Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

Карта Сбербанка:
4817 7601 1265
4359

PayPal:
k-istine@mail.ru

WebMoney:
Р320505518138
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953



Праведный Иоанн Кронштадтский - творения


Иоанн Кронштадтский. Дневник. Том XVI. 1871–1872

Память: 20 декабря / 2 января, 1 июня / 14 июня

Мудрый наставник и добрый пастырь, сделавший много для укрепления веры, помощи людям, умирения страны, спасения от надвигающейся смуты. Податель многих исцелений и помощи в различных житейских нуждах, болезнях, при одержимости пьянством. Покровитель миссионеров и катехизаторов, ему возносят молитвы о помощи детям в учебе.

Праведный Иоанн Кронштадтский

Праведный Иоанн Кронштадтский

***

Предисловие автора

"Вся ко благоугождению Твоему и мудрствующе и деюще"
Молитва пред Евангелием на Литургии

Не предпосылаю моему изданiю предисловiя: пусть оно говоритъ само за себя. Все содержащееся въ немъ есть не иное что, какъ благодатное озаренiе души, котораго я удостоился отъ всепросвещающаго Духа Божiя въ минуты глубокаго къ себе вниманiя и самоиспытанiя, особенно во время молитвы. Когда могъ, я записывалъ благодатныя мысли и чувства, и изъ этихъ записей многихъ годовъ составились теперь книги. Содержанiе книгъ весьма разнообразно, какъ увидятъ читатели. Пусть они судятъ о содержанiи моего изданiя.

Духовный возтязуетъ убо вся, а самъ той ни отъ единаго востязуется [1 Кор. 2:15].

Протоиерей I. Сергiевъ.

***

Содержание

Предисловие

От издателей

Дневник 1871–1872 гг

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

Январь

Февраль

Март

Апрель

Предисловие

Настоящее издание – это первая публикация всех известных на данный момент дневников святого праведного Иоанна Кронштадтского (1829 – 1908). Дневники охватывают период с 1856 года по 1898 год. На настоящий момент отсутствуют тетради дневников за 1885–1890 и 1894 – 1896 годы и за период с 1898 года до середины 1908 года. Отсутствие тетрадей за эти годы нисколько не умаляет значения публикации, так как недостающие тетради добавили бы какие-то подробности, касающиеся жизни праведника, ничего не добавив по существу.

В связи с публикацией дневников следует сказать, что они впервые предоставляют возможность составить подлинную биографию праведника как с точки зрения фактов, так и по существу его духовного подвига. Имеющиеся на данный момент биографии отца Иоанна Кронштадтского носят несколько упрощенный характер: они – и не икона, и не фотография, а скорее похожи на лубок. В качестве развлекательного чтения такие биографии имеют право на существование – но в качестве вспомоществования на пути ко спасению, в качестве духовного ориентира они могут принести скорее вред, нежели пользу, так как могут ввести читателя в заблуждение относительно жизни праведника, рисуя такую картину окружавшего его мира, в которой было мало сходства с реальной, зачастую весьма суровой действительностью.

Многие страницы дневника написаны отцом Иоанном с предельной откровенностью, так что у читателя может возникнуть помысел, а уж не обычный ли он человек, отец Иоанн, – хотя и священник, а, может быть, такой, как и мы, грешники. Однако внимательное чтение и изучение дневников праведника показывает, что нет, совершенно не такой и что между им и нами лежит едва ли не пропасть. То, к чему современные христиане уже привыкли, то, что составляет, можно сказать, почти бытовую сторону жизни современного человека, тот мир помыслов, который является почти обычной обстановкой внутренней жизни современного христианина и даже и не осознается им и никак не оценивается, – то осознавалось праведником как горькое падение, требующее с его стороны самого жестокого, беспощадного обличения. Его самоукорение столь велико, последовательно и неотступно, что показывает, что воистину Дух Божий действовал в нем, – и пусть Господь и попускал ему оступаться, но Он же и воздвигал его вскоре. По силе борьбы с мысленными искушениями посреди житейского моря и посреди мира, в котором он жил, святой праведный Иоанн являет пример одного из величайших святых XIX – начала XX столетия, на котором почила великая милость Божия, которая, по слову апостола Павла, зависит не от подвизающегося, а от Бога милующего (Рим. 9, 16).

Зная, что отец Иоанн любил богослужение и сам читал канон на утрени, некоторые священники также стараются читать каноны на утрени, но часто не получают того, на что рассчитывают, ибо, предпринимая чрезвычайные, но единичные усилия, упускают из виду заботу о ежечасном и ежеминутном исправлении своей души, непереставаемом предстоянии совести Богу, что требует напряжения иного качества. В этом случае уже не человек усиливается сделать что-то с его точки зрения хорошее, а душа человека просвещается, как стекло солнечными лучами, словом Божиим, которое живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет (Евр. 4, 12–13). Человек каждую минуту судится им и старается убрать с души всякое пятно, которое открывается на ее одеждах Божественным глаголом. Именно поэтому дневники святого праведного Иоанна Кронштадтского начинаются с углубленного прочтения и толкования им Священного Писания. Невозможно спастись и право жить, не зная Закона Жизни, не изучив вполне воли Божией, запечатленной в святом Евангелии. Это первая заповедь праведника всем спасающимся – читать, углубляясь в содержание, и снова читать Священное Писание, вникая в богодухновенные глаголы, и судить ими себя, и по мере их исполнения снова просить Господа открыть ум для уразумения читаемого. Оно как неколеблимый камень, на котором только и может каждый воздвигнуть постройку своего спасения.

Из дневников отца Иоанна мы узнаем, как он боролся со страстями, присущими в той или иной мере каждому человеку, какими были подлинные отношения его с сослуживцами в храме, с супругой Елизаветой и с родственниками, – а эти отношения были весьма далеки от того, что обычно изображается его биографами. Но из дневников мы узнаем и то, каким путем шел праведник и какой христианский выход он находил из сложных коллизий человеческого бытия.

Ныне много говорят о праве человека на личную тайну, что нельзя касаться того, что человек писал в личном дневнике. Говоря так, люди забывают, что на Страшном Суде не будет личных тайн, сокровенных чувств и мыслей. Таким чтителям личной тайны ответим словами самого святого праведного отца Иоанна, которые он написал, имея в виду дневник: "Не истреблять этой книги и по смерти моей: может быть, кто-нибудь найдется подобный мне по мыслям и по чувству и покажет свое глубокое сочувствие написанному в этой книге, если не всему, чего я и не смею надеяться (потому что могут найтись здесь, при строгой критике, и ошибки), то по крайней мере некоторым местам ее. Всё хорошее и справедливое в этой книге почитаю не своим, а Божиим, так как мы не способны ... помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога [2Кор. 3, 5]. Мои только ошибки и недостатки".

Публикацией дневников исполняется завещание отца Иоанна, тем более непреложное, что завещателем в данном случае является один из великих святых Русской Православной Церкви последнего времени.

Игумен Дамаскин (Орловский)

От издателей

Текст Священного Писания, цитируемый автором на церковно-славянском языке, приводится в издании в русском переводе. Параллельный церковно-славянский текст некоторых цитат, необходимый для понимания авторского толкования, внесен редакцией и печатается в квадратных скобках: Надежда моя – на Тебя [церк.-слав.: и состав мой от Тебя есть]. Отступлением от общего принципа цитирования являются некоторые стихи, которые приводятся на славянском языке, что в стилистическом или смысловом отношении представляется более целесообразным.

В издании используются следующие условные обозначения:

(Лк. 1, 1)- указание на цитату Священного Писания, сделанное автором;

[Лк. 1, 1]- указание на цитату Священного Писания, сделанное редакцией;

[...] – непрочитанное слово;

[славою] – предположительно прочитанное слово;

[животных] – отсутствующее в тексте, но необходимое по контексту слово, внесенное редакцией.

Дневник 1871–1872 гг

Алабышеву, Сильверствову, Левицкому книги 30 сентября 1871 г.

Сделано. (Об Ольге из [деревни] Гасселовича похлопотать.)

Еще в трех классах книги у двух.

На леднике стоят три бутылки с 5-го августа хереса, сотерну и рогому [1].

Сахар взят у Калашникова 27 августа – голова 4 рубля 68 копеек по 18 копеек.

5 рублей [отдано], надо [получить] – 32 копейки.

Вьюшку в печи кабинетной переменить.

Письмо написать Евдокии Михайловне, в Боровичи.

Бамо и Коргуеву сказать, чтобы пришли в среду; на будущей неделе во вторник святых апостолов Петра и Павла.

Евдокии Гавриловне Александровой дана книга 27 января 1872 г. Жития святых. У [К.] книга. У Сапожн. певчего – книга.

Сотерн – очень полезное вино.

Молиться за Агафию и Гавриила, живущих, – о здравии и спасении.

3 рубля вчера я дал нищим, чтобы купили одежду и работали, а на меня не надеялись: одному бедному, тонкому, другому будто чухонцу, а третьему – столяру.

2 сентября. Отцу Александру Невскому послать пять экземпляров своих бесед и семь экземпляров "Страданий святой великомученицы Евфимии".

Верховцев делает в Святейшем Синоде кресты наперсные по 17 рублей за крест.

Слуге Екатерине черного хлеба не доверять: крадет много (NB). 24 июня 1871 г.

Сказать проповедь о необходимости приходского попечительства на основании повествования евангелиста Луки в Деяниях апостольских и слов апостола Павла: точию [рус.: только] нищих да помнима [Гал. 2, 10].

10 февраля 1871 г. Заплачено за книгу 65 копеек у М.А. Туркина. Стекло разбилось в лавке при моем входе в нее.

Должное по сбору всё отдается братии, а колосья, оставшиеся после жатвы на нашем поле или с чужой нивы, отдаются нищей братии [Лев. 19, 9–10; 23, 22].

21 апреля молебен к Тимофею Алекс.: дочь Александра – именинница. К Доброхотову молебен в 8 часов.

13 января 1872 вечером в 9 часов подал одному нищему 40 копеек на одежду: заметь, употребит ли на одежду, пойдет ли на работу; перестанет ходить ко мне попрошайничать или нет?! Малый рост. [Солдатский] сын.

27 января 1872 г. мещанину Викторову, живущему на горе в доме Дмитриева, дал один рубль в долг.

Крестьянину Егору Харитоновичу Еремину послать немедля "Историю раскола" Макария, епископа Тамбовского [2]. 1 апреля 1871.

Спасется через чадородие [1Тим. 2, 15]... На памяти.

Живот предобручает смерть [3]. Надпись на памятнике матери [4].

"Церковное чтение" издавать хорошо бы. Посоветоваться бы с кем. Для мирян большую пользу принесло бы.

По утрам не пить чаю никогда.

Божиею милостию взять и первый класс гимназии с будущего года на себя. 18 марта 1872 г.

Закоренелым пьяницам, блудникам и прелюбодеям на исповеди не доверяйся много, не полагайся на их вынужденное обещание исправиться и просьбу принять Святые Тайны, но не разрешай их и не допускай их до причастия Святых Таин, потому что многие тебя и Бога обманывали после таких обещаний и после исповеди и причастия еще хуже жили, еще больше пьянствовали и блудили. Надо всеми мерами вести к исправлению грешников, а не потворствовать им скорым разрешением от грехов. Это ведет к беспутной жизни и изгоняет из сердец людей страх Божий. Обличай их нещадно в страх прочим: ты имеешь от Бога великую власть, о иерей, на создание, а не на разрушение [2Кор. 13, 10].

Живите (и ты живи) как члены одного тела, как братья и сестры, как чада Божии, в любви и согласии, в мире и тишине, друг друга уважая, друг другу снисходя, как Господь снисходит нам. Не гордитесь, не завидуйте, не враждуйте, плотские похоти обуздывайте, целомудрствуйте, воздерживайтесь от всякого излишества; будьте неленостны на молитву и на дела житейские; все начинайте краткою молитвою, день и начинайте и оканчивайте молитвою усердною к Богу, Царице Небесной и Ангелу-хранителю; за всех молитесь, как за себя, всем желайте добра, как себе, и никому не желайте и не делайте зла.

Простая, грубая речь моей матери приятнее Богу, нежели моя искусственная, рассчитанная нередко, от гордого сердца, от лукавого, страстного сердца выходящая. Простое у ней сердце.

Когда разрушены основания, нарушено в детстве целомудрие, что делать праведнику? Враг удобно одолевает. Когда разрушены основания, когда люди потеряли веру, что делать тогда праведнику? или проповеднику веры?

Ах! Как сердцу моему нужно непрестанное укрепление благодатию, а не брашны! Добро бо благодатию утверждати сердца, а не брашны, от нихже не прияша пользы ходившии в них [рус.: хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими] [Евр. 13, 9], а я – грешный сластолюбец! Без благодати, без долгого неприобщения Святых Таин и углубленного чтения слова Божия я смущен, боязлив, мнителен, увлекаюсь всяким дуновением страстей! Трость, ветром колеблемая! Аминь. 4 апреля 1871.

Великая польза не принимать ничего к сердцу близко, то есть обид словом или делом от ближних, и пропускать мимо ушей; а я, к несчастию, принимаю близко и оттого мучусь душевно и телесно.

Ничего на земле не ищу, говори в себе во время общественной молитвы, чтобы не обращать внимания на предстоящих, – но я, небесный гражданин, взыскую грядущего града [Евр. 13, 14] и мертв для мира сего: не уважаю земной знатности и богатства, отличий и титулов грошовых, но стремлюсь к почести горнего звания, ищу горнего богатства во Христе.

Петербургской губернии Гдовского уезда, погоста Михайлова крестьянин Андрей Федотов в Пташк. доме – дана книга Жития святых.

У Раевского – книга Житий святых, 5 июня.

Пресечь лихоимство и вымогательство дьячка Кутузова за обыски [5] и другие письменные виды [6]. За обыски вымогает по три рубли с бедных людей. Три рубли, говорит, давай – меньше нельзя. Это дневной грабеж. Надо вперед жениху говорить заблаговременно, когда принесет мне документы, сколько давать дьячку и сколько за брак.

1871. 24 мая Подушкину – Жития святых за май и июнь (взяты).

22 июня. О, как увлекает нас грех, как смеется нам!

Когда в глазах твоих люди впадают в различные грехи против тебя, против Господа, против ближних и против себя самих, не озлобляйся на них, ибо и без тебя много злобы в мире, но жалей их от души и извиняй их, когда они обижают тебя, говоря сам себе: Господи! Отпусти им, ибо их путает грех, – они не знают, что делают.

Кто обращает усиленное и без меры заботливое внимание на внешность человека, тот уклоняет очи свои от внутренней своей скинии, от душевной лепоты и весь предается суете.

Кто засматривается на благообразие своего лица, или своей одежды, или на красивые лица других и их одежд и услаждается ими, тому неприятны будут лица людей неблагообразных или старых, грубых, простых, смуглых (хотя бы это были лица родителей, жены, других сродников и вообще ближних наших), тот следует ложному началу, и поколику ложному, то само собою – не Божию, а дьявольскому. Отсюда правило жизни: никогда не засматривайся на внешность, но обращай внимание на внутренние качества человека, или на звание, достоинство человека как христианина, как члена Христова и своего собственного, как на созданного по образу и подобию Божию. Кто обращает все внимание на внешность, тот плотоутодник, сластолюбец, честолюбец, гордец и имеет крайне испорченное сердце. Потому великие мужи, или человеки Божии, видя суету мира сего, удалялись в пустыни и ходили в милотях [7] и в козьих кожах, во власяницах [8], в рубищах.

NB. Наставник естественной истории в Кронштадтской гимназии проповедует в классах детям о самообразовании мира (1 мая 1871 г.). Заявить.

О, раб чрева, о, не раб Божий! Доколе чрево будешь иметь богом?

Мать дождался к себе из Суры 6-го марта, в субботу, в тот самый день, в который отец Григорий Иванович Цветков и Анна Константиновна Цветкова отправились к месту назначения в Гатчину, в церковный дом Гатчинского собора. Благодарение Богу за все Его милости к нему. 8-го марта. Понедельник 5-й недели поста. 6-го июля скончалась от холеры, 8-го похоронена.

7-го мая открылась навигация с запада: пришли иностранные пароходы.

Как мудры и благопотребны все молитвы, читаемые и поемые в церкви при богослужении, как питательны, животворны, чистительны!

Если я нисколько не страдаю от мира, то, значит, я друг миру или, по крайней мере, не противник его. Меня мир ненавидит, говорит Господь, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы [Ин. 7, 7]. Итак, блаженны о Господе страдающие от мира, изгнанные за правду [Мф. 5, 10].

Хотя умру, но правду Божию буду говорить в церкви, то есть все слова молитв, возгласов, песнопений, слова Божия, как-то: Евангелия, псалмов и прочих книг Священного Писания, и буду презирать страх бесовский, наводимый на меня завистию невидимых врагов Бога и человеков. 4 апреля 1871. Воскресение Фомино.

Есть пословица: дальше Сибири не сошлют.

19 января 1872 г. Не надо мне по утрам есть и пить нимало: это излишне, природа не требует того; тяжело, хотя и немного скушаешь и выпьешь.

Мяса мне есть не надо: от него большая теснота и грубость сердца.

Прочь деньги и пища – причина моей душевной и телесной слабости и беды; да довольствуюсь только необходимым. 23 апреля.

О многоветвистое, застарелое, живучее, ядовитое древо греха! Сколь ты сильно укоренилось в наших сердцах!

Да погибнет во мне окончательно попытка курить сигары: и немного покуришь, но так тяжело делается ночью, трудно спится, ворочаешься с боку на бок, внутренность отягощается, нервы разбиты; анафема табаку; согрешил пред Господом, покурив на Крестопоклонной неделе поста во вторник вечером, в 12-м часу, для преодоления сна, чтоб не тяжело было молиться!

NB. Фотографические карточки мои Филимоновой и Высоцкой. 1 мая 1871.

Ноября 12, 1871. Кошелеву иметь в виду как швею.

Фавсте Александровне Волковой предложить сделать в Собор воскресные одиночные ризы с подризником, епитрахилью, набедренником и проч., равно диакону и дьячку.

Егор Павлович Бритнев, приказчик в доме Карпова, вторая лестница.

Степан Петрович Сверлов – на бедных 3 рубля в мелочи (получено 10 рублей).

Лев Дмитриевич – 5 рублей в месяц получ.

Иван Филиппович Прусе – 2 рубля, получено (5 рублей). Михаил Алекс. Шарапов – 1 рубль (получено 3 рубля). Касаткина Анна Васильевна – 2 рубля (получено). В конце марта и начале апреля.

Иван Иванович Борселев – 1 рубль (получено).

Господь сподобил меня, неключимого, дивного о себе промышления, открыв одной страннице благочестивой предстояние по сторонам двух Ангелов светлых с мечами во время чтения мною Страстных Евангелий. Клятвою подтвердила это убогая и смиренная раба, что она действительно видела это.

Василий Иванович Шебалин, офицер, в Песочной улице против Морской части, и жена его Наталья... в деревянном доме, внизу.

Благодарю Господа, скоро простершего ко мне спасительную Свою десницу вчерашний день, когда я в тесноте греховной воззвал к Нему о спасении. Непостыдное мое упование, Господи! Слава Тебе! Щедрый и милостивый, долготерпеливый и многомилостивый ко мне и ко всем! Слава и благодарение Тебе! 26 апреля 1872 г.

Все земное, материальное, когда прилепляется к нему сердце, есть смятение, скорбь, теснота, смерть для нашей души: и само по себе и в себе есть тлен и прах и дым самое тело наше. Едино есть на потребу для нашей души – это правда, святость, истина, любовь, милосердие, кротость, незлобие, мир, свобода духовная, или благодать Божия в сердце. Эти сокровища животворны для всего существа нашего и вечны. Их-то потщимся всеми силами обрести и, обретши, хранить в себе, умножать и укреплять, ибо по греховности нашей все доброе скоро как бы испаряется.

Господи! Даждь мне всегда сердце кроткое, лицо кроткое, взор ясный, прямой, кроткий. Буди! Слава, Господи, изменению, соделанному во мне десницею Твоею; благодарю Тебя, яко отъял еси от Мене терние жгучее страстей моих, и тесноту мою, и срамоту мою, и немощь мою, даровал же еси мне мир, тишину, свободу, силу, дерзновение. Утверди сие, еже соделал еси во мне. Слава силе веры, силе молитвы: вся бо, елика [9] прошу у Тебе в молитве верующе, приемлю, по слову Твоему. Благодарю Тебе, Господи, яко от мертвых мя толикократно [10] восставляеши и смертное, греховное царство во мне разрушаеши. 26 апреля 72-го года.

От них одних волнение в обществе.

15 февраля 1872 г. Филиппу Степанову, духовному сыну, и Сидорову Н. сделать внушение на исповеди, чтобы не волновались и не волновали народ отделением от Собора, не шипели злобою на своих духовных отцов. Митрополиту заблаговременно просьбу о недопустимости разделения.

23 февраля 1872. Раскольники наследуют участь Дафана, Корея и Авирона и двухсот пятидесяти заговорщиков против Моисея и Аарона [Числ. 16].

Замечание мне отца протоиерея Листова, что служу вслух, то есть тайные молитвы произношу вслух. Видно, это не надо. Испытаю.

Желающие лишить нас материального благосостояния сделать это, конечно, могут, если попустит Бог, но Бога лишить нас не могут; а если с нами будет Бог, то с Ним будет и все, тем паче, что благосостояние материальное мы разделяем по силе с бедными. Уповаю же, что и купцов наших Бог силен смирить и привлечь на нашу сторону.

11-го апреля 1871 года состоялся выбор в старосты Андреевского собора купца Владимира Дмитриевича Никитина. Слава Богу! Человек, подающий надежды! Отец протоиерей поторопился выбирать и не дождался моего убожества из Успенской церкви, также и отца диакона Александра Таратина. Обедню гнал на всех парах.

Надо помнить, что душа, питающаяся пространно, жива умерла [1Тим. 5, 6], и не питаться пространно, а умеренно, по мере потребности.

25 мая – первый теплый летний день с громом. 8-го ноября море покрылось льдом, 10-го и 11-го стали ходить по льду, 12-го стали возить на [людях].

Ты работаешь на весь причт и больше всех принужден ходить к требам: смело бери себе из братских денег на извозчика до одного рубля и больше в неделю. 1 ноября 1871 г.

15 февраля в восемь часов вечера скончался отставной контр-адмирал Кирилл Михайлович Пасынков. Вечный покой да будет душе его! Умершим да воздается должная честь как причастникам Тела Христова, как освященным елеем помазания. Болярина Кирилла помяни, Господи! О душе всякого умершего христианина молись, как о своей собственной, да помни, ты, молящийся о упокоении умерших, что ты сам духовный мертвец, ибо ты умерщвлен страстями.

3 марта. Нигилистка-гувернантка у купца Лукина, священническая дочь из Смольного. Как она развращала детей, как она говорила, что Бога нет, что брак – пустой обряд, что все равно – жить в браке или без брака мужчине и женщине и пр.

Не ешь и не пей сегодня. Пятница 1-й недели поста.

Не по любви Христовой поступил я сегодня, осуждая с горечью при разговоре с Александрой Марковной поведение житейское брата моего, отца иерея Григория и супруги его, а сестры моей по жене Анны Константиновны, что он виноват сам в своей болезни, обременительной для всех, и жена его, пичкавшая его всем наипитательным и жирным, а вина пить не дозволявшая ни единой рюмки, так что он сделался не в состоянии употреблять даже Святые Тайны. А прежде, до этих эксцентричностей, все было во здравие: и со мной хересок пивал во славу Божию и в свое утешение! Господь да помилует нас!

Прости, Господи, что я нищего с гневом выгнал из своей квартиры. Гордость.

Ученые блохи, убитые князем [...] Белозерским нарочито, и деньги, за это им отданные. А что было в его доме на балу?!!! Нелепо есть глаголати [Еф. 5, 12]. Так знатность и богатство глумятся над человечеством! А мы не смеем пикнуть, голоса возвысить, робеем пред знатными и богатыми, когда бы нужно являться пред ними на кафедре с важностию и смелостию пастыря-обличителя.

Какие штуки (канканы) актрисы выделывают на театрах! И после этого говорят, что театры поучительны и назидательны! Вот вам и раз: сатану преобразили в Ангела светлого.

Отчего пред одними людьми робеешь, а пред другими – крепко смел, отважен и даже дерзок? Не все ли одинаковые люди? Не всех ли должно почитать и ко всем быть ровным, не боясь одних, как зверей, и на других не лая сам, как собака на псов. Как исказил наши души, наши нравы и навыки грех! Святые Божии человеки тем и велики в очах Божиих и в очах всей Церкви, что они с помощию благодати Божией сделали коренное изменение своей жизни, своего сердца, своих мыслей, обновились, разорвали всякую связь со грехом и крепкими узами веры и любви и всякой правды соединились с Богом. Достойно ублажаются они потому вечною славою. Нечестивы все, не почитающие их достойно честию.

Когда сам ешь-пьешь сладко – это приятно тебе; когда принимаешь от других деньги и какие-либо вещи – это приятно тебе; блуды плотские – приятны тебе; скверная, грехолюбивая плоть, почитания от людей – приятны тебе, – словом, что льстит тебе, лелеет тебя, услаждает тебя, негодную, приятно тебе; что приносит материальную временную выгоду – приятно тебе: отчего же неприятно тебе, досадно тебе, когда другие у тебя едят-пьют, когда другим надо давать деньги и вещи, тобою нажитые, когда тебе надо молиться, удручать плоть, возбесившуюся на душу; отчего врачующие уничижения, оскорбления неприятны тебе, резкие слова правды? Это доказывает болезненность, страстность твоей души. Доведи себя благодатию Божиею до состояния бесстрастия. Будь равнодушен или даже радуйся, когда ближние у тебя едят и пьют, когда ближним и своим должен ты давать туне [11] деньги и все потребное, когда слышишь от них резкие слова или и обиды и укоризны, когда нужно тебе перенести что-либо и смириться пред ними.

Кто любит тленные блага: злато, сребро, ткани, мебель, пищу, напитки, наряды, почести и пр., тот пренебрегает нетленными, вечными благами и добродетелями, ведущими к получению их: правдою, святостию, смирением, незлобием, воздержанием, чистотою и целомудрием, милосердием, неусыпным попечением о спасении души своей или о душах других, если он пастырь словесного стада Христова, – и живет как придется, а не как требует заповедь. Земная любовь изгоняет небесную, мирская и плотская – духовную. Блажен отвергнувший любовь земную и избравший небесную и только для большей славы Божией употребляющий вещественные дары – злато, сребро и вообще земное имущество.

Христианин должен горняя мудрствовать, идеже Христос [Кол. 3, 1], и не прилепляться к тленным благам мира. Это дело язычников. А между тем мы страстны ко всем земным наслаждениям и вещам. Мы извратили свою жизнь, удалились от примера Господа, апостолов, мучеников, преподобных, бессребреников и всех святых; они были не от мира сего, а мы от мира сего; мы проводим какую-то своеобразную, а не христианскую жизнь. Зависть, гордость, осуждение, вражда, ненависть, злоба, неправда, нечистота плотская не изгнаны из наших сердец, но крепко и широко уживаются в них.

Внешность, внешность и внешность занимает и прельщает нас и руководит нами, то есть все исчезающее, эфемерное, тленное, малоценное, а внутреннее, пребывающее [12], вечное, бесценное, живое и животворящее, премирное [13], вечно радующее не занимает, не интересует, не пленят нас. Да где же человек? Где человечество? Лицо, наряд, блеск, вещественная выгода, прибыль, наружное почтение от других занимают всю нашу душу, а внутреннее благолепие или безобразие души, добродетели или страсти, нравственное приобретение, например подача милостыни, борьба с какою-либо страстию, преодоление какого-либо дурного навыка, какой-либо страсти, – это многим и в голову не приходит. Так мелочна, одностороння наша жизнь, так неверна, бесцельна, беззаконна, безобразна! Где же христианство? Где Евангелие? Где Церковь? Её правила, уставы?..

26 апреля 1872. Алексею Константиновичу в долг 10 рублей.

25 апреля в Радуницы был с полдня сильный дождь, шел до позднего вечера; утром служил я обедню заупокойную в Думе; нервы были крайне слабы, голос слаб – пред дождем; ночь на 25 апреля не спалось от предыдущей дождливой погоды.

26 апреля. Среда. Благодарю Господа, спасшего меня спасением милосердия Своего после того, как, рассердившись на нищего и лишившись мира, я взывал ко Господу с крепким воплем о помиловании и уврачевании; молитва веры спасла; Господь простил меня и даровал мир. Утренний чай с булкой или без нее – расслабление души и тела моего: не надо пить утром, ни есть – лишнее.

Книга падений и восстаний.

Елицы Аще падеши, возстани, и спасешися.

Не вниди в суд с рабом Твоим, яко не оправдится пред Тобою всяк живый. Псалом 142, 2. (На памятнике могильном написа[ть].)

Бог спасений наших, Бог еже спасати.

Твое бо есть еже миловати и спасати ны, Боже наш [14].

Блажени алчущии и жаждущии правды: яко тии насытятся [Мф. 5, 6].

Блажени нищии духом: яко тех есть Царствие Небесное [Мф. 5, 3].

Блажени плачущии: яко тии утешатся [Мф. 5, 4].

Блажени кротцыи: яко тии наследят землю [Мф. 5, 5].

Кто жадничает до денег и с жадностию, насилием и неправдою собирает их, или жалеет их ближним или себе на нужды, или мотает их на пиры, увеселения и разные удовольствия – тот прилепился к тленному и забыл нетленную оную жизнь, уготованную любящим Бога от сложения мира; кто жаден до пищи, до лакомств, напитков, кто много печется об изысканной одежде, кто пристрастен к срамным делам тьмы – тот прилепился к тлению и забыл о бессмертной душе, об образе и подобии Божием в ней, о падении и осквернении его и о восстановлении и очищении его.

Кто пристрастен к земным благам, то есть к деньгам, пище и питию и к одежде, и вообще к блестящей обстановке житейской, тот не может любить искренно ближних и своих, которые, будучи бедны, принуждены пользоваться его пособием и жить на его счет, особенно привыкшие к праздности и ничего не делающие или очень-очень мало делающие, – потому что жалость своего достояния переходит в огорчение, холодность и даже неприязненность к потребляющим его. Но тленное да будет тленом, да не прилепляется к нему душа наша, как к праху, что бы то ни было; да не отпадаем от любви, ибо любовь – бесценное, вечное сокровище, ибо если весь мир приобрету, а любви не имею – я ничто; если раздам все имение, а любви не буду иметь – я ничто. Любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, все терпит, все покрывает, любовь никогда не отпадает [1Кор. 13, 1 – 8].

От миндального сладкого молока сильное раздражение нервов. Вероятно, и от грибного супу, а может быть, и от апельсина. 15 апреля 1872 г.

Господи! Отыми от сердца моего всякое неприязненное чувство к сестре моей по жене Анне Константиновне, презиравшей и ненавидевшей матерь мою, да и мне причинявшей огорчения своею гордостию, заносчивостию и неуступчивостию, ибо вот, Господи, Ты Сам смиряешь её, поражая её жезлом суда и вместе отеческой любви Твоей, учишь житию и мужа её, брата моего иерея Григория. Я ли еще хочу мстить им своею неприязнию, которая есть дело лукавого, и делать угодное нашему исконному врагу? Да царствует между нами любовь, а Ты веси, кого и как смирять, Судия всей земли, всех земнородных, малых и великих. 24 апреля 1872 г.

Господи! Упокой душу матери моей Феодоры4, не видевшей добра от сестры Анны и унесшей скорбь от ней в могилу. О гордыня, о надменность, о презорство женское! О, злоба женская! Господь дает почувствовать тебе, что ты – прах ничтожный и что простые люди такие же человеки, как и ты, а быть может и лучше тебя. Кто знает внутреннее человека? Да научит всех нас Господь жить во взаимном смирении, уважении, покорности, доброжелательстве. Мимошедшее да простит Господь каждому из нас, а в будущем да сохранит нас от всякой неприязни, ибо вот: дух неприязни готов непрестанно сеять неприязнь между нами, и сеет – не дремлет.

Вспомни, что Велиар не дает славить тебе и Господа, и Приснодеву, и Ангелов, и святых, и вооружись против него великою ревностию. Открыто смотри всем в глаза.

Лучше меньше, чем больше. Держись этого правила постоянно при ядении и питии. Мы любим больше, чем меньше, и оттого много и часто вредим себе. 5 апреля 1871. Понедельник Фоминой недели. Шесть с половиной часов вечера.

Ни на одно мгновение своей воли не исполняй, а волю Божию, которая есть любовь ко всем – и ко врагам – и святость наша. Наша же воля есть грех многообразный: самолюбие, а не боголюбие, злоба, ненависть, гордость, зависть, жадность, сластолюбие, объядение, пьянство, татьба, сребролюбие, блуд, лукавство, леность, жестокосердие и бесчувствие к страданиям ближнего, злорадство о его неблагополучии, злопамятство, ропот, хула, кощунство.

Доколе сеешь в плоть – лакомишься, пресыщаешься, сребролюбствуешь, наряжаешься, ценишь красоту лица, знатность рода, ученость, или мудрость века сего, дивишься мишуре, глазеешь на актеров с актрисами, жадно вслушиваешься в суетные речи, смеешься, рукоплещешь, приходишь в восторг от того, о чем иногда нужно было бы плакать, или убиваешь драгоценное время в картежной или бильярдной, тут же прибавим, и фортепьянной, нимало не возбуждающей благочестивого чувства игре (если не аккомпанируешь духовным песнопениям), или проводишь в пустословии целые дни и часы? Все это нимало не принесет пользы твоей душе, когда нужно тебе будет разлучиться с телом и с миром сим, подлежащим тлению и разрушению, и предстать на суд великого Бога, создавшего тебя по образу и подобию Своему и искупившего тебя бесценною Кровию Своею от суеты мира сего, во еже бегати суеты мира. 8 апреля 1872 г.

15 апреля 1872 г. Канун Пасхи. Десять с половиной часов вечера. Брат мой, иерей Григорий, – член Христов и член наш, нашего во Христе братства. Да любим друг друга, да прощаем друг друга ради Христа, бесконечно много нам простившего и прощающего. Буди.

Велики эти слова: Даждь нам едиными усты и единым сердцем славити и воспевати Пречестное и Великолепое Имя Твое Отца и Сына и Святаго Духа. О, если бы так было всегда и не были бы сердца врозь, не говоря уже с людьми, но и с самим собою! 8 апреля 1872 г.

Примечание

1. Херес, сотерн и рогом – разновидности вина.

2. Макарий (Булгаков; 1816 – 1882) – митрополит Московский; выдающийся русский богослов и церковный историк, автор 12-томной "Истории Русской Церкви", "Истории русского раскола", "Православного догматического богословия" и других трудов; преподавал в Киевской, а затем в Санкт-Петербургской Духовных Академиях. С 1851 года – епископ Винницкий; с 1857 года – Тамбовский, затем Харьковский, Литовский и с 1879 года – митрополит Московский.

3. То есть "смерть сочетавает с собою жизнь". Слова из ирмоса 9-й песни канона праздника Успения Пресвятой Богородицы:Побеждаются естества уставы в Тебе, Дево Чистая: девствует бо рождество, и живот предобручает смерть. По рождестве Дева, и по смерти жива, спасаеши присно, Богородице, наследие Твое.

4. Феодора Власьевна Сергиева скончалась 6 июля 1871 года от холеры на 63-м году от роду.

5. Обыск – исследование, брачный акт, в котором, на основании документов, вписываются условия законности брака. Обыск подписывался причтом, женихом и невестою, их родителями и посторонними свидетелями.

6. Подписные (письменные) виды – всякого рода свидетельства: паспорт, билет для проезда, свидетельства о рождении, происхождении, состоянии и др.

7. Милоть – овечья кожа, овчина.

8. Власяница – грубая одежда из конского волоса, которую подвижники носили прямо на теле.

9. Ели́ка (церк.-слав.)-что (мест.).

10. Толи́ко (церк.-слав.) – столько, столь много.

11. Ту́не (церк.-слав.)-даром.

12. Пребывающее (церк.-слав.) – непрекращающееся, постоянное.

13. Преми́рное (церк.-слав.) – находящееся выше земного мира, небесное.

14. Главопреклоненная молитва на утрени.

Февраль

27 февраля 1871 г

Суббота 3-й недели Великого поста. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить непреткновенно Божественную литургию (позднюю) в присутствии свояка, молодого иерея Григория Ивановича Цветкова, причаститься неосужденно Божественных Таин и причастить прихожан, около пятидесяти человек. За утреней, при буре в воздухе на улице, напала на меня буря бесовских искушений и страхований.

Как дорог для меня Спаситель мой в виду того ужасного греховного растления, свирепство которого я ежедневно и непрестанно ощущаю и вижу в себе, особенно в виду тех адских козней, которые диавол ежедневно строит надо мною внутри меня и вне меня, в виду тех страстей, которые не престают во мне действовать самым тираническим образом, усиливаясь ежеминутно посрамить, сразить, погубить меня, и которые, не умирая, усиливаются во мне от моего нерадения, невоздержания, лености! О, как дорог мне Спаситель в виду ежедневно совершающейся внутри меня духовной лютой брани, моей погибели от врага моего, непрестанно готового поглотить меня и свести во ад заживо! Господь ежедневно научает руце мои на ополчение, персты моя на брань [Пс. 143, 1] и избавляет меня. Жизнь моя была и есть не что иное, как самолюбие, сластолюбие, корыстолюбие, славолюбие, нелюбие ближнего, ибо я любил его тогда и столько, когда и сколько он служил мне, доставляя какую-либо пользу или удовольствие или оказывая уважение, – а когда не доставлял мне пользы, не исполнял почему-либо моих желаний или прихотей или не уважал меня, то я переставал его любить, огорчался на него, ненавидел его, зложелательствовал ему, завидовал ему, презирал его! О, как дорог мне Спаситель мой в виду моего греховного растления, в виду бессмертия моей души, в виду ужасных, нескончаемых мучений ада, которым будут подвергнуты все нераскаянные грешники – такие, как я. Господи, Спасителю мой! Даждь мне благодать прежде конца покаяться Тебе и совершенно благоутодить Тебе! Вот я износил ныне торжественно на среду храма крест Твой, поклонялся Тебе, Распятому на нем, лобызал Тебя, – но истинное ли это было поклонение, вседушное ли, от всего ли сердца, с горячею ли к Тебе любовию, со слезами ли покаяния, с твердым ли намерением оставить свои сласти и свои страсти? Не лобзание ли это было Иудино? Ибо уста лобзают, а в сердце грех. О, бесценный Спасителю! Дорого Ты оценил меня, излив за меня бесценную кровь Свою, да от лести греховной избавишь меня и от мучений адовых; избавь же меня, продавшегося Велиару лютыми прегрешениями и лестьми его змииными, не поставь меня дешево, ибо я образ Твой, хотя и ношу язвы прегрешений.

Благодарю Тебя, Господи Жизнодавче, что везде почти, где я бываю со Святыми Дарами Твоими и причащаю ими верных Твоих, Ты совершаешь чудеса милосердия и исцеляешь многоразличные и тяжкие человеческие недуги. Слава благостыни и силе Твоей!

Желая добра другому, например врагу, желаем его себе; желая ему зла, мы чрез то делаем его большим себе врагом и очевидно причиняем зло самим себе.

Многим, многим христианам нужно с твердостью напоминать, как подобает им в дому Божием стояти и жити, который есть Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины [1Тим. 3, 15]. Многие стоят в церкви, как где-либо в салоне или гостиной частного человека: разговаривают, смеются.

В древности и цари и монархи, и важные государственные люди, не говоря о простых, более всего изучали науку угождения Богу, спасения души: это была главная наука среди дел государственного управления, и среди рукоделий, и среди занятий землепашества. Теперь же нередко и монахи, и священники, как я, живут, как светские люди, преданные суетам мирским: попечению об одежде, о стяжании, о славе и о чреве; благочестие стоит на втором и на третьем плане. Но ищите, сказано, прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам [Мф. 6, 33].

Отчего это происходит, что я сам себя часто называю про себя, и искренно, подлецом и скотиною и мерзавцем и не обижаюсь, считая это справедливым, но если бы пришлось это услышать от кого-либо из ближних, то сильно оскорбился бы на него и стал бы искать удовлетворения за обиду? Отчего не люблю слышать печальную правду от другого? – От славолюбия и гордости. Святые любили слышать уничижение от других и терпеть оное оттого, что они были кротки и смиренны сердцем.

Если кого я презираю, ненавижу, то, значит, себя беззаконно возвышаю, беззаконно люблю, то есть по плоти. Непрестанно льстит нам сердце, тайно нас возвышая, а ближних уничижая. Но надо непрестанно зреть свои бесчисленные грехи, чтобы осуждать себя, оплакивать себя как духовного мертвеца, – тогда не будем иметь времени замечать чужие погрешности и осуждать за них ближних или презирать их. Тогда будем уважать их, ибо найдем, что они несравненно нас лучше во многом.

Поистине, храм есть земное небо, ибо где престол Божий, где страшные Тайны совершаются, где Ангелы служат с человеками, где непрестанное славословие Вседержителя – там истинно небо и небо небесе. Итак, да входим в храм Божий, наипаче во святое святых, со страхом Божиим, с чистым сердцем, отложив страсти и всё житейское попечение, и да стоим в нем с верою, благоговением, разумно, внимательно, с любовью и миром в сердце, да исходим обновленными, как бы небесными, да живем во святыне, свойственной небу, не связуясь житейскими похотями и сластями.

Тела, или материя, тяготеют друг к другу, а душа разумная должна прилепляться к Богу, от Которого произошла.

Март

1 марта

Благодарю Господа, сподобившего меня послужить в Думской церкви непреткновенно на всех трех дневных службах и за городом – на панихиде у Низовцова. На панихиде у Букола Баранова под конец при замешательстве от народа споткнулся на возгласе – Животворящего Духа не прославил, пропустил, – а как было больно. Долго уязвлен был! Наука: впредь не пропускай ни одного слова, дающего благодать душе, а все слова Церкви – истинная жизнь.

На нищего мальчика вчера озлобился за неотступность и неоднократное прошение милостыни.

2 марта

Благодарю от всего сердца Господа моего за силы Его, явленные ныне во мне, окаянном, при совершении дневных служб и при тяжких искушениях со стороны невидимых злых духов; благодарю за скоропослушество Твое, Господи, и за державное защищение и спасение. Воспоем и поем силы Твоея!

Авдотья Гавриловна Александрова от благодати Божией, яже во мне, и от молитвы ко Отцу Небесному о исцелении её вчера вечером после ухода моего почувствовала облегчение и радость и сегодня чувствовала себя хорошо. Был у ней сегодня и пил чай с вареньем из клубники во славу Божию и в наслаждение грешного тела.

Всуе диавол подстрекал меня на чтеца: он был невинен в том, в чем я его подозревал.

3-го марта

Благодарю Господа, благословившего меня свыше и укрепившего совершить непреткновенно три суточных богослужения: утреню, Преждеосвященную литургию без диакона и повечерие. Да не оставит меня Господь мой и во предняя [15]. Слава Тебе, Господи! Помоги, Господи, совершить благополучно заклинание и изгнание демонов из словесного Твоего создания N... именем Твоим, с властью Твоею и присоединить ко Святой Твоей Церкви католика Карла, [почтамтского] служителя.

4 марта

Благодарю Господа, сподобившего меня послужить Ему и нынешний день при немногих запинаниях от врага.

5 марта

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить утреннее богослужение и присоединить к Православной Церкви католика Карла Савицкого, коего восприемником был почтмейстер Александр Мякотин. На утрене враг запинал меня на малых ектениях, препятствуя славить Царицу Богородицу; запнул на молитве Христе, Свете истинный; от внутренней немощи не мог преодолеть смущения и сомнения.

Заметка. Когда в теле неприятное жжение и слабость, это значит, что у меня накопилась золотушная материя и близка к исходу. Так случилось сегодня: поутру текла материя золотушная из правого уха. Легче стало. (Красный кисель клюквенный с миндальным молоком – здоровая вещь.)

Вчера, 4-го марта, вечером после вечерни читал заклинательные молитвы над рабой Божиею Евдокиею, сестрою купца Ефрема Ермилова. Жду милости Божией. Упование не посрамит [Рим. 5, 5].

6 марта

От всея души благодарю Господа моего, сподобившего укрепить меня благодатию Духа Своего Святого к совершению Божественной литургии Преждеосвященных Даров и непреткновенно прочитать молитвы святого Ефрема Сирина и заамвонную, ибо враги бесплотные крайне коварствовали надо мною при чтении этих молитв, украдывая слова из них, чтоб не давать мне говорить, и с крайней злобой запиная мне ум, сердце и уста. Благодарю Господа, сподобившего меня благодати Своей исповедать сто восемьдесят четыре человека с двух до девяти с половиною часов (у других отцов было: у отца Матфея двести сорок, у отца Павла двести двадцать человек). Помоги Господи совершить и ныне все службы во славу Твою, с силою многою, непреткновенно, наипаче Божественную литургию раннюю, причаститься и причастить люди Твоя.

Пост – хороший учитель: он 1) скоро дает понять всякому постящемуся, что всякому человеку нужно очень немного пищи и питья и что вообще мы жадны и едим-пьем гораздо более надлежащего, то есть того, чем сколько требует наша природа; 2) пост хорошо оказывает, или обнаруживает все немощи нашей души, все её слабости, недостатки, грехи и страсти, как начинающая очищаться мутная стоячая вода оказывает, какие водятся в ней гады или какого качества сор; 3) он показывает нам всю необходимость всем сердцем прибегать к Богу и у Него искать милости, помощи, спасения; 4) пост показывает все хитрости, коварства, всю злобу бесплотных духов, которым мы прежде, не ведая, работали, которых коварства при озарении теперь нас светом благодати Божией ясно оказываются и которые теперь злобно преследуют нас за оставление их путей.

Все тела природы тяготеют к центру земли, а все души человеческие естественно стремятся к своему духовному центру, или первоначалу – Богу; только грех извратил и извращает это естественное направление. Огонь и дым тяготеют к сродным им стихиям.

Напрасно, мне кажется, я вчера напал на детей 7-го класса: они просто искали решения недоумений. Прости, Господи! Мне было долго тяжело.

Ваша душа ищет истинной жизни, сродной себе пищи: пищи уму – истины, сердцу – покоя и блаженства, воле – нормального направления, или законности; ходите в церковь – она все это доставит вам с избытком, она всем этим обладает преизобильно. Она – столп и утверждение истины [1Тим. 3, 15], потому что в ней слово Божие, показующее начало всех вещей, начало человеческого рода, сотворение человека по образу и подобию Божию, падение его, восстановление его чрез Спасителя человеков, средства ко спасению: веру, надежду, любовь. Она доставляет нам покой и блаженство чрез свое богослужение и особенно Таинства; она взывает: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас [Мф. 11, 28]; она научает нас истинному пути, которому должна неуклонно следовать наша воля и который приведет нас к вечной жизни. Это путь заповедей Божиих.

День 6-го марта, суббота Средокрестной недели, замечателен по претерпенной мною крайней лютой скорби во время утрени и ранней обедни в Думской Успенской церкви, подавлявшей окончательно дупгу и тело. Прискорбна была душа моя до смерти. Искушения, нападения, дерзости, насилия бесплотных врагов достигли, казалось, крайнего предела; помогающего не было; взывал к Богу, но Он за грехи мои оставил меня, как казалось. Враг тешился надо мною, препиная меня на малых ектениях при поминовении Пресвятой Богородицы и святых, не давая выговаривать слов и славить Препрославленную от всех родов. О, злоба бесовская! Сколь она велика! Потом запинал меня чрез боязнь и утеснение и бессилие сердца на сугубой ектении и потом на молитве: Христе, Свете истинный. Я был огорчен неисправностию сторожа алтарного и отчасти дьячка, нелепо читавшего и певшего. Огорчение, скорбь моя были беспредельны. Но отчего была особенная склонность к скорби и искушению? Оттого, что после продолжительных трудов исповеди и долгого неядения я поел дома с аппетитом пирога с капустой, грибного супу и попил довольно миндального молока и стакан чаю, – словом, с некоторым излишеством поужинал и вскоре лег спать. От нищих мальчиков, вторично просивших милостыни, малодушно убежал, чтоб не слыхать их голоса. И Господь от меня отвратился. Хорошо сказано: не отвращай лица твоего от нищего [Сир. 4, 4], и от тебя не отвратится лице Божие. Встал рано поутру, в три часа, – и это было причиною раздражения отчасти. Не нужно же есть на ночь после трудов. Скорбь моя была наказанием за жадность, и еще, может, на мне тяготели вины духовных детей, разрешенных мною от грехов и допущенных мною до причащения не по достоинству, и людей, бывших в церкви. Тяжек был крест оставления Божия.

Благодарю Господа, скоро спасшего меня от насильства греха внутрь сердца, лишь я воззвал: Господи, родителю мой, спаси мя! – Тотчас грех отъят и мир водворился в сердце.

Видя свечи горящие и лампады в церкви, восходи мыслию от огня вещественного к невещественному, огню Духа Святого, – Бог наш есть огнь попаляяй; видя, обоняя фимиам благоуханный, востекай мыслию к духовному благоуханию Духа Святого: мы Христово благоухание Богу [2Кор. 2, 15], равно, по [противоположности], к духовному смраду, который есть грех, и старайся исполняться огнем Святого Духа и прогонять сердечную холодность, которая от диавола, от плоти и от мира приходит, и благоухай пред Богом благоуханием добродетелей: кротости, смирения, незлобия, послушания, воздержания, целомудрия, терпения и пр., удаляясь зловония страстей: злобы, зависти, гордости, непослушания, невоздержания, блуда и пр.

Голос церковных чтений, песней, молитв и молений – это голос душ наших, излившийся от сознания и чувства наших духовных нужд и потребностей; это голос всего человечества, сознающего и чувствующего свою бедность, свое окаянство, свою греховность, нужду в Спасителе, нужду в благодарении и славословии за благодеяния бесчисленные и совершенства бесконечные. Чудны эти молитвы и песни! Дыхание Духа Божия!

Чем и в чем топит нас Велиар? В нашем собственном невоздержании, как и первых наших праотцев (крестины у чиновника Сизова в доме Иларионова у театра); я пил довольно кофе у Семеновых – Ольги Ивановны. Сильно в пот бросило меня во время крестин. На улице сильный ветер. Тепло: все тает, как от огня. 7 марта.

7-е марта

Воскресение. Ранняя обедня с утреней. Из-за своей ретивости к пению сегодня я подвергся сильному искушению от сатаны: уязвился негодованием и нелюбовию к дьячку и оттого был крайне смущен: не мог порядком сказать отпуста великого и молитвы Христе, Свете истинный.Видно, что я еще не имею истинной христианской любви, что из-за неисправности, беспорядков и проступков брата я раздражаюсь и озлобляюсь на него, ибо любовь никогда не раздражается; какой бы беспорядок кто ни сделал – она всегда кротка в самой строгости и никогда ни к кому не питает вражды. Во время литургии Василия Великого при чтении тайной молитвы, во время пения О Тебе радуется,враг тончайшим помыслом и недоброжелательным, самолюбивым движением сердца относительно будущего благосостояния храма и будущих служителей и прихожан (чтобы при мне только было хорошо) крепко смутил, охладил и стеснил меня, так что едва молитвою сердечною я мог вырвать это движение сердца, это смущение, охлаждение, эту тесноту. На молебне запнул враг при чтении Богородичного Евангелия – вырвал слова. Вечером, на крестинах у Сизова чиновника ужасно смутил, стеснил, посрамил озлоблением на жену эконома гимназии Александра Павловича, которая показалась мне гордою и презрительною в обращении со мною (а это значит, что я горд и честолюбив, что обиделся на непочтительность), тогда как у ней манера такая, с сознанием своего достоинства; так сатана напал на меня, что я становился в иных местах в тупик и не мог читать. Забыл я слова апостола: не воздавайте злом за зло [1Пет. 3, 9; Рим. 12, 17], и Спасителя: аще любите любящия вы, кая вам благодать есть... Ащецелуете други ваша токмо, чтолишше творите, сравнительно с язычниками? Аще взаим даете (привет) от нихже чаете восприяти, кая вам благодать есть?.. Обаче [16] любите враги ваша, и благотворите, и взаим дайте, ничесоже чающе... [Мф. 5, 47; Лк. 6, 32, 34 – 35]. Не верь же впредь врагу, подстрекающему тебя, и не слушай его. Чем виновата женщина? Ровно ничем, как невиновна и та, при взгляде на которую диавол возбуждает во мне похоть.

Вот истина, которую я опытно узнал сегодня: с вечера мне есть не надо, а только обедать.

Мне Господь дал величайшее, неотъемлемое богатство – образ и подобие Свое, дал мне Себя Самого, как сказано: дал ecu достояние боящимся Тебе, Господи!

[Пс. 60, 6]. Какое после этого земное богатство мне нужно? Какая честь? Нет чести выше, как быть христианином и членом Христовым, чадом Божиим во Христе; нет никого богаче того человека, который всегда носит в сердце своем Христа и благодать Его. Что бо ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе [рус.: изнемогает] сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72; 25–26]. А мы жадничаем, собираем, скупимся, гордимся, завидуем. Какое заблуждение! Бессмыслие! Человек! Будь богат Богом: все приложится тебе от Бога.

Все великое и знатное и богатое на земле, да и все мы, – как трупы пред Богом, по слову Христову; предоставь мертвым погребать своих мертвецов [Мф. 8, 22; Лк. 9, 60]. Поэтому нечего служителю Бога живого раболепствовать богатым, знатным, ученым, смущаться от их присутствия в храме или дома при отправлении служб и молитвословий. Един Бог есть жизнь бесконечная и Владыка всех живых и мертвых. Особенно нужно все это помнить, когда мы окружаем гроб умершего. Тут, при гробе, исчезает всякое земное величие и знатность и человек является тем, чем он есть, – прахом и суетою.

Сегодня я послал деньги (25 рублей) отцу игумену Веркольской обители в Пинеге отцу Феодосию в возврат данных им матери моей на дорогу; еще долгу в Питер 6 рублей, за мать же; и крестьянину Евдокиму на дорогу дал 5 рублей. Лишь только послал, как меня пригласили на панихиду к Комаровской (Александре, умершей раком в желудке). Туне все Господь дарует мне. Благодарю Господа. – Но отыми от Мене иго Велиара.

Государь и по смерти называется государем, при поминовении, – значит, и благородных должно называть болярами при молитве за упокоение душ их.

Согрешил пред Господом: с огорчением подал милостыню больным нищим.

Недомолвка молитвы или некоторых слов в молитвах, также ярость на нищих есть бунт диавола и мой против Господа славы, милости, щедрот и человеколюбия. Надо громко говорить слова молитв, когда диавол ложною боязнию и страхом понуждает молчать. И всякий грех есть бунт, дерзость против Господа. Потому бойся греха как огня, как смертносного яда.

Крестное знамение священника или архиерея есть объявление благословения, или благоволения Божия человекам во Христе и ради Христа. Какой радостный, знаменательный, трогательный обряд! Блажены все, с верою приемлющие сие благословение! Как должны быть внимательны священники при преподании благословения верным! Пусть призывают имя Мое на сынов Израилевых, и Я [Господь] благословлю их [Чис. 6, 27].

Благодарю Господа, спасшего меня от коварства диавольского по молитве моей пред произнесением возгласа за упокой болярыни Александры (Комаровской), рабы Божией. Благодарю Пресвятую Богородицу, услышавшую меня скоро и спасшую меня благостно державою Своею. Я бодро произнес возглас, который давеча пополудни в два часа не мог произнести от непонятной робости. 9 марта. 11 часов вечера. Воспоем и поем, Господи, силы Твоя, Господи сил!

Ты ecu воскресение, и живот, и покой... Пред Кем стоишь и говоришь эти слова?.. Пред Начальником живота всех. Не все ли мы прах?.. Не Бог ли един велик, всесилен, вечен? Торжественно и радостно говори славословие... Ты страшишься сильных мира сего? Но не паче ли горды бывают сыны века сего?..

Опять подстрелил, убил меня сегодня сатана усумнением, нелепым опасением и боязнию на панихиде у Комаровского генерала при произношении возгласа: яко Ты ecu воскресение... как иногда убивал при произнесении в церкви и в домах возгласа Пресвятую, Пречистую...При выговоре слова болярыни усумнился... Значит, напротив врагу нужно выговаривать, потому что невыговаривание, сомнение выговаривать убивает.

Хочешь избежать духовной смерти?.. Говори несомненно, смело, твердо. К чему меня доселе вела робость пред сильными земли?.. К убийству себя духовному. О, как необходима смелость, мужество, особенно в деле Божием. Да помню святителя Василия Великого, столпа Церкви.

Целых четыре часа я мучился нынешний день из-за минутного малодушия, минутной победы лукавого. Какова брань! Какие козни супостата!

Навестил директора или, лучше, директоршу: сам спал. Не было сначала теплоты и искренности: проплакал (прослезился) от чувства своей духовной бедности – и явилась, как плод благодати, искренность сострадания болящему. Всегда и ко всякому нужно искреннее соболезнование, хотя и великому грешнику, например сребролюбцу, пьянице, или врагу. Это истинное христианство. 10 марта 1871. Среда 5-й недели.

Я имею иногда привычку с небрежностию и негодованием бросать милостыню денежную нищим на землю, а не подавать в руки. Но что если бы мне кто-нибудь бросил деньги на землю с небрежностию и негодованием? Как бы я это принял? Взял ли бы я такой дар? Вероятно бы, не взял. А незлобивые и смиренные нищие не оскорблются таким пренебрежением и поднимают то, что я бросаю, поднимают с благодарностию. Так ли я оскорбляю Христа, Спасителя моего, самою милостынею? Подавай, сказано, в простоте, милуй с добрым изволением, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог [2Кор. 9, 7]. А я нередко подаю со скорбью, принужденно, неохотно. Согрешил ко Господу.

De mortuis aut bene, aut nihil. Мертвых лучше хвалить чем бранить.

11 марта искушение во сне по причине рыбоядения, особенно сластолюбия (ел вчера довольно брусничного домашнего варенья). Проспал стояние Марии Египетской и канон святого Андрея Критского. А во сне враг представил, что я и мать очень рано пришли в церковь, народ собрался, а отца Матфея нет как нет. Наконец Иван Алекс. Песоцкий начал службу панихидой...

Матери моей между тем не было дома, не ночевала, была в гостях, а я был в постели, отец Матфей давно служил Господу. Всё враг навыворот делает. О, как я прогневляю Господа сластолюбием, невоздержанием!

Сорок дней покойница Александра Иосифовна (Комаровская) ничего не ела и жила экономией, бывшей в теле от прежних приемов пищи. Больной человек столько жил, тем паче не может ли здоровый пробыть без пищи несколько дней?.. А мы каждый день и в Великом посту едим-пьем, да еще и сластолюбствуем.

Разве мы всуе ежедневно читаем по нескольку раз Трисвятое и Отче наш и прочие молитвы утренние и вечерние? Разве не очищаемся посредством их от грехов наших, скверн наших, разве не избавляемся от искушений, бед и обстояний? Разве всуе остается изображение крестного знамения? О, нет: оно непрестанно действует, благотворно на нас и на тех, на ком с верою изображаем оное, особенно священническое благословение. Итак, будем непрестанно славить милосердие и силу Господа нашего Иисуса Христа, внемлющего нам и спасающего нас, недостойных, по милости Своей, ради имени Своего святого. Марта 11 дня, 1871 года.

Испытано многократно, что чем щедрее милостыня, тем щедрее от Бога награда и в этой жизни, не говоря уже о будущей; воздаяние бывает впятеро и вдесятеро вскоре. Если же так, то отчего я сержусь и беспокоюсь, когда приходится подавать много милостыни? Разве милостыня приносит скудость? Разве тяжело подавать?.. Но лукавство, но зависть, но сребролюбие, сластолюбие! Вот что затрудняет подачу милостыни, которой ничто не должно быть легче. И еще я называю с горечью и досадою этих малых канальями, негодяями – этих малых, коих Ангелы... на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного [Мф. 18, 10]? Этих истых [17] членов Христовых? Согрешил пред Богом и недоумею ответа. Господи, помилуй! Считай за честь и удовольствие взаим давать Богу, долготерпи, подавай в простоте и с кротостию, без злобы и рвения, без скупости, с ласкою сердечною – и получишь сугубую милость от Бога, взирающего на сердца наши и на все дела наши. Поминай, сколько ты получаешь ежедневно от Господа туне!

Все слова Церкви – великие слова, но эти слова: яко Ты ecu воскресение, и живот, и покой и пр., служащие столь великим для смертного рода нашего утешением и составляющие надежду христиан, кажется, особенно велики. Поэтому надо выговаривать их с особенною силою, с особенным ударением.

При молитве за людей меня постигают как бы муки рождения (муки духовного рождения): мне бывает тяжело, я бываю стеснен, подавлен и не могу сносить духовных болей: и за свои грехи страдаю, и за чужие, ибо духовные отцы несут на себе бремя грехов духовных детей. Но благодарение Богу и за эти муки, ибо они служат к очищению душ, к просвещению, утверждению. Всё от Бога, премудро всё устрояющего.

Увы! Как я бываю иногда не готов, по скудости и растлению моего сердца, молиться искренно за ближних, за живых и умерших, и много надо бывает молить Господа и поболеть душой о себе, чтобы избавиться от этой сердечной хладности и сухости, неискренности, окамененного нечувствия и молиться о других с горячностию. О, святой огонь Духа Святого, ниспосланный на апостолов! Воспламеняй сердца наши всегда на молитве, да всегда будет она пламенна, да всегда попаляет терние страстей наших и земные пристрастия наши, да с пламенною любовию к Богу и друг к другу молимся Ему друг за друга.

Когда я был молод и неопытен в духовных делах, я считал за великое блага мира сего; но когда стал мужем и искусился во всем, я познал, что блага сего мира ничтожны в собственном смысле этого слова и что единственное сокровище сердца моего, жизнь моя, вечное, бесконечное мое благо есть Бог.

О вера святая! Какими словами, какими песнями я прославлю тебя за бесчисленные блага для души и тела моего, дарованные мне тобою, за все силы, которые ты во мне совершала и совершаешь, за блага мира и отъятие смятения, за блага свободы с отъятием тесноты горькой, за блага света духовного с прогнанием тьмы страстей, за благодерзновение с отъятием малодушия и боязни, за блага духовной власти и духовного величия с отъятием рабства греховного и низости духа, за блага святыни с отъятием греховной нечистоты, за отъятие злобы, зависти, своеволия и упрямства, любостяжания, блуда и всякого греховного растления. Слава Тебе, Богу благодетелю моему, во веки веков. Познан буди, Господи, в вере Твоей всем людям Твоим и всем племенам земным, да все прославят Тебя единеми усты и единем сердцем от востока солнца до запада. Буди, буди! 12 марта 1871 года, 11 часов ночи. (После вечерней молитвы и чтения канона Животворящему Кресту Господню.)

"Крепись и мужайся, Поликарп", – был голос свыше священномученику Поликарпу Смирнскому [18]. Мне нужно тоже ободрение, ибо умножились борющие мя гордые бесове, а помощника нет против них, кроме единого Бога, – но по грехам моим и Бог уклоняется от меня, оставляет меня, предоставляет меня иногда моей немощи.

12 марта

Благодарю Господа, в державе крепости Своея сокрушившего великие, утонченные, злейшие козни врага бесплотного надо мною, кои он сплетал надо мною во время литургии соборной в манеже при отпевании Комаровской, в особенности пред чтением заамвонной молитвы. Я прочитал эту молитву пред большим и видным, знатным собранием раздельно, твердо, громко, кроме слов: угоднику Твоему...Возглас на панихиде тоже произнес с дерзновением, кроме слова болярыни. Разгорячи сердце Духом Святым, и отбежит лукавый, – а в хладном сердце он гнездится.

Вечно одна и та же история: тяжкие искушения и разжжения от врага во время службы Божией и наипаче литургии – и великая отрада и очищение после службы, благополучно с Божией помощию совершенной. Итак, не унывай и не приходи в отчаяние, но крепись и мужайся. Во время утрени враг крайне разжигал меня враждою на отца Матфея, который, казалось, с пренебрежением ответил на мой привет, хотя и сам я не усердно приветил его. Долго я молил Господа, припадая к престолу, и едва освободился от духа вражды. На акафисте не мог многих слов выговорить по действию духа злобы. Причина, как думаю, та, что накануне два раза ел, и сластно.

Господи! На небо земное вознес еси мя, приблизив к престолу Твоему предстоять о словесных Твоих овцах, – небесно пожити в мире сем дольнем сподоби мя.

Отселе да не ем рыбы до Пасхи (суббота 5-й недели поста) и сластей как можно меньше да употребляю. Много страдаю за сластолюбие.

13 марта

Суббота 5-й недели Великого поста. Всенощная. Служил с чувством добрым во благодати Божией, но на молитве Христе, Свете истинныйпо действу вражию споткнулся, усумнился и не мог прочитать, хотя два раза начинал. Думаю, оттого враг одолел меня, что я довольно много ел рыбной ухи из белорыбицы и самой белорыбицы, пил кофе после обеда и пред всенощной выпил стакан миндального молока и съел яблоко. Значит, за чревоугодие и лакомство Бог предал меня врагу. Не Бог, не люди причиною моего падения, а я сам.

В акафистах выражены чудные Божественные созерцания святых душ христианских. С торжествующим духом надо читать эти акафисты раздельно, нараспев, чтоб хорошо слышно было всем каждое слово. Даждь ми с любовию пети Тебе: аллилуия.

Какие противоположности и перемены быстрые! На 1-й неделе поста нельзя было согреться от больших морозов, а в конце 5-й недели стало уже жарко дома в подряснике с легкой ватой от тепла на улице. Градуса четыре тепла.

Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней [Пс. 23, 1]. Это говори в ободрение себя.

Собрание церковное за тебя, а не против тебя вместе с бесами, потому дерзай в храме всегда, хотя бы был полон храм: не бойся множества всякого народу, а радуйся тому и благодари Господа. Иерей должен быть мужествен, – и пред разбойниками не должен показывать боязни и малодушия, ибо Бог защищает Своего служителя: Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих [Пс. 90, 11].

Стоя среди церкви, глотаю много пыли, а это расстраивает мои слабые нервы и роняет мой дух. 14 марта. Воскресение 5-й недели (начинается 6-я).

На нищих я начинаю много сердиться, значит, страсть любостяжания во мне растет и усиливается, а не умаляется, не исторгается с корнем и любовь к ближним не увеличивается, а уменьшается. Помнить надо, что крайняя нужда гонит ко мне нищих, а не прихоть, не шалость.

14 марта

Воскресение 5-й недели Великого поста. Поздняя литургия. Благодарю Господа от всей души, яко не посрамил меня, но утешил меня небесною Своею помощию и с миром, ясным сознанием и горячим чувством даровал мне совершить Божественную литургию Василия Великого и причаститься неосужденно Божественных Своих Таин. О, как я был мирен, счастлив, божествен после литургии и при служении молебнов трех в домах прихожан и дома с домашними! Это был для меня день обновления, день веселия, Пасха моя! Слава и благодарение Господу! А до литургии и во время проскомидии чувствовал скорби, тесноты вражии! Слава победителю ада Господу! Не вотще молил я Господа и святителя Василия Великого о достойном совершении литургии!

Белье марается, и его стирают, чтобы сделать его белым как снег. Бессмертная душа наша очерняется грехами, и Господь, как в стирке, очищает её водами – слезами покаяния, или подвергает сосуд тела тлению, чтобы в нем, как в щелочи, вычистить его, выбелить наподобие снега. Итак, не страшна смерть истинному христианину. Мы все должны поспешить в страну бессмертия из этой страны тления и скорбей.

Марта 15. Понедельник 6-й недели поста. Утреня (очередное служение). Крепко, больно наказало меня сегодня мое чревоугодие и объядение в гостях и дома (дома не следовало есть пирога и рыбы и пить чаю). Едва враг не потопил меня в моем чреве; смущение крепкое овладевало мною, и я едва мог говорить ектению. Только крепкая, усиленная тайная молитва спасла меня и непрестанное припадание с верою к престолу благодати. О, как я прогневал Господа моим чревоугодием! Вообще, делаю все противное тому, что пою и читаю и говорю в церкви! Доколе это рабство греху? Рабство чреву? (Пироги очень вредны.)

С утра сегодня чувствовал в боках сильную тесноту и жжение, которые прошли после того, как я скушал яблоко пред вечерней в магазине у Ивана Тимофеевича Сидорова; вероятно, крепило живот и золотуха воевала. Вечером, в 10 часов, пошел снег – значит, и пред переменой погоды чувствовалось дурно.

Я желаю часто перемены старшей братии храма, при коих служу, – но лучше ли будут новые? Бог весть. Люди – не Ангелы. Сами себя и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим.

Сегодня молился Господу, чтоб Он Сам избрал в храм Свой старосту по сердцу Своему. Пожду Господа и потерплю Господа; увижу, что будет. Но уверен, что не посрамлюсь и прославлю Господа, исполняющего во благих желания наши. Подожду конца и братии моей старшей: что с ними будет, какой конец их и дел их. Вечер 15-го марта 1871 года. Десять с половиной часов вечера.

Господь непрестанно вот уже несколько лет (пятнадцать) чудесно умножает в руках моих хлебы, или деньги, раздаваемые нищим, так что и я с женою и с родными сыты с избытком, и нищим достаточно. И некоторые избытки есть. Надо помнить мне чудо насыщения Господом пяти тысяч народа пятью хлебами и двумя рыбами. Оно повторяется со мною постоянно. Слава Богу!

Я почти не вкушал вчера до вечера, и оттого легко было мне служить; враг не искушал меня, не успевал в искушении, – пост дал мне силу. Да научусь поститься и есть однажды в день с умеренностию. 16 марта.

16 марта

Вторник. Благодарю Господа за великую помощь и милость, явленные мне нынешний день при служении утрени и часов – за непреткновенное, в силе и истине служение, как я молил о сем Господа до службы поутру на молитве домашней и в храме, стоя у престола Божия и припадая к нему. Малоядение и пост сообщают благодать Божию человеку.

У богатых людей жизнь проходит как во сне, в непрестанной прелести [19], обмане чувств.

Много практикующие врачи, получающие даром много денег с больных, должны для души своей подавать щедрую милостыню, если верят, что у них есть бессмертная душа; богатые священники, получающие щедрое вознаграждение за свои труды молитвенные, также должны подавать богатую милостыню, да не осуждены будут с Иудою предателем, продавшим за сребреники Господа славы. Купцы, получающие большие барыши, должны непременно упражняться в милостыни и в украшении и в снабжении храмов Божиих; чиновники, получающие большое жалование, не должны также считать своим исключительным достоянием щедрое вознаграждение за свои посильные труды и также помнить нищую братию свою, да приимут награду от Господа и да очищают души свои. Все должны запасаться елеем милостыни и добрых дел, да не туне явятся пред Судиею в день страшного испытания, да не наги явятся на оном всемирном позорище [20].

У некоторых людей духовная атмосфера, их окружающая и проникающая, очень тяжела, так что душа наша как бы задыхается в ней, соприкасаясь с ними, а у других очень легка, и легко чувствуется в присутствии их, как на свежем воздухе! Вот что я заметил и ощущал многократно!

Идет ли чад и смрад от жарких в жилую комнату в постные дни у постящихся? Нет, в пост нет никакого чаду и смраду – воздух чистый. А когда разные жаркие приготовляются и разные супы из мяса животных, птиц и рыб, бывает ли чад? – Вдоволь. Вот подобное бывает и в теле и душе, когда человек принимает животную пищу: и в теле и душе его стелется какой-то чад от проглоченной животной пищи, чего нет при употреблении пищи постной в умеренном количестве, – тогда на душе бывает ясно.

17 марта

Среда. Во время утрени чувствовал себя довольно тяжело от излишества в пищи и питье (ночь спал довольно беспокойно); впрочем, утреню совершил благополучно, с Божией помощию и Царицы Небесной. Часы и вечерню совершил тоже благополучно. Но за обедней сильно искусился по причине нетерпения и поспешности, – а спешил мыслию в класс. Когда диакон Петр Ал. читал много поминаний, я не утерпел и подошел к царским вратам, сквозь оные сказал довольно громко сторожу (да и диакону): перестань, – и сам смутился и взволновался; возглас сказал без имен усопших. С этого места я не мог спокойно служить, был смущен и Святые Дары переносил, не быв спокоен (согрешил); злой ловец изловил меня и гнездился во мне, смущая и тесня мои внутренности, и это делал до конца обедни, возбуждая в сердце злобу против диакона; причастился без умиления и теплоты сердечной; заамвонную молитву читал несвободно и с пропусками некоторых слов; враг давил сердце: погода помогала; благословение Господне преподал народу неспокойно; отпуст говорил тоже неспокойно и в тесноте, пропустил святых апостолов Андрея Первозванного и Петра и Павла, святого Кирилла Иерусалимского, святого Александра Невского, Алексия человека Божия; теснота продолжалась до вечера, часов до семи, пока не выпил стакана кофе после крестин в доме [Колоновой] в Высокой улице. Тогда облегчило.

Бог повелевает для меня трудиться, пчеле – собирать мед, корове велит производить для меня молоко и масло и давать мне самое мясо; водам повелевает для меня производить бесчисленные породы рыб, для меня велит прясть шелковичному червю, для меня дал птиц; земле, воздуху, воде повелел, чтоб они служили мне, – как же мне не любить Творца, не исполнять блаженных Его заповедей?

Театры и клубы назначены миром для того, чтобы отвлекать христиан от Церкви Божией и от Царствия Божия и порабощать себе (миру), чтоб они мало-помалу забывали Бога, небо, душу свою и делались добычею ада. Опасно ходить в театры и клубы. Они – ловушка бесплотного врага благовидная. Да остерегается её христианин, да держится усердно Церкви Божией. Театры и клубы еще никого не спасли.

Лютеранство и язычество все более и более въедается в жизнь нашу. Посты на практике учеными людьми совсем отвергнуты.

Ты, Владычице, как благой гений, всюду мне помогаешь в благом, избавляешь от зла. Благодарю всеблагую Царицу.

О, с какою яростию напал на меня вчера бесплотный злодей во время Преждеосвященной литургии! Как было мне тяжело, горько! Как исчез свет очей моих сердечных и даже телесных! Это за сластолюбие и пресыщение! Надо однажды в день есть в Великий пост! (От воздуха в квартире Марьи Матфеевны тоже было дурно; от северного холодного ветра и снежной погоды.) Святой Алексий, человек Божий, ел однажды в неделю.

И как легко мне, как я здоров, особенно когда ем однажды в день вечером, часов в пять или шесть и позже, или в седьмом часу, как вчера, 17-го марта.

К мировому Шебунину сходить.

Дивлюсь, с одной стороны, безмерному благоутробию Господа, создавшего человека по образу и подобию Своему, одарившего его разумом и свободной волею и всякими талантами, покорившего ему всю землю, искупившего его от проклятия и вечной смерти, обожившего вочеловечением Своим; с другой стороны, дивлюсь без меры крайней неблагодарности и вольной слепоте человека, забывающего своего Благодетеля, свое высокое достоинство и назначение и безумно прилепляющегося к земным, гибнущим благам, рабствующего Велиару и страстям, от него всеваемым: злобе, гордости, зависти, блуду, любостяжанию и невоздержанию, лакомству, пьянству и прочим страстям, и ниспадающего ниже животных бессловесных единственно по развращенной воле своей. Не дивлюсь после этого вечной муке и вечному отвержению от Бога грешников нераскаянных, ибо это достойно и праведно есть пред Богом: поправшему бесконечную благость, бесконечные средства к обращению, покаянию и исправлению, бесконечно великие меры ко спасению ничего больше не остается в удел, как вечное мучение, – он его заслужил.

Свою ношу бросаю, а берусь за чужую. Так бывает со мною: плакать о множестве грехов своих забываю, а забочусь о чужих грехах.

Благодарю Господа, спасающего меня от объядения посредством большой деятельности и малого нахождения дома. А то я давно бы нажил болезнь во чреве, камень, и, может быть, умер бы. Много благодеяний явил и являет мне Господь. Слава Промыслу Его всеблагому, премудрому, всемощному, неусыпному! Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. На месте злачне, тамо всели мя, на воде покойне благодати Святого Духа воспита мя. Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имени ради Своего [Пс. 22, 1–3].

Когда поем лишний раз, как было вчера, что три раза кушал в день, тогда мне делается тяжело: желудок засоривается, голос делается нечистый, слова произносишь с трудом, особенно когда мучнистой пищи довольно покушаешь: гороху, киселя овсяного или булки. Однажды в день надо есть.

Глаголи ты беззакония твои, да оправдишися. Как не щадил и не щадит нас сатана, поучая и подстрекая нас содевать всякое беззаконие, так не будем щадить его и себя мы, искренно признаваясь в беззакониях. Будем помнить, что Христос пришел в мир грешников спасти.

Пришел Врач – не будем скрывать болезней, но будем смело открывать оные Ему.

По греховному растлению нашему гнушаемся в человеке тем, что вовсе не гнусно, и не гнушаемся в себе и в других тем, что действительно гнусно. (Всякий грех мы соделали, о каком только помыслить можно, тысячи различных грехов мы натворили.) Боимся того и там, чего и где бояться не должно, и не боимся того и там, чего и где должно бояться.

Изобличай лесть греха всенародно без всякой пощады в молитвах покаянных пред причащением и в проповедях, да усрамятся и побоятся люди грехов.

Благодарю Господа, помогшего мне исповедать вчера, в пятницу на 6-й неделе поста, сто сорок семь человек. Исправь их, Господи, и купно с ними меня, многогрешного. Даждь им неосужденно причаститься Святых Твоих Божественных, животворящих и страшных Таин.

Господь мне вместо всякого богатства, ибо Он есть сокровище и богатство неистощимое; Он – моя красота совершеннейшая, источник всякой тварной красоты; Он – моя сладость святая, Он – слава моя; Он заменяет мне все блага мира сего.

20 марта

Во время утрени в Лазарево воскресение чувствовал я сильные наветы [21] врага, особенно под конец утрени; пред литургией и во время литургии также ощущал крайнюю тесноту вражию, особенно на великом входе, до причащения, во время и после причащения; но когда стал причащать мирян, тогда благодать Божия прекратила наветы и насилие врага и даровала мне умиление, свободу и мир. После обедни служил молебен у Николая Тимофеевича Александрова с миром, свободою и одушевлением. Благодарю Господа, победителя ада. Благодарю безмерное Его благоутробие, прощающее мне неправды мои.

Благодарю всесвятую, всеблагую и премудрую Матерь мою – Церковь Божию, спасительно руководствующую меня в сем временном житии и воспитывающую меня для гражданства небесного; благодарю её за все чины молитв, богослужения, Таинств и обрядов; благодарю её за посты, столь для меня благодетельные в духовном и в телесном отношении (ибо чрез них я здрав духом и телом, покоен, бодр, легок. Без поста мне было бы крайне тяжело, как это испытано не во время поста). Благодарю непорочную Матерь мою – Церковь Божию, восхищающую меня небесным служением своим, восторгающую горé и дух мой, просвещающую ум мой небесной истиной, указующую мне пути живота вечного, избавляющую от насилия и бесчестия страстей, делающую блаженной жизнь мою.

Весь мир, небо и земля и все, что на них, море и все, что в нем, есть излияние бесконечной благости Божией, Его разума и бесконечной силы и могущества, благости к тварям, коих Он создал для радости и блаженства, в особенности благости к человеческому роду. Мир есть зерцало благости и разума, премудрости и силы Божией. Итак, не к миру, а к Богу прилепляться должно нам. Что бо ми есть на небеси, и от Тебечто восхотех на земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26].

Поститься христианину необходимо для того, чтобы прояснить ум и возбудить и развить чувство и подвинуть к благой деятельности волю. Это три способности человека, которые мы затмеваем и подавляем наипаче (более всего) объядением и пьянством и заботами житейскими и чрез то отпадаем от источника жизни – Бога и ниспадаем в тление и суету, извращая и оскверняя в себе образ Божий. Объядение и сластолюбие пригвождают нас к земле и обсекают, так сказать, у души и её крылья, и хвост. А посмотрите, какой высокий полет был у всех постников и воздержников! Они, как орлы, парили в небесах, они, земнородные, жили умом и сердцем на небесах и слышали там неизреченные глаголы и там поучались Божественной премудрости. И как человек унижает себя чревоугодием, объядением и пиянством!

Он извращает свою природу, созданную по образу Божию, и уподобляется скоту бессловесному, и даже делается хуже его. О, горе нам от пристрастий наших, от беззаконных навыков наших! Они препятствуют нам любить Бога и ближнего и исполнять заповеди Божии; они коренят в нас преступное плотское себялюбие, коего конец – погибель вечная: так пьяница для удовольствия плоти и одурения себя не жалеет множества денег, а нищим жалеет копейки; куритель табаку бросает на ветер десятки и сотни рублей, а нищим жалеет копеек, которые могли бы спасти его душу; любящие одеваться роскошно или охотники до модной мебели и посуды тратят на одежду и мебель с посудою огромные деньги, а мимо нищих проходят с холодностию и презрением; любящие хорошо поесть не жалеют на обеды десятков и сотен рублей, а бедным жалеют грошей.

Поститься и потому христианину необходимо, что с вочеловечением Сына Божия природа человеческая одуховлена, обожена, и мы поспешаем к горнему Царствию, которое не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе [Рим. 14, 17]; пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое [1Кор. 6, 13]. Есть и пить, то есть иметь пристрастие к чувственным удовольствиям, свойственно только язычеству, которое, не зная духовных, небесных наслаждений, поставляет всю жизнь в удовольствии чрева, в многоядении и многопитии. Оттого Господь часто обличает в Евангелии эту пагубную страсть. Да и разумно ли человеку жить непрестанно в желудочном чаду, в желудочных испарениях, поднимающихся внутри от непрестанного варения пищи и её брожения? Разве человек только ходячая кухня или самодвижущаяся дымная труба, каковой по справедливости можно уподобить всех, занимающихся непрестанным курением? Какое удовольствие жить в непрестанном чаду испарений и дыма? На что будут похожи жилища наши? Зачем мы будем заражать воздух смрадом и дымом, а паче всего омрачать и подавлять душу, убивать её последние духовные силы?

Плоть и кровь не яви мне сего, но Ангел мой хранитель.

Дух лукавый в этом мире, в состоянии нашего падения, виновник коего он же, чрезмерно возбуждает плотские потребности и нудит удовлетворять им без меры, привлекая нас приманкою удовольствия; а христианская вера, в противоположность этому, премудро обуздывает эти требования плоти, чтобы дать место удовлетворению потребностей высоких, духовных, которые плоть силится подавить и таким образом погубить вечно душу. Имеющий ухо слышать, да слышит [Мф. 11, 15 и др.]. Чтый, да разумеет.

Падут во мрежу [рус.: в сеть] свою грешницы [Пс. 140, 10]. Я падаю весьма часто в свою мрежу, которую сплел себе грехами, пристрастиями своими. Ибо каждый в узах греха своего... содержится [Притч. 5, 22], по Писанию.

Сколь часто враг обрет мя вне благодати, восхищал [22] меня льстивне и, прельстив, отводил боготворящих словес!

Господи Боже мой! Приношу искренно мое пред Тобою покаяние в заочном оскорблении и уничижении архипастыря моего в разговоре с мировым судьею Аверкием Шебуниным, ездившим к нему в качестве депутата с просьбою за диакона Таратина и хулившим его. Он назвал его уничижительным именем попа и человеком несовременным, неделикатным. Я сказал, что и я также к нему нерасположен и не могу бывать у него по причине его строптивости. Господи! Такое ли лицо, носящее образ Тебя, Пастыреначальника, я унизил? Того ли унизил, кого Ты, Господи, почтил и государь, помазанник Твой? Этим ли гордым и презорливым [23] людям я поверил, внял клевете их на своего архипастыря? Согреших, помилуй. Во время литургии, в конце, когда я подумал о своем согрешении и своих словах касательно владыки и о словах Шебунина, я смутился и не мог выговаривать слов литургии – такая напасть сделалась!

21 марта

Вербное воскресение. Сегодня служил литургию в крайней тесноте оттого, как думаю, что вчера с вечера поел рыбы корюхи с ситным хлебом пшеничным, и меня сильно закрепило. Погода была весьма нехорошая в этот день, то есть в воскресенье: снег шел. В боках была особенная теснота.

После обедни староста Думской церкви Николай Сидоров огорчил меня объявлением непокорности Соборному причту и мне тут же и прямо сказал, что он будет делать все наперекор нам. За то, вероятно, что им, купцам, не удалось определить в Думу особого священника, потому что Соборный причт воспрепятствовал тому. Что делать с непокорным духовным сыном? Предаю его Господу: Он Сам да вразумит его, если слова мои не имеют над ним никакой силы. А меня, Господи, соблюди в незлобии и мире и даждь мне искренно раскаиваться в грехах моих, содеваемых непрестанно делом, словом и помышлением, и просить смиренно прощения у своих духовных чад во храме. Грех ради моих огорчил меня духовный сын мой. За огорчение я лишил его благословения и просфоры. [Досадил.]

Защити, Господи, иерея Твоего от дерзости козлищ сих. Господи! Ни единым помыслом, ни на мгновение не допусти меня сердиться на него, старосту, и сродника его Филиппа, единомысленного с ним, но жалеть их, болезновать о них отчески и предавать их Твоему суду или милосердию, ибо Ты Сам сказал: Мне отмщение, Я воздам [Рим. 12, 19].

Прямо взирать на людей Твоих при отпустах и прощениях даруй мне, Господи, благодать. Искренним и твердым прошением прощения у мирян во время богослужения во храме подавай пример смирения и покаяния всем людям. Смиришь себя – Бог вознесет тебя. Хоть есть между мирянами оскорбившие тебя, коих ты не оскорблял, но в числе прочих проси у них прощения, да смиришь их и умилишь своим смирением и покаянием и да обратишь и их к покаянию; может статься и то, что ты же подал повод к оскорблению себя, ибо все мы много согрешаем [Иак. 3, 2]; может быть, давно семя вражды против нас посеяно нами же. Смирение – великая добродетель, потому диавол ратует против знаков смирения, например испрашивания прощения друг у друга.

Очень многим мы, иереи, протягиваем свою руку для привета, например купцам и благородным или военным чинам, оттого они мало или вовсе не ценят её, пренебрегают ею, а рука иерея – священная, Божественная рука, ибо она держит часто Агнца Божия и совершает все Таинства. Не надо помыкать ею и протягивать её всякому встречному, особенно богатым и сильным мира сего, ибо кое общение с ними у истинного пастыря, слуги Христа Спасителя, нас ради обнищавшего и уничиженного? Рука иереева должна простираться только на благословение.

На кого я променял своего владыку митрополита? На простого мирянина, который так редко ходит в церковь, что едва ли двенадцать раз в году бывает?..

Всякий да очищает себя, ибо близок суд Господа, при дверях. И я наипаче, учащий других, да очищаю себя, свои чувства, помыслы, слова и дела; особенно не будь раздражителен. Будь как овча незлобивое, не отверзай уст своих пред нечестивыми, поносящими тебя. Взирай на образ страждущего Господа.

Как грубеет сердце от многоядения, особенно от пирогов! Как крепнет в тли греховной сердце сластолюбивого: в блудных возбуждениях, в злобе, злопамятстве, жестокосердии, зависти, любостяжании, жадности!

Во время утрени в Великий Понедельник чувствовал себя очень боримым и смущаемым от невидимых врагов, и только слезами и сердечным сокрушением и томлением о своей греховности и немощи умолил Господа подкрепить меня Своею благодатию в служении. Каких страхов и боязней напустил на меня сатана извнутри! А бояться было нечего: я страшился призраков диавольских. Призраки же действовали во мне из-за чревоугодия и невоздержания, ибо в сердце чревоугодника, в глубине его, гнездится демон сластолюбия.

Слово противления, сказанное духовным твоим сыном и старостою Думской церкви в горячности, под влиянием неприятных впечатлений, произведенных протоиереем Трачевским и причтом Собора, не ставь в большую вину ему, ибо и сам ты горяч и говоришь нередко резко начальнику.

Любовь плотскую любовию Божественною исторг сегодня из сердца по благодати Божией. Так и страх человеческий или бесовский надо искоренять из сердца страхом Божиим, ибо бесконечно величие Божие, бесконечна святость, благодать, премудрость Его, бесконечно могущество Его!

Никто не виноват в моих искушениях и преткновениях в служении кроме меня, и ни на кого я не должен огорчаться и высказывать своих претензий кому-либо. Сегодня, при окончании обедни, оскорбил отца диакона Петра – просил прощения у него. Впредь держи язык за зубами.

Мы мудрствуем по-своему, по плоти, и не хотим соблюдать постановлений Церкви касательно поста, но опыт показал мне, что пост приносит душе и телу величайшую пользу: отнимает естественное зловоние, тяжесть и косность для молитвы, делает человека легким, свободным. Когда я ел рыбу в пост, то в тот же вечер или назавтра при служении я чувствовал себя нехорошо, запинался, возмущался, а когда не ел, чувствовал себя хорошо – зловония не было от меня, и дела мои были благоуспешны. (Черный хлеб с баварским квасом.) Много поел хлеба с вечера (два ломтика) и оттого в служении чувствовал на сердце особенную тяжесть, бессилие, претыкался, пропускал иные слова, смущался.

23 марта

Вторник Страстной недели. Благодарю Господа от всей души за благодать, данную мне по молитве моей, совершить непреткновенно Божественную литургию Преждеосвященных Даров и победить козни врага бесплотного, крепко мне стужавшего [24]. Благодарю за силу, с которою я прочитал заамвонную молитву. Благодарю Господа за вечернюю службу, непреткновенно совершенную; благодарю Господа за примирение с прихожанином моим и духовным сыном Николаем Григорьевичем Сидоровым – за все благое благодарю Господа: благодарю за действие молитвы моей о Николае Сидорове и Филиппе Степанове, купцах, вожаках общественных. Благодарю Господа, яко во всем дерзаю о имени Его, все могу в державе крепости Его и что козни врага бесплотного и наветы его ухищренные, тонкие, усиленные, разжженные, непрестанные разрушаются благодатию Христовою. Славно прославися во мне благодать Христова.

Благодарю всесвятую и премудрую Матерь мою – Церковь Божию, за благодеяния постного времени, которые я ощущаю явно на себе в бодрости духа и здравии тела. Что если бы я соблюдал пост по уставу Церкви? Если я теперь ощущаю эти благодеяния, когда я далеко не соблюдал поста по предписанию Церкви, ибо и рыбу ел, и лакомился различными яствами постными, и нередко ел очень много, то что было бы, если бы я соблюл пост вполне? Сколько бы я приобрел благодати! Как бы я приблизился к Богу! Как бы я утвердился благодатию Его! Иногда только один день не поешь после предшествующего чревоугодия до вечера, и то чувствуешь себя духовно сильнее от причастия Божественных Таин, но как бы я был силен против бесплотных врагов, если бы во все дни я ел только однажды в день, – еще лучше, если бы чрез день! Но я пресыщался, лакомился и в пост, а оттого бесплотные враги много пакостили во мне, много смеялись надо мною, крайне смущая меня во время богослужения, запиная меня внутренно боязнью и сомнением и не давая выговаривать некоторых слов на молитве. Я сам, окаянный, давал оружие против себя. Господи! Согрешил я, окаянный, пред Тобою и пред собою, не соблюдши должным образом поста. Но даждь мне благодать во все дни жизни поститься непрестанно, то есть воздерживаться всегда.

Многому научены ученики учебных заведений, но не знают часто единого на потребу – Бога и себя самих, своих грехов, своей немощи духовной, своего ничтожества без Бога и пред Богом. При этом вспомним с благоговением о молитве святого Ефрема Сирина: Господи! Даруй мне зрети моя прегрешения. Видеть свои грехи в их множестве и во всей их гнусности, действительно, есть дар Божий, подаваемый вследствие усердной молитвы. Сказанное выше должно приложить и ко многим, многим ученым и к богатым и знатным: многое они знают, много и имеют, но не знают и не имеют нередко существенного. Утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение [Мф. 11, 25 – 26; Лк. 10, 21]. Дивные дела! Видно, благодать Божия и блага мира сего – не одно и то же и пристрастие к ним несовместно с Божией благодатию.

24 марта

Благодарю Господа, укрепившего меня исповедать сегодня сто восемьдесят человек (до всенощной Благовещенской сто пять человек и после всенощной в Думе восемьдесят человек). Враг связывал непрестанно коло сердца моего [25] и язык мой, и я с большим трудом выговаривал разрешительную молитву, иногда же не мог выговаривать от немощи душевной и телесной. У других отцов, Павла и Матфея, было исповедано почти по триста человек.

До сих пор я, окаянный, не чужд зависти и зложелательства ближним из-за любостяжания, что у братии моей денег много, а у меня немного, хотя я совершенно всегда сыт и пресыт, одет с изяществом и все нужное имею и другим могу уделять, что весьма важно и спасительно для души. Забываю, что я младший священник, что я немощнейший и грешнейший паче всех, что я получаю из гимназии хорошее жалование, что я получаю хорошую кружку наравне с ключарем, что я далеко не заслуживаю по грехам моим и тех даров Божиих, коими пользуюсь по щедротам Божиим. Корень всему злому, истинно, есть сребролюбие [1Тим. 6, 10]: из-за него зависть, злоба, ненависть, гордость, презорство ближних, пресыщение и пьянство, роскошь, пиры, веселье, гулянье; чрез него и скупость, жадность ненасытимая, коварство, ложь, обман, божба, клятвопреступление или ложная клятва, ссоры, распри; чрез него неверие, вольнодумство, блуды, кражи, – одним словом, многое множество зол.

25 марта

Великий Четверг. Поздняя обедня. Чрезвычайная немощь душевная; внутри обложен весь тернием греховным; враг оцепил меня собою; немощь телесная от дурной погоды и от довольного хождения пешком. Боязнь бесовская. Оказался немым от боязни бесовской, когда нужно было говорить возглас, – этим меня срезал враг бесплотный. В начале обедни, как и прежде, чувствовал слабость физическую и духовную, а во время паримий, Апостола и Евангелия крайнюю наклонность ко сну: едва держал глаза открытыми – так и смежались, так и хотелось дремать и спать. Потом при чтении молитв литургийных Василия Великого явилось умиление, живость и бодрость; терние вражие исчезает, чувствуется мир, свобода; на великом входе царский дом говорил не весь, семейством наследника закончил; потом при чтении молитв – умиление; искушение со стороны вшедшего в алтарь дьячка побеждено сосредоточенностию в молитвах; точно иглами враг убодал в душу. О, лютость! Возгласы говорил во благодати, ясно, громко, мирно; молитвы читал спокойно, с сознанием и чувством и со слезами: падали каплями – это благодать Господня. Благодарю Господа, призревшего на меня, грешника. Таинство совершил благополучно, причастились с отцом диаконом благополучно; животворящая теплота во внутренностях и в устах; но враг усиливался подстрекать и смущать, колебать; мгновение – приход старосты Сидорова – и я весь возмущен, взволнован по причине неблаговременного его прихода; едва не поглотил меня сатана озлоблением против него. Это была моя немощь, не вина старосты. Я должен терпеть все любовию. А случающиеся беспорядки прекращать кротким замечанием, без раздражения и злобы. Причастил спокойно причастников, человек двадцать.

В беспорядках, старостою производимых в Думской церкви, виноват косвенно я: подстрекнул отца Матфея просить протоиерея не допустить служить в Думской церкви отца Перова. Из-за того пошли противности между протопопом и старостою. Прости, Господи: согрешил я пред Тобою и пред ближними. Положи конец грехам, Господи, и сотвори мир между пастырями и паствою.

Я непрестанно славил милосердие Господа при всяком богослужении, паче всех других свойств Господа, паче правды Его – потому надеюсь и при жизни и в смерти и по смерти помилованным быть и сподобиться десного стояния Его. Твое бо есть еже миловати и спасати ны, Боже наш... Яко милостив и человеколюбец Бог ecu... Бог милости, щедрот и человеколюбия ecu.

В нынешних учебных заведениях, не только светских, но даже отчасти и в духовных, особенно в высших, мудрость человеческая подавляет мудрость Божественную, – та мудрость, которая пред Богом есть глупость. Это вопиющий недостаток наших учебных заведений. Оттого мало, очень мало веры и христианского благочестия в этих заведениях; юношество с пренебрежением относится к молитве, обрядам и постановлениям Церкви, чуждается Церкви. Хотели еще уничтожить духовные семинарии и академии. Что тогда было бы? Тогда мудрость мира сего совсем подавила бы мудрость Божию, Евангелие Царствия Божия, мудрость языческая стала бы царить в стране христианского православия. Упаси, Боже!

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать познать себя во время всенощной на Великий Пяток, при чтении Евангелий (двенадцати), познать свое крайнее растление, свои страсти: блудство, жадность, сластолюбие, пресыщение, зависть, любостяжание, злобу, гордость, лукавство, любосудство, славолюбие, жестокосердие; благодарю Господа, даровавшего мне благодать искренно смириться и не судить брата моего Матфея и не озлобиться на него. Ибо я познал, что я туне [26] презирал его за удержание богатства по зависти и любостяжанию и несытому нраву своему. После такого самоосуждения и покаяния внутреннего как я был покоен, величествен, как сладко читал Евангелие! Слава благодати Твоей, Господи! Кто даст мне тако быти во вся дни моей жизни? Господи, обнови меня!

Господи! Исполни во благих желание мое о старостах и о причте, о пастырях и пасомых. 25-е марта 1871.

Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! [Ин. 19, 27]. Кто истинный ученик Христа, тому мать – Пресвятая Богородица. Се, сын Твой [Ин. 19, 26]! Кто истинный ученик Христа, тот есть сын Богоматери. Аминь. И эта Пресвятая Мать во всем христианском мире благодетельствует, особенно в Православной России и на Востоке.

Весь еси любовь, Господи, всего Себя истощил еси ради любви ко мне. Взираю на крест – и дивлюсь Твоей любви ко мне и к миру, ибо крест есть наглядный отпечаток Твоей к нам любви. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих [Ин. 15, 13]. Твои Животворящие Тайны, Господи, также служат всегдашним, громким доказательством Твоей к нам, грешным, любви, ибо это Божественное Тело Твое было за меня, за всех нас ломимо; эта Кровь за меня, за всех нас излилась. Господи! Славлю чудеса Святых Таин Твоих над верными Твоими, которым я преподавал оные; славлю исцеления бесчисленные, которых я был свидетелем; славлю действие их во мне всеспасительное. Славлю Твое милосердие ко мне в них и чрез них мне являемое, силу Твою животворящую, в них действующую. Господи! За толикую [27] любовь Твою ко мне даждь мне любити Тебя от всего сердца моего и ближнего, как себя; любить врагов моих – не только любящих меня. (22-го мая во время всенощной Господь дал мне благодать преломить свое сердце, оставить неприязнь к брату за непоклонность и возлюбить его, хотя и противника, по моему мнению.)

Сторожа церковные входят в алтарь и выходят из него, равно как и ходят в алтаре, потому тем паче староста церковный может входить в алтарь и выходить. Да не смущает же меня этим сатана и да не раздувает во мне злобы на старосту за его входы в алтарь во время богослужения. Любовию претерпеть сие даруй мне.

Пост нынешнего года привел меня к твердому убеждению в необходимости всегдашнего поста. Так он нужен для желающего провождать духовную жизнь, для победы над страстями и искушениями от плоти, мира и диавола, то есть находящими от них бранями.

Господи! Да будет воля Твоя по всей земли, во всех народах и племенах; да приидет Царствие Твое посредством распространения веры Твоей святой и святых правил её; да святится имя Твое во всей земли; да все жительствуют свято, по заповедям Твоим, да исполнятся Духа Святого. Аминь.

Господи! В любви взаимной жити научи и укрепи Духом Твоим Святым, порывы страстей, запинающие любви небесной, евангельской, укроти и сердца наши хладны соделай к сластям земным. (Буди!) Ибо вот из-за пристрастия к сластям ежедневная ненависть, зависть, гордыня, всевозможные душевные бедствия. Даждь мне, Господи, всем благам земным предпочитать всегда благодать Твою, мир Твой, правду и святыню Твою и в ней всегда пребывать во вся дни живота, до последнего издыхания. Буди! Брата всегда любить научи искренно, сочувственно к его бедствиям.

Господи! Благодарю Тебя, даровавшего мне благодать мирно и непреткновенно, с теплотою сердечною совершить утреню в Великий Пяток в Успенской церкви с прочтением двенадцати Евангелий; также и вечерню. Благодарю Тя, Господи, оживившего душу мою во время вечерни, когда я в скорби и тесноте молил Тебя усердно даровать мне прощение согрешений (нелюбовь к брату Алексею по случаю питья и ядения его в Великий Пяток, когда я того не хотел, тогда как любовь выше всего) и мир душе моей. Ты сотворил со мною, Господи, чудо милосердия и животворения. Как Лазаря четверодневного, воскресил меня из гроба тесноты и уныния с отвалением камня нечувствия и даровал мне простор, мир, спокойствие и утешение! Слава Тебе, Жизнодавче! В соборе стоял вечерню, начиная с Евангелия, выносил Плащаницу спокойно. После вечерни исповедовал часов до девяти, было сто двадцать человек.

27 марта

Великая Суббота. Благодарю Господа, разрушившего во мне сети врага, с крайнею злобою и назойливостию связывавшего меня, наводившего на меня уныние, тоску, злобу по случаю замечания отца диакона Петра Ал., что староста Николай Сидоров взял своими руками Евангелие с Плащаницы и отнес в алтарь. Этот случай был сопоставлен с другими случаями, невыгодно его характеризовавшими. Удивительно, из-за каких незначительных случаев может враг возбудить в сердце моем злобу и уныние! Но по молитве моей благодать Божия сломила адскую злобу и не допустила восторжествовать ей во мне. Слава всепобеждающей силе благодати Божией! Но и сколь велика была во мне сила зла, напор его! Истинно, ад устремился против меня! Зато после победы над злом я торжественно, громовым голосом читал три статии стихов песнопений над телом Божественного Мертвеца и всю утреню провел мирно. Благодарю Господа, сквозь тьму искушений проводящего меня безбедно.

Апельсины для меня нездоровы: сегодня из-за них чувствую колотье и расслабление.

Если меня осуждают сами же прихожане за то, что я спотыкаюсь, прихожане, пред коими я чего-то боюсь говорить некоторые слова молитв, то не следует ли напрячь все силы, чтобы говорить твердо каждое слово, невзирая ни на кого и ни на что, как и должно? Воистину. Да будет это так.

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить благополучно Божественную литургию Василия Великого в Великую Субботу и причаститься неосужденно и причастить духовных детей человек пятьдесят. Святых Даров осталось много. Сделался пьяноват.

Во мне причина зла, возмущения, а не в других: на самую Пасху я рассердился на жену за то, что она пожалела мне бронзового подсвечника со свечой цельной, приготовленной для праздника; из этого вижу, что я крайне самолюбив, своенравен, горд, зол, неуважителен к личности других и их трудам. Прости, Господи, согрешения мои. На любящую меня жену рассердился. Где же любовь истинная, николиже отпадающая [1 Кор, 13, 8]?

28 марта

Пасха. После утрени. Благодарю Господа от всего сердца моего. Благодарю Господа, явившего на мне бездну милосердия Своего и силы Своей в храме до утрени противу бездн злобы диавола и насилия его ко мне, многострастному. Я подал к этому повод сам, дома еще будучи, когда оскорбился на жену за её негодование на меня за взятие гостинной свечи в бронзовом изящном подсвечнике. Этой слабостию моей и жены моей диавол воспользовался и такую бурю произвел во мне, что едва не потопил меня: теснота, срам, смущение, огонь, насилие непрестанное врага внутри, нудящее к злобе, поглощали меня. Я припал несколько раз к престолу благодати с верою в бесконечное милосердие и бездну силы Седящего на нем – и силою сила попрана, благостию злоба побеждена: место смятения заступило спокойствие, место тесноты – пространство, место боязни всех – дерзновение, место срама – слава Божия, место диавола – Дух Святой. Слава благоутробию Твоему, слава силе Твоей, Господи! (18 минут второго часа ночи. Протоиерей служит раннюю по болезни и по случаю служения в главном храме.)

Потому что они не от мира, как и Я не от мира [Ин. 17, 14]. Слова Господа Иисуса Христа об апостолах. Это великая им похвала. В чем же она? В том, что апостолы, живя в мире, были чужды его, чужды пристрастия к нему, не искали в нем себе ни славы, ни богатства, ни сластей, ни спокойствия, но были как бы существа иного мира, небесного, о небесном мудрствовали и заботились, небесной славы нетленной искали, небесного, нетленного богатства, небесных сладостей и небесного покоя – о Боге и соединении с Ним. Мы же, грешные, – от мира сего, потому что ищем славы мира сего, богатства материального, здоровья, долгоденствия земного, наслаждений здешними благами, здешним спокойствием, здешними радостями. Но из-за пристрастия к миру и его благам – все наши беды, страсти, искушения, все неуспехи в христианской жизни.

Когда враг нудит страхом суетным молчать, не выговаривать слова церковных чтений и молитв, тогда надо с особенною силою выговаривать их, отринув боязнь, – он верно отступит, видя нашу решительность; но если увидит колеблемость, боязнь, сомнение, то еще более усилит над нами свои наветы. (Пасхальная утреня: возгласы.)

Особенную силу имеют во мне страсти оттого, что враг нарушил целость моей природы в самой ранней юности и унизил во мне человеческую природу, созданную по образу Божию; оттого я и робок, малодушен пред одними и дерзок пред другими; оттого горд, неуважителен к иным; оттого сластолюбив, жаден, завистлив, недоброжелателен и зложелателен, сребролюбив, честолюбив, нетерпелив, раздражителен, своенравен (не уважая воли, норова других), упрям, непокорен, лукав. Господи! Обнови мя, растлевшего в безмерных согрешениях!

Ты всякое благо для меня, Господи: я утратил в юности нетление, целомудрие, растлил себя – Ты возвращаешь мне нетление снова в Тебе, в причащении Божественных Твоих Таин, даруешь мне святость Свою.

Покоряйся воле начальников или старших: покорность приведет тебя к твоему же благополучию. Предайся Христу Богу, все устрояющему с неизреченною благостию и премудростию к нашему благу и блаженству, и не будь своеволен и упрям: своеволие и упрямство ведут к погибели.

Клеветникам: дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения [1Пет. 2, 12]. На Святейшего святых клеветали, и Он терпел, не отверзал уст Своих, а я, грешник, не хочу перенести заслуженного порицания от начальника своего! Какое самолюбие греховное! Какая гордость! Какое самомнение!

Благодарю Господа моего Иисуса Христа, помиловавшего меня и ниспославшего мне силу с высоты противу темных сил к непреткновенному совершению поздней литургии в первый день Пасхи (первый раз предоставлена была мне от отца протоиерея поздняя обедня). Крепко бороли меня противные силы, и крепко я сопротивлялся им: я шел как бы против самого сильного течения или самого сильного ветра. Благодарю Господа, вводящего меня в борьбу к укреплению нравственных сил моих и к очищению моему, к утверждению веры моей в Господа, упования моего на силу Его и на милость Его и любви к Нему, ибо я вижу ясно, с одной стороны, бездну немощей и зла в себе, с другой – бездну Его силы во мне и милости ко мне, непотребному. 28 марта. Вечер. 11 часов.

Для чего нужно и дома молиться, и ходить в церковь к богослужению? А для чего ты ешь-пьешь и ходишь на свежем воздухе каждый день или работаешь каждый день? Для того, чтобы поддерживать жизнь тела и укреплять его. И молиться нужно непременно для того, чтобы поддерживать и возбуждать жизнь души, подкреплять душу, недугующую грехами, очищать её, как и пищу и питье иное ты употребляешь для очищения от вредных мокрот или нечистот. Если, поэтому, ты не молишься, то весьма неразумно и безрассудно поступаешь, тело всячески поддерживая, услаждая, укрепляя, а душу оставляя в пренебрежении. Ведь всякий человек двояк, ибо состоит из души и тела.

Примечание

15. Предняя (церк.-слав.) – будущее.

16. Оба́че (церк.-слав.) – но, однако.

17. Исты́й (церк.-слав.) – истинный, подлинный.

18. Поликарп Смирнский, священномученик, епископ Смирнский, ученик апостола Иоанна Богослова. Пострадал в Малой Азии во время гонений на христиан при Марке Аврелии на 86 году жизни – он был предан сожжению, а потом усечен мечем. Память его совершается 23 февраля / 8 марта.

19. Прелесть (церк.-слав.) – прельщение, обман, ослепление.

20. Позо́рище (церк.-слав.)-зрелище; а также-публичное бесчестие.

21. Наветы (церк.-слав.) – здесь в значении "козни", "нападения".

22. Восхитити (церк.-слав.) – изловить, поймать.

23. Презорливый (церк.-слав.) – надменный, гордый, презрительный.

24. Стужати (церк.-слав.) – угнетать, докучать.

25. То есть весь крут внутренней сердечной жизни.

26. Ту́не (церк.-слав.) – здесь в значении "без причины, напрасно".

27. Толи́кий (церк.-слав.) – столь многий, столь великий.

Апрель

1 апреля

Четверг Светлой недели. Пришел к концу утрени: проспал. Встал довольно легко, но чувствовал некоторый нелад в теле оттого, что на ночь поел черной икры с ржаным хлебом, и поел довольно. На ночь избегать есть всего обременяющего.

Вчера, 31-го марта поутру, часов в семь с половиной, напился чаю сладкого и с куличом, оттого сердце стало немощно для молитвы: служа молебен, я претыкался по наветам врага. Надо непрестанно возгревать в себе благодать и воздержание наблюдать неотменно.

2 апреля

Вчера и третьего дня, как и сегодня, понос, и по этому случаю не служил вечерни и всенощную служить отказался. Огорчение со стороны отца протоиерея и дьячка Кутузова. Ради поправления желудка я выпил рюмку коньяку: дьячок передал это протоиерею, а тот выговор прислал мне чрез мою прислугу, чтоб я меньше пил коньяку, как будто я пьяница. Бог да простит ему клевету его. Когда я был очень огорчен этим, Бог утешил меня искренним участием моих добрых знакомых Горемыкиных. Мать Варвара Николаевна Горемыкина прислала сына своего, подполковника артиллерии Ивана Дмитриевича с бутылкою сваренного с корицей и гвоздикой кагору с выражением глубокого соболезнования о моей немощи. Награди их, Господи, всем воздающий по делам; в нюже [28] меру мерят, да возмерится им. Кто будет верить чувству наших собратий – отцов протоиереев? Все основано у них на одном интересе, на деньгах, и за деньги готовы они продать сто раз брата своего: ни в грош тебя не ставят. Бог да судит им.

Нас иногда ни в грош не ставят потому, что и мы не ставим в грош, не уважаем тех, которые нас не уважают. Большею частию это бывает между братиею по служению и, увы, между духовною братиею, и между духовною братиею наибольше бывает вражда из-за денег. Деньги, деньги мутят тех, которые должны бы зреть непрестанно горé и жить во взаимной любви, в смирении и незлобии, в терпении и долготерпении.

Искреннее соучастие в моей скорби телесной и душевной гг. Горемыкиных да научит и меня искренно соболезновать людям в их скорбях.

Мне надо было бы сказать протоиерею: брани меня, – по примеру смиренного, кроткого и незлобивого Давида; а я сказал: прошу не бранить меня. Да не достоин ли я, чтоб меня и побранили?..

Лучше не передавать укорных слов, посылаемых к нам от кого-либо, а умолчать об них или передавать, хотя ложно, слова любви и благорасположения: тогда дух наш пребудет спокоен. А передавать слова вражды и зависти весьма вредно: они производят нередко в нетерпеливых и самолюбивых людях, к которым относятся эти слова, бурю душевную, возбуждают угасшую вражду и производят раздор. Надо иметь христианское терпение.

Отчего это происходит, что одно слово злое, слово клеветы, производит на нас самое неприятное впечатление, потрясает до глубины души, тогда как, напротив, иногда тысячи слов благих, например о Боге и Его делах в мире, вовсе не доходят до сердца и пропадают в воздухе? Приходит диавол и уносит слово [Лк. 8, 12], посеянное в сердцах людей, и он же, с другой стороны, всевает и возращает в наших сердцах семена злобы и не упускает ни малейшего случая насадить в нас вражду и зависть к ближним; одного взгляда ближнего на нас, часто невинного, достаточно, чтобы посеять в нас чувство вражды против него. Итак, не будем принимать к сердцу никакого зла, причиняемого нам ближними намеренно или ненамеренно, зная виновника оного и то, что мир весь во зле лежит от начала его, а будем благодушествовать при всяком наносимом оскорблении, молясь за оскорбляющих нас как за благодетелей, ибо и в самом оскорблении их часто слышатся слова благожелания, хотя и не от доброго сердца происходящие. Господь да вразумит их, да не поставит им греха сего. А мы будем осмотрительнее. Да не дадим место диаволу.

Отчего я не могу выговаривать провинившимся, например дьячку или другому кому, в духе спокойном, связно, ясно, плавно, а в волнении, в страсти, бессвязно? – Оттого, что я самолюбив, нелюбителен, зол, горд, не считаю себя достойным всякого порицания, а достойным похвалы; оттого, что не познал своих великих немощей и немощей ближнего, не познал свирепства греха в людях и многоразличных немощей души и тела. Любовь... не раздражается, не мыслит зла... все покрывает... никогда не перестает [1Кор. 13, 4 – 8]. (Согрешил я: и на жену сильно раздражался в болезни за её настойчивые от любви предложения разных лечебных средств, вытирания живота и дачи капель.)

В этом веке мы согрешаем непрестанно, и между тем до того самолюбивы, что не хотим переносить никакого обличения, особенно пред другими, но в будущем веке прегрешения наши будут обличены пред всем миром. Памятуя это судилище ужасное, да переносим во смирении и незлобии обличения здешние и да исправляемся от всех наших недостатков и грехов, особенно да терпим обличения от начальников, а их да вразумит Господь не по злобе одной обличать, но с любовию и духом кротости.

Поступая таким несправедливым, насильственным образом, вы потеряете мало-помалу всякое благорасположение прихожан и братии своей и всякую власть над ними; вы будете повелевать только стенами, книгами и ризами.

Все мое внимание каждую минуту должна поглощать благость и любовь Божия; на злобу же человеческую мне должно быть некогда обращать внимание: она – ничтожная тень при свете Солнца. Бог да простит всех злых и да исправит.

Льстит [29] и борет меня супостат и во сне и наяву мечтами своими, сластями своими, злобами своими, коварствами своими. Сохрани, Господи, от козней его и меня, и всех людей Твоих.

4 апреля

Фомино воскресение. Ранняя обедня (вместо поздней). Совершенное обнажение от благодати Божией вследствие продолжительного поноса и истечения семени ночью, нравственное бессилие, неспособность говорить: на проскомидии – молитву предложения, отпуст; пред обедней – благословение диакона, молитву тайную пред Евангелием при вручении его диакону; на великом входе – императрицу, наследника и пр.; дождь нам едиными усты и единем сердцем; И сподоби нас, Владыко; заамвонную молитву. По причащении ощутил во утробе огонь. Не служил с первого дня Пасхи – горе мне долго оставаться без причастия Пречистого Тела и Крови Господней. Враг совлекает с меня одежду силы и нетления и облекает в одежду страсти и немощей. 10 часов утра. Позднюю служил вместо меня отец Матфей. Пред дурною погодою (вчера пошел сильный дождь).

Благодарение Господу, доселе хранившему меня от больших неприятностей и обид братии, а чрез то и от сильных душевных потрясений, к которым я по слабости духа и тела особенно расположен. Благодарю Тебя, Отца Премилосердого, в самых потрясениях укрощавшего мои волнения и вводившего меня в тихую пристань благодати Своей или благодатного мира Своего. Аминь.

Свободу от страстей мятежных, мир с ближними даруй мне, Господи! Во всеоружие Твое духовное противу диавола и аггелов его облецы мене, Господи, сильный во брани. 4 апреля 1871.

Протоиерей в правду обличил меня, хотя и чрез прислугу мою и не с духом любви, и я должен с благодарностию принять обличение его в моей жадности, хотя она и имела благовидный предлог (поправить рюмкой коньяку желудок). Итак, приемлю с благодарностию и ничтоже вопреки глаголю. Господи, прости, восстави, заступи и сохрани нас Твоею благодатию, ибо мы Твои рабы, Аще и согрешихом пред Тобою и друг пред другом. Да разрушатся козни вражии.

Праведный человек любит принимать обличения от других во грехах своих, а грешный не терпит обличения, оскорбляется на обличающих, жалуется на них пред товарищами, что вот-де какую напраслину он терпит от своих недоброжелателей или от своего недоброго начальника, потому что считает себя человеком исправным во всем житии и заслуживающим одной похвалы и чести, а не порицания и обличения. Таков я, грешный.

Итак, да принимаю с благодарностию и с радостию обличения во грехах и да возлюблю особенно резко выговаривающих мне, хотя бы чрез моих слуг и подчиненных, и да послужат они виновниками моего исправления, спасения, как и должно быть. Как похвалы питают тщеславие, так обличения производят смиренное о себе мнение. Потому истинный христианин не терпит похвал и любит обличения. Да обратит Господь все ко благу и да соделает самых врагов виновниками моего спасения и истинного возвышения, – мне же да подаст христианское смиренномудрие, незлобие и терпение. (Господи! Помилуй отца моего, протоиерея Павла, и возглаголи в сердце его благая о мне, рабе Твоем, и о всех братиях храма, и да настоятельствует он в духе кротости, смирения, благожелания, нестяжания, да воздает всем должная.)

Кто оскорбляется, раздражается на обижающих или ненавидящих нас или на неисправных, виновных, тот не имеет христианской любви в сердце, не исполняет закона Божия, а угождает лишь себе: истинная любовь ни на кого не раздражается, а всех жалеет, обо всех болезнует, всем желает всякого добра, и самым злейшим врагам своим. Кто Христов, тот да мудрствует и да поступает так. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его [Рим. 8, 9].

Все мое уныние, вся досада и слезы на протоиерея были агонией врага бесплотного. Сон. Директор без причины объявил мне отставку от законоучительства в гимназии. Урок мне. Я просил Господа отставить протоиерея за известные вины и даровать другого. Господь Сам знает.

Люби обличения праведные и неправедные от людей, чтобы исправиться здесь и не быть обличенным на Страшном суде пред всем миром, пред всеми Ангелами и человеками. О, нестерпимый страх и стыд страшного судилища Твоего, Господи!

Вчера и третьего дня (3-го и 4 апреля), да и сегодня ночью, был я игралищем врага бесплотного, послушав неправильной передачи слов протоиерея моею прислугою.

Сам отец протоиерей объяснил, что он, зная мое трезвое поведение, и не думал подозревать меня в пьянстве. Итак, я всю ночь почти напрасно лил слезы огорчения и в горести сердца молился о протоиерее, да вразумит его Господь или да даст нам другого настоятеля, правдивого.

5 апреля

Понедельник. Фомина неделя. Утреня. Был игралищем врага, который, как огненный клин какой, был в боках моих и, наводя на меня боязнь, не давал мне говорить спокойно и вовсе выговаривать иных слов на ектениях. На Кутузова опять-таки подвигся злобою за неисправность. А не надо, не надо: любовь никогда не перестает [1Кор. 13, 8]; все покрывает... все переносит [1Кор. 13, 7], за буквой и формой не гонится, сущности закона крепко держится – любви к Богу и к тому, который по образу Его – к человеку.

Согрешил: на нищих огорчился; мальчика отринул.

Напустил на меня враг великое уныние из-за нескольких неприятных слов, переданных мне прислугою от протоиерея. А уныние – тяжкий грех, особенно в священнике.

Благодарю Господа за искушения, постигающие меня, хотя они и горьки: эти искушения служат к моему очищению и просвещению и спасению. Господь заставляет адского пса самого вылизывать свою блевотину, которую он извергает в меня.

5 апреля

Литургия. Благодарю Господа, сподобившего мя причастия Пречистых, Святых, небесных, бессмертных и животворящих Таин Своих после тяжких искушений в мир душевных моих сил, в легкость, здравие, радость, пространство. Но дома, при сидении за столом, из-за одного густого яйца, которое я скушал, потерял весь приобретенный мир жены ради, начавшей бранить меня из-за неразумной ревности о моем здоровье (а моей прихоти). Лучше вперед не обедать дома, а уходить из дома в гимназию не обедавши.

Своенравие, упрямство и жадность моя были сегодня причиною того, что крепко рассердился на любящую меня жену и предал её на словах сатане. Надо уступать любящей жене ради любви и после обедни никогда дома не есть, не обедать до вечера.

Благодарю Господа за дар мира с женою, по молитве моей о сем ко Господу; просишь мира у Господа – первый предложи мир тому, с кем нарушен мир, а не жди, когда тот придет просить у тебя мира. Я первый предложил жене мир, она подошла, подала руку, и мы, по милости Божией, помирились. Крайне тяжело было мне без мира в душе в классе, особенно в четвертом классе (на первой перемене).

От излишеств бывают флюсы, зубные и головные боли, как у меня вот флюсы на деснах от лишнего стакана чаю со сливками и от трески. Треска тяжела!

После поста, в который мы приучили желудок свой к легкой пище и к воздержанию, должно крайне осторожно вести себя в скоромное время и крайне умеренно употреблять скоромную пищу, особенно сливки, масло, мясо. Иначе может произойти продолжительное расстройство желудка, как и случилось это со мною на Светлой неделе и во всю неделю.

В ретивом наблюдении жены моей за мною, чтоб я не скушал чего-либо тяжелого для желудка, я вижу теперь великую и разумную любовь её ко мне, хранящую меня от дурных случайностей с моим желудком и с моим здоровием, и [должен] уважать голос её, хотя бы она и бранила меня с гневом за порывы мои к чему-либо приятному, но могущему иметь вредные последствия, как это было вчера, и не доводить её до раздражения и гнева. Согрешил в этом пред Богом и пред нею вчера, доведши и себя и её до крайнего раздражения съедением густого яйца.

Не предполагай ни в ком зла, но представляй всех людей более добрыми, чем злыми, хотя некоторые и действительно выражают злость; самую злобу приписывай исконному виновнику зла, уязвившему ею и человека, сотворенного по образу Божию и искупленного пречистою кровию Богочеловека.

6 апреля

Поздняя обедня. Радуница. Во время обедни и изъятия частей из просфор, когда дьячок Кутузов читал поминания и упала просфора, которую я велел Кутузову поднять, а он предоставил это сторожу, – возжегся во мне гнев на него (скрытый в сердце) за то, что он не хотел исполнить того, что ему сказано. Враг крайне сильно распалял злобу на него и щемил мое сердце; едва-едва усиленною молитвою я освободился от его насилия, а на великом входе все-таки от смущения не мог выговорить царских имен. Вообще, теснота была во всю литургию. Горе мне от свирепства вражия, от наветов и ловлений его. Господи, защити меня и даждь мне в искренней любви жити со всеми и обиды прощати.

Хорошо все слова молитв, или всю сущность молитв, при оглашении желающего креститься (при заклинании демона) и при чтении молитв водосвятных и последующих прилагать к себе, где следует. Чудные молитвы, богооткровенные молитвы! Как ясно выражена в них вся глубина нашего падения, нужда восстания и все благодеяния человеколюбца Бога, спасшего нас чрез Сына Своего Единородного!

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить премирно Таинство Крещения в трактирном заведении, что в доме Никитина против склада Лакревского. Благодарю Господа, примирившего меня с чтецом Василием по молитве моей и даровавшего мне мир и пространство после смятения и тесноты. Да будет он мне всегда любезен как брат и соработник, а я ему любезен по благодати Божией.

7 апреля

Преподобного Георгия, епископа Митиленского [30]. Утро. Мороз и снег на земле, выпавший ночью. Мороз как будто связал мои внутренности: говорить мог с трудом великую ектению, имен царственных лиц не выговорил всех. Канон читал сам. Молитву Христе, Свете истинный...выговорил всю без запинки, свободно, по молитве моей пред сим. Благодарю Господа, не оставившего Своею помощию. При ектении великой призраком стоял на клиросе Константин Петрович Юденич: злое уныние. Пресвятую, Пречистую по навету бесовскому не всегда мог выговорить.

8 апреля

Утреню служил довольно благоуспешно, только не говорил от диавольского кознодейства молитву Христе, Свете истинный, и чрез то крайне огорчен был сатаною, а если бы выговорил от всего сердца, тогда был бы покоен; в этом беспокойстве по окончании утрени, выходя из северных врат алтаря для служения молебна Божией Матери, гневно взглянул на дьячка Кутузова и чрез то еще сильнее уязвился внутренно стрелами врага, палившими в продолжение всего молебна и потом, даже по приходе домой. Вот результаты печальные неискреннего, невсесердечного выговаривания молитв. Надо выговаривать всем сердцем. Брань идет с мысленным волком, с словесным волком, борющим в мысли, слове и в сердце. Надо в любви к Богу и ближнему крепиться и укрепляться день ото дня. Кутузов дьячок – вот ближний мой, на котором должна исполниться любовь моя, невзирая на вражду его, действительную или кажущуюся. А враг-то как подстрекает к вражде, точно огненными прутьями подгоняет, так и жарит меня, словно на раскаленной сковороде!

Жалеть надо всякого злого человека, а не злиться на него и не угождать тем сатане. Просто взирать на всякого врага, как на создание Божие, как на созданного по образу Божию и как на член свой, и не дышать на него злобою, то есть не быть диаволом, ибо человек злящийся есть диавол в то время, когда он злится. Надо быть всегда кротким, незлобивым, благосердым, терпеливым, как бы не замечающим злобы в других, надо побеждать благим, ласкою, благотворением злое, или злых людей. Избави Бог от злой подозрительности, при которой всё в ближнем обращают в худую сторону – движение, жест, взгляд, голос, поступь, каждое слово.

Ложь я: лживы, страстны непрестанно все стремления сердца моего – к злобе, зависти, гордости, презорству, унынию, ропоту, хуле, блуду, невоздержанию и жадности бесовской; к лености, нерадению о угождении Богу и спасении своей души и душ ближних; нерадению о делах службы, к своенравию, упрямству, непокорности, злорадству, зложелательству; к скупости, любостяжанию, сребролюбию, лицеприятию, мздоимству, человекоугодию, человеконадеянию, жестокосердию, самолюбию греховному, подозрительности, немиролюбию, нелюбию и прочим бесчисленным страстям. Итак, я не верю себе, ибо я ложь; не верю своим пагубным сердечным стремлениям, возмущающим душу мою, и не хочу ни на мгновение следовать им, ибо они-то составляют ветхого человека, которого должно совлечься, они-то суть плоть, которую должно распинать со страстями и похотями. Я должен быть истина, я должен быть облечен в новаго человека, созданнаго по Богу в правде и в преподобии истины [Еф. 4, 24], я должен облечься в благость, доброжелательство, благосердие, кротость, смирение, упование, терпение, в чистоту и целомудрие, воздержание, трудолюбие, бдение и молитву, в послушание, щедрость, нелицеприятие. Да поможет в этом Господь и Пресвятая Богородица.

Слова молитв церковных – злато духовное, жизненное, родник живой воды духовной, напояющий душу, прохлаждающий зной страстей; свет духовный, просвещающий души, сила Господня, укрепляющая душу, сладость духовная, услаждающая души благодатию Божиею.

9 апреля

Господи! Источниче жизни моея, благодарю Тебя за обилие жизни Твоей, дарованной мне по причащении животворящих Таин Твоих во время сегодняшней литургии, за мир, бодрость и веселие духа после тесноты, тягости, бессилия и уныния душевного, томивших меня во время литургии с самого начала проскомидии.

Благодарю Тя, Господи, яко даруеши мне новую жизнь каждый раз, когда я со слезами покаяния и благодарения совершаю Божественную литургию и причащаюсь пречистых и животворящих Таин Твоих. Твоим Святым Тайнам я обязан доселе продолжением бытия моего, непорочностию путей моих и доброю славою в людях Твоих. Да святится убо имя Твое великое паче и паче во мне и во всех людях Твоих, на нихже имя Твое святое нарицается, и во всем мире Твоем; да приидет Царствие Твое, царство правды, мира и радости во Святом Духе [Рим. 14, 17] во все сердца наши, как сказал Ты: вселюсь в них и буду ходить в них... И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями [2Кор. 6, 16, 18]; и да будет воля Твоя святая, премудрая, всеблагая, всесовершенная, всеблаженнотворная, яко на небеси, и на земли во всех людях Твоих и во мне, грешном, ибо собственная воля наша ошибочна, близорука, греховна, гибельна, нелюбовна, зла, завистлива, горделива, ленива, роскошелюбива, сребролюбива, скупа!

Делая добро искренно другим, мы делаем его вместе и себе. Так, сегодня я помолился с искреннею верою, от всего сердца о младенце Петре Господу и Пречистой Богородице, и мне самому стало так легко-легко, мирно, светло, тепло, просторно в душе. Младенца Петра принесла ко мне на квартиру женщина, мать Мачихина, чтобы помолиться об нем: малютка болен сухоткой.

Давать милостыню нищим – значит приобретать, потому что подаянию дающего воздается от Бога чрез людей. Я замечал тысячу раз, что после обильной милостыни мне всегда было обильное приношение и я никогда не оскудевал в потребном. Сегодня мужичок пред вечерней просил у меня 80 копеек (прежде дано было ему 40). Я было сильно огорчился на него за вторичную просьбу, но потом [...] и ради нужды, и наипаче ради Христа, дал ему требуемое, – и что же? После вечерни выхожу из церкви, и знакомая женщина отдает мне на бедных именно 80 копеек – ни более, ни менее, как бы в возврат данных, а потом вечером опять принесла мне женщина рубль.

Чрез пристрастие мое к сластям бесплотный ненавистник Бога и человеков достигает исполнения своей чудовищной воли: его ненавистию я начинаю ненавидеть ближнего, который неумеренно, не так, как и не столько, сколько я бы хотел, употребляет мои сласти. Да презираю же я сласти, чтобы не отпадать мне от любви ближнего, который по образу Божию, и вместе от любви к Богу, ибо не любящий ближнего – образ Божий – не любит и Бога, живой образ Которого заключается в человеке. Да не люблю и себя, чтоб любить ближнего, ибо ветхий мой человек, или мое "я", есть диавол, а не я.

10 апреля

Благодарю Господа вседушно за помощь, ниспосланную Им мне во время служения утрени в присутствии двух наших протоиереев, присутствие коих наводило и наводит на меня во время служения какой-то непонятный бесовский страх. Усердная молитва изгнала страх, хотя не совершенно. Благодарю Господа, даровавшего мне силу восторжествовать над малодушием и рабством духа моего и укрепиться дерзновением. Страх и смятение и помрачение помыслов происходили, очевидно, от духов злобы, внушивших мне злую подозрительность к братии, не отличающейся искренностию отношений и доброжелательством, и чрез посредство моих собственных, сокровенных страстей, подстрекавших меня к злобе и унынию. Канон читал весь сам. Христе, Свете истинный выговорил всю до конца.

Как обижает нас всех непрестанно и льстиво сатана, этого не замечаем и не гневаемся на него, – а как обижает ближний по научению сатаны, иногда совершенно ненамеренно и нечаянно, это тотчас замечаем и гневаемся на него, терпя сами обиду от сатаны. О, козни вражии! О, сети сатанинские!

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить непреткновенно Божественную литургию с произношением всех имен царственного дома на великом входе. Пред самым причащением враг привел мне на память во зло братию – отца Матфея и отца Павла, и тайным, внутренним чувством злобы на них так смутил и стеснил и обесчестил меня, что я едва мог оправиться от этого внутреннейшею, усердною молитвою покаяния. Вот как слабо сердце мое, как оно страстно и как коварен враг, из тайных засад и тайников сердца устремляющийся на меня в минуты самые возвышенные, самые священные! Как нелицемерно и глубоко надо возлюбить всех и никого не презирать, а презирать только диавола и нашего ветхого человека, тлеющего в обольстительных похотях! После победы над своею внутреннею злобою, я успокоился, а после потребления Святых Даров и возрадовался, совершенно обновившись. Но по выходе от обедни из церкви, когда я раздал милостыню нищим и между [тем] многие еще гнались за мною по дороге в класс к Яковлевой, я рассердился на них, кричал с гневом и за это крепко смутился и уязвился в сердце своем. Весь класс просидел в смятении и тесноте – не было мира в костех моих от лица грех моих [Пс. 37, 4]. Уже дома, после горячей молитвы прошло смятение, прошла теснота, и Господом многомилостивым дарован мне опять мир. Увы! еще страсти живут во мне! Еще злоба не умерла! Любостяжание живо! Сластолюбие господствует! Увы мне, грешному! Час с половиной по полудни. 10 апреля 1871.

Благодарю Господа, даровавшего мне мир по молитве моей, ибо не имел я мира ради грех моих, и возопил к Нему в покаянии, и приях мир. Жене моей Елисавете даждь, Господи, мир во всяком образе и всем домашним моим. Буди! Да будет слава Тебе, Господи, во всем житии нашем.

Слава благодати Твоей, которой не премогут все силы адовы и которая дала мне сегодня восторжествовать над этими силами при произнесении молитвы Христе, Свете истинный: благодать прогнала бесовские страхи и смущение и я спокойно выговорил всю молитву.

Благодарю Господа за благодать пламенной, усиленной, со слезами молитвы во время сегодняшней всенощной в Успенской церкви; по действию Духа благодати я горячо и разумно молился о всех членах Церкви Христовой, о рождиях [31] Живой Лозы – Христа, чтобы все они были зелены на зеленой Лозе – Христе, чтобы все были уды [32] честны Церкви Его, чтобы все и жили, как чада Божии, во святыни, незлобии, смирении, воздержании, нестяжательности, любви и сострадательности друг к другу; чтобы Сам Господь младенцев воспитал, юность наставил, старость поддержал, супружество в мире и единомыслии сохранил; чтоб исполнил все прошения ко спасению, чтобы всем пришельцам и бедным, могущим работать, дал дело и труд.

Сколь зло, капризно и осудительно к другим мое сердце, и вообразить трудно: то ему не нравится тявканье губами матери, то её шероховатая деревенская речь, то её смиренное молчание, то употребление домашними сахару в большом количестве, – и из-за всего этого непременно возбуждается злоба, презорство дьявольское, а вышеупомянутые обстоятельства оказываются глупейшими предлогами тому: дьявол не может скрыть последней цели всех своих козней – злобы, зависти, гордости. Но ужели в нас все ладно?.. Для себя мы слепы.

Ведь тявканье никого не бьет, никого не трогает, никому ни малейшего вреда не приносит? – И делу конец, и замечать его не надо. Пусть безвредная и невинная и безразличная привычка остается, а вредные привычки свои я должен искоренять – их же у меня много.

11 апреля

Воскресение. Неделя святых жен-мироносиц. Обедню служил в тесноте душевной и телесной; на великом входе чувствовал большой упадок сил душевных, но не телесных; имена царственного дома не мог всех выговорить, однако только Екатерину Михайловну с супругом её да императрицы. На благодарственном молебне выговорил молитву всю с Божиею помощию. Благодарю Господа, яко покрыл вся грехи мои. Дай, Боже, и мне покрывати грехи ближних. Погода дождливая, все небо обложило. Раздражительность крайняя: всякая безделица, всякий собственный призрак [33] тревожит, обижает. Ну уж и пытка, ну уж и искушение! А всё больше от пресыщения, от многосочия!

Благодарю Господа, даровавшего нам начальника спокойного, невозмутимого духом, ровного, всегда равного самому себе, рассудительного – не так, как я: беспокойный, возмущающийся часто духом от ничтожных причин, от всякого дуновения противных ветров, изменяющийся, никогда не равный самому себе и часто нерассудительный, но поступающий безрассудно под влиянием страстных возмущений, ретивый [34], иногда дерзкий, непокорный, своенравный. Если начальник впадает в грехи, это неудивительно – и он человек. Но надо друг друга тяготы носить, грехи друг друга благоразумно покрывать, да и наши, или мои, Господь покроет Своею благодатию.

Во время благодарственного молебна на литургии меня сильно возмущал взгляд дьячка Кутузова – призор недобрых глаз [35], и я колебался – но вспомнил, что если во мне и со мною Христос, то кого мне бояться, что злоба, мятущая меня, есть приражение злого духа и произвол моего сердца, – я успокоился и прочитал без запинки благодарственную молитву Господу Иисусу Христу со Отцем и Святым Духом. Но в Сидорове и Степанове и Шебунине что-то есть возмущающее, как в наших отцах Павле и Матфее: Господи! Призри на них и на меня, грешного!

Напрасно сегодня я торопился совершать литургию, поспешая в Собор, напрасно не сказал проповеди и не взял книги в церковь, поспешая к выбору старосты: протоиерей кончил все рано. Вперед не буду спешить.

Когда почувствуешь в душе негодование, злобу, презрение, зложелание к иереям за какие-либо неодобрительные дела их, то знай, что в тебе враг, и немедленно твори со смирением молитву Господу: Господи! молитвами таких-то и таких, имярек, преподобных отцов спаси меня, грешного, и: молитвами святых Твоих буди к ним милостив, в чем согрешили они. Скажи это с любовию нелицемерною – и ты успокоишься и благоуспешны будут и молитвы твои и дела твои. Они не так худы, как кажутся тебе. В них много и доброго, хотя есть и недоброе, что они сознают и в чем каются (как слышишь на исповеди), как и ты сознаешь в себе при недобрых в тебе качествах много и добрых, по благодати Божией. Живи со всеми в любви, кротости, незлобии, благожелательстве, никого не кляни.

Всем определен от Бога предел жития, как прежде нас бывшим, так и ныне живущим, и зложелатель своим зложеланием не пременит предела Божия, а только себе повредит, душе своей. Надо пламенно желать всем исправления, а не окончания жития, и самым злейшим врагам нашим. О, если бы во мне совершенно не было зла; о, если бы я никогда не мыслил зла, не воздавал злом за зло, досаждением за досаждение! О, если бы о всех врагах думал только добро, признавая, что они ненавидят меня, гонят меня за зло, которое во мне, к исправлению моему, чтоб я переменился. Во всяком случае, они не ведят, что творят. Да памятую, что мы все члены друг для друга и потому да прилежим взаимной любви, да памятую, что я только за другими, как за оградою, хорош, – отними эту ограду, и немощи мои обнаружатся, и я буду в стыде.

Благодарю Господа, рано утром услышавшего меня, когда я воззвал к Нему о даровании мне бесстрастия и мира и отъятии рвения [36] о неправде; я вкусил мир Божий и пренебрег, забыл неправду, мне причиненную, как не бывшую. Управителю Господи, слава Тебе!

Ни лукавым помыслом злым, ни одним чувством злым не мсти врагам своим и не смущайся, но будь тверд и спокоен сердцем, предоставляя Самому Господу мстить за тебя врагам твоим.

Если ты незлобив и терпелив, то кто может тебя изобидеть? – Наша злоба обижает нас, наша гордость, наша зависть, вообще, наши страсти. Будь выше этих страстных возмущений, и никто на свете не изобидит тебя. Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся? [Пс. 26, 1].

Необразованность и неисправление сердца в тысячу раз виновнее, нежели необразованность ума, ибо необразованный умом есть темный человек, достойный снисхождения и сожаления, а образованный, но преданный страстям и порокам: злобе, гордости, презорству, зависти, чревоугодию, объядению, пьянству, любостяжанию, блуду и другим страстям – при многом своем знании, равно как и при знании воли Божией, не прилагает узнанных правил к делу, не исполняет воли Божией и еще с большим бесстрашием и дерзостию нарушает её, чем необразованный. В необразованном человеке простота сердца, кротость, незлобие, смирение, молчаливость, терпение – дороже пред Богом всех наших познаний, всего внешнего лоска, всех заученных выражений, всех приторных учтивостей, всех продолжительных молитв, всех хитросплетенных речей. Да и самые грехи, как грехи неведения, извинительнее. Потому глубоко уважай простую необразованность и учись у ней тому, чего нет у тебя, то есть простоте, незлобию, терпению и пр. Необразованные – это младенцы о Христе, которым иногда Господь открывает тайны Свои.

Согрешил вчера пред Богом нетерпением, ропотом и дерзостию пред Богом в то время, когда резь и ломота в ноге моей достигли крайней степени и мучили меня сильнейшим образом, хотя и непродолжительно; я кричал, бросал попавшееся под руку, стонал, на всех злился, считая всех причиною своей болезни, тогда как сам, конечно, был первый её виновник.

Вчера на панихиде по цесаревиче Николае в приюте детском был сильно колеблем страхом и боязнию от противных сил и крепко молился Господу о заступлении и избавлении, при этом чувствовал себя нехорошо от нездоровья по причине дурной погоды, только к 12-ти часам поправившейся, и по причине дурного сна ночью (накануне спал днем). Золотуха моя усилилась во мне сильнейшим образом и нервозная болезненность и раздражительность достигли крайней степени; вскоре золотуха моя разразилась сильнейшим стрелянием и ломотою в оконечности левой ноги. Возглас сказал не весь хорошо: на конце лукавый попутал, да и свое малодушие было виною. Зачем служитель Божий не ведет себя небесно, как Ангел Господа Вседержителя, бесстрастно, мирно и пред сильными земли? Зачем боится блеска эполет и звезд и красных лент? Пред Богом не все ли персть и ничтожество?.. О, да ведет себя иерей сообразно своему высочайшему на земле сану. Да не унывает. Не малодушествует, не колеблется, да будет каждое слово его – слово благодати, мира, силы, света; его взор да будет как взор Ангела – ясен, тих, спокоен, кроток, незлобив, смирен. Да воскреснет во мне Бог, и расточатся враги Его и мои. 13 апреля 1871.

При встрече с нищими поминай святого Петра мытаря [37] до его обращения и по обращении, святого Филарета Милостивого [38], святого Андрея, Христа ради юродивого [39], святого Иоанна Милостивого [40] и поступай так, как они поступали в благодатном своем состоянии. Милостыня – великое дело: её Сам Христос принимает. А мы это непрестанно забываем и часто на нищих смотрим враждебно.

Мать и я – единое бытие. Да преспеваю [41] в почтительности к матери и любви с каждым днем, да благо мне будет и да долголетен буду на земли [Исх. 20, 12]. Да ценю в ней образ Божий, старость, причину моего бытия, простоту, кротость, незлобие, смирение, терпение без ропота, чистоту – чего нет во мне, окаянном.

Согрешил пред Богом и людьми, распалившись гневом на нищих мальчиков, бездельно бродящих и шляющихся, недовольных поданною милостынею и несколько раз подходивших ко мне с настойчивым требованием; я возопил на них с гневом и одного потрепал за волосы. О, как это неблагообразно в иерее: выходить из себя и гневаться на незлобивых детей, ради бедности просящих неотступно милостыни! Как грубо выражается тут любостяжание и нелюбовь к человечеству при видимом милосердии! Если не хочу подавать столько, сколько хотят бедные, то зачем мне не отойти от них спокойно и не раздражаться на них? Ох я, сытый и пресыщенный, грубый и необразованный сердцем! Так ли подобает вести себя иерею, пастырю словесных овец, носящему на себе образ Пастыря великого – Иисуса Христа, Сына Божия, Агнца Божия, закланного за грехи наши, кроткого и смиренного, долготерпеливого и незлобивого?..

И нужда (бедных) настойчива в требовании, иногда нахальна, и страсти наши также упорны и настойчивы, дерзки и нахальны, например скупость, любостяжание, блуд, злоба, зависть, гордость, татьба, ересь, раскол, суеверие, идолопоклонство. Но будем уступать благоразумно настойчивым просьбам нуждающихся, бедных и страждущих: это послужит к нашему спасению и вечному блаженству. Как нищие и страждущие нудят нас к состраданию, так взаимно будем понуждать себя к милостыне и мы, будем нудить себя к добру, пока есть время, как нудит нас непрестанно грех к тому, чтобы мы непрестанно согрешали и прогневляли Бога и сами для себя умножали пищу огня геенского, начинающего уже здесь помале возгораться в сердцах наших и предпоказующего нам вечный пламень, в немже плач вечный и скрежет зубов. Царствие Небесное нудится, и нуждницы [рус.: усильные искатели] восхищают е [Мф. 11, 12]; и в геенну также враг хочет силою восхитить и вовлечь всех неосторожных, неверующих и нераскаянных и пристрастных к здешним благам.

Если враг бесплотный разжигает меня вопить на нищих, многократно ко мне в один день подходящих за милостыней, то Ангел благий да возбуждает меня всегда и везде громко, сердечно вопить на молитве и не уступать ни единого слова врагу, восхищающего слово от сердца нашего по тайному коварству и по нашему пристрастию или страстности. Да ничто меня не устрашает, никакой призрак бесовский во время молитвы. Довольно, подлому, ему служу я и без того и не на молитве. О, если бы совершенно не служить – ни волей, ни неволей! О, если бы совершенно отречься во глубине души от сатаны и от всех дел его, и от всех аггел его, и от всего служения его, и всей гордыни его, гнездящейся глубоко в сердце моем! Да поможет и да сотворит и да совершит Господь, един ведый немощь и растление всего существа моего.

Всякое дело делай с кротостию, чтобы не оскорбить благодать Божию, гнушающуюся грехом и оставляющую дом нашей души пустым по согрешении. Потому, подавая милостыню или совершая молитвословия и Таинства, будь всегда тих, кроток, смирен, незлобив, терпелив, благоговеен. Благодать дороже всего: её стяжи, а стяжавши – держись. Не оскорбляй Духа благодати волнением страстей.

Для чего чрез каждые шесть дней празднуется день покоя? – Для того, чтобы мы помнили непрестанно, что после трудов здешней жизни настанет день вечного покоя, ибо оставлено и еще субботство, по Апостолу [Евр. 4, 9], людям Божиим. А день воскресный указывает на день общего воскресения, после которого настанет день покоя для всех потрудившихся добре в здешней жизни во Христе Иисусе.

Господь бесконечно много благотворит мне, государь – весьма много. Бог не дивится лицу, ниже вземлет дар. И я да не дивлюсь лицам, ни самого царя; единого Бога да боюсь, Его бесприкладного [42] величия.

Кротость и смирение (падение в ноги) ближнего-нищего должны бы меня смягчать, укрощать, а я, окаянный, еще более раздражаюсь этим – что мне отдают почтение, какого я, по грехам своим, недостоин и коего достоин только един Бог или святые Его.

Все жертвы и милостыни нищим не заменяют любви к ближнему, если нет её в сердце, потому при подаянии милостыни всегда нужно заботиться о том, чтобы она подаваема была с любовию, от искреннего сердца, охотно, а не с досадою и огорчением на них. Самое слово милостыня показывает, что она должна быть делом и жертвою сердца и подаваема с умилением или сожалением о бедственном состоянии нищего и с умилением или сокрушением о своих грехах, в очищение которых подается милостыня, ибо милостыня, по Писанию, очищает всяк грех. Кто подает милостыню неохотно и с досадою, скупо, жалеючи, тот не познал своих грехов, не познал самого себя. Милостыня есть благодеяние прежде всего тому, кто её подает (после неподания трем мальчикам и трепания одного из них, более смелого, за волосы); беспокоит, очень беспокоит меня это обстоятельство.

Мы и наши ученики тщательно изучаем Закон Божий, выучиваем учебники довольно объемные, задаемся, или запасаемся множеством познаний из истории Ветхого Завета, Нового Завета, Катехизиса, науки о богослужении и истории Церкви. Но что же выходит в итоге? – Ученики наши не становятся ни более верующими, ни более благочестивыми, а иногда еще более холодными к Богу, закону Божию и к богослужению. Что же за причина этого? Где просвещение благодатию сердец детей? Где их внутренняя перемена? Увы! Этого не замечается, потому что избыток познаний по другим наукам подавляет слово Божие и терние лености сердечной заглушает семя веры.

Бесовский страх не дал мне третьего дня (14 апреля во вторник) на выносе рабы Божией Елисаветы и на литии сказать спокойно ектению и отпуст, сегодня (16 апреля) на молебне в Красной улице у Манежа в доме Сидорова некоторые слова ектении и в главной молитве на молебне у вдовы Ирины. Третьего дня на крестинах в доме Естафьева у Чуева в квартире – какая-то немощь духа, нервозность, смущение!

В какой прелести дьявольской находился я вчера, когда с жадностию (аппетитом) ел рыбу с редискою и брусничным вареньем и пил сладкий чай после питья в 4 часа (это было в 9 вечера). Как я хвалил белый польский хлеб, одержимый тою же прелестью! Не подумал я, что от такого вожделенного ядения и питья и в таком количестве (впрочем, не до обременения) крепко усилится вожделение плотское, блудное! Увы мне, чревоугоднику! Увы мне, блудному! Господи мой и Творче и Спасителю!

Согрешил я: помилуй меня! Научи меня никогда не ужинать, никогда не сластолюбствовать, но в меру употреблять все дары Твоей благости. А то вчера и рыбу свежую, жаренную с маслом я ел с жадностию, и вино пил, и чаю сладкого много, много пил, и редиски, и салату, и белого хлеба! Весь – чрево! Их бог – чрево [Флп. 3, 19]! А еще пятница – день горчайших страданий ради меня моего Спасителя и Господа! Увы мне, неблагодарному!

В злобе ходих – тесно мне бысть; злобу отъях – и благо мне бысть.

Служителю Вышнего, Бодрого, Великомощного, Святого кого бояться? Только грехи мои пугают меня и дома, и в церкви – и лицом матери, и лицами дьячка и братии Собора, и предстоящих! Но да буду покоен в Господе, ведая прелесть бесовскую!

17 апреля

Благодарю Господа за великую Его ко мне милость, яко при соборном служении литургии даровал мне спокойствие душевное с умилением слезным и непреткновенное, спокойное произношение имен царской фамилии на великом входе и таковое же произношение заамвонной ектении. Враги невидимые благодатию Божиею прогнаны.

Непрестанно враг сеет вражду между мною и братиею храма, как замечаю внутренним оком, и все делает предлогом к ней: и неисправность или невежество, погрешность низшего брата, и богатство или спесь брата старшего, или даже его солидность и пр. Надо непрестанно внимать себе и подавлять неприязненные чувства, покрывая все немощи и недостатки ближнего любовию, вся терпящею. Люби – и делай, что хочешь, – сказал один блаженный отец Церкви.

Церковь земная молится Богу по образу Церкви небесной, выну [43] о нас молящейся и о всем мире.

Театр усыпляет христианскую жизнь, уничтожает её, сообщая жизни христиан характер жизни языческой, рассеянной. Задремали все и уснули [Мф. 25, 5]; между прочим, этот гибельный сон произведет в людях и театр, а потом что? – науки, в духе языческом преподаваемые; заботы житейские, усиленные донельзя, любостяжание, честолюбие, сластолюбие. Театр – школа мира сего и князя мира сего – диавола, а он иногда преобразуется и в Ангела света, чтобы прельщать удобнее недальновидных; иногда ввернет, по-видимому, и нравственную пиеску, чтобы твердили, трубили про театр, что он пренравоучительная вещь и стоит посещать его не меньше церкви, а то, пожалуй, и больше потому, что-де в церкви одно и то же, а в театре разнообразие и пиес, и декораций, и костюмов, и действующих лиц.

Не побежден бывай от зла ближних, но побеждай благим злое, главное – молитвою за делающих зло. Сами себя, друг друга и весь живот наш, со всеми недостатками взаимными, обидами – Христу Богу предадим. Сами никому да [не] мстим, ни единым злым помыслом или намерением, но предоставляем мстить за себя Богу. Мне отмщение, Я воздам [Рим. 12, 19], говорит Бог. Надо любить и врагов: ведь их диавол учит и подстрекает враждовать.

Тебя или жену оскорбил кто-либо? – Вот случай показать христианское любомудрие. Не оскорбляться на врага, но простить ему и не мстить ему, и вида не показывать, что мы подверглись от него оскорблению. Совесть накажет его. Вот что значит творить волю Божию и угождать Ему, вот что значит любить Бога и ближнего.

18 апреля

Воскресение. Ранняя обедня. Ужасная теснота и скорбь едва не задушила меня. Будь проклята жадность моя, с которою я вчера вечером ел и пил чай, когда не нужно было бы ни есть, ни пить: черный хлеб ел с корюхой, чай со сливками пил с сухарями – сухари особенно наделали мне беду: в гортани засели совсем, говорить не мог. К тому же злопомнение о Кутузовском поступке, который, в сущности, ничто, но под влиянием духов злобы произвел во мне громадное смущение и тесноту. А все бесплотный враг: так и видишь, как он пакостит внутри, в сердце. – А ничего не поделаешь.

Лед тронулся от Петербурга. Холодно.

Апельсин съел вчера. Но это вредно со скоромною пищею. Не есть впредь.

У Николаева, учителя гимназии, после обедни пирог ел не вовремя и сыр, да еще пред какой-то статуей языческой, и без молитвы, только перекрестясь.

19-го апреля, в понедельник скончался купец Александр Иванович Дмитриев скоротечною болезнию. Мы все смерть носим в недрах своих, как и блаженство или мучение. Все на земле скоротечно. Ничего постоянного. Восплакать и возрыдать должны мы все о суете своей и о пренебрежении единым на потребу. О вечность! Вечность! Думаем ли мы о тебе, как должно думать? Не временными ли радостями мы наипаче хотим наслаждаться? Не временное ли богатство собираем? А богатство вечное – обогащение добрыми делами – имеем ли в виду?.. Расточаем ли его на бедных, на благотворительные заведения?.. На храмы?.. Будем же плакать о душах своих, будем плакать друг о друге, ибо пути наши кривы и ведут к пропасти, к пропасти адовой. Боже! Останови нас. Боже! Направи нас на путь прямой.

На панихиде у Ал. Ивановича Дмитриева на возгласе споткнулся, сробел и не выговорил. О, сети вражии! Какая мнительность суетная, злая, якобы надо мною смеются или смеяться будут. А истину опускаю. О, нервы! Как вы слабы! О, дрожащий голос! О, сердце мертвое!

Все мои немощи духа происходят от излишества пищи и пития, хотя я немного по количеству употребляю их. Но так как жизненные соки постоянно во мне остаются и не растрачиваются, то и малое количество пищи для меня есть как большое.

19 апреля

Вечерняя панихида по А.И. Дмитриеву. Благодарю Господа за помощь мира и слова, ниспосланную мне Его благостию по молитве моей; возглас выговорил весь спокойно.

Благодарю Господа за ласковое обращение со мною протоиерея, когда я пришел к нему ради поправки бумаги: начинавшееся волнение от врага вдруг исчезло от этой ласки, душа стала мирна, благорасположена к нему; я думал, что он будет противоречить мне и стоять на своем, хотя и неправом деле (в одном месте бумаги было малосмыслие), и заготовил было уже ответы на его сопротивление; но он показал разумную уступчивость правоте, и дело обошлось премирно и любезно. Благодарение Господу! Мне после стыдно стало своего смущения. Да буду всегда покоен и миролюбив и да не горячусь никогда, да владею собою. Господи! Помоги. Какое благо жить в мире между собою!

Господи! Благодарю Тя, яко даровал еси мне умиление при гробе покойника при живой мысли о собственной моей смерти духовной, о множестве грехов моих: лукавства, гордости, злобы, зависти, корыстолюбия, сластолюбия, блуда, холодности к Богу и ближним, жестокосердия, несострадательности, злорадства, недоброжелательства, лицеприятия, человекоугодия, человеконенавистия, лености, уныния, ропота, хулы, чревоугодия, лакомства, объядения, потворства грехам других, ложного стыда, суетного, ложного страха, смеха, празднословия, лжи, обмана, клеветы, осуждения, нетерпеливости, рвения, суетного смущения. Господи! Благодарю Тя, яко даровал еси мне благодать непреткновенно произнести возглас заупокойный.

Судьба и участь сего мертвеца есть судьба и участь каждого из нас: нам придется так же лечь во гроб. Поучимся же при этом гробе жить и умирать – хорошо, добродетельно жить, чтобы хорошо умереть. Смерть грешников люта [Пс. 33, 22].

Даже доселе мир с его похотию, растлением, суетными приличиями, модами живет во мне и ставит во мне иногда все вверх дном. Еще доселе удивляет меня речь гладкая и бойкая и смущает речь грубая и несмелая (в матери); еще доселе приятен наряд модный (у жены) и возмущает наряд старый и запятнанный; еще доселе я хочу и сам казаться, а не быть тем, чем должно, и от жены хочу того же, то есть чтобы она наряжалась прилично. Еще доселе во мне ложный стыд и гордость. А кротость и простота и любовь матери?.. А высокое целомудрие и высокая любовь жены ко мне?.. Это отчего забывается?.. Не вознаграждают ли эти добрые качества все недостатки образованности, гладкости речи, приличия и ценности одежды?.. Искусной ли и гладкой болтовни ты хочешь?.. Тщеславных ли красавиц ищешь?.. Ищи человека, а не призрака его.

Вижу всю бездну растления сердца моего, всю нечистоту и мерзость его и ни в чем не доверяю ему, или себе. Но тем большую доверенность имею к откровенному слову Божию, слову Церкви Божией, заповедям Божиим и уставам Церковным; предаю себя со всем моим растлением, со всеми заблуждениями, грехами, со всем нравственным невежеством Христу Богу моему, пришедшему на землю спасти человеческий род. Христе Спасе! Спаси и меня, окаянного.

Да обуздываю рвение растленной природы моей при случающихся проступках меньшей братии, памятуя множество своих грехов, да исправляю их духом кротости.

Если хочу обновиться сердцем и умом и всем существом, да поревную о посте и молитве. Ибо вот вчера поел мяса довольно, пил кофе и чаю и ощущаю, что сердце мое с плотию стали блудны, похотливы, лицезрительны, боязливы, немощны для молитвы. На сердце тягота, терние.

21 апреля

Среда. Соборное служение по случаю отпевания купца А.И. Дмитриева. Раздражение на дьячков Кутузова и Каменоградского из-за недоброго их поведения во время литии пред выносом; обличил их в картежничестве и продаже артоса. Сам крепко возмутился. За литургией – теснота, страх бесовский и смущение. На панихиде не выговорил слов возгласа: усопшаго раба Твоего Александра от смущения и страха; потом вечером в гостях не выговорил по той же причине слов Яко Твое есть Царство и сила и слава... Отче наш пели. Господи! Даждь ми дерзновение, смелость и ни пред кем не смущаться при исполнении святого дела, не угождать людям, а Тебе, Господу Богу моему. Враг гонит меня непрестанно суетным сомнением и страхом. Любовь... не раздражается [1Кор. 13, 5], по Апостолу. А я раздражаюсь. Увы мне, грешному, не познавшему себя.

23 апреля

Горе мне великое, непроглядное горе было сегодня во время ранней обедни оттого, что я был как телец упитанный со вчера и третьего дня и далее, особенно со вчера: я ел вчера довольно мяса, не проголодавшись, за обедом; вечером ходил в баню, спустя неделю после прежней бани, а после бани съел три яйца всмятку и выпил два стакана со сливками, с хлебом с маслом. К чему я пресыщаюсь? К чему я творю вред душевный и телесный себе и даю место диаволу – пространное место искушать меня, возмущать меня страстями? Господи! Даждь мне начати пост всегдашний. Вот после причащения нет мира в костех моих от лица грех моих [Пс. 37, 4]. А это бывает редко! Беда моя велика. Благодать Божия оставляет меня. За пресыщение мое и за раздражительность мою! В баню ходить часто не надо – вредно.

Не братия мои, дьячки, причиною моего раздражения, а грехи мои: пресыщение мое, самолюбие, раздражительность, гордость, злоба, зависть и, первая причина всякого греха, – диавол; братия же, дьячки, только слабые орудия диавола, коих надо жалеть и за коих надо молиться, чтобы были честны, исправны, благоговейны, а не злиться, не обижаться на них, не вопить на них.

Столько лет я работал и работаю чреву, испытав всевозможные наслаждения, но в конце концов выходила только одна тягота на сердце, тяжесть в теле, изнурение душевное – новая алчба, новая жажда, новое насыщение и старое отягощение. Суета сует! А будущие нетленные блага, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша [1Кор. 2, 9]! А наслаждение ими праведников! О, как я часто об этом забывал и не стремился к ним, погнавшись за временными удовольствиями! Втайне я думал, что и век так буду наслаждаться только земными удовольствиями. Как я прогневал Тебя, Господа Бога моего, создавшего меня по образу и подобию Своему, даровавшего мне душу бессмертную. О, как я часто забывал о своем бессмертии в чаду житейских пристрастий!

Господи! Даждь мне благодать не раздражаться при виде неправды человеческой, страстей, увлечений, погрешностей людских, ибо всякий человек свободен. Даждь мне терпение, великодушие и кротость [44].

Кто сам лукав, зол, нечист, горд, завистлив, вороват, тот и в других подозревает лукавство, злобу, зависть, вороватость и проч. и мучится подозрительностию. А человек прямой, добрый не подозревает ни в ком зла, но любовно обращается со всеми.

Чтобы тебе испытать себя, любишь ли ты ближнего по Евангелию, обращай на себя внимание в то время, когда люди обижают тебя, ругают, смеются над тобою или не отдают тебе должного, принятого в общежитии почтения или когда подчиненные погрешают против службы и бывают неисправны: если ты в это время спокоен, не исполняешься духом вражды, ненависти, нетерпения, если продолжаешь любить этих людей так же, как и прежде, до их обид, неисправности, то ты любишь ближнего по Евангелию, а если раздражаешься, сердишься, смущаешься, то не любишь. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? [Лк. 6, 32].

Увы мне! При согрешениях брата против службы или против меня я увлекаюсь сам злом, враждою, мщением.

Нет у меня искренности при молитве за всякого умершего.

24 апреля

Воскресная всенощная. Благодарю Господа, даровавшего мне слезы умиления и искренней, горячей молитвы о себе и о людях; благодарю Господа, победившего во мне порывы к злобе (и дьявольское насилие) на отца диакона за неблаговременный выход его из алтаря для произношения малых ектений по кафизмах. С трудом преодолел я благодатию Божиею это насилие: враг готов был растерзать меня, задавить злобой, запалить адским огнем. Благодарю Господа за произнесение молитвы Христе, Свете истинный, – не выговорил только исправи стопы наши к деланию заповедей Твоих. Неловко было; но умолил Господа.

Не удивляйся тому, что Анна Константиновна хочет сильно погостить в Кронштадте в церковном доме: здесь она выросла в доме родителей, здесь похоронены её родители, здесь видела она много радостей, здесь родилась её первая дочь. Поставь на её место себя: не приятно ли для тебя было бы посетить место прежнего своего жительства?..

Пристрастие к одежде – грех, потому что из-за ней бывает лицеприятие: вспомни, у апостола Иакова в послании говорится о муже в ризе светле и о нищем в худе одежде [Иак. 2, 2]; кроме того, одежда питает тщеславие, отчуждает сердце от Бога; из-за одежды бывают неприятности, зависть, ссора.

Благодарю Господа, многократно спасшего меня ныне во время литургии от агонии греховной и умиротворявшего смущенное и стесненное сердце мое, даровавшего мне ощутить животворящую теплоту по причащении Пречистых и Животворящих Таин Своих. Воскресение недели о самаряныне. 25 апреля.

Благодарю Господа, сподобившего меня непреткновенно произнести возглас за упокой рабы Божией Ольги (Щуленниковой) в Думской церкви при множестве знатного народа. Смирихся, и спасе мя Господь [Пс. 114, 5]. Я думал: вот мы стоим при гробе рабы Божией, но смерть духовная свирепствует в сердцах всех нас, и наипаче во мне, ибо я – духовный мертвец, да и телом моим заживо гнию. О окаянство, о нищета, о тление моего окаянства!

Господи! Очи Твои, светлейшие паче солнца, зрят во глубине сердец наших и видят там тьму греховную, непроглядную, мерзость страстей. О, как мы неисправны пред Тобою! Как нечисты! Злоба, зависть, презорство, непокорство, сребролюбие, сластолюбие пожирают сердца наши, едят нас во весь рост.

Ольга Дмитриевна была женщина искреннего благочестия: высокопоставленная дама, она, однако же, не гордилась своим высоким положением в свете, но всегда искренно смирялась пред всеми; любила посещать храм Божий и слушать слово Божие; душа её услаждалась раскрытием Евангельских истин и заповедей и восходила в слово Божие; не раз в восторге от слез и самих истин она по окончании службы благодарила проповедника, хотя он проповедовал и не свое слово, а другого, опытного проповедника. Так как усопшая любила слово проповеди, то и почтим её кратким словом: ты любила слово Божие – ты узришь теперь лицом к лицу Само Ипостасное, Личное Слово Божие; душа твоя стремилась всегда к Господу, теперь настало [...] время придти и поклониться Ему.

Согрешил пред Богом: искусился во сне с женою чрез естество по действу диаволю! Это из-за вчерашнего чревоугодия и пирования с гостями! Вот тебе водочка! Вот тебе селедочка! Вот тебе сыр! Вот тебе сладкий чаек! Вот тебе сливочки! Вот тебе сласти! О, как я согрешил пред Богом, нераскаянный грешник! Вот тебе тепленькие одеяла! Вот тебе гнушение рукою матери, поданною для твоего целования! Этот простой, незлобивый младенец – мать, в тысячу раз лучше и чище тебя пред Богом! Ибо ты весь растлил себя с юности, а она пребыла целомудренною весь век, позволяя только законное. Окаянный, я живу как язычник: ем, пью, упиваюсь, пресыщаюсь! Как не боюсь, окаянный, внезапного пришествия Судии и часа смертного. Как не боюсь участи тех, о коих сказано: ели, пили [Мф. 24, 38; Лк. 17, 27]!

Из-за пустяков я делаю большие промахи, проступки, например хотя из-за риз, да и вообще из-за одежды, внутренно противясь протоиерею, желая поставить на своем. Разве без риз я оставался или останусь когда-либо? Из-за пищи тоже согрешаю часто.

26 апреля

Благодарю Господа, простившего мне грех искушения ночного, сподобившего совершить непреткновенно утреннее богослужение в присутствии протоиерея. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить мирно Божественную литургию соборне в Думской церкви и погасившего во мне в начале литургии огнь адский по молитве моей, причаститься животворно Святых Таин и произнесть непреткновенно заамвонную молитву при смущении и наведении страха от врага. Благодарю за мирное и искреннее предстояние у гроба почившей рабы Божией Ольги и произнесение возгласа и речи: яко Ты еси Благопослушник мой, Господи, и Тебе подобает слава и благодарение всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь. Благодарю Тебя и за слово, Слове Божий!

Подстрекая меня к пожеланию блестящей церковной одежды, которой не дает мне отец протоиерей, бесплотный враг совлекает с меня одежду нетления, одеяние духовное, одеяние кротости, незлобия, мира, света, свободы духовной и запаляет меня адским огнем противления, злобы, смятения и тесноты; я разжигаюсь гневом на отца моего. Вот какие сети вражии! Какие опасности! Будь же довольна, душа моя, тем, что тебе дано. Так было сегодня за утреней при виде старых риз несменных.

27 апреля

Из-за гнушения черствыми просфорами и внутренней досады на просфирницу едва не поглотил меня сатана сегодня пред причастием, во время причастия и после. Такая упорная брань была, доколе я не уразумел, что это суетное мудрование плоти, что это проявление её сластолюбия и жадности, – и чем же я вздумал сластолюбствовать? Святым Агнцем. О, окаянство мое! Это то же, что желать новых, блестящих риз, не довольствуясь старыми. Слушай после этого голос коварной, сластолюбивой плоти! Нет: во время причащения будь весь дух, весь око, ничем не колеблись, не ищи сласти вещественной, а сладости духовной. Помни преждеосвященный Агнец, помни преждеосвященные для больных Дары сухие. Оставь чревоугодие, пресыщение! Постись пред каждым священнослужением! Воспользуйся ко спасению, а не к осуждению частым священнодействием и причащением Божественных Таин! Отложи земные, суетные, преходящие наслаждения.

Тело твое Господеви, и Господь телу. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое [1Кор. 6, 13]. Одиннадцать с половиной часов вечера. Вторник. Неделя о самаряныне.

28 апреля

Утро. Благодарю Господа, неоднократно спасшего меня от козней врага во время утреннего богослужения по молитве моей, когда я припадал к престолу, поистине животворящему. Слава Тебе, Преблагий и благопослушливый Царь славы, на престоле седяй, слава силе Твоей, слава щедротам Твоим, Господи!

Воюет во мне сегодня вчерашняя пища: треска, черный хлеб с маслом, чай со сливками. Без аппетита, значит, без нужды я ел и пил, допустив излишество, и оттого сласти воюют во мне. Врачу недугующих, Господи, исцели меня.

28 апреля

Обедня. Окаянный, я был сегодня во всю литургию игралищем лукавого из-за просфор, показавшихся мне очень черствыми, и из-за сторожа Николая, показавшегося мне грубым при ответе на мой вопрос касательно просфор. Лукавый жег и теснил меня немилосердо во всю обедню, начиная с проскомидии. А оказалось, что просфоры были хороши и не очень черствы. Значит, я сам был кругом виноват и пред Богом, и пред людьми, на которых я гневался. Это плоды моего чревоугодия и жадности. Вот что значит изречение Спасителя, что многие заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода [Лк. 8, 14]. Так ли для меня важна просфора, что я из-за ней теряю мир с Богом и с людьми и с собою во время совершения пренебесного Таинства Евхаристии, то есть Тела и Крови Господней?.. Как я забыл слово Господне: Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную [Ин. 6, 27]? Достойно наказан я от Господа за то, что с вечера на ночь я без нужды ел и пил хлеб, треску, масло, чай со сливками: теснота внутри была еще с вечера; ночью сильная эрекция. Ужасно тяжело было мне за литургией. Надо умереть для сластей – но не на словах, а на деле. Врагу дана сильная власть над чревом нашим. Кто верный раб Божий, да разумеет, почему это так. Вспомним начало нашего падения, из-за чего оно последовало. Голос был чрезвычайно слаб и немощен во время литургии, упадок нервов вследствие тесноты во внутренностях (это от трески). На ночь никогда не нужно ужинать, то есть закусывать рыбой, или мясом, или сыром.

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить спокойно два брака. Слава силе Твоей, Господи!

Согрешил пред Богом: поел рыбы на ночь в скоромном масле, оттого ночью была эрекция и блудные видения, хотя по благодати Божией не впал в искушение. Баварского квасу много пил, чаю крепкого.

Согрешил: нищего с злобою за волосы выдрал за неотступную просьбу после того, как велел ему отойти. О, терзающий зверь! А еще священник, еще Агнца непорочного вкушаю каждый день!

Согрешил: в зависть впал, когда увидел бронзовую печать, даром сделанную братом Алексеем для отца Григория Ив. Цветкова. Сколько во мне многоразличной суетности, похоти, самолюбия, зависти, гордости, злобы, невоздержания, сластолюбия, нетерпения, малодушия, ропота, хулы! Бездна грехов моих, Господи! Избави мя от них по милости Твоей!

29 апреля

Два с половиной часа по полудни. Возвеличил сегодня Господь милость Свою со мною, избавив меня от великой тесноты и даровав мне мир и свободу чрез причащение Божественных и Животворящих Таин Своих. Благодарю, Господи.

Согрешил: позавидовал братии моей, отцам протоиереям Павлу и Матфею, их накопленным богатствам и вознегодовал на их жестокосердие и немилостыноподатливость, презрев и возненавидев их (а свои грехи забыл), забыл, что я из-за них красен в соборе. Согрешил противлением в мыслях протоиерею.

Сквозь крест и смерть Господню блещет (светится) жизнь и бессмертие. Слава, Господи, Кресту Твоему честному и воскресению!

О, проклятая моя жадность, что я вчера вечером опять много чаю пил со сливками и отчасти мяса закусывал! Не надо было.

Благодарю Тя, Господи Боже мой, что все прошения мои, яже ко спасению моему и прочих, исполнявши. О себе ли, о другом ли ком помолюсь Тебе, милости нашей, Ты чудо содеваеши и во мне, и в прочих – чудо милосердия, премудрости, силы Твоей: изменяешь нас, просвещаешь, вразумляешь, очищаешь, утверждаешь, умиротворяешь, исцеляешь, освящаешь. Слава Тебе, Царю сил!

30 апреля

Господи! Благодарю Тебя за силы Твоя, явленные во мне во время утрени полиелейной против духов злобы, смущавших, паливших и утеснявших меня! О, как скоро Ты услышал и спас меня от лютости их, когда я припадал с верою к престолу Твоему! Слава и благодарение Тебе, Вседержавный Царю!

Даждь мне, Господи, работати всеусердно Тебе единому, да не работаю плоти, миру и миродержцу, – ибо если не буду работать Тебе, то необходимо работаю страстям нелепейшим, бесчестным, смертоносным. NB. Сегодня будто зима: снегу напало много, облака снежные, бурые, как густой дым, покрыли все небо. Ломка льда в заливе.

Дикие страсти еще живут во мне: возмутился духом и озлобился на отца Ламанова за то, что не пригласили меня на испытания к девушкам в женскую гимназию, хотя я и очередной в Соборе, и классы у меня в гимназии. Да умею ли еще я держать себя в гимназии?.. Если же я не нравлюсь кому-либо, то не должно противиться злу и не должно раздражаться, вымышлять мщение словом или делом. Дело не мое – женские испытания, пусть управляются без меня; мне соваться всюду не годится. Свое дело да знаю. Надо и распоряжения Промысла уважать. От искушений Господь спасает. Слава Ему! Какой я страстный! Куда я годен? Это смущение вследствие неприглашения на экзамен показывает мое самолюбие, честолюбие, малодушие. Ложен ветхий мой человек, живущий еще во мне, – и презирать, умерщвлять я должен его. Да будет для меня Бог – все, да не возмущаюсь ничем земным.

Господи! Даждь мне говорить и действовать по внушению Духа Твоего Святого, а не по внушению духа злобы, наветующего [45] мне присно.

Грех не щадит никого: ни царя, ни поданного, ни вельможу, ни простого, ни богатого, ни бедного, ни раба, ни свободного, ни мужчину, ни женщину – всех сквернит, мрачит, приводит в бешенство и злобу, всех делает нелепыми по временам, потому пастырь Церкви должен относиться ко всем беспристрастно, всех обличать, вразумлять, просвещать, не на лицо зреть, что преступно, а праведный суд судить, никого не бояться, никому не раболепствовать, а быть свободным служителем Господа, превысшим страстей и взглядов человеческих погрешительных.

Благодарю Господа, вчера на вечерне и после вечерней молитвы спасшего меня от лютых стрел лукавого (по случаю негодования на отцов Павла и Матфея).

На невинные и благонамеренные действия ближних наших диавол научает нас смотреть лукаво, криво толковать их, наизнанку. Подстрекает к злобе на них за мнимое оскорбление нас. Но да бежит от нас, как от братии, далече всякое лукавство и всякая злоба – предоставим оные виновнику их, пусть они его теснят и сожигают вечным пламенем геенны.

К литургии иди как на брачный пир царский – с радостию, благоговением, во святыни.

Молись всегда во благодати, искренно, каждое слово выговаривая от души.

Благодарю Господа, сподобившего меня со дерзновением совершить два брака. 30 апреля, в пятницу.

Зачем я ярюсь и кричу на нищих, когда в моей воле давать или не давать милостыню? Что я сделаю своею яростию и криком? Разве вразумлю их? Не посмеются ли они же надо мною? Но главное, должно подавать милостыню с любовию и духом кротости, с усердием, с охотою, как бы Самому Христу служа. И разве приличны ярость и крик служителю кроткого Господа Иисуса, о Коем сказано: не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах [слав.: на распутиях]голоса Его [Мф. 12, 19]? А я вопию на нищих, как лев, и на распутиях, на перекрестках улиц, раздается голос мой.

О, поистине, я был бы блажен, если бы ради Христа обнищал, истощив имение на истинно бедных. Но диавол хочет уничтожить плоды милостыни чрез ярость мою на нищих. Ибо какую цену имеет милость, с гневом, досадой подаваемая?

Так как мы странники и пришельцы и путники к горнему Царствию, то нам не нужно обременять себя заботами о житейском, пристращаться к земным благам: богатству, сластям, отличиям, чтобы эти заботы и пристрастия не запинали нас на проходимом нами поприще, чтобы наипаче не запнули нас в час кончины и не сделали её постыдною. Христианину еще здесь, на земле, надо привыкать жить жизнию горнею: в посте, нестяжании, в молитве, в любви, кротости, незлобии, терпении, мужестве, милосердии. Как тяжело в час кончины человеку, который в этой жизни имел своим идолом деньги, или пищу и питье, или земные почести! Теперь все это ему ни к чему не послужит, а между тем сердце его крепко привязано к ним и истинного сокровища, дающего ему жизнь, то есть добродетели, не имеет. Итак, чтобы легче было умирать, а умереть надо всем, не должно любить ничего в мире. Имея пищу и одежду, сими доволни будем [1Тим. 6, 8].

Внешним украшением единем попекохся, желая хороших риз, презрев внутреннюю богообразную скинию [46] – душу и её одежду, от Духа Святого истканную: смирение, незлобие, послушание, чистоту, милостыню, нестяжание, веру, надежду и любовь.

В состоянии раздражения никому не делай выговора; если же делаешь, делай всегда с кротостию, тихостию и любовию.

Примечание

28. В ню́же (церк.-слав.) – в какую.

29. Льстит (церк.-слав.) – прельщает, коварствует.

30. Георгий (ок.776 – 820/21), святитель, архиепископ Митиленский (память 7/20 апреля). Пострадал при византийским императоре Льве V Армянине (813–820). Согласно анонимному житию, Георгий родился на западном побережье Малой Азии в богатой и благочестивой семье. После смерти родителей в возрасте 18 лет ушел в монастырь, где пробыл два года. Потом подвизался на острове Лесбос, живя там в пещере аскетом. После смерти епископа города Митилены (804 г.) Георгий в 28 лет был избран его преемником. После девяти лет архиепископского служения Георгий подвергся притеснениям со стороны правителя города и был вынужден отправиться в Константинополь в поисках справедливости. В это время на престол взошел Лев V и возобновил гонение на иконы. Георгий, отказавшийся принять политику императора, вместе со святителем Никифором I, патриархом Константинопольским, и другими клириками был сослан на остров близ Константинополя. Георгий и здесь жил аскетом и стал известен чудесными деяниями. Скончался от болезни 7 апреля в возрасте 45 лет. Святитель Мефодий, патриарх Константинопольский, после восстановления иконопочитания с почестями перенес его мощи в Митилену. Святителю Георгию приписываются две гомилии на Великую Пятницу.

31. Ро́ждие (церк.-слав.) – ветвь, молодая отрасль.

32. Уды (церк.-слав.) – тесные члены.

33. Призрак (церк.-слав.) – здесь в значении "ложное представление".

34. Ретивый (церк.-слав.) – горячий, несдержанный, склонный к спорам и ссорам.

35. Призо́р очес (церк.-слав.) – недоброжелательный, завистливый взгляд.

36. Рвение (церк.-слав.) – крайнее усердие, ревность.

37. Петр, праведный, бывший мытарь (VI век), был скаредным человеком, никогда не подававшим милостыни. Однажды, когда Петр вел в поводу осла, нагруженного хлебами, к нему приступил нищий, прося подаяния. Петр же разъярился и бросил в нищего хлебом, поскольку ничего другого, чем можно было бы кинуть в него, под рукой не было. Через два дня Петр тяжело заболел, так что был близок к смерти, и было ему видение, будто он стоит на суде и на весах взвешивают его дела. Злые духи положили на весы множество злых дел, которые он совершил за свою жизнь, а Ангелы не нашли ничего, что можно было бы положить на другую чашу весов, кроме того хлеба, которым Петр бросил в нищего, – и этот хлеб перевесил. После этого видения Петр раздал всё свое имение и добровольно пошел в рабство к благочестивому человеку. Он достиг святости и сподобился дара чудотворения. Память праведного Петра, бывшего мытаря, празднуется 22 сентября / 5 октября.

38. Филарет Милостивый, праведный († 792). Унаследовав от отца огромное состояние, стал так щедро помогать бедным, что вскоре потерял его значительную часть, а нашествие арабов довершило его разорение. Но вскоре внучка Филарета была избрана в супруги молодому императору, и он опять стал богат, но не изменил своей жизни и еще энергичнее продолжал свою благотворительную деятельность. Память 1/14 декабря.

39. Андрей, Христа ради юродивый, блаженный († 936). Приняв подвиг юродства, блаженный Андрей скитался по улицам Константинополя, терпел поругания и побои, воровал еду на рынке и собранную милостыню раздавал нищим. Память 2/15 октября.

40. Иоанн Милостивый, сын Кипрского вождя Епифания; с 609 года патриарх Александрийский. Заботился о нищих,

41. Преспеяти (церк.-слав.) – преуспевать, от "спеяти" – возрастать.

42. Бесприкладный (церк.-слав.) – беспримерный, несравненный.

43. Выну (церк.-слав.) – всегда, во всякое время.

44. Молитва святителя Иоанна Златоустого из последования на сон грядущим (24 молитвы по числу часов дня и ночи – молитва 8-я, ночи).

45. Наветовати (церк.-слав.) – здесь в значении "наговаривать", "клеветать".

46. Канон преподобного Андрея Критского. Вторник. Песнь 2-я. Внешним прилежно благоукрашением единем попекохся, внутреннюю презрев богообразную скинию.

Май

1 мая

Благодарю Господа, избавившего меня от тяжких козней врага и введшего меня в тишину чрез причащение Пречистых Своих Таин. Все чрез чрево и чрез просфоры враг искушает меня во время проскомидии и литургии, а это значит, что во мне пустила глубокие корни страсть чревоугодия и сластолюбия, а с тем вместе и враг; надо исторгнуть с корнем эту страсть, – необходим мне пост (Петров пост держать). К черствым просфорам намеренно привыкать, но для народа чтоб были хорошие просфоры. За этим смотреть, чтоб дар Божий не хулился.

Благодарю Господа за благодать совершения всенощной в Успенской церкви на воскресный день (на 2 мая). Неделя о слепом; великое смущение и теснота от врага по причине присутствия старца – иерея Иоанна Иоанновича [Перетерского], взятого некоторыми из общественников вопреки желанию причта. Но благодать Божия примирила меня с ним. Да будет. Ко всем Господь благ и щедр, всем всё ко благому строит, всем всё подает.

Иерей, носящий такой пренебесный [сан], превысочайшую степень священства, должен быть горний, пренебесный, бескорыстный, все упование возложивший на Бога, как слуга и вместе как ближайший друг Его, представляющий собственное лице Его и делающий Его дело. Если кто, то особенно он не должен никогда нарушать любви с ближними ради корысти, ради бесчестия или обиды, ему причиненной, и непрестанно хранить мир и любовь с ближними, поколику [47] можно, без ущерба вере и благочестию.

Благодарю Господа за услышание молитвы нашей о болящем младенце Петре (Ковригине), живущем в доме Туркина, близ Владимирской церкви, по Господской улице; младенец поправился, кушает и пьет.

Если мы сыты и пресыщены, одеты и преодеты, то чего мы беснуемся, когда видим, что и другим ближним дают кусок и деньги? Из-за чего мы яримся, волнуемся? Разве жизнь отнимают у нас те, которым достаются крупицы от нашего богатого стола? О, как мы жадны, корыстолюбивы, низки, нелюбовны, неблагодарны, злонравны, самолюбивы, горды – и я первый! Боже, помилуй нас [и удостой] нас любить друг друга сердечно, укроти стремления страстей, угаси разжженныя стрелы лукаваго, яже на ны льстивно движимыя: плоти нашея востания утоли, и всякое земное и вещественное наше мудрование успи. И даруй нам, Боже, бодр ум... сердце трезвящееся [48].

В церкви я поистине как в земном небе: тут вижу лики Господа, Пречистой Богородицы, святых Ангелов, тут престол Божий, тут Крест животворящий, тут Евангелие вечное – этот глагол Божий, коим все сотворено, тут лики святых; я тут чувствую себя в явном присутствии Божием, Богоматери, Небесных сил и всех святых. Это истинно небо земное, тут мы сознаем и чувствуем себя действительными членами Тела Христова и Церкви Его, особенно во время пренебесной литургии и причащения Святых Таин Тела и Крови Христовой. О, как же я должен жить, мыслить, чувствовать, говорить, чтобы достойно быть в этом земном небе! Я должен жить достойно столь великого звания, в которое я призван милостию великодаровитого Бога. Как я должен жить, с какою кротостию, незлобием, смирением, чистотою, воздержанием, чтобы достойно именовать своею Владычицею Пресвятую Богородицу, своим Владыкою – Господа Славы! Господи, удостой меня такого жительства! Хочу жить достойно звания христианского, но сил к тому не нахожу. Грех непрестанно льстит и борет душу мою.

Дух прост и бодр, благ, щедр, силен, мудр, общителен: призывай с несомненностию Господа Бога, Который есть Дух, также и Ангелов и святых, которые по благодати Божией и по общению или единению с Богом и простоте своего существа чрезвычайно быстры, наподобие молнии, и слышат и исполняют по воле Божией наши молитвы.

2 мая

Воскресение. Неделя о слепом. Благодарю Господа за дар молебнов (молебнов восемь отслужил до обедни) и за благодать литургии; после тяжких искушений от врага вследствие появления в алтаре дьячка Кутузова, неблагоговейно стоявшего, Господь дал мне некоторый мир по причащении, а после употребления Святых Даров – и совершенный мир. После выговора дьячку мною оказалось, что он вовсе не так лукав, зол и горд, как мне показалось, хотя не чужд гордости и своенравия. Но кто же без греха? Я первый всеми грехами согрешаю. Поэтому я должен был отнестись к нему с кротостию и любовию, все терпящею; я же отнесся несколько сурово за то, что он не хотел подать налоя для проповеди сам, а сказал сторожу, чтобы он подал; впрочем, по настоянию моему подал сам.

Согрешил пред Богом и людьми в том, что оскорбился на отца Василия Салтыкова и купца Коршунова за то, что пригласили к молебну на закладку дома и не дождались. Собрание было большое, как оказалось, и ждать нас было нельзя. Как я часто попадал впросак с моим нетерпением и нерезонностию, нерассудительностию! Как враг играет моим сердцем и моими устами! Не нужно никогда горячиться: все делать потихоньку, все переносить с кротостию!

Лукавый сильно одолел было меня во время обедни оттого, что накануне вечером я много пил чаю со сливками и лакомился: это я ощущал. В тот же день, когда, долго не евши, совершал Крещение, я свободен был от козней врага. Как необходим пост для священника! При чревоугодии часто на волоске висим от беды.

Враг бесплотный силен над нами только пристрастием нашим к миру, нашим самолюбием, нашею гордостию, злобою, завистию и прочими страстями! Блаженны мученики, отдавшие плоть свою на растерзание и тем совершенно врага победившие, – врага, живущего в плоти нашей, в пристрастиях плотских: в сластолюбии, сребролюбии, честолюбии, тщеславии, лености, зависти и пр. Блаженны преподобные, изнурившие плоть свою постом, бдением, молитвою; блажены бессребреники и милостивые, поправшие любостяжание и демона сребролюбия.

Все величайшие блага мы получаем свыше: свет и теплоту от солнца, дождь – свыше, громы и молнии – свыше, ветры тоже, и без всего этого земля была бы мертва. Это значит, что гopé Виновник стольких благ и верховное, последнее наше благо и блаженство, – не на земле, а на небе.

Первый раз в жизни видел нынешнюю ночь во сне Сладчайшего Господа моего Иисуса Христа в высоте храма и от видения кротчайшего лица Его весь пришел в восторг и умиление – так что плакал от радости и сокрушения о своих грехах. О, божественное видение! 3 мая. Утро.

Любить Бога всем сердцем – значит не иметь ни к чему в мире пристрастия и отдать все сердце Господу Богу, творя во всем волю Его, а не свою; всею душею – то есть весь ум иметь всегда в Боге, все сердце утверждать в Нем и всю волю свою предавать Его воле во всех обстоятельствах жизни, [радостных] и печальных; всею крепостию – то есть любить так, чтобы никакая противная сила не могла нас отторгнуть от любви Божией, никакие обстоятельства жизни: ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни высота, ни глубина, ни гонение, ни меч [Рим. 8, 35, 39]; всею мыслию – то есть всегда думать о Боге, о Его благости, долготерпении, святости, премудрости, всемогуществе, о Его делах и всемерно удаляться суетных мыслей и воспоминаний лукавых. Любить Бога – значит любить всей душой правду и ненавидеть беззаконие, как сказано: возлюбил ecu правду и возненавидел ecu беззаконие [Пс. 44, 8; Евр. 1, 9]. Любить Бога – значит ненавидеть себя, то есть своего ветхого человека: Аще кто хощет ко Мне идти и не возненавидит душу свою, не может быть Моим учеником [Лк. 14, 26]. В нас, в наших мыслях, в нашем сердце и в нашей воле есть сила злая, чрезвычайно живучая и действенная, которая всегда, ежедневно и ежеминутно нудится удалять нас от Бога, внушая суетные мысли, желания, попечения, намерения, предприятия, слова, дела, возбуждая страсти и подстрекая к ним с силою, именно: к злобе, зависти, любостяжанию, гордости и честолюбию, тщеславию, непослушанию, упрямству, праздности, лености, празднословию, лжи и обману, невоздержанию.

Любить Бога – значит исполнять заповеди Его: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое... Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих [Ин. 14, 23, 24].

Смирение ли это, когда я впал в большое негодование, что протоиерей отец Салтыков не дождался нас на молебен и совершил его один, потому что многие дожидались нас и не дождались, а мы замедлили? – Нет, не смирение, а гордость. Смирение ли это, что я горячился и кричал на улице, жалуясь, что нас не дождался сторонний протоиерей, тогда как мы – свои пастыри? – Нет, гордость. Господи! Каюсь пред Тобою: прости согрешение мое и изгладь его во мне, равно изглади соблазн, произведенный моею гордостию и смятением в людях, тут бывших.

Прерастленный я грешник, еще с юности ранней, и последствия этого растления доныне во мне свирепствуют. Чем я заглажу грехи мои, грехи юности? – Смирением, незлобием, терпением, трудолюбием, покорностию старшим, воздержанием, милосердием, – а у меня, окаянного, до сих пор нет этих добродетелей. Пред братиею да смиряюсь, с нею да мирствую всегда, настоятеля да почитаю и да никого из них не осуждаю, будучи сам достоин всякого осуждения. 5 мая 1871 г. Среда. 6 часов утра. Ранняя в Думской церкви.

Пить крепкий чай в количестве трех стаканов вечером вредно для меня: упадают нервы, болезненное настроение души и тела. Со сливками полезнее. Но лучше всего как можно меньше пить чаю: употреблять баварский хороший квас, он питателен и здоров, как плод хлебный. Хлеба черного много отнюдь не есть – тяжел. Много борьбы душевной перенес я сегодня во время утрени (не служил, а слушал) и обедни (которую служил в Думе!).

5 мая

Среда. Отдание Пасхи. Благодарю Господа, отъявшего скорби мои, терние грехов моих и даровавшего мне сладкий мир, радость и свободу чрез совершение литургии и причащение Животворящих Таин Своих! Славлю Тебя, милость мою, не оставляющего меня по грехам моим, но всегда восприемлющего меня в любовь Свою, ибо Ты мудр и милостив, долготерпелив и многомилостив. (Было борение из-за мысли, что купцы оставляют своих пастырей и обращаются к посторонним: сегодня в Думе служил утреню и позднюю отец Иоанн Перетерский.) Царский дом говорил спокойно; отпуст полный воскресный тоже. Благодарю Господа.

Пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой [Лк. 16, 24]. Подводою разумеется благодать Божия, как вода, прохлаждающая и орошающая сердца наши, палимые зноем, или адским пламенем страстей. Как нужна нам бывает эта вода часто и весьма часто во время искушений! Тогда, подобно богатому, мы просим у Господа хотя росинки благодати для прохлаждения души своей и её успокоения, и как бывает отрадно, как бываем мы рады, когда Господь по милости Своей пошлет нам росу небесной Своей благодати! Горе, горе грешникам нераскаянным! Геенна несомненно ждет их. Роса бо, яже от Тебе, исцеление им есть.

Какое у Господа богатство света, воздуха, воды, земли, огня – этих пяти стихий, из коих составлены наши тела, которыми они живут. Какое богатство произведений земли и воды – и всем этим преимущественно пользуется человек, царь твари! Благодарение Тебе, Создателю нашему! Слава Тебе, Промыслителю и Искупителю нашему, создавшему нас по образу и по подобию Своему и благоволившему воспринять на Себя естество наше! В чем состоит истинное богатство человека? – В образе и подобии Божием, а не в имении, не в землях, не в деньгах, не в разного рода земных познаниях и искусствах или не в имении разного рода, не во множестве слуг, не во множестве одежд, вообще благ земных – ибо все это тленно и временно, а душа, образ Божий, вечна, и богатство её – добродетель, святыня, смирение, незлобие, воздержание во всем, вера, надежда и любовь.

Когда я с размышлением и с верою взираю на святые иконы в церкви и на все её принадлежности, тогда я прихожу в чудное созерцание: весь храм представляется мне священною историею в лицах, чудным глаголом дел Божиих в роде человеческом; тут я вижу историю в лицах и нашего падения, и восстановления чудным домостроительством Божиим, и наше возвеличение в воплощении Божием, наше обожение и возведение на небеса; тут мне представляется благовествующий о воплощении от Девы Сына Божия Архангел Гавриил; тут я вижу рождество Богомладенца, Деву-Матерь, ясли Вифлиемские; тут обрезание, там Крещение, дальше – сретение Богомладенца Симеоном во храме, там – преображение и светолитие Фаворское, там – вход в Иерусалим Царя праведного, кроткого, спасающего, там – вечерю тайную и установление воспоминательного Таинства Причащения, там – страдания всеспасительные Господа славы; вижу как бы самую Голгофу и распятого Господа за грехи мира; вижу сошествие во ад Победителя ада и изведение узников адовых, воскресение Его и вознесение на небеса, – и все это ради человечества и ради меня. В Божественном созерцании нахожусь я во храме и благодарю Господа, столько меня возлюбившего, столько меня почтившего, облаженствовавшего! Но когда я посмотрю внутрь себя, в сердце свое – Боже мой! что я вижу? Бездну согрешений вольных и невольных, бездну немощей, искушений, скорбей, теснот, страхов, козней вражиих разного рода, тьму непроглядную, тысячи падений, тысячу погибелей и смертей, вижу в себе иногда настоящий ад кромешный!

Вся сила, и характер, и хитрость искушений диавольских относительно людей состоит в том, что он прельстил и прельщает, подстрекал и подстрекает людей любить мир и то, что в мире: суетную мудрость мира сего, богатство, славу, знатность, сладости земные, – и отвращаться Бога и горнего Царствия и блаженства; любить суетные вещи земные, заботиться о возможно большем их изобретении и приобретении и презирать душу и её истинные потребности; любить плоть, её здоровье, цвет, красоту, тучность, сладострастие плоти и ненавидеть душу, то есть добродетель, забывать бессмертие души, её первообраз – Бога, чтобы она не думала о бессмертии и о пути, ведущем к бессмертию, о Боге и о соединении с Ним. Блаженны святые угодники Божии, презревшие мир и возлюбившие Бога, презревшие плоть и прилежавшие о душе, вещи бессмертней. Жалки мы, окаянны мы, любящие мир и его суетные блага, лелеющие плоть и презирающие душу! 5 мая. Среда. Отдание Пасхи, вечер, 12 часов ночи.

Когда я шел сегодня из дому ко всенощной, в душе моей была крайняя теснота и раздражительность, особенно когда я увидел много нищих, ждущих меня по дорогам и преследующих меня, и огорчился на них в сердце, велев идти в Думскую церковь; в церкви пред всенощной усердно молился, и всё теснота давила меня, так что только при чтении светильничных вечерних и утренних молитв сердце мое согрелось и умилилось. На литии была теснота и окружали страхи бесовские душу мою бедную; у Господа вымолил мир. Пред всенощной был дождь, а в дождливую пору я бываю особенно раздражителен. Крепит желудок от ухи, ершей, жаркого из рыбы с постным маслом, чаю постного с булкой. Спал, не гуляя на свежем воздухе, – все вместе неблагоприятно.

(Фотография не есть ли идольское капище, в котором вы видите живых идолов, обоготворяющих себя.)

Замечательно, что когда вчера, идучи от всенощной, я подавал в простоте милостыню нищим по их желанию, тогда отпала от сердца моего теснота, и мне стало легко; благодать Божия оживила меня.

Тяжело мне было, когда я молился о старосте Сидорове Николае; приходил он потом в алтарь и долго копался у запрестольного креста! Апостол взял, то есть книгу в серебряном окладе, и унес из алтаря. Считает себя вправе входить в алтарь за делом и без дела и во время богослужения. Ради духа спокойствия молчал.

6 мая

Вознесение Господне. Благодарю Господа, удостоившего меня совершить Божественную литургию в полном сослужении диакона П.А. Софронова и причаститься Святых Таин, и сказать с дерзновением слово о надежде вечной жизни. Благодарю за мир небесный после смятения греховного, за пространство сердца после тесноты греховной, за светлость лица после мрачности греховной.

Согрешил дома за обедом осуждением своей матери, глодавшей кость (почему-то показалось мне неприличным, что мать гложет кость: я уподобил её собачке, любящей глодать её), и внутренней злобой и завистию противу ней, что, дескать, в старых летах, здоровее меня есть и пить, – о чем надо бы радоваться и благодарить Бога. Согрешил – не почтил матери, увлекшись суетным чувством городского, суетного приличия. (Она сказала, что при людях посторонних не будет так есть.) А сам как я ем-пью? С какою жадностию? На себя не озлобляюсь, и приличие в сторону: лишь бы мне было хорошо. О, какой я лживый, суетный, злой, завистливый, самолюбивый! Диавол подстрекнул, и я волю диавольскую исполнил, окаянный! Где же любовь? Где почтение к матери?..

Вот чем был бы я (как мать темная, неграмотная), если бы правительство не воспитало меня, то есть государь и Святейший Синод. Значит, мысль о неграмотной и невежественной матери и воззрение на нее каждый раз должны пробуждать во мне глубокое смирение и благодарность пред Богом и пред правительством и теплейшую молитву за царя, за Святейший Синод и за все духовное правительство и духовно-учебное начальство. Аминь. Буди!

Благодарю Тя, многомилостиве и долготерпеливе. незлобиве Господи, яко скоро услышал еси молитву мою о спасении меня от злобы на брата моего Алексея и от великой скорби и тесноты, омрачения и бесчестия, постигших меня вслед за озлоблением на него и за словами: что ты кричишь, дубина?.. Какой я грубый, злой, неуважительный к личности человека! А все из-за пищи и пития... Что-де много потчевал гостя моими чаем с сахаром. А мое ли это? Не Божие ли? Или что водку прислуге давал... а заповедь: люби ближнего, как себя? [Мф. 19, 19 и др.]. Радуйся, что твоим добром угощают: тебе и прибыль, тебе и воздаяние от Бога, если не пожалеешь предложенного гостю, если с любовию угостишь его; брат же угощающий заслуживает от тебя благодарность за хорошее гостеприимство, за умение угощать.

Чем я пресыщеннее, тем я злее, гордее, завистливее, любодейнее, ленивее, дерзче, раздражительнее. Горе мне, грешнику окаянному! (11 часов ночи, б мая.) Как пост мне необходим! Какое хорошее врачевство он против страстей!

Благодарю Господа, всеблагого и премудрого Творца, Промыслителя и Спасителя моего, за Его неусыпный и всеблагой Промысл и о мне грешном, исполненном всяких грехов, что Он попускает чрез разные случаи и столкновения с ближними искушения и чрез то дает проявляться моим злым и грубым страстям; потом поражает меня скорбию и теснотою, уничижением и бесчестием и пробуждает тем крепкое раскаяние; затем, вследствие познания всей подлости греха и теплого покаяния, дает мне мир и вместе с миром здравие тела, расстраиваемого грехами, и, если это бывает на ночь, дает мне сладостный сон с мирными видениями и бодрое пробуждение. Так было сегодня, 7 мая. Благодарю Тебя, радость мою, за всеблагой Твой о мне промысл, за наказания Твои и за милования Твои.

Ты говоришь: Отче наш, Иже ecu на небесех, и прилагаешь к этим словам разные прошения, какие изложил Сам Господь наш Иисус Христос от лица нашего, – желаешь ли ты того, о чем просишь? искренно ли желаешь?.. Ясно ли понимаешь все слова и все прошения? С размышлением ли говоришь эти великие слова? То же и о прочих молитвах должно сказать.

Со всяким человеком обращайся кротко и с любовию, как с существом разумным и свободным, а с христианином, кто бы он ни был – грубый ли невежда или ученый, как с членом Христовым. Помни, что всякий свое бремя понесет [Гал. 6, 5], и не ярись на прегрешающих, памятуя множество своих грехов; будь крайне снисходителен к немощам других, памятуя, что у тебя их больше всех, а к тебе Бог и люди снисходят много, много; покрывай любовию недостатки людские, и особенно матери.

Отыми от сердца моего, Господи, грубость и злобу греховную и даждь мне всегдашнюю нежность и доброту сердечную, благодарность к Тебе всегдашнюю, покаяние непрестанное, умиление со слезами. Буди!

7 мая

Благодарю Господа, даровавшего мне дерзновение прочитать канон за всенощною празднику Вознесения и святому апостолу и евангелисту Иоанну Богослову (в служение отца протоиерея Павла, стояние отца Матфея, при трех дьячках и при значительном собрании народа).

Страстным до нарядов и фотографий. Снаружи вы показываетесь прекрасными, а внутри полны лицемерия, злобы, зависти, гордости, любодеяния, любостяжания, скупости, суетности, неправды; вы изображаетесь прекрасными, а в душе – безобразие страстей; изображаетесь живыми, а на самом деле вы мертвы, мертвы душой, которая лишена благодати Божией; на минуту вы притворяетесь спокойными, пока солнце не напишет вашего образа на стекле, а в остальное время или в большую часть времени вас возмущают страсти, и вы иногда даете им полную над собою волю. Вы пристращаетесь к тленной красоте телесной и к красоте нарядов, а нетленную красоту души забываете -разумею красоту добродетели, кротости, смирения, незлобия, скромности, простоты, красоту веры и благочестия христианского. Какие вы хорошие и добрые на карточке, какое спокойное и приятное лицо! Но всегда ли вы таковы? Эти хорошие и добрые, по-видимому, лица не бывают ли часто недобрыми и злыми?.. Сердца этих людей не грызет ли часто честолюбие, мщение, злоба, зависть, корысть, скупость, суетность? О, как мы осуетились, сыны человеческие! Мы отвратили очи сердечные от Бога, источника жизни, от Его заповедей животворных и обратили их всецело на себя: сами себя сделали богами или, лучше – идолами, статуями ходячими, обожаем блестящую и красивую внешность, например красивых и нарядных людей, как прекрасную модную мебель, и уничижаем некрасивых и грубо одетых. Но у кого душа лучше в очах Божиих? У тех ли, кто прекрасен, по моде одет и чрезвычайно занят своею одеждою, этой суетой, или у тех, кто одет просто и у кого ум и сердце, помышления и желания заняты Богом? Что же смотреть в пустыне ходили вы? – говорил Господь о Предтече Своем, – человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских [ср. Мф. 11, 8; Лк. 7, 25]. В этих словах Господь прямо порицает нашу суетность, нашу страсть к дорогим одеждам и похваляет Предтечу Своего за его высокую, чуждую житейских пристрастий душу, за его небесный ум. Не заботьтесь... во что одеться, еще говорил Господь, всего этого ищут язычники [Мф. 6, 3–32]. Видите, пристрастие к одежде есть язычество, идолопоклонство. Как же много между нами язычников, идолопоклонников под именем христиан!.. Господи! Ты видишь сердца – рассей эту тьму идолопоклонства, отыми от сердец пристрастия к суете и просвети их светом разумения святого Евангелия Твоего; даждь им святое бесстрастие и всецелую любовь к Тебе, всецелое стремление к Тебе, Животу бесконечному. Да обратят люди Твои внимание на то, что в них по образу и подобию Твоему! 8 мая 1871.

Самолюбие плотское обнаруживается в жалении ближнему ценных или вкусных яств и питья и в жадности самолюбца к пище и питью; в сластолюбивых и нечистых взглядах на людей красивых и в отвращении от людей некрасивых; в корыстолюбии, в обидчивости нрава, в продерзости [49] относительно других, в честолюбии.

Во время трапезы я бываю, окаянный, весьма часто в неестественном состоянии духа, под влиянием насильника и своей жадности, бываю неспокоен, неразговорчив, слишком занят наслаждением пищею или питием, слишком взыскателен к сотрапезникам, – и тут своею жадностию я служу врагу бесплотному, исполняю его хотение, как раб. Я должен кушать спокойно, умеренно, без жадности, без скупости в сердце.

В матери моей есть достоподражаемые черты: кротость, незлобие, терпение, которые столь угодны Богу и которых я не имею. Увы мне, окаянному, хотя и многоученому. Много знаний приобрел, а этой азбуки смирения, незлобия, терпения, смиренномудрия не изучил. Господи! Молитвами матери моей, рабы Твоей, помилуй мя.

И холоден я к Богу и ближним, и груб, и зол, и раздражителен, и скуп, и корыстолюбив, и блудлив – все из-за чревоугодия и пресыщения! О, как мне необходимо поститься! Господи, помоги! Без Тебя не могу сделать ничего доброго [Ин. 15, 5].

Опять, окаянный, на ночь с жадностию поел. От этого очень тяжело было за ранней обедней. Жадность, недовольство на маленькие просфоры теснили меня, и я совсем смутился при выговоре имен Высочайшей фамилии на великом входе. Потом воспрянул благодатию и бесконечными щедротами Господа и укрепился против врагов невидимых, ввергавших меня в бездну отчаяния, и литургию служил громогласно и довольно спокойно и с чувством.

Если веру нашу православную христианскую многие не могут вместить, то это показывает только, что умы и сердца людей нечисты и страстны и не могут выносить чистоты и света её, как больные глазами света солнечного. Это сокровище небесное могут вместить в своих сердцах только люди, отрешающие ум и чувства свои от пристрастий житейских.

Диавол, завидуя возвеличению и обожению нашего существа, всеми мерами старается унизить, исказить, осквернить его страстями: гордостию, злобою, завистию, корыстолюбием, скупостию или расточительностию; сластолюбием, невоздержанием, объядением, пьянством, блудными мерзостями, грехами содомскими; суетностию и тщеславием, лжами, обманами, жесткосердием, немилосердием, леностию, унынием, отчаянием, дерзостию, бесстыдством, упрямством и своенравием; безумством, сквернословием, смехотворством, лицедейством, ложным стыдом, лицемерием, лицеприятием, неправосудием, мздоимством, человекоугодием, человеконенавидением и пр. и пр. Как он незаметно вселяет в нас неприязненные, презорливые и завистливые чувства к лицам, к которым мы чувствовали вначале уважение! Как иногда мы долго бывали нерасположены к ближнему, который при всех грехах своих есть все-таки образ Божий, хотя и носит язвы прегрешений, и член наш и Христов, – что даже видеть его не можем без смущения! Так сеет в нас враг плевелы неприязни! И потому надо всеми мерами противиться этой неприязни и любить врагов своих, благословлять проклинающих и добро творить ненавидящим нас, хотя бы сердце и не хотело этого и, как смерти, отвращалось. Да отвержемся себя.

Кого ты в душе не осудишь, на кого не озлишься, кого не презришь – и мать, и сослужителей, и домашнюю прислугу, и братьев, и жену! Говорит не так, стоит не так, сидит не так, ест и пьет не так – все не так, как хотел бы я; только за собой ничего не вижу – сам хорош, сам все делаю так, как должно (якобы). Познай же лукавство сердца своего и лукавство врага и перестань замечать за другими слабости, чтоб дьявол, видя твою гордость и нелюбовь, не дал тебе своих очков, черных и лукавых, и люди не стали бы все представляться лукавыми и черными, или демонами в человеческом образе.

Не есть мяса вовсе, а щей на ночь: блудного в нем [много] (10 мая).

10 мая

Понедельник. Экзамен в седьмом классе. Пришел на экзамен спокойно, вошел в залу совета тоже, но когда стал отмечать по программе, враг начал смущать и жечь; когда же пришел отец протоиерей Даманов и поцеловался с протоиереем, а со мною обычно в руку, мне показалось это обидным, и враг стал теснить и жечь меня; я был смущен, связан, поражен и почти весь экзамен был не в своей тарелке, не в своем сердце. Напротив меня сидел Цветков А., подле меня – каноник Сорочинский, там – директор, затем отец Трачевский и далее Даманов.

Согрешил пред Богом нетерпением, ропотом, дерзостию при соборовании старушки в доме Лебедева, когда мне было жарко (комната маленькая) и когда враг наветовал мне вследствие моего пресыщения и послеобеденного сна. Я читал некоторые Евангелия и молитву слишком громко и с яростию, ибо враг теснил, смущал, жег меня и не давал мне читать.

Во время крестин в доме Румянцева, в нечистом и сыром воздухе, в потном состоянии, тоже был я в тревожном состоянии, тяготясь сыростию воздуха (одного-то часа подышать не хотел таким воздухом, а люди век живут тут: какая изнеженность, какая неблагодарность пред Богом, Который дарует мне ежедневно дыхание свежим воздухом!). Когда после крестин просили еще молебен отслужить, я с неудовольствием принялся за это дело, окаянный и неблагодарный, и когда по начатии молебна просили неожиданно прибавить к молению святителю Николаю Чудотворцу моление Владычице, я оскорбился на неблаговременность просьбы, сказав: что раныие-то думали? Согрешил пред Господом неверием, злонравием, своенравием, нетерпелив и дерзок оказался! Вот тебе и люблю служить... все равно, как некогда и апостол Петр сказал: не отрекусь от Тебя, если бы и умереть пришлось за Тебя [Мф. 26, 35]. Прости, Господи! Помилуй, Господи! Не взыщи, Господи! Умудри и утверди, Господи, впредь богоугодно, кротко, доброхотно, с радостию служить Тебе и пастве Твоей. (А ведь и потеть-то полезно и молиться, борясь со врагом, тоже весьма полезно: то для тела, а это для души; и нечто неприятное для тела потерпеть тоже полезно в отношении души, так как все приятное расслабляет душу, а неприятное – укрепляет.)

Предоставь суд над богатыми и горделивыми Господу и имей к ним заповеданную Евангелием любовь, как к созданным по образу и подобию Божию, да смотри тщательно за собою: не заражен ли и ты корыстолюбием и гордостию, – и исправляй себя.

Верно слово Писания: если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению [Сир. 2, 1]. Каждый раз, как я приступаю работать Господу, например служить дневные службы: вечерню, утреню и обедню, особенно обедню, я подвергаюсь крайним искушениям и наветам врага, а иногда бываю близ самой погибели; то же бывает при соборовании, напутствии больных, при Крещении и Миропомазании, Браке, Исповеди, и чем больше бывает народу при совершении Таинств и молитвословий, тем крепче наветует враг.

Если бы все пастыри или священно- и церковнослужители и пасомые молились Богу искренно и дружно, единодушно теми молитвами, какие произносят в слух наш или тайно совершает Церковь, то о чем бы не умолили мы Бога, какого блага мы не имели бы, от каких грехов и страстей, от каких зол, бед и напастей не избавились бы!.. Молитвы эти самые мудрые, целесообразные, самые богоугодные, самые сильные, способные приклонить Господа ко всякому милосердию. Да даст нам всем Господь молиться Ему единодушно, искренно, сильно, неразвлеченно.

Нелепая злоба, не имея возможности сделать никакого вреда ненавидимому лицу, мучит только самого злого, и это есть достойное воздаяние ему за нелепую привычку и страсть к злобе. Итак, нет ничего справедливее и резоннее, как вовсе не иметь никогда ни к кому злобы и всякое зло побеждать добром, всякую злобу – ласкою, кротостию и терпением. Поэтому да не предупреждает тебя злоба на ближнего, сколь бы он ни был несправедлив, сребролюбив, скуп, горд, завистлив и пр., – но благость, милосердие и сострадание, как к больному сочлену, собрату; молись за него, как за себя, и ничем не раздражай его: этим ты приобретешь его, но ненавистию – никогда, а только больше ожесточишь его.

Не убегай от подаяния милостыни, ибо она очень нужна для тебя во искупление грехов твоих благодатию Христовою и для увеличения твоего вечного блаженства, ибо кто что сеет, то тот и пожнет: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет [2Кор. 9, 6]. Милостыни положатся навесы против грехов твоих. Поминай хлеб Петра мытаря, брошенный с досадою нищему.

О телесных потребностях домашних твоих, вкушающих с тобою вместе дары Божией благости на трапезе, не суди по себе, по своим потребностям или по своей малой вместимости, потому что ты по болезни или по другим причинам можешь кушать мало, а они много, и притом не чрез меру, – потому не осуждай их в себе, не жалей им ничего съестного и не замечай за ними. У всякого свой разум, своя воля, свой вкус, своя привычка, своя вместимость.

Слава долготерпению, милосердию и благопослушливости Господа моего Иисуса Христа! Многократно спас меня нынешний день (до двух часов по полудни) Спаситель мой по молитве моей от злоб моих, от скорби и тесноты и выводил меня на пространство душевное. Хочу благоугодити Господу, но враг льстит и борет душу мою непрестанно и поревает [50] её с лютостию ко греху.

Такая гордость бесовская вкралась в людей, и в меня особенно, что человек презирает человека, сын матерь или отца, товарищ товарища, родственник родственника, сосед соседа, тогда как все мы по природе – одно и равны, все по образу Божию, все члены Христовы, все чада Отца Небесного. Особенною гордостию объяты ученые дети относительно невежд родителей или мужья относительно жен и пр. А что дороже всего в человеке? Внешний ли лоск ученого и множество знаний надмевающих или простосердечие, любовь, кротость, незлобие? Конечно последнее.

Когда плавающие на кораблях и пароходах находятся в опасности потонуть, тогда что делают они? Они выбрасывают груз из судна, и если пробита о камень или льдину задняя часть его, тогда собираются все в переднюю, чтобы таким образом поднялась вверх над водою задняя, пробитая часть и [чтобы] иметь им возможность заделать её чем-либо или заткнуть. А мы с вами, братия, кто, как не плавающие по морю жизни сей, непрестанно бурному, волнующемуся и исполненному как бы подводными камнями или морскими невидимыми чудовищами, готовыми ежеминутно пробить утлую ладью нашего тела или поколебать и затопить наш сердечный челн? А между тем эта опасность наша происходит наибольшей частию оттого, что мы слишком погрузились сердцами своими в слитность мира сего чрез пристрастия к тленным благам жизни или отягчаем сердца наши объядением и пьянством и заботами житейскими [Лк. 21, 34]. Не нужно ли часто и нам выбрасывать лишний груз нашей плоти, отсекать излишество в пище и питии, избегать тучной, обременяющей тело и душу пищи и опьяняющего пития? Не нужна ли и для нас собранность и сосредоточенность мыслей о Боге, о душе, о её образе и подобии, о горнем её назначении, о господстве над чувственностию, чтобы, таким образом, иметь возможность исправить пробитый во многих местах, особенно погруженных в слитность мира, корабль нашего тела и подняться с ним на высоту христианского созерцания? Не нужно ли нам воздержание от пищи и пития и от забот житейских? – Нужно, необходимо нужно. Вот почему Святая Церковь назначила для нас частые и продолжительные посты: это вспомогательные ветрила [51] на пути нашем по морю жизни в горнее отечество, это крылья, которыми мы воспаряем к небу.

Даже на мать злоба посягает и тайно водруженным в сердце жалом подстрекает к ненависти из-за пустых предлогов. До чего доходит злоба человеческая! Дивно ли, что она шипит на братию, на соседей, товарищей!

Завидуя отцу Матфею, как скопившему великое богатство скупым и неподатливым нравом, и высказывая о его богатстве мирянам, я и в них возбудил зависть к собственному духовенству, и себя унизил, и им и себе повредил. Не убойся, егда разбогатеет человек, или егда умножится слава (земная) дому его: яко... не возмет с собою вся, ниже снидетсним слава его [Пс. 48, 17–18], а слава милосердия снидет со всеми милостивыми.

Часто взываем мы в молитвах дома и в церкви: Господи, помилуй, Господи, прости, Господи, очисти, Господи, не вниди в суд с рабом Твоим, – потому что мы твари преступные, неблагодарные, злые, гордые, ленивые, блудные, невоздержные, дерзкие, неверные, ропотливые, достойные тысячи наказаний и вечных мук, и умоляем Господа непрестанно, чтобы Он не наказал нас по достоинству. Вот отчего часто говорится и поется Господи, помилуй, – эти слова должны возбуждать в нас сокрушение о грехах, покаяние, смирение и побуждать к скорейшему исправлению.

14 мая

Пятница пред Троицыным днем. Ранняя обедня Семенова. Служил в тесноте великой, смущении, страхе, думаю, оттого, что вчера на ночь ел черный хлеб и булку с сливочным маслом; масла и хлеба покушал довольно, а потребность настоящая была маленькая. В боках была сильная теснота, вероятно, и от запора или от избытка семян. После литургии был спокоен. В гимназию пришел бодрый и веселый. На экзамене до прихода отца Павла Ламанова чувствовал себя довольно хорошо, хотя при разговоре с отцом Павлом Трачевским чувствовал в сердце тесноту. С приходом отца Павла Ламанова состояние духа изменилось: поведение его показалось мне гордым, и душа моя чрезвычайно была к нему нерасположена. Я даже возненавидел его, но это, как оказалось, была бесовская прелесть во мне; отец Павел имеет такой норов – не более, а гордость была в моем воображении, или я был сам горд, что показал в том, что не встал, приветствуя отца Павла при входе его. Во весь экзамен духовный змей жалил меня, а по окончании моего экзамена и при начале экзамена католиков начал жалить злобою с особенною силою; я встал, прошелся, внутренно молясь Господу о спасении и каясь в грехе своем, и с помощию молитвы сломил злобу диавольскую; подошел к отцу Павлу и в знак мира взял у него нюхнуть табаку, хотя и не употреблял всегда. Злоба прошла, результат экзамена был блестящий, почти все ученики получили "пять", отец Павел то и дело говорил: "пять", так у него было записано, без лицеприятия. А злой мнительности-то сколько было касательно отца Павла: вот, думаю, забракует! После экзамена к директору на чай пошли. Вот и верь своему сердцу. Касательно дьячка Кутузова тоже не верь своей злобе: она от врага – всё враг клевещет жалом.

Посещающим богослужение Православной Церкви и изучающим науку о богослужении надо помнить, что служение здесь, на земле, есть приготовление всерадостнейшему служению Богу на небеси; что, служа Богу телом, надо тем паче служить Богу духом и чистым сердцем; что, слушая богослужение, надо учиться служить Богу так, как служили святые, о житии и делах которых мы слышим во время богослужения, о их вере, надежде и любви; что служить Богу наипаче должно делом и истиною, а не словом только и языком. Самым бытием своим мы призваны уже к служению Богу, так и в устройстве нашей души и тела, чтобы нам служить всем существом Богу: для того мы получили прямой стан, чтобы взирать непрестанно к Богу, на то даны разум, сердце, воля, на то все чувства.

Благодарю Господа, оживотворившего меня ныне по причащении Божественных Таин Тела и Крови Его во время ранней Божественной литургии, и все наветы врага бесплотного разорившего, и на свободу меня изведшего. Голос был слабый, нервический, вероятно, от чаю: крепкий чай пил, а он раздражает.

Отец Матфей – хороший работник в причте.

Убей змею свою, которая гнездится в сердце твоем, то есть страсти, или плоть свою – ветхого человека. Непрестанно жалит она тебя жалами своими: гордостию, злобою, завистию, блудным разжжением, любостяжанием, сластолюбием и жадностию или унынием, страхом, малодушием, ложным стыдом и пр.

Я согрешаю пред Богом, когда только лишь отверзаю уста свои, ибо слова мои часто-часто происходят не от искренно верующего, не благоговейного, не доброго сердца, но от сердца нечистого, дремлющего, сомневающегося, злого, завистливого, презорливого, унылого, блудного, пресыщенного.

Чрево обуздывать иерею необходимо именно потому, что он носит сан Ангела Господа Вседержителя, предстоя престолу Его и ходатайствуя о словесных Его овцах, и священнодействует Божественные, Пренебесные, Животворящие и Страшные Тайны Божественного Тела и Крови Господа Бога, и потому наконец, что Велиар чрез чревоугодие получает свою силу над человеком жадным и гнездится во чреве его, причиняя ему различные тягостные пакости, искушая его видом хлеба, особенно когда хлеб или просфоры черствы или малы, и возбуждая негодование на просфирницу.

16 мая

Троицкая всенощная. Благодарю Господа, даровавшего мне по молитве моей пламенную молитву, слезы умиления во время всенощной, наипаче во время шестопсалмия; благодарю за дарование благодати прочитать непреткновенно молитву Христе, Свете истинный всю до конца, хотя до чтения её враг сильно смущал меня, волновал, устрашал своими призраками. Ты ecu утверждение притекающих к Тебе, Господи, и поет Тя дух мой [52].

Что мы без Духа Святого? – Трость, ветром колеблемая: смутны, боязливы, малодушны, унылы, печальны. Он есть сила наша, мир наш, дерзновение, мужество, упование и радость. Убо прииди и вселися в ныгвсесвятый, животворящий и всесовершительный Душе, и укрепи ны в вере, надежде и любви, – от страха вражия избави души наша, от уныния и смущения, даруй же нам святыню, непоколебимость духа, мужество, силу, мир и радость. (Благодарю Господа за слова смирения, высказанные протоиереем моему убожеству: просил молиться за него.)

Я один без диакона (диакон Софронов был и служил) оставлен служить в Соборе в день Святой Троицы; впрочем, я не один – со мною Троица Святая, этот Помощник благонадежный. Я слуга Святой Троицы, слуге Своему поможет Триипостасный Бог. За особенное счастие сочту, что я должен буду один подъять благое иго Божие и легкое бремя Его; Он мне поможет, хотя враги бесплотные и стужают мне.

16 мая

День Святой Троицы. Какой адский зной был сегодня у меня внутри во всю обедню и потом – от излишнего сна, от употребления накануне мясной пищи за обедом и питья кофе пред всенощной и вина и чаю с монахами после всенощной; тогда же ел и заморские корабельные сухари! Все это вещество запалил сатана адским огнем и удручал меня немилосердно всю службу; я не мог выговорить имен царского дома. Враг нападает на имя государыни императрицы и не дает выговаривать его на великом входе без крайних усилий с моей стороны, а затем, смутив и уязвив меня, путает меня и при выговоре прочих имен. Горе такое, что я проплакал, видя лютые над собою козни врага, после чего стало полегче. На Кутузова дьячка враг ужасно поджигал злобою. Но разве может священник иметь на кого злобу? Не любить ли он должен самых врагов своих злейших, не добро ли творить ненавидящим и творящим напасть и изгоняющим? Злоба – дело диавола, да будет она в нем и с ним, а в нас и с нами никогда да не будет.

"Василия Великого правила, пространно изложенные в вопросах и ответах". Ответ на вопрос пятый: "...Никто при уверенности, что он в присутствии высшего, не обращается к низшему. А если бы и случилось, что сделанное приятно и угодно лицу знаменитому, неприятно и стоит порицания по мнению низшего, то всякий, признавая достойным предпочтения одобрение высшего, пренебрегает охуждением низшего. Если же так бывает у людей, то какая душа, истинно трезвенная и здравая, при уверенности в присутствии Божием, иногда, оставив совершение дела, благоутодного Богу, обратится к людским мнениям, иногда же, нерадя о заповедях Божиих, поработится человеческому обычаю, или уступит над собою власть общему предрассудку, или придет в смущение пред облеченными высоким саном? Таково было расположение сказавшего: Поведаша мне законопреступницыглумления, нонеякозакон Твой, Господи [53] (Пс. 118, 85); и еще: глаголах о свидениих [рус.: о откровениях] Твоих пред цари и не стыдяхся (Пс. 118, 46)". Часть 5, стр. 14. [54]

Зачем я, священник и проповедник слова Божия, совершитель Таин Божиих и причастник Божественного Тела и Крови, провожу время в сластях, отягощаю себя пищею и питием, внимаю [55] о хлебех или просфорах? Господи! Помоги мне воздержать себя: без Тебя не могу ничего; даруй мне искреннее, сильное, твердое желание воздержания! 17-е мая, понедельник. Духов день. Слова Василия Великого о воздержнике. Воздержник слегка и едва прикоснется к необходимому для жизни, как бы совершает тяжелое служение природе, скучает временем, употребляемым на это, и тотчас убегает из-за стола к занятию делами! Думаю, что душу не привыкшего воздерживать чрево, не может никакое слово так тронуть и привести к исправлению, как одна встреча с воздержником. И сие-то, кажется, есть и пить во славу Божию, так чтобы и за трапезою светились добрые дела наши к прославлению Отца нашего, Иже на небесех. Там же.

За безумный смех третьего дня при чтении об искушениях афонского монаха, пришельца из России, Паисия (Гавриила) поплатился я сам жестоким искушением от Велиара, едва выносимым: он жалил меня хуже всяких блох и клопов всю обедню. Поделом мне за мое сластолюбие и невоздержание! 17 мая. Духов день. Утро. Не смейся же над чужими напастями.

Не чешись, говорил старец Паисию, когда будут тебя кусать блохи и клопы. Ты не жмись, не ежься, когда жалят бесы, а терпи и оставайся покоен, тверд, неподвижен, как наковальня.

Господи! Благодарю Тебя всей душей моей за величайший дар любви и силы Твоей, за обновление существа моего чрез служение литургии в Духов день, хотя и притрудное и прискорбное по причине тяжкой борьбы с искушениями противника, и чрез причащение Божественных, Животворящих Таин Твоих Пречистого Тела и Крови Твоея. О, как бесценно для меня совлечение ветхого человека с деяньями его: с злобою, гордостию, завистию, чревоугодием и сластолюбием, корыстолюбием, скупостию, унынием и прочими страстями! Совлецы, совлеки с меня, Господи, ветхого человека, как он ни противится и ни упорствует; да восторжествует благодать Твоя над страстями моими, да изгонит из града Твоего этих хананеев [56].

Согрешил, Господи, против отца протоиерея, сказав дерзкое слово в алтаре, что он мог бы пожертвовать три рубля в пользу братии, а не вычеркивать из доходной книги. Зависть.

Никто не может мне сделать или дать того, что дала мне моя мать, как никто не может мне сделать или дать того, что мне дал Господь Бог. Поэтому Господа Бога я должен любить всем сердцем и всею душею и всею крепостию и всем помышлением, а мать или отца любить и почитать больше всего на свете.

Благодарю Господа, спасшего меня от уязвления духовного змия по молитве моей, когда я шел парком и пришел к Леопардову. Велика милость Господня и сила Его. Долго умолял я Господа; долго гнездился змий.

Благодарю Господа, избавившего по молитве моей убогой одного крестьянина от пьянства. Встретился мне он и сказал, что Господь помиловал его. Да услышит и впредь Господь.

Еще приносили одного младенца больного, просили помолиться; я помолился – младенец повеселел. Велел придти еще, если не будет ему лучше, но мать не приходила: думаю, что поправился. Благодарение многомилостивому и благопослушливому Господу, врачу душ и телес наших! 17 мая.

На сугубой ектении в конце утрени сегодня, 18 мая, споткнулся и не выговорил последних двух прошений о братии храма и о плодоносящих и добродеющих во святом храме, ожидающих от Тебе... ради моей нелюбви к братии храма, особенно старшей, и по причине козней супостата. Согрешил пред Богом. На молебне пред Иверскою иконою тоже враг смущал, теснил, досаждал враждою на собрата отца Матфея – все ради его сребролюбства, гордости и необщительности. Едва не поглотил меня враг. А отсюда следует то, что как можно тверже надо держаться в любви к ближнему и любить не любящих только, но и врагов.

Как жить с братией, отличающейся сребролюбием, гордостию, необщительностию и жестокостию сердца по причине собранного богатства? – Надо жить и с ними в мире, не враждовать на них, не завидовать им, ибо это безрассудно, но с любовию молиться за них Богу, как за себя, как за своих членов, паче же Христовых, хотя и немощных, уважая в них образ Божий, хотя и с язвами прегрешений, хотя и тлеющий в обольстительных похотях, уважая в них соискупленников, собратов, сослужителей, соучастников в Таинствах и в Чаше Христа Господа. Бесплотный враг и человекоубийца обыкновенно поджигает нас злобою, завистию и презорством к таковым из братий и жаждою их напастей, скорбей, даже смерти, чтобы они не жили на свете, – но это очевидно увеличивает зло, а не уменьшает и не исправляет, и к язвам прилагаются новые язвы, адский огонь усиливается, а не уменьшается; завистливый сам доказывает свое сребролюбие, и завидующий сам не знает, чему завидует, потому что завидует погибели брата и сам как бы желает погибнуть вместе с ним, по Писанию: серебро твое да будет в погибель с тобою [Деян. 8, 20].

Нет, надо горячо, с любовию молиться за таковых из братии, да не погубят они душ своих, нам соестественных, навеки и не отлучатся навеки от Бога, и как к болящим тяжкою болезнию мы бываем особенно сострадательны, так и к одержимым тяжким недугом сребролюбия должны быть так же сострадательны, ибо душа их находится как бы в горячечном бреду или в огне геенском; да должны и сами на себя внимательнее посмотреть: нет ли и в нас этой страсти или нескольких, сильных страстей, и врачевать прежде всего себя, вынув прежде бревно из своего ока [Мф. 7, 4 – 5]. Мы готовы поражать ближних за всякие грехи, и если бы нам дали волю распоряжаться их участию, мы многих стерли бы с мест и с земли, чтобы только самим занять их место или поставить на их место единомышленников наших. Близорукие и слепые, мы видим в ближних только одно худое, а хорошего не видим или закрываем глаза, чтоб не видеть добрых их сторон, – себе же извиняем все худое, а доброе выставляем на вид. Как мы лживы, превратны, злы! Надо быть довольными малым и не желать многого, а надеяться на Бога, все подающего.

Желая искренно добра ближнему, мы делаем прежде всего добро себе самим, ибо существенное благо ближнего есть наше благо, так как мы члены одного тела, и если радуется один член, с ним радуются все, да и Бог награждает всякого, кто желает ближнему, кто бы он ни был, добра столько, сколько и себе, хотя бы ближний и не желал другим и не делал добро.

Искреннею любовию к недобрым ближним и молитвою об них мы можем сделать их добрыми, из недоброжелателей – доброжелателями, из сребролюбвых и скупых – щедрыми, из гордых – смиренными, из жестоких – кроткими, из лукавых – простыми.

Бывает часто так, что чем сытее и достаточнее человек, тем он больше завидует своему товарищу или соседу, который богаче его или одинаково богат, и не любит его за богатство его и вместе за гордость его. Не подумает он о том, достоин ли он-то сам тех даров Божиих, которые имеет по единой милости Божией? И ищет ли он непрестанно небесных, вечных сокровищ, презирая временные, которые тленны и скоропреходящи? Обогатился ли он верою, упованием и любовию? Возлюбил ли Бога паче всего и ближнего, как себя?

Усопшие сами себе помочь не могут и ждут от нас помощи.

Имена ближних, живых или усопших, мы должны поминать на молитве, как свои собственные, с любовию и искренностию. Бедствия ближних принимать к сердцу, как свои собственные, радости тоже. Радоваться с радующимися и плакать с плачущими [Рим. 12, 15]. Недоброжелательными и холодными к ближним мы делаемся из-за самолюбия, сластолюбия, корыстолюбия, гордости. Отсеки эти страсти и возлюби ближнего, как себя. Вот, вчерашние сласти воюют во мне! (У Леопардова дома.)

18 мая, вторник по Пятидесятнице

Благодарю Господа, оживотворившего меня причащением Пречистых и Животворящих Своих Таин, разжжения, смущения и тесноты вражии отъявшего и росу благодати Своея в сердце мое ниспославшего с миром вожделенным и пространством сердца. Крепко палил меня супостат злобою: то на того мысленно бросит меня, то на другого, то тот, то этот у него виноват, то дьячок, то сторож Николай, то дьякон, – точно угорелый, супостат бросается на всех, а на меня прежде всех. – Ну уж и голова, ну уж и существо! Этакая злоба беспокойная: порывистая, разрушительная!

Был в гостях у Горемыкиных. Рассказ о нравах столицы, или столичных богачей-аристократов, о театре Буфф около [Александрийского] театра, бесстыдство актрис; о нравах парижан; о миллионере Танееве: бархат на три версты разостланный для его любимицы, факелы; о деморализации папенькиных сынков-кутил, о их непочтительности и непокорности к родителям, волокитстве.

Великий князь Алексей Александрович был в театре, где ему оказываемо было от публики по приказанию начальства во всем подобострастие: что делал он, то делала и публика: снимал фуражку он – снимала и публика, надевал он – то же делала и она. Как же должно нам, иереям, вести себя в церкви, в присутствии Царя царей, Господа Бога, хотя бы тут стоял сам царь?.. С каким благоговением, трепетом! Как неуклонно должны зреть к Богу!..

Все пакости и пакости сатаны во мне в церкви: относительно дьякона, дьячка, сторожа, что якобы он нечист (предлог к злобе); преткновение на молитве.

Величайшее чудо благости Божией, что я доселе живу на свете и не умер во грехах моих, чудо долготерпения Божия. Благодарю и славлю Господа моего, яко не по беззакониям моим сотворил есть мне, ниже по грехам моим воздал мне [Пс. 102, 10].

Если при виде какого-либо умышленного или неумышленного беспорядка или погрешности ближнего смущает тебя враг и возбуждает в сердце твоем вражду на него, подстрекая выговорить ему в духе вражды, оставь свой выговор до тех пор, пока ты будешь совершенно покоен, когда душа твоя прояснится и одушевится кротостию, любовию к согрешающему. Если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным [Гал. 6, 1].

Вчера поел с вечера телячьего мяса с черным хлебом, и сегодня оказалось это не излишним и безвредным. После утрени. Голос был хорош, звучен и вообще, по милости Божией, чувствовал себя хорошо. Благодатию Божию победил невидимых борительных врагов. Слава и благодарение Господу! 19 мая, 1871.

О языческом направление современного христианского общества в литературе, в училищах, в общежитии (театры, искусства), в пище, питье, одежде, меблировке, в домах блудилищных, в памятниках (Пушкиным, Беллинсгаузенам [57] и пр.).

Благодарю Тебя, Господи, радосте моя, яко преисполнил мя еси днесь благодатию Твоею чрез причащение многих согрешений моих, мир, свободу, пространство, радость сердцу моему. 19-е мая, среда Пятидесятницы, то есть по Пятидесятнице.

Согрешил пред Богом за обедом (в два часа пополудни): ужалился скупостию к брату Алексею, пожалев рыбы свежей – сига под соусом, якобы много очень брал зараз, между тем как гораздо меньше, чем я взял. О, лукавнейший навык ко греху! О, треклятое жало сатаны! Но да буду отселе равнодушен ко всем сластям земным благодатию Божией, да не отпадаю от благодати Божией и любви к ближнему, который есть образ Божий. 19 мая. (Много поел за обедом холодного из рыбы и вареного сига под сосусом; с жадностию поел: согрешил пред Богом и пред собою – недавно причащался Святых Таин.) Прости мне, Господи, что я оскорбил Тебя, согрешил пред Тобою!

Зрел ко Господу при выговаривании имен царственного дома на великом входе во время литургии – и непреткновенно выговорил все имена. Благодарю, Господи!

Разум требует, чтобы мы принимали пищу без жадности, потому что жадность, как страсть, не рассуждая о потребности и цели ядения и пития, о качестве и количестве их и о последствиях ядения и пития, увлекает почти всегда к вредному излишеству, обременяющему тело и душу. Разум должен быть светом и советником во всех наших делах и в самом употреблении пищи. (За обедом поел с жадностию и много житных шанежек архангельских.)

Как вредно есть с жадностию и излишне против требования телесного! Бока распирает пища и не дает покойно спать поутру! Будь же равнодушен к пище и питью и употребляй всегда оные умеренно. До Божиих дел будь жаден – вот до чего, то есть до молитвы всегдашней, чтения слова Божия и Писаний святых богоносцев отцев, до Божественного Брашна негиблющего, до любви к Богу и ближнему, до смирения, незлобия, долготерпения, до милостыни, чистоты и целомудрия и прочих добродетелей.

Чревоугодие и многоядение сильно подавляют душу и сердце: сегодня пред приведением к присяге в Окружном суде, я дома напился чаю со сливками сырыми (три стакана) и с сухарями, тогда как уже ночью я чувствовал некоторую тяжесть от вчерашнего излишества, – и в присутствии Окружного суда, заседателей, свидетелей и народа смутился и замялся при чтении начала присяги; вера ослабела, сила в сердце тоже оставила меня, и я посрамился отчасти, но потом поправился, вторую присягу читал уже твердо. А после обеда в два с половиной часа, когда приводил опять к присяге присяжных заседателей в три часа, опять крайне смутился и замялся и заспешился, опять вера ослабела, сила оставила сердце, боязнь вражия напала, стыдом покрылось лице мое – и все из-за пищи, пищи тучной.

Чревоугодие и пресыщение – смерть сердца и, значит, смерть веры, надежды и любви к Богу и ближнему. С опыта.

Чревоугодие и пресыщение и пьянство – крепость врага бесплотного против нас и в нас, западня против нас, меч обоюдоострый против нас. С опыта.

Ужас как надламываются силы души от чревоугодия и излишества в пище и питье и как душа делается слаба в борьбе с противными силами! Велиар низлагает часто на общественной молитве душу, питающую пространно свое тело, и влечет её как пленницу! Ох я, жадный! Доселе ли работаю чреву, я, причастник столь частый Божественных Таин Тела и Крови Господа? Не отринул бы меня Господь, как Исава, если буду еще и еще считать маловажным чревоугодие и пресыщение! Еще ли мало прещений [58], наказаний, поражений, язв, посрамлений! Венчал сегодня свадьбу [П...], и сначала начал хорошо, ровно, громко, а потом при обручении слукавил, когда обратился лицом к жениху и невесте, по действу врага и нечистоте моего сердца, и оттого отчасти утратил дерзновение пред Господом! Где прямота непоколебимая, святая?.. Читая Евангелие, преткнулся несколько; при благословении от Святой Троицы не все выговорил: враг мучил лукавством и не давал смотреть прямо в лицо жениху и невесте; отпуст сбился, выговаривая: Боже, прости прегрешения! За те молитвы, кои совершал непреткновенно, благодарю всем сердцем. 21 мая.

Во время богослужения и совершения Таинств или треб глядеть на народ прямо, открыто, неуклонно, не потупляя глаз в землю, как подобает рабу Божию и слуге Христову. Истина Божия пряма, открыта.

Часто мы взываем: Господи, помилуй, – но как часто без силы, без смысла и чувства, тем паче без покаяния и сокрушения о грехах, без всякой мысли об исправлении! Невольно вспомнишь слова Господа об нас: Что вы зовете Меня: Господи! Господи! – и не делаете того, что Я говорю? [Лк. 6, 46]. Так, если мы рабы Божии, а Бог есть Господь, то мы должны непрестанно работать Ему, творя волю Его, – согрешая, искренно каяться и исправляться: если я жаден, чревоугодник, объедала, пьяница, то я должен немедленно исправиться и стать воздержным, ибо этого требует непременная воля Божия; если я раздражителен, горд, завистлив, я должен впредь удерживаться от порывов гнева, гордости и зависти и сделаться кротким, терпеливым, смиренным, доброжелательным и т.д. Вот в каком духе надо говорить и петь: Господи, помилуй!

Чудо благости и долготерпения Божия, что доселе Господь сподобляет меня причастия Святых, небесных, животворящих и страшных Своих Таин, – меня, нераскаянно и неисправимо живущего грешника, без числа собиравшегося исправиться и доселе не исправляющегося. Господи! Сподоби мя хотя любити Тя так, как возлюбил Тебя тот должник, которому Ты много отпустил долгов сравнительно с другим должником, которому отпустил мало [Лк. 7, 41–43]. Даждь мне памятовать долготерпение Твое на мне, грешнем, и долготерпеть самому к ближним.

Господи! отврати гнев Твой от нас, отыми хлад и мрак и безведрие в природе и даждь теплоту солнечную, повели земле произращати злаки и плоды: се, в конце мая, без Твоего повеления ничто не может произрастать; Ты заключил и умертвил утробу земли ради грехов наших и наипаче ради моих грехов – ибо всех, поистине, превзошел я грехами.

22 мая

Благодарю Господа моего, Спаса моего за очищение грехов и за обновление естества моего, души и тела, чрез причащение пречистых и Животворящих Его Таин. Благодарю и за благопоспешное, с умилением и слезами совершение Божественной литургии, за пренебесный мир, за дерзновение и радость, полученные мною по причащении. А я было думал: велики грехи мои – чревоугодие мое, насыщенность моя всегдашняя, злоба моя и прочие грехи, и я истощил меру долготерпения Божия. Но нет, и еще Господь мой по вере моей милует меня, бережет меня, не отдает меня в брашно чуждему. Излился я в благодарении и славословии Богу после обедни: отрадно мне было.

Не жалей никому из домашних или гостей сластей: у всякого своя мера. Жаление – дело врага, направленное к лишению любви и возбуждению вражды на ближнего, ядущего с нами. Бегай жадности и зависти, будь жаден до мира и любви взаимной, ибо это жизнь души и тела. Не будь идолослужителем, презирай сласти.

Не кто другой, а я был виновником вчерашней размолвки и горячки по случаю укоризны Анной Андреевной, сделанной мне относительно нищих. Эту укоризну вызвала моя жадность, которую я имел в сердце относительно брата Алексея и которая отчасти выразилась извне. Искра превратилась в пожар, естественно. Поделом мне было слушать резкие слова от Анны Андреевны (бедной швеи, старой девы). Мне надо было более молчать и не огорчаться, не защищаться горячо, если я прав, то есть если не пложу нищих и не для того подаю на улице, да видим буду, – Бог видит сердце.

Но я должен принять к сведению, что жадность, одна жадность и скупость может погубить меня, несмотря на добрые дела – на молитву, на милостыню. Я уподобляюсь Иуде, пожалевшему из жадности драгоценного мира для Господа, ибо я так иногда жалею сладкого куска брату, всегда со мною живущему: много-де ест-пьет, – всё сладенькое себе захватить хочется. Доселе, точно я не христианин и не священник, младенчески смышляю, мудрствую и, хотя уже давно муж, не мужески живу, не отвергаю младенческие дела.

Во сне сильно искушался жадностию: у отца диакона Софронова ел что-то приятное растительное, данное ему для всего причта и употребленное им не цельно, а в растворе и частию. Я даже позавидовал (во сне) доле, которую он оставил себе, отняв будто бы от причта, а главное от меня. Боже, милостив буди мне, грешному: и во сне и наяву рабствую страсти своей главной. Исправи меня, доколе не погиб еще, – даждь мне благодать поста.

Удивительно, что нищих вчера никого не было у ворот. Это для меня лишение – лишение царского дара, милости Божией. Без милостыни жить нельзя: она должна быть всегдашней спутницей моей, как милость Божия непрестанно спутствует мне.

22 мая

Всенощная на неделю о Всех святых. Благодарю Господа за дар молитвы искренней, умиления со слезами, созерцания благодеяний Божиих неисчетных, явленных мне в сотворении меня, в искуплении, в воспитании, в долготерпении, в очищении, освящении, в миловании всегдашнем. Молитву Христе, Свете истинный, выговорил всю непреткновенно по благодати Христовой – враг не запял.

Срастворяется с нашим естеством Господь в Таинстве Причащения; срастворяется, увы, и Велиар с нашею природою, когда мы сознательно согрешаем, ведая волю Господа своего и не творя её, когда, например, предаемся объядению, пьянству, буйству, лукавству, злобе, гордости, зависти, унынию, ропоту, блуду, любостяжанию и скупости, жестокосердию, лености к молитве и вообще к делам своего звания.

23-е мая

неделя Всех святых. Благодарю Господа, опять меня утешившего Божественною литургиею чрез причащение Божественного Своего Брашна и Божественного Пития: я вкусил сладкий мир и радость и ощутил в себе пространство сердечное и дерзновение.

Отец Матфей притесняет бедных прихожан вымогательством денег. У него ли мало денег? Тысячи лежат без всякого движения. И не стыдится, не краснеет, не смущается лихоимствовать, иерей и протоиерей! Возмутительно! Господь отмстит вскоре. 23 мая жалобная записка на отца Матфея отцу протоиерею от досмотрщика.

Что бы неприятное, или противное, или погрешительное ни сделал кто-либо из домашних, или гостей твоих, или из подчиненных – никогда не возмущайся духом, не раздражайся и не огорчайся на погрешивших, тем паче не озлобляйся, но пребывай покоен, любителен, кроток незлобив, ибо кротостию и незлобием всего лучше поправим дело или вразумим согрешающих и сами сбережем целость души своей и тела своего, а смущением и раздражительностию скорее повредим делу, себе и ближним.

Всякое малейшее пристрастие души к чему-либо земному есть смерть души, отпадение от Бога, помрачение разума или разумных очей сердечных, рабство диаволу, лишение свободы, смерть любви к Богу и ближнему. Этого довольно, чтобы все земные сладости, красивые одежды, красивые лица, земное богатство и земную славу считать за помет и ни к чему не прилепляться; прилепляться же к единому Богу и к святым заповедям Его, творя которые человек жив будет в них вечно. Почему да будут мне заповеди Божии и словеса Господни паче злата и топазиа, паче меда и сота [Пс. 118, 127; 18, 11].

Брату нужно сегодня столько же, сколько вчера и третьего дня, не больше; потому пустяк, мечта воображения – мнение о непомерном его сластолюбии.

Чем мы все согрешаем больше всего пред Богом? – Нерадением о заповедях Его. Они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою [Мф. 22, 5]... Или о... благости Его и кротости и долготерпнии нерадиши? [Рим. 2, 4].

25-е мая

Первый летний теплый день с громом. Благодарю Господа от всего сердца моего за милости неизреченные, явленные мне нынешний день. Господь разрушил во мне, по молитве моей, великие козни Велиара, смутившего враждою меня и жену из-за прислуги Анны, оскорбившей матерь мою. Господь разрушил во мне великое уныние, тесноту и страх, которые навел на душу мою бесплотный враг мой поутру сегодня, когда я должен был идти в Окружной суд для прочтения присяги присяжным заседателям при многочисленной публике. Господь рассеял козни его, как дым, после продолжительной и усиленной внутренней молитвы и даровал мне дерзновение прочитать присягу громко раздельно, непреткновенно, и жену мою примирил со мною и меня с нею. Слава Тебе, Господи, дивная творящему в душах наших. Велики скорби, искушения, напасти, но и спасение Твое и утешение Твое наипаче велико.

Ничего не надо считать малым в нравственном отношении, потому что всякая кажущаяся малость может быть и бывает причиною великих нравственных дел – падений, исправлений или нравственных явлений вообще. Потому не считай маловажным ни одной мысли, ни одного чувства, слова или дела, ни малейшего движения в сердце, какой-либо страсти или святого чувства; страсть искореняй при самом возникновении в сердце, например сластолюбие, блуд, гордость, презрение, зависть, ропот, хулу и прочее, а святые чувства возгревай, усиливай.

Когда слышишь моление в церкви или дома или сам молишься о царе и его доме, или о пастырях, или о воинстве и о гражданских властях и всей палате и о прочих, знай, что они все носят на себе или образ Царя и Архипастыря Небесного, или владычества Его, или воинственности Его, или вообще все – члены Его, как и ты сам, а все мы вообще Тело Его: мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его [Еф. 5, 30], – и исполняйся любовию искреннею ко всем, и молись искренно за всех так, как молишься в беде и скорби или в радости за себя. В этом заключается богоутодность и сила нашей молитвы общественной; не стой же безучастно, когда священник или диакон возглашают ектению или краткие моления о всех, о всем исполнении (о всей полноте) Церкви.

Дьячок Никитин говорит, что он и дьячки соборные жалуются (соврал), что я мешаю им и расстраиваю их пение на клиросе, хотя это сущая клевета. Скажу же им я: будем же спеваться дома, чтоб не мешать друг другу, но и мне дайте воспевать Господа. Если я неправильно пою, то научите вы меня. Так буду с ними поступать, как ничего не знающий. 26 мая. Среда.

Что нелепее моего я? – Ничто. Кто враждебнее для меня моего я? – Я. Да отвергнусь же себя. Да отрину невоздержание, лакомство, злобу, злопамятство, зависть, жадность, любостяжание, леность, ропот, уныние, смех, хулу, своенравие, непослушание и все прочие страсти; да мудрствую о горнем, презирая дольнее, отчуждающее меня от любви Божией; да держусь в простоте сердца Бога и простоты Его простотою сердечною.

Поел я скоромного в пятницу Петрова поста, и вот особенно сильно теснит меня Велиар жадностию чрева моего и ненавистию к брату моему, ядущему на трапезе моей из-за его якобы многоядения. Откуда это я беру? Зачем не взыскиваю с себя за чревоугодие и многоядение? Зачем сам не пощусь?.. О чрево, чрево! Сколько мне из-за тебя тесноты и бед!

О, как сласти подавляют дух мой, как Велиар теснит меня внутренно из-за них! Испытываю на деле слова Спасителя человеков: заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода [Лк. 8, 14]. А чтобы люди, обновленные святым Крещением, освященные Миропомазанием, врачуемые Покаянием, обожаемые Причащением, не подавлялись сластями житейскими, для этого Господь Своим примером указал нам на нужду поста, и Святая Церковь установила частые посты, как пособия к распятию плоти со страстями и похотями, как средство к изъятию из души жала страстей, как противоядие яду врага, изблеваемому от него непрестанно в нас.

Как мирно мне стало после вечерней молитвы, до которой я был сам не свой, смущен, стеснен и омрачен! Сколь благо иго Господне и легко бремя Его! Душа моя! Сколь благо прилепляться к Богу [Пс. 72, 28]! Зачем же ты прилепляешься к вещам мира сего гибнущим? Зачем раболепствуешь чреву, которое Бог упразднит [1Кор. 6, 13]? Сколько благ Господь! Сколь щедр и милостив... долготепелив и многомилостив! Не до конца прогневается, ниже во век враждует: не по беззаконием нашим творит нам и не по грехом нашим воздаст нам [Пс. 102, 8 – 10]!

Любовь ничего не жалеет брату ни из яств и пития, ни из одежды, но охотно довольствует его по мере потребности его или привычке его, зная, что все в природе для человека, а не человек для природы. Все покорил под ноги Его [1Кор. 15, 27]. А самолюбие, сластолюбие и любостяжание из-за пустых вещей и просто из-за диавольских мечтаний [59] враждует на ближнего: из-за лишнего куска сахару, и вообще сластей, из-за тряпок, называемых платьем, из-за слова, взгляда неблагоприятного. Умерщвляй свои страсти, свое я, и тогда сделаешься способным любить Бога и ближнего. Аще кто не отречется всего своего имения, не может бьипи Мой ученик [Лк. 14, 33], говорит Господь, разумевая под имением как внешнее имущество, так и внутреннее – грехи и страсти.

Господь утешил меня вчера добрым отзывом о моем служении одной почтенной дамы, вдовы генерала (на пароходе). Да будет слава и благодарение благодати Божией, а не мне. Грехи мои, Господи, очисти, да благоугожду Тебе.

К низшим и подчиненным будь снисходителен при их погрешностях, если видишь в них сознание своей вины и начало исправления, памятуя, что мы согрешаем часто по увлечению, не размыслив о последствиях. Не ломайся пред подчиненными, когда видишь, что они сознают свою вину и ищут примирения и прощения, да и Господь будет к тебе милостив.

Ничего не жалей нахлебникам и гостям, будь ко всем ласков от души, – и ты увидишь, как Господь всещедрый вознаградит твои изъяны и убытки. Будь незлобив, кроток и смирен сердцем.

Чем пространнее питаешься, чем больше праздно живешь, тем сильнее после, когда будешь приниматься за дело, свирепствуют страсти. Окаянный я человек!

Помни благодеяния твоих сродников, которые они оказали тебе в начале твоего семейного и общественного бытия или пред женитьбою, и с радостию воздавай им теперь, не жалей им, когда едят и пьют у тебя, не гони их в сердце из дому, но с радостию угощай их, давая им пищу, питие и приют. Все твое добро – Божие, даром от Него полученное.

Презирай мудрование плоти, или закон в членах твоих, противоборствующий закону ума... и делающий тебя пленником закона греховного [Рим. 7, 23], и мудрствуй о Боге и о жизни по Боге, по заповедям Его; отринь злобу и храни любовь, отринь невоздержание и храни пост, отринь любостяжание и держись милостыни.

Земные пути становятся повсюду гладкими и скорыми, а путь небесный все шероховатее и медленнее, затруднительнее. Отчего это?..

Как воспользовался [бы] любой из нас объявленной свободой говорить с царем невозбранно и смело? – С удовольствием и поспешностию и, разумеется, с размышлением. Как же мы пользуемся данною свободою говорить с Царем небесным? – Неохотно, лениво, не обдумавши, не размысливши, к Кому и зачем приступаем. О, невежество и неблагодарность, леность и косность сердца! О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! [Лк. 24. 25].

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить литургию с дьячком Кутузовым в Соборе вместо отца протоиерея Павла мирно, непреткновенно, с силою; благодарю за мир пренебесный по причащении Святых Таин. О, как сладко, отрадно, мирно, легко, светло и тепло мне было с Господом! Какой я мирный пришел домой и уехал в Петербург! (Это было 26 мая, в среду.)

Благодарю Господа за слезы умиления и премирную молитву в храме святого Андрея во время всенощной воскресной на 30 мая. Готовился к служению ранней обедни.

Диавол обыкновенно искушает нас окружающими нас лицами и вещами: домашними, соседями, товарищами, пищею, питием, сластями, деньгами, одеждами или нарядами, мебелью, разными вещами, и потому надо смириться, ни к кому и ни к чему не иметь ни малейшего пристрастия – тогда он не возможет вредить нам.

Благодарю Господа, сломившего упорство врага бесплотного во мне и узы его растерзавшего и даровавшего мне на экзамене учеников 4-го класса мир и тишину сердечную после сильной агонии страсти дома; ученики отвечали хорошо.

30 мая

Воскресение. Ранняя обедня. За чревоугодие Бог предал меня сегодня сатане мучить меня и держать меня в адских оковах: голос осип, внутри теснота, адское жало, сети, опутавшие меня кругом; препятствия к служению, к выговору слов спокойному, ясному, отчетливому враг ставил крайне сильные, лютые. Я был точно на иголках или на уголье. О, как ужасно владеет нами враг бесплотный посредством чревоугодия! Вот что попустил мне испытать Бог за несоблюдение поста апостолов Петра и Павла. А и служил-то я в приделе этих первоверховных апостолов. Зачем я нарушил пост будто бы для здоровья? Зачем ел молоко и яйца, мясные щи?.. Зачем преступаю заповедь Церкви? Если я не воин Христов, то незачем держать пост, а если воин – что действительно, то неизбежно должно держать пост, ибо Сам Христос, вступая в борьбу за нас со врагом, постился сорок дней, указывая нам в посте оружие против диавола. Он же говорил: сей же род (диавольский) изгоняется только молитвою и постом [Мф. 17, 21]. Вот отчего у нас частые посты. Воинам надо всегда стоять под ружьем. Лютеране и англичане отвергают посты неразумно и дерзновенно, вопреки Евангелию: они не евангелики, а отступники. Не чрез невоздержание ли совершилось падение Ева и Адама?.. Не чрез похотение ли?

И ныне враг бесплотный чрез невоздержание и чревоугодие уловляет нас в свои сети, во все страсти. Вот он, вот он гнездится в нас чрез наше лакомство: мы ощущаем его в себе и не можем его изгнать, ибо сами чрез похоти свои дали ему убежище!

Господи! даждь мне молиться от души за чтецов Василия Каменоградского и Адриана так: Господи! отпусти им, не ведят бо, что творят, но исправи их и покори священству Твоему, да не будут наглы, непослушны, дерзки, напрасливы [60]!

Согрешил: выпил две рюмки водки и поел довольно пирога – и блуд стал одолевать. Не надо отнюдь пить водку и лакомиться пирогом с рыбой в пост. Надо смотреть на последствия дел.

Наука взимается [61] на разум Божий, на Священное Писание и Священное Предание, отрицая откровенные истины и правила жизни, по которым спаслись и прославились святые Божии человеки; так она отрицает святое повествование о сотворении мира в шесть дней; так она отрицает посты, отвергает чудеса, отвергает монашество, называя его ненормальным явлением жизни, силится подорвать достоинство того, во что веровала Церковь в продолжение всех веков, например что Несторий, Евтихий, Пелагий были еретики, что, например, Димитрий царевич был действительно убит и мощи его именно почивают в известном месте, а не другого...

Испытано, что лишь стану я мало подавать милостыни, тогда светильник сердца моего начинает угасать: мрак, теснота, скорбь, бессилие начнут царствовать в душе моей. Как стану больше подавать милостыни – светильник мой опять загорит ярким пламенем [Мф. 5, 1 – 12]. Верно слово Евангелия.

Попил я чаю в 8 часов утра с французской булкой 31-го мая, и это оказалось излишним поутру, – в это время не надо ни пить, ни есть, как и прежде это я думал.

31 мая

Благодарю Господа за чудо победы над грехом и диаволом после размолвки с женою касательно неупотребления сливок и сахару внакладку с чаем в пост поутру. Враг раздувал пламя ненависти к жене за непокорность её, палил, теснил, наводил уныние, бесчестие, мрак, тесноту, – но внутреннею молитвою непрестанною во время прогулки испросил у Бога благодать прощения, примирения, мира, свободы, любви. Слава Господу! Дабудетже, Господи, покорна Тебе и мне жена моя, а я Тебе.

Когда тебе представляется, что брат за столом ест много, не верь этому, а знай и помни, что много ешь и пьешь ты, и будь умерен сам, а главное – не жаден: жадность – источник ненависти к брату-сотрапезнику.

Ты жалеешь домашним сахару внакладку за вечерним чаем, но ведь в этом и состоит весь ужин некоторых их них, а потому нелепо и глупо жалеть сахару: пусть себе в удовольствие и во славу Божию кушают – да хранится мир и любовь. Давно самолюбие, жадность и скупость заедают и посрамляют меня. И Леопардовых я оттолкнул от себя чрез эти страстишки. Поспеши исправиться, бывший бедняк, а ныне всем от Господа снабденный чрез посредство Несвицких; люби их как родных всей душей, уважай их, ласкай их, услуживай с усердием, долготерпи им, будь к ним и ко всем кроток и незлобив. Именно из-за пристрастия к собственности (как будто есть что собственное), к самости я бываю как зверь дома – сержусь, озлобляюсь, горячусь, бранюсь, и из-за чревоугодия. О чрево! Как ты нагло владеешь мною! О, Велиар! Полно жалеть что бы то ни было земное! Да люблю горнее, вечное! Да ревную о единой благодати, как крае всех желаний и крайнем и величайшем благе.

Чревоугодник и жадный крайне тяжко согрешает тем, что человека, сотворенного по образу и подобию Божию, ставит на одну доску с прахом, с землею, попираемою ногами, обоженного крайне уничижает, а вместе с тем больше всего унижает себя, низводя себя в ряд животных бессловесных или в ряд самих злых духов, во всем завидующих человеку. Да будет проклята жадность и зависть с злобою! Да вменяются все блага земные в прах, каковы они и суть. Да почитается образ Божий в человеке и да сохраняется всеми мерами взаимная любовь, ибо в ней весь закон; любовь да не щадит ничего для любимого, и да никто из нас не уподобляется Иуде, который из жадности к деньгам пожалел драгоценной масти бесценному Господу, да не жалеем ничего для наших близких из снедомого, или из денег, или из одежды.

Примечание

47. Поколику (церк.-слав.) – здесь в значении "насколько".

48. Молитва ко Господу нашему Иисусу Христу "И даждь нам, Владыко..." из Великого повечерия.

49. Продерзость (церк.-слав.) – дерзость, самонадеянность, наглость.

50. Поревати (церк.-слав.) – толкать, пихать.

51. Ветрило (церк.-слав.) – парус.

52. Ирмос 3-й песни воскресного канона на утрени, глас 8-й.

53. Перевод П. Юнгерова: "Поведали мне законопреступники (свои) рассуждения, но это – не закон Твой, Господи".

54. Святитель Василий Великий. Правила, пространно изложенные в вопросах и ответах. Вопрос пятый "О собранности мыслей".

55. Внимаю (церк.-слав.) – здесь в значении "забочусь".

56. Хананеи – потомки Ханаана, сына Хамова, жители Финикии; народ сильный, развитый, но нравственно испорченный, которому были присущи языческие нравы – идолослужение, суеверие и всякие пороки и беззакония. Их развращенность была постоянным соблазном для народа Израильского. Имя хананеев стало нарицательным, обозначающим грехи соблазн, живущие в уме и сердце человека.

57. Беллинсгаузен Фаддей Фаддевич (1779 – 1852) – русский мореплаватель, открыватель Антарктиды.

58. Прещение (церк.-слав.) – запрет, угроза.

59. Мечтание (церк.-слав.) – пустой призрак, обольщение.

60. Напра́сливый (церк.-слав.) – поступающий необузданно, наглый.

61. Взима́ется (церк.-слав.) – противится, восстает.

Июнь

1 июня. Вторник

Враг старается усыпить всех и усыпил многих пристрастием к плоти и её удовольствиям (пиры, театры, катанья), к житейским благам, к богатству, к почестям и отличиям. Что поэтому надо делать? – Презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней. Презирать удовольствия и любить путь узкий и прискорбный, за ничто ставить богатство, не желать и не домогаться его, не желать и не домогаться и почестей. Но в нас возросло и усилилось крепко терние сластей богатства и почестей и умерщвляет нашу душу, когда приступаем работать Господу.

Со страхом надо призывать святых угодников Божиих, как духоносных и богоносных и как друзей Божиих, и не брататься с ними, ибо мы многогрешны, многострастны, исполнены всякой нечистоты.

Господи, человеколюбче и правосуде! Благодарю Тя от всего сердца моего, яко, часто отечески наказуя мя, милостиво спасаеши мя от скорбей и теснот, которыми поражаешь мя за грехи мои, за нелюбовь мою, за пристрастия житейские. Нынешний день три раза державно избавил еси мя от грехов моих, бывших виною крайней тесноты и скорбей. Ты услышал молитву мою сердечную, вопли моей души и не затворил меня в руках вражиих и поставил на пространне нозе мои. [Пс. 30, 9]. (Опять я пожалел брату сластей, осудил его во многоядении и многопитии. Надо мне быть чуждым всему ядомому и пиемому, как бы это было все чужое, не мое.) Да поможет Господь исправиться.

2 июня 1871

Когда молишься о ком из живых или умерших, замечай за собою: искренно ли молишься об них, как о себе, и старайся, чтобы имена лиц, тобою поминаемых, или самые лица эти были любезны для тебя, дороги тебе, и не помыкай ими небрежно, ибо это грех. Люби ближнего, как себя. Имя ближнего да будет всегда честно [62], как свое.

Каждый раз, как мы привязываемся всем сердцем к какой-либо вещи, мы отнимаем сердце свое у Бога и похищаем себя у самих себя, отдавая себя диаволу. Святые всецело отдавали себя Богу и все считали за сор, самое тело свое; они даже ночи отнимали у тела и посвящали их Богу в молитве, сладкую пищу и питье у тела, мало-мальски красивую одежду, боялись и копейки даровой. За то они и велики на небе и на земле и ублажаются славою вечною.

Что весьма неприятно, то бывает часто весьма полезно: так сильный пот при соборовании отставного дьячка Ивана Федоровича Кедрова был для меня очень, очень неприятен, и я, малодушный и нетерпеливый, возроптал в душе на то, что пригласили в маленькую комнату летом столь много духовных лиц (шесть); но этот неприятный пот был для меня очень полезен: он разрешил мою золотуху и выгонил её наружу чрез правое ухо. Это обычный по временам исход. Прошу прощения у Господа за малодушный и дерзкий мой ропот и благодарю за милость исцеления. (Вчера я употреблял черное пиво, портвейн в доме Опаровской после крестин и у отца Василия Салтыкова сотерн с икрою и селедочкой.)

Когда молишься, внимай тщательно сердцу твоему и наблюдай, где оно: с Богом ли или с миром, с прелестью века сего, с похотью плоти, похотью очей или гордостью житейскою [1Ин. 2, 16]; если с миром – немедленно покайся внутренно и обрати сердце свое всецело к Богу.

Искушения, врага тонкие, быстрые, сильные, побуждают нас быстрее и постояннее обращаться ко Господу и крепче, глубже утверждаться в Нем, удаляясь от страстей и пристрастий житейских.

Как будто мало свое бремя, берусь за чужие бремена: сегодня за всенощной взялся за бремя отцов Павла и Матфея, тогда как свое без меры тяжко, – за то и подавил меня Велиар, смутил, стеснил, посрамил. Наука: вперед больше знай свои грехи, в своих грехах кайся и от них исправляйся. А других отцов, над которыми ты не поставлен попечителем, судит Бог. Ты просишь Бога о их исправлении от сребролюбия, нелюбви, гордости, зависти несправедливой, дерзости. – Исправься сам от этих пороков и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего [Мф. 7, 5].

Если со мною обходятся грубо, например начальник, я достоин того и не оскорблюсь этим.

5 июня

Всенощная воскресная. Благодарю Господа за благодать молитвы, дарованную мне на всенощном бдении, за умиление со слезами во всю службу, кроме первого часа и отпуста на всенощной, на которых враг смутил и отчасти всколебал меня. Сколь мирно, просторно, светло, сладостно было на сердце у меня во всю всенощную! Не расстался бы с богослужением и с храмом! Этого дара молил у Господа и для всех приходящих в храм!

Если Господь даровал нам Пречистое Тело и Пречистую Кровь в снедь и питие нам, то чего Он не даст нам, если только мы просим сообразно с волей Его, истинно полезного, просим с верою, упованием и любовию?

Под этой красотою одежд наших скрывается безобразие душ наших; под этими драгоценностями украшений нашего тела скрывается ужасающая бедность, пустота душ наших. Попечемся же о благообразии не одежд, а душ бессмертных и помыслим, сколь драгоценна наша душа, по образу и подобию Божию сотворенная, эта нетленная дщерь Духа Святого, это чадо Божие, эта искупленница Иисуса Христа, Сына Божия, купленная кровию Его; её, эту душу, паче всего да ценим и не променяем её на тленные вещи и удовольствия мира сего скоропреходящего, тленного. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек [1Ин. 2, 17]. Для души – воплощение Сына Божия, для ней проповедь, чудеса, страдания, смерть, воскресение, вознесение, второе пришествие Сына Божия, для нее сошествие Святого Духа, для нее учреждена Церковь, Таинства, иерархия. Для руководства её к горнему Царству и блаженству. А тело тленно, – со временем и оно будет духовно, не требуя ни пищи, ни пития, ни сна, ни солнца, ни огня, ни воздуха, ничего тленного. Возлюбим нетленное и вечное.

Даждь мне, Господи, оружие противу врагов моих – любовь, кротость и молитву сердечную, но не злобу, это неверное оружие, пронзающее ту утробу, в которой оно содержится.

6 июня

Воскресение. Литургия. Болезненно возрождение мое Духом Святым. Сегодня во время литургии чувствовал я весьма большую тесноту во внутренностях и в душе своей в продолжение всей обедни; страхи бесовские, смущения, уныние. – Откуда возьмутся разные беды? Точно из земли вырастут! Да, от земли, то есть из земного, страстного сердца моего. Голос был слаб, несмотря на то, что вчера пил молоко, как слабительное (или, лучше, сливки), за ужином ел булку с икрой и пил чай с хересом. Оказывается, что не надо было мне вовсе есть вечером и чаю не пить. После потребления Святых Даров я успокоился, возрадовался, распространился сердцем. Благодарю Господа! Говорил проповедь Преосвященного архиепископа Казанского Григория [63]. На великом входе царскую фамилию не мог всю выговорить от бесовской тесноты и страха. Заамвонную молитву не всю выговорил – пропустил на конце несколько слов; пропустил также на обедне слова: едиными усты и единем сердцем, – все поневоле, а не по воле. Прости, Господи! Утверди, Господи!

Прелесть злобы преследует меня, как кошмар, давит меня; враг гнездится во мне. Господи Иисусе! Помоги мне противу его. Благодарю Тя, яко сего кошмара по молитве моей отгнал еси, Господи! Легко стало.

Время от времени все тяжеле и тяжеле служить мне литургию в воскресные дни; теснота в боках и на сердце больше и больше бывает от моего невоздержания. Поэтому нужно обращать все внимание на воздержание, да не погублю всего делания моего во Христе, да не лишуся Царствия Божия во мне. Диавол обык малыми вещами погублять людей. Адама и Еву погубил снедию.

7 июня

Позднюю обедню с Божией помощию совершил победоносно: царскую фамилию на великом входе всю выговорил, причастился со дерзновением и верою, в мир душевных сил, в пространство и радость. Благодарю Господа. Молился за своих, особенно пред Святым Агнцем. Да услышан буду. О болящем Алексее Пашилове молился во благодати. Дома согрешил языком касательно отъезда Цветковых, да простит и не вменит Господь. Да будет воля Твоя, Господи, а не моя. Мир от причащения Божественных Таин нарушился было в церкви на заупокойной литии от мысли: поспеют ли Цветковы на пароход, не останутся ли еще в Кронштадте? Я пожалел, если останутся, впал в нелюбовь. Ничего не надо жалеть ближнему, ибо все земное – сор.

Жало сластей есть одно с жалом злобы: чтобы избежать злобы, надо избегать сластей, чревоугодия, пресыщения и презирать сласти и богатство, и всеми силами прилежать любви к Богу и взаимной.

Благодарю Господа, разрушившего во мне столп злобы вражия на присных [64] моих за их злобу и отъявшего смятение мое. Благодарю Господа, даровавшего мне возлюбить врагов моих и матери моей. Возбранному Воеводе и Господу победительная, яко избавлыпеся от злых, благодарственная восписую Ти, создание и раб Твой. 7 июня.

7 июня

Словами виновных вразумляй, а рукам воли не давай, то есть не бей руками; это особенно неприлично священнику, носящему столь высокий сан, соименный кротости, незлобию, терпению – сан Христа Спасителя, Агнца Божия, глаголющего в Евангелии: научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем [Мф. 11, 29]. (По поводу моей трепки публичной матроса, топившего собаку; долго скорбь и теснота были у меня на сердце вследствие дерзновения рукою моею. Едва умолил Господа.)

Поел со скоромным маслом черного хлеба и кусочек пирога с рыбой, печенного на скоромном масле, и тотчас на сердце и в теле оказалась тяжесть. Отнюдь не надо есть скоромного в пост. Большая, очень большая разница между скоромною и постною пищею. При скоромной пище борьба страстей [тягчае] и справиться с ними тяжело.

Благодарю Господа, паки [65] разрушившего злобу в сердце моем на присных моих отца Григория и Анну Константиновну по молитве моей. Мгла злобы вдруг налегает на сердце при виде нелюбимых почему-либо лиц. Даруй, Господи, мне исполнять не свою волю злую, а Твою, всеблагую, и никогда никого не презирать.

А все из-за жадного чрева вражда. О, как необходимо распинать чрево постом, бдением, молитвою, чтением, псалмопением!

От употребления пирогов, булок и вообще белого хлеба или кашиц и каш делаются у меня золотушные остроты в разных частях тела; потому надо остерегаться белого пшеничного хлеба.

Проповедь на день рождения государыни императрицы сопоставить с грозными современными событиями. Высокие, но нечестивые люди рождаются и живут для того, чтобы с шумом исчезнуть с лица земли по мановению Господа Вседержителя, Судии царей и народов.

8 июня

Вторник. Поздняя литургия. Благодарю Господа всем сердцем, яко великую тесноту отъял от сердца моего чрез причащение Святых Своих Таин и расклинение вражие, бывшее во внутренностях моих, во глубине чрева моего, исторг и мир с легкостию мне даровал. Сколь блаженным я сделался по употреблении Святых Даров! Куда девались все скорби, томившие меня во всю обедню?! Славно прославился во мне Христос Бог мой и прославляется непрестанно.

По приходе домой сильно стужала мне злоба по поводу сурового ответа на мое приветствие Анны Константиновны, сестры моей и жениной. Потом молитвою препобедил и ласкою с ребенком Руфиною.

Согрешил – озлобился на мальчика, бросавшего камнями в сад, хотел оттрепать, но убежал он. Я должен был кротко, без злобы сказать ему о том, чтобы он не баловался.

Не люблю таких гостей из своего рода, которые господами надо мною самим хотят жить у меня и вносят в мой дом свои правила, противные уставам Святой Православной Церкви, которые, например, весь пост едят мясную, яичную и молочную пищу, которые спят до десяти часов утра, при которых надо ходить на цыпочках, при которых весь дом ходенем ходит, точно царь в доме поселился. (Сам я не люблю никого обременять и не люблю, чтобы и меня обременяли. А все-таки при нелюбви должен терпеть и терплю ради Христа и понуждая себя к любви, чтобы ке нарушить мир и не произвесть ссоры.) И в своем доме я как в чужом, подчиняюсь чужому, женскому произволу. Но да взираю на все это бесстрастно ради любви Христовой, вся терпящей, и да простит мне Господь, нелюбовь мою и да исправит сердце мое в любовь ко всем, по писанному: Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви [Рим. 13, 8]. Вражда есть величайший беспорядок, беззаконие в мире нравственном, а брашно нас не поставляет пред Богом. Несть бо Царство Божие брашно и питие, но правда и мир и радость о Дусе Святе [Рим. 14, 17]. Брашна чреву, и чрево брашном; Бог же и сие и сия упразднит [1Кор. 6, 13]. Если Господь долготерпит мне и всем грешникам, то как мне не долготерпеть. Нетерпением как часто мы погубляем свои добрые дела и расстраиваем доброе согласие и дружбу!

Блудная плоть не хочет целоваться с неблагообразными или старыми и простыми людьми, а с благообразными и молодыми целуется охотно.

О, супостат окаянный! Как он охлаждает нас друг к другу из-за мелочей житейских, чтоб мы не любили друг друга, чтоб ненавидели друг друга, презирали, обижали! О, намерения ужасные супостата, непрестанно приводимые в дело! У всякого в сердце вражда на ближнего из-за сластей, жилища, одежды, денег и из разных ничтожных вещей. Любовь иссякла из-за суеты. Как же мы любим суету, сыны человеческие! О, страшное намерение супостата, всегда в нас действующего и исполняющего в нас хотения свои к непрестанному оскорблению Господа. Господи! даждь мне славословить Тебя непрестанно, не словами только, но наипаче делами любви, терпения, мира, кротости, незлобия, воздержания, чистоты и целомудрия, нелицеприятия. О, сколь суетна и грешна жизнь в мире! 8 июня 1871 года.

Зачем братаешься со врагом бесплотным?..

Други ли токмо целуешь?

Диавол, будучи не в состоянии причинить зло Богу, усиливается всеми способами делать зло образу Его – человеку, подстрекая к взаимной злобе людей, особенно живущих вместе, или к зависти, убийству; также влагая в нас нечистые помыслы и похоти. Чтый да разумеет и да уважает и любит подобных себе, даже врагов своих, ибо враги тоже человеки, только орудия диавола, о коих надо жалеть и молиться Богу, чтобы просветил их очи сердечные, омраченные злобою.

Благодарю Господа, спасшего меня по молитве моей от крепкой агонии злобы, с полдня до вечера меня томившей; благодарю Владычицу, устроившею между нами – мною, свояком отцом Григорием и женою его Анною Константиновною мир и согласие. Было недоразумение, объяснились – и вражда растаяла. Господи! даждь мне ценить паче всех сокровищ света мир и любовь и держаться их всем сердцем. 8 июня, святого Феодора Стратилата.

9 июня

Поздняя обедня. Благодарю Господа, победу мне даровавшего над лютым грехом: над злобою бесовскою относительно отца протоиерея, развлекавшего внимание старосты во время литургии. Столп злобы в сердце моем Господь испроверг и вместо рабства даровал свободу, вместо смятения – мир, вместо тесноты – пространство, вместо огня геенны – росу благодати. О, сколь упорен в нас грех! Не вдруг его сломишь и вырвешь. Благодарю Господа за причащение Святых, пречистых, небесных, животворящих и страшных Таин, за премирное и блаженное состояние мое от действия их во мне.

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать победить напавшую на меня злобу по прибытии моем в дом (в третьем часу пополудни). Решительно запретил себе озлобляться: пусть, сказал я, лучше меня ненавидят, но меня сохрани Бог кого-либо и за что-либо ненавидеть – никогда да не будет сего. И злоба оставила меня, и я премирен стал благодатию Божиею, как прежде был смущен.

Опять впал в зависть, жадность и злобу, когда домашние мои с жен[иной] стороны, обедая отдельно, кушали лакомые и дорогие блюда, и, когда жена взяла у меня против воли хересу для яичного обливания, озлобился на нее. Умолял Господа о помиловании меня и всех домашних, виновных в сластолюбии в пост. Чрез долгое время Господь умилосердился.

Брашно – ничто, какое и каково бы оно ни было: дорого ли или дешево, постное или скоромное. Всё – человек: он бесценен. Потому из-за брашна отнюдь не должно враждовать на ближнего или завидовать ему. Бог да сохранит. А буря-то какая бесовская внутри. А лютость подстрекания к злобе от бесов!

Благодарю Господа, чрез единое молитвенное воззрение на Него с верою и упованием спасшего меня от тесноты бесовской злобы, действовавшей во мне, и быстро даровавшего мне мир и свободу, в 10 часов вечера. Согрешил пред Богом, наказав нищего за вину или невинно – не знаю, схватив его за длинный ус и оторвав значительную часть его. Рукам воли не давать.

10-е июня

Благодарю Господа, сподобившего мя неосужденно и непреткновенно, сердечно и с силою Духа совершить Божественную литургию и неосужденно причаститься Святых Животворящих Таин в мир душевных сил, в пространство и свободу духа.

Благодарю Господа, скоро внявшего молитве моей о примирении сестры моей Анны с прислугою и о моем с нею, ибо я защищал её няньку, изобиженную ею, а она обиделась на то. Благодарю Господа, мир небесный по молитве моей мне даровавшему. Благодарю Владычицу, скоро послушавшую недостойной молитвы моей и исходатайствовавшей мне мир и великую милость. Даждь мне, Господи, всегда мирствовати в себе и с ближними, даже ненавидящими мира и творящими обиды, распри и раздоры. 10 июня 1871 года. Четверг. Четыре с половиной часа пополудни.

Не люди враги мне, а я враг сам себе, или страсти мои. Себя да преследую, себя да исправляю, о себе да молюсь наипаче, а потом да думаю о исправлении других.

На вечерней молитве враг запял меня недоброжелательством к сестре Анне и уязвил жестоко.

11-го июня

Согрешил пред Богом – на нищего мальчика разъярился, обругал его свиньей и бросил ему три копейки. Говорю ему: ступай прочь, я дал брату твоему шесть копеек, а он все идет за мной; не утерпел, рассердился. Прости, Господи!

Враг производит в нас все нестроения: вражды ссоры, рвения, зависть, непокорность, неуважение и прочие страсти. Молиться надо Господу, чтобы сохранил нас от неприязни и даровал нам взаимную любовь, все терпящую.

На утрени от действа диавольского и от грехов моих не мог прочитать сполна Евангелия от Иоанна о вопрошании Господом апостола Петра: любиши ли Мя [Ин. 21, 15], пропустил в двух-трех местах несколько слов от насилия вражия. Возглас: Милостию и щедротами... не весь выговорил. Согрешил пред Богом! Не щадит враг... (Излишество в пище и питье да лакомство – причина моей злобы и сильных дьявольских козней.)

11-го июня

Обедня поздняя. Благодарю Господа за пренебесный мир после причащения с верою Божественных Таин, за дерзновение, ибо и сие дар Божий, за животворную теплоту в душе, пространство, легкость. Великую теплоту чувствовал в душе. До обедни враг ужасно теснил злобою на гостей Анну Константиновну и отца Григория Ивановича за их продолжительное и бездельное пребываение в доме, сопряженное с большими хлопотами, беспорядками, суетою, скоромною пищею и пр. Благодарю Господа, разрушившего страшные козни врага.

Недобра слава о моих гатчинских свояках: Анна Константиновна буянит в квартире своей: протоиерею – зачем-де часто ходит; Гурновы прогнали за распоряжение непрошеное в чужом доме. О мне трубила, что я боюсь её. Мать мою звала старой ведьмой вместе с Катериной. Бог да простит ей и да исправит всех нас, ибо все грешны. Но такую гостью вперед пускать к себе опасно. Не люблю, когда у меня в доме поднимают высоко голову.

Словами, произносимыми священником в церкви: простите мне, братия, елика согреших словом, делом и помышлением... Церковь учит всех, и священнослужителей и мирян, незлобию и смирению. Всем нам, носящим имя Христово, нужно хранить простоту нрава и детское незлобие. Богу особенно приятна добродетель незлобия. Да и какая польза от злобы для злобящихся? Только себе мука, мрак, теснота, плен, посрамление.

Курящие табак выкуривают из себя благодать Божию, если приобрели её чем-либо, и приемлют в себя духа лестча, ибо все [лишнее] от неприязни. Благодать и козни врага не тоньше ли дыма?

Согрешил пред Богом – озлобился в отсутствии на Цветковых, отца Григория и жену его Анну Константиновну, за то, что долго гостили у меня. Какое самоволие с моей стороны! – Пусть гостят: у меня своего нет ничего, мне уголка моего довольно. Любовию да терплю. Враг и без них и при них поджигает к злобе – свое дело знает и помнит. Ради Господа все прощаю им. Пакости вражии да не охладят меня к ним, ибо они – мои родные, а не враги, и благожелатели: диавол один враг. Они члены Христовы, хотя и немощные; они по образу Божию, как и я: одно естество в нас и одно обожение от Господа, одна вера, одно крещение, одна Чаша завета Плоти и Крови, одно упование, одно тело с нами, один дух, один Бог и Отец всех [Еф. 4, 4 – 6].

Вот что худо: после причастия Святых Таин я сделался опять делателищем диавола, его злобы, зависти, мщения! Согрешил пред Богом!

Горняя мудрствуй: земные блага за ничто, за сор считай; что съедят, выпьют у тебя сладко и много свои непрошеные гости – не жалей, а любовь наблюдай. За это Бог наградит.

Сам не имею любви к брату Григорию и [сестре] Анне, а ему говорю: если имеешь сколько-либо родственной любви, молись за меня, немощного. О, как я нетерпелив, когда гостят у меня свои! Не терплю, что спят долго, – а брат Григорий по немощи спит долго; что дома сидит, – а брат Григорий гулять долго не может.

12-го июня

Поздняя литургия. Благодарю Господа от всей души моей за дарованную благодать непреткновенного служения Божественной литургии (помысл о другом, сребропозлащенном кресте преткнул меня во время Херувимской, и ослаблено и парализовано было сердце мое, – но покаянием скорым исходатайствовал опять покой, силу и жизнь и премирного причащения Святых Таин! О, какое было блаженство мое, жизненность, сладость небесная! Славлю Господа!

Во время служения молебна Царице Небесной пред иконою Ее Иверскою сильно запнул было и уязвил меня бесплотный враг злобным подозрением к товарищу, отцу ключарю Матфею, за его жадность к деньгам и обогащению (как будто я не жаден), – но покаянием скорым, нелицемерным, глубоким возвратил опять благодать мира и дерзновения. (Образ устроен отцом Матфеем, то есть странница принесла из Москвы в Кронштадт, а по старанию отца Матфея она украшена.) Молебен был с акафистом. Потом к вечеру, часа в два с половиной, встретившись с матушкою Екатериною Николаевной, позавидовал тайно и презрел и опять было уязвился и лишился мира, но скорым покаянием и внутреннею молитвою возвратил опять мир. Как враг ловит непрестанно в свои сети, в свою злобу, зависть, гордость, блуд, жадность, леность и прочие страсти под разными, иногда благовидными предлогами!

Полнота всех благ наших есть Господь; Его да имеем всегда в сердце, и все приложится нам. Душа – богатство наше, она образ Божий и вечна. А богатство губительно для души.

Благодарю Господа за благодать богоразумия, созерцания духовного и глубокого умиления со слезами во все время всенощного бдения в Думской церкви. Мира глубокого, света дивного исполнился я благодатию и щедротами Господа моего в настоящую всенощную. Слава Господу! Все, егоже просих у Тебе, Господи, Духом Святым, да исполниши, ибо все возможно Тебе. А у Тебя записано все, чего я просил, и Ты знаешь, что я угодного Тебе просил у Тебя (12 июня).

У меня нервы телесные слабы слишком и без курительного табаку, а если покурю табаку-сигар, то они ослабевают еще больше: зачем же я курю, хотя и редко? Надо совсем забыть эту привычку многих, эту суету большинства. 13 июня. Воскресение. С вечера вчера курил сигару. Какая гадость во рту сегодня от курения, а в теле слабость и клинья.

Благодарю Тя, Господи Иисусе Христе, Боже мой, яко Твоими страданиями и смертию сделалось возможным и удобным прощение безмерных согрешений наших чрез веру и покаяние нелицемерное, отъятие тления греховного и дарование нетления и обновления, воссоздания, пакибытия [66] и бессмертия. Чудная Ты милость наша, Господи, чудное наше богатство. Слава Тебе! Благодарю Господа, яко нахальству, наглости, дерзости, мерзости, губительству, нелепости греха и виновника его, диавола, положен будет некогда конец и настанет полное торжество правды чрез победу Господа нашего Иисуса Христа.

Господи! Даждь мне простирати к Тебе моления о всем мире и о всем исполнении Церковном всегда с любовию всеобъемлющею, нелицемерною, ибо я, по благодати Твоей, ангел Твой и молитвенник о всех и о своих грехах. Даждь мне, Господи Боже, Отче, созерцати любовь Твою неизреченную к миру, даровавшую нам Сына Своего Возлюбленного, Единородного; даждь мне, Боже, Сыне Божий, созерцать истощание Твое в мире и на кресте нашего ради спасения! Даждь мне, Боже, Душе Святый, созерцати благодать Твою, преизобильно излившуюся и изливающуюся на мир ради заслуг Господа Иисуса Христа, исполняющую столь часто и мое окаянное сердце. Троице Святая, даждь мне славити Тя непрестанно сердцем и устами, а паче делами. Буди! Буди! 13 июня 1871 года. Воскресение. Утро. Семь с половиной часов.

13-е июня

Поздняя обедня в Думе. Не премину вознести славу и благодарение Господу моему, от грехов моих меня спасшему и наветы врага бесплотного надо мною разрушившему и глубокий Свой мир и небесное наслаждение в пренебесных Своих Тайнах мне даровавшему при служении Святейшей и Божественнейшей литургии. Но, Боже мой! Как слабо и шатко и многобедственно сердце мое во время богослужения при искушениях и наветах от злых духов! Только вера, вера в Господа моего Иисуса Христа, в Его пребывание во мне спасает меня от коварства, лютости и поглощения врагов! (Во время великого входа кадило диакона с горячими углями за плечами его смутило меня: подумал, что загорится у него стихарь; тут не договорил царского дома по причине смущения, а в алтаре стало смешно истерически.) Возгласа: И даждь нам едиными усты и прочее не мог выговорить от смущения при мысли о ком-то – враг украл и смысл, и энергию, и внимание, и мир; И сподоби нас, Владыко... тоже не все выговорил от наветов вражиих; во время причащения опять наветы, при чтении заамвонной молитвы – тоже. Всюду преследование, всюду препоны, всюду злобное школьничество восьмитысячелетнего школьника и учителя всякого греха, виновника всякого злого сомнения, смущения, страха, злого мнения, злого рвения, всякого злого дела. Но да сокрушит Господь все коварства сатаны и аггелов его державою Своею чрез мое недостоинство; да утверждается паче и паче вера моя в Господа, преданность Господу моему, Взбранному Воеводе моему, выну за меня ополчающемуся на врагов моих и сокрушающему сети их; да воспеваю Ему непрестанно победные и благодарственные песни. Аминь. От всех грехов моих и от всех козней вражиих да избавит меня Господь и да спасет во Царствие Свое Небесное; да покроет меня Господь наипаче от злобы, от зависти ближнему, от невоздержания, от сребролюбия, от суетности и тщеславия, от гордости и надмения, от непослушания и своенравия, от блуда, лености и всякого греха.

Мы не живем постоянно в спертом комнатном воздухе и выходим освежиться на улицу. Так относительно тела. Но относительно души – не надобно предаваться только домашним, житейским, обыденным занятиям, а надобно освежать душу небесным воздухом – молитвою домашнею и церковною, чтением Священного Писания и писаний святых отцов и вообще духовными сочинениями или размышлениями.

Питается ли, поучается ли, назидается ли душа наша чрез зрение и слух? – Да. Итак, иконы нужны, храмы нужны, чтение, пение, проповедь необходимы. А лютеране и англикане отвергают иконы.

Волю Божию надо неотменно творить, потому что волею Божиею все сотворено и существует, потому что воля сия есть воля совершенная, всеблагая, премудрая, все создавшая для жизни, блаженства и ведущая к блаженству вечному; потому что воля сия есть святость и блаженство наше, а воля наша или воля диавола, как воля злая, беспорядочная, ведет к вечному мучению.

Причина моего внутреннего озлобления на свояков Цветковых и на матерь скрывается в испорченности моего сердца еще с юности разными непотребствами рукоблудия, и я должен всегда, при всех искушениях, при всех бурях страстей винить себя одного, оправдывая других. Это истина. Господи! отыми от сердца моего растление и, очистив его, обнови благодатию Святого Духа, освяти, утверди во святыни. 14 июня 1871 года. Понедельник.

Вследствие моего греховного растления, я раздражителен, резок, осуждать люблю близких своих, даже на мать раздражаюсь из-за пустяков. Итак, никого да не виню, сам первый будучи из грешников и немощнейший из всех; ко всем да снисхожу, всех да терплю любовию.

Признаю себя действительно виновным пред родными моими Александрой Константиновной и Анной Константиновной в грубом и дерзком обращении с ними и смиренно прошу у них прощения. Они даже от меня заразились недобрым духом, духом строптивости, скупости, злобы, зависти. Господи! прости мои согрешения! Господи! примири меня совершенно с родными моими. Господи! даждь мне отбросить свое самолюбие и своекорыстие, свою гордость, раздражительность, высокомерие, любостяжание, сластолюбие.

14-го июня был первый жаркий летний день; 15-го июня – дождь вечером

16-го июня – дождь весь день; 17-го июня жарко и гроза в Гатчине с проливным дождем; от молнии сгорела булочная в деревне близ Гатчины; 18-го июня жарко весь; 19-го июня – очень жарко, градусов 30 с лишком; в пять часов вечера – сильная гроза с дождем.

Всякий раз, когда я внутренно возненавижу кого-либо, я бываю виновен в крайнем самолюбии, противном Богу, поэтому надо непременно отвергнуться себя и возненавидеть себя, чтобы искренно любить ближнего.

Благодарение Творцу и Промыслителю вселенныя за знойный день сего 19-го июня и за обильный дождь с грозою продолжительною: целый час гремел гром и сверкала молния, летали стрелы праволучны [67] от благокругла лука облаков.

Земные пути год от году становятся более гладкими, прямыми, скорыми, удобными, а небесные пути, кажется, день от дня делаются более трудными, шероховатыми, искривляются, замедляются по причине различных житейских пристрастий. Жалкое состояние наше!

Блага духовные, религиозные, умственные, политические, экономические, материальные, коими мы по милости Божией пользуемся, приготовлены были для нас заблаговременно, задолго до нас разными деятелями, воздвигнутыми Богом, священными или политическими, учеными и другими, и мы должны непрестанно благодарить за это Бога и воздвигнутых им во благо наше людей, почитая память их и подражая каждый в своей мере делам их. Таковы были патриархи, пророки, апостолы, иерархи, мученики, преподобные; таковы цари, законодатели мудрые; таковы ученые, изобретатели разных наук, искусств; таковы земледельцы, купцы, промышленники; таковы герои, защитники Отечества и пр.

Составить программу занятий с Балем и Коргуевым; писать в книжку, чем занимались, что усвоено, как усвоено, что дано на урок для усвоения. (К востоку на молитве обращ.)

Сердце мое столь нечисто, столь испорчено, что само по себе не может быть вместилищем святой любви к Богу и человеку и есть пребывалище всяких страстей: злобы, зависти, недоброжелательства, злорадства, лукавства, гордости, тщеславия, самомнения, своенравия, упрямства, раздражительности, блуда, лицеприятия, любостяжания, жадности, сластолюбия, объядения, пьянства, лености, уныния, боязни, смеха, сомнения, неверия, отчаяния. Сколько поводов к смирению пред всеми, к самоосуждению, памятованию смерти и Суда страшного, к покаянию, исправлению и усовершенствованию себя Божиею благодатию! Да познаю себя и исправлюся.

20 июня

Воскресение. Утро дождливое, в церкви сырость. Раздражение нервов и духа сильное, искушения ужасные; уныние, теснота непроходимая. Невыговор многих слов и имен, например императрицы на великом входе, возгласа: Щедротами Единородного... И сподоби нас, Владыко, со дерзновением... и пр. Молебен с водосвятием служил порядочно. День разгулялся, к двенадцати часам стало ясно, и остальная часть дня была вся великолепная. Слава и благодарение Господу, возвеселившему нас райскими днями.

Водку пить мне не нужно: сегодня выпил за обедом полторы малых рюмки, и на молитве в деревянном доме Байкова овладел мною дух немый – не мог выговаривать многих возгласов: беда, да и только, стыдно и больно. Враг непрестанно бодрствует, чтобы озлоблять меня, и я должен непрестанно трезвиться и бодрствовать против него.

Смерть и тление стоят грозою пред нами и страшным призраком во все дни земного жития нашего. Как при этом отрадно должна быть надежда на воскресение из мертвых, на свободу от тления и на вечную жизнь! А эта надежда дарована нам воскресшим нашим Жизнодавцем!

Доселе я, окаянный, омраченный и невнимательный, не научился, не привык смотреть на людей (со мною живущих, соседей, товарищей, подчиненных, слуг, юношей), как на подверженных греху, зараженных ядом греховным, уязвленных стрелою греховною и потому заслуживающих снисхождения, сострадания, прощения, в то время когда они чем-либо оскорбляют меня, – но взираю на них, как на здравых духом, как на не потерпевших страшного крушения в лице прародителей, и, вместо того чтобы жалеть их, когда они согрешают волей или неволей, я оскорбляюсь на них, раздражаюсь на них (какое безумство и самолюбие! ) и за то сам уязвляюсь лютыми страстями греховными, сам страдаю много от грехов. Но да люблю отселе всех врагов моих и да молюсь за них искренно, как за свою душу, когда она в тесноте и бедствии. Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться [Иак. 5, 16].

21 июня

Понедельник. День ясный и жаркий. Благодарение Творцу и Промыслителю вселенной. Когда май был весь холодный и почти половина июня также, тогда мы малодушествовали, унывали и говорили: видно, не будет нынешний год лета, видно, Господь прогневался на нас и наказует нас по достоинству и лишит нас плодов земных. Но се – какая милость Божия! И дожди с величественными грозами, с громом и молнией, и ясные и жаркие дни, веселящие всякую тварь. Что за жизнь, что за радость повсюду, у всех тварей: у животных, у птиц, у насекомых – вот как они весело летают в воздухе и возглашают песни благодарственные Творцу всего! А в водах мириады животных как весело снуют из места в место! А что за красота чудная, живая, прекрасная, благоуханная, здравая растений многоразличных: все развернулось, расцвело, покрылось листвой тенистой, все деревья, травки, цветочки приветливо кивают проходящим. Слава Тебе, Триипостасный Боже, Творче, Промыслителю, все Собою наполняющий, тако вся благоукрасивший, оживляющий! Дивна дела Твоя, Господи: вся премудростию сотворил ecu [Пс. 103, 24]!

22-го июня

Вторник. День жаркий с восточным ветром. День милости Божией для меня, ибо Господь помиловал меня великою милостию, когда я в покаянии и сокрушении сердца воззвал к Нему внутренно, или взывал к Нему неотступно о помиловании и о избавлении от скорби, тесноты и посрамления, постигших меня за грех гордыни и презорства сердечного родительницы моей, не по вкусу моему убравшей голову свою.

Нечистое, растленное, блудное сердце мое – источник всех моих теснот, всех грехопадений тайных, внутренних, всякой злобы, зависти, гордости, презорства, недоброжелательства, тайного злорадства, безучастия к горькой судьбине ближнего, любостяжания, жадности, чревоугодия, сластолюбия и лакомства, блуда, маловерия, легкомыслия, тщеславия, суетности, ложного стыда, уныния и малодушия, боязни, нерадения к святому делу и вообще к делам звания и должности, своенравия, упрямства, пререкания и пр. Итак, надо презирать непотребное сердце свое и подавлять греховные, непрестанно возникающие движения его, всегда живо сознавать и чувствовать свое окаянство и смиренно всегда молить Бога о помиловании, очищении, исправлении, освящении, утверждении во всякой добродетели.

Приступая к совершению литургии, надо всегда приступать к ней с сознанием бесконечной важности и святости совершающегося в ней Таинства и бесконечной любви Божией к миру, открывшейся в воплощении, страданиях, смерти и воскресении Сына Божия, и отложить всякое житейское попечение, всякую страсть, всякий земной помысл, ибо и одним земным помыслом, одним мгновенным чувством неприязни к ближнему может запутать нас Велиар, особенно сильно беснующийся против нас пред литургией и во время литургии, стараясь обратить в суд и осуждение спасительное и страшное Таинство Евхаристии. 22-е июня. Вечер, 11 с половиной часов.

23 июня

Благодарю Господа, удостоившего меня Своим пренебесным общением в Таинстве Тела и Крови Своей. Много, много было искушений во время проскомидии и самой литургии от всезлого Велиара. О, всезлобное его лукавство! Как он дыхал во мне своим лукавством, своим ледяным, мертвящим дыханием, какое наводил на душу безумие, какой холод, какую боязнь, какое отупение и омертвение, какой мрак, какой срам! Но после причастия и употребления Святых Даров все козни, наветы супостата, как дым, исчезли, и я вкусил мир пренебесный! Слава Тебе, Господи! Вечный срам да будет сатане и аггелам его!

Дым от пароходов, снующих по Финскому заливу между Кронштадтом и Петербургом, ужасно был тяжел для моей груди и живота! Сильная боль в животе! После причастия прошла. (Курить отнюдь не надобно, от курения боли в животе.)

Что мне делать с всегубительным грехом? Он преследует меня непрестанно и вооружает меня против всех, и наипаче против кротких, смиренных и молчаливых, безответных, как мать моя. Что за пакость? Что за война непрестанная, отвратительная, надоедающая до крайности! О, как нужна против греха, во мне живущего, всегдашняя строгость и суровость! Не надо давать ему ни малейшего послабления, чтоб не возобладал мною.

Окаянные, возлюбили мы красивую наружность во всем и оставили внутреннюю красоту и преследуем неблаговидную наружность в речи, в лице, в приемах или движениях, как будто эта наружность – грех, унижающий человека, и из наружности, не привлекательной для растленного взора сердечного, не примечаем душевной, не любящей казаться, красоты: кротости, смирения, незлобия, послушания, терпения; тогда как с противной стороны, из-за наружности привлекательной не видим безобразия внутреннего, действительно унижающего человека и делающего ему бесчестие, например безобразия гордости, тщеславия, фанфаронства, легкомыслия, вольности, неверия или нигилизма, непочтительности, непослушания и пр. Как мы осуетились и в делах, и во взглядах своих и поставили всё вверх дном! О, поистине, мир весь во зле лежит [1Ин. 5, 19], и мы с ним вместе! Всех нас обуяла похоть плоти, похоть очей и гордость житейская [1Ин. 2, 16]! Все растлились в начинаниях [Пс. 13, 1]! А я, грешный, паче всех! Себя да осуждаю всегда, себя да ненавижу, свои внутренние начинания да испровергаю во ока мгновение, да не раб буду греха вселукавого, всеубийственного.

Я разрешился сегодня на скоромное в пост. Что же, не осквернил ли я себя этим? – Осквернил: во-первых, непослушанием Церкви, во-вторых, лакомством и чревоугодием, в-третьих, блудными движениями плоти, ибо плоть, пространно питаемая, естественно рождает блуд. Итак, зачем же я разрешил на скоромное? Разве я заключил договор с своею плотию, чтобы она не блудила? А если этого нельзя сделать, если она до последнего издыхания моего не перестанет посягать на чистоту души моей, омываемой Кровию Иисуса Христа, как нечистое животное, дьявольское порождение, то мне непрестанно надо умерщвлять её и скоромную пищу в пост без крайней нужды не есть. 23 июня 1871. Была, впрочем, и крайняя нужда: большой упадок нервов и крепление желудка постною пищею. Господи! не поставляй мне сего в грех. Ты веси мои немощи великие!

23-е июня был день жаркий по милости Божией; в ночь на 23-е число я спал без одеяла

Поутру расстелился сильный дым от пароходов, весьма неприятный и нездоровый. Живот болел оттого во время ранней обедни. Аппетит пропал. Весь день солнце, после полудня немножко покрыло облаками.

24-е июня – день ясный и теплый; ночью стояли открытыми форточки

Благодарение Господу за такое благоприятное для всех тварей, одушевленных и неодушевленных, время. Слава Тебе, всеблагий и всемогущий! Слава и делам рук Твоих, яко вся премудростию сотворил ecu [Пс. 103, 24]. Сколь ясно Лице Твоея благости к нам, грешным, преступающим непрестанно заповеди Твои благие и блаженнотворные!

Урок сегодняшней ночи: надо долготерпеть, потому что любовь долготерпит [1Кор. 13, 4], а в любви весь закон [Рим. 13, 10].

Благодарю Господа за дар приобщения Святых Таин; обедню служил с трудом душевным и телесным; опять имени царицы земной не выговорил и некоторых слов. После причастия успокоился. Но слаб был телом: недоспал, а спал дурно от плетения волос. А мороженое? А сливки? А ужин на ночь рыбы с черным хлебом?

Не надо есть скоромного: грубеет сердце. Употребляющий скоромное не чувствует благоухания растений, а употребляющий постную пищу вполне наслаждается ими.

Отбрасывай свою волю, или своенравие: оно бывает причиною многих зол и огорчений для тебя самого и для других, как-то: для домашних, для подчиненных и для начальствующих – но больше для тебя самого.

Урожденным Несвицким: все ваше – и место, и средства. Пользуйтесь же невозбранно тем, что Бог дал вам чрез меня и мне чрез вас.

Ежедневно враг связывает и парализует сердце мое пристрастием к житейским сластям и вещам и чрез то отревает меня от источника жизни – Бога. Он производит жалость денег, или скупость, жалость сластей человеку, но не человека; он производит желание сластное жены искреннего и неверность своей, отвращение к своей; он производит ежедневно в наших слабых, маловерных сердцах неверность к Богу и к ближним и ворочает сердце на тысячи изнанок, играя им, как клубком. Он производит глупую боязнь, глупое сомнение, глупый стыд, глупый смех, глупую сласть, глупое легкомыслие, всякое безумство. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? [Рим. 7, 24].

Искуситель и ловец тот же, – но и Бог тот же: Его помощи против врага моего ожидаю, на Него надеюсь, Он не оставит меня. 25 июня. День ясный и жаркий.

При первой встрече с человеком боюсь его, узнавши – презираю: что за превращения нелепые! О, растленное сердце, источник всяких грехов, всяких нелепых состояний духа: сомнения неуместного, мнительности, боязни, страха, стыда неуместных, смеха, лукавства, злобы, зависти, гордости, своенравия пустого, злорадства, злопамятства, уныния! Окаянный я человек!

Благодарю Господа за дар молитвы, за дар мира, свободы, отрады, утешения, света, силы, даруемых мне туне от Господа.

Пристрастие к театрам, клубам, концертам и разным увеселениям, равно как картежная игра, будет осуждено Богом так же, как пристрастие к деньгам, к одежде, к пище и питью, к пьянству, потому что это тоже земная страсть, тоже отпадение от Бога и от небесного, тоже сумасбродство души, тоже служение князю мира сего. Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей [1Ин. 2, 15]. Все мы болим земными пристрастиями и холодностию к небесному. Это лютая болезнь человечества.

А святые Божии человеки все – словесные небеса, оставившие далеко за собою всякое житейское пристрастие. За то они прославляются вечно славою нетленною и со дерзновением молятся Создателю о душах наших.

26 июня

Владычице Тихвинской вчера служил три всенощных с молебнами, да сегодня четыре молебна. Много было искушений, боязни, сомнения бесовского во время службы по грехам моим. Наконец, на последнем молебне служил безбоязненно.

Вчера и сегодня согрешил пред Богом и ближними – впал в уныние от пребывания в продолжение нескольких дней свояченицы Марии Константиновны, вместо того чтобы радоваться; сильно стужал враг ради её. Как скоро забываю я благодеяния и ласки, любовь Марии Константиновны! А ведь что мне стоит угощение её? – Ничего. Все даром от Господа мною получено и получается. То же было со мною, когда гостили Цветковы, – даже готов был плакать от уныния и малодушия. Вот каково пристрастие к временным, ничтожным благам, которые надо было бы презирать и за сор считать, не более. Вперед да не унываю. Чем более расходов, тем более доходов Господь посылает. Только мы забываем щедроты Божии скоро. Ах, самолюбцы!

Благ и щедр ко мне Господь каждый час, день, каждую неделю, каждый месяц, каждый год. А если Господь щедр ко мне, то почему я скуп? Если Господь благ, почему я зол? Таковы ли должны быть чада такового Отца?

Таково ли братство? О, окаянство, неблагодарность, нерассудительность! Всякий почти день я получаю доходы, каждую неделю – братскую хорошую кружку, каждый месяц – гимназическое жалование, каждое полугодие – жалование и пенсию и еще проценты, каждый год – кандидатский оклад. Чего еще?

Я жаден до денег, а осуждаю и ненавижу за жадность к ним брата отца Матфея, – сам то же делаю, и себя люблю, а брата, делающего подобное, ненавижу. Отчего не снисхожу к нему, как к себе? Оттого и он меня презирает. Кроме того, я жаден до пищи и питья и сластей, отчего все беды со мною бывают, все лютые искушения и скорби. Чего же не вразумляюсь и не исправляюсь? Пристрастие к земным благам – мое бессилие и посрамление; презрение мое к ним – моя сила и слава. Отчего же не презираю сластей, богатства, блеску, отличий, красоты, славы мира сего? Сласти плотские меня растлили и погубили в юности – отчего теперь, в зрелом возрасте, не презираю их? 26-е июня 1871 г. Суббота.

Замечательно, что чем щедрее доход в какую неделю, хотя бы об нем раньше и не знаю, тем больше плоть моя беснуется на гостей, часто приходящих и ядущих и пьющих с трапезы моей. О, бессмыслица, нелепость, неблагодарность моя! О, языческое направление сердца моего! Кто избавит меня от него? Блаженные пустынники, уклонившиеся от всякой прелести мирской, от всякого стяжания, от всяких сластей, от всякой славы мира сего! О нас молитеся ко Господу, да избавит нас от прелести лукавого и от злобы его, от зависти, гордости, уныния и пристрастий житейских!

26 июня

Воскресная всенощная. Великое искушение во время всенощной при чтении Евангелия: споткнулся при мысли о старосте Никитине, странное дело! (Разве я людям, а не Богу работаю?..) Певчие, слыша, что я остановился, запели и не дали мне дочитать Евангелие. Я ужасно сконфузился. Протоиерей стоял подле меня. Оплевал меня сатана. Боже! Очисти мя, грешного.

(Не стоял у Евангелия, ушел в алтарь, в придел, и там горько воздыхал и умолял Бога, чтоб запретил сатане. Не надо было мне вчера развлекаться – говорить с протоиереем во время всенощной, хотя только две минуты; сам он потом пошел кричать во время всенощной.) Пламеннее надо было молиться за всенощной.

В церкви непрестанно возвещаются чудеса творения, промышления и искупления Божия, возвеличения рода человеческого, дивной помощи Божией апостолам, мученикам, иерархам, преподобным; в ней же приносятся непрестанно моления за всех живых и умерших в вере и надежде воскресения! В ней прославляют непрестанно подвиги святых, апостолов, пророков, мучеников, иерархов, преподобных.

Дне всего совершенна... Дни наши всегда проходят в суете, во грехах. А мы должны быть совершенны, как Отец наш Небесный совершен есть [Мф. 5, 48]. Ангела мирна... Грехами мы ежедневно, каждый час отдаляем от себя Ангела мирна, верна наставника, хранителя душ и телес наших. Прощение и оставление грехов... Мы должны алкать и жаждать правды [Мф. 5, 6], а в мире большая часть и не думают об этом, утопают во грехах и не думают раскаиваться, прилагая грехи ко грехам без всякого страха; добрых и полезных душам нашим – в мире думают большей частию о приятном, а не о добром и полезном, как бы веселее провести время; о добром и полезном для души, например как бы снискать для души благодать Божию, как бы утвердить ею сердце против свирепства страстей, как бы просветить ум светом Евангелия, – о том мало кто думает; в мире о мирском думают и хлопочут, и оттого души христианские остаются многие чужды благодати Божией и жизни христианской, и их жизнь, дела носят печать язычества; прочее время живота нашего в мире и покаянии скончати – об этом тоже мало кто думает, говорят: успеем еще покаяться, теперь поживем в свое удовольствие, покаяние предоставим отшельникам и ханжам, пусть они плачут о грехах; христианской кончине живота нашего, безболезнены...О кончине стараются в мире не думать и как можно дальше отгоняют мысль о смерти... чтобы она не препятствовала жить веселее и не отравляла радости жизни, между тем как память смерти благотворно действует на весь строй жизни и научает степенности во всех действиях. Блажен, кто руководствуется ежедневно наставлениями матери Церкви: он верно будет в чине спасаемых. А как многие не ходят в церковь, как многие приходят в церковь, скучают и не вслушиваются и не вдумываются в возгласы священнослужителей! Много они теряют чрез это для своей души. Искупующе время [рус.: не трятя впустую], яко дние лукави суть [Еф. 5, 16].

Зачем унывать, отчаиваться при искушениях, зачем роптать, быть дерзким? Будь благодушен, терпелив.

Будь верен до смерти, говорит Господь, и дам тебе венец жизни [Откр. 2, 10]. Даруй, Господи, быть мне верным Тебе до смерти и не роптать при искушениях и падениях невольных, бывающих от боязни дьявольской и страхований его.

Поел скоромного вчера: думаю, будет лучше, легче на душе, так как я был болен и телом и духом, а выходят те же и еще худшие искушения. Покурил табаку (сигару целую выкурил): думаю, будет хорошо, – вышло дурно: сердце совсем ослабело и лишилось благодати – это сказалось, когда служил молебен Тихвинской Божией Матери в часовне Гостиного двора. Были: Баженов Иван Иванович и [...].

27 июня

Поздняя обедня. Служил в тесноте, которую причинял сокрытый и гнездящийся в сердце лукавый дух; на великом входе имя императрицы по действию лукавого духа не мог выговорить от боязни, остальные имена царственных лиц выговорил все, с Божиею помощию, кроме великой княгини Александры Петровны. Молитвы при пресуществлении Святых Даров произнес с Божиею помощию, но при возглашении: В первых помяни, Господи... усумнился, смутился и не мог договорить; И даждь нам едиными усты тоже не мог договорить всего. На молебне благодарственном при чтении Евангелия не мог выговорить слов Господа не десять ли очистишася [Лк. 17, 17]... и дальше... Заамвонную молитву прочитал всю; отпуст сказал весь. После употребления Святых Даров успокоился и обновился. Благодарю Господа.

Вечерню служил всю спокойно, твердо. На крестинах, бывших в церкви, враг ужасно уязвил и смутил, парализовал сердце от присутствия протоиерея. О, эта двойственность! Зачем я раздвояюсь, зачем я не одно добро? Зачем и зло? Да буду я всецело в Боге, да будет всецело Бог во мне. Да буду всецело предан своему святому делу, Богу и святому закону Его. Да не будет во мне во веки злоба диавольская, зависть, скупость и пр.

28 июня

Утреня. Благодарю Господа, даровавшего мне победу на врагов невидимых, сильно препинавших меня в служении смущением и боязнию и связывавших внутренние и наружные уста мои, при чем я лишался слова. Крепко противился я с помощию Божиею борцам невидимым и возмог над ними. (Полунощницу почти не мог служить, ни отпуста, ни ектении не мог говорить.) Ектению великую на утрени выговорил всю; просительную ектению в последних возгласах не мог сказать; на сугубой ектении опять благодатию Божиею одолел супостатов, но говорил медленно, слово за словом, громко. Христе, Свете выговорил всю, отпуст сказал почти весь, но враг подмывал сильно сердце. Не спит, окаянный, в злобе своей. Даждь мне, Господи, победить волнение злобы его, всяческие козни его. Как он пользуется неслужебными днями моими, чтобы напакостить во мне и отдалить сердце мое от Господа! Каких усилий, скорбей, теснот, срамоты, поражений в самое сердце стоит мне отделиться от него, выгнать их из храмины сердца! Едва ведь иногда не погубят меня, такую бурю страстей поднимут! Господи! Векую [68] мя сотворил еси посмешищем врагов бесплотных? О, суббота! О, воскресение предшествовавшее!

Благодарю Господа, даровавшего мне победу на страсти мои и на врагов невидимых, крайне стужавших мне во время проскомидии и литургии оглашенных, возбуждавших пристрастия к тленному хлебу (что просфирня маленькие просфиры печет) и неприязнь к просфирнице. Дом царствующий выговорил весь и всю литургию совершил благополучно; причастился по милости Божией неосужденно, непостыдно и паче утешился. Дары употребил окончательно мирно, с верою непостыдною. Слава Тебе, Боже! После употребления Святых Даров враг возбудил было чрез напоминание неприязнь к жене инспектора гимназии Глафире Ивановне, непочтительно ко мне относящейся с некоторого времени; по благодати Божией неприязнь одолена и заменена искренним расположением! Молитва о сем.

Истинно сам не знаю, куда и для чего я спешу словами и действиями во время Божественной службы, когда нужно спокойствие и неспешность, отчетливость во всем. Время богослужения наше, или паче Божие по преимуществу, и отнимать его у Бога – грех тяжкий.

Все сослужащие и все предстоящие во время богослужения – люди грехов и немощей: Ангелов на земле нет. Все подобострастны [69] мне, грешному и немощному: чего же мне их бояться? О Велиар, наводящий на меня суетный страх, удались от меня, именем Господним повелеваю тебе!

Зачем расстраивать дух свой сомнением, мнительностию, смятением, боязнию, поспешностию?

Прочь все земные, суетные страхи, от диавола прибывающие, особенно во время богослужения, да будет во мне страх единого Бога. Да не двоит меня супостат, ибо он всему доброму противопоставляет свое злое: страху Божию – страх свой бесовский; страху истинному, святому – страх ложный, греховный, как любви Божией, святой противоположил любовь плотскую, земную, греховную, страстную, нечистую, мечтательную; вере Божией – веру в разум человеческий, в его мнимое всемогущество; надежде на Бога – надежду на человеков и на земные вещи.

Во время богослужения священник должен умереть для мира, для всех мирских расчетов, для всех личностей, чтобы не иметь ни малейшего лицеприятия ни к кому, никого не бояться рабским страхом, страстным, ни к кому не иметь особенного земного расположения, но на всех смотреть как на рабов и рабынь Божиих, как на грешных, как на немощных духом и телом и врачуемых Божественною благодатию по мере веры, любви и усердия каждого.

Господи! Я исполнен сильных страстей и крайних немощей духа; так, когда была больна супруга диакона Петра Софронова, сослуживца моего, я не сочувствовал христиански болезни её и, когда умерла, не молился искренно о душе её, как о своей, не сочувствовал горю брата моего Петра и детей его, лишившихся жены и матери. Какая-то мертвая холодность была в душе, какое-то лукавство, злорадство, ибо усопшая раба Божия Надежда однажды имела случай оскорбить мое самолюбие, вызванная на то отчасти мною же. Но да простит ей Господь все грехи её, по немощи человеческой соделанные, да простит и мне отлетевший дух её. А сам я да берегусь, чтобы мне совсем не умереть духовною смертию, ибо часто, часто она свирепствует во мне ужасно, особенно когда не служу в храме.

29 июня

Архиерейское служение преосвященного Павла, епископа Ладожского. Я встречал с блюдом и с святою водою и крестом животворящим, я и часы служил, то есть возгласы говорил. Служил бодренно, выговаривая. Пред проскомидией и часами враг крайне возмущал и теснил. В Петровском приделе молился и сердечно многократно припадал к престолу, и Господь помиловал: успокоился. На великом входе не пришлось говорить царской фамилии. Преосвященный говорил отлично хорошую проповедь наизусть. День весьма жаркий, ясный. Обед в Думе начался в три часа. Преосвященный с архимандритом ездили на [локаторы]. Обед кончился к пяти часам. Преосвященный уехал в шесть часов. Ездили с крестом; кончили в девять с половиной часов: доб. 50 рублей. Вечерню служил без повечерия, малую, без ектении великой и просительной; был выпивши порядочно.

30 июня

День весьма жаркий. Благодарю Господа, содействовавшего в служении утрени: голос был ясный, громкий, чистый, легкий. На полунощнице сердце расслабло от врага. Потом укрепил Господь благодатию. Слава Богу!

День так жарок, что и в одной рубашке можно ходить. Слава Богу!

Благодарю Господа, удостоившего меня совершить непреткновенно, кроме великого входа, Божественную литургию и совершить Пренебесное, Святейшее, Страшное и Животворящее Таинство и вкусить неосужденно Пречистого Тела и Пречистой Крови Христа Бога моего, во очищение грехов моих, во освящение души и тела и в мир душевных моих сил, вкупе и здравие тела. Аминь.

Искушение у купца Герасима Мурашова: пришел со крестом (накануне были, да дома не застали), и он рассердился за то, что сильно позвонили, и не принял нас.

Что невероятного, что крест животворит и чудодействует, когда жезл Моисеев обращался в живого змия, когда тот же жезл производил по воле Божией бесчисленные и величайшие чудеса? Но он был живым и чудодействующим не сам по себе, а потому, что изображал собою Крест Христов Животворящий. Не удивляйся после этого, что мы обращаемся к Кресту, как к живому, и возносим к нему молитву, говоря: О, Пречестный и Животворящий Кресте Господень! Помогай ми со Святою Госпожею Девою Богородицею и со всеми святыми во веки [70]. Он есть как бы живой образ Христа распятого, поправшего силу диавола: где крест – там Христос, равно как где Христос – там крест, так что крест во Христе и Христос в кресте.

Господь Иисус Христос за наше спасение все претепел, даже крест, Божественное оставление в то время, когда Он возгласил: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? [Мф. 27, 46] – чтобы показать нам видимо вечное оставление Божие нас, грешников, имевшее последовать с нами, если бы не подъял всех казней за наши грехи Сын Божий, и имеющее последовать со всеми неверующими и нераскаянными грешниками. Господь претерпел муки оставления Его по человечеству благостию Божиею для того, чтобы нас, согрешающих непрестанно, не оставляла вконец благодать Божия и нам не быть под бременем скорбей ужасных, настигающих нас, чтобы нас утешать в скорбях, посылаемых на нас Богом по премудрому и всеблагому Его промыслу. Ибо скорби необходимы в домостроительстве нашего спасения как средство, врачующее и очищающее душу от болезней и скверн греховных. (Господи! благодарю Тебя за частые скорби, Тобою мне посылаемые для очищения души моей и исцеления её от страстей моих: гордости, злобы, зависти, лености, и от пристрастий житейских: сластолюбия, сребролюбия, честолюбия и прочих.)

Наши души заросли тернием страстей, и мы нерадим, забавляемся своим тернием, не думаем вырывать его: пусть-де заглушает оно её совсем; и терние растет, растет и заглушает остатки пшеницы, остатки добра, веры, надежды и любви к Богу.

Касательно просфир враг меня вчера опять обморочил и смутил, стеснив мое грешное, страстное сердце. Согрешил пред Господом. Доколе буду о хлебех внимати, а не блюстися от кваса фарисейска и саддукейска [Мф. 16, 6–12]?.. Искренно, нераздельным, нераздвоенным сердцем надо служить Богу, ибо невозможно работать Богу и мамоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13]. Не заботьтесь... что вам есть [Мф. 6, 25; Лк. 12, 22]... 1 июля.

Примечание

62. Че́стно (церк.-слав.) – с почтением, с честью.

63. Григорий (Постников; 1784–1860), митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский. В 1814 году окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию, в которой одним из его наставников был святитель Филарет (Дроздов), оказавший на него большое влияние. С 1819 года – ректор и ординарный профессор Санкт-Петербургской Академии; поддерживал в Академии строгий порядок, усовершенствовал учебные программы, улучшил материальное положение студентов; преподавал богословские науки, Священное Писание, участвовал в переводе Священного Писания на русский язык. Лекции его расходились в печатном и рукописном виде по многим духовным учебным заведениям. Трудами митрополита Григория было положено начало официальной духовной журналистике в России: в 1821 году он основал один из первых в стране духовных журналов – "Христианское чтение", в 1855 году в Казани начал выходить журнал "Православный собеседник", в 1857 году был основан журнал "Духовная беседа", предназначенный для мирян. В 1822 году Григорий был хиротонисан во епископа Ревельского, викария Санкт-Петербургской епархии. В 1825 году был назначен на Калужскую кафедру, где начал активно заниматься миссионерской деятельностью среди старообрядцев. В 1832 году возглавлял торжество обретения мощей святителя Митрофана Воронежского. В 1848 году назначен архиепископом Казанским и Свияжским. Особое внимание уделял миссионерской деятельности, заботился об укреплении единоверчества, возглавил комитет для перевода богослужебных книг на татарский язык. По его настоянию были открыты миссионерские отделения при Духовных Академиях и семинариях в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Киеве. Владыка Григорий был крупным специалистом по истории старообрядчества. Его книга "Истинно древняя и истинно православная Христова Церковь" (1854) при жизни святителя была издана четыре раза. В 1856 году возведен в сан митрополита и переведен на Санкт-Петербургскую кафедру и с этого времени состоял первоприсутствующим членом Синода. Митрополит Григорий был неутомимым проповедником, он проповедал за каждым богослужением, обращаясь к слушателям с простым, кратким, но емким наставлением. Митрополит Григорий состоял членом Санкт-Петербургской Академии наук (с 1821 года), почетным членом по отделению русского языка и словесности (с 1841 года) и общего собрания академии наук (с 1856 года). Вел строгий, аскетический образ жизни, отличался щедрой благотворительностью. Погребен в Свято-Духовской церкви Александро-Невской Лавры.

64. При́сный (церк.-слав.) – родной, всегда близкий.

65. Па́ки (церк.-слав.) – опять, еще, снова.

66. Па́кибытие (церк.-слав.) – возрождение, новое бытие, обновленная жизнь.

67. Пра́волучный (церк.-слав.) – меткий, попадающий прямо в цель.

68. Векую (церк.-слав.) – почто, для чего.

69. Подобострастный (церк.-слав.) – подверженный таким же немощам, страстям.

70. Молитва Честному Кресту "Да воскреснет Бог...".

Июль

1 июля – день жаркий

Спал ночью без одеяла. Облачка на небе несколько закрывают солнце.

Утреню служил неблагополучно, при частых запинаниях от врага по причине невоздержания с вечера от излишества в пище: я ел с вечера рыбу с черным хлебом, а пред этим пил чай с сухарями. Запор и теснота в животе от постной рыбной пищи. На ночь, кроме чаю или чего-либо жидкого, не надо отнюдь ничего употреблять (например, меду), а в скоромные дни немного хлеба белого или черного с маслом или сливки.

По немощи я должен употреблять и в постные дни сливки и скоромное масло, причем неотложно: для исправности в служении это необходимо. Или же мед пить.

Кто отвергает посты, тот забывает, отчего произошло грехопадение первых людей (от невоздержания) и какое оружие против греха и искусителя указал нам Спаситель, когда искушался в пустыне; тот не знает или не хочет знать, что человек отпадает от Бога именно наичаще чрез невоздержание, как это и было с жителями Содома и Гоморры и с современниками Ноя, ибо от невоздержания происходит всякий грех в людях; кто отвергает посты, тот отнимает у себя и у других оружие против многострастной плоти своей и против диавола, сильных против нас особенно чрез наше невоздержание; тот и не воин Христов, ибо бросает оружие и отдается добровольно в плен своей сластолюбивой и грехолюбивой плоти; тот, наконец, слеп и не видит отношения между причинами и последствиями дел.

Вечером 1 июля читал молитву родильнице у мещанина Голубкова в доме Филиппа Степанова и на предпоследней молитве (на третьей) усумнился пред выговором слова незлобивым; смутился от действия лукавого, не выговорил и стал потом путаться и недоговаривать, даже Святый Боже, Пресвятая Троица, Слава Отцу... Отче наш не мог говорить. Вот как лукавый ловит и смеется надо мною. На колена стал, и то толку нет. Едва прочитал молитву. А сначала, пока не сомневался, хорошо читал, спокойно, легко и думал: как хорошо читается после бани и вечернего чаю!.. Позавидовал враг. Но чего бояться рабу Господню? Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Моего [Ин. 10, 29]. Разум молитв – разум совершенный, Христов. Мы имеем ум Христов [1Кор. 2, 16]. Духовный cvqum о всем, а о нем суоить никто не может [1Кор. 2, 15].

Благодарю Господа за неизреченную милость Его, яко сподобил меня нынешний день совершить Божественную литургию за спасение всего христианства и всего мира, совершить Божественное Тело и Кровь Божественным действием Духа Святого и причаститься неосужденно бессмертных и животворящих Таин в мир и тишину душевных моих сил и в здравие тела. Во время литургии чувствовал крайнюю тесноту болезненную по причине крепления живота, равно и болезнь в духе. С причастием все прошло.

На крестинах у крестьянина Гордеева в доме немца по Алекс, улице от пожелания хорошего коленкорового платочка (вообразил, по действию врага, что дьячок Кутузов хочет взять его себе, – о, мечта!) смутился и не мог говорить. Вот какой яд для души, какая смерть – пожелание земного во время совершения пренебесного Таинства Крещения!

Относись ко всякой службе Божией искренно, говори всякую молитву от сердца, от души и никогда не смутишься, не преткнешься.

На ночь есть черный хлеб с маслом и со сливками не должно: тяжело для желудка. Это я испытал сегодня опять (2-го июля). Спал я неспокойно и служил с трудом. День прежаркий. Благодарение Богу!

За что пространно питать утробу свою, когда от ней проистекает всякое зло: и холодность к Богу с маловерием и неверием, хульные, скверные и лукавые помыслы, злоба, зависть, леность, уныние, отчаяние, своенравие и упрямство, блуд, любостяжание и все полчище страстей? За что мы так ублажаем свое смрадное чрево, виновное бесчисленных зол? О святые Божии человеки! К вам обращаюсь с молитвою: вы победили врага-человекоубийцу и плоть свою распяли со страстями и похотями; вы о нас помолитесь, усердно молим вас, да дарует и нам Господь победу на страсти и да дарует и нам бесстрастие.

3-е июля: день прежаркий, градусов 30

Ночью с 2-го на 3-е июля было точно в бане, так жарко: пот лил ливмя. Благодарение Господу за такую милость! После холодной весны, продолжавшейся до 13-го июня, эти жары – благодать небесная! Только бы зноя страстей не было, адского зноя, – этот зной убивает души и тела, от него избави, Боже!

4-е июля

Воскресение. День умеренно жаркий: западный ветер значительно прохлаждает. По милости Божией и умеренному употреблению пищи с вечера (полбулки съел) спал хорошо. Всенощную в Думе вчера служил очень покойно, только в конце молитвы Христе, Свете истинный...усумнился и побоялся по действу вражию.

Благодарю Господа всею душею за благодать непреткновенного служения литургии вчера в Соборе, последней на седмице, совершения Святых Таин и причащения их в мир, отраду, радость, здравие.

Духа Святого призывай прежде всего в молитве, потому что Он продолжает дело Спасителя нашего Иисуса Христа, пребывая с нами ввек; Он дан нам в сердца наши и вопиет в нас Авва, Отче! [Рим. 8, 15], иначе бы не могли бы называть Бога Отцом; Он есть обручение наследия нашего [Еф. 1, 14].

4-го июля в воскресенье служил одиннадцать молебнов; пред самым началом в семь с половиной часов утра от одного воззрения на дьячка моего Василия И

Кутузова диавол уязвил огорчением и озлоблением за то, что он тотчас не встал, увидев меня, но сидел на скамье у деревянного флигеля. Какая гордость [демонская] с моей стороны! И за то меня мучил Велиар в продолжение по крайней мере семи молебнов, пока я не счел этой злобы за нелепую мечту диавола и свою собственную и не примирился совершенно в сердце с братом моим, который вовсе против меня ничего не имел. Да если бы и имел что худое против меня, разве я не должен был бы с кротостию и любовию, всё покрывающею и всё терпящею, перенести, подобно Давиду, перенесшему долговременное гонение от Саула невинно?

Литургию служил благоуспешно по милости Божией, совершил Тайны Божественные непреткновенно и причастился неосужденно в мир, свободу, радость и здравие души и тела! Благодарю Господа, покрывшего все грехи мои по множеству милости Своея и продолжающего ко мне милости Свои. Но удиви, Господи, милость Твою и всемогущую силу Твою на матери моей Феодоре, люто занемогшей холерою, изменившейся и ослабевшей до чрезвычайности в несколько часов (от 4 утра до 12 вечера), исцели её, да и за сие прославлю Тя, якоже за все милости Твои, Господи!

Нам приходится почти ежедневно встречать смерть со всеми её ужасами. Но вера наша есть торжество над смертию и величайшее утешение в смертной печали! Господь наш Иисус Христос победил смерть.

Христианин, борющийся усердно с грехами, должен выдержать упорнейшую борьбу с невидимыми врагами в помыслах и в словах, ибо враг устремляется на него очень часто и дождем помыслов нечистых и помыслы возвышенные и святые, вместе с словами, будет исторгать из сердца и из самых уст, тогда как необходимо их иметь в сердце и провозглашать пред народом. Но Господь – поборник [71] наш, сильный в брани [Пс. 23, 8].

6-го июля в 7 часов утра скончалась от холеры родительница моя, Феодора Власиевна, на 63-м году от роду

Упокой, Господи, душу возлюбленной матери моей, рабы Твоей Феодоры в селениях праведных.

Мысль святая по кончине её: живи во внутреннем мире для Бога и для души своей, а не наружно, не напоказ людям, умерши для всех по плоти и миру, а не по духу.

Где я встречу после матери такую нежную любовь, такую простоту, безыскусственность, нелицемерность, такое смирение искреннее? Слова: здравствуй, дитятко, благослови, дитятко, – останутся у меня навсегда в памяти сердечной, все её услуги безотговорочные, скорые. Видно, так Господу угодно было, чтобы я походил за ней во время смертельной болезни и похоронил её, помолившись о упокоении души её.

Господи! за дерзкую, скверную, хульную мысль, брошенную в мое сердце наподобие молнии столь быстро Велиаром, даждь мне отселе запинать его всюду, как он меня запинал доселе, и не взирать на его прелести, страхи – Тебе же единого стремиться всем сердцем.

Грех, живущий в сердце моем, все мне блазнит, всюду представляя грех, наводя сомнение, блуд, непотребство, злобу, зависть, лукавство, лицеприятие, жадность, чревоугодие, лакомство, уныние, отчаяние, ропот, хулу и прочее непотребное. Стяжах, окаянный, душу – делательницу всякого зла, лукавства, самолюбия, сластолюбия, блуда, злобы, зависти, гордости, чревоугодия и жадности, дерзости, противления, своенравия, непокорства, ропота, нетерпения, хулы и прочих зол бесчисленных. Исцели и спаси меня, Господи, от язв греховных, от струпов гнойных души моей.

6-го июля

Благодарю Господа, сподобившего меня сегодня служить соборно литургию по Павле Мануиловиче Шахове в Думской Успенской церкви. Благодатию Божией служил непреткновенно всю литургию с некоторою слабостию сердца в минуту поминания императрицы на великом входе и призывания Святого Духа; причастился по милости Божией неосужденно, в мир, радость, отраду, в здравие и в пространство сердца. Отпевание и две литии совершил добре, не торопясь, без пропусков, бываемых страха ради бесовского, – славлю Господа. Служили отец Владимир Краснопольский из госпиталя вполне и отец Василий Черн, с кладбища не вполне, не причащался. Поутру было довольно ясно, хотя прохладно несколько, не жарко, а после обедни и выноса вскоре пошел дождь и шел до вечера. У Федора Андреевича Ушакова пил чай с белой малиной после выхода из Думского присутствия. А в присутствии получил жалование за год до июля 1872 г.

7 июля

7-го июля согрешил пред Богом, пред женою и пред собою в том, что огорчился на жену, когда ехали вместе на кладбище для приискания места вечного покоя матери.

Только милосердием Божиим и предстательством Божией Матери (я молил усердно в покаянии из глубины души) я спасся от демонской злобы в малой Троицкой церкви. Этакой глупый и безобразный навык раздражаться и сердиться! Избави от него, Боже мой! Даруй любить всех неизменно и ни на кого не огорчаться и не сердиться.

Ночью на 8-е число рассердился на детей Ярославчевых, что спят с 10-ти до 2-х часов ночи, не хотят читать по матери моей упокойнице, – но ведь дети они по возрасту, и мать моя им чужая, а мне милее всего.

9 июля

9-го июля, в 7 часов вечера венчал свадьбу, Александра и Ольгу, и что хотите – не мог выговорить многих выражений и слов от противления диавольского. А диавол одолел меня оттого, что я пред тем пил много горячего кофе и чаю (стаканчиков небольших пять); я чувствовал, что враг осилил меня именно чрез излишнее питье, – не надо было пить. Чувствовал, что наведет на меня супостат сомнение и страх, и не знаю сам, почему я сомневаюсь в возможности выговора некоторых слов и кого и чего и почему боюсь? Мнительность и боязнь сражают меня. Просил Господа пред браком и во время брака помочь мне, просил со смирением и верою. Но Господь за грехи мои отдал меня на поругание бесам. О, как они злы до меня! Не надо пить много: во чреве со многим питьем гнездятся бесы, а в иссушенном не могут быть, потому что в таком почивает Дух Божий. Как тяжело это испытание. Всякий дьячок, дьякон, всякий священник, не говорю архиерей, всякий мирянин выговаривает свободно что хочет из изречений слова Божия и святых отец, а я многих слов, по коварству бесовскому, выговаривать не могу. Боже мой! Почто мя оставил еси? Забыл еще уличить себя в курении сигары нынешний день: это тот же плотской блуд или пустая прихоть, усиливающая плоть и убивающая жизнь духа.

10 июля

10 июля чувствовал себя дурно от курения табаку (части сигары) накануне и от употребления молока в постный день (пятницу) без особенной нужды, также от большого употребления кофе и чаю после обеда. О, как всякое излишество и противозаконное ядение и питье тяжело отзывается на сердце! Как я сам отдаюсь в плен диаволу, ищущему меня непрестанно поглотить, сам даю ему противу себя оружие! Чувствую, что враг гнездится в моих боках и в моей утробе, пакостит во мне непрестанно, наводя на меня уныние, злобу, сомнения, боязни, блуды и подобные страсти, и не могу освободиться от него. Горе мне, окаянному, не соблюдающему заповедей Божиих! Горе мне, живущему по плоти! Надо есть однажды в день, пить только для нужды, а не для прихоти.

11 июля

Ранняя обедня. Служил с тяжестию в боках, при нервной раздражительности, особенно на протоиерея, что торопил служить, и сторожа Николая: казалось, что он крадет церковные вещи и грубит; потом, при зрелом размышлении, эта злая мнительность прошла. А слабость была всю обедню. На великом входе императрицу по имени не мог выговорить. Таинство совершил довольно бодро, причастился со дерзновением и верою. Заамвонную молитву прочитал не очень твердо. Молебны служил с нервическим страхом, торопливо, чтоб поспеть на отпевание Агафонова; от боязливой мнительности многих возгласов не выговорил – не мог. После обеда отправился на пароход с Марьей Константиновной и с женой: пешком я, они на извозчике; обманули – пароход ушел вместо трех, в два часа по расписанию. Рассердился, ушел от них назад, они потихоньку шли за мною. А зачем сердиться? Разве я ребенок? Где разум? Евангелие?.. Удивить ли я хочу кого этим? Нет: себе томление и беда.

Гавриловы звали меня причащать и соборовать больную (жену Гаврилова), а я, идучи гулять на Лисий нос (на пароход), отказался, после некоторого колебания, предпочетши свое плотское удовольствие духовной пользе ближнего и исполнению своей духовной обязанности; согрешил пред Богом и ближними. Но что же вышло? И на Лисий нос не отправились – опоздали: пароход ушел в два часа вместо трех, ошиблись в расчете. Я ушел даром домой, рассердившись на домашних за обман. Вперед иди к требе не размышляя, хотя и идешь гулять: оставь гулянку.

Благодарю Господа, принявшего мое покаяние и помиловавшего меня отъятием моей тесноты сердечной и дарованием мира и спокойствия.

11-го июля на сестрорецком пароходе согрешил пред Богом, уязвившись земною любовию; долго жало было в боках моих.

12 июля

12-го июля – согрешил пред Богом, предавшись гневу на Марью Константиновну и жену мою за обман и оставление меня на Лисьем носу – отпущением лошади, долженствующей вести нас на пароход сестрорецкий.

13 июля

13-го июля раннюю обедню служил в крайнем смущении, раздражении по причине излишнего накануне пития и общения с людьми многопьющими, хотя это общение было по нужде и на полчаса, не более.

14 июля

14-го июля. Благодарю Господа, радость мою, милость мою, премного утешившего и возвеселившего мя в день сей чрез служение ранней литургии и причащение Святых животворящих Своих Таин. Благодарю Тебя, Господи, яко даровал еси мне слезы покаяния с искренним чувством смирения и сокрушения пред литургиею, когда я читал канон к причащению. Благодарю Тебя за благодать мира сердечного и теплоты душевной во время литургии; благодарю Тебя, яко прогнал еси от меня страхи бесовские, столько преследовавшие меня вчера, по возвращении накануне с гулянки на Лисьем носу и по излишнем питии и ядении. Благодарю Тебя, радость мою, очистившего грехи мои и совершенно умирившего и возвеселившего душу мою, с сим же вместе здравие совершенное телу моему даровавшего. Благодарю Тебя, яко даровал еси мне принести Тебе теплую молитву о упокоении души матери моей (на панихиде) в девятый день по кончине её. За все слава и благодарение Тебе, Богу и Животу бесконечному, милосердию бесконечному, дарующему нам толикую радость и утешение в совершении Божественной, преестественной, пречудной литургии. Ты еси чудес Бог и ненадеющихся надежда.

15 июля

Благодарю Господа, утешившего меня служением Божественной литургии и причастием животворящих Своих Таин. В ночь на это число была сильная гроза всю ночь. Я не спал до трех часов утра, между прочим оттого, что пил много чаю вечером с гостями: отцом Илиею Ивановичем Кедровым и семейством его, а также и от двукратного засыпания днем. На ночь опять пил крепкий чай перестоявший, это особенно вредно; было стеснение в груди.

16-го июля

Благодарю Господа за помощь Его благую и скорую во время совершения литургии и за неосужденное причащение Божественных и пречистых и животворящих Его Таин, обратившее в бегство врагов моих невидимых. На великом входе враг ужасно надоедал своими призрачными страхами, так что я не мог выговорить порядочно ни одного имени. На молебне водосвятном святой мученице Параскеве при чтении Евангелия [104 зачало: Мф. 25, 1 – 13] враг не дал выговорить слова: дадите (нам от елеа вашего). Во время же литургии вооружал против дьячка за то, что мало пел во время причащения. Дома во время стола (после сна) озлился на брата Алексея за то, что выпил водку, между тем как я сам почти не пью её.

17 июля

Благодарю Господа, премного утешившего меня, недостойного, благодушным служением литургии и неосужденным, по милости Его, приобщением Святых Его Таин. О, как было мне легко после потребления Святых Даров! Как благо! Я был как птичка Божия. Бодрость телесная и душевная была еще с утра вследствие нормального состояния желудка от употребления ягод в сыром виде – земляники и клубники и ржаного хлеба с сигом вареным в умеренном количестве, но паче всего от благодати Божией.

Благодарю Господа, даровавшего мне победу на невидимых врагов, жестоко боровших меня сомнением и боязнию во время всенощного бдения на воскресный день во время чтения Евангелия и на первом часе. На первых словах воскресного Евангелия преткнулся и не мог некоторых слов выговорить по наветам врагов невидимых, а потом продолжал с робостию, как бы не преткнуться; дочитал до конца. На первом часе молитву Христе, Свете истинный дочитал до конца.

Благодарю Господа, даровавшего мне теплую, умиленную, дерзновенную молитву во время всенощного бдения, особенно во время шестопсалмия и во время пения канона, когда народ подходил к Евангелию, а я стоял у Евангелия, молил Господа искренно, чтоб всем достойно ходить своего звания, звания христиан, членов Христовых, чад Божиих, сынов и дщерей Божиих, рождий Лозы Христа, овец Христова стада, чтоб всех Господь просветил, помиловал, спас; говорил: услышь, Господи, не мое воздыхание, а воздыхание Духа Твоего Святого о наследии Твоем, ибо Сам Дух ходатайствует за нас и в нас воздыханиями неизреченными [Рим. 8, 26].

Никогда мы не должны забывать, что мы – падшие существа, нечистые, виновные пред Богом правды, растленные, и должны всегда глубоко смиряться пред Ним и друг пред другом. Это имеют в виду внушить нам молитвы церковные, читаемые ежедневно: Боже, милостив буди мне, грешному; Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас; Царю Небесный; Святый Боже; Пресвятая Троице; Отче наш, молитвывечерние, утренние и все почти молитвы.

Потому и образующееся юношество более всего пусть знает и помнит, что оно от грешного корня произошло и само подвержено всяким грехам, и пусть это знание полагает в основу всех других знаний и, зная много, пусть не надмевается, а старается более всего об очищении плоти и духа.

18 июля

Благодарю Владычицу, победу мне даровавшую на невидимых врагов по молитве моей во время всенощной вчера.

Набивать желудок мясом и разными яствами не значит ли лишать себя благодати Божией? Разве Дух Божий может жить в сердце чревоугодника? Не в сердце ли воздержного и смиренного и чистого живет Он?

18-го

Вечер. Благодарю Господа, услышавшего молитву мою пред литургией о благоплодном и неосужденном служении её и даровавшего мне благодать совершить её со дерзновением, с умилением, искренностию, свободою и миром и причаститься неосужденно Пренебесных Таин. Слава непобедимой Твоей благости, Многомилостиве Господи! Благодарю Господа за помощь при совершении всех служб и треб в продолжение дня, именно: вечерни и трех крестин – служил бодро, непреткновенно, искренно, торжествуя духом. Да не оставит меня, Господи, помощь Твоя до последнего моего издыхания; да не победит множество грехов моих Твоего благоутробия. Аминь.

Благодарю Господа, спасшего меня по молитве моей от презрения к брату моему, протоиерею Матфею, допущенного в тайне сердца, внутренно. Я покаялся в тайном грехе, просил прощения у Господа, и Господь спас меня от тесноты вражией. Я говорил Господу: даждь мне благодать с уважением и любовию вспоминать о брате моем, а не с злобою, презрением и завистию. Я, Господи, худший всех, но все в тысячу раз лучше меня.

На 19-е июля ночь провел дурно, почти не спал оттого, что пил много накануне кофе и чаю сладкого с переваренным вареньем и что спал днем. Ворочался с боку на бок: в пояснице маленькая боль. Кофе и чаю пить меньше. На ночь чего-либо закусить. (Два раза пил кофе и два раза чай.) Спать после обеда тотчас очень вредно, надо наперед прогуляться.

19-го июля

Благодарю Господа, сотворившего надо мною чудо милосердия Своего и нынешний день и чрез причащение Святых Своих Таин немощь и болезнь мою душевную и телесную исцелившего, купно же и мир с свободою духа мне давшего.

За обедом (в час пополудни) кушал суп с гороховыми стручками, отлично хорош, мясо с хлебным соусом, пил сотерн (спасительный). Потом ходил молебен служить, затем отдыхал, потом вечерню служил с молебном, затем чай пил со сливками. Все это на здоровье действовало очень хорошо. Благодарю за все Господа!

Благодарю Господа, заступившего и спасшего мя от разжженных стрел лукавого и от стремления страстей во время служения всенощной под воротами Гостиного Двора, когда по действию вражию я вознегодовал на диакона за нецелование руки в обычное время и неотдание поклона священнику, то есть мне. Воззвал я к Господу: се, Господи, борют мя страсти, но Сам мя заступи и спаси, Спасе мой [72], – и Господь спас. Еще я говорил: это мечта диавола.

20 июля

Благодарю Господа, заступившего меня по молитве моей от злобы, всеянной в сердце мое духами злобы на диакона Петра Ал. Софронова во время ранней обедни и прежде на соборовании Ольги Ивановны Семеновой за нерасторопность и неуслужливость его вовремя. Ужасная злоба увлекла и мучила меня; такая злая мнительность, в таком черном виде представлял враг лицо брата моего! На Кутузова тоже рассердился, что стоит столбом, не кланяется, когда нужно. Многих борений, молитв стоило мне отделаться от духа злобы. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить неосужденно Божественную литургию и причаститься неосужденно Божественных Таин.

Накануне с вечера 19-го июля покушал я супу жирного, съел два яйца всмятку и пирог с рыбою – малую часть, и от этого очень тяжело было мне и ночию, и во время ранней обедни, и на молебнах, и в крестном ходу до обеда. Не надо на ночь есть, особенно после мясного и сытного обеда. Иначе ускорить можно смерть.

Поутру, когда я соборовал Ольгу Ивановну Семенову, враг бесплотный делал во мне ужасную пакость, от которой я, по пристрастию моему к земному, не мог освободиться почти в продолжение всего священнодействия: он жалил меня жалом корысти и желанием смерти (о ужас, о отвращение!) болящей. Вот как истинно слово Евангелия: Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13]. Вот сколь нелепы страсти, сколь неправедны, дики! А мы еще иногда верим голосу страсти, как чему-то действительному, правдоподобному, и ратуем, безумные, за страсти, а не против них. Возбудит ли враг злобу на ближнего под благовидным или неблаговидным предлогом, мы тотчас озлобляемся на брата, а не противимся злобе, не молимся с особенною горячностию любви за ближнего, с поспешностию и нетерпеливостию выговариваем ему, хотим врачевать другого, сами будучи в крайнем воспалении духовной болезни.

Люби отечество земное и отца отечества: оно тебя воспитало, просветило, отличило, почтило, всем довольствует, – но особенно люби Отечество Небесное и Отца тамошнего Отечества, будущего века; то Отечество несравненно почетнее и дороже этого, потому что оно свято и праведно, непоколебимо, бесконечно, нетленно, прекрасно, блаженно, потому что оно дало и дает тебе несравненно большие преимущества и блага, нежели это, земное, потому что Отец того Отечества не человек смертный и подобострастный, а Бог превечный, все сотворивший; оно тебе дало название чада Божия, наследника Божия и сонаследника Христова, потому что Отец Небесный сделает тебя участником всех благ Царствия Своего, коих не видел... глаз, не слышало ухо, и не приходило... на сердце человеку [1Кор. 2, 9]; то Отечество заслужено тебе бесценною кровию Сына Божия. Но чтоб быть членом того Отечества, уважай и люби законы того Отечества, как ты обязан уважать и уважаешь законы земного отечества, ибо без того не сделаешься гражданином столь превосходного Отечества; люби эту духовно-воспитательную школу, образующую нас в членов и граждан того Отечества.

Празднуем день рождения благочестивой государыни и императрицы Марии Ал. От этого случая я хочу взять повод побеседовать о том, сколь велик дар бытия, дарованный Богом каждому из нас; как благодарить за оный Бога и как им пользоваться; какою мы обязаны любовию родителям и отечеству, сохранившим и воспитавшим нас, и особенно какою любовию мы обязаны Отцу Небесному, возродившему нас рождением духовным, то есть крещением, и воспитывающему нас в Церкви Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа, в граждан Отечества Небесного.

Молока и жирного супу на ночь отнюдь не есть: крайне крепит живот, а жирный суп засоривает.

Ты говорила, [что] я твой как бы второй отец, боюсь тебя. За кого ты себя ставишь? Не тебя, а Бога боюсь я. (Анне Константиновне свояченице.)

Люто вчера за всенощной уязвил меня сатана, смутив и парализовав душу мою мечтательным своим страхом, но я не отчаялся, прибегнул к престолу милосердия, помолился всем сердцем о помиловании, очищении, исцелении и получил милость Божию. А то просто с ума сводил злодей. Впредь, чтобы не смущаться, надо всем сердцем выговаривать слова и имена, искренно, с любовию, да помнить, что священник в храме Божием – домашний человек, присный Богу и святым, – народ же, и особенно те, кои редко приходят в церковь, только по наказу, суть немощнейшие по разуму духовному, ибо живут вне благодати. Итак, дерзай, раб Божий! Итак, говори твердо, с любовию то, что должно говорить. (На отпусте всенощной сбился и на молитве Христе, Свете истинный побоялся, что начнут петь и не дадут закончить молитвы.)

Благодарю Господа за дар здравия душевного и телесного, ходатайствуемого и подаваемого мне Божественными Тайнами Тела и Крови Господней. Вчера я бодро и громогласно, чистым голосом служил утреню, и обедню, и вечерню, и всенощную. Полезно было и большое движение в крестном ходу, и пение многих молебнов, и отличная пища (мясо и молоко, вино – сотерн), и хорошее пищеварение желудка, и очищение. Все же это благоустроила благодать мудростию, благостию и силою своею. Благодарю Господа, тако о мне промышляющего, ибо в малом, по-видимому, и в великом – везде Его премудрость, благость и сила. А сам человек немощен, слаб.

Враг стремится непрестанно посевать в душах наших семена неприязни, вражды, раздора, приводя нам на память какие-нибудь обидные слова или действия наших ближних; но мы ради любви Христовой должны все обиды забывать и прощать и жить в мире и согласии, низлагая борца молитвою веры и отвергая мелкое самолюбие.

22 июля

22-го июля была мне жаркая баня. Настоящая геенна от дышащего адским пламенем, то есть сатаны. С утра он посетил меня злобою на дьячка Кутузова из-за пустяка: из-за того, что тот не встал при виде меня тотчас со скамейки, на которой сидел у вдовьего церковного дома; мучил, мучил это он меня, что называется, досыта, а я молился да каялся; через час, не раньше, кое-как отпустил. Во время же обедни опять увлек меня в сеть злобы на отца Матфея, товарища – ключаря протоиерея, ни с того ни с сего: брат не обидел меня и ничего не сделал, а за то только, что он копит деньги и никому не дает, как будто мне до этого сору есть дело и как будто из-за того человека по образу Божию должно ненавидеть, тогда как прах этот действительно должно ненавидеть, то есть пристрастие к ним. Такое уныние злое нашло на меня, что никакая молитва не помогала; и на великом входе тоже уныние тяготило ужасно – не мог говорить имена царской фамилии. Убеждал себя всеми образами, что я грешнее всех, что я всех греховных скверн делателище и пребывалище (жилище), – и ничто не помогало. Причастился довольно спокойно, с искренним покаянием, а всё уныние диавольское давило сердце. После причастия поуспокоился, оживился. Заамвонную молитву читал громко, с особенно сильным акцентом, вопреки насильнику-диаволу, устрашавшему и колебавшему мое сердце сомнением и боязнию. Ну уж и горе мне было! Плакал во время обедни от горя и обид врага. Что думала и чувствовала братия моя, не знаю. Никакой борьбы у них нет, никакой язвинки: обедню служат, точно в карты играют, – ревность, зависть поневоле возмет. Что за счастливые люди! Никто их не тронет, ни даже маленьким жальцем (жало ли)! Точно праведники они в мире, прелюбодейном и грешном, точно гора Сион [73] [Пс. 124, 1]! А впрочем, я себя должен винить: я большой чревоугодник! С вечера поел рыбы с соусом и выпил два стакана сладкого чаю с булкою, тогда как, говоря по правде, не надо мне было ни есть, ни пить по причине сытости. Бьет Господь, а не чувствую, наставляет на разум, а не вразумляюсь.

Согрешил, возроптал на Господа и дерзок был пред Ним в умствовании и дерзновенном совопросничестве внутреннем! Говорил: если Ты дал заповедь любить ближнего [Ин. 15, 12], например брата отца Матфея, то отчего не даешь мне силы любить его? Отчего я отвращаюсь его, ненавижу его, при всем старании полюбить его? Но ненавидящий брата своего есть человекоубийца [1Ин. 3, 15]. Много дурных слухов я об нем слышал? – Но я хуже его в сто крат, а вернее, не все слухи об нем правильны, многое преувеличено, иное выдумано. О, это враг бесплотный возращает в сердце терние злобы!

Но если мы братия, служащие одному делу, одному престолу, одному Богу, вкушающие от одной Чаши спасения, Чаши мира и любви, то да живем в любви. Господи! Твори со мною, что хочешь, но даруй мне любовь праведную, укажи мне Сам, как мне жить с братом Матфеем!

Крайне нужно беречься злобы. Дома я озлобился по наваждению диавольскому и по-своему навыкновению на сестру Анну Константиновну по её бывшей будто бы ненависти к моей покойной матери и отчасти на Марию Константиновну за частое посещение; это злое уныние вынес из дому, встретился с дьячком и озлился на него из пустого предлога; затем по тому же навыку озлился на брата отца Матфея, ничем меня не обидевшего. Во всем я виноват! Что мне делать? Крайне испорчено мое сердце житейскими страстями и не может быть вместилищем чистой любви, смирения, кротости, незлобия, терпения, долготерпения, снисхождения, сострадательности, сорадования, воздержания, чистой молитвы, созерцания! – Господи! Тебе все возможно. Ты можешь меня исправить, обновить! Господи! я земля, пившая множицею благотворный дождь благодати, мое сердце с телом непрестанно питается Плотию и Кровию Твоею – и я доселе чужд Духа Твоего! Увы мне, окаянному, самолюбивому, сластолюбивому, невоздержному, лживому, гордому, тщеславному, суетному, завистливому, сребролюбивому!

Я читаю журналы, а враг всевает в меня свое терние, а враг обнажает меня от всякой добродетели, а враг похищает меня у меня самого и у Господа! Увы мне! Непрестанно мне надо поучаться в слове Божием и в творениях святых отцов.

Люто мне было смущение от врага, когда я услышал о приезде ко мне Анны Константиновны, сестры жениной, которая давно забыла все неприятности и неприязнь и старается оказать и оказывает ко мне любовь, между тем как я продолжаю питать к ней неприязнь по злопамятству! Да не будет во мне ни следа вражды отселе. Господи! сотвори сие! И так люто было мне при вести о ней! Только молитва пламенная преодолела злобу бесовскую! Господи! какие беды в мире! Горе нам, грешным! Потому что сошел диавол к нам в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени [Откр. 12, 12]!

Сам я и сребролюбив, и сластолюбив, и скуп, и зол, и завистлив, и блудлив, и лукав, и коварен, и лицемерен, – отчего себя не ненавижу, а брата Матфея, когда вспоминаю, что он таков, хотя я не знаю внутреннего его расположения, ненавижу, с лица земли согнать хочу, хотя и бессилен что-либо сделать ему? А не угоден ли он Богу, что диавол на него так нападает чрез меня? Сами себя и друг друга и весь живот наш Христу Богу, Судии Сердцеведцу, предадим. При виде и обонянии кадила должно говорить: Господи! отыми от сердец наших смрад страстей наших, злобы, зависти, гордости, самолюбия, блуда, любостяжания и прочего, и даждь нам благоухание святыни Твоей, добродетелей Твоих: кротости, незлобия, смирения, терпения, воздержания, целомудрия; при виде светильников должно молиться: просвети мысленные очи сердца нашего светом Евангелия Твоего, отыми хлад греховный от сердец наших и воспламени их огнем Духа Святого, даруй нам пламенные сердца и пламенный язык любви небесной.

Ты, диаволе, виновник всякого греха, ты научил людей всякой прелести греховной: самолюбию, жестокосердию, гордости, блуду, сребролюбию, сластолюбию: объядению, пиянству, злобе, зависти, суровости, унынию, сомнению, дерзости, ярости, смеху. Тебя ненавижу, презираю, отрицаюсь, но не ближнего, в котором усматриваю эти или подобные сим грехи, – ближнего жалею, о ближнем скорблю, молю Бога, да исправит и помилует его (например, отец Матфей, сослужитель. ключарь). Решительно ты, диаволе, виновник всех зол а не люди. Вот и сегодня на крестинах как ты смущал, пугал меня, прельщал прелестями женскими!

Дурной сыр, какой я вчера ел, есть больше не должно: от него нервы слабеют и голос, а оттого и самый дух изнемогает; есть сыр (если придется) надо хороший, и притом запивать его вином для укрепления тела и хорошего пищеварения. Молока городского, которое вчера ел, есть тоже не должно, ибо чем питаются городские коровы?..

23-го июля

Благодарю Господа, чудно оживившего меня нынешний день причастием Святых Бессмертных, Животворящих и Страшных Своих Таин, когда я был умерщвлен, и утеснен, и омрачен грехами моими. Благодарю за этот чудесный, пренебесный мир Божий, принесенный в мое сердце Божественным брашном Тела и Божественным питием Крови Господней. В этом благодатном состоянии я пошел служить молебен к [пряничнику] Трофиму Иванову, который после молебна поставил нам постную, но приятную и здоровую трапезу: грибки белые и рыжие, селедку, икру, пирог, вино, и мы втроем: я, отец диакон и дьячок – приятно, во славу Божию, закусили.

Благодарю Господа, даровавшего мне победу над невидимыми врагами, боровшими меня во время утрени, литургии и вечерни: слава благодати Его, слава силе Его, слава милосердию Его! Благодарю Господа за победу над невидимыми и борительными врагами при венчании брака Платона и Елены (23 июля вместо протоиерея); враги хотели заставить меня замолчать, наводили немоту и смятение, а я громче и громче начал с напряжением читать, и все молитвы, все слова прочитал. Слава Богу!

Благодарю Господа, избавившего меня от жадности к рыбе маринованной, лососине, которой я пожалел было гостям в сердце, но вскоре в том раскаялся и счел за честь, что её кушают ближние мои, члены Христовы, сочлены мои. Враги было врезывались и отчасти врезались в мое сердце чрез суетное и пагубное пристрастие к земным вещам; только напряженною молитвою внутренней избавился от них и от этой постыдной страсти, внушающей презирать человека, созданного по образу Божию, коему покорил Сам Бог все под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, всё, преходящее морскими стезями [Пс. 8, 7–9]. Могущественна спасительная десница Господа моего.

Каждый да возделывает непрестанно ниву сердца своего, да не ленится исторгать тщательно плевелы страстей и недобрых помыслов и чувств; каждый да возбуждает себя непрестанно к добру, да не спит, но да бодрствует и трезвится, ибо враг наш не дремлет, а худое семя быстро вырастает в негодную траву, заглушающую пшеницу добродетели. Жизнь наша должна быть непрерывной деятельностию, непрерывным трудом духовным, непрестанным сечением. Покой впереди – в будущем веке.

Сердце наше враг непрестанно силится умертвить нечувствием, холодностию, самолюбием, злобою, завистию, гордостию, злорадством, лукавством, тщеславием, сребролюбием, любостяжанием, сластолюбием, блудом, суетностию, унынием, суровостию, угрюмостию, пустыми развлечениями, чтением пустых книг, смехотворством и пр. Надо непрестанно воевать с грехами, чтобы они совсем нас не умертвили. Надо ежедневно воскресать из мертвых, каждый день возрождаться молитвою, постом, покаянием, слезами, совлекаться ветхого человека и облекаться в нового.

Маринованной рыбы не есть: я золотушен, и для меня вредна она. Есть все свежее и некоторое разрешающее. В постные дни по вечерам вместо чаю употреблять баварский свежий квас с черным хлебом, стакан или два.

Постные пироги есть меньше: крепят живот, то есть засоривают.

Враг бесплотный крепко борет нас во время Богослужения потому, что в это время совершается чрез наше посредство благодатию Божией возрождение душ христианских и наше собственное, потому да не унываем от наветов вражиих, но да мужаемся и крепимся, взирая сердечными очами на Подвигоположника Христа, невидимо пред нами стоящего и тайно совершающего возрождение в душах. (Во время шестопсалмия тяжело было по действию вражию оттого, что отец Матфей вслух читал молитвы светильничные, когда я, служащий священник, тайно молился. Думалось, что возносится гордостию. А он усердно молился, и враг завидовал ему.) Марья Арсеньевна и многие лица свидетельствовали мне об особенной благодати Божией в их сердцах, когда я, непотребный, служу благодатию Божиею. Буди слава Тебе, Господи, а не мне.

Невместимый небесами вмещается в малом сосуде церковном и на малом престоле восседит Седяй на Херувимех. Дивны дела Твоя [...], Господи небесе и земли!

24 июля

Благодарю Господа за мир и радость в Духе Святом со здравием тела, дарованные мне Многомилостивым по причащении животворящих Его Таин во время литургии сегодня. Благодарю за здоровые брашна, которые Господь дал мне вкусить во время домашнего обеда (хороший свежий суп мясной с кореньями и жаркое мясное с соусом на черном хлебе), и за здоровый сон после обеда, который был столь нужен после моих трудов с раннего утра до второго часу пополудни. (Скоромную пищу мне необходимо есть для бодрости: только она одна дает здоровые соки мне, в высшей степени золотушному; мозги из костей – тоже хорошо, сливки хорошие от деревенских коров – тоже.)

Правило весьма полезное. В скоромный день, когда за обедом кушаешь мясной суп и жаркое с хлебным соусом, запив все это сливками или молоком, во время вечернего чая ничего не ешь, а если после сна полуденного пил чай и кофе со сливками, то вечером и чаю не пей. Этого требует закон природы и здравый разум и собственная польза (здоровье). 24 июля.

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать мирно, искренним сердцем, с умилением и слезами совершить всенощное бдение в Успенской церкви при совершенно здравом состоянии тела, что все было плодом доброго, с чистою совестию причащения Божественных Таин во время и по совершении Божественной литургии в этот день.

Естествоведы думают быть премудрее Самого Бога, составляя свои планы мироздания и отвергая боговдохновенное сказание Моисея и апостолов о сотворении мира.

В поганом туалете у женщин вся жизнь проходит; из-за туалета в церковь не могут собраться. О, суетность бесконечная! О, бедная душа, непрестанно обижаемая плотию!

Благодарю Господа за спасение от обуревавшей меня злобы на прислугу Анну, обижавшую мою мать, между тем как жена моя до излишества бережет и даже балует её. Раскаялся искренно, и Господь простил. 25 июля. 8 часов утра.

Богатство наше – образ Божий, в нас водруженный и тщательно хранимый, Бог, в нас обитающий, обо всем пекущийся касательно нас и все подающий в изобилии, и будущее бесконечное Царствие, уготованное любящим Его. Вот богатство христианина! Богатство христианина есть смирение, незлобие и кротость всегдашняя, воздержание, целомудрие, терпение обид и скорбей, благодушие и мужество, довольство малым, простота и общительность характера. А богатство вещественное, с жадностию приобретаемое, со скупостию хранимое, есть бремя тяжкое для души и ржа сердца и всякой добродетели. Не напрасно сказано: Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13].

25 июля

Воскресение, 10 часов утра. Благодарю Господа за неизреченную милость, за принятие моего внутреннего искреннего покаяния в тайном озлоблении на дьячка без всякой достаточной причины при встрече с ним у Семенова (сына бывшего старосты). Я каялся Господу так: Господи, сознаю вину мою, что я в одно мгновение весь закон Твой преступил, или возненавидел брата за мнимое его пренебрежение ко мне, все заповеди Твои я, дерзкий, преступил. Помилуй мя, Господи, и даждь мне благодать на будущее время предупреждать брата в приветствиях, а не дожидаться приветствия, и любить его, как свой член, извинять его, снисходить к нему (входить в его положение), терпеть его любовию.

Диавол взвалился на меня во время литургии всею адскою тяжестию чрез ненависть к чтецу. Но я говорил: эта ненависть – мечта, злоба дьявольская, я хочу любить брата, но избави меня, Боже, от ненависти; я не поддавался врагу – и он убежал от меня.

После воскресной обедни 25 июля. Горе мне было от съеденных накануне двух яиц и от двух стаканов чаю со сливками, когда натура вовсе не имела в них потребности, – словом, горе от пресыщения: такая теснота во внутренностях была, такое злое уныние, что я не знал, куда деваться от скорби и тесноты и от злобы невольной на дьячка, стоявшего в алтаре, который вовсе не имел против меня ничего, – все мне мерещилось, всякое движение в злом свете представлялось. Впредь на ночь не есть ничего, особенно после сытного обеда. Достойно наказал меня Господь. После причащения Святых Таин успокоился. Благодарю Господа. Говорил проповедь по книге Преосвященного Григория.

Еще злоба во мне не умерла, еще раздражился я из-за пустых вещей на жену и себя больше всех изобидел, себе больше всех повредил, расстроив себя, Духа Святого опечалив и Ангела-хранителя, жилищем злых демонов сделав сердце свое, бывшее храмом Святого Духа. Благодарю Господа, паки принявшего сердечное мое покаяние и воскресившего меня от смерти греховной и от тесноты несносной. О, окаянный я иерей: молюсь о упокоении душ умерших ближних, а сам умираю непрестанно от страстей различных – от злобы, зависти, гордости, чревоугодия, пресыщения, блудных движений, от уныния и прочих страстей. Горе мне, окаянному, смердящему мертвецу! Горе мне, омраченному житейскими сластьми! Господи! Прожени смрад и мрак страстей моих и облагоухай меня благоуханием покаяния и умиления со слезами, кротости, смирения, благодушия, терпения, чистоты и целомудрия, воздержания, милосердия.

Благодарю Господа, многократно спасавшего меня от смертных опасностей и в живых на покаяние меня оставившего. Но зачем же я доселе неисправлен пребываю? Зачем еще себе живу, а не Господу? Зачем плоти, растленной грехом и грехолюбивой, угождаю? Зачем чревоугодие? Зачем злоба, вражда не умирает во мне? Зачем жадность и любостяжание живут еще во мне? Зачем я не распялся миру?

Сегодня 20-й день по смерти моей матери: ходил с крестным сыном Евдокимом на кладбище: отслужил панихиду на могиле матери Феодоры Власьевны и тестя отца Константина Петровича и тещи Анны Петровны. Погода великолепная, ясная, теплая.

Я грешник, с юности растливший себя блудом, потому сердце мое не может вмещать чистой, постоянной любви к людям, но часто колеблется помыслами раздражения, ярится, неистовствует злобою. Зная его нечистоту, я должен непрестанно молиться Господу, да даст сердце чистое, способное любить всех и прощать всех, смиряться пред всеми, милосердствовать о всех, доброжелательствовать всем, долготерпеть ко всем. Буди, Господи, милость Твоя на мне.

Даже на младенцев! – ах ты, бесноватое сердце, неразумное сердце! Все ты ложь!

В ином из нас диавол давно гнездо свил, и живет, и царствует. Горе нам! Господи, помилуй нас!

26 июля

Благодарю Господа, сподобившего меня простотою и усилием молитвы веры изгнать духа злобы из сердца моего во время литии пред выносом тела Ольги Ивановны Семеновой. А уж как тесно мне было от него – как он раздражал меня! Господь вдруг, как молнию, прогнал его, и спокойно и просторно мне стало и в продолжение выноса, и во время обедни, и почти весь день. Господь крепок и силен... в брани [Пс. 23, 8]. Слава Тебе, Господи!

Вечером дух злобы опять ужалил меня, и опять тесно стало мне – опять всем сердцем помолился в покаянии, и опять помиловал Господь, даровав мир и пространство. 8 часов вечера.

На младенца христианских родителей взирай не телесными только очами, но очами веры, как на Ангела Господня святого, как на Самого Господа, младенствовашего нас ради и хранящего младенцев.

Анна Константиновна хотя и была некогда ко мне зла (как и я бываю зол иногда на иных), но дивно переменилась ко мне в своих расположениях и чувствах и свою перемену доказала многочисленными опытами, своей ласковостию. Потому да утвержу к ней братскую любовь, братское расположение сердца, и с ней – к мужу её и к чаду её. Подай, Господи! Ты помоги! Снисходи людям злым и лукавым: на них сильно воздействует диавол, как быстрая река увлекая их в злобу. Ты извиняешь же себя, ибо по опыту знаешь, сколь сильна злоба.

Святые Божии человеки – цветы прекрасные, нетленные, благовонные; не смердящими от грехов устами касайся этих цветов, то есть произноси их чистым сердцем и чистыми устами, не небрежно, не рассеянною мыслию, но с благоговением, неспешно. Они – словесные небеса, они на земле жили небесно, чудно, в великих подвигах, в великой любви, в великом смирении, незлобии, терпении, самоотвержении, возлюбив Бога паче всего.

Грех ежедневно, каждый час заносит в меня убийственную лапу свою и вонзает в меня зубы свои, – и что было бы со мною, если бы не приходила ко мне непрестанно на помощь вера Христова, эта дщерь неба, столь верно и человеколюбиво меня спасающая, если бы не искренняя молитва покаяния к Богу Живота моего?.. Каждый день я подвержен насилию многоразличных страстей, как тигров или ехидн, терзающих и жалящих меня! Каждый день против воли моей я охладеваю и к Богу, и ко всякой добродетели, к заповедям Божиим и горячо преследую земные выгоды, земные цели: наслаждение гортани, приобретение денег, разных вещей, честь и славу мира сего. А между тем испытал тысячу раз, что во всем этом нет покоя и счастия мне, что мой покой, мое блаженство чистое, истинное, высокое – в Боге.

Бог есть вечная любовь; всё земное есть тлен.

27 июля

Господи! благодарю Тебя, яко Твоею благодатию не сломил меня к злу своими подстреканиями непрестанными диавол, сей хитрый человекоубийца, непрестанно коварствующий внутрь меня.

Дьячок Василий Иванович показал ослушание во время обедни – не пел медленно догматика, когда я просил. Это ему вред, не мне. Штрафу буду подвергать его за ослушание и нерадение.

Благодарю Господа за сверхъестественную, благодатную помощь, дарованную мне, растленному накануне пресыщением и пиянством, при служении литургии и причащении Святых Таин; благодарю Господа за милостивое очищение грехов моих и неопаление моего окаянства во время причастия Страшных Таинств. Ужасно растлевает нашу душу многоядение и многопитие; смерть широко входит в душу и тело чревоугодника и имеющий державу смертную – диавол. Благодарю Господа, сподобившего составить нарочитое слово и произнесть его за поздней обедней.

Я познал опытно, что все люди – лучше меня, а я хуже всех, как изверг некоторый, как нравственный урод. Господи! Умилосердись надо мною, отыми мое безобразие, наполни пустоту мою дарованиями Твоими Божественными, яко пуст есмь добродетелей. Исполни мя веры, надежды и любви.

27 июля

27 июля; вечер, 11 часов; после вечерней молитвы. Благодарю Владычицу, услышавшую меня скоро в молитве покаяния моего и помиловавшую меня и грехи мои очистившую Матернею молитвою, мир и свободу душе моей даровавшую после томления греховного и тесноты (нелюбление Анна Константиновны и чада её)...

Сочти, что те комнаты, в коих ты не живешь, принадлежат Руфине, и будь покоен.

Где умножися грех, там преизбыточествова благодать [Рим. 5, 20]. Эти слова Писания исполняются на мне, многогрешном. Думается, для того Господь и возвел меня в сан священства и приблизил к престолу благодати Своей и столь часто делает общником Своим чрез причастие Божественного Тела и Крови Своей, чтобы с помощью преизбыточествующей благодати мне непрестанно каяться, слезы проливать о содеянных и содеваемых грехах, очищаться, освящаться, укрепляться и, спасая себя, спасать других. Господи! Ты зриши сие... Слава Тебе!

Льна курящегося не угасит [Ис. 42, 3; Мф. 12, 20]. О, божественная кротость Господа моего! О, долготерпение дивное! Он не погашает, не пресекает нашей жизни, когда видит, что в нашей душе есть хотя задатки покаяния и исправления, когда хотя только есть курение покаяния, начало исправления, а не самый огнь ревности по добродетели. (Кадило означает это внутреннее сердечное курение.) Трости надломленной не переломит [Ис. 42, 3; Мф. 12, 20]. Хотя я слаб в добродетели, как трость, склоняясь во все стороны от противных ветров, но кроткий и долготерпеливый Господь мой еще не преломляет меня, не посекает меня, но долготерпит на мне, ожидая, не утвержусь ли я в добродетели. Слава кротости Твоей, незлобию и долготерпению Твоему, Господи!

Дикое мясо на сердце у тебя наросло (страсти) – прижги его, срежь его ножом Духа Святого. В самом деле, у многих, многих дикое мясо покрывает сердце. Прижигание, прижигание нужно: пост, бдение, молитва, скорби, болезни, искушения.

28 июля

Благодарю Господа, научившего руце мои на ополчение и персты мои духовные на брань [Пс. 143, 1], во еже победита врагов невидимых, действовавших чрез страсти честолюбия, злобы и уныния во время литургии, и не поддаваться их подстреканиям. Славлю, Господи, Твою мудрость, Твою силу, Твое милосердие, имиже возмогох на борительные, невидимые враги (на отца диакона негодовал, что руку священника не всегда целует, когда должно, думая, что он это делает по презорству). Благодарю Господа за избавление от тесноты, поразившей меня дома за тайное зложелание и злорадство при разговоре о трудности для Анны Константиновны, с которою сопряжено отлучение от груди ребенка. Господи! даждь мне ни на едину йоту не слушаться греха, действующего в сердце моем.

Слова церковных молитв, священнодействий и обрядов можно и должно говорить не краснея, как вещания Самого Духа истины, как слова жизни и благословения Божия. Всякая самость иерея да исчезнет при совершении общественных молитвословий и Таинств; весь он да будет в Боге.

О, если бы так всегда мыслить, чувствовать, говорить и делать, как написано в церковных молитвословиях и молитвах при совершении Таинств или как написано в Евангелии, Посланиях апостольских, Псалтири и всем Священном Писании!

28 июля

Благодарю Господа, сподобившего совершить Таинство Брака непреткновенно, со дерзновением, в силе и истине Господней.

Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов [Гал. 6, 2]. Отчего же я, грешный, не всегда хочу носить тяготы ближнего? Отчего себе живу, а не Господу? – От самолюбия: надо ненавидеть себя, душу свою, исполненную страстей. Мы, многие, составляем одно тело [Рим. 12, 5]: чужое горе должно быть и моим горем, чужая радость – моею радостию.

28 июля

Ранняя (вторая) обедня. Сильное искушение вынес я сегодня чрез свою поспешность и ослушание алтарного сторожа Николая, которому я велел перенести рукомойник из одного придела в другой, а он сказал: некогда. Оскорбился я на него и возмутился духом до крайности, подстрекаемый к тому супостатом диаволом: два или три раза барометр сердца упадал у меня донельзя – я не мог говорить на великом входе, и потом усилием веры с молитвою опять поднимался, сердце успокаивалось, обида забывалась (хотя и невелика обида). Я винил себя, что потребовал переноса рукомойника, до которого дойти было недалеко (только скоро надо было); вспоминал всегдашнюю во всем исправность Николая и считал несправедливым шельмовать его за один раз неисправности. Особенно обличали меня слова песни Иже Херувимы... отложим всякое житейское попечение. Если священник образует [74] Херувима, то он должен быть весь благость, незлобие, весь быть горé и ничем земным не возмущаться; отложить всякое житейское попечение, не мстить за обиду, забывать обиды, не работать никакой страсти. Потом обличали меня слова: Победную песнь... Могу ли я, думал, петь победную песнь, когда не победил еще самого себя, страстей своих, злобы, гордости, зависти, чревоугодия, блуда, сребролюбия и пр.?

Но я должен побеждать, подобно Агнцу Божию, победившему врагов Своих незлобием, кротостию, терпением. О, как еще я самолюбив, немощен, зол, горд! Господи! Исправи мя.

Прежде обедни я ходил к Доброхотову давать молитву родильнице и уже там, споткнувшись, смутился или, смутившись, споткнулся не один раз: во время и после молитвы я был уже неспокоен; враг подъел; в церковь пришел поздновато: уже отзвонили, и Семеновы собрались; первая ранняя обедня и панихида кончились до моего прихода; я торопливо сделал входное, неспокойно, не совсем сердечно: нужно было ближе иметь рукомойник, и я приказал сторожу принести его, а он не послушался; это меня опять обеспокоило и сильно в злобу бросило, хотя, правду говоря, виноват я, не кто другой. Сунуло меня с неблаговременным приказанием, когда сторож в самом деле крепко занят. А если и покапризничал, Бог с ним: это человеческое, и я тоже допускаю иногда, капризничаю, и он человек; Бог да простит его и не вменит ему. Я без числа оскорблял Господа разумом, не по неведению – и Он прощал меня. Простил и нынешний день, когда оставил совершенно злобу на Николая, зная, что она – дело диавола, ругателя и клеветника нашего; я умиротворился и причастился неосужденно Божественных Таин. А теперь вот враг опять подстрекает к злобе, так и поджигает, так и теснит в боках и в сердце. Ничего к сердцу близко принимать не должно: любовь и мир блюсти неизменно. Быть выше всех страстей и возмущений. В том и состоит истинное христианство, чтобы побеждать свои страсти, чтобы не возмущаться, не озлобляться, не завидовать, не гордиться, не искать чести, не быть корыстолюбивым, не иметь и не питать в себе блудных мыслей и пр.

Вся бывшая кутерьма душевная произошла от сластей, которых я много употребил накануне.

Согрешил пред Господом и пред братом Николаем (сторожем): всуе разгневался и озлобился на него во время службы, подстрекаемый врагом человекоубийцею. Прости, Господи! Опять в обман врага впал, опять послушал его. А брату Николаю действительно было некогда, как он объяснил.

Кофе выпил три стаканчика после обеда – и жарко стало, и голова заболела. Один стакан пить.

Каждый день читаю я молитву Господу, Пречистой Богоматери, святому Ангелу-хранителю или всем бесплотным Силам, Предтече, апостолам, пророкам, иерархам, мученикам и всем святым, прославляю их в песнях, – а повеяло ли на меня решительно духом их, проникнулся ли я духом их веры, надежды и любви к Богу и к человечеству? Нет: я остаюсь человеком ветхим, необновленным, человеком страстным; всяко зверство, злобу, дикость нрава, упрямство, своенравие не претворил еще в овчую кротость, покорность; любовещный и любоименный нрав – в невещественное, неземное, горнее житие; славолюбие – в нерадение к славе мира сего; сластолюбие – в огорчение плоти. Увы мне, нерадивому, ленивому, многогрешному, неисправляющемуся!

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить непреткновенно Божественную литургию раннюю 30 июля, в пятницу, и причаститься во отраду, в мир, свободу и радость, купно же и во здравие и крепость тела Божественного Брашна и Пития, то есть Тела и Крови Его. Слава милосердию Твоему, не преодолеваемому нашими злобами, внегда каятися нам в них. Господи! Да не закосним в злобе, да стяжем любовь, не отпадающую николиже [1 Кор, 13, 8]. Господи! враг льстит и борет душу мою. Прежде даже до конца не погибну; спаси мя [75].

Господи! Даждь мне любить искренно всякого человека, достоин ли он любви или не достоин, ради Тебя Самого, ради Твоей заповеди: возлюби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 22, 39]; даждь любить просто, без размышления, без всякого лукавства, не памятуя ни на кого зла; любя не за ласку только и любовь, но любя и самих врагов, недоброжелателей ради Тебя, ради того, что они Твои члены, ради образа Твоего в них; не богатых только, дающих мне средства к земной жизни, но и бедных, незнатных, но и простых; не красивых, но и некрасивых, ибо верующий взирает не на тленную красоту тела, а на нетленную красоту души, по образу Божию сотворенной, не на земную знатность, а на благородство горнее, ибо все наречены сынами Божиими и наследниками Царствия, уготованного любящим Бога, не на богатство тленное, но на нетленное богатство благодати Божией, данной нам всем: явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков [Тит. 2, 11].

Будь равнодушен к славе и бесчестию мира сего, ибо они временны, непостоянны. Сегодня похулят, а завтра похвалят, и наоборот. Достигай славы истинной, вечной истинным смирением, кротостию, терпением, незлобием, искреннею любовию, милосердием, служением ближним, искренним попечением о вверенных тебе душах.

Примечание

71. Побо́рник (церк.-слав.) – споспешник в борьбе, победитель, заступник.

72. Антифон 1-й, глас 4-й.

73. Сио́н – священная гора, на которой построен Иерусалим; в переносном значении – сонм праведников, достигших вершины добродетели.

74. Образует (церк.-слав.) – изображает, принимает образ.

75. 5-я седмица Великого поста, в среду вечера, стихиры Великого канона.

Август

1 августа

Воскресение. Ранняя обедня. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить Божественную литургию, хотя и с трудом, по причине множества терния страстей моих, язвивших и теснивших меня, но с силою многою и с довольным дерзновением и причаститься неосужденно Божественных Своих Таин. Накануне я ел довольно мяса и молока пил, и думал, что это будет в пользу и не повредит душе, но от мяса и молока и для тела мало, мало пользы, ибо чувствовал и вчера, и сегодня тяжесть с теснотою и слабость в теле, – душа же, кажется, совсем погибает от пространного питания мясами и молоками – такое в ней расслабление, омрачение, такая теснота, скорбь! Потому не надо иерею есть мяса, да и молоко пить не в большом количестве и от хорошей коровы, питающейся чистым и здоровым кормом, травою и под. Тяжело всегда на душе после пространного питания тела! Ах, как тяжело! Враг во чреве!

1 августа

Начал пост и узнал в первый же день, что с постом делается необыкновенная легкость тела и души.

Но вот вечером поел рыбы в постном масле прованском, жаркого окуней и сардинок, и что же? – Сделалось сейчас тяжело на сердце и в теле: рыба сейчас сообщила некоторую грубость сердцу и запах рыбный изо рта, довольно тяжелый, животный, вонючий. То ли дело пища из семян и овощей!

Окаянный, жадный, я без нужды поел вечером на ночь рыбы на постном масле с черным хлебом, и оттого ночью у меня начинались было судороги в руках от крепления живота и излишества соков. Да еще прибавил к прежнему материала съедомого – сластей, думая выбивать клин клином, и, разумеется, от этого стало не лучше, хотя судороги и унялись. Затем еще накурился табаку сигарного. О, нелепый! А первое августа – крест предлежит в церкви, напоминающий о распинании плоти со страстьми и похотьми!

Вместо того, чтобы употребить время на молитву, я принялся курить, думая помочь сну сигарой, а вдобавок истреблять сласти, чтобы заглушить запах сардинок. Господи! На кресте пригвоздивыйся мене ради, окаянного! Прости вины мои чревоугодия, пресыщения и похоти курения! Один мне исход – милость Твоя!

2-е августа

Ранняя обедня. Ночью плохо спал и, с вечера заснувши, скоро проснулся и долго не мог заснуть: в руках некоторые судороги; встал; поел попавшиеся сласти; покурил; но после того еще хуже стало; наконец заснул; но сон слабый. Последствия малого сна и курения – расстройство нервов; обидчив на диакона; дал себя победить честолюбию и злобе; выговор диакону за уклонение от целования руки; смущение; преткновение на заамвонной молитве; ранее – на великом входе. Глуп я: разве я не остаюсь всегда священником, хотя бы диакон и не почитал меня [должною] честию, разве диакон станет священником, что он унижает священника?

Согрешил, допустив подстрекнуть себя врагу – диаволу. Диакон – брат мой: в любви да живем между собою. С потребление Святых Даров совершенно умиротворился и оживился. Слава Богу!

Не пить молока: сласть крепко напирает в детородном члене (3 августа). Оставить противозаконное употребление молока в пост, якобы для здоровья: и без него буду здоров. Рыбы не есть. Хлеб с чаем есть – и довольно тебе. Жизненных семян в тебе много. Дня по два сряду можно не есть. Господи, благослови, помоги, утверди!

Дело диавола, не диакона, – искушение чрез диакона, как блуд – не от встречаемых тобою лиц, а от тебя самого и живущего в тебе греха. Борись с грехом, а не с людьми. Сколько раз ты вкушал мир после одоления греха, подстрекавшего тебя к вражде на брата; а когда тебя одолевал грех нетерпения к брату, ты очень смущался.

О Божественная Евхаристия! Воистину ты Евхаристия (благодарение), ибо достойно и праведно хвалить и благодарить Сущего в тебе Господа, творящего во мне непрестанно, по причащении тебя, дивная чудеса, очищающего вся прегрешения моя и исцеляющего вся недуги моя, зиждущего во мне мир и отъемлющего смущение и тесноту греховную. Так и нынешний день соделал во мне Господь чрез Божественные Свои Тайны великие чудеса Своего милосердия и Своего могущества. Ибо пред обедней во время утрени и во время проскомидии и вообще литургии была на сердце великая теснота вражия, боязнь, бессилие, немощь, наклонность ко сну, раздражительность, а после причастия все пакости бесовские исчезли и в сердце открылось Царство Христово, Царство мира и тишины, Царство правды и святыни и радости в Духе Святом. Слава, слава Тебе, Христе! 3-го августа. Вторник. 10 часов утра.

4-го августа

Благодарю Господа, услышавшего вчера (в Рамбове [76], когда я находился у Евграфа Андреевича) молитву мою тайную и спасшего меня от лукавства диавольского и от неловкого положения моего вследствие лукавых мыслей при разговоре о кончине моей матушки. Как я стал спокоен и [стал] смело смотреть в глаза, когда Господь омыл от лукавства сердце мое благодатию Духа Святого! Слава Тебе, Посетителю души моей!

4-го августа

Ранняя (первая) обедня. Тяжело согрешили пред Господом все мы: я, диакон и дьячок; диакон, как мельница молол, спешил без толку; дьячок, наученный протоиереем без ума торопиться, тоже мчался во всю прыть и, удивительно, не спотыкался – особенное искусство! А я, слушая их, досадовал и смущался. К тому же и тот грех, что вчера я [прошатался] в Рамбове, гуляя, у Шустова пил много кофе (три стакана) и чаю (два стакана) , да у Всеволжского два стакана спустя час времени; домой пришел – закусил на ночь рыбы жареной, маринованной и икры немного, все это с черным хлебом, – ну и одебелил свое сердце, расстроил нервы: диаволу готовая жертва – действовать чрез болезненные нервы на душу легко, чтоб возмутить, потрясти её! И возмутил, и потряс ужасно. Только вера и упование на бесконечное милосердие спасли меня! Горько мне, тяжело было мне! Диавол просто торжествовал над нами, скакал от радости, что возмутил нас! Погибал я, ужасно погибал душой! Только по употреблении Святых Даров успокоился в Господе! Слава милосердию Твоему, долготерпению Твоему, слава силе Твоей, Господи, яко спас еси мя от толикой бури! Стыдно мне было всех прихожан! Так мучил меня враг! Началось с того, что подумал купить другой наперсный крест.

Словеса Господня словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли, очищено седмерицею [Пс. 11, 7]. Словеса чиста, то есть чистая истина; сребро разжжено, то есть слово, огнем очищенное, огнем Духа Святого от всякой примеси мудрования человеческого, земного, житейского, суетного; искушено земли – очищенное от всяких земных стремлений, расчетов, целей; очищено седмерицею – ибо семь даров Святого Духа. Таково было слово пророков, апостолов, иерархов, преподобных и всех святых – ибо чрез них говорил Дух Святой.

5-го августа

Сорокоустная ранняя обедня по Агафонове. Встал в пять утра. Во время утрени хотелось крайне спать; слабость, вялость, уныние, хоть плачь; правило ко причащению прочитал с теплотою и отчасти со слезами. Литургию служил благопоспешно, бодро, со дерзновением и на великом входе не споткнулся. Причастился, по дару Господа неосужденно, в мир, оживление, ободрение и радость. О, как я был мирен и радостен у Чаши Жизни! Достойному причащению много способствовало то, что вчера с вечера я почти ничего не ел и желудок мой был пуст. Вечером долго дышал свежим воздухом на улице, ходя по дорожке Александровской улицы, то есть по насыпи. Благодарение Господу за великие дары Его милости! Слава пренебесной, пребожественной, живоносной литургии! Кто возглаголет силы ея, слышаны сотворит вся хвалы ея? О, ангельское служение! О, предстояние престолу Святой Троицы! О, предстояние пред Царем, Господом Иисусом Христом!

Поспешит нам Бог спасений наших, Бог наш Бог еже спасати [Пс. 67, 20 –21].

Кому дорог рай, тому дорога и Церковь; кому дорого Небо, тому дорог и храм – это земное небо.

Дело не в лице, а в сердце. Что ты засматриваешься на лицо свое или на лица других? Укрась свое сердце, а не лицо, как лицемер; исправь и управь свое сердце по заповедям Христовым и в исправлении приучись восходить от малого к великому, например от поста, который держи неизменно, к смирению, терпению, послушанию и пр. Доколе будешь исправляться только на бумаге, только на словах, не на деле? В малом ты был верен, над многим тебя поставлю [Мф. 25, 23]. Верный в малом (например, в воздержании, в посте), верен и во многом; неверный в малом, неверен и во многом. О, блаженны истинно алчущие и жаждущие правды [Мф. 5, 6] и оправдания, добрых дел; злополучны стократ алчущие и жаждущие удовлетворения своим страстям и похотям, с жадностию пьющие беззакония, как воду [Иов. 15, 16]!

Согрешил неуважением жены и огорчением на нее с яростию за её требование от меня тишины и легкого ступания ради спящего младенца. Согрешил своенравием, непокорством и упрямством и несохранением любви к особе невинного младенца, когда жена просила меня особенно осторожно ходить; согрешил гордостию, не терпящею приказаний и остановок (то есть чтобы останавливали меня в моих движениях и распоряжениях). Господи! преобрази мя ради славного Преображения Твоего, которое нынешний день мы празднуем. Много во мне безобразного, нелепого, животного, звериного, нечеловеческого! За обедом согрешил, вознегодовал на брата Алексея Константиновича за то, что не дождался нас обедать и позавидовал ему и вознегодовал на него за то, что ел много сладкого киселя, хотя нам осталось с избытком. О, жадное сердце, собачье, свинское сердце! Волчье сердце! Увы мне! Увы мне, худейшему всех человеков!

Подкрепившись тою пищею, шел сорок дней и сорок ночей [3Цар. 19, 8]. Причастие больных и умирающих, на сорок дней странствования по мытарствам.

Не к тому себе живу, то есть не своим страстям и прихотям удовлетворяя, не самолюбию потворствуя, не злобе своей удовлетворяя, не завидуя, не свой нрав исполняя или свою привычку, не обижаясь всякою мелочью житейскою... но Тебе, нашему Богу, Владыце и Благодетелю [77], то есть кротко, в незлобии, смирении, послушании, терпении, отсечении своей воли и своих прихотей, сластолюбия, невоздержания и проч.

Что если все люди так бедствуют грехом, как я? Тогда их надо крайне жалеть, им крайне снисходить, прощать их, терпеть любовию и долготерпеть. А кто не бедствует от греха? Но я грешнее всех, хуже всех. Это духовный опыт мне говорит. О, как я немощен, как грешен!

Жене моей я обязан многим, многим! Как её не уважать, не любить! Как не снисходить? Как не терпеть? Как не слушаться в добром? Справедливо вчера она говорила, справедливо требовала, а я рассердился на нее за справедливые требования! О, как она добра! Как я недобр!

Не научился я, окаянный, доселе смирению, детскому послушанию (хотя бы жене в добром), незлобию, терпению, этой христианской деятельной мудрости, но из-за пустяков противоречу, действую напротив, раздражаюсь, предаюсь нетерпению, злобе, ропоту, укоряю, говорю пустое и дерзкое, как вчера жене. Доколе искушаю долготерпение Божие?.. Доколе буду исполнять волю диавола? Доколе буду жить себе, своим страстям, а не Господу? Господи! преобрази мя преображением Твоим. Все еще я тот же ветхий человек, все те же во мне страсти, какие были лет двадцать назад и дальше, а между тем причащаюсь столь часто Божественным Тайнам, обновляющим человека, преображающим, претворяющим, укрепляющим, освящающим. О, нерадение мое об исправлении! О, плотоутодие!

Господи! благодарю Тя, яко паки ущедрил мя еси милостию Твоею! Оставил еси беззакония моя, покрыл еси вся грехи моя. Да покрываю и я грехи братии.

Сон: не допустил лакей к митрополиту за неимением порядочной одежды (у меня была ряса дырявая, то есть одежды души моей растерзаны страстями); велел в другой раз придти. Как я к Господу являюсь в скверной одежде страстей? Как причащаюсь Божественных Таин? Как приемлю к себе в дом Господа я, дерзостный и грешный? Господи! Помилуй! Господи! Ты можешь меня очистить, исправить, помиловать, спасти. Сотвори сие, по множеству щедрот Твоих.

Помози нам, Боже, Спасителю наш... яко обнищахом зело [Пс. 78, 9, 8]. Я, я обнищал зело, паче всех, Боже мой, а слез тучи не принесох Тебе!

6-е августа

Ранняя обедня. Причастники. Благодарю Господа, не отринувшего меня, грешного, и сподобившего совершить Божественную литургию божественно, со дерзновением, хотя и с немощию телесною и душевною, призвать Святого Духа на предлежащие Дары непреткновенно, причаститься неосужденно и причастить народ около сорока человек. Велиар обижал меня во время произношения молитв пред причащением и во время самого причащения мирян, парализируя сердце холодностию и лукавством; я молился ко Господу внутренно, и Господь избавил от лукавства и стыдения лица. С вечера пред причастием ничего не нужно есть: это вредно для души и тела.

Огонь в церкви при богослужении есть символ Духа Святого, сошедшего во огненных языцех на апостолов, знак всегдашнего Его пребывания с верующими: да будет с вами, сказано, во веки [Ин. 14, 16]; знак благодати Его, очищения, оживотворения, попаления нечестия греховного, просвещения.

Свидетельствуем мы, иереи, о покаянии во грехах духовных наших детей; свидетельствовать будет и диавол о грехах людей пред Богом: наше свидетельство противно крайне диаволу, потому что разрушает его козни; поэтому он ярится на нас и не дает нам иногда выговаривать самого этого слова: свидетельство.

7 августа

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить непреткновенно сердцем и устами Божественную литургию раннюю. Только беда мне была от напора вражия во время причастия, когда он смущал меня и теснил крепко негодованием на дьячка Кутузова, что скоро поет и не слушается многократных замечаний, что оказалось чистою клеветою вражиею, ибо Кутузова подстрекал протоиерей скоро петь, а он был невинен. Во время причащения мирян тоже сильно смущал враг и теснил крепко.

Всенощное на 8-е августа (воскресение). Благодарю Господа моего, жизнь мою, сладость мою, за сладкое умиление со слезами во время всенощного бдения, за сию пламенную молитву о себе и о людях и за избавление от козней врага бесплотного, боровшего меня, по обычаю, смущением, боязнию и теснотою на первом часе пред выходом к царским дверям для произнесения молитвы Христе, Свете...

Господи! даждь мне глубину веры, надежды, любви, молитвы, покаяния, смирения, кротости, чистоты и целомудрия, нестяжания и пр.

В Церкви все сладкие надежды и чаяния наши, мир наш, радость наша вместе с очищением и освящением. Тут так часто возвещается истина будущего воскресения, победа смерти... Кто, любящий жизнь, не возлюбит Церковь всем сердцем? Все, что есть лучшего, возвышеннейшего, самого драгоценного, святого, мудрого, – все это заключается только в Церкви. В Церкви идеал человечества. Церковь – земное небо.

При изложении науки о богослужении, излагай сначала основания из Священного Писания, богослужения, потом – догматическую сторону, нравственную сторону, историческую сторону, обрядовую сторону.

Овечкой будь, охотно отдавая своё другим.

Кто ценит как должно будущие блага, тот ни во что ставит настоящие.

В чем со слезами умиления каюсь тайно в сердце, того не стыжусь пред людьми, окаянный.

О прихотях и похотях плоти говори в проповедях. Эти прихоти означают земное, а не небесное расположение души, противное христианству.

Все мы одержимы горячкою сердечною и бредом греховным, нелюбовию к ближнему, чрезмерною любовию к себе, или самолюбием, сребролюбием, сластолюбием, честолюбием, тщеславием, завистию, гордостию, своенравием, упорством, нетерпением, унынием, малодушием. О, горячка! Горячка! О, бред всегдашний! Когда мы исцелеем! Когда проснемся, вытрезвимся от опьянения страстного? В могиле ли только? А раньше? О святые Божии человеки! Сколь вы мудры и блаженны, что презрели суету мира сего и возлюбили закон Божий и жизнь горнюю, поправ всю прелесть мира сего! За то вечно ныне радуетесь и достойно ублажаетесь.

Когда представляется случай к терпению ради происшедшей неприятности, например обиды от кого-либо или непослушания, грубости, гонения правды ради, почитай это случаем к подвигу и, следовательно, к награде от Бога и переноси великодушно случившуюся неприятность (случай с диаконом Софроновым и дьячком Кутузовым в день святого архидиакона Лаврентия).

Видя лукавый и неисправимый нрав братии, ты яришься на них, но приличнее и справедливее жалеть их и молиться за них о их исправлении, яриться же на свое злонравие и нетерпение и немедленно исправляться самому, предоставив других благодати Божией и нашему впредь доброму примеру.

Согрешил ко Господу: показал вчера у кухмистера [78] свое нетерпение и раздражительность и необузданность языка, ибо поярился на неисправных диакона и дьячка. Смолчал бы, и все бы прошло спокойно. Впрочем, я узнал лживость того и другого. Это наука для меня обращаться с ними осмотрительнее и сдержаннее.

Спокойно буду, с Божией помощию, держать себя при всех беспорядках и непокорствах братии подчиненной, ибо спокойствие духа, как вижу, и для меня великое благо, и их научит, заставит более уважать меня и исполнять все должное. Ярость – глупость сердца.

Виновник вчерашней кутерьмы и неисправности диакона и дьячка – я, малорассудный. Мне надо было все предусмотреть и устроить дело так, чтобы не вышло неисправности: отыскать дьячка или диакона и идти вместе с ними, собравши узел с церковными вещами, куда надо было. А я ушел один по назначению, доверив дело женщине или мальчику, и потом раздражаюсь за неисправность на дьячка или диакона. Надо было вытерпеть, не обличать, особенно диакона, столь лживого и сварливого. Дело бы и прошло благополучно, не вышло бы неприятности от заносчивости моей и диакона. Надо презреть и бросить все. Можно было для пресечения неприятности одному отслужить всенощную: Бог с ними, пусть бы один гулял, а другой спал. Или надо было упросить Лаврентия отложить служение всенощной. Я виноват тем, что ради пирога и ради чревоугодия остался у отца Матфея еще на один час. Уйди я после чаю тотчас, все было бы исправно. Согрешил ко Господу.

Помилуй, Господи, всех нас троих и соедини паки любовию в союзе мира.

Пресыщение – причина раздражительности. Так и вчера.

Единое начало жизни моей – Бог.

9 августа

Апостол Матфий. Благодарю Господа за непреткновенное служение литургии вследствие малоядения с вечера и за неосужденное принятие Святых Таин в мир душевных моих сил.

10-е августа

Утреню служил неспокойно по причине неисправности, рассеянности и неповоротливости моих низших служителей, не приходивших вчера к всенощной около трех часов до половины 11-го вечера; с восьми враг невидимый побеждал меня огорчением на братию: я препинался сердцем, мыслию и языком и многих речений не мог выговаривать, особенно после того, как жаловался протоиерею на неисправность двух членов причта. Терпение и терпение нужно! А я возмущаюсь, окаянный, всякою противностию. Ведь можно было дело устроить мне так, чтобы вышло все спокойно, чтоб никого не раздражать и самому не раздражаться, чтобы сохранить спокойствие во всех и уважение к нравственному достоинству человека. Я не сделал этого по страсти своей, по нетерпению своему, по склонности своей к раздражительности. Господи! прости и не вмени: Тебе единому согрешихом!

В церкви мы вытрезвляемся от мирского обаяния и опьянения страстей и похотей житейских; просветляемся, очищаемся, освящаемся, укрепляемся душами своими, к Богу приближаемся, с Богом соединяемся (яже Бога Слова человеком преславным Твоим рождеством соединившая [79]). Как должен быть достопочтен и достоин любви храм Божий! Как любили его святые Божии человеки!

Спокойствием и невозмутимостию да побеждаю низкую злобу, невежество, грубость, лукавство (протоиерей – пример). Пример – Господь мой Иисус Христос, апостолы, мученики, иерархи, преподобные.

10 августа

Обедня. Благодарю Господа, сотворившего со мною чудо Своего милосердия, разрушившего во мне козни и тесноты вражии и даровавшего мне мир, свободу, дерзновение и громкий, чистый глас во время служения литургии; также сподобившего неосужденно причаститься животворящих Своих Таин и потребить их с верою и любовию! Велико и преестественно было блаженство мое после причащения и потребления Божественных Таин. Только виню себя в том, что после литургии возжелал я пирога у именинника Лаврентия, эконома купеческого клуба, и ел у него пирог с некоторыми прочими кушаньями – свежей осетриной и селедкой, и выпил полторы рюмки хересу. Это меня несколько отяготило, а Господь мой сказал в Евангелии: Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством [Лк. 21, 34]. Боюсь, не оскорбил ли я Господа своим чревоугодием? Не уподобиться бы мне в чревоугодии любосластному Исаву, утратившему благословение отчее [Быт. гл. 25 и 27]! Избави, Боже!

За вечерней голос изменял мне, да и вся грудь: я сделался очень нервозен, как кажется оттого, что не кушал черного укрепляющего хлеба и никакой похлебки, а вместо того после пирога именинного, спустя три часа, выпил два стакана баварского квасу и лег спать, а потом, после сна, выпил около трех стаканов чаю с американскими грубыми сухарями. Чай и квас уронили мои нервы.

Ни на что не должно огорчаться и раздражаться, потому что чрез частое огорчение и раздражение образуется весьма вредная нравственно и физически привычка раздражаться, тогда как чрез равнодушие к противностям образуется добрая и полезная нравственно и физически привычка все переносить спокойно, терпеливо. В самом деле, множество случаев (без числа) может представиться в этой жизни бесчисленных взаимных несовершенств наших, и если при всяком случае огорчаться, то не станет нашей жизни и на несколько месяцев. Да притом огорчением и раздражением не только не поправляется дело, а, напротив, более расстраивается – чрез наше расстройство. Лучше же быть всегда спокойным, всегда одинаковым, равным себе, всегда исполняться любви и уважения к больному нравственно человечеству или, говоря частнее, к близким, к родным своим и подчиненым нам. Ведь человек не Ангел, да притом уж жизнь-то наша сложилась так, что ежедневно и невольно почти грешишь, хотя бы и не хотел. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю [Рим. 7, 19]. И Господь научил нас снисходительно смотреть на частые человеческие неисправности и падения, сказав: остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим [Мф. 6, 12]. Какхотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними [Мф. 7, 12]. А кто из нас не хочет, чтобы к нему относились снисходительно и терпеливо в его нуждах, преткновениях и падениях, неисправностях, опущениях? Потому и апостол учит нас долготерпению и снисхождению. Любовь, говорит апостол Павел, долготерпит, милосердствует... не раздражается... не гордится... не мыслит зла... все покрывает... все переносит и никогда не перестает [1Кор. 13, 4–8].

Страх каких-либо случайностей, настоящих или ожидаемых, происходит от нашего маловерия: верующий никого и ничего не боится, говоря: Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся? [Пс. 26, 1]. Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною ecu [Пс. 22, 4].

Не бойся ненависти людей порочных, коих ты удерживаешь от лукавых путей: эта ненависть – тебе честь и блаженство: Блаженны вы, когда будут поносить вас [Мф. 5, 11]; блаженны вы, когда возненавидят вас люди... и пронесут имя ваше, как бесчестное [Лк. 6, 22]. Не будь малодушен из-за ненависти их и не дружись для того, чтобы не терпеть от них каких-либо пакостей, чтобы такою дружбою не оскорбить Господа.

Ради чрева не дружись с людьми порочными: пьяными, праздными, богатыми, но неблагочестивыми и немилосердными, прелюбодеями, картежниками.

Какую страшную борьбу духовную я приготовил себе курением с вечера (необычным) табаку (сигары)! Велиар утвердился в сердце моем, овладел им именно из-за этой прихоти: я это сознавал, чувствовал, ощущал. Сколько откашливания было у меня в церкви во время службы! Без конца! Табак положительно завалил мне грудь, хотя я курил, не вдыхая; Велиар завалил сердце: при произношении ектений он запирал мое сердечное дыхание и поражал сердце духовным параличом. Как вредна эта прихоть нравственно и физически!

Говорят: курение не вредит нравственно. Как не вредит? Оно делает человека рабом своим, разжигает и раздражает плоть, и без того кипящую страстями. Это курение – крайняя насмешка над людьми духа прелести, научившего людей этой прихоти и доводящего её до крайних пределов. Ах, братия! Табачный дым хотя тонкий дым, но душа наша, сердце наше еще тоньше, и от употребления частого табаку сердце сильно грубеет и покрывается сетью диавольскою, или тлею страстною. Табак, то есть курение его, – это кандалы духовные, наложенные на нас диаволом к порабощению и посмеянию нашему, чтобы мы всегда увлекались этой суетой и отвлекали свое внимание от единого на потребу. То же разуметь надо и о других прихотях и страстях; излишество в пище и питье тоже сеть вражия, крепко опутывающая нашу душу. Из всякого излишества, из всякой страсти и прихоти нашей диавол вьет свое гнездо в нас, вяжет сети на нас, и какие крепкие сети! Посмотрите на пьяницу, на сластолюбца, на сребролюбца, на скупого, на страстно влюбленного – и вы убедитесь. Что я говорю? Ближе – посмотри каждый беспристрастно на себя – и скажешь: да, велика, неимоверно велика сила диавола над нами, в нашем самолюбии плотском, в наших страстях и прихотях! Благо человеку, который не связан никакою сластию и похотию, который связан узами любви Божественной.

11 августа

Благодарю Господа за непреткновенное, сердечное совершение мною литургии и обожение и облаженствование моего недостоинства по причащении Божественных Таин.

Согрешил пред Богом, лишнее скушав за обедом (каши); согрешил, зря на то, на что зреть не следовало. Господи! неблазненно, премудро, благопотребно устроивший члены наши, даждь мне благодать чисто, неволненно, неблазненно взирать на все члены тела нашего.

За молитвы иереев и архиереев Господь милует веси [80], города, целые царства, как древле за молитву Моисея пощадил целый жестоковыйный народ и не предал совершенному истреблению, – но они этим не превозносятся, не гордятся, восписуя все благодати Божией, а вы не уважаете лиц, носящих такой сан; или опять: крестообразными иерейскими руками воинство побеждает великие силы неприятелей, как древле Израиль крестообразными Моисеовыми руками амаликову силу в пустыни победил есть [81]; или народ, стоящий во храме и молящийся при предстательстве иерея пред Богом, побеждает духовного амалика, но они не гордятся этим, восписуя всю силу Богу, – и вы не уважаете такой высокий сан, Христов сан, ибо Христос вместо Себя послал в мир на дело Свое апостолов, архиереев и иереев! Цените, уважайте этот сан, благоговейте пред ним, – а вы, о иереи и братия, достойно своего сана живите и служите.

В Церкви мы научаемся познанию себя, своего греховного растления и всей лютости, силы, злокачественности, застарелости греховной болезни души и тела, могущей погубить нас временно и вечно, и искать немедленно Врача и врачевателя с принятием решительных мер к тому, с полным послушанием Небесному Врачу и поставленным от Него учителям и врачам. Кто не ходит в церковь или не молится, тот не знает, что такое грех, тот и умрет во грехах. А это – величайшее несчастие!

12 августа

Четверг. Утреня сегодня была для меня ужасным искушением: в первый раз я почти не мог говорить столь многих возгласов, ектений, молитв оттого, что вчера вечером ел довольно картофельного сладкого киселя на смородиновом соке и каши гречневой; вероятно, от двух чашек кофе с миндальными сливками (у Зубкова). Какое расслабление грудных нервов и брюшных было во мне. Не могу без страху вспомнить. А как неприятно, как стыдно было мне, как нравственно больно комкать кое-как и поневоле службу Божию! К тому присоединился некоторый упадок духа. Беда, да и только. Пакостник плоти, аггел сатанин больно поругался над мною. Вперед не есть картофельного киселя и каши (кашицы гречневой), да и постного масла избегать, нечистого миндального молока, постного кофе, сладкого чаю с сахарным песком. Скоромную пищу не бояться есть и в пост, ради немощи и ради службы (то есть ради исправности). Лучше же есть скоромную пищу, укрепляющую нервы, и служить спокойно, с назиданием, нежели постную, и служить на соблазн другим.

Благодарю Господа за дарованную мне от Него милость спокойного, непреткновенного, громогласного служения литургии и неосужденного причащения Святых животворящих Таин в сладкий пренебесный мир. Слава Богу, что я прогулялся в Красный переулок (где манеж) для причащения больного: эта прогулка была очень полезна для здоровья.

Пища имеет весьма важное значение в жизни христианина: если она принимается в меру, сколько потребно для укрепления сил, она полезна для тела, не вредна и душе; сверх же меры и потребности, крайне вредна и для тела, и для души. Много значит и качество пищи. Вообще, чрез неумеренность в пище или чрез сластолюбие диавол охлаждает нас к Богу, удаляет сердце от Бога (отпадаем от Бога), от любления ближнего и в свои сети уловляет, в различные страсти увлекает. Чревоугодие – идолопоклонство, чревоугодник – идолопоклонник.

Кто не соблюдает заповеди о посте по прихоти, а не по нужде, тот чрез одно непослушание уже отпадает от Бога и от Церкви, служа своему чреву, а не Богу, и в сердце его гнездятся духи сластолюбия. Кто не исполняет малого, тот не может исполнить и большого, ибо малому нужно начинать с малых и легких к исполнению заповедей, чтобы постепенно доходить до большого. Первая заповедь в раю Адаму и Еве. Мудро была предложена эта заповедь, благопотребно, благостно.

13-е августа

Опять позволил себе безумство с вечера – поесть без надобности (булки с икрой и кильками), и за то чувствую себя поутру не совсем хорошо, несколько связанным, и [некоторую] боль в спине. Золотушному соленое не идет. Погода дождливая. Вчера было ясно и тепло. За всё благодарение Богу.

Молоко деревенское – вот что мне полезно!

Я поставлен, мнится мне, в почетной средине естества, общества и Церкви – я член их, я ношусь ими, взаимодействуют ими.

13 августа

Благодарю Тебя, Господи, яко от многоразличных козней и наветов врага бесплотного и от угрызений и теснот его избавил еси и даровал еси со дерзновением и силою многою совершить Божественную литургию и неосужденно причаститься пренебесных и животворящих Твоих Таин в мир, свет и пространство душевных моих сил, на радость сердечную и на здравие тела моего немощного.

Господи! даждь мне и еще и еще праздновать Преображение Твое с преображением души моей с греховности на святость, с немощи на силу, с безумства на мудрость – на многие лета. Господи! поминай духовных чад моих и преобразуй их благодатию Твоею.

Душе Святый, пребываяй с нами в век и совершаяй дело искупления Господа нашего Иисуса Христа, соверши их силою Твоею, соверши и всех православных христиан.

От искры бывает пламя. Это надо сказать по отношению к курителям табаку и всем курящим. От искр табачных бывают пожары, да какие и сколько! Великие и по всей России. Сколько убытков, разорения! [...] Господь да вразумит его и да даст ему почувствовать весь вред такого позволения и воспретит игру в огонь по её крайней гибельности.

Прелестью хлеба вчера крепко язвил, смущал, теснил и мучил меня дух лукавый под конец литургии, после причащения (жаль было дать больше просфор прихожанам); из-за этой прелести, во мне бывшей, я был нравственно бессилен и во время благодарного царского молебна, ибо жало сатаны было во мне, сомнение бесов, страх мечтательный. (А просфоры-то все раздал, себе не оставил ничего. Чем же прельщался?)

Вечером соборовал тещу Новоселова Марью Григорьевну с большим нравственным трудом при непрестанном противлении духа тьмы и зла. Господи, помилуй. Еще на исповеди в церкви теснил меня пакостник плоти; причина тесноты была, впрочем, физическая: от пищи и от предстоявшего сильного дождя и грозы, молний без грома (в 9 часов вечера). Господи! от всех врагов моих избави мя, яко немощен есмь.

Вера и Церковь, богослужение, Таинства, обряды – все это, говорят вольнодумцы и безбожники, придумано людьми для того, чтобы держать народ в страхе, подчинении и поддерживать добрую нравственность да, пожалуй, чтоб и доходы собирать с него. Вот как милосердие Божие и чудное Его домостроительство нашего спасения, самое воплощение, страдания и смерть ради нас Сына Божия хулятся невеждами и вольнодумцами, потерявшими страх Божий. Зато посмотрите на их жизнь: как они живут, и долго ли живут? Потеряв силы и здоровье в разврате и пьянстве, они преждевременно дряхлеют, тупеют, болеют и умирают.

Вчера вечером опять нелепость сделал: поел рыбы, икры, хотя есть было не нужно и не хотел было: принесла жена и поел, как Ева Адаму, запрещенного плода. Зато утром во время службы какая теснота, бессилие сердечное, страх бесовский!

14 августа

Господи! блаженство мое после причащения Святых Таин Твоих в нынешний день, как и вчера и третьего дня, было неописанно, а мир – как река. Слава Твоему блаженству, Господи, Твоей святыне, Твоей правде, потребляющей наши неправды. Литургию по благодати Твоей служил непреткновенно, чистым голосом.

Во время всенощной в Успенской церкви и на день Успения Божией Матери в начале чтения акафиста сильно искусился и уязвился я от духовного змия чрез помысл и попечение о сбережении своего кошелька при множестве народа, кошелька, на который никто не посягал. Точно параличом враг поразил мое сердце – помертвело, охладело к Богу и к небесному. В храме Успения Божией Матери и в день Ее премирного Успения я должен был быть весь горé, на небеси, а я пресмыкался несколько минут по земле. Согрешил. Долго боролся с Велиаром. О, жало смертное! (Не мог сердечно и со дерзновением читать акафиста и молитвы Христе, Свете истинный... Вот какой бич сердцу благочестивому сребролюбие, или попечения житейские.)

Поужинал – вот и отяжелел: и глаза смежаются, сон одолевает. Горе! Не поел – и не было бы этого. О, жадность моя!

Какой срам мне, что доселе не могу по нерадению победить чрева своего, несмотря на ежедневное причащение Божественных пречистых и животворящих Таин! Зачем ел весь Успенский пост рыбу? Зачем всегда ужинал, когда это было не нужно?

У актеров и адвокатов мы, священники, должны научиться смелости и развязности и умению говорить публично не стесняясь. Ибо мы, к стыду нашему, боязливы, несмелы и неразвязны, да и не умеем публично вести речь свою. Правда, что мы так неблагоприятно, неправильно воспитаны, но пора и самим выработать какой-либо такт проповеднический с помощью наблюдения и опыта и паче всего благодати Божией.

Да воздаю славу промыслу Божию, столько лет о мне неусыпно пекущемуся и без моих забот подающему с избытком все нужное, и да работаю Ему всеусердно, нераздельно, не заботясь о собрании и сбережении имения или денег, но употребляя оные на нужды свои, своих присных и бедных. Ибо любостяжание – смерть и гроб духовной жизни, как испытано тысячекратно. Деньги и земное имение вообще прах, недостойный забот человека-христианина, горнего жителя, которому Христос обещал всё приложить, то есть все земные блага, нужные для него, если он будет искать прежде Царства Божия и правды Его[Мф. 6, 33].

Враг старается непрестанно смущать, колебать, волновать душу своими прилогами, а это все делает нам потому, что мы еще пристрастны к земному и не стяжали твердой веры и упования на Бога и не возлюбили всем сердцем и всем помышлением и всею крепостию Бога, неусыпно об нас пекущегося. Вера, упование и любовь говорят: Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? [Пс. 26, 1]. Что бо ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26].

Цветковы, Ветвеницкие, Песоцкие, Несвицкие – плоть и кровь наша: теплейшим убо люблением должен им есмь.

Благодарю Господа за благодатное наитие Святого Духа во время всенощной Успенской даже до чтения акафиста отцом Матфеем. Отец Матфей и отец Павел Даманов читали без теплоты, особенно отец Павел, и у меня было очень мало теплоты вследствие постигшего искушения: подумал, что украдут кошелек из кармана, и хотел дальше спрятать, но оставил.

15 августа

Праздник Успения Богоматери. Утро: дождь проливной. Служил несколько молебнов (четыре) и молебен с панихидой. Враг жалил; дома – внезапная буря духовная от моего нетерпения, самолюбия, своенравия и злобы: обиделся на то, что жена моя, этот ангел-хранитель земной, несколько раз остановила меня при входе и выходе из квартиры словами: тише, тише... Руфина спит. Мне бы надо уважить её предостережение, почтить её сердобольную о дитяти любовь, а я возревновал на то, что она бережет крепко младенца и не бережет меня, трудящегося непрестанно и искушаемого сильно, – и раскричался на нее с сердцем, и ногою топнул, побить палкой грозил, и с горечью и жалостью говорил разные обидные слова. О, как я упал нравственно, как смутился и расстроился духом! – и это пред обедней. Долгого покаяния и слезного умиления и многократного с верою и горячностию сердечного припадания к престолу милостивого Владыки и праведного Судии стоило мне прощение грехов, восстановление в мирное состояние и обновление. Пол-литургии я плакал пред Господом, каясь в своих согрешениях, в своем безумии, в своей бессловесной ярости: Господь презрел на мои слезы, на мое искреннее, горячее покаяние и простил мне вину мою, отъял тесноту мою и даровал мне мир и утешение. Это было истинное воскресение из мертвых. Славлю милосердие Божие, бесконечное долготерпение Его ко мне, грешному. Какой урок мне на будущее время: не раздражаться, не озлобляться, не быть своенравным, обуздывать свои страсти! (На великом входе не помянул корол. Виртемб. с супруг, и Екатерины Михайловны с супругом; на заамвонной молитве пропустил слова: Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою по действу вражию, по глупой боязни, а надо бы было с особенною силою и особенным акцентом выговорить их.)

Если ты не научился благоговеть пред делами рук Божиих, то лучше не смотри на те члены человеческого тела, которые, хотя и премудро и неблазненно и благопотребно устроены, но соблазняют тебя по нечистоте твоего сердца. 20 августа 1871 г.

Господи! Пастырю добрый словесного Твоего стада, благодарю Тебя за встреченное мною повсюду радушие и гостеприимство словесных овец Твоих ко мне, недостойному пастырю, за их веру, усердие к Церкви и к служителям Твоим, за то, что некоторые из них готовы с радостию и сугубо дать даяние нам, недостойным пастырям. Господи! даждь мне тепле всегда о них молиться, как об истинных чадах, премного вожделеющих [82] нас ради имени Твоего! Господи! Спаси их милостию Твоею, силою Твоею! Господи, даждь им избежати всякого греха и совершити всякую добродетель славы ради имени Твоего святого!

16 августа

Благодарю Господа за превеликую Его милость ко мне, за победу над врагами моими невидимыми, крепко боровшими и терзавшими меня во время литургии, наипаче пред великим входом, и на самом входе помыслом об удержанных мною на церковные или братские нужды деньгах, из экстраординарных по славлению в день Успения, и пред причащением, во время и после оного негодованием на дьячка за однообразное пение догматиков во время причащения вместо причастнов. Все вышло мечтою диавольскою. Впредь не думать.

Крестины у Ивана Александровича [Л...]. Восприемник Иван Васильевич Яковлев и вм[есто] воспр[иемницы] бабушка. Крещение совершал бойко, смело, с великою верою – дотоле, пока чрез зрение не соблазнился, взглянув на платок, лежащий на комоде, предназначенный для священника и показавшийся шелковым. Согрешил во мгновение, пожелав с пристрастием этого платка; с той минуты пропало дерзновение, мир, свобода духа, свет очей. Вот каково прельщаться красными стяжаниями века сего, которые суть прах! Вот как опасно, и больно, и срамно порабощать бессмертную душу, по образу Божию сотворенную, тлену земному! И когда же? При совершении великого, пренебесного Таинства возрождения, или рождения свыше, от Бога. Не все ли мы родились свыше? Где же жизнь горняя? Где горнее мудрование? Где презрение дольнего? Где нестяжательность? Где распятие для мира?

Потом, после беседы с офицером штурманским, умным, начитанным, пред закускою став читать молитву Отче наш, постыдился премудрых, животворных, медоточных, чистительных и крепительных для души словес Господа: не от всей души читал эту небесную молитву, – и как же я был уязвлен Велиаром в самую глубину сердца, какой срам покрыл лице мое! Поделом! Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами [Мк. 8, 38].

Так иногда по какому-то ложному стыду и страху пропускаешь слова церковных молитв, составленных по научению Духа Святого, пребывающего с истинно верующими и наипаче с пастырями и учителями Церкви ввек, и так же стыд покрывает лице и диавол уязвляет в самую глубину сердца! И тоже поделом! Словеса Церкви – словеса Самого Христа. Надо всем сердцем, со смирением, искренно, во умилении души произносить их, нимало не колеблясь, никого не стыдясь и не страшась. Даждь сие, Господи, к славе пресвятого имени Твоего.

Виновата ли молитва Отче наш?.. И ту не дал прочитать враг, и ту запнул. Господи! даждь мне возъяриться на врага моего всею крепостию, еже есть праведно.

Мяса не следует мне есть: оно производит излишнюю сытость, чрезмерное накопление семян, или жизненных соков, необыкновенное и беспокойное напряжение детородного члена ночью, распирание боков, зуд, бессонницу, огрубение и нечувствие сердца. (18-го августа. Среда.) И рыбы также не есть или сколь можно меньше, только бы существовать и быть в силе.

Утро, 5 часов. Руфина дитя всю ночь кричала, но независимо от крика её я не мог спать от своей оплошности.

20 августа

За что я ублажаю свою плоть, пространно питая её, услаждая её всячески, упокояя её, когда она от этой именно поблажки больнее и больнее вредит мне же самому, бессмертной и по образу Божию сотворенной душе моей, производя во мне и усиливая страсти греховные: жадность животную, блуд, гордость, грубость и окамененное нечувствие сердца, нетерпение, злобу, зависть, ропот, уныние, леность? Зачем я её ублажаю, когда и для ней эта поблажка весьма вредна, производя в ней бессонницу, боль в пояснице и пр.? Я поступаю несмысленно, увлекаясь страстию. О, святые Божии человеки! Помогите мне вашими молитвами, мне, обуреваемому и побеждаемому сластями жития сего, войти в тихое пристанище бесстрастия и получить победу над греховными привычками и пристрастиями, как стяжали это вы чрез вашу веру, надежду и любовь, чрез ваше непрестанное усердие к спасению души и желание благ вечных, чрез ваше воздержание, бдение и молитву, труды.

Любовь христианская лучше предпочитает терпеть все внешние неудобства жизни – тесноту, отсутствие чистого воздуха, убытки, нежели из-за внешних этих и подобных неудобств допускать нетерпение, огорчение, раздражение, озлобление, ропот на стесняющих нас по нужде, или по капризу характера, или по желанию пожить на чужой счет, на чужие средства, на чужое спокойствие. Любовь всё терпит и всё переносит с ущербом для себя, для своей материальной и телесной жизни. Ибо где любовь, там благодать Божия и всякое добро, там спокойствие, там довольство. Христианин претерпевает все, только бы не лишиться благодати Божией, которая для него величайшее из благ.

21 августа

Благодарю Тя, многомилостиве и щедре Господи, яко в нынешнее утро и в нынешний день многократно удивил Ты на мне, окаяннем, милость Твою и силу Твою великую и власть Твою Божественную, спасши меня по молитве моей несколько раз от предерзких и злых и своевольных страстей моих и после тесноты и скорби даровав мне пространство, мир и спокойствие. Благодарю за слезы умиления во время стояния моего за всенощною воскресною при служении отца Матфея.

Быть на званых обедах и есть-пить под звуки музыки – великая потеря для души и бедствие, ибо она лишается благодати Божией и наполняется мысленными скимнами [83], или злыми и нечистыми духами, она исполняется тернием греховным, которое всю её проникает и всю её и с телом прободает. (У Яниша, директора гимназии, на обеде.) Горе мне было сегодня за ранней обедней от вчерашнего чревоугодия на обеде: терние греховное одолело меня: гортань крайне засорилась сором мысленным, потому что сердце было крайне засорено. Я думал, что от пыли дома и в церкви, а между тем именно и от чревоугодия.

На крестинах в доме Цепова у матроса великая борьба: кум, флотский капитан 2-го ранга Повалишин, кума – молодая хорош, дама, младенец – Елисавета. Внутренности мои были наполнены невидимыми, всезлобными противниками, которые крайне противились мне при каждом слове, так что некоторых слов и выражений в молитвах огласительных и крещальных я не мог выговаривать от внутреннего бессилия и смущения. Так и блазнило, так и страшило!

К вечеру пошел дождь: пред дождем у меня бывает сильный упадок нервов и беспокойство и голос делается нечистый.

Воздержание есть основание христианской, или добродетельной жизни, оттого и Христос Господь пред исшествием на проповедь миру Евангелия постился и чрез пост с молитвою получил по человечеству силу духовную, как сказано: возвратися... в силе духовней [Лк. 4, 14]. Это пример нам. Я дал вам пример [Ин. 13, 15].

При служении сегодня (воскресение 22 августа) ранней литургии злой дух до того потряс дух мой, что я в смущении и каком-то отупении не мог произнести имен царской фамилии. При крестинах в доме Цепова не мог выговорить слов: едини же надесяте ученицы и т. д., как ни пытался. Так было тяжело! Многих выражений не мог выговорить от суетного бесовского страха и боязни.

Истинно терние, яд и пагуба для души – пристрастия наши к тленным вещам. Так от пожелания платка при крестинах в доме Цепова и в доме Карпова я возмущаем был от Велиара, впадал в боязнь, страх, был духовно парализован, убит, не мог выговаривать многих слов! Когда я охладею ко всему в мире, когда сочту за сор все платки, все деньги, все сласти, все знаки отличия и буду весь в Боге и Бог будет все для меня? Как многое лишает меня Господа моего по пристрастию моему к вещественным благам!

Благ вещества или благ духа пожелать вам? Тленных и тлящих или нетленных, непреходящих, одуховляющих? – Конечно последних. А они вам и мне даны, только мы не умеем пользоваться ими достойно, к своему спасению и блаженству. Умудри всех нас, всеблагий Господи, во спасение!

23 августа

Ранняя литургия. Вся литургия шла благополучно. Но опасение за поспешность пения дьячка Кутузова начало возмущать мое спокойствие, особенно после Херувимской песни; действительно, он скоро стал петь в тех местах, где нужно медленнее и где я просил петь медленно; я огорчился на него в сердце, и это было началом моего внутреннего падения – и сильно я потом возмущался духом и вознегодовал с неприязнию на дьячка моего, а этого не надо было иметь на душе, нужно было все благодушно перенесть: дьячок был приличен, трезв, благоговеен. Это огорчение было делом диавола. Оскорбил я Господа: разорил закон Его, ближнего возненавидев в сердце. Любовь долготерпит, милосердствует... не раздражается... все переносит... никогда не перестает [1Кор. 13, 4 – 8]. Все у вас да будет с любовью [1Кор. 16, 14].

Голос за обедней был хорош.

23 августа

После ранней обедни напился чаю с пшеничными сухарями и булочками (не следовало), и оказалось, что это излишне. Теснота во внутренностях. Съел сухарей до восьми, да булочек маленьких три. Впредь быть внимательнее к себе и воздержнее. В два с половиной часа еще нимало не хотелось есть, а обед был готов – и опять пошел есть. Воздержание – основание христианской жизни.

Сборщик на храм Божий, простой мужичок, умную речь мне сказал о благодати Божией: тронула его моя служба, ранняя обедня, в воскресение. Это не мое дело, а благодати Божией. Слава благодати Твоей, Господи! Мои только немощи, слабости, грехопадения! Твое Царство, Твоя сила и слава, Господи, во веки. Аминь. О Агнце Божием, вземлющем грехи всего мира, старичок хорошо рассуждал.

Надо искренно любить человека, чтобы искренно и непреткновенно об нем молиться. А любовь старается угашать в сердцах наших каждый день, час и минуту диавол: он непрестанно усиливается охлаждать душу к Богу и ближнему чрез страсти и пристрастия. Оттого страсти надо всемерно искоренять.

Кофе с гущей чрезвычайно вреден для меня: когда вчера я выпил две чашки у Ивана Степановича за городом, у меня нервы совсем упали, и на панихиде у Новоселова я дрожащим, слабым голосом говорил возгласы. Смутил своим недобрым поведением дьячок Кутузов чрез спор и брань и [...] с извозчиком, да и со мною даже.

24 августа

Вчера с вечера ел довольно честерского сыру, запивая сотерном, пил чай с тем же сотерном, сыр употреблял вместе с маслом и булкою – и проклял я сегодня за ранней обедней свое чревоугодие и пресыщение, ибо все это излишество обратилось в стрелы острые и ядоносные против меня же и в силу диавольскую против меня. Я был на угольях; на дьячка Василия Ивановича Кутузова диавол возбуждал во мне крепкое огорчение из-за ничтожного случая. Как, тем же слабостям подвержен, а в брате слабостей не терплю? Самолюбец! Заамвонную молитву читал с трудом от диавольского смущения и боязни; ты тех воспрослави и далее ... не всю, пропустил императрицу на великом входе, не мог выговорить. На панихиде у Новоселова споткнулся от сомнения и смущения при возгласе Яко Ты ecu воскресение... О, как зол диавол, змей, Велиар, зверь! Чем больше воздерживаюсь, тем я сильнее становлюсь духом – чем более ем-пью, тем немощнее, боязливее...

25 августа

Благодарю Господа за неизреченную милость мира, дарованную мне по причащении Божественных Таин. О, что было до причащения! Какая тягота, теснота, дремота, мертвенность, беспокойство, смущение! И какой мир, какая свобода, какое пространство, какая сладость, какое умиление жизни по причащении! Слава Тебе, Господи! Как подстрекал враг к вражде на дьячка Кутузова за скорое пение! Молился я, молился Господу – и помиловал Господь, избавил от злобы диавольской.

После курения вчера сигары сегодня при дождливой погоде сильно болела у меня голова, как очень редко болит. Года два уже не болела так... Думаю, это от курения, я же не с привычки выкурил целую сигару. Согрешил пред Господом. А какая слабость и изнеможение физическое и нравственное были со мною во время утрени! Едва я стоял.

Свои нелепости, мерзости, злобы, гордыню, уныние, зависть, блуд, чревоугодие, любостяжание, пьянство и прочее диавол навязывает нам ревниво и с крайним насилием всякий день, а глаголы жизни вечной, а дела добрые старается всеми мерами исторгнуть из наших уст и сердец, силится не давать нам ни учить, ни провещевать о Господе Иисусе, наводя помрачение помыслов и мятеж мысли при исполнении молитв общественных. Пустяки легко говорятся и делаются, а молитва и добрые дела иногда с трудом даются: противник наводит препятствия и затрудняет легкое и благое иго Господне, оттого путь праведников тесен и прискорбен.

Если я не претерпеваю и не переношу ничего такого, что противно растленной воле моей и все делаю только по воле своей, то я отверженный Богом человек, ибо тогда что мне препятствует переходить от греха ко греху? Что будет противоядием тлетворности воле моей? – Я погибну, исполняя волю свою, а не волю Божию.

26 августа

Благодарю Господа, очистившего множество грехов моих чрез причастие Святых Таин Своих и лютые козни демонов во мне разорившего, и после тесноты и насилия мир Свой Божественный даровавшего. Благодарю Господа, даровавшего мне по молитве моей благодать совершить с упованием и силою сердечною молебен в квартире Франка при крепком борении к страху и малодушию вражиих сил.

27 августа

27 ночью случилась небольшое осквернение вследствие употребления на ночь значительного количества пресного молока, а за обедом – мяса. Ни молоко, ни мясо не должно есть, разве в нужде, в случае болезни. Господи! помоги! Были блудные видения. Это от излишества питательной пищи и от сладкого пития. А это что значит: Из потока на пути будет пить, и потому вознесет главу [Пс. 109, 7]?.. Иоанн Предтеча... А мы как лакомы и изнежены яствами и питьем!

27 августа

Благодарю Господа за бесконечно великую милость избавления меня от бесовской злобы, возбужденной противником во время совершения мною ранней литургии на дьячка Кутузова, пришедшего поздновато в церковь и довольно спешно певшего на клиросе. Огонь вражьей злобы был лютейший, несносный; не мог я переносить его и метался, как уязвленный лютым, пламенным жалом. Припадал к престолу, молил всеусильно, целовал многократно – не помогало: злоба одолевала; наконец прикоснулся к Дарам по постановлении их на жертвенник, от горячности сердца помолясь Господу, – и Господь помиловал. Диаволу обычное дело из-за пустяков поднимать целую бурю, открывать в душе ужасный адский огонь и под предлогом ревности о благочестии. Увы! Какая хитрость!

Я человек болезней – не я, но болезнь моя во мне раздражается; люди не виноваты, виноват я тем, что не научился терпеть их слабостей. Проступок дьячка моего был ничтожный, он легко мог быть покрыт любовию и снисхождением. Он не вовремя пришел к обедне, но у него маленькое, беспокойное дитя, не дающее ему спать ночью, – он и проспал, натурально. Бог да простит ему. А диавол подстрекает меня яриться на него. Да не будет.

Враг поущает меня служить слишком медленно, протяжно, монотонно, связывая этим стопы мои, а я должен служить плавно, не очень медленно, ровно, не отставая от служащей братии – дьякона и дьячка, говоря многие молитвы в себе, как указано уставом.

При соборовании боцмана дьявол открыл по мне сегодня сильнейший огонь, теснил меня до крайности, так что не мог я выговаривать многих речений. Это оттого, что плотно пообедал ухой с рыбой свежей и жарким с огурцами из рыбы, оттого теснота в боках.

Какие духовные бури, ураганы, вихри страшные, огненные, порывистые бывают часто в жизни человеческой, в жизни тех людей, которые стараются провождать жизнь христианскую и служить Богу молитвою, ходатайствуя за себя и за других пред Его неизреченною милостию! Только по милости Божией не разбивается совсем и не погибает челнок, в котором странствует по житейскому морю наша душа к вечности, её ожидающей!

Священник всемерно должен стараться поддерживать в себе смелость, мужество, дерзновение, вопреки бесплотному врагу, всемерно и непрестанно всевающему в него свою мечтательную боязнь, свой нелепый страх. Без дерзновения куда попал он, то есть священник? Он не может быть обличителем пороков людских, ни истинным служителем Таинств. Дерзновение – великий дар Божий и великое сокровище души! В земной брани, или войне, смелость, или храбрость, много значит, ибо она творит просто чудеса, а в духовной брани и тем паче. Каково странствовать нашим усопшим чрез воздушные мытарства! Как усердно и всесердечно нам нужно молиться о них!

Обедать нужно крайне умеренно священнику для того, чтобы всегда быть готовым на молитву и тайнодействие, ибо сытое брюхо к молитве глухо. Вчера я поел сытно рыбы, а меня после обеда позвали соборовать больного, и вышло очень худо. А сегодня поел с жадностию трески и мяса со щами. На что это похоже? О ангельский сан священства! Сколь ты высок и свят!

Мясная пища причиняет мне большой душевный вред: сердцу теснота и бессилие наносится; враг бесплотный удобно побеждает меня, колебля сомнением, страхом, яростию.

Благодарю Господа за слезы умиления во время всенощного бдения воскресного (28-го на 29-е августа), за молитву о всех людях. Прошу прощения у Господа в своем усумнении, боязни и смущении при выговоре молитвы Христе, Свете истинный... которую не мог выговорить от слабости и упадка нервов и духа и от непонятной боязни.

Источник всякой истинной радости течет в храме, всякого истинного спокойствия и умирения совести, очищения, исцеления душевного и телесного, источник силы и бодрости душевной, а театр, а разные домашние утешения мирские никогда не заменят того, что получает истинный христианин в храме, в котором Сам Бог утешает души верующие и обращающие к Нему мысли и сердца свои, как мать утешает младенца. От храма получают отраду и утешение со очищением грехов и помилованием и усопшие наши. Как горячо надо любить храм! Как украшать его! И это делают все, познавшие ему цену. И за них молится Церковь, говоря: помолимся о сих, иже с верою, благоговением и страхом Божиим входят в онь, и: помолимся о плодоносящих и добродеющих во святем и всечестнем храме сем, или: освяти любящия благолепие дому Твоего, Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою.

Баснописцы и светские писатели вообще, в особенности талантливейшие, как Пушкин и другие, как боги какие уважаются, пред ними благоговеют – а Евангелие Господа Иисуса Христа пренебрегается, богослужение пренебрегается, а театр усердно посещается, потому что он возбуждает, питает и поддерживает страсти человеческие, льстит похотям людским. Где же у нас христианство? Я не вижу его, я вижу только язычество. Тому, чему учит Крылов, учили и языческие баснописцы Федр и Эзоп, учили многие философы и ораторы. Так верно пророчество Апостола, который говорит, что настанет время, когда люди-христиане от истины отвратят слух и обратятся к басням [2Тим. 4, 4] и по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху [2Тим. 4, 3].

Было ли место кротости, незлобию, смирению, если бы нас не презирали, не огорчали, не раздражали? – Нет, потому надо с благопокорностию воле Божией и с кротостию и незлобием переносить презрение людское или погрешности и неисправности, молясь за своих недоброжелателей от души, да не потерпят ради нас какого-либо великого вреда, ибо Господь праведен и роги грешных сломит и вознесет рог праведного.

Сколько поводов для человека самолюбивого и гордого ко вражде на ближнего! Без числа кивал кто прежде при встрече с нами, а теперь нет – и беда, вот и неприязнь к нему; шапку кто снимал, кланялся, а теперь нет – опять беда. А беды никакой нет. – Тобой пренебрегают, а ты уважь, ублажи, обласкай, подари – вот и беде конец, и всякий враг смирится. Не должно давать места диаволу в сердце. (Сегодня послал просфору инспектору, то есть жене его, Глафире Ивановне: она на меня за что-то сердится.) Самолюбие наше (мое и другого человека) чрезвычайно щекотливо: надо уметь обращаться с людьми, чтобы не потревожить их; все мы, точно, больные духом. Любовь, любовь, кротость, ласка, незлобие, терпение, молчание, послушание – вот чем врачуются наши душевные недуги!

Крепче прислушивайся к словам евангельским и к молитвам церковным, чтобы познать тебе свою бедность и нищету и окаянство: в них, как в зеркале, изображено лицо души нашей, немощь существа нашего, вся бедственность нашей жизни. Например, прислушайся слухом сердца хоть к этому стиху, к этой молитве: скоро да предварят ны щедроты Твоя... яко обнищахом зело [Пс. 78, 8] и пр.

Бездна грехов! Сколько в сердце человека, не возрожденного благодатию, как я, окаянный, зла, недоброжелательства тайного, гордости, упрямства, своенравия, блудных и скверных помыслов, лукавых и хульных, пристрастия к благам земным, сластолюбия, сребролюбия, любостяжания, дерзости, ропота, отчаяния, хулы!

Паралич сердца моего и бесовское смущение и теснота происходят, как дознал я опытом, от излишества в пище и питье сверх телесной потребности, которая у меня очень малая. Все должен я кушать и пить числом, мерою и весом. Понравились вчера сливки, и я довольно употребил их с чаем, а не надо было бы ничего ни пить, ни есть.

Скоромная пища утомляет, отягощает и стесняет организм, а вместе с тем и душу; напротив, постная дает отдохновение, легкость, простор (разумею растительную пищу без рыбы, например суп с крупою и с кореньями, пирожок с капустою и с семечками малины или пирог с рисом и луком). Когда наблюдаешь пост в дни постные, сейчас замечаешь разницу для души и тела между постной и скоромной пищей. Так, сегодня по милости постной пищи я чувствовал себя очень хорошо, легко, спокойно, просторно и молился благопоспешно и искушений видел гораздо меньше, а вчера, когда я ел мясо и пил чай со сливками – о, как было у меня тяжело на сердце, сколько искушений, какая теснота, боязнь во время молитвы, хотя и было великое умиление на всенощной. Скоромная пища – истинный бич для души и тела. Да не прельщаюсь же пищею и питьем скоромными, жирными, хотя вкусны они. Благодарю Господа за великую благодать молитвы и умиления сегодня во храме во время всенощной, с 29-го на 30-е августа. Христе, Свете истинный...произнес громко всю молитву, со дерзновением и силою. Благодарю Господа за отъятие суетного страха. Сегодня днем спал после обеда. Это благодетельно было для меня.

Как ядовиты и смертоносны для души житейские попечения и пристрастия, и на едино мгновение коснувшиеся её во время богослужения! – Душа помрачается, лишается мира, спокойствия, жизни, простора и впадает в смущение, тесноту, пагубу!

О, овцы словесного стада Христова! Кто об вас искренно попечется, о вашем спасении, о вашем умственном и сердечном образовании, о научении вас добродетели, о вашем исправлении? Каждый, и пастыри сами, ищут своего, а не того, что Христа Иисуса [84]), каждый ищет стяжания, обогащения, удовольствия плоти, чести, блеску, роскоши в убранстве жилища, в одежде, в посуде, в столе, а не того, что едино на потребу, что вечно, жизненно, небесно, нетленно. Господи! Как мы обуяли [85]! Когда мы будем избранным стадом, когда будем жить внутреннею жизнию!

Какая бывает великая душевная беда и напасть от любостяжания при напутствовании состоятельных имением больных, при совершении Таинств Соборования, Крещения с Миропомазанием, при молитвах родильницам и проч., и от сластолюбия при совершении проскомидии! Какая тщета [86]! Описать нельзя.

От государя дана народу русскому свобода, но свобода эта в [вину] плоти – плотская свобода, полная распущенность, свобода на все пороки. Горе русскому народу, горе и правительству от Правящего судьбами мира! – ибо не направляют народ на правый путь.

Бесконечен мир, бесконечно много существ, его населяющих, – но какой чин во всем течении, во всей жизни мира (природы)! Бесконечен мир премирных умов, Ангелов, – но какой чин в мире ангельском! Какое строгое исполнение воли Божией! Велик мир человеческий! Но сколько в нем бесчиния, самоволия, безобразия и оттого бедствий – бедствий болезней, смертей разных, войны, голода, потоплений, пожаров, бедствий от бурь и непогод, бедствий от пьянства, обжорства, сребролюбия, неправды, клятвопреступления, от самоубийства, убийства! Нет числа! Горе нам! А что будет там, за гробом, во веки веков?

30 августа

Благодарю Господа за благодать поста (в день Иоанна Крестителя, усекновения главы его), ибо сея ради благодати стяжах новую благодать здравия душевного и телесного и непреткновенного, благозвучного служения литургии; сея ради благодати и Таин Божиих причастихся неосужденно и легко победу над врагами бесплотными обретох. Когда я преткнулся на заамвонной молитве (на словах: Ты тех воспрослави и далее) и враг уязвил меня и смутил, я легко обрел очищение и исцеление в Господе, в Крови Его, сущей во мне; молебен с водосвятием Иверской Царице Богородице служил добре; у Хренева в квартире тоже. В довершение всех желудок варит пищу весьма исправно, разрешается отлично, легко. Благодарю Господа за воздержание, за постную, безрыбную пищу. Благодарю Господа за премирное и радостное состояние после потребления Святых Божественных Даров Тела и Крови Господней. Бесконечная благостыня, самосущая, неточная благостыня, приснотекущая [87], сообщительная всем, слава Тебе! Аминь! Аминь, аминь! Да славит Тебя всякая тварь.

Тяжко согрешил сегодня пред Господом, оскорбив Духа Пресвятого, Духа Господа моего Иисуса Христа, огорчением при совершении Таинства Крещения на несвоевременно якобы принесших крестить младенца в церковь во время поздней обедни, тогда как я не рассчитывал на это, а рассчитывал после обедни тотчас идти к имениннику певчему Александру служить молебен (не моя, но Твоя воля да будет во мне, Господи!).

Согрешил, похулив чрез свое огорчение самое Таинство и опечалив Духа Святого, Духа благодати. Мне бы с радостию надо было совершать пренебесное сие Таинство, когда бы ни случилось – утром, в полдень, вечером или ночью; а я, несмысленный и страстный, малодушный, огорчился и в тесноте душевной, с некоторым нерадением и дерзостию произносил молитвы неохотно. Но слава бесконечному милосердию Господа: Он принял мое искреннее и глубокое покаяние и простил мне великое мое согрешение, очистив меня ради истекшия от ребр Его Крови. Слава о сем Господу!

Опять крайне искусился при совершении Таинства Крещения у Ал. Моисеевича Феодорова платком крещальным, вообразив, что он шелковый, и пленившись внутренно таким сокровищем. О, суетность! О, низкое и глупое пристрастие земное при совершении такого пренебесного Таинства! Зачем не счел за сор, за тлен, за рубище, за рогожу и шелковый плат, если бы он действительно был такой, зачем было оскорблять и на мгновение Божественную тайну возрождения человека от Бога водою и Духом Святым!.. И что для меня стоит купить шелковый носовой платок, если он действительно мне нужен! И много ли мне нужно? О, стяжательность постыдная, нестерпимая в иерее и достойно всегда наказуемая сейчас же Богом ревнителем. Враг посмевался надо мною при совершении крещения, несколько раз смущал, уязвлял, палил меня желанием шелкового платка! (А платок-то оказался бумажный.) От смущения и тесноты не мог выговаривать некоторых речений и выражений. Но благодарю Господа, приявшего мое сердечное покаяние и помиловавшего меня чрез веру и покаянную молитву и даровавшего благодать, живот, мир, свободу, дерзновение по окончании Таинства! Благодарю Тебя, Всеблагий Спасителю, Скоропослушниче! Вечер. 8 часов.

Вот тебе чай на ночь, вот тебе пирог с чаем без сливок и масла или без вина. Господи! милость моя, прости мне, что я вчера сам себя испортил частым ядением и питьем чаю и кофе; вчера, по-видимому, не заметен был вред, а сегодня в служении утрени открылся: я оказался слаб, немощен духом и телом, ибо излишество в пище и питье тлит и расслабляет тело и душу. Какое потрясение нервов внутренних и наружных!

Бесплотный враг из сердца, из мысли и из уст похищал бесценные слова, влагаемые в уста иерея Церковью на ектениях, особенно слова, в коих содержится слава Царице небеси и земли, возвеличившей Господа и возвеличенной Господом и возвеличившей род человеческий до обожения, или срастворения с Богом. Как вихрь, найдет на тебя и против воли выхватит из уст и из сердца слова, дающие жизнь душе христианской. О, тать, о,, разбойник! О, мысленное страшилище, привидение!

Господи! даждь мне умеренность и воздержание! Вот от неумеренности и алчности страдаю, а все увлекаюсь сластями и попадаю в тенета вражии. И как много опускаю читать Евангелия и другие священные книги чрез мое чревоугодие и прогулки после ядения и питья; опускаю время для богомыслия и молитвы, ибо непрестанно должен я молиться; мало, мало пекусь о спасении вверенных мне от Господа душ христианских, а забочусь о умножении своего достояния материального, прельщаюсь стяжанием тленных вещей мира сего, а приобретением Господу нетленных душ пренебрегаю!

От пресыщения и многопития чаю или другого чего и ноги слабеют, и все тело. Вот какой вред!

Примечание

76. Рамбов – простонародное наименование города Ораниенбаума (ныне город Ломоносов).

77. Благодарственная молитва 1-я по святом причащении.

78. Кухмистер (нем.) – повар, готовящий обеды на заказ, содержатель стола, гостинник.

79. Молитва ко Пресвятой Богородице "Нескверная, Неблазная..." из последования Великого повечерия.

80. Весь (церк.-слав.) – село, деревня.

81. Ирмос 1-й воскресного канона на утрени, глас 4-й.

82. Вожделеющих – здесь в значении "любящих".

83. Скимен (церк.-слав.) – сильный молодой лев.

84. Святитель Димитрий Ростовский такими словами обличал нерадивость современного ему духовенства: "Что тя приведе в чин священный? То ли, дабы спасти себе и иных? – Никакоже, но чтоб прекормить жену и дети и домашния... Рассмотри себе всяк, о священный человече!.. Поискал Иисуса не для Иисуса, но для хлеба куса" (проповедь в Неделю святых жен-мироносиц. // Сочинения святого Димитрия, митрополита Ростовского. М., 1827. Т. 2. С. 193).

85. Обуя́ли (церк.-слав.) – обезумели.

86. Тще́та (церк.-слав.) – суета, пустота.

87. Приснотекущая (церк.-слав.) – неиссякаемая.

Сентябрь

1 сентября 1871 г

Новый церковный год. Благодарю Тебя, Господи, за премирное и пресладкое Твое общение в Пречистых и Животворящих Твоих Тайнах! Сколь иго Твое благо и сколь легко Твое бремя! Тягостны искушения и борьба со грехом и греховными пристрастиями, но сладко избавление Твое. Благодарю Тебя и за вчерашнее покрытие моих прегрешений и за дарование мира Твоего в причащении Божественных Твоих Таин. Господи! победи во мне вселукавый и всегубительный грех! Научи меня мудрости Божественной побеждать страсти! Без этой мудрости всякая другая мудрость – глупость: Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? [1Кор. 1, 20].

Премного согрешил пред Господом и пред людьми, ярившись сегодня вечером на нищих, кругом обступивших меня (а они ежедневно окружают меня), бранивши их канальями, пнувши ногою мальчиков и дравши одного за волосы, хотя и легко. Прости, Господи! это мне возмездие за пресыщение прекрасною рыбною пищею; не надо было мне есть рано – и ярости бы не было. А ведь для милостыни у меня были чужие деньги, для раздачи данные, деньги рабочих людей! Чего же я, несмысленный, любостяжательный, сребролюбивый, скупой, ярился на братию, на членов Христовых, на чад Божиих, на созданных по образу Божию? Как страсти – самолюбие, сребролюбие, злоба, гордость и проч. ослепляют нас, особенно меня? И когда же? После причащения Божественных Таин! Где кротость Христова, где агнчее незлобие? Где смирение, терпение, снисхождение? Увы! доселе, даже доселе я не научился у Христа моего кротости и смирению, терпению, милосердию, состраданию. Доколе земля сердца моего будет всуе пить Кровь Господню? Доколе не изменюсь, не переменюсь к лучшему, доколе не обновлюсь? О Господи! немощи мои исцели, яко немощен есмь!

Молитесь и молитесь, братия, молитесь искренно, из глубины души, непрестанно молитеся, потому что молитва изменяет человека к лучшему, просвещает, освящает, успокаивает, доставляет бодрость душе и телу, грехи очищает. Давид по согрешении молился: окропиши мя иссопом, и уповает, что его душа паче снега убелится [Пс. 50]. Если ты чувствуешь в себе звериные чувства: ярость, готовую терзать, ломать, бранить, бить, или зависть, гордость, ненавистную алчность к деньгам или к питью и пр. – молись, став на колени, сознайся пред Богом искренно в своей злобе или зависти гордости, сребролюбии, сластолюбии, осуди себя нещадно в своем безумстве, проси у Господа прощения, избавления, спасения, помощи – и ты увидишь, ощутишь, как Бог поможет тебе, спасет, очистит, исцелит и, как снег, убелит. Если в деле чувствуешь утомление, наклонность ко сну, обратись опять к молитве искренней, и утомление пройдет – ты ощутишь в себе бодрость и силу и отлично будешь опять работать. Так всегда молись – и всегда во всем будешь благоуспешен. Молись, когда согрешишь, молись, когда добро хочешь сделать, или делаешь, или уже сделал; молись в скорби, молись в радости, в болезни и в здравии; за все благодари Господа, подателя жизни, дыхания, света, силы и всякого блага.

Христианский взгляд на театр. Многое в житейском быту нам кажется по привычке безгрешным и невинным, многие забавы, удовольствия, игры и пр. Но вера Христова, да и здравый разум и совесть осуждают оные, принимая во внимание и свойство этих забав или игр и особенно их последствия в отношении к душе христианина и к его христианским обязанностям. Таков театр, таковы клубы, картежные вечера, таково употребление табаку, пива и вина или чаю и кофе в большом количестве. Нужно об этом побеседовать с церковной кафедры и обличить эти сильно въевшиеся в жизнь христиан пороки и, как мечом, словом Божиим поразить и отразить их, чтобы тело Церкви сохранить здравым и непорочным. Итак, побеседуем о свойствах и последствиях этих порочных и большею частию излишне допускаемых удовольствий. Благодать Божия да вразумит и да укрепит меня сказать слово здравое и сильное. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою [Пс. 50, 17].

2-е сентября

Утро. Пред пробуждением видел во сне младенца Руфину после причастия её Святых Таин, получившую от кого малую медную монету для того, чтобы опустить в церковную кружку, которую держал какой-то молодой священник при арх. [служащ.] (молодой священник [не Григорий ли] Цветков?).

Принято в обычай у многих самим в церковь не ходить и детей не водить и не пускать в церковь, или книги пустые читать, а в Евангелие не заглядывать, или на фортепиано трещать, песни пустые петь, или предметы роскоши и суетности шить и вышивать. Христианский ли это обычай? Какие от этого последствия? Если человек не работает Богу, то он работает миру суетному, плоти своей и диаволу; если не растет на земле сердца пшеница добродетели или веры, надежды и любви, то неизбежно растут на ней плевелы страстей, и душа спешит не ко спасению, а к погибели, не к жизни, а к смерти духовной. А театр что дает душе: плевелы или пшеницу? А пребывание в селениих грешничих [Пс. 83, 11] что дает, производит: пшеницу или плевелы? Жилища суеты что могут дать? Могила, сказано, жилище их во век [Пс. 48, 15].

Сегодня бесплотный враг вонзил в сердце мое жало злобы на брата и отца Павла Николаевича Ламанова, который, казалось, небрежно и презрительно дал мне руку свою на мое приветствие (может быть, он нездоров был, не в духе). С этим жалом я оставался целый класс, хотя и взирал часто к Богу с внутреннею молитвою о помиловании и избавлении. Как упорно держится злоба в сердце! Наконец после класса, в уединении крепким внутренним воплем воззвал к Богу о спасении, и Он, Премилосердый, избавил меня от жгучего жала злобы. Молился Господу, да никогда не касается злоба моего сердца.

Господи! Благодарю Тя, яко в мимошедшее лето удивил Ты на мне и на нас, соборянах (а на мне больше всех) милость Свою в даровании вещественных благ, послав мне уроки в школе элементарного обучения (народной первоначальной), уроки двум мальчикам военного сословия (Бамо и Коргуеву), сорокоустные деньги (за два сорокоуста) и другие доходы, так что я мог довольствоваться и сам обильно и довольствовать многих дарами Твоей благости! Не оскудевали никогда благая Твоя у меня во все время моего священствования.

Все мы нечисты до крайности и в нечистотах своих таем, изнемогаем. При таком бедственном состоянии следовало бы ожидать, что люди непрестанно будут стараться искать очищения и спасения, только бы можно было найти его, а оно находится в изобилии и преизбытке у Господа Бога. Однако же что видим мы на деле? Мало кто ищет очищения, все предпочитают как бы лучше жить в нечистотах душевных и телесных, с которыми свыклись; многие думают, что и в аду не так тяжко и мучительно, что и там можно привыкнуть, хотя такое мнение есть прямая иллюзия и абсурд.

Эта самая плоть, которую мы столько лелеем, покоим, услаждаем, тешим, украшаем, есть враг души нашей, весьма коварный и опасный; она непрестанно противится любви Божией, воле Божией, заповедям Божиим и поревается исполнять свою волю и исполняет её почти всегда, разве когда сильное препятствие противопоставляет Господь Бог в благости и премудрости Промысла Своего об нашем спасении. Эту-то плоть должно всегда распинать со страстьми и похотьми, а не лелеять; её надо умерщвлять постом, бдением, молитвою, трудами, а душу упражнять в чтении слова Божия, в богомыслии, молитве.

Повредил я себе опять с вечера ядением честерского сыру (сыр для меня вообще тяжел – есть не надо) и черного хлеба с маслом, да еще сухарей скоромных пшеничных. Сегодня очень тяжело было на сердце, с трудом большим служил, чрезвычайно медленно: чувствуется засорение желудка и вследствие сего – гортани.

Во время утрени 2 сентября была воздвигнута на меня сильная буря бесовская, целая быстрая река страхов и крайнего злого недовольства тем, что дьячок Кутузов стал у апостолов Петра и Павла почти бок о бок со мною при входе на ектению.

Чем виноваты лица окружающие, или имена святых, или слова молитв, что диавол производит к ним отвращение, ненависть, неприязнь, страх и не дает выговорить слов и имен? Конечно не виноваты лица и буквы, или слова, это только нелепое его бешенство, против которого надо крепко воевать с помощью Божиею.

Угождая чреву и пресыщаясь, не миновать сильных пакостей врага бесплотного. После вчерашней селянки рыбной и варенья сегодня за утреней я был бессилен в борьбе со врагом, который пакостил во мне назойливо, даже до слез мне. Сердце надо укреплять постом. При наслаждении и пресыщении пищею действительно входят в сердце человека и вьют в нем гнезда мысленные хищные птицы – бесы. Чувствую.

Часто я служу над мертвыми панихиды, но я сам духовный мертвец: себя да оплакиваю всегда при служении о умерших, равно и умерших. Предоставь мертвым погребать своих мертвецов [Мф. 8, 22].

3-го сентября

Суббота. После продолжительной, тяжелой, беспокойной борьбы и усиленной молитвы во время утрени и литургии наконец пред Херувимскою песнею ощутил покой; пред пресуществлением Святых Даров слезы умиления полились из глаз; причастился с верою в мир души, который несколько поколебал искуситель на заамвонной молитве; после потребления же Святых Даров вкусил совершенный, пресладкий мир Божий, великое пространство и дерзновение в душе. На отпевании возглас говорил смело и бойко. После проводов покойника у церкви рассердился, окаянный, на нищих, что часто, казалось, и много просят от меня, покричал с яростию на одного мещанина, которому дано было рубль на паспорт и который еще просил на дорогу в Питер, и на некоторых других, – и смутился, и Велиар не преминул войти в сердце; каялся, припадая неоднократно к престолу; панихиду служил сначала при насилии диавола, с перерывами, потом благодатию Божиею победил и служил без насилия и тесноты от врага до конца. Благодарил Господа, спасающего меня присно. О, как я самолюбив, сластолюбив, малодушен, нетерпелив, яростен! Где кротость Христова во мне? Где агнчее незлобие? Где нестяжание? Где надежда на милосердие и щедроты Господа, никогда меня не оставлявшего милостию и щедротами Своими?.. Прости, Господи, помилуй, Господи! Не осуди, Господи! Исправь, просвети, ущедри, утверди, Господи! 1 час пополудни. Кружка 20 рублей.

Все действия и усилия бесплотного врага в сем мире направлены к тому, чтобы совсем вырвать из сердец людей веру в Бога, надежду на Него (а поселить надежду на суетные вещи и лица) и любовь к Нему и любовь к людям, и он непрерывно и повсюдно действует, ежедневно и ежечасно в каждом человеке, чтобы вырвать, буде можно, у человека эти высочайшие добродетели. Замечат. [по его поводу] непрестанное гнусное школьничество относительно людей искушаемых. В противодействие врагу и для всегдашней славы Божией Церковь учредила ежедневное богослужение, чтобы насаждать и воспитывать в сердцах веру, надежду и любовь.

От пресыщения много я страдаю: все козни врага бесплотного происходят от излишества моего в пище и питье. Сам я испытал много раз, что мне надо много ходить, петь, кричать, чтобы израсходовалась, куда нужно, пища, – в противном случае я бываю обременен, и чрезвычайно тяжело мне служить по причине врага, который сытым играет, как перышком: ворочает, как хочет. (Протоиерей хорошо делает, что не употребляет молока.)

Из-за пресыщения на поминках генерала Злобина, и особенно из-за мяса, враг вчера сломил меня на молитве Христе, Свете истинный... в Думской церкви. (Из-за пресыщения же и неприятность в гимназии с [учениками] была как наказание Божие мне.)

Помнить надо свое всестороннее, крайнее растление греховное и растление других людей и жалеть себя и других, терпеть, снисходить не до поблажки, не озлобляться, всевозможно беречь себя и других от греха. Господь да поможет.

Если ты постишься разумно, то ты путешествуешь к небу, если же с жадностию бросаешься на сласти, пресыщаешься и пьешь разные напитки, то ты пресмыкаешься по земле, связан по рукам и ногам. Только пост с молитвою научает небесному любомудрию и рушит греховные узы и страсти плотские. А без поста человек как птица без крыльев и хвоста.

Заблудились, одичали, отчуждились от Бога, от неба, от рая люди, созданные по образу Божию, созданные для неизреченного блаженства небесного, райского; прочь бегут от Бога, от Церкви, от слова Божия, бредят своею мирскою мудростию, ученостию, заботятся суетливо о стяжании благ земных, о корысти. Как уврачуем язву, когда она застарела, как исправим заблуждение, коему нет числа и меры? Только всесильная благодать Божия и может обратить грешника от заблуждения пути его [Иак. 5, 20].

Когда жалит греховное жало, то следовало бы бежать от него, а мы, напротив, сами вонзаем его в свое сердце, сами растравляем раны греховные, увеличиваем адский огонь в душе и теле, опасную горячку греха. Безумство и слепота! А все самолюбие и сластолюбие!

Плоть моя такая ложная, такая обманщица, такая ехидна, а я – о, безумец! – верю ей, слушаюсь её, потворствую ей! Боже мой! Когда же я распну её? Когда перестану быть врагом Бога и человеков из-за этой гнусной, многострастной, лживейшей плоти?! Господи! умилосердись над немощию моею! Доколе врагу ругаться надо мною?

От лакомства и пресыщения усиливается в человеке жадность, или алчность, и все страсти: злоба и раздражительность, гордость, зависть, блуд, любостяжание, безверие, ожесточение сердца, отчаяние, нетерпение, леность и пр. Премудро Церковь установила посты как оплот против разлития плотских страстей. Не только сотворил меня Господь и всем снабдил, но и искупил Своею Кровию и, падшего от жизни, опять вводит в жизнь нестареющуюся, вечную. Слава и благодарение Господу, толико благому и щедрому!

5-го сентября

Воскресение. Благодарю Тя, Многомилостиве Господи, яко и нынешний день даровал еси мне обновление духа и тела в Божественных Твоих Тайнах после тяжкой и томительной борьбы с противными силами, гнездившимися в боках моих и в сердце моем.

К имени христианина привыкли мы так, что оно стало нам нипочем, или многие и забыли, что они христиане, а многие и стыдятся имени сего. О, ужас! О, позор! А есть и между христианами не верующие во Христа! Тем необходимее объяснять имя христианина и излагать обязанности, требуемые этим званием. Ум на небеса преложите, горняя мудрствуйте, дольняя презирайте. Плоть умерщвляйте, любовь нелицемерную имейте, терпением спасайтесь, злобу отложите, незлобие стяжите, гордость отбросьте, смирению научитесь.

Я бываю то высок, то низок: высок, когда всем сердцем обращаюсь к Богу, помышляю о Его делах, о Его милосердии, любви, премудрости, всемогуществе, неизменяемости и вообще о Его бесконечных совершенствах; когда на Его милости ко мне и ко всем людям отвечаю сердечною благодарностию, на любовь – любовью; когда ношу тяготы других с радостию, не только безропотно, когда охотно простираю руку помощи ближним, требующим помощи, искренно, словом и делом, – словом, когда я истинно добродетелен; но я бываю и крайне низок, когда мыслями бываю обращен только к себе, а о Боге не помышляю, когда бываю неблагодарен к Нему, не молюсь Ему, когда думаю только о своем удовольствии, о своей выгоде телесной, когда сердцем бываю привязан к тленным благам сей жизни: к богатству, пище, одежде, жилищу, плотским удовольствиям, а не к благам горним, духовным, святым, вечным, для коих я сотворен по образу Божию и искуплен Кровию Сына Божия; когда я не думаю о пользе ближних, не сочувствую бедным и страдальцам, терпящим от разных невзгод житейских, когда я наслаждаюсь богатою, изысканною пищею и питием, когда я роскошествую, не щадя своего имущества на стол, на одежду, на украшение жилища и разных мало нужных или вовсе ненужных вещей, а нищим жалею и копеек. О, тогда как я бываю низок, отвратителен! Ибо тогда я бываю не по образу Божию, а по образу какого-то чудовища, урода!

Я бываю низок, когда бываю горд, когда завидую, раздражаюсь, ярюсь, завидую, памятозлобствую, отдаюсь блудным мыслям, когда я своенравен, когда желаю зла кому-либо и пр.

Когда человек ест скоромную мясную или молочную пищу, его испражнение или ветры весьма бывают зловонны; когда ест постную животную пищу, например рыбу не коренную, ветры и испражнение его менее зловонны; когда ест умеренно только растительную пищу, ветры и испражнение еще менее зловонны; если продолжает неделю и больше есть умеренно растительную пищу, ветры и самое испражнение теряют зловоние, и у постников и воздержников совсем нет зловония; наконец, от постоянного труда, воздержания, молитвы и богомыслия и самые тела их как бы просветляются, благоухают и часто делаются нетленными Божиею благодатию по смерти. Отчего смрад и зловоние от тел мертвых? Отчего скорое разложение? – От невоздержания и вообще от грехов, в коих жили люди. Вот откуда, между прочим, видна необходимость для христианина поста! И как легко, ясно на душе и в теле у человека воздержного! Как он подвижен на труды и усерден к ним! Как ревностен к молитве, к богомыслию, к чтению слова Божия и писаний святых отец! Как усерден ко всякой добродетели! Все напротив у человека невоздержного!

Жестоко я поплатился вчера за внутреннюю свою гордыню, презорство, злобу и недоброжелательство в отношении к сослуживцу по гимназии, старейшему меня отцу протоиерею Павлу Николаевичу Ламанову, казавшемуся мне особенно гордым, надменным, холодным до бесчувствия и безучастия. С затаенною враждою на сердце я сказал: здравствуй, отче (как Иуда Искариот), как поживаешь? – и допустил крайнее двоедушие: уста говорили одно, а сердце другое, противное! Уж и помучила меня злоба моя! Мне стало вдруг тяжело, стыдно всякого человека, душно, больно. Адский огонь засвирепел во внутренностях моих и пожирал меня! Я обратился немедленно к покаянию внутреннему, к внутренней молитве и долго молился и каялся, ходя по бульвару Петровскому! Наконец чрез три четверти часа Господь простил меня и даровал мне мир! Я решился никогда ни на кого и ни за что не озлобляться, но все терпеть, считать себя достойным всякого отвращения людей, холодности, ненависти, презрения и предавать себя и других Судящему праведно, никогда не мстя за себя даже мыслию или словом! Да будет сие, Господи!

Окаянный, еще я живу для себя и, значит, для греха и тления, а не для Христа и блаженного бессмертия; еще я рабствую чреву, еще предаюсь с алчностию лакомству, пресыщению, любостяжанию, суетности и тщеславию внешностию; еще злоба, обидчивость, гордость, зависть, да и блуд во мне живут и действуют и, как думаю, наверное, особенно по причине лакомства и пресыщения, ибо чревоугодие пролагает и делает торным путь для всякого греха, ибо воздержание с молитвою есть охрана и как бы крепость души против всякой страсти и против всякого прилога вражия. Доколе же я буду лукавствовать, живя для плоти, доколе не предам себя и весь живот свой Христу Богу?.. Доколе не буду готов для Христа моего даже на смерть, ибо умереть за Него – значит стяжать вечную жизнь? Доколе не умерщвлю для Христа хотя ветхого моего человека, многострастную плоть мою? Доколе не изнурю её воздержанием, молитвою, бдением, трудом, милостынею доброхотною?..

Господь предстоит и внимает нам, когда я читаю присягу в собрании: да будет чтение в памятовании Его всепромыслительного присутствия. Диавол непрестанно коварствует над нами и усиливается отторгнуть нас от Господа и уязвить, жечь нас в адском огне, погубить нас; иногда чрез один помысл греховный, чрез одно пристрастие минутное к чему-либо. Да бодрствуем и трезвимся. Имей всегда веру и уверенность, что с помощью Божией нет для тебя ничего невозможного в Божием деле. Сомнение, неверие или недоверие, неуверенность в себе, и оттуда боязнь и робость, часто губят нас.

Щедрого, великодаровитого Бога оскорбил, прогневал я, окаянный, скупостию своею; всеблагого – злобою своею; кроткого и долготерпеливого – раздражительностию и нетерпением своим; Бога, Который есть Дух, – плотяностию своею, земляностию, пристрастием своим, алчностию к земным сластям, жадностию к стяжаниям, страстным зрением, вкушением, осязанием. Нищим, просившим у меня милостыни, долго не подавал я милостыни, воображая, что они во зло употребят оную. Наконец, Сам Господь помог и мне и им, послав мне щедрое даяние за молитву и крестины двух младенцев-близнецов у Махова, капитана 1-го ранга. Сильное искушение было со мною во время крестин этих младенцев (восприемники: Ворожейкин и Тыртов) больше из-за платка видного, но недорогого, не шелкового, как узнал после; сердце, обессиленное и обаянное [88], парализованное сладкоядением (телятиною великолепною) и многоядением, легко пленено было врагом бесплотным, поражено, омрачено, обессилено, посрамлено страстным желанием плотским и стыдением лиц человеческих благородных! Увы мне! Как я жестоко был пленен! Стыд покрыл лице мое! Я смущался часто и не мог от стыда и помрачения в мыслях и скорби и тесноты в сердце смотреть открыто, но зажав глаза и читать твердо, но претыкаясь, останавливаясь, пропуская или не договаривая слова и речения молитв и пропуская некоторые молитвы! Что за буря, за напасть со мною была – постигнуть не могу! Впрочем, вся беда была от пристрастий к земным вещам: к пище, питью, вещам и лицам. А священник должен стоять всегда, особенно при совершении, выше всех и всего, не познавая лица человеческого при совершении Таинства, ибо оно – дело Божие. Боже! Прости мне согрешения мои! И на панихиде не мог выговаривать ектенийных прошений: так я был взволнован, смущен, умерщвлен внутренно, уничижен, посрамлен! А всё чревоугодие! Все диавол, злейший враг мой, ищущий поглотить меня на всяком шагу.

До сих пор я поступаю ничем не лучше восьмилетнего ребенка, поставляющего жизнь свою, удовольствие свое в сладком ядении и питии и, быв муж, не отвергох младенческая, будучи христианином, живу как язычник, будучи священник, живу как простой мирянин и хуже мирянина, забывая свое горнее служение, свое пастырское звание, свою паству, или вверенные руководству моему души, свое частое причастие Божественных, животворящих, Пресвятых Таин и частое совершение Таинства сего, равно как Таинства возрождения водою и Духом, которое совершено было и надо мною, вместе с Тайною помазания миром, и частое совершение Таинства Покаяния, или обновления. Хотя отныне дал бы Господь начать новую, истинно христианскую и пастырскую жизнь. А то вот, совершая молитвы над умершими, я чувствую, что сам умер духовно, сам мертвец, смердящий страстями, как Лазарь, смердящий во гробе.

Чтобы христианин жил христианскою жизнию и не угасла в нем совершенно жизнь духа, ему необходима молитва домашняя и общественная, необходимо посещать с верою, разумением, усердием богослужение во храме, как необходимо подливать елей в лампадку, чтобы она горела и не угасала; а так как молитва искренняя, горячая бывает при воздержании, то для поддержания в себе христианской жизни или горячности веры, надежды и любви, нужно воздержание и пост. Ничто так скоро не погашает в нас духа веры, как невоздержание, лакомство и пресыщение и рассеянная, разгульная жизнь. Я угасаю, умираю духовно, когда не служу в храме целую неделю, и возгораюсь, оживаю душею и сердцем, когда служу, понуждая себя к молитве не формальной, а действительной, духовной, искренней, пламенной. Но сколько тогда бывает нужно побороть мне врагов бесплотных! Сколько одолеть коварств и наветов их! Театр также погашает веру и христианскую жизнь, научая рассеянности, лукавству (или умению жить в мире), смехотворству; он воспитывает ловких сынов века сего, но не сынов света. Театр противен христианской жизни, он – порождение духа мира сего, а не Духа Божия. Истинные чада Церкви не посещают театра.

Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами [Мк. 8, 38]. А ты стыдишься, по тайному действию в тебе Велиара, именования креста и Евангелия и самого имени Божия, увлекаясь каким-то бесовским страхом людей незнакомых, как будто бы они звери или разбойники. Господи! Ты видишь волнение мое в присутствии народа неизвестного: даждь мне Сам смелость говорить.

Театр ничем не лучше больницы умалишенных, в которой жалкие, больные душой и телом люди в бреду своем воображают себя царями, или богачами, или генералами, или другим чем, воображают себя стоящими пред императорскою особою и говорящими с нею, как с действительно присущею; громко смеются, когда следовало бы плакать, или плачут о том, о чем плакать безрассудно. Подобное нечто бывает и в театре. Тут простой человек принимает на себя для потехи публики разные роли, которые чем ближе к действительности выполняет, тем больших заслуживает рукоплесканий от публики: он представляет собою роль и царя и простолюдина, и разбойника и мирного гражданина, и дышащего злобою и влюбленного до страсти, и полководца и поселянина, и мужчину и женщину, он то смеется, то плачет – словом, изменятся в тысячи видов. Но больше на театре любят смеяться, смешить. А между тем посмотрите, что делается в нескольких шагах от театра, не говоря о других частях города, других городах, селах. Сколько бедности, бедствий, слез! Вот театр, вот зрелище бедствий! Для чего бы не изобразить на словах пред людьми этих бедствий действительных, чтобы возбудить в слушателях сострадание, милосердие и вызвать действительную помощь? Но тогда мы не обогащали бы актеров? Понятно. Актеры, в конце концов, заботятся только о себе, о своем кармане – до бедного [человечества] им и дела нет.

И вот мы обогащаем шарлатанов-актеров за их выдумки, лицедейство, фразерство, за их иллюзии! О, как мы виновны пред Богом и людьми! Мы веселимся, а между тем что делается на белом свете? Вся земля, кажется, на военной ноге, народы и племена друг на друга враждуют, друг на друга готовят страшные орудия бранные или вступают в бой и в несколько часов или дней, как колосья, пожинают сотни тысяч людей! Мы всевозможно забавляемся от полного благосостояния и имущественного избытка, от сытости и пиянства, а целые населенные города или деревни, посещенные гневом небесным за грехи, плачут, воют, потому что у десятков тысяч людей нечего есть, негде приютиться, нечем одеться! Но таково самолюбие и сластолюбие человека, что было бы ему хорошо, а другие как хочешь неси свое горе. А Евангелие говорит: носите бремена друг друга [Гал. 6, 2] ; не о себе только каждый заботься, но каждый и о других [Флп. 2, 4]. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию [Рим. 15, 2]... Страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены [1Кор. 12, 26].

Благодарю Господа, удостоившего меня Своей помощи, когда я усердно просил её, чувствуя свое душевное бессилие пред приведением к присяге в Окружном суде, и припадал к престолу в Думской церкви. Я громогласно и с силою, непреткновенно прочитал две присяги пред первым делом; после обеда сластоядением враг связал и обессилил меня, и я не мог читать первой присяги (заседателям), отдав читать одному из заседателей, а потом этот удар пробудил и раздражил меня: следующую присягу я прочитал громко, с силою.

Сильно теснил меня дух лукавый в Окружном суде во все продолжение его, смущая и устрашая меня призраками. Первые присяги читал не очень твердо, последнюю твердо, без преткновения, от души говоря каждое слово, ценя каждое слово, как золото чистое. О, какая немощь духа, какое горе! И, кажется, это беда напала на меня из-за жадности к яствам и пресыщения! Благодарю Господа за явленную мне помощь. Присягу присяжным заседателям читал дурно: враг поставил рожны свои в сердце моем. В суде читал я Евангелие от Матфея с 25-й главы до конца и от Марка с 1-й главы до 8-й. Благодарю Господа за слово Его святое. Согрешил, пороптал на Господа, когда враг теснил меня нещадно, а Господь не внимал мне, по-видимому, когда я взывал о избавлении. Господи! говорил я дерзостно, всего Ты избил меня чрез врага, – забыв, что я достоин жесточайших теснот и мук за свои грехи. Прости, Господи, нетерпение мое и дерзость мою. 11 сентября 1871 года.

Помни, размышляй, благоговей, благодари, что Творец твой сходил для тебя на землю, странствовал, ходил, учил, творил чудеса, пострадал, умер поносною смертию и воскрес из мертвых, положив начало нашему воскресению. Не забывай этого дела Сына Божия, для тебя прекрасно исполненного, и старайся сделаться оного достойным. Церковь как бы напечатлела это в своем ежедневном и годичном богослужении, совершая воспоминания Рождества Христова, Крещения, Сретения, Преображения, Входа в Иерусалим, Пасхи, Вознесения, Сошествия Святого Духа, Воздвижения Креста.

Один помысел пристрастный, плотской или помысл о вещах, к коим имеем пристрастие, действует на душу губительно, как яд, как духовный паралич (как ржа), во время молитвы или вообще отправления священной обязанности. Что сказать о самом исполнении или удовлетворении этих страстных пожеланий? Но страсти наводят обаяние на рассудок и на чувства и волю, доставляют приятность, хотя минутную, всему существу человека, и оттого в этом обаянии люди часто не чувствуют гибельности греха; только гибельные последствия греха, которых они не хотели предвидеть, обращают их в себя и заставляют сознаться в безрассудстве своем при удовлетворении страстных своих желаний; тогда в них пробуждается совесть и начинает сильно обличать и мучить их.

12 сентября

Воскресение. Поздняя обедня за отца Матфея. Служил, по милости Божией, с сердечною теплотою, особенно после великого входа, после крайнего противодействия диавольского, громогласно; причастился в мир душевных сил, ощутил теплоту животворящую во устах, в сердце и в теле; заамвонную молитву читая, сбился от смущения бесовского при мысли о предстоящей проповеди; проповедь говорил сильно, одушевленно.

После обедни и молебна, пришедши домой, обедал с большим аппетитом, а проще сказать и ближе к истине, с непохвальною жадностию, которая увлекла меня к излишеству (яблоко печеное пред обедом, щей полную тарелку, кусочек мяса легкого, бобового соуса почти тарелку, котлетку довольно большую, тогда как мяса вовсе не надо было есть, еще яблоко печеное с сахаром и со сливками; потом через час чай со сливками и без сливок стаканчика три, – почувствовал некоторую тяжесть и обременение). Зато когда пришел к вечерне и нужно было давать молитву Дарье Васильевне, жене дьячка Кутузова, я сделался посмеянием врагу бесплотному, затмившему мой ум, стеснившему и смутившему мое сердце, поразившему всего меня как бы параличом: я не мог говорить, прочитал молитвы мысленно, взявши на руки младенца Николая, тоже не мог говорить. Вечерню служил с горем пополам. Венчал свадьбу, благодаря Бога, непреткновенно. Народу очень мало. Крестил спокойно двух младенцев в стороне. Панихиду служил довольно спокойно.

Перед обедом дома рассердился и несколько возвышал голос на жену за то, что не сделала яблочного пирога, для которого я купил яблоков и сахару толченого. Согрешил пред Богом и женою. Это было мое пристрастие, лакомство. Обед был без того великолепный. Еще я лакомка! Еще жаден! Перед обедней и после обедни горячился и кричал на нищих; пред вечерней и после вечерни тоже. Бессловесные поступки [89]! Священнику, носящему на себе сан Христов, должно быть всегда кротким и незлобивым, терпеливым, не торопливым, а ровным, степенным. Сколько Господь изливает милости на священника, удостаивая его приближаться ежедневно к Страшной Трапезе, и совершать и вкушать Страшные Тайны! Сколько и священник должен быть милостив и сострадателен к меньшей братии Христовой, которая есть и его братия. И Господь силен вознаградить его за все убытки в подаянии милостыни!

Увлекаясь пристрастием к вещам тленным, помыслами, заботами об них, мы теряем предметы величайшей важности, предметы, истинно сродные нашей душе, составляющие истинную и вечную её стихию; копаем для себя дырявые колодцы, не могущие держать воды, и покидаем источник воды живой [Иер. 2, 13]; не обращаем в жизнь свою, в соки и кровь помыслов духовных, святых, небесных, животворящих и продолжаем жить помыслами и стремлениями житейскими, земными, страстными, которые только томят, мучат, умерщвляют нас. О, если бы нам мудрствовать всегда так, как мудрствует Святая Церковь в своем богослужении, в молитвах при совершении Таинств и разных молитвословий, как мудрствуют святые отцы в своих писаниях! Тогда все мы еще на земле были бы небесными гражданами, словесными небесами.

13 сентября

Благодарю Господа, удивившего на мне милость Свою во время утреннего богослужения, когда после светильничных молитв я готовился говорить великую ектению; после внутренней тайной молитвы ко Господу и Богоматери я всю ектению проговорил весьма спокойно, звучно, искренно, так же и сугубую и просительную.

Благодарю Господа за небесную Его помощь во время литургии; благодарю, яко грехи мои отъял от меня множеством милости и укрепил меня, когда я изнемогал телом и духом; благодарю наипаче за преестественное оживотворение по причащении Божественных Таин и за победу над невидимыми врагами, крайне поджигавшими меня к озлоблению на отца диакона Петра Ал. Софронова и ранее на старца Михайлова П. Победительная и благодарственная восписую всеблагому и всесильному Господу моему. Если бы не Господь, поглотили бы меня враги мои.

Господь единожды воскресил смердящего мертвеца Лазаря, а мою душу, ежедневно и многократно умирающую во грехах, тысячекратно и тьмократно воскрешал. Жизнодавец Христос Бог наш мой греховный смрад тьмократно прогонял благодатию Духа Святого и тою же благодатию творил меня благоухание Богови. Слава о сем Господу.

Господи! весь излиялся еси не изливаясь (яко непреложный и неистощимый и неизменяемый) в благодеяниях к тварям Твоим, начиная с Херувима до последнего червячка, пресмыкающегося по земле или внутри в земле; спасения же ради человеков и Сына Твоего Единородного послал еси, Иже всего Себе истощи и наипаче внегда крест и смерть претерпети волею нас ради. Слава о сем Господу! Господи! весь излиялся еси в благодеяниях, внегда Самого Себе даже доселе и до скончания века предлагати верующим в пищу и питие в Животворящих, Святых и Пренебесных Тайнах, в Плоти и Крови Своей.

Да будут прокляты пристрастия житейские, охлаждающие и парализующие любовь нашу к Господу, как-то: жадность к лакомым кушаньям и питьям, страсть к красивой одежде или головному украшению (камилавке), или к златому отличию на персях, к этому страшному, святому и спасительному знамению креста, когда приходит жаление и беспокойное бережение их от пыли и дыма или топленого [...] во время богослужения. Сколько раз эта суетная забота о сбережении во время службы Божией поражала сердце смертию духовною, хладом адским и бесчувствием к Богу и людям, бесчувствием ко всему святому, великому, спасительному, совершающемуся во время богослужения! На наш век станет всего и останется еще после нас – и камилавок, и крестов! Внимай себе и своему спасению и спасению врученных тебе от Бога людей.

Кому я обязан безмерными милостями и дарами жизни, коими пользуюсь, – даром воспитания, даром священства, почета, всеми дарами вещественными? Первее всего Господу Богу, Емуже буди слава и благодарение всегда, ныне и присно и во веки веков; потом Святейшему Синоду, о немже буди всегда молитва моя ко Господу; затем государю, о немже также буди моя в сердце всегдашняя молитва ко Господу, и потом – всем моим добрым начальникам, наставникам, братьям и сослужителям, товарищам, добрым прихожанам и всем добрым людям, добре о мне, непотребном, мыслящим и отзывающимся и доброе расположение свое ко мне являющим! За все же вообще слава и благодарение Господу моему, яко все доброе от единого Бога происходит, как из своего Первоначального Источника; Он есть Альфа и Омега [Откр. 1, 8].

19 октября. Что более стужает нам в этой жизни? Что как бы сковывает меня, иерея, в общественном богослужении, наипаче литургии? – Чрево, похоть чрева, и этими похотями меня враг связывает, теснит, омрачает, умерщвляет, отводит от Бога, – горе мне от чрева, от моей алчности, жадности, от моего сластолюбия. Блаженны преподобные и все святые, поправшие чрево!

14 сентября

Поздняя обедня в Соборе. Благодарю Господа, сподобившего совершить Божественную литургию громогласно, с силою, умилением и причаститься неосужденно Божественных Таин.

Вследствие сластей (у Черницкого и Леопардова) постигла меня крайняя теснота, особенно при соборовании Василия Осиповича Серебренникова, и потом при крещении ребенка в соборной сторожке и на молебне у Полякова. У Леопардова в дыму табачном чай пил. Это мне очень вредно. Дома печеных яблоков довольно поел перед вечерней. Это тоже нехорошо.

Корыстолюбие ужасно парализует душу и охлаждает её к Богу и ближнему и ко всему священному. Священнику отнюдь не должно быть заражену корыстолюбием, иначе соль потеряет силу – он будет живой мертвец. Горе корыстолюбивому пастырю, совершающему требы и думающему о вознаграждении: страсть его жжет, теснит, омрачает его ужасно и не дает ему говорить слов. Священник должен всего себя и весь живот предать Христу Богу. Бог без заботы даст ему все нужное, как и давал.

15 сентября

Единственно верное, жизненное, вечное сокровище мое – Бог; все же сокровища земные, или различные вещи зримые, ядомые и пиемые, облачаемые, украшающие, обогащающие, отличающие, возвышающие, – когда прилепляется к ним сердце, суть мука для него, скорбь, теснота, мрак, огнь адский. Едино есть на потребу – а плоть заботится и суетится о многом [Лк. 10, 41]. Сколько неприятностей, греха бывает из-за вещей, то есть из-за пристрастия к ним. Боже! К Тебе единому да прилепляюсь во всякую минуту жизни и в век и вечность! Прочь столп Вавилонский!

Во время утрени тяжкие искушения от бесплотных врагов из-за попытки удержать у себя под известным предлогом часть братских доходов и из-за того, что пожалел своего тела, своей груди при произношении великой ектении – убоялся страха там, где его не было. О, как пристрастие к плоти и ко всему плотскому мучит меня! А я должен презирать её, не щадить для дела Божия! Ибо и умереть на деле Божием – блаженство!

В избытке принимаемая пища после причастия нетленного, духовного брашна Пречистого Тела и Крови Христовой или сласти различные подавляют плоды духа, полученные с причастием, этой великой святыни. Жалкая, ужасная потеря! Лишиться такого бесценного, пресладкого сокровища из-за ничтожных, тленных, грубых сластей, которые никогда не могут дать жизни духу, да еще и тело обременяют! Надо беречься всячески невоздержания и жадности, предшественницы невоздержания. На сласти смотри как на детские игрушки, коими несвойственно увлекаться человеку зрелого возраста; только по необходимости употребляй их в меру; предоставляй эти сонные грезы другим, тем, кто их любит, а сам шествуй в Царствие Божие и упражняйся в том, что питает и услаждает душу, а не тело. Долго ли еще заблуждать?

16 сентября

Благодарю Господа, благопоспешившего мне благодатию Своею непреткновенно, хотя и медленно, совершить утреню в Соборе при обычном борении сопротивных сил и борительных врагов. Ектению великую говорил твердо всю, сугубую и просительную тоже; малую последнюю на каноне тоже. Христе, Свете истинный... в конце спутался от раздвоенности и смущения сердца. На молебне второе Евангелие тоже не все кончил потому же. Враг ужасно двоит! Вследствие этого как можно тверже прилепляйся сердцем к единому источнику жизни.

Господи, Господи милости, щедрот и человеколюбия, благодарю и славлю недостойными устами и сердцем и всею мыслию, яко удивил на мне и ныне милость Свою, даровав мне в причащении Святых Своих Таин великое очищение согрешений, победу над невидимыми, борительными врагами, глубокий мир и свободу немирному и присно утесняемому от невидимых врагов духу моему и радость неизглаголанную. Литургию и вечерню служил благопоспешно, с искренностию и силою, громогласием. Не вкушал дома и нигде хлеба до пяти часов вечера и чувствовал себя до того хорошо и в силах, что можно и еще было пробыть часа два-три без всякого чувства голода, без всякого ослабления сил. Слава брашну нетленному!

Слава брашну нетленному и Тайне Его священия. Больной рыбак, Василий Осипович Серебренников, почти омертвевший, ожил чрез эти Таинства. 15 сентября 1871 г.

По благодати Христа Бога служил у Амоса Федоровича Табурина в доме Касаткина молебен бодро, громогласно, непреткновенно.

Как враг бесплотный усиливается обратить в грех и в осуждение самую молитву нашу, общественную и домашнюю, и какое глубокое внимание нужно священнику к самому себе, и какая готовность всегдашняя к достойному служению Господу во храме и в домах христиан! Он должен быть постоянно весь око, весь слух!

Высок, пренебесен сан священства! Чрез него люди сподобляются пренебесных Таинств: Крещения, Миропомазания, Причащения и прочих Таинств! Чрез него они просвещаются духовно, освящаются, обожаются, руководствуются к горнему Отечеству, подкрепляются, врачуются, утешаются! Сколько благ изливает всеблагой Бог чрез божественное и боготворящее священство! Как надо уважать этот сан! Как надо любить священнослужителей, духовных пастырей и учителей! Апостол Павел говорит: Просим же вас... почитать их преимущественно с любовью за дело их [1Фес. 5, 12–13].

Божественная литургия – всемирная жертва о всех и за вся. Поэтому все должны поспешать к ней с жертвами сердец!

Курится ли в тебе, как фимиам в кадиле, молитва? Горит ли твое сердце, как свечка и лампадка?

17 сентября

Ужасно изобидел меня сатана за утреней обидою на дьячка Каменоградского за крайнее неровное поведение его на клиросе в чтении и пении и внешней выправке. Может быть, у него такая привычка, такой нрав, но мне очень противно стало такое его поведение неглижерское (небрежное); я возмутился духом и не утерпел – ушел с клироса, не стал больше читать канона и после того, несмотря на внутреннюю молитву мою, не мог успокоиться. Это было и коварством врага бесплотного, а силу свою враг возымел надо мною вследствие вчерашнего пресыщения и ядения перепаренного супа, питья кофе со сливками и потом чаю. Сегодня чувствую, что грунт сердца моего слишком слаб именно от пресыщения. Господи! Даждь мне благодать не есть мяса, если эта беда происходит от мяса. В Думе вчера довольно сидел: воздух гадкий был. И оттого, может быть. Но чувствую, чувствую излишество в себе питательности, засоривающей внутренности мои.

Великую ектению на утрени говорил медленно, громко, всю, с некоторою одышкою вследствие вчерашнего кофе и прелого супа (они вредны для меня). А как хорошо вчера вечером служил, бодро, непреткновенно (с поста во вторник и в среду)! На сугубой ектении сбился в двух возглашениях: о блаженных и приснопамятных и о братии... На малых ектениях не мог Владычицу славить от смущения вражия; на просительной ектении тоже; и кроме того, христианской кончины не просил сердечно, смялся все от того же смущения ради дьячка. Дерзновение вовсе потерял. Молебен служить не мог: на Евангелии на ектении спотыкался, не мог выговаривать. Но я должен привык, к дьячку: у него такой норов! А у всякого свой нрав, свои привычки, замашки! Надо покрывать любовию, снисхождением, не давать места врагу. Ведь в сто раз хуже сделал я, что смутился и огорчился на него втайне: и других-то смутил неисправности) своей службы, а его не исправил, и душу свою заразил адским дыханием злобы. Господи! Спаси меня от призраков диавольских! (А это призрак мучит меня за чревоугодие и пресыщение.) Даждь мне себя самого, грешника растленного, винить, а грехи ближних покрывать любовию. Сам их исправь: я не могу и не умею без Тебя, ибо сам многогрешен и разным страстям подвержен.

17

Благодарю Господа, сподобившего меня после тяжких искушений от врагов бесплотных (подмывавших и поджигавших мое сердце, смущавших, теснивших, обессиливавших), неосужденно причаститься пречистых и животворящих Его Таин в мир, свободу и радость души и во здравие тела. На заамвонной молитве сделал пропуск: Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою; на отпусте не упомянул святого апостола Андрея Первозванного и первоверховных Петра и Павла. На молебне Евангелие не все прочитал мученикам: ибо и пси ядят от крупиц, падающих от трапезы [Мф. 15, 27] до конца от злобы и лукавства и гордости врага бесплотного, от немощи духа вследствие немощи телесной, которая, в свою очередь, происходила от тяжелой и ненастной погоды, от вчерашнего позднего обеда, прелого супа и жаркого, от сидения в скверном воздухе думского присутствия (Мировой съезд). В двух местах на горе служил молебны именинницам Комаровой и Спицкой; на молебнах было очень тяжело: в воздухе что-то было давящее, смущающее, стесняющее, запинающее.

18 сентября

Благодарю Господа, препоясавшего меня силою свыше к непреткновенному, в силе и истине совершению утреннего богослужения и молебна Иверской Божией Матери и святым мученикам Гурию, Самону и Авиву родственницам Румянцевой, купчихи. Употреблял напряжение и принуждение себя в служении, без коих не мог бы совершить службы непреткновенно; служил медленно, с расстановкой.

Между пищею и грехами, как между телом и душею, есть тесная, огромная связь. Вот почему Святая Церковь Православная установила для своих чад, о спасении коих она день и ночь печалует и молится, частые посты, однодневные и многодневные; вот отчего Сам Христос Спаситель, не имея нужды в посте как Богочеловек безгрешный, постился сорок дней, показуя пример нам! А нынешние христиане отвергают пользу поста и ни за что считают различие пищи, приговаривая, что не входящее в уста сквернит человека, а исходящее из уст [Мф. 15, 11], как будто Господь, сказав эти слова, потворствовал их чревоугодию и сластолюбию. Как же запрещенный плод древа познания добра и зла по вкушении осквернил и души и тела Адама и Евы?.. И кривотолкование Священного Писания есть грех. (Отчего блуд? – Не от пищи ли? Отчего злоба, избыток злобы? – Не от пищи ли?)

19-го сентября

Воскресение. Благодарю Господа за полноту жизни и мира, дарованную мне сегодня в причащении Святых животворящих и бессмертных Таин, и особенно по их потреблении окончательном. А искушений-то сколько было до обедни при служении молебна у Шустова и во время обедни! Какое бешенство у сатаны! Какая злоба! Какое препятствие делу Божию! Какое насилие! (Вчерашний чай крепкий повредил мне, а может быть, и обед поминальный, мясо, вино!)

На великом входе страх сатанинский подмывает сердце и мутит, рвет его на части, точно водопад; не мог помянуть императрицу и многих других имен; глаза открыть боюсь, смотреть на народ, чтоб не встретиться с эполетами, чопорными шляпками, купеческими лицами, вообще с людьми, имеющими значение в мире сем и, может быть, мало имеющими значения у Бога. Крайне двоит сердце диавол во время богослужения и этим берет верх надо мною, смущает, устрашает. А чего страшиться священнику, Божьему слуге, притом во время богослужения, когда и Ангелы вместе служат? Как гонит сатана! О, если бы Господь на самого его навел страх, так чтобы он и не смел показаться во время богослужения ни общественного, ни частного! Нет, – тут-то он и является, и пакостит. Что за попущение на меня от Бога!

Куда нам до того самоотвержения, которое сделали апостолы ради Господа? Нам хоть бы небольшое-то самоотвержение в данных случаях иметь ради Господа и любви ближнего! Хоть бы не жалеть подавать милостыню бедным понемногу, но постоянно или давать в долг; хотя бы не жалеть приходящим к нам странникам или гостям жилища, нескольких копеек, хлеба-соли, прохладительного или освежительного, согревающего питья; хотя бы не охладевать к ближним, не презирать их ради того, что они кушают нашу хлеб-соль, чай-сахар, пользуются нашим углом, носят нашу одежду, или ради того, что, будучи нашими подчиненными, иногда бывают неисправны, – хотя бы это самоотвержение нам иметь, говорю, хотя бы не гнаться за долгом ближнего, который не имеет чего отдать, или не брать с него лихвы, роста, для него обременительного и разорительного; хотя бы не гнаться за обидой словом или делом, умышленно или неумышленно нам причиненной, или хотя бы не быть подозрительными и не видеть во всяком движении, взгляде, слове ближних злого против нас умысла, как это бывает иногда, но быть миролюбивыми, благолюбивыми, доброжелательными, ласковыми, общительными ко всем – хоть бы это, говорю, самоотвержение иметь нам. А куда нам до апостольского и преподобнического самоотвержения, нам, говорю, в мире живущим и к миру прилепившимся, дышащим его благами, обычаями, хотя, правду сказать, из-за этой буесловесной [90], слепой привязанности мы ежедневно и каждый час нарушаем заповедь любви к Богу и ближнему. О, эта широкая жизнь мирская! Сколько она поглощает наших, Богом данных средств к жизни материальных. Сколько поглощают их наши лакомства и, что греха таить, наши папиросы да сигары, наши вина, пива и меды, наши обеды званые, наши наряды и собственно одежды, наша квартира, наша мебель, наш столовый и чайный да кофейный прибор, наши экипажи, наши театры, клубы, маскарады? А бедным дать нечего! Бедный без куска хлеба, без одежды, без ночлега, без места! О, жизнь мирская, беспутная!

(Долю со всего торгующего люда здешнего и пришлого на храм местный завести, Господи, помоги!)

Божественная литургия есть поистине небесное на земле служение, во время которого Сам Бог особенно, ближайшим, теснейшим образом присутствует и пребывает с человеками, будучи Сам невидимым Священнодействователем, приносящим и приносимым; нет ничего на земле святее, выше, величественнее, торжественнее, животворнее литургии. Храм в это особенное время бывает земным небом, священнослужители – изображениями Самого Христа, Ангелов, Херувимов и Серафимов, и апостолов. Литургия – постоянно повторяющееся торжество любви Божией к роду человеческому и всесильное ходатайство о спасении всего мира и каждого члена в отдельности, брак Агнчий, брак Царского Сына, на котором невеста Сына Божия – каждая верная душа, Уневеститель [91] – Дух Святый. С какою уготованною, чистою, возвышенною душею нужно всегда присутствовать при литургии, чтобы не оказаться в числе тех людей, которые, не имея одеяния брачного и имея оскверненную одежду страстей, связаны были по рукам и ногам и выброшены вон из брачного чертога во тьму кромешную [Мф. 22, 11 – 13]. А ныне, кнесчастию, многие и не считают нужным ходить к литургии, иные ходят только по одной привычке и каковыми пришли, таковыми и уходят, без возвышенных мыслей, без сокрушенного сердца, с непокаянною душею, без решимости к исправлению! Иные стоят неблагоговейно, рассеянно, без всякой сосредоточенности, без всякой подготовки себя дома посредством размышления и воздержания. Ибо многие успеют пред обедней напиться, а иногда и наесться! Когда Господь сходил на Синай, народу еврейскому пред тем повелено было приготовиться и очиститься [Исх. гл. 19]; но здесь не меньше Синайского схождения Божия, а больше: там – только задняя Божия, здесь – самое лице Божие, Законоположника. Когда на Хориве явился Господь Моисею в купине, ему повелено было разуть сапоги с ног [Исх. 3, 5], а здесь больше Хоривского Богоявления: там прообраз, здесь – Сам Прообразованный. О, как мы пристрастны к земному и не хотим и не можем даже один час отделить как должно, исключительно для Бога во время Божественной, пренебесной литургии, но и тогда дозволяем себе мечтать о земном и наполнять душу образами и желаниями земных вещей, и иногда – увы! – даже нечистыми образами. Между тем как должны были бы молиться пламенно, размышлять усердно о великой Тайне сей, каяться во грехах своих, желать и просить очищения, освящения, просвещения, обновления и утверждения в христианской жизни, в исполнении заповедей Христовых; молиться за живых и умерших, ибо литургия – жертва умилостивительная, благодарственная, хвалебная и просительная.

Велика литургия! На ней воспоминается вся жизнь не какого-либо великого человека, а Бога воплотившегося, пострадавшего и умершего за нас, воскресшего и вознесенного и паки грядущего судити миру всему!

Бесстрастно, равнодушно принимай вознаграждение денежное за требы, бесстрастно и равнодушно отдавай принятое требующим – и исправятся от Господа стопы твои, и не будет враг посмеваться над тобою, искушать тебя любостяжанием и пристрастием к деньгам и вещам вообще. Бесстрастно, умеренно вкушай пищу и питье, как бы они ни были лакомы; бесстрастно, терпеливо сноси голод и жажду – и исправит Господь стопы твои, и сатана не будет тебя искушать алчностию твоею. Всякое невоздержание происходит от пристрастия.

Благодарю Господа за избавление в прошедший вечер в Таможне (пред панихидою по досмотрщике Петре) от мертвящего и тяготящего пожелания мзды за труды, тогда как вдова остается бедная с двумя детьми: покаялся во глубине души, познал безумство этого пожелания, отчуждение из-за него от душ человеческих, созданных по образу и подобию Божию, нерадение о их духовных пользах, наемничество, о котором говорит Пастырь Добрый [Ин. 10, 12–13], – и Господь помиловал меня, отъяв тесноту, и мрак, и посрамление и даровав свободу, свет очам моим и дерзновение пред Богом и людьми. Любостяжание – гибель душ, извращение духовных обязанностей.

Благодарю Господа, услышавшего мольбу мою о искреннем угощении мною гостя Алек. Васильевича Палисадова, чтоб мне с радостию принять и угостить его, не жалея сластей, или сладкого чаю, как брату, как созданному по образу Божию, как Самому Христу моему. А пред сим беспокоил меня враг жалением и нерасположением, холодностию к этому собрату и товарищу. Немощь мою и боязнь мою отъял Господь: я был весел, величествен, искренно дружен, свободен.

К сапожнику моему сходить завтра же и внушить ему, чтобы не бил жену свою да шил сапоги.

Что есть ложная благодарность к Богу? Ложная благодарность, когда, получая от Бога щедрые, незаслуженные дары духовные и вещественные, языком благодарят за оные Бога и употребляют их только в свою пользу, не разделяя их с ближними; получают и скрывают их в своих сокровищницах, сундуках, книгохранилищах, лишая чрез то многих братий своих духовного просвещения, назидания, утешения, или пищи, питья, одежды, жилища, врачевства в болезни, или передвижения с места на место для добывания средств к продовольствию. Такая благодарность есть ложная и богопротивная. Это значит языком благодарить, а делом являть крайнюю неблагодарность и злонравие. А как много таких благодарных!., или, лучше – неблагодарных!

Отчего себе не жалею на роскошь и излишество, так что у меня много вещей, по совести говоря, мне ненужных, остающихся без употребления, – между тем как бедному человеку жалею давать на нужду, положим что и каждый день? Это от самолюбия, корыстолюбия и сластолюбия. Но плоть преходит: должно презирать её, прилежати же о души, вещи бессмертней, о добродетели, которая нетленна.

Часто ли ты призывал Меня искренно на молитве, говорит грешнику, как я, Бог. Часто ли благодарил искренним сердцем за Мои бесчисленные и превосходящие всякий ум благодеяния; часто ли приносил мне искреннюю жертву хвалы, чтобы Мне еще и еще изливать на тебя Мои милости? А что Мне делать с твоим развращением, с твоею испорченностию, с твоим растленным умом и сердцем, с твоею ежечасною наклонностию к злу и пороку волею? егоже люблю, наказую, бию всякого сына, егоже приемлю. Убо не ослабевай, обличаемый от Мене, и, наказуемый, потерпи [Евр. 12, 5 – 6]. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности [Евр. 12, 11].

21 сентября

Наказал меня по достоянию Господь лишением Своей помощи и посрамлением пред лицем Церкви во время утреннего богослужения за вчерашнее курение табаку после угощения у отца Матфея (у которого также было накурено) и питье водки (трефольной) и вина с чаем, с закускою булкою с икрою (дома выпил еще чаю со сливками и с булочкой; три сухарика сдобных бисквитных скушал, хересу рюмку выпил, рогому рюмку – вся эта смесь закрепила мне желудок, засорила и произвела жжение и бессонницу). Пыли дома вчера много глотал при разборе шкафов с книгами – все это испортило меня. Я не мог почти служить. Как нужно беречь себя священнику: беречься табаку, пыли, излишества в пище и питье! Но в чем же наказание Божие мне за мои беспорядки? – В оставлении меня Своею помощию, в предании в руки врагов моих бесплотных, которые устрашали меня своими суетными страхами, внушая, что эта безголосица случилась из-за того, что я вчера ел-пил у отца Матфея (за хлеб-соль производят, окаянные, неприязнь к брату, – да не будет). Чувствую, что больше всего пострадал я от табаку, от сигары: не с привычки выкурил вчера почти целую сигару; не пыль, а сигара засорила мне грудь и горло. Бросить навсегда и не касаться. Зачем делаю то сам, в чем других обличаю?.. (У отца Матфея реже, хотя и очень редко, надо есть и пить: после угощения у него тяжело очень мне бывает служить.)

22 сентября

Благодарю Господа за преизбыток мира, свободы, святыни, здравия, бодрости, силы, дарованные мне по причащении Святых пречистых, небесных, бессмертных, животворящих и страшных Таин Тела и Крови Господней! О, готов я терпеть всякие скорби, и искушения, и напасти, только бы приобщаться всегда этих пребожественных в самой вещи, в самом существе и действиях во мне Таин Божиих!

Чаю сладкого после обедни пить отнюдь не надо: от него сильное раздражение внутренних нервов! Лучше кофе чашку выпить, если есть потребность.

Ужас как треплет меня сатана! Не щадит! По делам вору мука!

Кто сказал (шепотом): убирайтесь к черту, после того, как не мог говорить от навета вражия отпуста на утрени, на сугубой ектении на плодоносящих и ранее? Блаженных и приснопамятных создателей храма сбился и потом на просительной ектении, особенно на последних возгласах, путался, не выговаривал...

Божественные Тайны – мое дыхание, мой свет, мой огонь, моя сила, мое дерзновение, мое благопоспешество, мое очищение, моя прохлада от зноя страстей, моя святыня, моя слава, мой мир и упокоение, моя свобода и мое пространство.

(О Варваре Петровне Дроздовой написать письмо.)

23-го сентября

Трудно было мне сегодня во время утрени от искушений и борений врага. Христе, Свете истинный... не мог выговорить оттого только, что помыслил о деньгах, что пристрастие к ним причиною моей душевной слабости: для бесплотного врага это было довольно, чтобы ужалить и смутить и парализовать мой ум и сердце! Ужас, какая ярость вражия! Владычицу славить не давал; впрочем, на трех ектениях непреткновенно прославил её, а на остальных недоговорил. Вчера довольно поел овсянки и попил сладкого чаю с мягкою булкою (три стакана): вероятно, из-за сластолюбия враг одолел меня. Во сне нынешнею ночию видел на трехрублевой бумажке образы демонов черных. Эту бумажку я разменял в лавке и по оплошности менявшей оную женщины хотел утаить несколько рублей, в излишестве мне данных. Пристрастие, болезнь.

Видел у себя в квартире отца Арсения, иеромонаха Афонского, видно, молится о мне (по его Требнику молился о Мохове Петре Як.)

Благодарю Господа за животворный огонь, дарованный мне в сердце по причащении Божественных Таин, и за пренебесный мир, простор, свободу, радость. Неизреченно дарование Божие!

Мы склонны к забывчивости великих дел Божиих, совершенных в искуплении и вообще в Церкви Божией. Чтобы они не забывались и всегда были в памяти нашей и, так сказать, непрестанно видимы и осязаемы, Церковь установила ежедневно и ежегодно воспоминать оные с торжественными обрядами и образно изображая лица и события на иконах, как бы на хартиях.

Величайшее событие в мире, событие чрезвычайное, сверхъестественное, – это было посланничество Сына Божия с небес на землю, Его житие, проповедь, чудеса, страдания, смерть, погребение, Воскресение и Вознесение на небо. Как Господь высоко поставил наше спасение, нашу душу по образу и подобию Его! Поэтому величайшее дело в мире делает тот, кто спасает свою душу и души ближних! Дело священника – величественное дело: оно дело Сына Божия!

Теперь-то я познал, что значит спасение души, сколь важно, бесконечно важно это спасение – ибо душа, созданная по образу и подобию Божию и впадшая в скверну греха, сделалась вся прокаженною, вся развратилась и погибает во грехах, которые, точно змеи или львы, терзают её и ищут навеки погубить её, то есть погрузить её в пламень вечных мучений. О, я узнал на опыте, сколь дорого спасение души, когда испытал, как терзают страсти бедное, немощное, горячкою и безумием греха одержимое сердце мое; как терзают сердце злоба, зависть, гордость, своенравие и упрямство, корысть, скупость, сласть, блуд, уныние и прочие страсти; как ослепляют, омрачают, посрамляют меня, лишают спокойствия, свободы, радости, чести. В страсти я бываю не человек, а зверь, не образ Божий, а образ диавола. Теперь-то я буду молиться горячо о спасении не только своей души, но и душ всех христиан и всех людей, ибо знаю, как важно, дорого спасение души, для которой Сам Сын Божий воплотился, жил на земле, поучал, чудотворил, страдал, умер на кресте и воскрес из мертвых.

Теперь я знаю, что значит Господи, помилуй и почему надо часто употреблять это краткое, но многозначащее и сильное прошение. Это молитва преступников, виновных в бесчисленных грехах, это молитва должника неоплатного, подобного упоминаемому в Евангелии должнику тьмою талант. Это молитва раба к своему Господу, от Которого он не вправе по своим грехам ожидать никакого благодеяния, но Которого он умоляет даровать известные блага ради имени Божия, ради славы имени Его, яко подобает Ему всякая слава, яко милостив и человеколюбец Бог, яко Бог милости, щедрот и человеколюбия есть.

Чревоугодие, любостяжание, блудодеяние, гордость, злоба, зависть, скупость есть практическое отпадение от Бога. Вот почему святые презирали чрево, корысть, сласть и любили пост, нестяжание и нищету, чистоту! Пост есть богоугождение, нестяжание и милостыня тоже, кротость и незлобие тоже.

Седальны – стихиры по кафизмах (то же, что кафизмы, значит).

Наша растленная природа склонна к скорому забвению всего святого и спасительного, потому что грехи и страсти непрестанно отуманивают и омрачают наши головы и сердца, занимают оные и господствуют в них, вытесняя воспоминания, помышления и чувства о священных событиях и великих Божиих к нам благодеяниях. Поэтому Святая Церковь, верная хранительница заповедей Господа своего, всего учения и всех дел Его, вечно признательная к неизреченным благодеяниям Его, установила воспоминательно совершать в ежедневном, равно как и в воскресных и праздничных богослужениях торжественно, с животворящею, наглядною, образною обрядностию все спасительные события из жизни и деяний Господа нашего Иисуса Христа, все домостроительство Его спасения как в Ветхом, так и в Новом Завете, равно как и самое сотворение Им мира видимого и невидимого, и не только события из Его всеспасительной, чудодейственной жизни, но и из жизни Пречистой Его Матери, послужившей столь славно тайне воплощения Сына Божия, из жизни Его Предтечи, апостолов, пророков Его, иерархов, мучеников, преподобных, бессребреников, праведных и всех и всячески Богу послуживших и угодивших святых, этих бесчисленных свидетелей Господа, истины и спасительности Его Божественной веры и всего Его Божественного учения, наследовавших, по обетованию Его, жизнь вечную. Это полезно и нужно для утверждения нашей веры, надежды и любви, для духовного воспитания христианского человечества, для всегдашнего научения его догматам веры, различным добродетелям: верности, мужеству, терпению, кротости, незлобию, смирению, нестяжательности, воздержанию, чистоте, целомудрию и прочим добродетелям, ибо жизнь Господа и Пречистой Его Матери, равно как и святых, представляет образцы всяких добродетелей, исполняя которые человек удобно может угодить Богу и спасти и свою душу, и души братий своих.

24 сентября

Пятница. Без причастия Божественного Тела и Крови, при вчерашнем чревоугодии и пресыщении обнажился я сегодня от благодати Божией и едва было совершенно не посрамился в классе (5-м), почти не в состоянии будучи говорить знакомых и часто произносимых молитв и возгласов (мя примера). Внутри чувствовал и бессилие свое, и насилие Велиара, и срамотою начало было покрываться лице мое. Но наконец воспрянул, когда стал объяснять Господи, помилуй и великую ектению. Горе без причастия Святых Таин!

Щедр и милостив Господь: Он послал мне в тот же день за помощь университетскому студенту, бывшему нашему гимназисту Бакланову, двумя рублями – тоже два рубля.

Зачем иждиваешь и губишь время в сластях?.. Как из-за пристрастия к ним много теряешь!

Сколь от многих зол и напастей спасает меня Господь чрез служение во святых храмах Его! Во-первых, от чревослужения, жадности, объядения, помрачения, посрамления, даруя в то же время дерзновение, очищение, освящение силу, премудрость! Слава о сем Господу и о всех Его благодеяниях! 25 сентября 1871 г.

Души знатных и простых, богатых и бедных, мужчин и женщин равны пред Господом; священник есть пастырь душ, которые суть по образу Божию, а не богатства и знатного рода, не красоты и отличий, или не пышности и суетности человеческой. Имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица и далее [Иак. 2, 1].

25 сентября

Один только вчерашний день не служил я и не приобщался Святых Таин Тела и Крови Господней – и звероуловлен был от мысленного волка, ослабел духом и словом, телом и делом: враг одолевал меня сомнением, смущением и боязнию, – так нужно мне причастие Святых Тела и Крови Христовой! А что было бы со мною, если бы я не удостаивался причастия много дней! (На полунощнице положительно не мог говорить окончательной ектении от запинания врага бесплотного: на сугубой первоначальной, краткой ектении на утрени тоже не мог выговаривать титулов императора и императрицы – такое сердечное бессилие, такая боязнь глупая напала на меня!)

(Марье Арсен, просфору; о Варваре Петровне Дроздовой письмо отцу Гавриилу; письмо Степану Николаевичу Петухову в ответ с благодарностию.)

25 сентября

После литургии. Благодарю Господа за преизбыток мира, свободы, легкости, дерзновение, силы, здравия, вследствие приобщения Святых, небесных, бессмертных, животворящих и страшных Христовых Таин. Какие бесценные блага духовные! Что было до литургии и во время самой литургии в начале! Какие злые козни врага бесплотного! Не дал произнести мне августейшей государыни на великом входе!

Благодать Божия есть душа христианина и всей его жизни, свет его ума, святой огонь сердца, сила его воли.

Почему виноградное вино употребляется для Таинства Причащения? Я есмь лоза, а вы ветви [слав.: рождие] [Ин. 15, 5], говорит Господь. Вот почему лозный плод или сок употребляем для Таинства! Мы розги духовной Лозы, а лозе свойственно напоять своим соком розги, или ветви свои. Почему хлеб? Я есмь хлеб, сшедший с небес [Ин. 6, 41]...

Что храм для христианина? – Место возрождения, запечатления Духом, место покаяния, причащения, обожения, брака, священия и елеосвящения, место последнего отпевания, место поучения, назидания, утешения.

(Отец Матфей и Екатерина Николаевна, отец Павел Трачевский.)

Мы не знаем добрых сторон нелюбимых нами людей или забываем их, а между тем по своей греховности и сердечному растлению воображаем в них слишком много зла и потому не любим, ненавидим, презираем их.

Да и диавол всемерно старается взять от сердца слово любви, силу и жизнь её.

Истину слова Божия испытываем ежедневно во внутренней жизни своей, например хоть ту истину, что люди заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят духовного плода [Лк. 8, 14], не достигают христианского совершенства, ибо на себе испытываю, как подавляют премирный плод причащения Святых Тела и Крови Господней ежедневное сластолюбие и пресыщение, и между тем самыми опытами своими, тяжелыми опытами своими и разными тяжкими искушениями, не вразумляемся оставить, распять плотские страсти.

Благодарю Всепромыслителя Господа, сподобившего вчера по желанию прихожан моих Иакова и Параскевы Андреевых совершить молебствие Пресвятой Богородице "Утоли моя печали" с акафистом и вместе преподобному Сергию Радонежскому и тем приготовить и свою душу к более достойному служению литургии, ибо с вечера я вкусил более надлежащего и пил чаю и тем одебелил свое сердце. О, какой высокий, сладостный акафист! Благодарю Господа за благопоспешное служение литургии в сей день, громогласное, сильное, искреннее, с умилением и слезами, за премирное причащение Божественных Таин, за всецелое прочтение заамвонной молитвы (прежде пропускал: Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою), отпуста и за непреткновенное совершение водосвятного молебна Божией Матери Иверской и преподобному Сергию. Слава Тебе, Богу, помощнику нашему, не побеждаемому нашими недостоинствами и неправдами!

Вчера за обедом поел с аппетитом, или с жадностию, щей с черным хлебом, крошенным во щи, потом рябчика с соусом жидким и после обеда напился чаю и кофе, а гулять не гулял на свежем воздухе – все читал газету, оттого за всенощной было довольно тяжело: сердце было как-то дрябло, не готово, в желудке неисправно, нервы раздражены. Исправи, Господи, стопы моя, да не подвижутся стопы моя [Пс. 16, 5].

В точное соответствие апостольской заповеди апостолу Тимофею совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих [1Тим. 2, 1 – 2], Церковь ежедневно творит молитвы, моления (ектения великая, сугубая, малая), прошения (ектении просительные), благодарения (благодарственные молебствия) за вся человеки: за царя, за вся, иже во власти; также в соответствии апостольской заповеди: исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу [Еф. 5, 18–19], Святая Церковь начинает псалмами всякое богослужение, потом поет новозаветные песни духовные, под пением разумея краткие песнопения, соответствующие ектениям, например антифоны, стихиры.

Вчера (25 сентября, суббота) с вечера поел я с жадностию булочки и рябчика и попил чаю сверх меры и, хотя знал, что это не надо, но думал: сойдет с рук, а вышло не так: сегодня пришлось одному служить обедню, и в какой я был немощи и в каком страхе, смущении, посрамлении, в духовном параличе, именно по причине вчерашнего пресыщения! Сколько я не выговорил имен, речений! Как было мне тяжело! Как я был смущен, посрамлен, не имея дерзновения по причине пресыщения и паралича сердца, или чрева! Едва совершил литургию! После употребления Святых Даров Господь простил грехи, умирил, утешил, распространил. Слава Господу!

27 сентября

Из-за пресыщения оказался сегодня дураком в классе, дураком при соборовании Елисаветы Квиткиной в доме Николая Сидорова, а все из-за мяса и сластей. Не есть мяса даруй, Боже! Даруй соблюдать всегдашнее воздержание. От неумеренности изнемогает дух мой и тело мое, в особенности внутренности от жирной пищи. Все постное, без масла есть. Служить не могу из-за пресыщения: душа подавляется.

Сегодня разъярился я на нищих за то, что один из них, парень лет двадцати, пошел пропил мои деньги 40 копеек, данные на сапоги, и опять пришел ко мне просить. Из-за виноватого досталось невиноватому, нищему мальчику, которого в ярости ударил зонтиком по лицу. А сам пью вино почти каждый день и пресыщаюсь ежедневно – это ничего?!! Ах я, окаянный! Согрешил пред Богом: я тысячекратно виновнее нищих, которые редко подвеселят себя вином с пожертвованием для него своею нуждою, а я часто.

29-го сентября

Душа и тело мое более и более подавляются сытоядением или мясоядением и питьем крепкого чаю: сон беспокойный, рука около локтей болит от прилива крови. Немедленно приступить к воздержанию ради спасения души и угождения Господу, и даже ради здравия тела.

Благодарю Матерь Церковь, что она указала мне в ектениях, о чем мне молиться, ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями в ектениях неизреченными [Рим. 8, 26]. Слава благодати Святого Утешителя Духа. Верую, что Он, по обетованию Спасителя, пребывает с нами ввек и наставляет нас на всяку истину [Ин. 16, 13] и не допустит до заблуждения ищущих усердно и смиренно истины Божией.

Почему мы начинаем свои молитвы молитвою Царю Небесному, Духу истины? Потому что Он – Учитель молитвы и податель молитвы, Он – пребывающий с нами ввек и действующий в мире. Благодарю Тя, Господи Иисусе, яко Тебе ради и Дух Святый в мир вниде.

Люди воздержные мудры, чисты, крепки духом и телом, мужественны. Триста воинов Гедеоновых, пившие воду горстию, а не в припад [Суд. 7 гл.]. Отчего я часто бываю малодушен при священнослужении и в классе? – От чревоугодия и невоздержания в пище и питье. От невоздержания дрябнет и тело, и душа.

Забыв свое постыдное сластолюбие, или блудолюбие в юности, когда был учеником, я не оставляю сладко есть и пить и пресыщаться, чем увеличиваю сласть блудную, а не искореняю, даю пищу нечистоте сердечной! Как я прогневляю доселе Господа, неблагодарный и скверный! Всего себе повинув греху и сластем поработих и Твой оскверних образ [92], Господи!

Как близок грех к сердцу человека сластопитающегося! Чревоугодие – пища и возбуждение блуда! Перед классом я сегодня попил довольно чаю и съел просфору (когда был сыт еще вчерашнею пищею), и оттого блуд гнездился в моем сердце; мгновенное воззрение на красоту детскую смущало и волновало сердце. Только воззрение ко Господу с верою спасло меня. О, как я немощен и грешен духом без причащения! Как я жалок в своем чревоугодии!

Еще ли мало нынешнего наказания и посрамления от Бога во время всенощной на Покров, когда я не мог говорить некоторых выражений на молитвах и в Евангелии по причине позднего обеда – пред самой всенощной, ядения щей, мяса жареного?.. Увы! этого поражения больше быть не может – так оно велико!

Для совершения Божественной литургии потребна возвышенная душа, или человек с возвышенною душею, не связанный никакими житейскими пристрастиями, похотями и сластями, коего сердце все объято было бы пламенем Духа Святого, пламенною любовию к Богу и к человечеству, ко всякой душе человеческой, наипаче к душе христианской, чтобы искренним сердцем всегда возноситься к Богу в молитвах. Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! [Лк. 12, 49]. Этот огонь ниспослан на апостолов в виде огненных языков. Необходим для нас этот огонь, для наших оледеневших сердец, чтобы разогревать, размягчать, переплавлять и очищать их всегда, чтобы просвещать и обновлять их. Где найти такого достойного иерея, который бы, подобно Серафиму, горел духом, любовию, славословием, благодарением пред Господом за такие чудеса Его к нам и в нас благости и премудрости? Я, первый из грешников, недостойно совершаю это пренебесное Таинство, ибо имею всегда нечистое сердце, связанное похотями и сластями. Господи! Ты зришь глубины сердец наших. Но окропиши мя иссопом, и очищуся, омыеши мя, и паче снега убелюся [Пс. 50, 9]. Аще чистаго помилуеши, ничтоже дивно и аще праведнаго спасеши, ничтоже велие... но на мне грешнем удиви милость Твою [93].

Благодарю Господа за совершение во благодати Его Божественной литургии и за неосужденное причащение животворящих Его Таин; долго, долго после литургии палил меня жалом своим Велиар и естественная немощь – золотуха жгла меня, доколе я после крестин у мастерового в Красной улице не закусил хорошенько.

Благодарю Господа, сподобившего весь день сей (3 октября) провести в служении Ему, Господу Богу моему, в совершении различных треб: молебнов, крестин (двое), браков (два), соборования с исповедью и приобщением больной (в таможне).

Не престаю предаваться чревоугодию и излишеству в пище и питье и тем подавлять непрестанно дух свой, его горние потребности! Вот беда моя! Вот тягота духа моего ежедневная! Вот добровольное рабство Велиару! Боже, избави!

4 октября

Благодарю Господа, явившего мне, по молитве моей усердной, великое спасение Свое в квартире прапорщика Ивана Степановича Севаскевича пред совершением Таинства святого Крещения: я согрешил внутренно серчанием на жену мою за долгое её отсутствие – и Он отъял злобу мою, был смущен – и Он умиротворил меня, был посрамлен внутренно – и Он отъял срамоту от лица моего, был в тесноте – и Он распространил меня, не имел смелости – и Он дал мне дерзновение, был помрачен – и Он просветил меня, и я с дерзновением совершил святое Таинство Крещения.

Итак, что же? Не должно иметь ни тени злобы не только на жену, но ни на кого и ни из-за чего, ибо это яд змиин; все надо благодушно терпеть: лучше сносить лишение благ вещественных, нежели лишаться спокойствия совести, мира и дерзновения по причине нетерпения и злобы на причиняющих нам зло. Должно побеждать благим злое [Рим. 12, 21].

Если жена оставила меня, да живу покойно, как монах.

Враг возмущает, теснит меня, представляя мне в мрачных чертах долгое отсутствие жены моей! Следовательно, эти мрачные представления и образы – ложь! Ибо нет истины в нем [Ин. 8, 44].

Как часто враг невидимый сплетается, срастворяется со мною насильно – вот хотя бы теперь! Удались ты от меня, лукавый, о имени Господни!

Завтра ничего ни есть, ни пить до обеда! (5 октября.)

Общения с прихожанами и братиею надо побольше иметь! Человек не зверь, для общества создан, уединение – путь немногих.

Скажи, какое житейское пристрастие не отозвалось для тебя горько? Например, пристрастие к лакомым яствам, к хлебу и питью вожделенному, к дорогим и разноцветным лоскутам или лентам и вообще к разным дорогим тканям, к блестящим вещам, особенно серебряным и золотым, к деньгам, к земным отличиям и почестям. Не тысячу ли раз ты стиснут был ими внутренно, как тисками, связан, как железными узами, палим, как огнем, омрачен, как египетскою тьмою, посрамлен, как преступлением горьким? Отчего же не оставляешь этих житейских пристрастий? Отчего не работаешь единому Господу, твоему сокровищу, твоему нетленному одеянию, твоей сладости, твоей славе?

О спасении душ наших Господу помолимся. Кто искренно наблюдает за собою, тот замечает непрестанно, что душа наша погибает во грехах различных, спит духовною смертию, непрестанно пленяется от мысленного навуходоносора – диавола и носит крепкие оковы страстей, – замечает это и усердно воздыхает и молится ко Господу о спасении душ, искупленных бесценною кровию Христовою. Так души наши погибают ежедневно в злобе, зависти, осуждении, любостяжании, в лакомстве, объядении и пьянстве, в блуде, в лености и нерадении, в унынии и ропоте, в невежестве, сквернословии, пустословии, легкомыслии, вольнодумстве, непокорности, дерзости и своеволии и прочих страстях. О свышнем мире – ибо несть мира в костех наших от лица грехов наших [Пс. 37, 4].

Что мне в жене, в этой плоти и крови, бывшей для меня столько раз соблазном и преткновением?.. Бог с нею: Он да судит ей за то, что она оставляет меня надолго, вот уже две недели!

Не деньги мое сокровище, а Господь мое сокровище; не тело, не вещи красота, а Господь, все благоукрасивший; не растения сладость, а Господь – вечная сладость наша: Его возлюбим чистыми душами, к Нему прилепимся всем сердцем.

Любим тленные вещи и удовольствия скоропреходящие и не положим мы на сердце свое, что все это тленно, минутно, и не печемся о стяжании вечных благ. Так мы суетны!

Октября 5-е. Вторник. Будь ты проклята, утренняя жадность к чаю и к еде, когда ни пить, ни есть нет нужды. Даждь, Господи, никогда ни пить, ни есть поутру и бросить эту детскую игру, столь неуместную в зрелом возрасте и столь вредную для души. Сегодня бесплотный враг смял меня на панихиде утренней в 10 часов по Василию Серебренникову, а перед панихидой уязвил жалением одного рубля серебром нищим ребятам двум, просившим на сапоги (одному дано 70 копеек, другому 30 копеек: один редко просит, другой часто).

Чаю выпил утром стаканчика четыре. Какая глупая жадность! Доколе небрегу о образе Божием в себе! Доколе порабощаю себя, мой неработный [94], владычественный, богообразный дух рабе плоти? Да служит, да работает тело словесной душе, а не душа телу. О преподобные и богоносные отцы, умертвившие плоть свою постом, бдением, молитвою, научите меня вашей мудрости презирать преходящую плоть, прилежати же о душе, вещи бессмертней.

Тожде слово рек [Мф. 26, 44] – основание для повторения одних и тех же молитв, произносимых в церкви или дома. Останавливать ум на одном и том же полезно; напротив, разнообразие часто развлекает и рассеивает.

Никакого грешника не презирай – живого или мертвого; себя считай хуже, грешнее всех, мертвецом живым, смердящим.

Богослужением своим Православная Церковь воспитывает нас в граждан небесных чрез научение нас всякой добродетели, представляемой жизнию Богоматери и всех святых, чрез очищение, освящение и обожение нас в Таинствах, чрез дарование сил к животу и благочестию. Потому надо неотложно посещать разумно и благоговейно и охотно богослужение, наипаче в праздничные дни, участвовать в Таинствах Покаяния, Причащения. А удаляющиеся от церкви и богослужения делаются жертвою своих страстей и погибают.

Вчера, 6 октября, сатана влил адский яд свой в сердце мое, наведши на меня помрачение помыслов и мятеж мысли, и я, грешный, смутился, усумнился и побоялся сам не знаю чего поправиться и снова начать отпуст. Это было на отпусте по умершем Василии (Серебренникове).

Бесценное сокровище для человека, важнейшее всех сокровищ мира, есть душа его, бессмертное создание по образу Божию. Какая польза человеку, говорит Спаситель, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? [Мк. 8, 36–37]. Урок: не прельщайся ничем в мире, а спасай душу свою.

Христос, упование наше, очищение и освящение, воскресение, живот и покой, есть единое на потребу всем нам, и потому Святая Церковь непрестанно произносит в слух наш эти слова при отпевании или панихидах над умершими и в других службах церковных, ибо мы склонны к забвению единого на потребу: страсти плотские увлекают вслед за собою и ум наш, и память, и воображение, и сердце, и волю. Все отымется от нас смертию, все земные блага: богатство, отличия, красота тела, красота одежд, просторные жилища, убранные с изяществом, все сладости пищи и питья – а добродетель души вечно остается с нами, эта нетленная одежда, а Христос – вечное наше богатство, наша жизнь, наша истинная красота, истинная слава, честь, наша одежда нетления – вечно пребудет с нами.

Примечание

88. Обаянное (церк.-слав.) – очарованное, прельщенное.

89. Бессловесные (церк.-слав.) поступки – бессмысленные, как у животных, лишенных разума (слова).

90. Буесло́вный (церк.-слав.) – глупый, пустой, безрассудный.

91. Уневе́стити (церк.-слав.) – сговорить невесту, предназначить в супруги, обручить.

92. Молитва святителя Василия Великого "Владыко Господи Иисусе Христе Боже наш..." из последования ко святому причащению.

93. Молитва святого Иоанна Дамаскина "Владыко Человеколюбче..." из последования на сон грядущим.

94. Нерабо́тный (церк.-слав.) – свободный, непорабощенный.

Октябрь

8 октября

Ранняя обедня Неустроевых. Благодарю Господа за очищение, обновление, укрепление сердца моего чрез служение Божественной литургии и причащение животворящих Таин. Не то что вчера и третьего дня, когда я оставался без литургии и причащения: я был тогда слаб и нечист сердцем: жало сластолюбия жалило и увлекало меня, расслабляло и связывало, лишая дерзновения; сегодня же я был мирен, благодатен, силен, речист.

9-е октября

Всенощная. Благодарю Господа за слезы умиления в молитве за людей и за себя, благодарю за очистительный и укрепляющий душу огнь Святого Духа. Всенощную всю благополучно совершил. Христе, Свете истинный... все громко и спокойно произнес. Молил о чем усердно Господа, не посрамил Владыка, невзирая на грехи мои. Болела сильно голова весь день: не с овсянки ли вчерашней? Довольно кушал. Да и картофеля вареного. А я золотушен.

Сам, Христе Боже, благослови хлеб сей... Яко Ты ecu благословляяй и освящаяй всяческая, Христе... За грехи человека проклята была земля и произведения ея, как предназначенные главным образом для человека. Господь Своими страданиями и смертию за все вины наши разрушил иже на нас клятву в начале и даровал и дарует благословение всем верующим в Него и всем произведениям земным. Слава Тебе, Господи, Искупителю наш!

Всё, что начертано на скрижалях Церкви, все богослужения, молитвы, моления, прошения, благодарения, славословия, должны быть выговариваемы твердым и искренним сердцем, ибо суть жизнь, очищение, покой, свет, сила и слава душ наших.

Табак вреден и богопротивен тем, что составляет похоть плоти и нравственный вред для души и физически для тела, что приучает нас к излишеству, между тем как христианин, готовясь быть небесным гражданином, должен отсекать всякие излишества, препятствующие ему восходить умом и сердцем горé, что лишает ближнего помощи, которую мы должны подавать ему из своих средств материальных, что лишает нас свободы действий на пользу души. Каждая похоть есть греховная ветвь в нашем сердце, корень греховный, а грех без того пустил глубоко и широко свои крепкие корни – корни самолюбия, гордости, неверия, тщеславия, нетерпения, злобы, подозрительности, раздражительности, лакомства и чревоугодия, объедения и пьянства, блуда, лукавства, корыстолюбия, роскоши и мотовства, праздности, лености, суеты различной, уныния, ропота, дерзости, непослушания, своеволия и упрямства, – изволь вырвать из сердца эти корни.

Благодарю Господа за добрых прихожан моих.

10 октября

Воскресение. Благодарю Господа, призвавшего меня к молитве до литургии (поздней) на частных молебнах и тем подготовившего меня к совершению самой пренебесной молитвы на литургии. Служил в немощи плоти и духа, но вместе и в силе благодати, голосом ясным, высоким; со слов: Благодать Господа нашего, громким; совершил Тайну благополучно, причастился с миром и в мир души; отец диакон говорил беседу о нищете духовной; на заамвонной молитве пропустил слова: Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою; на великом входе царственный дом выговаривал громко, на молебне благодарственном молитву благодарственную читал редко, нараспев, громко, не давая диаволу места в сердце: в конце несколько слов недоговорил.

После обедни служил несколько молебнов: у Ал. Моисеевича Федорова, у Куршунова, у коего закусил в сладость и выпил стакан кофе (на новоселье). После обедни – крестины, напутствие больной; после вечерни – крестины в церкви и в домах: двои крестины у Завирина и в доме Королева, панихида у Квиткина, – весь день в деле.

11-е октября

Благодарю Господа, многократно удивившего на мне в нынешний день по молитве моей милость и силу Свою избавлением меня от восстаний и бури страстей и скорби и мучения грехопадений моих. Утреню только с помощию Божиею служил хорошо, ясно, громко, хотя не без преткновения в начале, в присутствии протоиерея; Христе, Свете...выговорил всю до конца. Пред обедней, во время облачения и проскомидии, наваждение бесовское – буря негодования на старца Павла Алекс., на дьякона, что поздно приходит; сильно подстрекал и смущал и теснил враг, но молитвою покаяния одолел его: Господь дал прощение и мир. Обедню служил непреткновенно, громко; причастился бодро; потребил Дары на великую радость и тишину душевную; беседа со старостою; мерзость бесовская насиловала: воззрением теплым ко Господу прошла – успокоился. Дома имел безумие после обедни сразу поесть черного пирога с капустой: стало тяжело, особенно в классе. Грех содеял. Вечерню служил с помощию благодати Божией спокойно, с силою. После вечерни на панихиде искушение от большого количества дыму от множества ладану. Для чего часто повторяем на панихиде: Яко Ты ecu воскресение, и живот, и покой? Для частого о том напоминания себе и прочим – ибо мы непрестанно это забываем или не держим в мыслях, в памяти, в сердце.

С какою любовию материнскою или, лучше, Божественною, Церковь ежедневно как бы носит нас на руках своих, вознося о всех нас непрестанные молитвы ко Господу вечером, в полночь, утром и около средины дня, поучает нас, очищает, освящает, врачует и укрепляет Таинствами и всеми способами руководствует нас нежнейшим и кротчайшим образом ко спасению и вечной жизни. Блаженны те священнослужители и церковнослужители, которые понимают эту любовь и это попечение Церкви о спасении чад её, стараются усвоять дух её, жить этим духом, дышать этим и в Церкви, и вне её и со вниманием сердечным и с благоговением совершают молитвы, песнопения и священнодействия церковные, памятуя, что чрез все это спасаются и они сами, и паства их!

Высокое существо – человек, чудное создание Божие, по образу Его сотворенное. Если в состоянии падения он способен к многим удивительным делам, которые он произвел и производит, как мы постоянно видим это и в истории, и в современном нам мире, то к чему он способен в состоянии святости и совершенства? Но более всего в нем заслуживает внимания, удивления, благоговения, благодарности всесердечной то, что он может уподобляться своему Создателю – Богу, что он предназначен к бессмертию, к вечному блаженству в Боге и с Богом, что он некогда просветится, как солнце, в Царствии Отца своего Небесного! Господь, предвидя эту славу верных и избранных Своих, говорит: тогда, во второе пришествие, праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их [Мф. 13, 43].

При служении панихиды над умершими я имею случай убедиться, что я первый и величайший грешник и мертвец духовный и самого себя прежде всех должен оплакивать. Как верно слово Господа: предоставь мертвым погребать своих мертвецов [Мф. 8, 22]. Это ко мне относится: я – мертвый, погребаю своих мертвецов. О, если бы мне непрестанно возвещать Царствие Божие!

Царство благодати, милости, очищения, освящения, обожения, вечной жизни!

За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь; так в житейских делах, так наипаче в духовных, особенно на молитве: избави Бог от раздвоения мыслей сердечных – пагубу себе накличешь как раз.

12-е октября

Утреня. Целую реку злобы пустил диавол в сердце мое и едва не поглотил меня: только усердная молитва спасла меня от его потопления. Доселе, окаянный, я не научился еще любви, все терпящей, вся покрывающей, доселе я самолюбив, придирчив, капризен, горд, озлоблен на дьячка Василия Кутузова за то, что не хотел подвинуть поближе месячные Минеи, когда я читал за него на клиросе канон. Ведь я сам имею руки – мог сам подвинуть, и подвинул. Дьячок не догадался, не то что не хотел. Враг подстрекнул, поджег: о, зачем я доселе слушаюсь его?.. О, как слабо сердце мое! Каких исполнено страстных навыков!

Нарушаяй малая, помале упадет. Нарушаю воздержание, малую, по-видимому, заповедь, ибо, казалось бы, какая важность – выпить лишний стакан чаю со сливками или с вином или просто, – а выходит в конце концов то, что чрез невоздержание впадаешь в большие грехи: в злобу, жестокосердие, зависть, леность и проч.

От употребления вчера в достаточном количестве рыбы (сига) с соусом и чаю со сливками (отдельно) жирными и отчасти ржаного пирога сегодня болит у меня сильно спина, видимо, от излишества и обременения желудка. Согрешил пред Богом и пред природою, или пред собою! Господи! исцели и даждь мне скоро поревновать о воздержании, презирая сласти. Ненасытное чрево всегда будет алкать, невзирая на болезни и на близкий конец жития.

Уже потому вредно много есть и пить, что чрез многоядение и многопитие, хотя бы чаю, утомляется скоро организм и слабеет, изнемогает.

13 октября

Среда. Благодарю Господа за великие силы, явленные в помиловании меня, грешника, в заступлении и спасении от врагов моих невидимых и в помощи во время всех трех дневных служб: утрени, обедни (в Успенской церкви) и вечерни. За утреней враг крепко поджигал меня злобою на дьячка Кутузова, но молитва покаяния и припадание к престолу с молитвою и сокрушение сердца спасли меня; пред обедней огорчился на нищих, но молитва покаяния усердного опять спасла меня; за вечерней – молитва ко Господу и Пречистой Богоматери спасла меня от малодушия и преткновения на ектениях.

Покушал на ночь винегрету из тешки и напился сладкого чаю, а потом стакан сырой воды – и от этого боль в пояснице, да еще оттого, может быть, что после сильного поту надел холодное свежее белье.

Отец Матфей не хотел вчера раздать братии на выносе тела Елисаветы Квиткиной, рабы Божией, свечей; я принудил, сказав: по-братски то есть делайте. А капризничал, надувался на меня и на Квиткина за то, что его не позвали на панихиды. О, богатство! богатство! У кого много, тому нужно еще больше. А на что? Кому? Закроют глаза, и все оставят.

На отпевании Квиткиной сбился на возгласе и при чтении разрешительной молитвы от бесовского мечтательного страха. Прости, Господи, мне мое малодушие.

15 октября

Четверг. Дивны Твои Тайны животворящие, Тело Твое и Кровь Твоя! Вот сегодня с утра я встал немощный и до самой Херувимской за поздней обедней был немощен; потом стал чувствовать себя легче, служил громогласно, а после причастия всякая болезнь прошла, все тесноты исчезли: я стал здоров, бодр, спокоен, весел, в душе услада духовная! А в начале обедни, за проскомидией и потом враг чрезвычайно сильно подмывал сердце жадностию или завистию на хорошие большие просфоры мирян, поданные на проскомидию, как во время утрени сильно поджигал на дьячка Василия Ивановича Кутузова. А чем виноват дьячок? Чем виноваты просфоры?.. О, вселукавый, всезлобный враг рода человеческого, смущающий всех в подсолнечной! Да разоблачатся и да победятся твои козни во всем мире! А рабы Божии да прославятся. Благодарю Господа за благопоспешное служение! Благодарю Радость мою за причащение Божественных Своих Таин!

16 октября

Пятница. Благодарю Тя, многомилостиве, скоропослушне, всесильне Господи, яко не дал еси злобе вражией погрузити и убити душу мою во время утреннего богослужения, когда собрат мой, отец Матфей, пришел в церковь: се, он враждовал и, может быть, доселе враждует против меня за то, что я ходил на панихиды к Елисавете Квиткиной, у которой он был духовным отцом несколько лет; но не я сам напросился, ибо не имею этого обычая, а меня просили по душевному расположению ко мне. О, окаянные мы человеки! Без благодати Божией мы взаимно таем в злобе друг на друга, а называемся, и есмы, братиею храма, иереями, пастырями, предстоятелями, судиями, строителями тайн Божиих [1Кор. 4, 1]! Как мы малодушны, корыстолюбивы, суетны, злы, самолюбивы, что из-за нескольких рублей друг друга ненавидим! Но слава долготерпению Твоему, Человеколюбче, яко кающихся нас от сердца милуеши, очишаеши, исправляеши, прощаеши, просвещаеши, укрепляеши благодатию Духа Твоего Святого; реки страстей, потопляющих сердца наши, от сердец наших державно отводиши и, как тонкий, животворный, легкий эфир, благодать Духа Твоего в сердца наши вливаеши к умиротворению, оживлению, просвещению, укреплению и ободрению душ наших. Благодарю и славлю Тебя за силы благодати Твоея, явленные на мне в нынешнюю утреню. Ощутих обычную ко мне милость Твою, Господи великоблагосердый! Слава престолу Твоему живоносному и Тебе, седящему на нем и чрез посредство его на меня изливающему милости Твои. Пожду и посмотрю, что будет с братом моим отцом Матфеем, в богатстве своем возносящим высоко главу свою. (Говорят, оба они, то есть он и жена, сильно бранили Квиткина, что позвали не его, а меня на панихиды, – какая дерзость! Какое ложное понятие, якобы духовные дети вечно рабы наши до смерти их или нашей и обязаны еще и еще обогащать нас, а мы будто бы, не пася душ их, должны от них нагревать свои карманы.)

Доселе у нас [нет] отечественного, строго русского, православного образования юношества: набили все программы языками непроизводительными, не дающими истинной жизни уму и сердцу, как и воле (учеников) учащейся и жаждущей истины молодежи; все часы учебные почти исключительно отданы языкам, и оттого у нас выходят дети нерелигиозные, неправославные, без веры в сердце, не умеющие и не желающие читать по-церковному.

Не деньги богатство мое, а Христос Бог, дающий мне все обильно в пользу и наслаждение. Ему слава, благодарение, любовь, страх от моего непотребства.

(Ужели деньги, этот прах, дороже человека, созданного по образу Божию и владыкою твари, что мы из-за нескольких копеек или рублей или из-за сладкого куска презираем его, злимся на него. Готовы избить или уничтожить его за то, то есть что он похитил нам принадлежащее или издержал не на то, на что мы дали наши рубли и копейки, а на лакомство или другое что? Будем кротки. Не будем никого презирать. Если кто оскорбил нас, пусть накажет его грех.)

16 октября

Литургия. Неизреченную милость сотворил со мною Господь и во время литургии. Идучи на литургию, я встретил нищих, часто ко мне подходящих, и бранил их с гневом за частое хождение ко мне и прошение у меня милостыни, особенно одного солдатского сына лет девятнадцати, которому дал после утрени 30 копеек, а он опять пришел ко мне пред обедней. За свое озлобление я наказан был жестокою теснотою, скорбию и срамотою. Поэтому я обратился ко Господу с вседушевным, глубоким покаянием в своем самолюбии, в своей гордости, злобе, зависти, в своем любостяжании, сластолюбии и плотоугодии, в своем маловерии; и когда сознал глубоко свои грехи и осудил себя искренно, тогда Господь помиловал меня, отпустил мне грехи мои, отъял от сердца моего скорбь, тесноту, поношение и посрамление и даровал мне спокойствие, дерзновение, силу и мужество, и я служил литургию спокойно, в силе и истине, с согретым верою и любовию сердцем. Под конец литургии, пред самым причастием, враг снова было запутал меня, стеснил, обессилил, посрамил, хотя не совершенно – чем же? – огорчением на отца протоиерея Павла за то, что риз порядочных не дает, а дает как бы рогожки худые. Едва-едва я успокоился, сознав, что это приражение диавола, что отец протоиерей – добрый человек. Крепко борол меня супостат, реку к сердцу пустил. Только благодать Господня победила бывший во мне грех.

Во время всенощной в Успенской церкви чувствовал себя хладным и боязливым вследствие засорения желудка мясною жирною пищею: некоторые слова при чтении Евангелия не выговорил; возглас после Спаси, Боже, люди Твоя... тоже; молитву Христе, Свете истинный... в конце. После утрени ярился на нищих за частое прошение на дню милостыни. Согрешил ко Господу. Купил образ вдове, выд. замуж сироту Екатерину. Дома слабило. Крестил бодро, большей частию у чиновников в доме Естафьева.

С Божиею помощию и Царицы Небесной всю утреню в субботу (в Соборе) служил благопоспешно – все ектении, читал сам канон, – и обедню также по неизреченному милосердию Владыки.

17 октября

Воскресение. Благодарю премилосердого Господа, удостоившего меня и нынешний день пренебесного Дара Своего – Пречистого Тела и Честной Крови Своей, грехи мои очистившего и все недуги мои исцелившего чрез причащение сих Святых Таин, умиротворившего меня, смятенного, распространившего меня, утесненного. После обедни были крестины в Думе у сторожа; после крестин закусил пирога с сигом и стакан чаю выпил в сладость, отраду и укрепление. Но, пришед домой, поел пирога с морковию и супу мясного вдоволь, без мяса, и стало тяжело. Не надо есть дома после закуски в гостях сряду или с малым промежутком времени.

Благодарю Господа, сподобившего меня бодренным духом повенчать две свадьбы при многочисленном стечении народа.

19 октября

Утреня. Благодарю Господа за помощь, милостиво мне явленную по молитве моей при служении утрени; благодарю за очищение скверны плотской и душевной; благодарю за мирное состояние души; благодарю за препобеждение суетного страха бесовского, сомнений и смятений душевных.

Но после утрени сильно согрешил пред Богом, озлобившись на нищего за потерю будто бы денег, 60 копеек, поданных мною ему на кафтан; я в негодовании и гневе назвал скотиною и подлецом член Христов, того, кто создан по образу и подобию Божию, хотя, быть может, и сильно лукавит и обманывает. Бог да простит ему. Прости мне, Господи! Даждь мне никогда не яриться ни на кого.

19-е октября

Благодарю Господа, даровавшего мне день сей, в который я сопричислен к Церкви первородных, написанных на небеси [Евр. 12, 23]!

Согрешил пред Богом: искусился ночью во сне блудным привидением и семеноистечением, которого уже с год не бывало силою Честного и Животворящего Креста и молитвою. Представлялась сначала какая-то белая качающаяся на окошке фигура наподобие человека; сначала она была как будто неживая, потом стала живою; лицо стало из менее благообразного в более благообразное, потом она с окошка сошла ко мне, когда я стал заглядываться (о, зрение!) на довольно приятные черты лица, – оказалась женщина. И чрез осязание я впал в блуд. А это произошло от моего чревоугодия и пресыщения накануне: ел сырую капусту, когда рубили её, пил много чаю с мадерой, со сливками, съел два яблока, сыру, а за обедом ел мясо. Согрешил ко Господу! Господи! от чрева моего бездна греха – научи меня побеждать всепрелестное чрево!

Себе не жалеем на вина и сласти рублей, десятков и сотен, а нищим – несколько копеек, не говоря рублей; себе не жалеем на одежды, на мебель, на посуду сотен рублей, а нищим на рубище жалеем дать, – какая испорченность сердца! Какое самолюбие, сластолюбие, корыстолюбие! Укоряй, укоряй себя человек жестокосердый всегда и понуждай себя к благотворительности, да милостива Владыку к себе обрящем в день испытания и Страшного Судища! Помяни, что во плоти, в страстях плотских действует враг Бога и человеков диавол: сластям служишь – диаволу служишь, корыстолюбию следуешь – диавольскую волю исполняешь гордишься ли, сердишься ли, бросаешь ли сладострастный взор на кого – диаволу служишь; ленишься ли на молитву, спишь ли долго – диаволу работаешь. Но если ешь хлеб и воду, спишь на голой земле, бодрствуешь, молишься, размышляешь о Божиих делах, читаешь слово Божие с сердечным благоговением – то умертвляешь плоть и льстивого Велиара. Если ты кроток, незлобив, терпелив, воздержен, целомудр, сострадателен, то ты служишь Господу, умерщвляешь в себе Велиара.

19-го октября

Благодарю Господа за неизреченный дар Его милосердия – за вкушение Пречистых Его Таин Тела и Крови, за очищение скверны плоти и духа моего, за освящение души и тела, за обновление, за мир пренебесный, за дерзновение, за широту и пространство духа и здравие тела, за свободный дар слова в классе. Столько даров величайших получил я от Господа моего чрез причастие животворящих Его Таин! Отправился после классов в Петербург с братом Алексеем Константиновичем мирно в три часа пополудни; прибыли с парохода на паровоз за двадцать минут до поезда. Вечер провел у отца Иоанна [В...] весело; принят был дружелюбно, угощаем усердно. Во время вечерних танцев отдыхал, спал; ужинал в одиннадцать с половиной часов. В двенадцать с половиной часов лег спать. Встал в 6 часов утра, помылся и отправился пешком по Выборгскому шоссе; шел почти до Троицкого моста; взял извозчика и приехал на пароход за 10 минут до последнего звонка.

Согрешил – не подал нищим милостыни, когда они усердно просили её у меня: во-первых, на пристани, во-вторых, у ворот дома церковного; ожесточилось сердце мое из-за потери одним нищим 60 копеек, поданных на одежду. Согрешил пред Богом, пред людьми и пред своею совестию и пред душею своею, которую за то оставил мир Божий, свобода и радость и которую постигла скорбь, теснота, печаль, срамота. Не туне ли все приемлю я от Господа – зачем же не милостива утроба моя к братии моей? Зачем жесткосердие, скупость, любостяжание? Сам сластолюбствую, а нищих морю голодом; сам одеваюсь в дорогие одежды, а нищим жалею рубища; сам живу в пространных палатах, а им жалею дать на ночлег несколько копеек! Забыл я, как жил ради меня на земле Господь мой Иисус Христос, Царь неба и земли, не имея, где главу подклонить [Мф. 8, 20]; забыл я жизнь и подвиги святых, их нестяжательность, воздержание, пещерное житие, возлежание на голой земле, их грубую одежду, их скудную и суровую пищу, их непрестанную молитву, их горячую любовь к Богу и к людям, их сострадательность, милостыноподатливость, как они отдавали последнее достояние, их кротость, терпение, незлобие, послушание, постоянство в благих делах – и живу, окаянный, себе, а не Богу и ближним, в свою плоть, любя пищу, одежду, убранство жилища, оставив душу произволу страстей, растлив храм Божий – сердце свое преступною, прелюбодейною любовию к благам мира сего, во зле лежащего, к благам тленным и тлящим души бессмертные и удаляющие их от Бога, источника жизни! Господи! научи меня отвращаться себя ради Тебя и ради блага ближних. Благодарю Господа, наказующего меня за немилосердие!

Ты не истратился на празднование именин, на которое требовалось до пятидесяти рублей или сорока, – потраться на нищих, издержи на них рублей десять на одежду, и воздастся тебе от Господа.

22-е октября

Казанской Божией Матери. Боже мой! Какую муку вынес я сегодня, какую тесноту, какую тяжесть, точно гору вынес я сегодня во время обедни – от пресыщения накануне с вечера, или от ядения мясного перепрелого супу (щей) с мясом и черного мягкого хлеба! Как [...]. Я думал, что не вынесу, совсем сконфужусь! Да и как стыдно было своей несостоятельности! А враг как издевался надо мною! Но зато как легко, отрадно, спокойно, весело вдруг стало после потребления Святых Даров! – Небесная тишина! Небесная отрада, легкость, радость! О, как земные наслаждения грубы, тяжелы, обманчивы! А небесные как чисты, тонки, легки!

Венчал свадьбу слишком громко, вопреки Велиару, усиливавшемуся заставить меня молчать! Был отец Матфей в алтаре! Тяжело было душе моей видеть его! Ибо коварна душа его! Впрочем, я сам всех зол вместилище.

В гимназии бывши, на директора внутренно имел зло, неприязнь за то, что он советовал не говорить ничего на акте (зачем я на юбилее не льстил ему! ). Боролся долго со врагом, смутившим меня. Подписал книги и похвальные листы. Согрешил, что сердился на директора. Мне показалось. Диавол подстрекнул.

23 октября

Сколь беспристрастен должен быть священник к земным вещам, чтобы, совершая такие службы и столь высокие, пренебесные Таинства, быть не уловленным от врага и гореть всегда чистою любовию к Богу и к человекам, погибающим от грехов и спасаемым благодатию Христовою во Святом Духе! Но сколь велик навык наш ко греху! Сколь сильны наши пристрастия земные! И совершая Таинства, мы не отлагаем совершенно житейских попечений и пристрастий по навыкновению к ним, и потому враг смущает, омрачает и превращает наш ум, связует сердце и берет нас в свой тяжкий плен. И поделом! Не мечтай. Священник должен быть Ангелом по возвышенности мыслей, по чистоте душевной и телесной, по горячности к Богу, Всетворцу и Спасителю, и к людям, своим братиям.

Я сам сказал директору, что не имею ничего против того, что отец Павел Ламанов будет служить молебен на акте в гимназии, а по совести сказать, я этому и рад, потому что этим я спасаюсь от душевных потрясений и беспокойства служить молебен пред людьми, только ex officio [95] пришедшими на молебен, без всякого молитвенного настроения. Зачем же я сердился на директора в душе своей за то, что он пригласил Ламанова? А не говорить речи тоже бы [...] благо. На воздух.

Благодарю Господа, даровавшего мне опять чистый голос громогласный. Вчера очистил желудок, покушав винограду и мармеладу. За все благодарю Господа.

23 октября

Благодарю Господа, многократно явившего во мне во время утрени милость Свою и силу Свою животворящую чрез прикосновение мое сердцем и устами к престолу Его животворящему, многократно исторгнувшего терние страстей и погасившего пламень страстей и отъявшего от сердца яд змиин.

Наука наук – побеждать грех, в нас живущий, или действующие в нас страсти; например, великая мудрость ни на кого и ни на что не сердиться, ни о ком не мыслить зла, хотя бы кто и причинял нам зло, а всеми мерами извинять его; мудрость – презирать корысть, сласти и любить нестяжание и простоту в пище и питье с всегдашнею умеренностию; мудрость – никому не льстить, но всякому говорить правду безбоязненно; мудрость – не прельщаться красотою лица, но уважать во всяком, и красивом и некрасивом человеке красоту образа Божия, одинакового у всех; мудрость – любить врагов и не мстить им ни словом, ни мыслию, ни делом; мудрость – не собирать себе богатство, но подавать милостыню нищим, да стяжем себе сокровище неоскудеваемо на небесех. А между тем – увы! мы едва не всякую науку изучили, а науки удаляться греха вовсе не учили и оказываемся часто совершенными невеждами в этой нравственной науке – вот, например, хотя я, да еще священник, доживший уже до пятого десятка лет (42-х лет). И сластолюбец я жадный, и корыстолюбец, и блудник внутренно, и сердитый, и злопамятный, и нетерпеливый, и заносчивый, и завистливый, и ленивый, и унылый, и трусливый, и боязливый, и малодушный, и лицеприятный, и лукавый, и гордый, и презорливый, и ругатель, и честолюбивый, и всякого греха пребывалище, – а прошел высший курс наук в Академии: и богословие всех видов, и философию, и историю её, и историю гражданских обществ, и историю церковную, и физику, и логику, и психологию, и науку числ и измерений. Дивное дело, что в душе я остаюсь тем же глупым грешником, каким был двадцать лет назад или двадцать пять. И выходит, что истинно мудрые, истинно ученые были святые, истинные ