертию, – и ее нельзя ничем искупить от вечных мучений, если здесь не искупим ее верою в заслуги Искупителя, в искупительную кровь, мужественным исповеданием имени Его и доброю жизнью. Ибо кто постыдится Меня и Моих слово, – говорит Господь, – в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын человеческий, когда придет в славе Отца Своего со святыми Ангелами. Здесь говорится о необходимости дерзновения или смелости и мужества при исповедании Христа, Сына Божия, о непощадении жизни своей для Христа и о последовании Его воле, потому что если кто здесь почтет за стыд следовать Ему, исполнять заповеди Его, или постыдится следовать постановлениям Церкви Его, ради угождения миру, плоти и диаволу, – того не признает своим и Сын Божий во второе пришествие Свое и на страшном суде Своем. Страшное слово, братия и сестры! Отбросим же ложный стыд и леность к благочестию, к посещению Богослужения, леность к чтению слова Божия и поучению в нем, отвержемся себя, отбросим угождение многострастной плоти, во зле лежащему миру и миродержцу – диаволу, – возьмем крест свой и последуем за Христом, Агнцем Божиим, вземлющим грехи мира, за нашим Царем и Господом, уготовавшим нам царство на небеси от сложения мира. Аминь.

Две заповеди

Поучение в неделю пятнадцатую по пятидесятнице

Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею мыслию твоею: сие есть первая и большая заповедь; вторая же подобна ей: возлюбиши искреннего твоего яко сам себе; в сию обою заповедию весь закон и пророцы висят (Мф.22:37)

Братия мои, все ли вы со вниманием выслушали читанное сегодня Евангелие? В нем, между прочим, Господь Иисус Христос в ответ на вопрос одного законника сказал всем, какие главные заповеди в законе Божием, которые необходимо знать и исполнять всякому человеку; именно, Он сказал: "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях", – сказал Господь, – "утверждается весь закон и пророки". Так как в этих двух заповедях весь закон, то, очевидно, их надо знать и хорошо разуметь всякому христианину. Что же значит любить Бога всем сердцем, и всею душою, и всею мыслию? Что значит любить Бога, объяснил нам Сам Господь Иисус Христос. Он говорит в Евангелии: кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня [328]; нелюбящий Меня заповедей Моих не соблюдает. Итак, любит Бога тот, кто непрестанно имеет в мыслях и в сердце заповеди Божии и соблюдает их. С другой стороны – любит Бога всем сердцем тот, кто всем сердцем ненавидит беззаконие, как сказано: возлюбил еси правду и возненавидел еси беззаконие; любит Бога всем сердцем и всею мыслию тот, кто непрестанно помышляет о Боге, как о своем и всего мира Творце, Промыслителе, Спасителе, Судии, непрестанно взывает к Богу; всем сердцем угождает Ему; всем сердцем молится Ему дома или в храме и во время молитвы не развлекается никакими житейскими заботами и вообще земными, тем менее – греховными помышлениями: он ищет прежде всего царствия Божия и правды [329]; заботится прежде всего и более всего о спасении души своей и душ ближних своих; во всяком деле помнит Бога и для Него все делает усердно, честно, точно. Вот кто любит Бога всем сердцем! Так ли мы живем и поступаем? Так ли любим Бога, Который дал нам жизнь и с жизнью все нужное для жизни и наслаждения; Который спас и спасает нас от греха, проклятия и смерти: Который есть наше дыхание, свет, сила, избавление, очищение, освящение, мир, радость, Споспешник и Помощник во всех благих делах? Ей, не так! Когда посмотришь на нашу жизнь и дела, то кажется, многие из нас совсем забыли Бога, совсем не любят Его. Не стану я упоминать, кто не любит Бога и чужд Богу: пусть совесть каждого подскажет ему. Продолжу о второй заповеди закона: она говорит: возлюби искреннего, т. е. ближнего твоего, всякого человека, как самого себя. Иначе сказать: желай всякому человеку добра столько, сколько себе желаешь; например, желай ему спасения души так, как себе; успехов в делах так же, как и себе; благополучия в жизни, как себе, желай ему доброго имени, как желаешь себе, и не бесчести его никак: ибо и он сотворен по образу Божию, как и ты; ибо и ему дорого доброе имя; обращайся с ним искренно, просто, сердечно; вообще, как желаешь, чтобы поступали с тобою люди, так и ты поступай с ними [330]. Так ли мы поступаем? Не так. Мы себя любим, а ближних часто не любим; не желаем им добра, завидуем, ближних унижаем, бесчестим, поносим; ближним часто не помогаем; о спасении их, как и о своем, мало заботимся, и тем каждый день Божий заповеди нарушаем и разрушаем; Господа Бога прогневляем и гнев Его праведный на себя навлекаем. Поспешим исправиться и заповеди Божии будем крепко помнить и наблюдать. И вот теперь же из любви к братьям нашим сербам и черногорцам, обижаемым от турок нечестивых, еще поможем нашими братскими приношениями. Да не утомляется рука ваша и сердце ваше от добрых дел! Добрые дела то же, что добрые семена: сторичный плод дадут вам. Господь да дарует всем вам изобилие благ земных и душевное спасение. Аминь.

Ленивые рабы

Поучение в неделю шестнадцатую по пятидесятнице

Вы слышали, возлюбленные братия, из ныне читанного Евангелияпритчу Спасителя о талантах? притча эта весьма поучительна. Всем нужно знать ее значение и помнить ее всегда. Преклоните ваш слух. Вот ее значение. В ней говорится о рабах, которым господин, отправляющийся в дальнюю сторону, поручил свое имение: и одному дал пять талантов, другому – два, третьему – один, – каждому по его силам [331]. Заметьте. Эти рабы – мы люди. Этот господин – есть Господь наш Иисус Христос, Творец наш, Раздаятель талантов, вознесшийся от нас на небо, седящий одесную Отца и опять имеющий придти на землю судить живых и мертвых. Имение или таланты – это душевные силы и способности, равно и телесные силы, которые дал нам Бог и коими в этом веке мы все делаем, которые пускаем как бы в оборот и посредством коих по мере своего умения и усердия умножаем свое духовное богатство. Под талантами следует разуметь и то служение в обществе, какое каждому Бог вверил, смотря по его способностям, или то материальное богатство, какое кто имеет. По смыслу притчи кто больше талантов получил от Господа, тот естественно, больше должен сделать добра для· ближних, больше должен усовершенствовать себя в настоящей жизни, для жизни будущей, – а кто меньше, – с того меньше потребуют и отчета. С обыкновенного человека потребуют: добросовестно ли он трудился и вел дела свои; богатый не составил ли себе богатства обманом, хитростью, происками или играми, процентами, жил ли сам и воспитал ли детей своих в страхе Божием; исполнял ли христианский долг молитвы, освящался ли таинствами, подавал ли милостыню? Всякий свое бремя понесет. Со священника потребуют отчета в служении, учении и жизни: научил ли он вере и доброй жизни своих пасомых, воспитал ли он их для вечной жизни? Но послушайте дальше притчи.

Получивший от господина пять талантов (вес серебра) пошел, стал трудиться и приобрел на них еще пять талантов; получивший два – приобрел другие два, а получивший один – взял да и зарыл талант своего господина в земле, т. е. всю жизнь прожил в безрассудной, непростительной лености, ел, пил, веселился, обогащался всеми возможными средствами, чтобы только весело жить здесь; а о той жизни, о вере, о молитве, о добрых делах не заботился. Ясно, что талант его зарыт в землю, так как таланты наши, т. е. наше сердце, наши умственные способности, – не земное сокровище, а духовное, и не в земле им лежать, не на земные только дела употреблять, а при помощи их нам надобно навыкнуть небесным, святым нравам и стяжать вечную жизнь. Не скрывайте себе сокровищ на земли, идеже червь и тля тлит, – говорит Господь, – и идеже татие подкапывают и крадут; скрывайте же себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкапывают, ни крадут [332] (т. е. делайте добрые дела не для земли и земных, житейских выгод, а для неба, для Бога, для вечности). Итак, честь, братия, рабам получившим пять и два таланта и умножившим имение господина; – позор, крайний позор получившему один талант и по лености и упрямству зарывшему его в землю. А много есть этих недостойных имени человека людей, которые зарывают талант свой в землю, которые только пьют, едят, веселятся, обманывают, крадут и проч. Но смотрите, что ожидает их и других рабов: – приходит время дать отчет в том, как употреблено серебро господина. Приходит господин, т. е. Господь, вознесшийся на небо, приходит на страшный суд, чтобы потребовать отчет с рабов Своих. Являются рабы Его, – коим вверены таланты. Подходит принявший пять талантов и показывает Господину десять талантов; потом приходит принявший два и показывает четыре. Господь, одобряя каждого из них за приумножение, говорит: хорошо, добрый и верный раб, в малом ты был верен, над многим тебя поставлю: войди в радость Господина твоего; потом подходит принявший один талант, и что же? – Ничего не сделавши в отсутствие Господина, когда пришел этот Господин, ленивый раб говорит Ему дерзости, называя Его человеком жестоким, который жнет будто бы там, где не сеял и собирает там, где не расточил. Не так ли говорят, братия, все ленивые, недобрые, неверные христиане, которые в извинение своей непростительной лености трудится для добра, для образования себя по духу христианской веры, слагают вину свою на веру, на Церковь, на Самого Господа, называя предписания веры трудными, неудобоисполнимыми, а благого Господа дерзая называть каким-то жестоким, требующим почти невозможного! О, ленивые рабы! Посмотрите на своих собратий, получивших пять и два таланта: они обличат вас. Как же они умножили свои таланты, как же они не говорят ничего подобного своему Господину? Но посмотрите, братия, что дальше говорит Господу ленивый раб: так как Ты такой и такой Господин, говорит, то я убоясь пошел и скрыл талант Твой в земле: вот Тебе Твое. В земле: где же это? где, как не в своей грешной плоти, изнурив свои силы и способности на удовлетворение своим страстям. Придите, братия, ко гробу ленивого и вздохните у него тяжко, тяжко; тут вы увидите зарытым в землю и единственный его талант; ничего для неба он не сделал, все понес с собою в землю. Правду ты сказал, бедный человек, вечных слез достойный человек! Но вот ему и подобным ему приговор праведного Судии: лукавый раб и ленивый! ты знал, что Я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал: посему надлежало тебе отдать серебро Мое торгующим; и Я, пришед, получил бы Мое с прибылью. Как не требовать Господу от христиан прибыли добрых дел, когда Он в помощь им отдал все сокровища Своей вспомоществующей и вседействующей благодати; как не требовать Ему прибыли от христианина – для его же вечного блаженства, когда у Господа дерево приносит ежегодно обильный плод, когда зерно дает на поле прибыль? Воистину, достодолжной прибыли требует Господь: и грех, тяжкий грех христианину не творить в жизни плода добродетели и оставаться бесплодною смоковницею, только место напрасно занимающею. Послушайте, наконец, суд над ленивым рабом: Господь говорит: итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов; ибо всякому имеющему дастся и приумножится; а у неимеющего отнимется и то, что имеет. А негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Страх, братия, обнимает душу, когда помыслишь, что между христианами есть множество ленивых рабов, которые живут беспечно, в удовольствиях, и вовсе не помышляют об этой страшной, вечной тьме внешней, где их ожидает непрестающий плач и скрежет зубов. Господи! твори волю Твою с нами! Молимся Тебе, да обратятся все ленивые рабы к Тебе в покаянии и добродетели. Если же нет: – то они по истине достойны Твоего грозного, но праведного суда. Кто имеет уши слышать, да слышит! Аминь

Вера жены хананеянки

Слово в неделю семнадцатую по пятидесятнице

Ныне читано было, братия мои, из Евангелия от Матфея повествование о неотступном прошении ханаанскою женщиною Иисуса Христа за бесноватую свою дочь [333].

Поучительна для нас, братия и сестры, эта хананеянка – мать! Любовь к дочери, жестоко страдавшей от бесовской мучительской силы, побудила ее искать спасения несчастной у божественного, всемогущего Чудотворца, – и она не отстала от Благодетеля и Спасителя, доколе, не получила просимого, хотя и были не легкие искушения ее вере и дерзновению! Ей был, по-видимому, отказ и раз и два и три, но она не смутилась; не отчаялась, не сказала: нет, не стану более просить и беспокоить, видно я – недостойна; но все питала твердую надежду на Чудотворца. Сначала Сердцеведец не отвечал ей ни слова на ее просьбу – для того, чтобы возбудить в ней сильнейшую веру и надежду и пламеннейшую молитву, ибо от препятствия вера и надежда с молитвою более и более получают в иных силы и крепости, более возгораются, тогда как в маловерных и слабодушных – ослабевают или и совсем погасают. Действительно, хананеянка не ослабела в вере, уповании и молитве, но еще сильнее стала просить и кричать, идя вслед за Господом и учениками, так что за нее стали они ходатайствовать, чтобы отпустил ее. Господь, как бы не желая слушать ни ее, ни учеников, говорит, что Он послан только к погибшим овцам дома Израилева, т. е. к евреям, коим даны были обетования, откровения, пророчества о пришествии Его в мири спасении через Него людей. Не смотря на вторичный отказ, она подходит к Самому Господу, кланяется и говорит: Господи! помоги мне. Приметьте, сколь велика ее вера, упование, дерзновение! Будучи язычницей, она исповедует Его Господом, Сыном Давидовым, всемогущим Царем духов, уповает на Его бесконечную благость, объемлющую не только евреев, но и язычников, и как раба Господу, или лучше, – как дщерь Отцу, смело говорит: Господи! помоги мне. Когда же Господь сказал: не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам, разумеет под псами язычников, не ведавших истинного Бога, к числу коих принадлежала и эта женщина; – она ни мало не оскорбилась таким названием, сознавая, что она достойна такого поносного имени, и сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их. Такая вера, такое упование, смирение, терпение были приятны Спасителю, – Он похвалил ее за великую веру и сказал: о, женщина! велика вера твоя, да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час. Да, такой матери стоит рукоплескать! Такую же веру Господь нашел в одном сотнике римском, тоже бывшем идолопоклоннике, у коего был при смерти любимый слуга, исцеленный Господом по просьбе и великой вере сотника, – и в похвалу его Господь сказал: Я и в Израиле такой веры не нашел [334]. После этого я скажу всем вам, братия и сестры: научитесь так веровать, так надеяться и так просить Господа или Божию Матерь, с такою смелостью и неотступностью, как просила хананеянка за дочь свою, как просил сотник за слугу своего: и получите по желанию, если оно угодно Богу и вам на пользу. Просите, – говорит Господь, – и дастся вам; ищите, и найдете; стучите и отворят вам [335]. Хананеянка изображает душу нашу; бесноватая дочь ее – многострастную плоть нашу, на всякий день беснующуюся разными страстями. В какой беде была хананеянка и дочь ее, – в такой беде находимся и мы с вами. От юности моея мнози борют мя страсти, но Сам мя заступи и спаси, Спасе мой [336]! Отчего страсти, эти бесы, действующие в сердцах, так нагло господствуют нередко над людьми, мучат, терзают, срамят одержимых ими людей? Оттого, что эти люди не имеют крепкой веры, не молятся горячо и неотступно, не имеют твердого желания избавиться от них. О, кто бы нам послал такую мать, как хананеянка, которая бы помолилась о нас ко Господу с такою же верою, надеждою и любовью, как та о своей дочери, чтобы ради ее молитвы Господь помиловал нас и изгнал из нас страсти наши, исцелив нас от бешенств наших? Ибо плоть наша зле беснуется. Но братия, не хананеянке чета есть у нас Молитвенница и Ходатаица непостыдная и премилосердая, Сама всеблагая и Пречистая Матерь Бога нашего, готовая всегда ходатайствовать перед Сыном Своим и Богом о избавлении нас от бешенства и неистовства страстей, только бы мы к Ней всегда с верою и упованием, в покаянии, от искреннего сердца прибегали с молитвою о помощи. Ее ходатайство всесильно, верно, благонадежно, ибо Она – Мать Самого Господа и Творца твари, и Сын Ее и Бог, как должник Матери, – исполнит всякое Ее прошение за нас. К Ней, в Ее державный покров, будем всегда прибегать. Но и сами будем изощрять и умножать свою веру в Господа, свое упование и свою любовь к Богу и ближним и непрестанно прибегать в покаянии к Самому Господу, как та хананеянка; ибо Господь всем нам дал право обращаться смело и к Нему Самому: просите и дастся вам; и еще: все, о чем попросите в молитве с верою, получите [337]. Так, братия и сестры, велика сила веры! Чем сильнее вера наша, тем большую силу Божию спасительную привлекает она к человеку, и нет греха, нет столь великой скорби, беды, от коих не могла бы спасти вера. Она грехи очищает, от страстей избавляет, демонов прогоняет; скорби врачует; болезни исцеляет, от смерти избавляет; мертвых воскрешает; – врагов претворяет в друзей, грешников – в праведников; она горы переставляет; она всякие чудеса содевает. Один гражданин в некотором городе, живущий верою и ведущий упорную брань со страстями, как воин Христов, говорил мне в беседе со мною, что он ежедневною и ежечасною молитвою покаяния и веры почти непрестанно восхищает у Бога спасающую его от всех грехов и страстей силу, что при бесчисленных искушениях и внутренних грехопадениях, он в конце концов всегда является победителем страстей и прогонителем бесовских мечтаний и наваждений, разрушителем козней демонских, – словом, что он по милости Божией и по вере Божией, данной ему, есть постоянное чудо сам для себя. Вот что значит молитва веры, молитва покаяния! Так будем веровать, так будем молиться и так будем побеждать свои страсти! Аминь.

Сети

Слово в неделю восемнадцатую по пятидесятнице

Сегодняшнее чтение из Евангелия от Луки представляет нам умилительное и величественное зрелище, как Творец всего мира и Бог безначальный, всемогущий, всевластный Податель всякого дыхания, уподобившись во всем нам человекам, кроме греха, – сидя в рыбачьей лодке близ берега, в Своей смиренной, всепривлекательной простоте учит народ, несметною толпою стоящий на берегу Геннисаретского озера [338]. Слава небесному Учителю, пришедшему самолично просветить заблудших и погибающих во мраке греховном людей, но честь и народу, по-видимому, оценившему достоинство такого Учителя и учения и многотысячными толпами стремящемуся за Ним, чтобы слышать слово Божие; – дай Бог, чтобы и в наши дни алчба слова Божия не прекращалась, но умножалась; ибо слово Божие есть нетленная пища, которою питаются и укрепляются сердца человеческие, – и духовное питье, утоляющее жажду бессмертной души, которая, как жаждущий олень стремится к источнику воды живой.

В нынешнем Евангелии все для нас поучительно и назидательно: и повеление Господа Петру – отплыть на глубину озера и закинуть сети для лова, и ответ Симона Петра Господу, и чудесный лов, едва не потопивший лодки, – и ужас Петра и его товарищей по поводу небывалого улова, и по причине ощущения ими святейшего Божества Иисусова и чувства своих грехов, – и – смиренная мольба его ко Господу – выйти от него, Симона, – и ответ ему Господа: не бойся; отныне будешь ловить человеков, – и, наконец, самоотвержение учеников, оставление всего богатого лова столь приятного и всегда желательного для рыбарей, и невозвратное, без сожаления, последование за Спасителем. Размыслим же, с Божиею помощью, – чем и почему все это поучительно и назидательно, чтобы на самом деле и нам получить пользу и назидание от прочитанного сегодня слова Божия. Иисус Христос повелевает Петру отплыть на глубину и закинуть сети, а Петр отвечает: Наставник! мы трудились всю ночь, и ничего не поймали; но по слову Твоему закину сеть. В повелении Спасителя видна власть Творца твари. Господь знал, что Петр и Андрей с товарищами ловили всю ночь и ничего не поймали, но, как Бог, Он повелевает им еще закинуть сеть, только закинуть, предоставляя Своей божественной власти – дать мановение твари, живущей в воде, – наполнить сети. И – Петр слушается повеления Владычнего, хотя только что перед сим он имел искушение промучиться всю ночь в ловле и не поймать ничего; и – рыбы по одному мановению Господа тотчас наполняют сети, являя себя покорными слугами Того, Кому со страхом на небе служат бесчисленные воинства Ангелов; и – совершилось явное чудо, о воочию открылась Петру божественная власть Иисуса Христа над тварями, и – бесконечная святость Его, и всеведение Его, – и представились Петру живо все немощи свои душевные, и он в страхе припадает к коленам Того, пред Кем преклоняется всяко колено небесных и земных и преисподних [339], и говорит Ему: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Кто не умилится сердцем при этом зрелище верного ученика, в страхе припадшего к коленам Господа славы и во мгновение познавшего всю бездну расстояния пресветлого, всеправедного Божества от ничтожной, в прахе земном пресмыкающейся, грешной и повинной пред Богом твари! Честь вере Петра, его послушанию, смирению, покаянию! Поучимся и мы у него этим добродетелям. Но невыразимо трогательно, умилительно, прекрасно здесь, как и везде, положение Господа, – Его величие и вместе смирение, крайнее снисхождение, удивляющее Ангелов. Не могу и я здесь удержаться, чтобы не воскликнуть: Господи! как всюду под смиренным покровом человечества Твоего сияет и восхищает меня Твое пресиявающее Божество! Всякое слово Твое божественно, властно, животворно, чудно, как и дело Твое.

Вот мы здесь, в этом храме, предстоим ныне все лицу Того же Господа Иисуса Христа, и невидимо здесь присутствующего, и видимо – в животворящих Своих Тайнах. Чувствуем ли, осязаем ли мы сердцами своими, что мы предстоим лицу Его; сознаем ли, чувствуем ли мы свои немощи, свои грехи, предстоя лицу Божию, как чувствовал Петр; сознаем ли свое недостоинство, имеем ли спасительную жажду исправления, жажду освящения благодатью Христовою, жажду правды Божией, совершенства христианского, – славы чад Божиих? Научимся ж не вотще ходить в храм Господа, но со страхом и с чувством своего недостоинства предстоять в нем и смиренно просить помилования. Но что отвечал Симону Петру Иисус Христос, когда тот в страхе просил Его, Господа своего, выйти от него? Не бойся, – сказал ему Господь – отныне будешь ловить человеков. Этот ответ Господа весьма поучителен и назидателен для всех нас. Господь применяет здесь ловлю рыбы к ловитве человеков, сравнивает одну с другою. Но, сколько понятна с первого раза для всякого ловля рыбы, столько с другой стороны, непонятна ловитва людей – апостолами. Здесь, в этих словах Господа, очевидно – притча. Он часто говорил притчами и как бы загадками. Эта притча значит вот что: как рыбаки сетью или крючком со съестною приманкою или острогой ловят рыб в воде, – так враг и губитель рода человеческого диавол, через разные приманки или страсти житейские, через всюду расставленные нам различные сети и как бы крючки и острые орудия свои ловит нас в грех и погибель и хочет всех нас сделать своею добычею и снедью, сгубить нас и мучить нас во веки бесконечные в ненасытном чреве своем: – и, к несчастью, иногда успевает ужасно в своем искусстве ловить и губить людей через разные страсти житейские. Но Господь Иисус Христос пришел избавить людей от злой хитрости и от алчности этого ловца. Он послал во весь мир Своих ловцов – апостолов, наперед научив их самих искусству – быть неуловимыми и неуязвимыми от ужасного ловца; также искусству – уловлять людей, уловленных уже диаволом в его всемирную сеть; и как диавол ловит людей в погибель, так ученики Христовы должны были восхищать людей из его погибельных сетей в живот вечный через веру, покаяние, исправление и добрые дела. И мы знаем, что апостолы, а за ними преемники их пастыри и учители, уловили Евангельскою сетью, т. е. Евангельским спасительным учением многих заблудших людей ко спасению и, погубив всю крепость бесовскую, восхитили и как бы из зубов диавола вырвали души человеческие, как корысти; сетью веры они уловили все народы в познание Христа Бога. Теперь понятно, что значат слова Иисуса Христа Петру: не бойся; отныне будешь ловить человеков, – т. е. своею словесною, богоделанною сетью будешь уловлять людей в веру Мою, научать их покаянию, правде Моей и всякой добродетели и приведешь их к жизни вечной. Не бойся, т. е. не трепещи и не думай, что Я всеправедный пришел карать грешников; Я пришел спасать и миловать; ибо Я один знаю всю немощь человеческого существа, знаю, что ужасный, смертельный, зловонный струп греха покрыл все человечество, – что злым коварством змия влечется в погибель все потомство Адамово; Я пришел помочь немощным, сильный бессильным, всеправедный – грешным; пришел взять на Себя грехи мира, принять его недуги, понести его болезни; Я пришел исцелить этот злокачественный струп – и оздоровить, обновить, облагоухать, обожить человечество, верующее в Меня; Я пришел, чтобы ловцу человеков на погибель, т. е. диаволу, противопоставить ловца на живот вечный Себя и всемогущего, соестественного Отцу и Мне Духа Утешителя; полчищам демонским противопоставить полк апостолов и их преемников и всех верных Моих. Не бойся же, ты отселе будешь ловить человеков. Я пришел вселить в людей не боязнь, а любовь.

Господи! улови же и нас всех в Твою спасительную, божественную сеть; да никто же из нас будет добыча и брашно чуждему; Спасе, Сам нас ущедри! Аминь.

Дивная награда

Слово на день преставления св. апостола и Евангелиста Иоанна Богослова

Аще хощу, да той пребывает, Дóндеже прииду, что к тебе? ты по Мне гряди (Ин.21:22)

Эти высокознаменательные слова Господа о сверхъестественном бессмертии Иоанна Богослова, сказанные апостолу Петру, были ответом на его вопрос касательно апостола и Евангелиста Иоанна Богослова: сей же что? т. е. если я буду распят и умру на кресте по Твоему предречению за проповедь и свидетельство о Тебе перед язычниками и иудеями, то какою смертью скончается Иоанн? И Господь отвечает ему, как праведный Судия, имеющий власть живота и смерти; если Я хочу, чтобы он оставался жив (до второго страшного Моего пришествия на землю), что тебе до того? ты по Мне гряди, т. е. ты умри ради Меня на кресте, как и Я умер за тебя и за род человеческий, а Иоанн будет жить до общего воскресения и суда.

И прежде сего – до страданий Своих – Господь говорил прикровенно о том же бессмертии Иоанна во время беседы с учениками и с народом: истинно говорю вам, что есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, доколе не увидят Царствие Божие, пришедшее в силе [340]. Эти слова относились к Апостолу Иоанну Богослову, хотя сказаны прикровенно как бы о нескольких лицах, а не об одном. Итак Иоанн Богослов преставился, но не умер, а доселе жив пребывает, и от земли не отступает, и ждет второго страшного пришествияВладыки на землю [341], – хотя и на небе предстоит престолу Божию и предстательствует всегда о Церкви Христовой. Вот сколь державно и боголепно и по достоинству прославил и прославляет Господь Своего возлюбленного ученика и наперсника и хранителя и питателя Своей Пречистой Матери, Девы Maрии до конца Ее земной жизни. Ее Господь воскресил из мертвых в третий день, а возлюбленному ученику повелел жить до второго Своего пришествия, когда Иоанн по плоти будет убит слугами антихриста, как Илия и Энох, и потом словом Божиим будет воскрешен из мертвых и будет жив во веки веков. Такова слава, таково бессмертие возлюбленного ученика Христова!

За что так прославлен и награжден таким чудным бессмертием св. апостол и Евангелист Иоанн Богослов? За совершенную, беззаветную преданность его Иисусу Христу с юности до старости, от призвания в апостольство на 22-м году возраста до смерти Христовой и потом на бесконечные веки, – за его совершенную чистоту душевную и телесную, за его кротость и незлобие, за полное беспристрастие к земным благам скоропреходящим и за совершенную любовь к Своему Господу, полную самоотвержения, опасностей, страданий, но и полную блаженства о Боге славы, чудес бесчисленных до преставления и по преставлении. Желающий знать об этих чудесах, коими прославил его Господь, может прочитать или выслушать об них в его житии.

Чему поучает нас св. апостол и Евангелист Иоанн Богослов своим житием и учением?

Научает нас совершенной преданности Начальнику нашей веры и Совершителю Господу Иисусу Христу, беспристрастию к здешней маловременной жизни, чаянию и приготовлению к вечной жизни, всегдашнему бодрствованию над своим душевным состоянием, непрестанному покаянию, всякой христианской добродетели, удалению от всякого греха, отчуждающего и удаляющего нас от Бога и Его святых заветов и обетований, взаимной любви, милосердию, терпению и положению жизни за Христа, если бы то понадобилось.

Чудны были близость и дерзновение ко Господу Иоанна. Он был возлюбленный ученик, друг и наперсник Христов во время земной жизни Христа. Но, когда Господь воскрес из мертвых и вознесся на небо и восприял Свою предвечную, страшную славу, воссед и по человечествуодесную Отца, и – тогда особенно перед всеми учениками Своими отличил Иоанна, явившись ему в Своей неприступной Славе. Слушайте как описывает Иоанн явление ему во славе небесной Господа Иисуса Христа.

Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Алфа и Омега, первый и последний… Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись увидел седмь золотых светильников и посреди седьми светильников, подобного Сыну человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом; глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих. Он держал в деснице Своей седмь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч, и лице Его как солнце, сияющее в силе своей. И когда я увидел Его, то пал к ногам Его как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь первый и последний, и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь. И имею ключи ада и смерти [342]. Вот в каком величии явился Господь Иоанну в заточении его на острове Патмосе; эта слава страшнее Фаворского Богоявления, которое удостоился видеть Иоанн вместе с Петром и Иаковом.

Итак, в этот апостольский праздник будем поучаться бессмертию, нам готовящемуся от Господа, и готовиться к нему всегдашним покаянием, очищением, исправлением, добродетелью, взаимною любовью друг к другу. Аминь.

Закон любви

Слово в неделю девятнадцатую по пятидесятнице

Якоже хощете да творят вам человецы, и вы творите им такожде (Лк.6:31)

Богоглаголивый Евангелист Лука в ныне читанном Евангелии передает нам наставление и заповедь Господа нашего Иисуса Христа, как мы должны поступать с людьми в общежитии, чтобы нам и Богу и людям угодить и себе приобрести доброе имя и незазорную совесть и сподобиться обещанного, нетленного отечества небесного за благоразумное поведение наше в отечестве земном [343].

Какие премудрые, возвышенные, спасительные, истинно божественные наставления и заповеди! Но так несогласна с ними ежедневная обыденная жизнь наша! Господь научает нас обращаться с людьми так, как мы желали бы, чтобы с нами обращались люди, т. е. простосердечно, доброжелательно, сочувственно, терпеливо. Он мерилом наших отношений к людям поставил нас самих, – а эта мера, этот масштаб есть любовь: ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее [344]. Но в общежитии часто бывает напротив; отношения людей друг к другу бывают весьма часто неправильные, превратные, не отличающиеся духом простоты и искренности, любви и благорасположения, миролюбия, кротости и снисхождения, чистоты и святости, сочувствия и милосердия и христианского терпения. Они нередко отличаются духом неискренности и двуличности, холодности и высокомерия, лукавства и недоброжелательства или нечистоты и сладострастия, низкого эгоизма и корыстности. Корень или причина, источник такого или другого обращения людей одних с другими находится в сердце человека, ибоблагий человек от благого сокровища сердца своего износит благая, и лукавый человек от лукавого сокровища сердца своего износит лукавая [345], – и происходит или от природных его качеств, или от воспитания счастливого или превратного, от различных страстей, наклонностей, привычек, например, к некоторым удовольствиям, от добрых или худых примеров, от жизненной обстановки, от большей или меньшей обеспеченности материальной, или от среды, в которой кто живет, от положения в обществе, от разных житейских уроков или искушений, оттого, наконец, насколько кто проникнулся или не проникнулся духом Христовым, Евангельским, церковным. Так, мерилом отношений к другим у иных людей бывает простота и искренность, доброжелательство, любовь ко всем; это наилучшая сторона отношений одних к другим; но нередко характером отношений одних к другим бывает хитрость, подозрительность, неприязнь, грубость, зависть, крайнее самолюбие, корысть, лицеприятие, суетность, тщеславие, честолюбие, сладострастие или крайнее высокоумие, т. е. высокое о себе мнение, ищущее унизить других. Это другой, противоположный первому вид отношений людских. Вообще говоря, между людьми больше можно приметить отношения друг к другу неискренних, чем чистосердечных, потому что все сердца заражены больше или меньше нечистотою греха, покрыты тлею страстей. Ибо кто похвалится чисто имети сердце, говорит Писание? Так иных слова бывают мягки, как елей, а между тем они стрелы язвительные. Итак, по учению Спасителя нашего, мерою наших отношений к другим должна быть правильная любовь наша к самим себе; как желаем, чтобы поступали с нами люди, так будем поступать и мы с ними, т. е. просто, чистосердечно, кротко, любовно, неподозрительно, снисходительно, сочувственно, терпеливо. Сам Господь предлагает Себя в образец нам, на который мы должны непрестанно взирать и, взирая, всегда поучаться: научитесь от Меня, – говорит Он, – ибо Я кроток и смирен сердцем [346]. Апостол Павел говорит: старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа [347]; еще он научает: любовь да будет непритворна. Будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте; в нуждах святых, т. е. братьев христиан, принимайте участие; ревнуйте о странноприимстве. Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте. Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе; никому не воздавайте злом за зло; но пекитесь о добром пред всеми человеками. Если возможно, с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет напой его. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром. Всякая душа да будет покорна высшим властям [348]. Вот какие правила обращения христиан между собою начертал апостол Павел в послании своем к Римлянам. Они для всех нас обязательны. Где высшее побуждение поступать нам таким образом друг с другом? В образе и подобии Божием, по которому человек сотворен, и в том, что мы чада единого Отца небесного, члены Христовы, ветви единой лозы Христа, овцы единого словесного стада Его; вкушаем единого животного хлеба Христа, пьем из одной чаши божественную кровь Его; напоены все единым Духом Святым; ждем одного нетленного, вечного наследия. Вот побуждение к взаимному, искреннему, любовному обращению! Если любите любящих вас, – говорит Господь в нынешнем Евангелии, – какая вам за то благодарность? ибо и грешники, т. е. идолопоклонники, любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро; какая вам за то благодарность? ибо и грешники тоже делают, т. е. доколе пользуются благодеяниями, а это значит – любить только себя; ибо в благодетелях любят только благодеяния или пользу себе. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно; какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же, – и в этом случае вы любите только себя, свои выгоды, а не пользу ближнего, – не удовлетворяете его нужде совершенно. Если же этих естественных добродетелей христиане не исполняют, то они хуже гораздо и язычников, которые естеством законная творят [349], не имея благодатных сил; христиане же, как известно, получили все божественные, сверхъестественные силы от Бога к животу и благочестию [350], к исполнению всех Христовых заповедей. Посмотрись, христианин, в это зерцало божественных заповедей и познай, каков ты, любишь ли ты хотя тех, кои тебя любят, или даже и их иногда не любишь? делаешь ли добро благотворителям твоим; даешь ли в долг тем, которые возвращают долг? Не уклоняешься ли по корыстолюбию и недоверию? Многие хотят довольствоваться только любовью к любящим и не хотят понудить себя любить ненавидящих, или враждебно к ним настроенных; с такою любовью языческою, христианин, останешься на страшном суде в стыде. Но вы любите врагов ваших, – продолжает Господь, – благотворите и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Трудное дело, по-видимому, предписывает нам Спаситель наш, заповедуя любить врагов наших и делать им добро; растленное сердце человеческое скажет: это невозможно, это противно природе и здравому смыслу! Трудное дело, правда, только для растленного сердца, не обновленного и не укрепленного благодатью, но для сердца, возрожденного благодатью, – это дело легкое, – ибо Господь помогает верующему во всем; и мы в жизни святых видим тому много примеров. Но кому взаймы давать, не ожидая ничего? Людям бедным, несостоятельным, для которых возвращение долга крайне трудно и часто – невозможно. А люди состоятельные должны непременно возвращать долг, и заимодавцы нимало не погрешают, если ищут получения долга честным способом или судом. В противном случае было бы вредное потворство людям недобросовестным, думающим легко разжиться на чужой счет. Итак, будьте милосерды, сказал Господь, как и Отец ваш милосерд. От христиан, Своих чад по благодати, Господь требует милосердия, подобного милосердию Отца небесного. И в самом деле, если христиане чада Отца небесного, искупленные кровью Сына Его, и им обещаны нетленные, бесконечные блага в небесном отечестве, то они должны являть в этой жизни братии своей любовь и милосердие, соответственные величию к ним любви и милосердия Божия и беспредельному величию обещанных им нетленных благ, величайших почестей и венцов небесных.

Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог; то и мы должны любить друг друга [351], говорит святой апостол Иоанн Богослов. Аминь.

Небесная Заступница

Слово в день покрова пресвятой Богородицы

Дева днесь предстоит в церкви и с лики святых невидимо за ны молится Богу (Кондак праздника)

С начала десятого века, в 910 году по Р. Х., при греческом императоре Льве Мудром и патриархе Терасии, во Влахернской константинопольской церкви, при отправлении всенощного бдения явилась однажды взору избранных человеков Матерь Божия с ликами Ангелов и святых. Покрывая честным Своим омофором предстоящей народ, Она молилась Сыну Своему и Богу о спасении его от врагов, грозивших столице разрушением, а народу – рабством и смертью. Предстательством небесной Заступницы неприятель был прогнан, и город спасен. В память милостивого покровительства Матери Господа и нашему отечеству, православная русская Церковь с древнейших времен установила ежегодно совершать празднственное воспоминание Покрова Божией Матери.

Уже тысячу слишком лет существует царство Русское и трудно перечислить, сколько раз небесная Заступница покрывала его от бед Своим молитвенным предстательством у Господа Сил. Но покровительствуя столько целому отечеству, народу, Она простирает державный покров Свой на города и веси и на частных лиц. Всякий православный знает это, потому что примерами Ее покрова и заступления полны города, селения и жизнь весьма многих благочестивых христиан. В честь праздника и для вашего и своего назидания, побеседуем, братия, о том, сколь нужно для нас молитвенное предстательство о нас Божьей Матери.

Мы далеко, далеко не понимаем, братия, того, сколь необходимы молитвы за нас Пречистой Матери Господа, и чтобы видеть эту необходимость, нужно око или ум гораздо чище и светлее нашего. Одна только нежнейшая мать наша, от смысла чистая, святая Церковь, во всем свете видит, сколь необходимо для нас Ее предстательство о нас перед Богом и потому всякий раз, когда только начинает с нами молиться Богу, непременно призывает Ее, избранную в женах, высшую тварей небесных и земных, и по Ее ходатайству просит или даровать нам какое-либо благо, или избавить от какого-нибудь несчастья, так что трудно найти молитву без имени Пречистой Матери Божией. И справедливо! Будучи Матерью Бога Слова, следовательно, находясь ближе всех к престолу Божества, Она естественно, много может ко благосердию или к умилостивлению Владыки. Мы грешны и нечисты, а Она – Пречистая; как за Ее молитвы не помиловать нас нечистых, если только мы желаем очиститься и не прилагаем снова грехов ко грехам. Мы горды при своих нечистотах, а Она так смиренна при всех Своих добродетелях, при всем Своем величии; как, смотря на Ее смиренные молитвы, не помиловать нас гордых и жестоковыйных, если мы смиряемся перед Богом и перед Нею! Богоматерь, точно, как стена нерушимая между Богом и людьми; Она отводит большую часть громов небесного правосудия, готового покарать грешников неблагодарных. Только за такою стеною мы часто бываем безопасны, между тем как мы думаем, что наша безопасность есть следствие обыкновенного порядка вещей. Но войдем ближе в положение человека на земле, чтобы яснее видеть, как нужно для него молитвенное предстательство Божией Матери.

С тех пор, как человек потерял свою невинность, блаженство и бессмертие, – до ныне он представляет из себя ужасающую картину терзающих его бедствий внутренних и внешних, душевных и телесных, так что нельзя не видеть всякому, что какое-то иго тяжко лежит на всех сынах Адамлих, от дне исхода из чрева матере их до дне погребения в матерь всех [352], т. е. в землю. Утратив давно свое блаженное состояние, человек теперь слабо верит в обещанное ему небесное блаженство, не хочет понять, что настоящая жизнь не есть жизнь в собственнном смысле, потому что она есть не больше, как приготовление к жизни на небе – и потому дает здесь себе полную волю, делая часто свою жизнь позорищем буйных страстей; забавляется ею, как игрушкою, не любопытствуя знать, что сделается с нею, когда она сломается, вообще, – не пользуется ею так, как предписывает и здравый смысл каждого, который говорит, что жизнь разумного существа должна иметь непременно разумную, духовную цель. С другой стороны, живя большею частью в болезнях, скорбях, в бедах, в изнурительных, но бесполезных для души заботах, часто подавляется их бременем, не находя себе облегчения и утешения. Как необходимо и как отрадно было бы в таком жалком положении найти на небе лицо, которое бы питало к нам самую искреннюю, нежную любовь, имело великую силу у Бога и своим предстательством содействовало нам, по нашей молитве, через озарение своим небесным светом ума нашего, отрываться понемногу от земли, наставляло нас ко спасению, предотвращало соблазны и искушения, или помогало преодолевать их и смягчало жестокость наших скорбей, болезней и других несчастий. Такое светлое лицо и есть у христиан – Матерь Божия. Избраннейшая из всех жен мира, какие где и когда бы ни были, Она, естественно, сочувствует людям, как подобострастная им, сочувствует больше не только всякого человека в отдельности, но больше всех людей вместе, потому что ни одно сердце человеческое не способно любить всех людей такою любовью, какою любит нас Матерь Божия. Только чистейшее сердце может любить всех людей, а чище сердца Марии из людей не было ни у кого. Мы иногда любим какого-нибудь несчастного, да помочь ему не можем. К болезни сострадания, в таком случае, присоединяется новое болезненное чувство: невозможность помочь несчастному. С Божиею Матерью этого быть не может. Если Она хочет помочь несчастному, который с живою верою обращается к Ее ходатайству, то не помочь ему не может. Как Матерь всемогущего Сына и Бога, Она, некоторым образом и Сама всемогуща. Бог определил миловать нас за Ее молитвы бесконечно много больше, чем за молитвы всех других святых, по самой высоте Ее служения таинству искупления, и потому внимает всякой молитве Своей Пречистой Матери, так как всякая молитва Ее свята и угодна Ему. Итак, хотите ли вы спасти свои души от погибели вечной, освободится от рабства страстям, благодушно и легко переносить болезни, скорби и бедствия жизни, обращайтесь усердно все братия, с молитвою к Матери Божией, просите себе Ее высокого содействия, Ее утешений, просите горячо, неотступно, так как если бы вы видели Ее перед своими глазами в Ее божественной славе, – и вы верно получите Ее помощь; Она верно осенит вас Своим покровом. Вы сами это увидите, почувствуете, осяжете, вам будет так легко, так мирно, весело. А если не получите, вините себя; значит, вы молились неискренно, недостойно. Кому, братия, больше и заступать нас, кому больше и слушать наши молитвы, как не Матери Божией? Хотя Она теперь на небе, во всей небесной славе, но Она – от нас, с нашей грешной земли; жила здесь как и мы, и тоже много испытала горестей; как же Ей не послушать оттуда, не заступить Своих? Только не нужно, братья, никогда не нужно забывать, что Она – Пресвятая, и не любит беззакония. Поэтому, прося в молитвах наших предстательства Ее за нас у Бога, будем стараться быть далекими от всякого греха, как нечистоты, которая отвращает от нас и очи и слух небесной Заступницы и навлекает на нас гнев небесный.

Будем же с чистым сердцем все прибегать в Ее державный покров в наших напастях, в скорбях и болезнях и полагать на Нее несомненную надежду. Будем среди бедствий жизни готовиться туда, где нет никаких бед, где вечная радость и вечный покой, и Царице небесной будет приятно спасать и покрывать нас от бед и наставлять нас к вечно-тихому пристанищу небесному. Покрый же нас, Владычице, честным Твоим покровом, и избави нас от всякого зла, молящи Сына Твоего, Xриста Бога нашего, спасти души наша. Аминь.

От смерти к жизни

Поучение в неделю двадцатую по пятидесятнице

Юноше, тебе, глаголю, восстани (Лк.7:14)

В нынешнем Евангелии вы слышали, возлюбленные братия, повествование о воскрешении из мертвых Спасителем единственного сына одной вдовы, жившей в городе Наине [353].

Возлюбленные братия! и мы все – духовные мертвецы. Остави мертвых погребсти своя мертвецы [354], сказал Господь одному ученику Своему, который просил у Него позволения прежде сходить и похоронить отца своего и потом следовать за спасителем, т. е. оставь мертвых по душе людей, хотя живых с виду, оставь погребать своих мертвецов по телу. Имяимаши яко жив, а мертв еси [355], еще говорит Господь в Откровении одному, по-видимому, благочестивому человеку. Да мы мертвы душою, братья; и вот также и наши умерщвленные грехом души Господь часто Своим действенным, живым словом, Своею вседействующею благодатью пробуждает от мертвого сна греховного; наши-то души слышат и ныне часто Его всеоживляющее слово, как тот умерший наинский юноша: юноше, тебе глаголю, восстани, – и восстают по Его гласу.

Господь касается нашего сердца Своею благодатью через слово Божие, проповедуемое в церкви, или через добрый совет близких к нам, или через мысль благую, Им посылаемую в нашу омраченную грехами душу, – или касается нашего грешного тела какою-либо посылаемою Им болезнью, или посещает нас какими-либо потерями, например, потерею близких родных, потерею своего имущества, или Он угрожал нам близкою опасностью вдруг потерять жизнь свою на суше или в море, или другим чем подействовал благодатно на нашу душу. И что же? Мы – духовные мертвецы весьма часто от этого оживали, т. е. начинали чувствовать суету, тленность всего земного и необходимость для души истинной, живой веры в Бога и дел добродетели, которыми прежде пренебрегали; начинали сердечно раскаиваться в прошедшей беспорядочной жизни, появлялся у нас дух сокрушенный и сердце смиренное, мы умилялись при мысли о великом долготерпении Божьем над нами, считали себя величайшими грешниками, оплакивали свои заблуждения и твердо решались и начинали вести жизнь совсем другую, богоугодную. И вот здесь-то совершается чудо, весьма подобное тому, которое было с умершим сыном вдовы наинской. – Седе отрок, т. е. восстает наша душа от греховного сна, начинает говорить слова спасения – начать глаголати – и Господь отдает ее, воскрешенную от духовной смерти, матери ее, т. е. Церкви святой, которая есть мать наша, – для духовного воспитания и руководства ее к будущей жизни.

Вот, возлюбленные братия, чудесное воскресение из мертвых, которого причиною бывает только один Господь. И оно выше, благотворнее, чем воскресение по телу: потому что здесь воскресает от смерти к жизни бессмертная душа, искупленная кровью Сына Божия, а не тело тленное! Дай Бог, чтобы побольше было таких чудес со всеми нами.

Господи! видя во граде Наине вдовицу, зельне плачущую, якоже тогда, умилосердится, сына ее, на погребение несома воскресил ecи; сице и о мне умилосердися, Человеколюбче, и грехами умерщвленную мою душу воскреси. Аминь.

Божественный покров

Поучение в день Казанской Божией Матери

Заступнице усердная, Мати Господа Вышнего, за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим (Тропарь Казанской иконе Божией Матери)

Слышите, братия и сестры, что воспевает св. Церковь о Пресвятой Госпоже нашей, Царице Богородице:·она поет: "Заступница наша усердная, за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим". Эти слова пресвятой матери Церкви о Пресвятой Матери Божьей – самая чистая истина, они говорят то, что бывает непрестанно на самом деле, ибо Пресвятая Богородица, в матерней любви Своей к нам, предстательствует об нас пред престолом Божиим день и ночь: день и нощь молишися о нас, говорит Ей св. Церковь в богослужении полночном, и скипетры царствия Твоими молитвами утверждаются. Каждый из вас видал и видит часто, что Пресвятая Богородица изображается на иконах или с обеими молебно простертыми к Сыну Своему и Богу руками, или с одною простертою на молитву к Нему рукою, ибо в этом последнем случае она на другой руке держит вседержавного Сына Своего держащего всю тварь горстью [356]. Это видимое изображение наглядно показывает нам невидимое дело, непрестанно совершающееся в мире духовном, на небе, неусыпную молитву о нас пред Богом Божьей Матери; ибо на небе не знают ночного успокоения, как у нас – на земле; там вечный день, вечное бодрствование, вечное всерадостное славословие Творца, непрестанная молитва о нас. О, как утешительно, братья мои, думать и быть уверену, что на небе есть такая всегдашняя, усердная и неусыпающая Заступница и Ходатаица о нас грешных пред Богом! Чего не может Она исходатайствовать роду христианскому, присно Ее блажащему, прославляющему, величающему? Да, может все исходатайствовать, впрочем, только тем из христиан, которые не уснули в греховной смерти, которые сами с верою простирают к Ней свои руки с молитвою о помощи, или в молитве славословия и благодарения, которые сами стараются по христиански жить, Христовы заповеди исполнять и, хотя согрешают по немощи человеческой и по некоторому забвению, – но вскоре восстают, познавая лесть греха, и снова принимаются за добрые дела, за свое спасение. Таким христианам много помогают молитвы Божией Матери, но не действенны молитвы Божией Матери для нерадивых к молитве и ко всякому доброму делу, по нерадению падающих из одного греха в другой, из одного порока в другой, ибо дары Божией благодати воспринимаются нами через веру, через наше собственное желание и искание их: Бог не мечет бисеров своих пред свиньями, да не попрут их ногами своими [357]. Впрочем, что я говорю не действительна? – Нет, даже и для них действительна молитва Божией Матери, ибо Она просит и о них Сына Своего, чтобы Он еще и еще потерпел им, – не очнутся ли они от сна греховного, не познают ли бездну зла, в которой они погрязли, не пожелают ли небесной помощи, не воздохнут ли к Богу? И сколь же многих Она воздвигла молитвами Своими из глубины греховной! – Примером тому может служить преподобная Мария Египетская, которая из величайшей блудницы сделалась величайшею праведницею, равноангельною. Именно молитвы Божией Матери сделали то, что она очнулась от сна греховного, притекла к покаянию и решилась изменить свою жизнь.

Братья мои! Пресвятая Богородица есть Царица и Матерь наша по благодати; Она – исполненная любви Матерь Всетворца и Спасителя нашего, – по человечеству Его; никто больше Ее, после Спасителя, не любит людей; никто больше Ее не болезнует об них, – никто больше Ее не печется о их вечном спасении; как же Ей не молиться о них по матерински, да не вринутся они в ад и в огонь геенский навеки? И – прибавлю, как же нам то не молиться о себе, как же нам то не позаботиться о себе, о своем вечном спасении, вечном блаженстве; и если Она Царица и Матерь наша и Матерь Божия, то да чтим Ее по достоянию, не устами только, – но особенно делами – кротостью, смирением, воздержанием, чистотою, послушанием Богу, соблюдением Его заповедей, преданностью Его воле, терпением. Она Начальница мысленного наздания, т. е. Она первая по святости и величию в Церкви Христовой, как Царица, но и мы – члены Церкви Христовой, хотя и немощные; постараемся же вести себя достойно такой великой Начальницы нашей, – да ревнуем, по силе своей подражать Ее кротости, смирению, чистоте, преданности воле Божией, терпению, любви к Богу и ближним. Не забудем прибегать чаще в державный покров Ее с верою, упованием и любовью, и Она будет непрестанно заступать всех, прибегающих с верою в державный покров Ее, – всех в напастях и скорбях и болезнях, обремененных грехами многими; предстоящих и молящихся Ей умиленною душою и сокрушенным сердцем пред пречистым Ее образом со слезами и невозвратно, – несомненно, – полагающих на Нее надежду; Она подает избавление от всех зол и всем полезное дарует, ибо Она божественный покров рабом Своим. Аминь.

Слово Божие и слушатели его

Поучение в неделю двадцать первую по пятидесятнице

В нынешнем Евангелии читана была, возлюбленные братия, весьма поучительная притча Спасителя о сеятеле и семени. В этой притче, как и во всем учении Христа Спасителя, явно, братия, видишь Бога, видящего насквозь сердце каждого человека или, как говорит священное Писание, испытующего сердца и утробы [358] наши – все что в них есть скрытного, иногда даже и нам самим неизвестного, все духовные извилины и закоулки их, все неправды или правды их. Одних из нас эта притча Бога Спасителя осуждает и повергает в стыд и посрамление, а других восхваляет и приносит в сердца мир и благословение Божие. Речь идет, братия, о слушании слова Божия. Итак, внимайте, возлюбленные! Сердцеведец взирает на вас и ожидает плода от Своего слова, через меня смиренного и многогрешного вам проповедуемого. Ваша собственная польза требует, чтобы вы приняли это слово всем сердцем и удержали его в нем навсегда – для руководства на будущее время при слушании слова Божия в церкви.

Сеятель, возлюбленные братия, есть Иисус Христос; семя – значит слово Божие, а земля – сердце человеческое; доброе сердце – добрая земля; а злое, нечистое, страстями задавленное сердце – худая земля. Вот, одни бывают невнимательные слушатели, рассеянные, которые не благоговеют пред словом Божиим, как бы следовало благоговеть; и к таким-то слушателям приходит тайно в сердце их сатана в то самое время, как они слушают, и, как вор у неосторожных хозяев дома, уносит слово Божие из сердца их, – чтобы они не уверовали и не спаслись. Это – подле дороги посеянное слово Божие. Научитесь же из этого, с каким глубоким вниманием, с какою несомненною верою нужно слушать спасительное и живое слово Божие. Враг то и дело высматривает, нельзя ли как-либо сделать кого невнимательным к слову Божию, нельзя ли уничтожить в сердце чьем-либо веру в него, чтобы через веру в слово Божие они не покаялись в своих грехах и не спаслись. Весь ум в сердце вперите во время чтения или проповедования слова Божия и открытыми, верующими сердцами, со смирением слушайте его во спасение душ своих, а помыслы сомнения или другие беспокойные или нечистые мысли и чувства прогоняйте прочь, как диавольское семя.

Другие охотно, со вниманием слушают слово Божие, но вот горе: они бывают легкомысленны, нетерпеливы, самолюбивы, непостоянны; при благоприятных обстоятельствах веруют, а при неблагоприятных изменяют своей вере; это – люди, которые не укоренили в себе веры, это – семя, упавшее на камень. А вера проповедует, что только претерпевый до конца, той спасен будет [359]; а страшливым и неверным, и скверным и всем лживым, часть ими в озере горящем огнем и серою [360]. И по общему человеческому сознанию не справедливо ли требовать, возлюбленные братия, чтобы человек был верен до конца тому, кому дал клятвенный обет – быть верным до смерти, особенно если клятва в верности дана им лицу, стоющему полной нашей любви и совершенного почтения? Если мы земному царю даем обет клятвенный служить до последней капли крови и считаем бесчестием – не сдержать своего обета и остаемся ему верны до смерти: то как же не будем верны до смерти Богу Спасителю, Который, приняв на Себя нашу природу, пролил за нас до капли всю кровь Свою и Которому мы дали при крещении долг верности? О, да не отпадем от нашего Господа Искупителя, какая бы ни постигла нас напасть! Ибо куда мы скроемся от Него? Что мы найдем без Него? Он имеет глаголы жизни вечной [361]. – А вот есть еще и такие слушатели слова Божия, которых сердце обременено заботами житейскими, пристрастием к богатству и предано наслаждениям жизни: они послушают слово Божие, поймут и как будто примут его к сердцу; но когда выйдут из церкви, то сейчас же на них нападают житейская попечения или обольщения богатства, или прельщают их житейские наслаждения: и вот слово Божие, едва получившее себе тесное место в сердце, подавляется этим, как бы свинцовым гнетом забот житейских, пристрастия к богатству и удовольствиям временной жизни; и увы – нет опять плода в жизнь вечную, – потому что человек силится собирать плоды в жизнь временную. Увы, возлюбленные братья, таких слушателей слова Божия в наших храмах всего больше. Согласитесь, что многие из вас приходят в церковь с мирским рассеянием, с заботами об удовлетворении своих обыденных нужд, – да, если бы только еще нужд, – а то часто об удовлетворении своих страстей и похотей; – и вот, когда начнется проповедь, вы начинаете, по-видимому, слушать; кончилась проповедь, – и любимые ваши мысли и пожелания овладевают вами, – и вы – остаетесь без плода от слова Божия. Бывает еще и то, что страсти и похоти гонят вас из храма во время самой проповеди слова Божия и вы бежите от глаголов жизни вечной. О, если бы этого никогда не было вперед!

Наконец, слава Богу, – были во все времена, есть и теперь такие слушатели, которые слушают слово Божие добрым и благим сердцем, – преданы совершенно Богу и Его святому слову, которые живут, не привязываясь сердцем к земному, не подавляясь житейскими заботами, потому что не считают нужным убивать время, – данное для приготовления к небесному отечеству, – на убийственные и мелочные заботы об одежде, пище и питии. Эти-то слушатели, выслушав со вниманием слово Божие, держат его в сердце и терпеливо подвизаются в жизни, ожидая будущего царствия Божия, пока наконец смерть отворит им дверь в него. Знаю, что такие слушатели есть и между вами, возлюбленные братия. Мир и благословение Божие да почиет на вас, и да сподобит вас Господь царствия Своего небесного.

Братия возлюбленные! во время чтения или проповедования слова Божия крайне берегитесь быть рассеянными и никогда не сейте на тернии, т. е. на сердцах, заросших страстями и похотями. Слушайте все слово Божие добрым и благим сердцем, т. е. сердцем с живою верою, с добрыми и святыми помыслами. Аминь.

Богач и нищий Лазарь

Слово в неделю двадцать вторую по пятидесятнице

В нынешнем Евангелии, возлюбленные братья и сестры, изображено Самим Господом нашим Иисусом Христом видимое неравенство состояния и жизни людей в здешней, временной жизни и сообразно тому – неравенство участи людей в другой, загробной жизни, конца не имеющей. Это Евангелие в высшей степени поучительно для всех нас, для людей всякого состояния и звания. Речь идет об одном богатом человеке, имя которого не упомянуто, и об одном нищем, по имени Лазарь [362].

Кто же этот злополучный богач, роскошный весельчак, наследовавший вечную муку? Судя по тому, что он называет Авраама отцом, и что ему и братьям его были известны Писания Моисея и пророков, следует полагать, что богач был еврейского рода и закона, потомок Авраама. В чем состоял его грех, его вина, за которую он столь нечаянно попал в ад? В Евангелии сказано, что он был богат; но, без сомнения, не богатство было причиною столь ужасного мучения, которое испытывал богач в аду; и Авраам был в свое время очень богатый человек, но богатство не помешало ему быть другом Божиим, потому что он был странноприимен и гостеприимен и был во всем верен и послушен Богу. Сказано дальше, что он одевался в порфиру и виссон, значит, чисто по-царски, и каждый день пиршествовал блистательно. Казалось бы, и в этом нет особенной вины его; богатому человеку, у которого тысячи и, может быть, миллионы денег и огромные поместья, – отчего не рядится в шелк и бархат, да в нынешнее время это и не считается особенною роскошью, хотя виссон в то время был особенно дорог. Далее говорится, что он каждый день пировал блистательно, значит ел, да пил и веселился с друзьями и льстецами своими; но и в наше просвещенное время частые пиры, обеды дорогие – в большом употреблении, – и устраивающие их не думают, что они через то тяжко согрешают и попадут в ад, особенно, если не забывают бедных. Пойдем дальше – искать вины богатого весельчака. Что в Евангелии говорится? Был некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы приходя лизали струпья его. Вот где настоящая вина богача, делающая его виновным и в его роскошном одеванье и в его ежедневных богатых пирах: эта вина – жестокосердие и немилосердие к бедным, происшедшее в нем от страсти к роскоши и мотовству, к праздной и веселой жизни. У самых ворот его дома лежит бедный Лазарь в струпьях; такой бедняк, который одним видом и положением своим должен бы был возбуждать сострадание и милосердие, вызывать богача на помощь; но богач и видя, как бы не видит его и не оказывает ему ни малейшего сострадания: он занят своими пирами; псы сострадательнее его, они приходят и облизывают гной Лазаря. Лазарь желал напитаться крошками со стола богача, значит, от богатой трапезы ему ничего не давали. Вот за это-то жестокосердие и немилосердие богач и послан после смерти в ад; а Лазарь за свое злострадание, терпение безропотное, за свою честную бедность и лишения удостоен лона Авраамова, вечного успокоения и блаженства. Какой урок дает нам это изображение богатого и бедного, это описание их жизни и состояния на земле и их участи тотчас после смерти? Во-первых, тот урок, что богатство и бедность, здравие и болезни, веселие и скорби, – все здешнее скоро проходит и исчезает, но дела людей, их пороки и добродетели – не умирают, но переходят вместе с ними в вечность, и там или оправдают или осудят их перед Судиею всех помышлений и дел человеческих и – или введут их в рай или повергнут в бездны ада преисподнего, откуда выхода вовеки не будет. А потому, возлюбленные братия и сестры, не будем жестокосердны и немилостивы к бедным, когда имеем сами достаток; не будем зазнаваться в богатстве и довольстве, а будем делиться по силам, с бедными, чтобы в случае, когда мы оскудеем делами добрыми, они приняли нас в вечные кровы [363], по словам Спасителя нашего. Смотрите, как после смерти Лазаря и богача вдруг переменяется судьба и состояние того и другого! Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Какая честь, какая любовь к нему небожителей! Его несут и сопровождают в рай, как согражданина своего, Ангелы небесные, эти верные друзья верных Богу людей. Умер и богач, и похоронили его; и в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его. Какое зрелище! Лазарь нищий больной, презираемый некогда богатым, теперь в месте света, прохлады, блаженства, а сам богач в аде, в муках. Ни откуда никакой помощи. А где сотрапезники и льстецы? может быть, они тоже в аду? Дальше вы знаете, что следует: богач просил Авраама, чтобы он послал Лазаря, да омочит конец, только конец перста своего в воде и прохладит язык его, этот сластолюбивый язык, теперь ужасно горящий, засохший. Но богачу и в этом отказано. Правда, Авраам называет его чадом, как бывший богач называл и его отцом, – но это название – чадо – служило только укоризною богачу, не творившему дел Авраамовых, не имевшему его воздержания и странноприимства. Какая же причина отказа в капле воды? Та, что богач получил свое добро в жизни своей, а Лазарь – зло. Какое добро свое? – То, которое он считал добром, т. е. ел, пил, одевался изящно, веселился, а о Боге и угождении Ему не помышлял, добрых дел не делал, и значит, жил, как скот бессловесный, не заботясь о душе бессмертной. Следовательно, – для чего жил, то и получил, что считал своим благом, тем и насладился; для вечности ничего, никаких добрых дел не приготовил, желания и потребности духовных и вечных благ не стяжал, любви к Богу и ближнему чуждым оказался, – нечего ему и в раю делать, где место только для праведников и любящих чистою любовью Бога и друг друга; Лазарь же, в горниле болезни и лишений очистился от грехов и потерпел за них наказание в самой болезни и лишениях; за то, говорит Авраам, он здесь утешается, а ты страдаешь.

Вот как вдруг переменились роли того и другого и – сейчас же после смерти того и другого. О, как непостоянно, непрочно, неверно все земное! Как постоянна и вечна добродетель и ее награда! Далее, Авраам представляет и другую причину богатому, почему Лазарю нельзя придти к нему – бывшему богачу, и с малейшею отрадою – только каплею воды на пальце, – именно потому, что между заключенными в аду и, между находящимися в раю, утверждена пропасть вовеки непроходящая. Это должно было поразить богача новым ужасом безнадежности в помиловании, ужасом отчаяния, и он уже просит Авраама не о себе, а о своих братьях, чтобы Авраам послал Лазаря к ним для засвидетельствования о действительном существовании ада и вечного мучения в пламени его и о существовании рая – вечного жилища и места радости свято поживших или потерпевших наказания за грехи и покаявшихся. Но бывшему богатому сделан отказ и в этом; а сказано, чтобы братья его слушали Моисея и пророков, т. е. их Писания читали и исполняли. Богач снова умолял Авраама о том же, и ему новый отказ, что они и мертвым не поверят в бытии вечных мук и вечной жизни, если не будут слушать Моисея и пророков, говоривших Духом Святым. Хороший, поучительный урок всем нынешним безумным умникам, неверующим в существование душ человеческих по смерти, в действительное бытие вечного огня и в вечность мучений грешников нераскаянных и будущего блаженства. Они тоже желали бы, чтобы почаще мертвые приходили к ним и удостоверяли их в истине того, что сказано в Евангелии, – но мертвые не придут к ним уверить их в том, что однажды навсегда изрекла сама вечная Истина – Христос Бог наш, и, если хотят переменить свой образ мыслей и жизни и достигнуть вечной жизни, то пусть усердно читают и слушают Евангелие и исполняют написанное в нем. Вот вам краткая беседа на нынешнее Евангелие. Размышляйте о написанном в нем и веруйте всем сердцем всему, что в нем написано. Ибо ни одна йота не прейдет из того, что сказала сама Истина – Христос, и все исполнится [364]. Аминь.

Гадаринский бесноватый

Слово в неделю двадцать третью по пятидесятнице

Изшедшу же Ему (Иисусу Христу) на землю, срете его муж некий от града, иже имяше бесы от лет многих, и в ризу не облачашеся, и во храме не живяше, но во гробех. (Лк.8:27)

Вы слышали, возлюбленные братия, читанную сегодня Евангельскую повесть о бесноватом в Гадаринской стране и исцелении его Иисусом Христом? – Слышали, как бесы мучили несчастного человека, и как он бедственно влачил свою жалкую жизнь? Видели божественную власть Иисуса Христа над бесами, над целым легионом их, т. е. над несколькими тысячами, вселившимися в несчастного человека? Видели внезапную погибель множества животных, так называемых нечистых, в которых вошли бесы по дозволению Спасителя [365]? – Вникнем тщательно в эту повесть и возьмем себе урок из нее: она рассказана для нашего назидания. Бесноватые были прежде, они есть и ныне; только ныне, – в новой благодати, – бесы действуют скрытнее и хитрее, чем в то старое время, когда сила и власть их над людьми не была еще торжественно сокрушена, и им было гораздо более простора в мире. И теперь, впрочем, бешеных людей очень, очень много. Кому из нас неизвестен нынешний род бесноватых, или бешеных пьяниц? Не удивляйтесь, что я называю пьяниц бесноватыми: они, действительно, таковы. Кто не слыхал и кто не знает, как они, – если они мужчины и женаты, – терзают и мучат – уже не говорю – сами себя, – своих жен и, если есть на беду дети, то и детей своих; так, по действию бесовскому, они нередко или сами в петлю бросаются или доводят до смерти жен своих и детей своими побоями и терзаниями; и чего, чего не терпит иная жалкая женщина от пьяного мужа, или дети – от пьяного отца! Не достанет сил оплакать несчастий в том доме, где заведется пьяница; ад, истый ад делается в нем; каждый день слезы и стоны. Пьяница всякий день пьянствует и все тащит из дома, чтобы пропить. О, ужасная страсть! ужасное бешенство! Кто тут виноват? Конечно, сам пьяница, дошедший до этого демонского состояния через свою алчность к вину. Всякого больного можно лечить, а пьяницу и лечить ничем нельзя, если он сам не захочет решительно бросить пьянство и не обратится всем сердцем к помощи Господа Иисуса Христа, Который один Своею благодатью может уврачевать эту ужасную, гибельную страсть. Мне приходилось видать многих пьяниц; между ними я видал некоторых совершенно исцелившимися благодатью Христовою, к помощи которой они сами усердно прибегли; но многих и я видал и вы видали погибшими ужасною кончиною, без покаяния, самоубийством или опивством. – Итак, говорю, что я видел многих пьяниц совершенно исцелившихся благодатью Христовою, которой они искренно искали и которую получили, а это дает мне повод сказать в назидание всем пьяницам: ищите усердно помощи у Спасителя и Он непременно спасет вас, прогонит из вас бесовское полчище, которое вселилось в вас за ваше невоздержание, нерадение о себе, за леность и холодность к молитве, за маловерие и неверие, за удаление от Бога и от Церкви... Но я видел и настоящих бесноватых, в которых вселились бесы по неисповедимым судьбам Божиим и производили в них умственное помешательство, произносили через них страшные хулы, сквернословие; видел, как ужасно бросали они одного несчастного из угла в угол или нудили его лезть на стену и пр. Таковых, думаю – вместе с апостолом, – Бог предал сатане на измождение плоти, да дух спасется [366]. Но такие бесноватые были, конечно, в состоянии невменяемости: они не сознавали, что делали. А пьяницам вменяются их действия: ибо они ума и свободы действия не лишаются, и с них взыщется за их пьянство и за их безобразия. Пьяницы царствия Божия не наследят [367].

Но есть, братья, другой род беснующихся. Это – люди злые, раздражительные, гневливые. Видали вы гневливых, сердитых, злых людей? Как они нехороши в гневе! И Писание говорит: муж ярый не благообразен [368]. Как безобразится у них все лицо? Какие сверкающие, как у лютых зверей, глаза, в которых видны злоба и ярость? Все мы бываем раздражительны, все склонны к гневу, и потому все должны в покаянии просить у Господа духа кротости, смирения и терпения. Не мстите за себя, возлюбленные, – увещевает апостол, – но дайте место гневу Божию, ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь [369]. Есть еще несколько видов тихого – молчаливого или злоречивого беснования: таково беснование людей завистливых, которых снедает чужое счастье или благосостояние и которые или в молчании страдают душой, видя счастье ближних, или поносят, клевещут на тех, коим завидуют.

Есть беснование скупых, алчных до денег, которые для прибыли и умножения их готовы на всякую неправду и из-за утраты их готовы наложить на себя руки, и у которых демоны до того ожесточили сердце, что они не трогаются никаким – ни частным, ни общественным бедствием, которые видя голодных, нагих, больных, искалеченных, проходят всякий день мимо и не дадут ни копейки, тогда как у них сокровищницы переполнены дарами Божиими. Не бешенство ли это, хотя подверженные ему спокойно ходят всякий день мимо несчастных и не считают того грехом?

Есть бешенство плотской страсти: одержимые им впадают в тоску и отчаяние, если не удовлетворяются их страсти, или решаются на самые позорные действия ради ее удовлетворения или нередко – и на самоубийство. Чтобы не одолела эта или другие бешеные страсти, надобно обуздывать их в самом начале; когда они ycиливаются, тогда крайне трудно совладеть с ними, да – без содействия благодати и невозможно.

Есть еще мания картежная, когда люди спокойно проводят за картами вечера и ночи, убивая дорогое время, а на дела Божии не взирают, на душу свою, на спасение ее не обращают внимания, о покаянии и добродетели нимало не радеют.

Есть мания, или страсть к зрелищам. Есть люди, которые наяву и во сне бредят театром, рукоплещут до усталости театральным знаменитостям, тогда как в церковь заходят только раз или два в год, и то для того, чтобы позевать. – Есть мания боязни, страха суетного, когда человек боится подобных себе, или всего окружающего боится, всех подозревает в злых умыслах, или вообще предполагает во всех недобрые мысли, намерения; – мания брезгливости, когда считают нечистыми всех и все, – и десять или двадцать раз перемывают вещь, к которой прикоснулся сторонний человек. – Есть еще у людей мания, или беснование, которое боится или отвращается церкви, Богослужения, псалмопения и чтения слова Божия, вообще, святыни: ни за что их не убедишь придти в церковь; поведешь, – вырвутся и убежат или уклонятся под разными благовидными предлогами: – такое бывает отчуждение от Бога и храма Его святого! – Сюда же принадлежит беснование нигилизма, отвергающее все святое, все истины откровения… все, что дорого для разумного существа, особенно для христиан, что утешает, укрепляет, украшает и возвышает человека. Есть беснование срамословия, сквернящее сердце и душу и уста сквернословов, замечаемое преимущественно в простом народе и особенно между нижними военными чинами. – Вот сколько разных видов беснования, или мании в людях! Да еще и не все они тут: ибо греховное беснование имеет бесчисленные виды, и гидра греха многоглава. – Чем врачеваться от этой нравственной болезни, чем спасаться от этого многоглавого чудовища, чтобы не сделаться жертвою коварства лукавых, злых, нечистых и скверных демонов? Только смиренною верою в Господа Иисуса Христа, поправшего силу диавольскую, искренним, глубоким покаянием, молитвою и постом. Сей род не исходит, токмо молитвою и постом [370], говорит Господь. Для того, между прочим, и установлены святою Церковью посты, чтобы христиане имели в них оружие против диавола и бесчисленных козней его.

Вот и этот пост послала нам святая Церковь на помощь со вчерашнего дня. Примем охотно это врачество церковное и по силе своей будем хранить посты, чтобы распинать плоть со страстями и похотями. Аминь.

Где искать помощи во время болезни?

Поучение в неделю двадцать четвертую по пятидесятнице

В нынешнем Евангелии говорилось о двух чудесных благодеяниях, оказанных Спасителем нашим – кровоточивой женщине и начальнику еврейской синагоги Иаиру: первую Господь исцелил в один миг – через прикосновение ее к Его одежде; у другого воскресил из мертвых единородную, двенадцатилетнюю дочь.

В этом Евангельском сказании поучительна для нас, во-первых, вера Иаира, начальника синагоги. У него при смерти единородная дочь и он обращается с просьбою о помощи не к врачам, а к Иисусу Христу, веруя, что Он одним словом может исцелить ее. Так и вы, братья мои, когда заболеваете, или когда у вас заболевает жена или дети, или кто-либо из родных или знакомых или слуг, обращайтесь прежде всего с молитвою о помощи к Иисусу Христу, Врачу душ и телес наших, скорому в заступлении всех с верою к Нему прибегающих; приглашайте в дом духовного отца с божественными Тайнами тела и кровью Господней и верьте, что как Иаир, не будете посрамлены в вашем уповании. Сколько примеров было и при моем духовном требоисправлении, что больные, обращавшиеся прежде всего за помощью к Богу, прибегавшие к покаянию и причащению, быстро поправлялись по приобщении святым Тайнам! Я могу назвать вам многих, сподобившихся такой великой милости Божией. Упоминаемого в Евангелии Иаира не посрамила вера его в божественного Чудотворца; не бойся только веруй, – сказал ему Господь, – когда Иаиpy донесли, что дочь его умерла, – и спасена будет; и он, по слову Господа, несомненно веровал, что дочь его будет воскрешена: и действительно увидел ее воскресшею. Так, когда душа твоя, собрат мой, будет умерщвлена грехом, страстями, впадет в глубину зол, не отчаивайся в своем спасении, но веруй, что Господь, пришедший в мир грешников спасти, может спасти и тебя и воздвигнуть тебя из глубины греховной; воспряни от сна греховного; востани спяй, ивоскресни от мертвых, и осветит тя Христос [371].

Далее, в этой Евангельской истории поучительна вера женщины, страдавшей двенадцать лет кровотечением; поучительны обстоятельства ее болезненного состояния. Эта женщина, по сказанию другого Евангелиста, прежде прикосновения к одежде Спасителя, думала в себе, если я только прикоснусь к одежде Его, то я исцелюсь, и с такою верою прикоснулась к краю одежды Его, и тотчас исцелилась; – между тем как прежде, лечившись у врачей около двенадцати лет и передававши им все свое имение, она не получила ни от одного из них пользы, а напротив, пришла еще в худшее состояние. Как много есть и ныне таких из христиан, которые в болезни своей обращаются лишь к врачам, забывая обратиться к Иисусу Христу, Который и врачей, особенно верующих в Него, умудряет, – и подобно кровоточивой женщине, долго болеют и лечатся и раздадут врачам едва не все имение свое и все-таки пользы не получат, или – пользу малую, между тем, как если бы вскоре по заболевании они обратились к Спасителю и пригласили к себе служителя Его с животворящими Тайнами – и вкусили животворящей пищи, – вскоре получили бы исцеление и прославили бы Господа за силу и благость Его. Но за свое маловерие они наказываются продолжительностью болезни и тратою имущества на лекарства и на врача. Замечательно, что кровоточивая женщина тотчас исцелилась по прикосновении к одежде Спасителя. Это служит образом нашего исцеления душевного. Наши души тотчас исцеляются, когда мы с верою, в покаянии призовем всеспасительное имя Иисуса Христа, или когда мы вкусим пречистого тела и крови Спасителя: какая вдруг жизнь, сладость, тишина разольются в душе и теле по причащении святых Таин! Течение греховных помыслов и страстей мгновенно останавливается; место их заступают помыслы святые, небесные; душа вся делается здравою – и с радостью славит Господа Жизнодавца. Так, так прикасайтесь сердечною верою и покаянием к Господу, к телу и крови Спасителя, так вкушайте их: и исцелеете. А как мало искренно прикасающихся к Спасителю, искренно, с глубокою верою и пламенною любовью вкушающих тело и кровь Его! В святой великий пост, в субботы на литургиях, народ окружает и теснит Господа в святых Его Тайнах, ища вкусить пречистого тела и крови Господа, но многие ли приемлют Его с тою верою, с которою прикоснулась означенная женщина. Я думаю, что и ныне Господь вопросил бы этих причастников: кто прикоснулся из вас ко Мне? т. е. кто прикоснулся ко Мне из вас с верою и получил через веру силу исшедшую из Меня, – силу очищающую, освящающую, умиротворяющую, просвещающую, укрепляющую? Не многие ли причащаются без живой веры, и, причастившись, уходят такими же больными духовно, какими и прежде были, а иногда и хуже? Но причащающиеся с живою верою получают очищение грехов и умиротворение совести; ибо они в своей совести ясно слышат голос Спасителя: дерзай, человече! вера твоя спасла тебя; иди в мире.

На что еще обратить ваше внимание в предложенном чтении из Евангелия? Вот еще на что обратите внимание: когда Господь увидел плакавших и рыдавших родных и знакомых умершей дочери Иаира, Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит. Эти слова весьма для нас утешительны. Жизнодавец Господь называет смерть нашу сном. Почему? Потому что будет общее воскресение мертвых, как общее пробуждение от сна, и это – в силу Его смерти и воскресения: ибо Христос воста от мертвых, начаток умершим быстъ [372], как из-за Адама все умирают, так из-за Христа все оживут. Но что же последовало, когда Иисус Христос назвал смерть девицы сном (не умерла, но спит)? Смеялись над Ним, зная, что она умерла. Не удивительно: они не знали еще тайны воскресения. Но удивительно, как ныне могут некоторые глумиться, слыша о воскресении, – ныне, когда воскресение мертвых сделалось для нас так несомненно, как несомненен нынешний день? Впрочем, не будем дивиться: так поступают христиане только по имени, но язычники – по делам, рабы чрева, богатства неправедного, поклонники мира сего, – для которых нет высшего удовольствия, кроме удовольствия гортани, вкушающей сладкие брашна и напитки, кроме удовольствия – поклонения золотому тельцу. Но им и конец будет по делам их. А мы посмотрим на величественное зрелище, как Жизнодавец наш воскрешает дочь Иаира.

Выслав всех вон из комнаты, где лежала умершая, кроме Петра, Иакова и Иоанна, да отца и матери умершей, и взяв ее за руку, возгласил: девица! встань. И что же? Она тотчас встала, и Он велел дать ей есть. Вот, братия, образ нашего будущего воскресения: подобный глас Сына Божия услышат мертвецы во второе пришествие Сына Божия и услышавши оживут, – и изыдут сотворшии благая в воскрешение живота, а сотворшии злая в воскрешение суда [373]. Вот вам урок о воскресении: затвердите его хорошенько; помните, что вы воскреснете. И только? Нет, и живите по-христиански, чтобы достигнуть блаженного воскресения: будьте воздержны и целомудренны, терпеливы, незлобивы, смиренны, снисходительны, милосердны, единодушны. Друг друга подвизайте, друг друга влеките в царство небесное. Аминь.

Дом Божий

Слово в день введения во храм Пресвятой Богородицы

Марию Богоотроковицу верно да восхвалим: днесь бо вводится во Святая Святых воспитатися Господу. (Икос на утрени)

Нынешний день, братия мои, св. Церковь празднует торжественное введение во храм Иерусалимский трехлетней Отроковицы Марии, – благословенной дщери праведных родителей Иоакима и Анны – для воспитания Господу. Захария – старец первосвященник – священнолепно встретил Ее, сопровождаемую юными девами и ввел Ее по внушению Духа Божия в самую внутреннюю часть храма, во Святая Святых, куда один раз в год входил сам первосвященник и где обитал Сам Святый святых Господь, ибо Она имела быть Матерью Его по плоти.

В чем проводила время преблагословенная Дева во храме? Наученная Самим Духом Святым, через посредство дев письменам еврейским и молитве, Она провождала время в молитве, чтении слова Божия, как это вы видите на иконе Благовещения, в богомыслии и рукоделии. Любовь Ее к собеседованию с Богом и к чтению слова Божия была так велика, что она забывала о пище и питье, – и Архангел, по повелению Божию, приносил Ей небесную пищу, как воспевает Церковь в стихирах своих на нынешний праздник.

Какой прекрасный пример для отцов и матерей и их детей, для дев и юношей христианских! И они обязаны, как последователи Господа Иисуса Христа, как рабы небесной Царицы Богородицы и Начальницы мысленного назидания – Церкви, к которой они принадлежат, подражать по силе своей Ее горячей любви к Богу, Ее усердию к чтению слова Божия, к молитве, богомыслию, воздержанию, трудолюбию! Если мы не хотим напрасно называться духовными членами Церкви Христовой, этого святого Дома Божия, коего Царица и Мать есть Пресвятая Дева Богородица, – то и в нас должно мудрствоваться тоже, что и в Ней – Царице Матери. Да будут чада Ее по благодати единого духа с Нею! Да поучаются у Нее, как любить надо Господа, Создателя своего, паче всего на свете, паче отца и матери, паче всех присных своих; как усердно поучаться в слове Божием – чего к несчастью, не видно между именующимися учениками и ученицами Иисуса Христа, – с каким сердечным жаром любви молиться Господу, как Ему предаваться всем сердцем, как поручать Ему премудрому и всеблагому Промыслу всю свою судьбу; какою чистотою, кротостью, смирением, терпением всегда облекаться, украшаться – вместо суетных украшений мира сего прелюбодейного, грешного, незнающего меры роскоши и изысканности в телесном одеянии, – как любить сожитие с Богом и со святыми паче, неже жити в селениих грешничих [374].

Так как Пресвятая Дева введена была во храм для воспитания Господу, то побеседуем ныне о пользе и необходимости посещать храм Божий, как дом Божий и место нашего воспитания для небесного отечества. Мы называемся христианами и все позваны Иисусом Христом в небесное отечество – быть небесными гражданами, наследниками Божиими, сонаследниками Христу. Звание наше – очень высокое, обязанности наши – также весьма важные; духа мы должны быть возвышенного, святого, кроткого, смиренного. Кто же нам покажет, в чем состоит наше звание христианское и обязанности его и то, какого мы должны быть духа, как вести себя в разных обстоятельствах жизни? Кто нам преподаст силы жить по духу Христову, – свято? Это все нам доставляет Церковь; эти духовные силы мы можем получить в храме Божием посредством таинств. Здесь витает дух небесный, неземной; здесь школа Иисуса Христа, в которой воспитываются будущее небесные граждане; здесь вы получаете и уроки небесные от Божественного Наставника Иисуса Христа и Духа Святого в Евангелии, и пищу небесную и питие небесное, и одеяние духовное, небесное, и духовное всеоружие против врагов спасения; здесь получаете и мир пренебесный, столько необходимый в духовных наших занятиях, в духовном нашем воспитании и силы для духовных трудов и борьбы со грехом. Здесь мы научаемся и сладкой беседе с Отцом нашим небесным и с пречистою Царицею Богородицею, с Ангелами Господними и святыми, научаемся, как и о чем молиться. Здесь найдете примеры всех добродетелей христианских, в ежедневно прославляемых Церковью святых. Здесь, собираясь вместе в дом Божий, как дети одного Отца небесного, как члены таинственного тела Христова, мы научаемся любить друг друга, как член члена, как члены Христовы, как Самого Христа. Видите, как полезно, как необходимо посещать христианину храм Божий, – это Богом учрежденное училище веры и благочестия, – эту священную сокровищницу Божественных сил к животу и благочестию [375] сокровищницу всех таинств Христовых! Но польза и необходимость посещения храма Божия для христианина очевиднее открывается из сравнения храма с суетным миром, в котором мы любим больше обращаться, чем в храме. Что вы встречаете в мире и что в храме? В мире, – почти на каждом шагу суету, прелесть, порок; в храме – только истину, святыню и всякую добродетель; в мире – тлен, грех, смерть; в храме – нетление святых и вечную жизнь; вне храма вы видите предметы суеты житейской, питающие похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую [376], видите то, чем прельщаются и пленяются непрестанно люди и из-за чего пренебрегают заповедями Бога-Творца и Спасителя своего; например вот здесь – в этом доме приютилось все разнообразие тканей всех цветов: эти ткани – предмет обожания дщерей человеческих; ими они живут, ими одушевлены, ими радуются, но не Богом; тут же поражают блеском разные изделия из серебра и золота, прельщающие взор поклонников всего блестящего, прекрасного: словом – в мире куда ни обратишь внимание, везде почти видишь один тлен, одну суету и грех; везде – земное и мирское, и разговоры пустые и суетные, и дела суетные, – ничего почти напоминающего о небе, о Боге, о тамошней жизни. Только в домах благочестивых людей иконы Господа Иисуса Христа, пречистой Его Матери и святых Его напоминают смыслящим о том, что мы – христиане и члены Христовы, члены царства Его, – что мы чаем воскресения мертвых и жизни будущего века, в которой соединимся с Господом и со святыми, очистив себя здесь от всякой скверны плоти и духа. Итак видите, какая разница между храмом или домом Божиим и между миром. Видите, как полезно и необходимо христианину посещать храм Божий, чтобы воспитать себя для небесного отечества, чтобы вселить в себя дух Христов, образовать в себе нравы небесные, святые! Ибо где вы, кроме храма Божия, услышите слово Божие; где, кроме храма, преподадут вам таинства веры; откуда возьмете силы – жить по-христиански? Все в храме и из храма. Любите же посещать храм Божий и уготовляйте сами из себя храм Богу, и сами, яко камение живо зиждитеся в храм духовен, святительство свято, возносити жертвы духовны, благоприятны Богови Иисусом Христом [377]. Родители, воспитатели, родственники детей – пусть чаще и неотменно во все воскресные и праздничные дни водят или посылают их в храм – на общественную молитву, а не в театр, не на вечера, где так рано юношество узнает то, чего никогда бы не должно было узнать. В храме они будут часто слышать имя Господне; научатся великим истинам творения мира и человека, падения и искупления человека; познают Спасителя, Божию Матерь, узнают имена святых, о воскресении мертвых, будущем суде, о будущей жизни и о вечных муках грешников и научатся от Духа Божия быть добрыми христианами, а это всего дороже на свете. Аминь.

О любви к Богу и ближним

Поучение в неделю двадцать пятую по пятидесятнице

В читанном сегодня Евангелии [378] решен Спасителем нашим Богом весьма важный для всех нас вопрос: что делать нам, чтобы наследовать жизнь вечную? Этот вопрос предложен был Господу каким-то законоведом иудейским, который сказал: "что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную"? Господь указал ему на закон, данный евреем от Бога через Моисея: "в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить", т. е. вечно. "Но он, желая оправдать себя", т. е. почитая себя, подобно прочим фарисеям, праведником, исполнившим закон так, как он его понимал, односторонне, неправильно, сказал Иисусу: а кто мой ближний? полагая, что ближним должно считать только еврея, а не всякого человека.

Притчею об израненном разбойниками человеке и милосердом самарянине, принявшем в нем самое сердечное и деятельное участие, Господь показал, что ближним должно считать всякого человека, кто бы он ни был, будь он хотя враг наш, и особенно, когда он нуждается в помощи. Итак, значит, для получения живота вечного нужно усердное исполнение двух главных заповедей – любить Бога всем сердцем и ближнего, как самого себя. Но так как в этих двух заповедях состоит весь закон, – то необходимо нужно разъяснить их; чтобы мы хорошо знали, в чем заключается любовь к Богу и ближнему? Итак, с Божиею помощью приступим к объяснению. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, т. е. всем существом твоим, всеми силами предай себя Богу, – всего себя посвяти Ему, без всякого недостатка, не дели себя между Богом и миром; не живи – частью только для Бога и закона Его и частью – для мира, для плоти многострастной, для греха и диавола, но всего себя посвяти Богу, будь весь Божий, весь свят во всей жизни твоей. По примеру призвавшего вас Святого (Бога), и сами будьте святы во всех поступках [379], говорит святой апостол Петр.

Объясним эту заповедь примерами. Положим, что ты молишься Богу. Если ты любишь Бога всем сердцем, то ты будешь молиться Ему всегда всем сердцем, всею душою, всею силою, всем разумением, не будешь никогда рассеян, ленив, небрежен, холоден в молитве; не будешь давать во время молитвы в сердце места никаким житейским заботам и попечениям, – всякое попечение житейское отложишь, всю печаль возверзешь на Господа, ибо Он печется о тебе, как говорит апостол. Старайся выразуметь молитву, службу Божию вполне, во всей глубине. Если ты любишь Бога всею душою, то ты будешь каяться Богу искренно во грехах своих, будешь приносить Ему всякий день глубокое покаяние, ибо всякий день грешишь много. Будешь каяться, т. е. осуждать себя за грехи всем сердцем, всею силою, всем разумением; будешь обличать себя со всею беспощадною строгостью, со всею искренностью, – будешь приносить Богу полную исповедь, жертву полного всесожжения грехов, чтобы ни один грех не остался нераскаянным, неоплаканным. Таким образом любить Бога всем сердцем значит – любить всем сердцем и всею силою правду Его, закон Его и всем сердцем ненавидеть всякую неправду, всякий грех; всем сердцем и всею силою исполнять правду, творить добро и – всем сердцем, всею силою удаляться зла, т. е. всякого греха, не давать в сердце места никакому греху ни на одну минуту, ни на одно мгновение, т. е. не соглашаться на него, не сочувствовать ему, не мириться с ним, но постоянно, вечно враждовать с грехом, воевать с ним и, таким образом, быть храбрым и победоносным воином Христа Бога. Или еще возьмем пример: положим, что вас гонят за благочестие, за правду, за добродетель; если вы любите Бога, то вы ни на минуту не отступите от благочестия, от правды, от добродетели, хотя бы эта преданность правде и влекла за собою потерю каких-либо выгод; так как сама правда, или верность Богу и правде Его, есть величайшая для нас выгода, и Бог может наградить за верность Его правде сторицею и в этом и в будущем веке. Пример тому Иосиф праведный, сын патриарха ветхозаветного Иакова, и многие праведные люди в Новом Завете. Итак, любить Бога всем сердцем значит поборать по Боге, по правде Его всем сердцем, всею душою, всею силою, всем разумением. Так поборали по Боге, по правде Его святые отцы и святые мученики, особенно в борьбе с ересями и расколами. Это – ревность по Боге. Еще любить Бога всем сердцем значит всеми силами устремлять всех людей к Богу, к любви Его, к славословию Его, к вечному царствию Его, чтобы все познали Его, возлюбили Его, прославляли Его. Это тоже ревность по Боге!

Объяснив, по силам, первую заповедь, объясним теперь вторую: люби ближнего, как себя. Что значит любить ближнего, т. е. всякого человека, как себя самого? Значит почитать другого так, как желаешь, чтобы почитал и тебя, не считать никого чужим, а своим, своим братом, своим членом, a христианина – и членом Христовым; его благо, его спасение – считать своим благом, своим спасением; радоваться его благополучию как своему, скорбеть о его несчастии, как о своем; стараться о избавлении его от беды, напасти, бедности, греха – так, как я постарался бы о своем избавлении. Радоваться с радующимися, плакать с плачущими [380], говорит апостол. Должни есмы мы сильнии немощи немощных носити, не себе угождати; кийждо же вас ближнему да угождает во благое к созиданию [381]. Молитеся друг за друга, яко да исцелеете [382]. Любить ближнего, как себя, значит уважать его, как себя, если он, впрочем, того достоин, не думать о нем недостойно, низко, без причины к тому с его стороны, не иметь на него никакого зла; не завидовать ему, а всегда доброжелательствовать, снисходите к его недостаткам, слабостям, покрывать его грехи любовью, как желаем, чтобы снисходили к нашим недостаткам. Друг друга терпите любовью, – говорит апостол, – не воздающе зла за зло, или досаждения за досаждение [383]. Любите враги ваша, благословите кленущие вы, добро творите ненавидящим вас [384]. Аще алчет враг твой, ухлеби его; Аще ли жаждет, напой его [385]; говорит Ветхозаветное Писание. Любить ближнего, как себя самого, значит – молиться за живых и умерших, родных и не родных, знакомых и не знакомых, за друзей и врагов – все равно как за себя, и желать им столько же добра, спасения души, сколько себе. Этому и научает святая Церковь в своих ежедневных молитвах. Любить ближнего, как себя, значит еще любить всякого без лицеприятия, не смотря на то, беден он или богат, хорош собой или нет, – стар или юн, знатный или простой, здоровый или больной; полезен нам или нет, приятель или враг, потому что все равно Божии, все по образу Божию, все – чада Божии, члены Христовы (если православные христиане), все члены наши: ибо мы все – одно тело, один дух386, всем одна Глава – Христос Бог. Так будем разуметь и так постараемся исполнить две главные заповеди закона Божия и мы наследуем благодатию Христа Бога живот вечный. Аминь.

Богатство

Поучение в неделю двадцать шестую по пятидесятнице

Ныне читано Евангелие от святого Луки о безумном, самолюбивом богаче, который собирал только для себя и из своего богатства не уделял нуждающимся [387]. Это притча; поэтому смысл ее, очевидно, гораздо шире, чем представляется с первого раза, и под богатым человеком должно разуметь людей всякого чина, звания и состояния, наделенных от Бога всяким добром и довольством материальным, а не одних землевладельцев и людей податного состояния; равно и под хорошим урожаем поля должно разуметь не одни естественные, растительные продукты, т. е. пшеницу, рожь и прочее, а всякое материальное довольство: богатое наследство, большое жалованье, получаемое из государственной казны, богатые доходы, доставляемые каким-либо местом или должностью, прямые или косвенные, явные или тайные, хорошая прибыльная торговля, хороший доход от отдачи в наем домов, прибыльное ремесло и прочее. Таким образом эта притча, как сеть, захватывает собою весьма многих и, словом сказать – всех тех, которые имеют хорошие средства к жизни. Чего же от нас хочет и требует наш божественный Учитель, Господь Иисус Христос в этой притче? Хочет и требует от нас того, чтобы мы не сами только лично пользовались дарами Божиими к своему лишь удовольствию, для удовлетворения своих только животных потребностей, привычек, страстей и похотей, а делились, непременно делились своим добром, по средствам, с неимущими и нуждающимися, которых так много везде; потому что всякого рода материальное довольство Господь посылает нам не для нас одних, а в лице нас – и для ближних наших. У тебя лежит множество даров Божиих, данных тебе сколько для тебя, столько и для общего блага, и они лежат без всякой пользы и ты превращаешь источник благословения Божия в источник проклятия; ты ругаешься над благостью и щедротами Божиими, ты друг общего завистника и врага диавола: ибо ты враг Богу и людям, потому что губишь многих своим жестокосердием. Эта истина, многим кажущаяся странною, так ясна, что говорит сама за себя, и человеку, прямо смотрящему на дело, не имеющему своих предвзятых мыслей и ложных убеждений, нет нужды ее объяснять и доказывать: ибо все мы, богатые, равно как и бедные, знатные и простые, образованные и необразованные, – все ближние друг другу, как происшедшие от одной крови, члены одной великой Божией семьи, члены если не одной церкви, то одного государства, члены одного общего отечества, имеем одного царя-отца, пекущегося равно о благе всех своих подданных, для которого верх желаний есть то, чтобы все, вообще, были довольны и благосостоятельны, все трудились на пользу общества и каждый – в свою собственную. Но крайнее самолюбие наше, по которому мы свое добро материальное привыкли считать исключительно своим, ложный взгляд на отношения наши к другим и строго судейский, односторонний взгляд на ближних наших, требующих нашей помощи, идут наперекор указанной истине, и многие, многие говорят: мое – только для меня и ни для кого больше, другим до него дела нет, хотя очевидно, что такое убеждение ложно и крайне негуманно, т. е. не человеколюбиво. Докажем, на основании разума и слово Божия, несостоятельность его и затем выведем заключение, что должно нам не для себя только собрат, а и в Бога богатеть, т. е. богатеть милосердием, правдою и вообще, добрыми делами.

Во-первых, во всей природе, во всем видимом мире, мы замечаем взаимность и общительность. Солнце с высоты небесной освещает, согревает и оживотворяет всю землю, всех тварей, им же несть числа; воздух проникает всех и все, – мы все дышим и питаемся им каждую минуту; ветры, попеременно дующие со всех сторон, производят в разных местах благодетельную перемену воздуха, очищают, оздоровляют его; реки, орошая разные местности, по которым они протекают, приносят людям и животным многоразличную пользу. Пчелы собирают с цветов благоухающий, здоровый и питательный сок, слагают его в соты и образуют мед, коим пользуются многие люди; шелковичный червь прядет коконы, или шелковые нити, и человек употребляет их на свои изделия. Люди наук и искусств, ремесел, земледельческого дела, торговли, промышленности делятся с другими людьми сокровищами своими; воинство полагает за веру, царя и отечество жизнь свою: все и все находится во взаимодействии и сообщительности. А вот у тебя лежат большие суммы денег, коих хватило бы на прокормление тысячи людей, что в них пользы? Неужели только имущество, деньги, хлеб, одежда, жилища – будут одним лишь нашим достоянием, и мы не будем им охотно делиться с нуждающимися братьями нашими? Помилуйте, братия мои, да это противно природе и разуму нашему. Как вся природа делится с нами своими сокровищами, богатствами, так и мы взаимно должны делиться друг с другом своим достоянием для блага общего.

Во-вторых, так как мы все, Поелику христиане, составляем из себя сочленение духовного тела Церкви, которого Глава – Иисус Христос, Кормчий или Правитель Дух Святой, то поэтому мы обязаны заботиться духовно и материально не о себе только, а и о других членах тела, по слову апостола Павла: страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы тело Христово, а порознь члены [388]. Церковь и государство живой организм, но в нем есть члены болезненные, малосильные, малоспособные, или не имеющие труда и не могущие добыть его. Если же так: то как богатому не позаботиться о бедных, – богатому всякого звания: духовному ли, купцу ли, человеку светского или военного звания, ученому илиначальствующему во всяком звании или богатому ремесленнику? И в этом случае высшие или высокопоставленные лица, как более образованные, должны подавать собою пример низшим, по слову апостола: должни есмы мы сильнии немощи немощных носити, и не себе угождати [389]. Если сильные, знатные, высокопоставленные, лица или богатые будут только себе угождать, не заботясь о бедных и немощных, то что сделать могут в пользу их люди, хотя и с добрыми намерениями, желаниями, предприятиями, но не сильные по власти и капиталу? Вот, например, у нас в Кронштадте, есть бедное, непривилегированное сословие приписных мещан, у которых нет ни дела, ни денег, ни пищи, ни одежды, ни жилища, ни малейшего нравственного голоса к защите себя, но которые могли бы быть полезны, если бы люди, которые почтены властью, обратили на них отеческое внимание. Скажите, что с ними будет в конце концов, если не будут обращать на них внимания сильные во граде? Или они должны будут исчахнуть и преждевременно умереть от голода и холода, или они будут прибегать к противозаконным средствам приобретения, чтобы не умереть с голоду? И уж если знатным и богатым не угодно уделять им необходимое для жизни из житниц или из богатых сокровищниц своих, – то, по крайней мере, нужно общими силами позаботиться о помещении их и о занятии их трудами по силам их, об общем содействии им. Ведь они тоже христиане, что и мы: подданные и дети того же государя, как и мы; члены того же общества, как и мы. Между тем они, члены наши, – по какому-то странному нерадению и жестокосердию общества, остаются доселе без всякого призрения. О самолюбие, о гордость, о жестокосердие, о снедающая корысть надменных своим ложным просвещением людей! Что значит просвещение научное без любви христианской? Ничто. Мудрость мира сего есть безумие пред Богом [390]. Смирись, кичливый ум, пред учением Евангелия и пред нищетою Христовой, сойди со своего пьедестала, стань пониже, подойди к этим бедным, коих Сам Христос не стыдится называть Своею братиею, и протяни им руку помощи; не себе только собирай, не своим только прихотям удовлетворяй, – а и в Бога богатей делами добрыми, которые и по смерти пойдут вслед за тобою. Итак, и природа и разум и слово Божие внушают нам быть общительными с ближними в своем имуществу податливыми, без роптания, без скупости, охотно, с усердием, кротко и смиренно, благодушно помогать бедным, как братьям о Христе и как членам гражданского общества. Аминь.

Современные грехи

Слово в неделю двадцать седьмую по пятидесятнице

Ныне читано было Евангельское повествование об исцелении Спасителем скорченной женщины, восемнадцать лет страдавшей этим недугом. Исцеление совершено словом и возложением на скорченную рук Иисуса Христа [391].

Читая это повествование об исцелении Спасителем сляченной, или скорченной женщины, я припоминаю, братия мои, покаянную молитву Манассии, царя иудейского, в которой он, исповедуясь Богу в беззакониях своих, уподобляет эти беззакония узам железным, которые так сильно скорчили его, что он не может поднять вверх головы своей: слячен есмь многими узами железными, во еже не возвести главы моея [392]. И, в самом деле, скорченная женщина, упоминаемая в ныне чтенном Евангелии, изображает все сляченное грехом человечество, означает нас с вами, братия мои. Спаситель, исцеливший женщину от скорченности, есть и наш Спаситель, разрешающий нас ежедневно от уз греховных. Ах, кто из нас не испытал, не испытывает ежедневно, что грехи наши и враг рода человеческого скорчивают души наши, если и не тела наши, не дают душе свободно взирать к горнему ее отечеству, но с силою клонят ее к земле, прилепляют и даже как бы пригвождают ее к земным благам и наслаждениям! Итак, скорченная женщина, исцеленная Спасителем, означает душу нашу, скорченную грехом и диаволом. И что было бы с нашею душою, если бы Иисус Христос не пришел на землю спасти род человеческий от насильства диавола и страстей; что было бы, если бы Он не спасал нас постоянно, разрешая узы греховные? Все мы были бы подобны этой скорченной женщине, слячены были бы многими узами железными и, подобно животным, пресмыкались бы по земле, смотрели бы только в землю и не воззрели бы к отечеству небесному и не имели бы горних, небесных помыслов, желаний и стремлений; а утопали бы лишь в земных, суетных заботах и делах. Да что я говорю? Нет ли и теперь между христианами духа Христова не имеющими, людей с помыслами и стремлениями, речами и делами земными? Есть, да еще как много. Кто же это? Все бредящие и хлопочущие о земном счастии, о множестве денег, о модных одеждах, о великолепном убранстве временного жилища, о разнообразной и красивой посуде, о званных обедах, вечерах, пирах, о картежной игре, о танцах, о театре, о разных удовольствиях и суетном времяпрепровождении. Не видите ли, что все эти подобные люди похожи на эту скорченную, о которой говорится в Евангелии, – в том отношении, что они не взирают на небо, смотрят только в землю, подобно животным как будто они не по образу Божию, как будто земля их всегдашнее отечество, как будто они и не слыхали о небесном отечестве, как будто не званы в него Евангелием, Церковью, Иисусом Христом и апостолами, как будто бы они для того и созданы, чтобы наряжаться, убивать время в суетных речах, в играх, в смехе или в снискании богатства? Но эти скорченные скорчены по своей воле, по прихоти, по страсти, значит – сами виновны и не извинительны в своей скорченности, а упоминаемая в Евангелии женщина скорчена была телесно, хотя быть может и за душевный грех, значит заслуживала сожаления за свою немощь. Она не могла освободиться от скорченности, выпрямиться и смотреть прямо на небо, – а наши скорченные или лучше сказать – все мы, сами можем, по благодати Божией, освободится от кривизны страстей и похотей, стать прямо на стезю Христовых заповедей и зреть горе; – оставить дольняя, земные пристрастия и возлюбить всем сердцем Господа Бога, создавшего нас по образу Своему и по подобию, и – ближнего, особенно душу его и горний град Иерусалим.

Братия мои! Для чего Господь Бог создал нас со станом прямым, с головою, поднятою горе, а не наклоненными долу, к земле, как животные? – Да взираем непрестанно на небо, да стремимся к небу. Естественное ли это положение для человеческого, когда оно скорчено и наклонено к земле и не может стоять прямо. Нет, болезненное, неестественное. Поймите же к чему это сказано. Далее – в этом повествовании Евангельском обращает на себя наше внимание лицемерие старейшины собора, негодовавшего за Господа за то, что Он в субботу исцелил скорченную женщину, как будто в субботу грешно делать добрые дела или дела житейской необходимости, нетерпящих отлагательства, например, напоить лошадь, вола, осла и прочее. Лицемерный старейшина синагоги не считал грехом завидовать божественному Чудотворцу, чудесам Его и получившей благодеяние женщине, а делать добро в субботу считал грехом. Так и ныне многие христиане считают грехом что-нибудь сделать в праздник, например, какую-нибудь нужную работу, а не считают грехом завидовать ближнему, враждовать, мстить или напиваться до пьяна, петь непристойные песни, проводить время в рассеянности, в игре корыстной, в чтении пустых книг, в празднословии, смехотворстве, сквернословии! Или считают грехом съесть, даже по немощи телесной, в постный день что-либо скоромное и без зазрения совести презирают или осуждают ближнего, например, знакомых, обижают или обманывают, обвешивают, обмеривают, предаются плотской нечистоте. О, лицемерие! лицемерие! О, непонимание духа Христова, духа веры христианской! Не внутренней ли чистоты, не кротости ли и смирения требует от нас прежде всего Господь Бог наш? Не внутреннее ли сткляницы и блюда надо очистить, чтобы и внешнее было чисто? Не в помощь ли внутренней добродетели дается наружный пост? Зачем же мы извращаем божественный порядок? О, возненавидим лицемерие и очистим себе от всякия скверны плоти и духа, творяще святыню во страсе Божии [393]. Аминь.

Две дороги

Поучение в неделю двадцать восьмую по пятидесятнице

Ныне хочу объявить любви нашей волю Домовладыки неба касательно званных на вечерю царствия небесного и под разными житейскими благовидными предлогами отказавшихся придти на нее. Притчу об этой вечери вы слышали из ныне чтенного Евангелия. Вечерию называется будущее блаженство; человек, устроивший велию вечерю, есть Отец небесный; рабом называется принявший зрак раба нашего ради спасения единородный Сын Божий, Который постоянно возвещает нам в Евангелии: покайтеся, приближибося царство небесное [394]. Званные на небесную вечерю – это мы, христиане. На вечери все уже готово, т. е. царствие небесное для достойных уготовано от сложения мира.

Званные, как вы слышали, уклоняются от приглашения под разными земными предлогами: одному препятствует идти на вечерю земля; другому – рабочие волы; третьему – женитьба: все отказываются от высокой чести быть в царстве и Отца небесного и не стыдятся своего отказа и, как ни в чем не бывало, как будто никто их и не звал на вечную вечерю, спокойно занимаются своею суетою. Узнайте же здесь каждый сам себя.

Один из нас занят землею, земным, например, земным тленным богатством, и весь век свой собирает богатство, всю жизнь свою убивает в заботах о том, чтобы больше собрать этой земли, и некогда ему заняться спасением души своей; а между тем бедная душа вопиет ему каждый день: позаботься обо мне; я ведь у тебя одна; я ведь у тебя дороже всего мира, а если погубишь меня, то ничем не выкупишь: ибо какой даст человек выкуп за душу свою [395]? Какая тебе польза, если ты приобретешь мир весь, если ты сделаешься всемирным богачом, а душу свою потеряешь или погубишь? Позаботься о моем нескончаемом блаженстве, купленном для меня заслугами единородного Сына Божия; не пренебреги такою дорогою ценою, данною Отцу небесному в выкупе за меня, не продавай меня за серебро диаволу – в вечную неволю и на вечную, уготованную ему муку. Так вопиет душа, но страсть к земному заглушает голос души, и богач продает ее каждый день, бездонную душу променивает на тленное богатство. Ему проповедуют: оставь пристрастие к богатству; доколе тебе до бесконечности связывать себя попечениями о прахе; готовься на вечную вечерю царствия небесного; а он говорит: я купил землю, и мне нужно пойти посмотреть ее: прошу Тебя, извини меня, и смотрит, и смотрит на свою землю, на свои земные сокровища. Точно, ты купил землю: правду говоришь. На что же тебе так много этой земли? Ведь она обременяет твою душу? Ведь она удаляет ее от Источника живота твоего – от Бога? Ведь жизнь твоя не зависит от изобилия твоего имения, как сказал Христос, Живот твой. Ах! ты сам скоро сделаешься землею, и тогда тебе не более нужно будет земли, как только чтобы засыпать тебя и сравнять с этою общею всех матерью. Так иди же на вечерю царствия небесного, пока есть время: там все тебе готово. Там тебе велия вечеря, великое, нескончаемое утешение.

Другому препятствуют идти на вечерю царствия небесного волы: я купил, – говорит, – пять пар волов, и иду испытать их: прошу Тебя извини меня. Что это за пять пар волов? – Это наши пять чувств: зрение, слух, вкус, обоняние и осязание. Это наши рабочие волы, к которым все мы имеем в этой жизни такое сильное пристрастие и коими так усердно работаем земному. Не правда ли, что мы преданы чувственности? Купили мы себе эту пятерицу у Господа, да и работаем ею всеусердно не Господу, как бы следовало, а плоти, миру, во зле лежащему, и диаволу: зрение и слух утешаем театрами, да цирками, да вечерними собраниями, исполненными житейской суеты, лени и празднословия; вкус и обоняние лелеем вкусными и благовонными яствами и напитками; осязание ласкаем мягкими одрами, седалищами и мягкими одеждами. Каждый день усердно работаем мы этими пятью волами; стремимся с жадностью испытать все наслаждения плотские – и испытываем, а между тем – увы, горе! как дорого обходится для души нашей это испытание чувственных удовольствий: она пропускает время собраться на небесную вечерю, вязнет в чувственности и погибает. – Ах! да не говорит никто из нас, братия, дай ты мне потешить мои пять чувств; дай ты мне испытать все земные удовольствия; не заставляй меня отказаться от них: они так приманчивы. Насыщусь: тогда попекусь о душе. Нет, возлюбленные братия, время дорого: им искупается вечность: спешите, спешите на небесную вечерю и оставьте пристрастие к чувственным удовольствиям, удаляющим сердца наши от Бога. Здесь будете наслаждаться, не заботясь о спасении души: там будете мучиться; здесь откажете себе в удовольствиях ради царствия небесного – там живот вечный наследуете. Горе вам насыщении ныне, яко взалчете [396], говорит Господь.

Третьему препятствует идти на вечерю царствия небесного жена: я женился, – говорит, – и потому не могу придти. Но отчего жена препятствует спасению души? Оттого, что оженивыйся печется о мирских, како угодити жене [397], а не о Господнем, не о том, чтобы угодить более всего Господу. Женившийся свою волю связывает с волею своей супруги: а какова бывает эта воля? О! опыт говорит; что воля супруги часто бывает противна и воле супруга и воле Божией: извольте угождать любимой своей супруге и из любви к ней нарушать заповеди Божии, извольте вместе с нею пить до дна чашу земной суеты и отказываться от вечери Божией; а нет – если вы не хотите служить с нею суете и губить свою душу, она лишит вас своей любви: и пойдут распри и раздоры. Ах! как многие женатые действительно принуждены сказать Господу, приглашающему нас в Свое вечное царство: я женился, и потому не могу придти. Не могу придти: потому что я должен угождать жене, ее желаниям и прихотям, которые для меня обратились в закон. Так что же, ужели не жениться, скажут некоторые? Нет: никто этого не говорит: не вси вмещают словесе сего, но имже дано есть; могий вместити, да вместит [398]. Угождай жене, но не в том, что вредит спасению души твоей, – но не в том, что противно воле Божией. Как глава жены, умей стоять выше прихотей жены и сам направляй ее желания к горнему миру, а не земному.

Избирайте же, возлюбленные братия, что хотите: или идите на вечерю царствия небесного, стремитесь к вечному блаженству узким и прискорбным путем правды и удаления от пристрастия к земным вещам и наслаждениям, – или, если будете заниматься только земным, то без всякого сомнения вовеки погибнете. Аминь.

Проказа

Поучение в неделю двадцать девятую по пятидесятнице

Не десять ли очистишася? да девять где? Како не обретошася возвращшеся дати славу Богу? (Лк.17:17–18)

Сегодня было читано Евангелие об исцелении Спасителем десяти прокаженных, из коих только один возвратился, чтобы возблагодарить Господа за исцеление. Но что это за болезнь – проказа, от которой Господь исцелил упоминаемых десять прокаженных? В наших местах нет подобных болезней: они бывают на востоке, в жарких странах. Впрочем, у нас есть несколько похожая на проказу болезнь, – это – оспа, когда она бывает в сильнейшей степени, или болезнь, происходящая от нечистой жизни. У страдающих проказою обыкновенно все тело покрывается как бы корою и ранами, глаза делаются гнойными, все лицо и язык опухают, изо рта и от всего тела идет нестерпимый смрад. Наконец, когда болезнь доходит до высшей степени, все волосы на голове выпадают; раны проедают тело до костей и покрываются червями; телесные члены отваливаются, и больной, измученный страданиями, умирает. Всякий, у кого показывались признаки этой болезни, считался нечистым и законом обязывался тотчас явиться к священнику, который решал, точно ли у него проказа. Ежели это была она, то больной, по причине крайней заразительности этой болезни, был отлучаем от собственного семейства и выгонялся за город или селение. Изгнанные удалялись в леса, строили там себе хижины и жили, питаясь тем, что приносили им родственники. Вот от какой ужасной, злокачественной, заразительной болезни Господь исцелил упоминаемых десять прокаженных, из коих только один самарянин оказался благодарным перед божественным Чудотворцем. Удивляясь неблагодарности девяти исцеленных, мы обратимся сами к себе и посмотрим, лучше ли мы этих девяти и похожи ли на десятого? Мы все страдаем духовною проказою, т. е. грехами; перед чистейшими и светлейшими очами Божиими все люди полны духовной проказы и нечистоты, как-то: гордости, осуждения, тщеславия, суетности, маловерия, жестокосердия, зла, лукавства, блуда, невоздержания, лености, лицеприятия, лицемерия, зависти, скверных, лукавых и хульных помышлений. Эта проказа греховная проникает людей до костей и мозгов, заражает всю природу человека, душу и тело, заражает постоянно. Есть у нас и Врач этой проказы, тот же Господь Иисус Христос, Который всегда готов врачевать нас от нее. Лучше ли мы этих прокаженных, которые пришли к Спасителю за исцелением и, остановившись вдали, громко взывали Ему: Иисусе Наставниче, помилуй ны; есть ли у нас столько веры и радения о своей душевной целости, о своем душевном здравии, как у этих прокаженных? Святая Церковь ежедневно возносит глас от лица всех нас, болящих греховною проказою: Господи, помилуй! и иногда многократно за один раз; что же? из глубины ли сердца и мы возносим эту краткую, но необходимую для нас молитву? Ведь эту молитву святая Церковь именно взяла от прокаженных и приложила к нам, душевно прокаженным. Да, эта молитва для всех нас необходима, как дыхание, как пища. Согрешая непрестанно, мы должны непрестанно каяться, сознавать свою виновность и просить милости у Господа и не возноситься: ибо гордымБог противится [399]. Должно каждому из нас радеть о своем спасении и не запускать своей духовной проказы, не откладывать своего покаяния на долгие дни, которые не сегодня, завтра могут прекратиться, – каждый день усердно втайне каяться пред Богом, прося прощения, и, по крайней мере, раз в год показать всю свою проказу на исповеди священнику, которому дано от Бога полномочие разрешать и целить духовную проказу. Это одно, а вот другое обязательство для нас: когда, после молитвы покаяния или после таинства исповеди, мы ощутим, что душевная проказа наша исцелела, прошла, и мы стали здравы душою, – надобно за это быть благодарными Спасителю нашему, Который ныне врачует нас непрестанно, – и из чувства благодарности и из уважения к правде вперед беречься грехов и преткновений. Это чувство благодарности и это опасение греха расположит Благодетеля к большим благодеяниям на будущее время и нашу душу сделает мягче, чувствительнее, жизненнее, праведнее, тверже в добродетели. Будем же подражать десятому из прокаженных, который, ощутив себя здоровым по слову Спасителя, возвратился к Благодетелю и с глубоким чувством благодарил Его и услышал от Него, что одна вера спасла его, а не заслуга какая-либо, не добродетель. Итак, Поелику все мы полны внутренней проказы, то, подобно десяти прокаженным, все воскликнем от души: Иисусе Наставниче, помилуй ны! Господи, помилуй! и непрестанно будем тайно взывать: Господи, помилуй! Аминь.

Гибельная страсть

Поучение в неделю тридцатую по пятидесятнице

И вопроси Его (Иисуса Христа) некий князь, глаголя: "Учителю благий, что сотворив живот вечный наследствую?" (Лк.18:18)

Этот весьма важный, жизненный вопрос, предложенный Иисусу Христу одним из начальников иудейских разрешен впоследствии времени, на пространстве веков, святыми угодниками Божиими самым положительным, решительным и достойным общего подражания способом: усердным исполнением заповедей Христовых, презрением к здешней суетной жизни и к многострастной плоти, крайним прилежанием о душе, существе бессмертном, и безвозвратным стремлением к жизни вечной. Примеров тому несчетное число и в древние и средние и новые времена. Но послушаем, какой ответ дал Иисус Христос князю или начальнику иудейскому на вопрос его: что сотворив живот вечный наследствую? Господь отвечал ему: "знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не крадь, не лжесвидетельствуй, почитай отца своего и мать свою. Он же сказал: все это сохранил я от юности моей. Услышав сие, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе.·Все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, и следуй за Мною. Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат. Иисус видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в царствие Божие, ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в царствие Божие. Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал: невозможное человекам, возможно Богу [400]. На этих словах оканчивается нынешнее Евангелие. Из сказанного видно, что всякий, кто хочет наследовать жизнь вечную, должен соблюсти заповеди, которых существо есть любовь к Богу и ближнему. Иудейский начальник, по-видимому, соблюдал их и не далек был от царствия Божия, но на поверку оказалось, что ему недоставало одного и весьма важного подвига, а именно, оставить пристрастие к богатству, которое было идолом его сердца, удаляло от Бога и делало его жестокосердым к нищим, и из-за которого он не мог искренно любить ни Бога, ни ближнего. Вот что значит страсть к богатству! Она глубоко коренится в сердце человека и неприметно подтачивает духовную жизнь его, как червь древесный дерево. Человек, преданный страсти к любостяжанию, бывает, по-видимому, благочестив, молится всегда Богу, хотя поверхностно, соблюдает наружное целомудрие, честность в сношениях и делах с соседями и согражданами, отвращается лжи и клеветы, – не прочь он и от милостыни, хотя по своему взгляду на нее, по своему понятно и вкусу или из тщеславия; – когда же потребуется от него жертва большая, требующая его самоотвержения и лишения некоторого, – когда небесная правда потребует от него, чтобы он сокрушил кумир, которому он усердно служил, который лелеял всегда, может быть сам того не замечая, тогда оказывается, что он находится весь во власти этого кумира, т. е. любостяжания. Тогда он вдруг охладевает к Богу и ближним; тогда не столь дорога ему и вечная жизнь, о которой он прежде помышлял и которой желал; тогда страсть к богатству оказывается у него как бы раком, – известною болезнью в теле, – который глубоко врезался своими корнями смертоносными в сердце его и губит его. Все добродетели, которые он прежде делал, заглушаются и как бы умирают, подобно семенам хлебным, заглушаемым дурною травою. Вот что называется, по известному народному присловию, "бочка меду, да ложка дегтю": как заражает одна страсть все добрые дела и разрушает их! – А когда такая опасность душе бессмертной от любостяжания, то явно, что надо искоренять его усердною милостынею, презрением к роскоши, умеренностью во всем, постом и молитвою, – убеждением себя в суете и тленности всего земного, в несравненном превосходстве благ вечных, непреходящих – перед благами тленными, грубыми, как дым исчезающими. Поэтому, братия мои, мы должны исполнять не одну, не две или три только добродетели, – а все, по возможности, чтобы нам быть совершенными и не иметь недостатка ни в какой добродетели. Да будете совершенни и всецели, ни в чемже лишени [401], говорит святой апостол Иаков. Будите убо совершени, якоже Отец ваш небесный совершен есть [402], говорит Господь в Евангелии. Когда богатый юноша-начальник удалился от Господа с печалью, и Господь сказал, что трудно войти уповающим на богатство в царство небесное, то ученики Господни спросили с удивлением своего Учителя: кто же может спастись? Он сказал: невозможное человекам, возможно Богу. Это значит, что Бог может благодатью Своею смягчить и уврачевать и сердце любостяжательного богатого, просветить очи сердечные, ослепленный корыстью, убедительно представить его уму и сердцу тленность и ничтожность земного богатства и вечность, несравненную красоту и сладость благ небесного царствия, которые он может получить взамен земных благ, – и невозможное сделается для него возможным, – он будет щедро подавать милостыню нищим, коих прежде пренебрегал, будет преуспевать во всякой добродетели, восходить от силы в силу, и таким образом удостоится жизни вечной.

Апостольское чтение нынешнего дня служит как бы продолжением и пояснением, развитием Евангелия, оно излагает пред нами целый лик добродетелей христианских: милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, мир, долготерпение, снисхождение и всепрощение, и главу и корень всех добродетелей – любовь. Оно читается так: облекитесь, как избранные Божии святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто имеет на кого жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле, и будьте дружелюбны. Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу [403]. Итак, если желаем живота вечного, будем отрешаться от пристрастия к жизни временной и к благам временным, доколе не пришло время по необходимости оставить их, – и облечемся в любовь к Богу и ближнему, которая есть совокупность совершенства; будем держаться мира со всеми, без которого никто не узрит Бога [404], и поучаться непрестанно в славословии в храме и дома. Аминь.

Званные и избранные

Слово в неделю Св. Праотец

Грядите, яко уже готова суть вся (Лк.14:17)

Сегодняшний воскресный день называется в церковном порядке неделею св. Праотец, потому что св. Церковь перед приближением праздника Рождества Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа находит справедливым почтить память праотцев Его по плоти: Адама, Сифа, Ноя, Сима, Авраама, Исаака, Иакова, Иосифа и других; следующий же за этим воскресный день называется неделею св. Отец, т. е. ближайших по времени к Иисусу Христу сродников Его по плоти (и преимущественно – св. Богоотец Иоакима и Анны). Нынешний день Церковью положено читать Евангелие о званных на вечерю, потому что Иисус Христос, Которого пришествие в зраке рабием на землю или рождество Его мы будем скоро праздновать, есть тот посланный от Бога Раб по человечеству, Который приглашает нас непрестанно на вечерю велию. Под вечерию велиею разумеется будущее блаженное царство, которого уже удостоились весьма многие святые, оно называется вечерию·или ужином потому, что настанет по скончании краткого и изменчивого века сего; великою – потому, что будет блаженство неизреченно велико; и под званными на эту вечерю должно разуметь, братия, христиан, потому что все мы; со времени совершения над нами таинства крещения вписаны в книгу живота, из которой, впрочем, очень скоро могут нас вычеркнуть, если дела наши будут несообразны с нашим званием.

Но расскажем словами Евангелия эту грозную и поучительную притчу. "Один человек сделал большой ужин и звал многих. И когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званным: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорясь, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти, посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов, и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился, и потому не могу придти. И возвратясь, раб тот донес о сем господину своему. Тогда разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города, и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званных не вкусит моего ужина. Ибо много званных, но мало избранных" [405]. Вот вам грозная притча о званных на вечерю, о множестве званных и малом числе избранных. Под человеком, учредившим вечерю, разумеется Бог Отец, а посланный раб – это Сын Божий, Иисус Христос, принявший образ раба. Извинения званных означают разные отговорки от исполнения заповедей Христовых по причине разных мирских пристрастий. Городские нищие – это простой народ, который по простоте своей более способен внимать и следовать Евангелию. Люди, которых господин послал искать по дорогам и изгородям, это – присоединяемые к Церкви из язычников и разных племен и вер. Смысл притчи тот, что Бог всех призывает в царствие Свое небесное, но весьма многие лишатся его за свое пристрастие к мирским благам, за свое неверие, за свою беззаконную и нераскаянную жизнь.

Теперь приложим эту притчу к себе. Весьма многие из нас не отказываются ли от вечери царствия небесного, так или иначе, под разными предлогами не на словах, так на деле? Образ видимого царствия Божия на земле есть Церковь Божия и богослужение в храме Божием с его таинствами. Не оставляют ли многие из христиан храмы Божии и службу Божию, кто из разных житейских сует, кто просто по лености, кто по маловерию и вольнодумству, кто по разным пристрастиям, например к театру, к азартной игре, к пирам и веселью и к прочему? И в самом деле, между христианами, даже в нашем богохранимом граде, как много таких, которые как раз оправдывают на себе слова ныне читанного Евангелия; и на призыв Господа на вечерю велию отвечают делом: не могу придти, прошу Тебя, извини меня, и даже, как бы в противодействие Самому Господу, приглашающему рабов Своих на вечерю велию, – приглашают, да еще и печатно, христиан и притом в пост, – на вечерю мирскую, суетную, например, на конские ристалища. Где же тут, хотя тень почитания спасительных Его учреждений на земле? Где уважение к уставам церковным? – Что общего между приготовлением к великому празднику христианскому и между этими зрелищами?

Но оставим их. Обратимся еще к себе: не отказываемся ли мы с вами иногда все, так или иначе, от вечери велией? Не противимся ли Господу, зовущему нас в Свое царство для наслаждения благами духовными, вечными, совершенными? Ах, как часто мы противодействуем Господу, жаждущему нашего спасения! Кто из нас совершенно хранит заповеди Его? Кто хранит себя тщательно от всякого греха? Кто старается исполнять всякую добродетель христианскую, или кто из христиан хотя в одной какой-либо добродетели упражняется преимущественно и усердно? Все мы дремлем и спим духовно. А когда пробудимся? Тогда ли, когда раздастся глас: се Жених грядет! исходите в сретение Его [406]. Воспрянем, воспрянем братия и сестры мои, от тяжкого сна греховного и будем бодрствовать, трезвиться, испытывать непрестанно свою веру и свои дела: жива ли в нас вера во Христа, не умерла ли давно? Хороши ли, осмысленны ли христианские наши дела? Можем ли мы дать добрый ответ в них на суде Христовом? Наипаче остережемся быть пристрастными к мирским, так называемым благам, ибо пристрастие к ним погашает светильники душ наших, охлаждает наши сердца к Богу и ближнему и бывает причиной множества грехов.

Итак будьте внимательны: в скором времени придет к нам с небес на землю Посланник Отца небесного, Сын Его единородный Иисус Христос в зраке рабием, в пеленах убогих. Для чего придет? Приглашать нас на вечерю велию, уготованную Отцом небесным в царствии Его. Не устыдитесь Его убогих пелен, и, когда Он будет приглашать вас – оставить ради царствия Его пристрастие к богатству, к роскоши, к мирским забавам, не скажите кто-либо: извини меня, я не хочу слушать Тебя, не хочу оставить моего пристрастия, не хочу Твоей нищеты, не хочу быть милосердным, хочу жить в роскоши, хочу богатеть в себя, ибо это будет значить – отрекаться от Бога, от вечного блаженства и оказывать дерзкое противление Богу.

Итак, скоро придет к нам, посланный от Бога Раб по вочеловечению, Сын Божий, звать нас на вечерю Божию: идите, все уже готово. Ответим Ему тогда все словом и делом: идем, Господи, идем. Сердца наши готовы! Аминь.

Высокое родство

Поучение в неделю святых отец

Книга родства Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Мф.1:1)

В нынешнем Евангелии читана родословная по человечеству Господа нашего Иисуса Христа. Дивное чудо, дивное смотрение благости Божией о падшем роде человеческом! Сын единородный небесного Отца, всемогущий, собезначальный, Творец мира, Источник света, премудрости, самоблагий, бесконечный вступает в родство с человеческим родом, Сын Божий делается Сыном человеческим, Братом человеков, Братом – скажу ближе – твоим, моим. О благость, о щедроты, о снисхождение безмерное! О обнищание вольное! Какие плоды от такого родства Сына Божия с нами – для нас, чего требует от нас, каких качеству каких дел такое высокое, преблагородное родство наше с Богом? Об этом ныне побеседуем. Мы, братия мои называемся христианами, т. е. Христовыми чадами, членами Его святейшего тела, как апостол говорит: уди есмы тела Его, от плоти Его и от костей Его [407], членами Церкви Его. Не видите ли, что мы приняты в самое близкое родство с Сыном Божиим, через Его вочеловечение? Но если и в мире благорожденные или благородные по крови хотят иметь и родственников благородных и не желают, чтобы их родственники бесчестили какими-нибудь безнравственными поступками благородство свое, хотя оно есть только внешнее, временное, от мира сего; то скажите – какого благородства в мыслях чувствах, желаниях, намерениях, в словах, в поступках требует от нас единородный Сын Божий, сый в лоне Отчи [408], совершенный Причастник святыни Отца, бесконечная святость? Да, братия, родство наше с Сыном Божиим, Господом Иисусом Христом требует от нас великого благородства, благонравия в жизни; не лишнее скажу, если скажу, что христиане должны жить на земле, как ангелы во плоти, – и вот почему девство в христианском мире имеет высокое значение. Но чистота и целомудрие не единственная добродетель, требуемая от нас родством с Сыном Божиим. От нас требуется простосердечие: если око твое, т. е. сердечное просто, все тело твое светло будет [409], т. е. вся жизнь; требуется сердечная благость, смирение, незлобие, как сказал Спаситель: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем [410]; требуется милосердие к ближним, как Он же говорил: будите убо милосерди, якоже Отец ваш небесный милосерд есть [411]; требуется воздержание: внемлите себе, – говорит Иисус Христос, – да не когда отягчают сердца ваши объядением и пиянством [412]; требуется беспристрастие к земным благам, к пище, питию, одежде, славе мира сего: не пецытеся душею вашею, что ясте, или что пиети: ни телом вашим, во что облечетеся:ибо душа больше пищи и тело одежды; ищите же прежде царствия Божия и правды Его, и сие все приложатся вам [413]; требуется терпиниее: в терпении вашем стяжите души ваша [414]; повиновениe, покорность христиан Церкви, ибо Господь сказал: повеждь о согрешившем Церкви – аще же и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь [415].

Видите, каких свойств требует от нас родство наше с воплотившимся нас ради Сыном Божиим! Будем дорожить своим родством со Христом и не станем считать дороже этого родства ничего в мире – ни чинов и отличий мирских, ни знатности мирской, ни богатства, ничего, ибо все, что в мире, преходит, все временно, а главное – все суета; если человек, обладающей благами мира – знатностью происхождения, высоким чином, или богатством, или мирскою образованностью – не имеет веры во Христа и не следует Евангелию Христову, Евангелию царствия Божия, царствия вечного, святого, блаженного, то и не будет соответствовать своему званию христианскому. Позаботимся о стяжании святости, как говорил Господь: святи будите, якоже Аз свят есмь Господь Бог ваш [416], или, как говорит апостол: мир имейте и святыню со всеми, ихже кроме, т. е. без коих, никтоже узрит Господа [417]. Стяжем с помощью благодати Иисуса Христа простосердечие и это тихое расположение души, называемое кротостью, которая не позволяет ни на кого сердиться и ничем не раздражаться, не озлобляться; стяжем смирение, которое себя всегда уничижает, а других возвышает, называет себя искренно первым из грешников, и хотя бы совесть и ни в каком греховном поступке не упрекала его, однако же он и этим не оправдывает себя: ничесоже бо в себе (за собою) свем (знаю): но ни о сем оправдаюся [418];·стяжем милосердие к бедным, которые суть братия не только наши, но и братия Иисуса Христа; не будем стыдиться называть братьями и сестрами тех, коих Христос, Сын Божий не стыдится нарицати братиею [419]; отбросим свою суетную и лживую величавость, которая унижает благородство нашей души, и которой учит нас диавол и дадим руку помощи тем, коих благость Божия одинаково, как и нас, сделала участниками благодати Своей, всех даров христианства и которым даже преимущественно перед богатыми усвоили царство небесное: не Бог ли избра нищие мира сего, богаты в вере, и наследники царствия, еже обеща любящим Его [420]; богатство надмевает, утолщает, ожесточает сердце и от Бога удаляет – потому что сердце богатого привязано к богатству, а не к Богу; а нищета, переносимая ради Бога, смиряет и смягчает сердце, источая нередко слезы покаяния при мысли о том, что мы богаты грехами и ужасно бедны Богом, Его благодатью, которая не может обитать в теле и в сердце причастном греху, привязанном к благам земным. Стяжем всегдашнее воздержание, и особенно – в посты, установленные Церковью. Св. Церковь установила приготовлять нас к достойному празднованию Рождества Иисуса Христа четыредесятодневным постом; и этот пост так же должен быть строго соблюдаем, как великий. Если кто не воздерживался доселе, тот отныне, по крайней мере, в остальную седмицу обуздай свое чрево ради спасения души своей, ибо чревоугодие оземленяет, так сказать, душу, делает ее весьма доступною различным страстям и неспособною к святым размышлениям о Боге, о Его домостроительстве нашего спасения, о таинстве пришествия Сына Божия на землю, о нашей последней цели на земле, о необходимости добродетели, о воскресении плоти, о вечном суде, о вечном блаженстве и пр. А пост вместе с молитвою, очищает, просвещает, смиряет и укрепляет душу.

Дай Бог всем нам достойно, в мире и с радостью небесною встретить наступающей праздник Рождества Христова. – Еще одно слово: чтобы почтить, как должно, праздник Рождества Иисуса Христа, нас ради обнищавшего, да мы нищетою Его обогатимся [421], – явим, каждый по силе своей, перед праздником милосердие к нищим: кто пусть даст нищему на обувь, кто на рубище, кто – дай плату за жилище, кто дай на хлеб. При виде нищеты ближних, помыслим, что мы сами горшие нищие по душе [422], ибо кто из нас не сознает за собою иногда и гордости, и злобы, и зависти, и недоброжелательства, и скупости, и сребролюбия с любостяжанием, или жадности и чревоугодия, а иной – и нечистоты плотской, скверного блудодеяния? Видите, братия мои, что у нас самих есть нищета, более ужасная и позорная, чем нищета нищих телесно. Кто знает, может быть, душа иногда нищего в очах Божиих выше всех нас и, как злато в горниле сияет перед Ним. От нас это сокрыто. Не будем никого из них презирать, не смотря даже на неблагообразный иногда вид их. Богу предоставим суд, а сами будем себя осуждать за разные страсти и пристрастия, за излишество в пище, питии, одежде, убранстве комнат и пр. Это будет гораздо полезнее. Не забудем еще следующих слов Иисуса Христа: некогда мнози будут перви последнии, и последнии первии [423]. Эти слова да смиряют нашу гордость и да внушают каждому из нас позаботиться о стяжании нищеты духа, т. е. смиренномудрия, ибо блажени нищии духом: яко тех есть царствие небесное [424]. Аминь.

У яслей Спасителя

Слово в день Рождества Христова

Нас ради родися Отроча Младо Превечный Бог. (Кондак на Рождество Христово)

Восточная Православная Церковь празднует ныне с обычною торжественностью Рождество по плоти Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа – событие бесконечно великой важности.

Безначальный, всеблагий, всемогущий Творец и Царь веков, приклонив небеса, сошел ныне на землю; бесплотный стал Плотоносцем от Пречистой, неискусобрачной Девы, действием св. Духа. – И где же родился Сей чудный Младенец-Бог? В убогом пастырском вертепе, ибо не было для Него места в обитаемом граде.

Приди сюда и приникни умом и сердцем, взором и слухом все славное на земле, все великое, родовитое, разумное, просвещенное и подивись несказанному снисхождению Божию, – этому Младенцу и Предвечному Богу, и слушай разумным слухом ангельскую песнь: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение [425]! Стань здесь у Вифлеемских яслей, – сословие риторов, философов, Богословов, звездословов, – напрягите всю силу вашего очищенного ума, здравого любомудрия и чистого богословия, и исплетите словесный венец сему Младенцу Богу, Коего род неродословен и страшен – ибо это Божий единородный Сын, пред страшным величием Которого трепещут небо и земля, перед Коим трясутся век силы противные и исчезают, как дым. Приди сюда земная знатность, богатство, царская держава, всякая власть; приди юность, мужество, старость, мужеский пол и женский, – и повергнитесь с верою, смирением и любовью пред Тем, Кто будучи Богом безначальным, Коего начальство на раме Его [426], смирил Себя для нас до образа рабия и стал Человеком, чтобы истинно возвысить человека и обожить его. Ныне небо и земля составляют один собор и прославляют вместе рождество Богочеловека.

Приникнем любомудрствующим умом в тайну воплощения, насколько нам открыло ее само Слово Божие.

Нас ради родися, – поется в церковной рождественской песни – Отроча Младо Превечный Бог. Это значит: для нас стал человеком Превечный Бог, не переставая быть Богом, но всегда пребывая Им без смешения и разделения естеств.

Восклони свою поникшую главу, грешный человек, или опусти свое гордое чело надменный земною мудростию, властью, богатством, славою, силою, красотою, и чем бы ни было дольним, исчезающим подобно дыму. Ты был отринут от Бога – источника жизни, за грехи твои, за бесчисленные страсти, коим ты поработил себя; ты носил на себе печать проклятия Божия, был в тени и сени смертной и был бы в бесконечные века – в узах смерти и муках ада. И вот, по единому милосердию, ради безмерной благости Своей, – Бог Сам пришел для тебя на землю, чтобы взыскать тебя заблудшего, погибшего, Сам сделался Человеком, уподобился тебе во всем, кроме греха, чтобы ближе, осязательнее, очевиднее подойти к тебе, просветить тебя темного, поднять падшего, очистить оскверненного, утвердить колеблющегося, подобно трости, ветром колеблемой [427], разорить неодолимую преграду, которую поставил грех между Богом у человеком, разрушить проклятие и Самому на Себя взять это проклятие через страшные Голгофские страдания и мучительнейшую смерть на кресте – чтобы источить благословение Отца небесного всем верующим, чтобы разрушить ад и извести из него всех, кого нашла правда Божия и безмерное милосердие достойными освобождения из этой темницы, уготованной диаволу и слугам его; чтобы победить смерть и воскресить всех умерших славным Своим воскресением и возвести достойных на небеса для жизни вечной и соцарствия с Богом во свете и блаженстве.

Вот что значат слова церковной истины, столь часто звучащей в наших ушах в нынешний праздник: нас ради родися Отроча младо Превечный Бог. Таковы чудные, сладкие жизненные плоды воплощения Сына Божия!

Ликуй-же и веселись вся земля, красуйся Христова Церковь, восприявшая от Своего Главы – Христа все богатство Его искупления и благословения и неисчетных духовных даров – правды, мира, освящения и неисчетных чудес. Ты уже просветила, освятила, укрепила непобедимою силою Христовою в подвигах за веру и спасла бесчисленное множество избранных – Апостолов, святителей, мучеников, преподобных и праведных, всюду и из всех сословий угодивших Богу, совершенно примиренных с вечным правосудием Отца небесного и получивших от Него достойные почести горнего звания, для коих воплотившийся Господь Иисус отверз врата Царства небесного, переселив с земли на небо – истинное отечество наше.

Итак, для нас пришел на землю Царь Превечный. А мы, со своей стороны, что должны делать? Нужна взаимность. Если со стороны Божией такое снисхождение, такое истощание, то и от нас требуется самоотвержение. Господь всего Себя предал за нас: мы сами себя и весь живот наш предадим Ему, нашему Господу и животу бесконечному. Нас, ставших Ему чуждыми по причине грехов, Он хочет приблизить и присвоить Себе через веру, покаяние и добродетель: приблизимся же к Нему всем существом: предадим ему разум, сердце, волю, душу и тело. Приблизился к нам Господь, облекшись во всего человека: облечемся и мы во Христа, по слову Апостола: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся [428]. Пришел Освободитель к нам, пленникам греха и смерти: поспешим и мы освободится из плена страстей: ибо вся душа и все тело, все пять чувств наших в плену греха, вся пята наша, о которой сказано было врагу обольстившему первых человеков: ты будешь блюсти его пяту, между тем как Семя Жены, т. е. Искупитель человека, сотрет тебе главу [429]. Пришел Обновитель естества, обветшавшего грехом: поспешим обновиться и совлечься ветхого человека со всеми мертвыми делами, со всеми страстями. Господь разорил крепкую преграду, отделявшую нас от Бога, разрушив ее крестом и смертью, и приблизил нас к Богу, Отцу Своему небесному: пойдем же к Богу усердно, твердо, спешно, невозвратным покаянием, благими делами, доколе имеем время делать, доколе смерть не лишила нас возможности поспешать к вечной жизни. Господь простер к нам руку помощи, без которой мы погибли бы невозвратно: ухватимся же за спасающую Его десницу, чтобы не утонуть в пучине греха, наводняющего мир. Господь основал на земле Церковь, которой предоставил все средства, все силы благодатные к жизни праведной: будем держаться всем сердцем Его Св. Церкви, поучаться из Евангелия, принимать спасительные таинства, назидаться Богослужением; повиноваться богопоставленным пастырям, беречься расколов и сект.

Да соединятся в любви и взаимном доброжелательстве все племена и народы, да водворятся – мир на земле, единомыслие, честный труд, благонамеренные науки и полезные искусства; взаимное повиновение, уважение ко всякой власти; повиновение детей родителям; уважение и твердость брачных союзов. Да воскликнем же ныне все как бы едиными устами и единым сердцем: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение! Аминь.

Богоугодная жертва

Поучение в неделю по Рождестве Христове

Прииде бо Сын человеч взыскати и спасти погибшего (Лк.19:10)

Наконец дождались мы праздника Рождества Христова и предвечному Младенцу поклонились с пречистою Приснодевою, Матерью Его, и воспели с Церковью крайнее Божие к нам благоутробие и снисхождение, ибо Сын Божий соделался Сыном человеческим для того, чтобы спасти погибающего человека.

Но не великое еще дело сделали мы, что поклонились божественному Младенцу, ибо многие из нас поклонялись только телом, а поклонение телом без поклонения духом – это жертва, далеко неугодная Богу; а неизреченное Его благоутробие и снисхождение к человекам, собственно говоря воспела Церковь, а не мы: мы были только слушателями. Я хочу спросить вас и себя: делаем ли мы что со своей стороны в ответ на такое несказанное снисхождение Сына Божия? Ибо такое крайнее и поразительное истощание Сына Божия для спасения погибающего человечества требует, братия мои, и от нас неотложного и усиленного дела спасения. Воплощение Сына Божия, – употребляю сравнение, есть как бы крепкая и надежная вервь, поданная с неба Отцом небесным нам, погибающим в бездне греховной. Кто всеми силами ухватится за эту вервь, и будет держаться ее во все время своего земного плавания, не смотря на сильные волны и порывы ветров, тот не потонет в бездне греховной, но достигнет тихого пристанища небесного; а кто пренебрежет этой спасительной вервью, кто устрашась ветров и волн, ослабеет духом и отпустит триплетенную вервь веры, надежды и любви, кто отпадет от Церкви Христовой через раскол или неверие и иноверие и развращенную жизнь, тот погибнет вовеки. Итак, скажу с апостолом: будем держаться исповедания упования неуклонно; ибо верен Обещавший вечную жизнь. Будем внимательны друг к другу, поощряя к любви и добрым делам. Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещеватъ друг друга, и тем более, чем более усматривается приближение дня судного. Ибо, если все мы, получив познание истины, произвольно грешим: то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников. Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, – то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия, и не почитает за святыню кровь Завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет! Мы знаем Того, Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь. И еще: Господь будет судить народ Свой. Страшно впасть в руки Бога живого [430].

Заметьте же, братия мои, что воплощение Сына Божия, пришествие Его к нам на землю, или лучше – вера христианская, есть, так сказать, спасительная вервь, за которую нам должно всеми силами ухватиться и держаться с начала и до конца жизни своей. Это значит: каждый из нас должен всем сердцем веровать во Христа, как нашего единственного Спасителя от диавола и от греха: ибо несть иного имени под небесем данного в человецех, о нем же подобает спастися нам [431]; всем сердцем держаться Церкви Его, единственного спасительного корабля и не совращаться в раскол, ибо раскольник, как ослушник Церкви, вменяется у Бога, как язычник и мытарь; поучаться непрестанно слову Божию и заповедям Христовым и по заповедям править жизнь свою; всеми мерами стараться о исправлении помыслов, стремлений и наклонностей сердца; прилежать покаянию непрестанному перед Богом; посещать неленостно храм Божий, соединяться с Господом в таинстве причащения для очищения грехов и для восприятия духовной силы к борьбе со грехом, и жить во взаимной любви и во всякой добродетели. Вот чего требует от нас воплотившийся Бог-Слово! Воплощение Сына Божия есть единственное чрезвычайное средство, которое Бог в предвечном совете Своем определил к нашему спасению. А что делает опасно больной человек на краю гроба, когда искусный врач предлагает ему последнее и самое сильное средство к спасению его? Больной с радостью, хотя и с усилием принимает его и таким образом нередко исцеляется. А мы все опасно больны духовно – потому что все болеем грехом, этим ужасным недугом, тлящим все существо человека, душу и тело, болеем так сильно, что, как больные чахоткою, часто и не сознаем своей опасной болезни и не воображаем следующей за нею вечной погибели; мечтаем, что мы здоровы, – и как сумасшедшие воображают себе, что они не только здоровы, но что они – и цари, и генералы, и князья, или другое что подобное, так и мы, не шутя представляем себя нередко совсем не тем, что мы есть на самом деле, и так или иначе замаскировываем себя, – воображаем себя Бог весть какими великими людьми, тогда как в самой вещи мы великие грешники.

Итак, что же остается нам делать, братия грешники, когда небесный Врач с такою любовью, с таким самоотвержением предлагает нам столь сильное и необычайное к нашему спасению – Свое воплощение, Свое вочеловечение, Свое уничижение, Свое учение и чудеса, Свой крест и Свою смерть? – Ничего более, как неотложно и со всем усердием воспользоваться этим врачевством и жить по наставлениям этого небесного Врача, а не жить так беспечно в этом мире, как жили, особенно же не проводить бесчинно эти святые дни. Ибо некоторые, как умопомешанные, нарядившись в разные несвойственные их лицу костюмы, ходят как призраки по домам, позволяют себе непристойные движения, непристойные слова и непристойный смех, и такой великий и святой праздник превращают в греховную праздность и в служение сатане. Когда мы будем проводить праздники Господни чинно и свято, как подобает христианам? Когда прекратятся эти нескромные забавы; когда мы будем помнить, еже святити день субботы или покоя, чтобы покоиться от дел греха покоем Господним, ибо всякий праздник христианский должен быть субботою Господу; когда почиет в нас Господь, не имеющий где главу подклонить в нашем сердце, по причине непрестанного рабства греху? О, как мы унижаем непрестанно свое человеческое достоинство, которое так возвысил, обожил Сын Божий Своим вочеловечением! хотя бы мы устыдились, хотя бы ужаснулись делать столь постыдные дела и унижать свою природу в такие дни, в которые мы празднуем вочеловечение Сына Божия! В присутствии царя земного стыдимся и боимся предаваться нескромным забавам, тем более порокам, – или пачкать грязью, искажать портреты его; а вот теперь в присутствии небесного Царя, принявшего наш образ, мы бесстыдно и бесстрашно искажаем и пачкаем грязью страстей живой образ Его – души наши, многие предаются пьянству, объядению, нечистоте, неуместным забавам; на лица живые надевают размалеванные маски, женщины одеваются в мужские одежды, а мужчины в женские, вопреки словам писания: да не облачится муж в ризу женску, да не будет утварь мужска на жене [432]. Хотя бы постыдились, хотя бы покраснели эти люди за свои дела! И стыда-то нет! О, лица бесстыдные! О, образы вражии!

Всех здесь предстоящих молю, яко Богу молящу мною – вразумлять бесчинных и не принимать их к себе в дом, устрашать их судом Божиим, страшным. Всех бесчинных умоляйте проводить эти дни Божии святые – свято, ибо среди нас – Бог во плоти. С нами Бог: разумейте язычники, и покоряйтеся, яко с нами Бог [433]. Аминь.

Царское служение

Слово на день Восшествия на прародительский Всеросийский Престол Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец говорит Господь, Который есть, и был и грядет, Вседержитель Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний. (Откр.1:8–10)

Всякий раз, когда заходит речь о державе царствующих особ на нашей земной планете, естественно приходишь к мысли о Едином Вседержителе, – содержащем рукою всесильною в постоянном нерушимом прекрасном чине все бесчисленные миры, пред которыми наша земля одна – точка.

Сегодня праздничное торжество Русской Державы; сегодня Россия и Российкая Церковь празднуют восшествие на престол Венценосного Главы государства – и Царь со своими бесчисленными подданными благодарит и славит Единого Вседержителя, Царя и Владыку Бога, делающего участниками Своей державы царей земных. Дана есть от Господа держава вам и сила от Вышнего [434], говорит Премудрый Соломон.

Альфа и Омега, начало и конец всего видимого, стихийного, преходящего, – как и всех царств и царей земных, каждой личности, – Первый и Последний, имеющий положить некогда конец всем земным царствам и Сам Един восприять царство и быть вся во всех – есть Господь Вседержитель, Который есть и был и грядет, превечный Бог.

Празднуя восшествие на всероссийский, прародительский престол благополучно царствующего уже семь лет Государя, невольно задаемся мыслью о величайшей важности и трудности Царского служения, о тяжком бремени, подъемлемом царями земными на рамена свои, особенно – Царем всей необъятной России. Сколько народов вручил Господь одному царствующему Лицу, подчинив их одной державе! Сколько в одном государстве разнообразных верований, нравов, обычаев, потребностей; сколько частей управления, нужд самых разнообразных, – неизбежных на земле всяческих бедствий – болезней, неурожаев, голодовок, пожаров, или наводнений, неурядиц, смятений, племенной закоренелой вражды между племенами и народностями! О всех бедствиях или нестроениях болит Его сердце.

Сколько нужно Ему избранных и верных помощников, которые пеклись бы искренно, неусыпно и самоотверженно о благе всех Его поданных.

Сколько заботы о достоинстве, безопасности и охрана отечества от врагов внешних, а иногда и внутренних; о поддержании соответственно величине и пространству России – высоты военной эрудиции и храбрости воинства, о точном отправлении правосудия, – о правильном течении жизни всех сословий Государства, – о народном просвещении, о развитии путей сообщения, искусств, промышленности, торговли, обусловливающих общее благосостояние и довольство; о призрении и защите вдов и сирот, – о мире и возможно справедливом удовлетворении подданных всех племен, входящих в состав великого Государственного тела.

А сколько заботы о поддержании добрых отношений ко всем соседним Государствам, – о возможном мире со всеми ими, или о защите своих прав, нарушаемых ими к вреду отечества, как было в прошедшую Китайскую войну.

Так тяжела держава Царя, и нет большей ответственности перед Богом, как ответственность Царя: все ли благополучно в Государстве; на все ли обращено должное внимание, на все ли племена и народы, на все ли отрасли управления; всем ли воздано должное; всем ли дано должное или возможное удовлетворение? Не бедствует ли какой край или народ или сословие от неправосудия, или от вредного влияния стихий, или от другого чего?

О всех и о всем печется Царь, как общий всех отец и попечитель. А потому подданные обязаны Его искренно любить, Ему и властям, от Него поставленным, охотно повиноваться, за Него молиться и каждый – на своем месте и в своем звании – умножать данные Богом таланты, трудиться для своего и общего блага. Все должны, находясь под державою Царя земного, благоговеть перед державою Господа Вседержителя, поставляющего народам, для их блага и благоденствия, царей земных, умножать и укреплять веру в Бога, любовь и благодарении к Нему, любовь взаимную, правду и милость к ближним, – и достигать вечного гражданства на небесах, где все избранные будут вечно радоваться и торжествовать под единою державою Единого Бога и Царя. Аминь.

Правота и истинность веры православной

Слово на день памяти святого славного Чудотворца Николая, Архиепископа Мирликийского и Тезоименитство Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича

Правило Веры и образ кротости, воздержания Учителя, яви тя стаду твоему, яже вещей истина... (Тропарь)

Двоякое торжество празднует нынешний день Россия и Православная Грековосточная Церковь: славную память великого Чудотворца, Святителя Николая Мирликийского и Тезоименитство Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича.

Великими похвалами св. Церковь чтит сего Святителя и человека Божия как защитника и поборника Христовой Церкви и обличителя погибельных ересей, соблюдшего для нас вместе с другими св. Отцами святое Православие от козней еретиков и явившего в лице своем как образец веры, так и пример пастырской кротости и смирения и твердого воздержания от всех страстей, волнующих жизнь человека. От самого существа вещей, от самой жизни и дел св. Николай явился всему миру и всем векам правилом святой и спасительной веры Христовой и образцом всякой добродетели. Через свое смирение он достиг великой славы, а нищелюбием и бессребренностью стяжал богатство благодати Божией, столь великое, что чудесами своими наполнил всю вселенную и все века, на земле и на морях.

Святитель Николай жил в начале четвертого века, в конце гонений на веру христианскую от языческих императоров и в начале торжества ее при равноапостольном царе Константине, в самый разгар пагубной ереси (еретика) Ария, отвергавшего Божество Христово. Он присутствовал как защитник Веры правой на 1-м вселенском Соборе, и проявил особенную ревность в защищении Божественного достоинства Сына Божия.

Как тогда настояла нужда, так и теперь нужно всем нам для спасения души исповедовать твердо перед всеми следующую тайну благочестия: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе [435]. Или: верно слово и всякого принятия достойно, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников [436]. Вот какую великую и спасительную тайну веры Христовой твердо и ревностно во всю жизнь свою исповедовал перед всеми св. Николай и – за которую пострадал бескровно в последнее гонение. Вот это-то великое таинство благочестия – явление Бога во плоти на земле и основание Им св. Церкви православной, в которой Он всегда пребывает и будет пребывать до скончания века (се Аз с вами есмь во вся дни до окончанья века [437]) – и мы в наше время должны твердо содержать и исповедовать перед всеми, – так как ныне и у нас в России появилось и дерзко проповедуется богохульное учение, отвергающее Божество Господа нашего Иисуса Христа – виновником и проповедником которого явился новый Юлиан и новый Арий граф Лев Толстой, дерзко поднявший свою седую голову против Христа и Церкви и увлекший за собою многих своих почитателей.

Святителю отче Николае, приди от высоты небесной и явлением твоим страшным обличи сего безумца, дерзающего не в сердце только своем, а явно и громко проповедовать, якобы Христос не есть Бог. Приди к нам с высоты небесной и обличи нынешних отступников, – нас они слушать не хотят, да и самого Евангелия и Церкви Христовой – они поставили caми себя выше Самого Христа и церкви Его. Казалось бы – пора людям перестать блуждать в вере или безверии и принять простыми сердцами спасительный свет Веры Христовой, озарившей все концы вселенной, – им просвещаться, оживотворяться, спасаться, и достигать совершенства, к которому мы предназначены. Ибо говорится в слове Божием: будьте совершенны, как Отец ваш небесный совершен [438]. Какая вера жизненнее, действеннее, святее, премудрее Веры Христовой? Если стихийно ученые сыны века сего ослепили себе глаза, как древние Фарисеи и не хотят видеть ныне истины и животворности веры Христовой, то пусть обратятся они к славной истории Церкви от ее начала до ныне: ведь не вымышлена же она праздными людьми; ведь она взята от очевидцев и из дневников или хроник церковных.

Прочтите правдивое, точное описание гонений на христиан в первые три века, – это живое изображение в бесчисленных видах – самых кровавых, бесчеловечных мучений, претерпенных св. Мучениками; смотрите, с каким мужеством и адамантовым терпением и с радостью переносили они самые страшные муки и шли на них как на праздник, как на брачный пир – и дайте здравое суждение об этом сверхъестественном явлении в жизни и подвигах страстотерпцев Христовых. Не сверхъестественная ли сила Божия укрепляла их в этих ужасных муках; не твердое ли убеждение в истине и животворности исповедуемой веры укрепляло их в терпении; не правота ли их совести перед Богом и людьми и твердая, непреклонная любовь к Творцу и чаяние вечной блаженной жизни в Боге на небесах?

Да, других причин такого дивного, сверхъестественного поведения мучеников вы не найдете, или они будут беспричинны и бездоказательны. – И не сотни, не тысячи этих свидетелей правоты Веры Христовой пострадали от врагов веры язычников и Иудеев, а миллионы и десятки миллионов. Вот неложные, твердые свидетели истины нашей Веры и Церкви; они потому и называются греческим словом мартир – свидетель. – Они и будут обличителями всех нынешних безбожников Толстовцев, Пашковцев, Штундистов и всяких безверов на страшном суде Христовом. А читали вы историю христианского монашества на востоке? Как оно воссияло светом небесной, святой жизни, какою равноангельною жизнью преподобных мужей и жен, как оно торжественно оправдало всю истину и спасительность Евангельского учения; и было поддержкою для всего христианского мира; их богомудрые писания, служили и ныне служат источником утешения и назидания для всех верующих.

А наша Православная Россия разве оскудела преподобными своими? Не во всех ли концах ее почивают нетленные, чудотворные мощи св. подвижников? Идите в Киев, в Москву и за Москву – в Троицкую Лавру, в Соловки, к Нилу Столбенскому, к Нилу Сорскому, Иосифу Волоколамскому, Антонию Сийскому, к Новгородским, Нижегородским, Ростовским, Смоленским Чудотворцам и иным, коим нет числа. Не свидетельствуют ли все они, и жизнью и чудесами своими о спасительности нашей веры по Божественном ее основателе: – но – довольно. С избытком безмерным оправдана вера православная христианская всеми бесчисленными чадами ее. Что нам остается при таком множестве неложных свидетелей делать? – Твердо веровать, держаться всеми силами своей веры и Церкви и спасать свои грешные души.

Будем же, дорогие братья, твердо держаться своей св. веры, истина которой запечатлена бесчисленными свидетельствами – апостолов, мучеников, святителей, преподобных и всех святых, изучивших и прошедших делом и опытом всю истину, животворность веры Христовой, – и обновившихся через нее во всем своем существе, достигших вечного, тихого пристанища и блаженной жизни на небе; пора перестать нам заблуждаться в вере. Слишком пять тысяч лет до Христа мир заблуждался и поклонялся тварям вместо Творца. В лице Спасителя Сам Бог принес на землю истинную Веру и насадил ее в мире через Своих Апостолов. Будем ценить как должно свою Богооткровенную Веру и спасаться ею, взирая на пример ее и правило в лице Святителя Николая и всех святых, просиявших и прославившихся в вере и жизни христианской. Будем подражать Святителю в его вере, в святости, кротости, смирении, воздержании, милосердии, нищелюбии, в твердом исповедании.

Сегодня Тезоименитство нашего Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича, сияющего правою Верою и благочестием. Да сохранит Его Господь в нерушимом здравии и благополучии на многие, многие лета. Аминь

Самодержавие

Слово на день священного миропомазания и венчания на царство Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича

Дам ти языки достояние твое, и одержание твое концы земли (Пс.2:8)

Настал торжественный день воспоминания и празднования Священного Mиропомазания и венчания на царство Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича.

Благодарю Господа, сподобившего меня быть весьма близким зрителем и участником этого священного царского и всероссийского торжества. Да пребывает неизгладимо и всегда действенно благодать Священного Миропомазания на Государе нашем и да почивает на Нем всегда Дух Святой, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух мужества и силы.

Побеседуем, возлюбленные братия, в честь настоящего всероссийского торжества – о превосходстве самодержавия над всеми другими формами правления государственного.

Дам ти языки достояние твое, и одержание твое концы земли, говорит Господь через Пророка-Царя; т. е. Я дам тебе народы в наследие и пределы земли во владение тебе. Собственно это изречение относится к обещанному Мессии Христу, чаянию всех языков; но оно может относиться по справедливости, и к державному Вождю Русского Царства, в состав которого входят многие племена и народы, и которое простирается почти во все концы земли; ибо Русский Государь есть единственный православный Помазанник Божий и образ державы Божией на земле, первый венценосный Сын Церкви.

С давних времен цари и императоры наши называются самодержавными и единодержавными, и в их самодержавии и единодержавии, вместе с православием, заключается мощь, ширь и слава России: ибо с тех пор, как благоверные цари наши собрали и сплотили отечество наше в одно целое политическое тело, – оно быстро стало укрепляться и распространяться во все концы, и ныне находится милостью Божиею, на высоте своего политического положения. Единодержавие есть самая естественная, разумная и самая полезная для земных царств форма правления, самая надежная власть, так как она происходит непосредственно от Бога, единого Творца и Вседержителя мира. Дана есть от Господа держава вам, и сила от Всевышнего [439], говорит премудрый Соломон.

Мир, созданный манием и словом единого Бога, во всех своих бесконечно великих, и малых и незримо малых частях своих управляется премудростью и силою единого Бога.

Земля и бесконечное множество небесных тел, или светил и планет, несравненно больших нашей земли или равных ей и меньших, висят в безднах игрового пространства – ни на чем и движутся в изумительном порядке целые тысячелетия, не встречаясь и не сталкиваясь ни с одним из светил и не производя ни малейшего беспорядка в движущихся мирах – почему? Потому что их держит, движет и направляет одна всемогущая Рука по законам тяготения. Повсюду во вселенной и во всех созданных мирах виден один бесконечный разум, единая сила и воля Творца.

На нашей земле, как планете, действуют во всех тварях, во всех стихиях, во всех царствах природы одни и те же законы. Род человеческий подчинен одному нравственному закону – совести.

Общий всем Творец и Бог подчинил всех людей одному закону – закону любви и взаимного повиновения. С самых древних времен семейства и общества человеческие подчинялись сначала отцам, или старшим в роде, потом патриархам, как у Евреев, и потом князьям и царям. Каждый вид из бесчисленного множества существ или тварей земных – одушевленных и неодушевленных руководятся в своем бытии и одинаковыми инстинктами и привычками, данными им от Бога, ими живут и управляются, доставляя благосостояние себе, или человеку, приручающему их себе.

Во всех разумных действиях людей, во всех их произведениях – в науках, искусствах – усматривается одна какая-нибудь объединяющая мысль; в писаниях, в сочинениях, в книгах есть одна, связующая все множество мыслей и слов – идея или мысль, проникающая всю книгу, как душа – тело, и дающая ей стройность, жизнь, интерес, назидание.

В каждом благоустроенном учреждении – государственном, учебном, или благотворительном, или врачебном – есть один устав для всех, как и одно главное лицо, правящее учреждением; – в войске – в военное или мирное время – один главный военачальник, объединяющий и направляющий все части и действия воинства; в правительственных учреждениях все чины подчиняются одному главному начальнику – министру, а все государство подчиняется одному лицу монарху или государю.

Таким образом, единодержавие и самодержавие в государстве есть самая естественная и Богом указанная и узаконенная форма правления, всего более споспешествующая благоденствию и успехам государства и благу подданных, да и благу мира прочих государств. Одно державное слово могущественного монарха может остановить военное кровопролитие и установить мир между воюющими державами, как и совершалось это ныне по слову нашего Государя между воюющими греками и турками, – чего республике какого-либо государства едва ли было бы можно достигнуть.

Вспомним междуусобную рознь наших древних Русских князей, воевавших друг с другом и ослаблявших Россию. К чему она, эта рознь, привела? К татарскому порабощению. А объединение одним самодержавным царем Иоанном III Руси к чему привело? – К совершенному освобождению от татарского ига. А следующею затем политикою и монархическою властью царей и императоров России она приведена к нынешнему величию и славе.

Итак, будем всегда всем сердцем благодарить Бога, что Он дал и доселе дает нам самодержавных и единодержавных царей по сердцу Своему, сохраняя преемство рода Романовых и в них дух православия и стремления к возвеличению веры и Церкви православной и Государства Российского. Аминь

Дома трудолюбия

Слово в день рождения Благочестивейшей Государыни Императрицы Александры Феодоровны

Царство небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но когда вырастет, бывает больше всех злаков, и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его. (Мф.13:31–32)

Природа ныне в полной силе весенней жизни: все сады, леса, поля, луга оделись зеленью, все живет, цветет, поет, играет, веселится и славит Творца – ибо всякое дыхание и все живое приносит Ему хвалу [440]. В такое-то радостное, полное жизни, время, произник на свете, хотя не у нас в России, но к нам волею Творца пересаженный, прекрасный цвет – наша юная Государыня Императрица Александра Феодоровна, рождение которой мы ныне торжественно празднуем.

К торжеству и радости весенней природы, разнообразно хвалящей Господа, присоединим, и мы свои торжественные, молитвенные и хвалебноблагодарственные Господу гласы о здравии и благополучном чадородии нашей Благочестивейшей Государыни и о благоуспешности всех дел Ее.

Но какая хвала и благодарение от нас могут быть приятны Господу, святому праведному и человеколюбивому, как – хвала нашими добрыми делами, взаимною любовью, взаимною друг другу помощью, снисхождением, милосердием, как сказано в Писании: будьте милосерды, как Отец ваш небесный милосерд есть [441].

Наша всемилостивейшая Государыня благодарит Творца и Промыслителя за все Его к ней благодеяния именно такими делами, делами милосердия, снисхождения и помощи бедному русскому люду, приносит дань хвалы и благодарения Ему. Она подобна Евангельскому зерну горчичному, которое, будучи меньше всех семян, с возрастанием своим становится больше всех злаков, и бывает деревом, в ветвях которого укрываются птицы небесные. В самом деле, разве возникшие по Ее мановению во многих городах и местечках русских эти многочисленные убежища для бедного бесприютного люда, эти Дома Трудолюбия и Работные Дома не означают всюду широко раскинувшихся ветвей великого сеннолиственного древа милосердия, под тенью которого Она собрала и собирает множество трудящегося и кормящегося народа? Это сеннолиственное Древо – Она, наша Царица. Вот как Она распустила Свои зеленые, жизнерадостные ветви милосердия! Как не благодарить и не славить нам Творца, столь благостно промышляющего о России через Свою избранную, верную Рабу, Благочестивейшую Государыню? Как не благодарить Ее, за Ее милосердие и столь благотворные дела в России? Могло ли что подобное быть без Ее милостивого начинания! Надо было именно царственному Лицу на царском престоле начать это великое дело милосердия, чтобы оно так широко пошло и укоренилось. Слава и Благодарение Богу за нашу Царицу! Благодаpeние нашей Царице за Ее попечение о меньшей братии Христовой. Аминь!

Для чего даются нам имена Святых?

Слово на день тезоименитства Благочестивейшей Государыни Императрицы Александры Феодоровны

Так говорит Господь: не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; Ты мой (Ис.43:1)

Сегодня празднуем тезоименитство нашей юной, цветущей духом и телом Государыни Императрицы Александры Феодоровны. И все мы празднуем ежегодно свое тезоименитство или свои именины – и день Ангела считаем для себя особенно важным и знаменательным. Что же значит тезоименитство и для чего Церковь Божия дает нам имена Святых? Тезоименитство – значит тожеименитство т. е. тоже имя, которое носит какой-нибудь святой угодник Божий или святая, например святая мученица царица Александра, именем которой наречена наша Благочестивейшая Государыня.

Для чего даются православным Христианам имена святых? Для означения того, что мы причислены вскоре по рождении и крещении к Церкви Божией или к обществу святых, живущих на небесах, – к обществу града Божия, града небесного, вечного, святого, и сами должны горняя мудрствовать [442] и подражать добродетелям тех святых, коих имена на себе носим и стремиться к тому же вечному граду; ибо не имеем здесь пребывающего града (постоянного), но вечного взыскуем(ищем) [443]. Еще для того даются нам имена святых, чтобы нас вверить их духовному покровительству и руководству. Кроме имени святого или святой мы все, члены Церкви православной, называемся еще общим именем Христиан, самым драгоценным и святым именем для всех, как искупленные Кровию Христа, как искренно верующие и крестившиеся в Него: ибо во Христа крестившиеся, во Христа облекаются [444], в Его правду, святость, кротость, смирение, послушание, терпение, – и в вечности облекутся Его славою, честью и бессмертием. Итак, мы носим два имени; одно имя святого или святой, а другое имя – христианина или христианки. Древние мученики христианские на вопрос гонителей своих: кто ты – отвечали только: я христианин, я христианка, не называя другого имени, и считали это имя за величайшую честь. Называясь именем святого или святой, мы должны знать краткое житие их, их подвиги и добродетели, коими они угодили Богу или достигли святости и вечной жизни – и стараться подражать им по силе своей, прося их молитвенного ходатайства за нас, чтобы и нам удостоиться достигнуть вечной жизни. Называясь христианами, мы должны стараться иметь Дух Христов – дух кротости, смирения, милосердия, незлобия, послушания, святости и правды, ибо если кто Духа Христова не имеет, тот и не Его [445], по слову святого Писания. Принадлежа к церкви православной, мы все именуемся членами Христова Тела, уди есмы тела Его, от плоти Его и от костей Его [446], и каждый из нас обязан свой сосуд телесный стяжавати во святыни и чести, а не в страсти похотней, якоже и язы ́цы не видящии Бога [447]. Величайшая честь называться христианином, – ибо истинному христианину, как подвижнику веры, как воину Христову и победителю греха, как чаду и наследнику Христову, обещано вечное блаженство и соцарcтвие со Христом в вечной славе Его. Побеждающему дам сести со Мною на престоле Моем, якоже и Аз победих и седох со Отцем Моим на престоле Его [448].

Да даст Господь Государыне нашей после царства земного – царство небесное, вечное, непоколебимое, ему же не будет конца. Да умножит Господь Ее природную красоту благодатною красотою всякой христианской мудрости и добродетели – кротости, смирения, милосердия и сострадательности; да приложит Ей дни на дни и лета на лета, да будут дни Ее как дни неба и да дарует Ей Господь вожделенный дар – чадо мужеско, наследника престола. Аминь

Взаимная любовь

Слово на день рождения вдовствующей Благочестивейшей Государыни Императрицы Марии Феодоровны

Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже быстъ. (Ин.1:3)

Святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов, начавший свое высочайшее благовестие сказанием о вечном бытии Бога-Слова и о сотворении через Него и Им всего мира видимого и невидимого, и всех одушевленных и неодушевленных тварей, возгласил в начале Евангелия своего: все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. Таким образом, мы все бытием и благобытием своим одолжены Богу-Слову, Который в конце веков благоволил воплотиться и стать на веки, без конца, совершенным Человеком Иисус – Христом, пребывая от вечности и на веки бесконечным Богом.

Мы сегодня празднуем рождение Императрицы – Матери Царя, прежде всех веков предуведенной Богом – и в свое время, именно в наше время – призванной к бытию и отменному, высокому чадородию, плодом которого был и есть, между прочими, наш царствующий Государь Император. Велико избрание и предназначение Царицы-Матери. Зрите – Сын Ее, Император всея России – и повелевает пятою частью света. Какое избрание и назначение Божие, какая редкая доля в человечестве, а сообразно с таким избранием – какой священный, великий долг лежит на Ней перед Богом и человечеством, ибо чем выше избрание Божие, тем большие, высшие и ответственные обязанности перед Богом и человеками воспринимает избранное Лицо: и во-первых, Она Мать Царя и царственных чад, которых она воспитала соответственно их высокому назначению, а во-вторых, Она царственная Мать всех верноподданных, но особенно всех воспитавшихся и воспитывающихся в России девиц – тех воспитательных учреждений, которым усвоено Ее имя. Она – их Попечительница благожелательная не по имени только, но на деле: ибо они пользуются самым тщательным надзором и руководством верных и усердных Ее помощников и помощниц в важном деле христианского воспитания. Как бывшая Супруга усопшего Царя Миротворца, хорошо знавшая Его царские идеалы, мысли, намерения, желания, предприятия, Она благожелательно передала их царствующему Сыну и в этом отношении Ей принадлежит важная доля воспитания Царя-Сына: ибо кто лучше мог знать и передать заветы Царя Миротворца и Отца русского народа, как не Его Супруга? Она была вернейшею истолковательницей заветов державного Своего Супруга воцарившемуся Сыну; и Он твердо хранит заветы Отца-Царя, – твердо идет по стопам Его, бодро стоит на страже Своего царства, охраняя Его державною Богом данною властью от всякого посягательства на его целость – внутренних и внешних врагов, также как и на страже внешней охраны – безопасности веры и Церкви Православной, как твердейшего оплота и хранилища царства Русского; ибо в твердом единении Церкви и Царства заключается непобедимая сила, сила Божия.

И каждый из нас, дорогие братия, вместе со своим бытием, данным от Бога, получил свое назначение – устроить благополучие и спасение свое и ближних своих, как членов единого великого государственного тела, коего благо зиждется на общем, единодушном стремлении к общему и частному благу всех членов, – и как членов единого духовного тела Церкви, или благодатного царства Христова. Это назначение – верность Богу и Царю, верность семейным, гражданским и христианским обязанностям, верность, доброжелательство, честность и справедливость во взаимных отношениях, заботливая охрана семьи, духовного семейного очага, верность мужей и жен, христианское воспитание детей, охрана ихот всяких соблазнов, приближение их к Св. Церкви, как данной нам Самим Богом Воспитательнице для времени и вечности, хранение каждым своей веры в чистой совести; поддержка истинного духа благочестия, в котором так сильны были наши предки, отстоявшие нам с непоколебимою твердостью целость нашей Св. Веры и Церкви; верность Царю и властям от Него поставленным для устроения общего блага; частное и общее попечение о соблюдении целомудрия, воздержания; о взаимной помощи друг другу в вере и жизни, в скорби, болезни, нужде и горе: ибо в настоящее время налегли на нас многие скорби и бедствия, особенно от шатания нравов, от непрочности супружеских и семейных союзов, от всепожирающего гибельного пьянства и разврата, – от неурожаев хлеба и травы, или от полной порчи полей и скошенных лугов непрерывными дождями.

Будем по силе своей носить тяготы друг друга и таким образом исполнять свое предназначение. Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов [449]. Аминь.

Для чего дается жизнь человеку?

Слово на день Рождения и Тезоименитства Благоверного Государя Наследника и Великого Князя Михаила Александровича

Тебе ради (Христа) умерщвляемы есмы весь день: вменихомся якоже овцы заколения (Рим. 8:36; Пс. 43:23)

Сегодня православная церковь, особенно поместная тверская торжествует весело память страстотерпца, Благовеpного Князя Михаила Тверского, замученного в орде татарами и прославленного дивными знамениями святости, нетления и чудес многих от мощей Его. Было злое время для России, по праведным судьбам Божиим, когда и великие князья наши подвергались мученической смерти от поработителей наших тогдашних татар. Теперь Божиею милостью она давно свободна, велика и славна: а страстотерпцы святые молятся с дерзновением Богу о всем Царствующем нашем Доме и о России.

Сегодня же церковь и Россия празднуют торжественно день Рождения и Тезоименитства Благоверного Государя Наследника, Великого Князя Михаила Александровича, третьего сына Миротворца Императора Александра III-го, в Бозе почивающего.

Стеклись два рождения в один день одного лица – рождения по плоти и возрождения по духу, т. е. святого крещения и сопричисления Его к св. Церкви со славным именем св. страстотерпца российского, Благоверного Князя Михаила, коего св. мощи почивают во граде Твери.

И рождение по плоти Благоверного Государя Наследника самое знаменитое, как рождение царского Сына, – но рождение по духу, по вере – несравненно славнее, как рождение от Бога Духом Святым, как день сопричисления Его к Церкви Божией и усыновления Богу для шествия путем земных подвигов к наследию вечной жизни в вечном отечестве небесном.

Всем нам христианам дается от Творца бытие временное для наследования жизни вечной: ибо христианская вера, печатлеемая таинствами и христианскою любовью и добрыми делами, дает нам на нее право. Право же это куплено нам Пречистою Кровию, излиянною на кресте Иисусом Христом за спасение рода человеческого. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Верующий в Него не судится, а неверующий (как отступник новый граф Толстой) уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия [450].

Итак, какое главное назначение нашей жизни?

Всякая вещь, все дышущее и движущееся на земле имеет свое назначение от Творца и нет ни одного малейшего создания – без назначения: ибо все сотворено премудро, целесообразно и прекрасно. Человек есть венец творения и царь земли, созданный по образу и подобию Божию, с разумною и бессмертною душою. Его последняя цель – не здесь, ибо на земле все тленно и временно, и человек здесь только временный пришелец, странник и временный ратник и воин: он должен крестом и терпением очищать себе путь к небу, для которого он сотворен, – ибо человек, – обладатель земными тварями, сам, по своей опрометчивости в начале, сделался из существа свободного рабом диавола и собственных бесчисленных страстей, которые изменили и обезобразили его прекрасную Богоподобную природу, сделали его рабом тления и всякого греха и врагом Богу Творцу, удалив от Него пропастью непроходимою. Только Господь Иисус Христос уничтожает эту пропасть для верующих в Него и приводит их к Богу верою и покаянием.

Итак свойство и характер здешней жизни есть непрестанный подвиг и война с самим собою, своими страстями и всякими порочными наклонностями, очищение себя от всякой скверны плоти и духа [451], восстановление в себе падшего образа Божия. Царствие небесное силою приобретается, – говорит Господь, – и усильные искатели приобретают его [452].

Вы – христиане правоверующие – и слышали или сами читали, какими подвигами в этом мире святые достигли вечной жизни и славы, как одолели нелепый безобразный грех и обучили себя всякой добродетели. Подражайте житию их по силе своей; учитесь их вере, воздержанию, молитве, простоте, кротости, смирению, терпению;покаянию, послушанию, духом горите, Господу служите [453]. От вас теперь не требуется подвиг мученический для стяжания вечной жизни, каким подвизались первые христиане, или наши русские страстотерпцы Михаил Благоверный Князь тверской, или Михаил князь черниговский с болярином его Феодором и прочие мученики, пострадавшие в татарской орде. Мы все свободно исповедуем св. Веру под державою православных царей. Но и у нас есть враги – это наши грехи, и враги веры – нынешние сектанты, которые открыто поносят нашу св. спасительную Веру и Церковь православную и проповедуют нелепые, гибельные учения. Требуется от вас и ныне твердость в вере и мужественная борьба с сектантами, – обличение их безумия здравым словом Веры. Нет ныне мучений телесных за Веру, но верующим приходится нередко испытывать мучение душевное от дерзости сектантов, особенно Толстовцев, поносящих пресвятое и великолепное Имя Святыя Троицы и Единого от Троицы, Господа нашего Иисуса Христа. Берегите же свою веру крепко, подвизайтесь за свою веру, в которой спасались и спаслись наши святые и наши предки, – и достигайте вечной жизни, в которую вы позваны благодатью и милостью Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

Иоанн Кронштадтский, праведный

Цитировано по:

Простое евангельское слово русскому народу: статьи для чтения

по воскресным и праздничным дням всего года / протоиерей

И. И. Сергиев (Кронштадтский). – Санкт-Петербург: Издание

"Общества распространения религиозно-нравственнаго

просвещения в духе Православной Церкви", 1902

Азбука веры

Примечание

1. Мк. 7:21–23.

2. 2Пт. 3:10; 2Пт. 10

3. Откр. 22:12.

4. Ис. 35:10; Ис. 66:14.

5. Гал. 6:7.

6. 2Кор. 5:17.

7. Мк. 1, 2, 4, 5; Мал. 3:1.

8. Мф. 3:7–10.

9. 1Тим. 5:22.

10. Лк. 3:11.

11. Лк. 3:13–14.

12. Мф. 3:15.

13. Пс. 49:6; Пс. 74:8; Деян. 10:42; Евр. 12:23.

14. Тит. 3

15. Гал. 6:7.

16. Деян. 10:42.

17. Втор. 32:35–36.

18. Евр. 10:26–31.

19. Ин. 1:5.

20. Пс. 48:03; 03

21. Рим. 1:23.

22. Иер. 2:27.

23. Ин. 9:13.

24. 1Пт. 4:3.

25. 1Ирм… песнь 5.

26. 1Пт. 2:9.

27. Рим. 1:8.

28. Рим. 1:23.

29. 1Ин. 5:11.

30. Пт. 11:42.

31. 1Ин. 2:8.

32. 2Пт. 1:3.

33. 1Ин. 1:9.

34. Рим. 13:10.

35. Прем. 19:6.

36. Ин. 2:11.

37. Гал. 6:2.

38. Лк. 19:10.

39. Мф. 7:1.

40. Лк. 2:34–35.

41. Откр. 12:9.

42. Mф. 3:15.

43. 2Кор. 6:15.

44. Mф. 21:9.

45. Откр. 1:7.

46. 1Сол. 4:16–17.

47. Мф. 23:6–7.

48. Лк. 19:8.

49. Лк. 10:30–37.

50. Ин. 8:44.

51. Откр. 2:26.

52. 1Кор. 4:7.

53. Лк18:14.

54. Лк. 18:13.

55. Лк. 17:10.

56. Ин. 15:5.

57. Лк. 15:17.

58. 1Пт. 1:16; Лев. 19:2.

59. Деян. 17:25; Деян. 17:28.

60. Пс. 13:1.

61. Иак. 4:4.

62. 1Пт. 1:14; Ис. 40:6–7.

63. Кор. 6:20.

64. Мф. 11:28; Мф. 11:30.

65. Лк. 15:17.

66. 1Кор. 15:50.

67. Рим. 6:11–14; Рим. 6:16.

68. Рим. 13:12–14.

69. Иуд. 1, 14–16.

70. Пс. 95:13.

71. Рим. 2:12.

72. 1Пт. 4:17.

73. Лк. 23:31.

74. Гал. 1:8.

75. Евр. 12:14.

76. Рим. 11:15; Рим. 12:16.

77. Рим. 2:4–5.

78. Мф. 11:19.

79. Ин. 13:34.

80. Рим. 13, 8–10.

81. Мф. 6:19–21.

82. Пс. 102:1.

83. ср. 2Пт. 2:22.

84. Мк. 5:34.

85. Еф. 5:30.

86. Ин. 6:56.

87. 1Кор. 6:17.

88. Ин. 6:54.

89. 1Кор. 11:29.

90. 1Ин. 1:45–50.

91. 1Тим. 3:15.

92. Эф. 5:27.

93. Евр. 13–15.

94. Ин. 13:15.

95. Мф. 25:34.

96. Мф. 11:23, 24.

97. Мф. 6:24.

98. Евр. 2:1.

99. Мк. 2:3, 4.

100. Мк. 2:5.

101. Мк. 2:6, 7.

102. Мф. 7:1,

103. Мк. 2:8, 9.

104. Мк. 2:10–12.

105. Притч. 28:27.

106. Молитва на вечерней повечерии.

107. Молитва вечерняя святому честному кресту.

108. ср. канон честному и животворящему кресту, п. 1.

109. Ср. там же, п. 9.

110. Мк. 8:28.

111. 112

113. 114

115. 1Пт. 5:8.

116. Мк. 10: 33–34.

117. Мф. 28:20.

118. Мк. 10:25.

119. Мф. 18:20.

120. Эф. 6:12.

121. Ин. 19:30.

122. Мк. 10, 43, 44.

123. 2Сол. 3:10.

124. Рим. 15:1, 2.

125. Ин. 1:29.

126. Лк. 23:34.

127. Мф. 21:41.

128. Зах. 9:9.

129. Пс. 8:3.

130. Мф. 21:1–17

131. (Служба 4-й седмицы поста; среда; икос по 6-й песни).

132. Мф. 21:17–44.

133. Гал. 5:22.

134. Мф. 3:10.

135. Мк. 13:31.

136. 1Кор. 13:1–8.

137. 1Ин. 4:8.

138. 2Кор. 13:5.

139. 1Кор. 3:16.

140. Ср. Мф. 21:22.

141. Гал. 6:10.

142. Лк. 23:28.

143. Флп. 4:7.

144. Пс. 39, 8–9.

145. Рим. 6:23.

146. Ин. 3:16–18.

147. Евр. 2:11.

148. Ин. 11:25.

149. Лк. 19, 2.

150. 2Кор. 6, 17–18.

151. Лк. 11:2–4; Мф. 6:9–10.

152. Рим. 6, 9–11.

153. 1Кор. 15:20–22.

154. Кол. 3:1–4.

155. 1Кор. 6:12.

156. Мф. 6:33.

157. Лк. 21:19.

158. Лк. 21:18.

159. 1Кор. 15:20.

160. Пасхальный канон песнь 3, троп. 2.

161. Ис. 1:14.

162. Пс. 48:13, 22.

163. Кор. 6:9, 10.

164. Ин. 4:24.

165. 2Кор. 3:17.

166. Мф. 26:6:13.

167. Евр. 13:8.

168. Мф. 25:40.

169. Мф. 25:35–36.

170. Ср. Еф. 1:22, 23; Кол. 1:18.

171. Мф. 5:4.

172. Мф. 25:34.

173. Ин. 5:1–15.

174. Еф. 5:9.

175. Последование ко св. причастию, песнь 3, ср. троп. 1.

176. Откр. 3:20.

177.

178. см. Синакс., в нед. о самар.

179. Тит. 2, 11–14.

180. Ин. 4:20–26.

181. Мф. 18–20.

182. Ин. 9:6–7.

183. Ср. Мф. 12:32.

184. Втор. 32:15.

185. Ин. 4, 37. 38.

186. Флп. 3:20.

187. 1-я стихира на "Господи воззвах" празд. Воз.

188. Ин. 16:7.

189. Деян. 7:56.

190. Ин. 3:13.

191. Еф. 4:10.

192. Лк. 23:43.

193. 1Ин. 2:1–2.

194. Ин. 14:2–3.

195. Ин. 17:1–6, Ин. 17:10–11.

196. Ср. Гал. 1:8–9.

197. Лев. 19:2.

198. Мф. 5:48.

199. 1Пт. 1:14–23; 1Пт. 2:1–2.

200. 2Пт. 1:5–11.

201. 1Ин. 2:3–4.

202. Лк. 21:19.

203. Мф. 10:22.

204. Пс. 144:9.

205. Мф. 5:7–8.

206. Ср. 1Кор. 6:9–10.

207. Рим. 12:10.

208. Ср. Еф. 4:22–24.

209. Пс. 125:5–6.

210. Ин. 16:5–7.

211. Мф. 16:18.

212. Гал. 1:8–9.

213. Мф. 11:28–30.

214. Лев. 19:2.

215. Евр. 13:14.

216. Гал. 5:24.

217. Ср. 2Пт. 1:3.

218. Флп. 4:13.

219. Мф. 28:20.

220. 1Кор. 1:27–29.

221. 1Кор. 1:17.

222. Мф. 6:24; Мф. 19:24.

223. 1Ин. 2:15–16.

224. Рим. 8:35–39.

225. Ср. Гал. 4:15.

226. Деян. 3:6–8.

227. Лк. 10:19.

228. 2Кор. 12:4.

229. Деян. 5:13.

230. Гал. 1:15–16.

231. Еф. 6:12.

232. Евр. 10:24.

233. Тим. 2:4.

234. Гал. 5:24.

235. Рим. 13:14.

236. 1Кор. 6:13.

237. Мф. 16:16.

238. Мф. 16:17.

239. Мф. 11:25.

240. Кор. 11:23–29.

241. Рим. 8:35–39.

242. Ин. 15:5.

243. Мф. 8:5–13.

244. 2Пт. 3:4.

245. Мф. 24:3.

246. Мф. 8:13.

247. Ср. Мф. 9:27–30.

248. Мф. 9:2; Мф. 6–7.

249. Мф. 9:22.

250. Мф. 17:14–21.

251. Мф. 8:28–34; Мф. 9:1.

252. 1Ин. 2:8.

253. Мк. 5:19.

254. Евр. 12:12–13; Евр. 12:15.

255. Евр. 13:9.

256. Мф. 25:6.

257. Мф. 9:27–31.

258. Мф. 28:20.

259. Евр. 13:8.

260. Деян. 17:28.

261. Ин. 13:15.

262. Притч. 28:27.

263. Пс. 144:13.

264. Ин. 6, 26, 27, 32 33 35.

265. Евр. 13:9.

266. 1Кор. 6:13.

267. Канон ко св. причастию, песнь 1, троп. 1.

268. Мф. 14:22–34.

269. Мф. 26:41.

270. Флп. 4:5.

271. Лк. 9:31.

272. Мф. 17:5.

273. Мф. 13:43.

274. Флп. 3:21.

275. Мф. 17:5.

276. Ин. 16:33.

277. Мф. 16:24.

278. Ин. 16:20.

279. Мф. 13:43.

280. Мк. 7:21–22.

281. Ин. 15:5.

282. Мф. 11:12.

283. Иак. 1:17.

284. Мф. 13:43.

285. Мф. 17:14–23.

286. Мф. 18, 23–35.

287. Ин. 3:16.

288. 1Пт. 3:8–9.

289. Еф. 4:2.

290. Мф. 9:13.

291. 2Пт. 1:3.

292. Сирах. 38:16–17.

293. Пс. 33:22.

294. Рим. 6:23.

295. 2Кор. 1:5.

296. Мф. 11:30.

297. Мф. 11:12.

298. Ин. 5:28–29.

299. 1Ин. 4:20.

300. Евр. 9:27.

301. Рим. 10:5.

302. 1Ин. 3:15.

303. Пс. 118:134.

304. 1Кор. 6:10.

305. Мф. 6:24; Лк. 16:13.

306. Кол. 3:2.

307. Мф. 22:2–14

308. Еф. 5:25.

309. 2Кор. 11:2.

310. Лк. 2:34–35.

311. Рим. 5:10–11.

312. Ин. 3:13–17.

313. Ин. 1:51.

314. Еф. 5:16.

315. Евр. 10:27.

316. Лк. 13:3.

317. Ин. 6:53–54.

318. Мк. 16:16.

319. Ин. 3:17.

320. Ин. 5:22.

321. Мф. 25:11–13.

322. Пс. 98:5.

323. Ин. 11:25.

324. 1Кор. 1:23.

325. Чис. 16:31.

326. Мф. 8:34–38.

327. Мф. 5:30.

328. Ин. 14:21.

329. Мф. 6:33.

330. Ср. Мф. 7:12.

331. Мф. 25:14–30.

332. Мф. 6:19–20.

333. Мф. 15:21–28.

334. Мф. 8:10.

335. Мф. 7:7.

336. Антиф. 4 гл.

337. Мф. 21:22.

338. Лк. 5:1–11.

339. Флп. 2:10.

340. Мк. 9:1.

341. Стихира на малой вечерни в праздник Иоанна Богослова.

342. Откр. 1:10–18.

343. Лк. 6:31–36.

344. Мф. 11:29.

345. Евр. 12:14.

346. Мф. 11:29.

347. Евр. 12:14.

348. Рим. 12:9–21; Рим. 13:1.

349. Рим. 2:14.

350. Пт. 1:3.

351. .1Ин. 4:11.

352. Сирах. 40:1.

353. Лк. 7:11–16.

354. Мф. 8:22.

355. Откр. 3:1.

356. Праздник Обрезания Господа, стихира на Господа возвах.

357. Мф. 7:6.

358. Пс. 7:10.

359. Мф. 10:22.

360. Откр. 21:8, 3.

361. Ин. 6:68.

362. Лк. 16:19–31.

363. Лк. 16:9.

364. Мф. 5:18.

365. Лк. 8:26–39.

366. 1Кор. 5:5.

367. 1Кор. 6:10.

368. Притч. 11:25.

369. Рим. 12:19.

370. Мф. 17:21.

371. Еф. 5:14.

372. Кор. 15:20.

373. Ин. 5:29.

374. Пс. 83:11.

375. 2Пт. 1:3.

376. 1Ин. 2:16.

377. 1Пт. 2:5.

378. Лк. 10:25–37.

379. 1Пт. 1:15.

380. Рим. 12:15.

381. Иак. 5:16.

382. Еф. 4:2.

383. 1Пт. 3:9.

384. Мф. 5:44.

385. Притч. 25:22; Рим. 12:20.

386. Еф. 4:4.

387. Лк. 12:16–21.

388. 1Кор. 12:26–27.

389. Рим. 15:1.

390. 1Кор. 3:19.

391. Лк. 13, 10–17.

392. 2Пар., молитва Манассии.

393. 2Кор. 7:1.

394. Мф. 4:17.

395. Мф. 16:26.

396. Лк. 16:25.

397. 1Кор. 7:33.

398. Мф. 19:11–12.

399. Иак. 4:6; Притч. 3:34.

400. Лк. 18:20–27.

401. Иак. 1:4.

402. Мф. 5:48.

403. Кол. 3:12–16.

404. Евр. 12:14.

405. Лк. 14:16–24.

406. Мф. 25:6.

407. Еф. 5:30.

408. Ин. 1:18.

409. Мф. 6:22.

410. Мф. 11:29.

411. Лк. 6:36.

412. Лк. 21:34.

413. Мф. 6:25, 33.

414. Лк. 21:19.

415. Мф. 18:17.

416. Лев. 11:44; 19:2.

417. Евр. 12:14.

418. 1Кор. 4:4.

419. Евр. 2:11.

420. Иак. 2:5.

421. 2Кор. 8:9.

422. Откр. 3:17.

423. Мф. 19:30.

424. Мф. 5:3.

425. Мф. 4:16.

426. Мф. 11:7.

427. Лк. 7:24.

428. Гал. 3:27.

429. Быт. 3:15.

430. Евр. 10:23–31.

431. Деян. 4:12.

432. Втор. 22:5.

433. Ис. 8:8–10.

434. Прем. 6:3.

435. 1Тим. 3:16.

436. 1Тим. 1:15.

437. Мф. 28:20.

438. Мф. 5:48.

439. Прем. 6:3.

440. Пс. 150.6.

441. Лк. 6:36.

442. Кол. 3:2.

443. Евр. 13:14.

444. Гал. 3:27.

445. Рим. 8:9.

446. Еф. 5:30.

447. 1Сол. 4:4–5.

448. Откр. 3:21.

449. Гал. 6:2.

450. Ин. 3:16–18.

451. 2Кор. 7:1.

452. Мф. 11:12.

453. Рим. 12:11.

***

Молитва праведному Иоанну Кронштадтскому:

  • Молитва праведному Иоанну, Кронштадтскому чудотворцу. Мудрый наставник и добрый пастырь, сделавший много для укрепления веры, помощи людям, умирения страны, спасения от надвигающейся смуты. Податель многих исцелений и помощи в различных житейских нуждах, болезнях, при одержимости пьянством. Покровитель миссионеров и катехизаторов, ему возносят молитвы о помощи детям в учебе

Акафист праведному Иоанну Кронштадтскому:

Канон праведному Иоанну Кронштадтскому:

Житийная и научно-историческая литература о праведном Иоанне Кронштадтском:

Труды праведного Иоанна Кронштадтского

 

 
Читайте другие публикации раздела "Творения православных Святых Отцов"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru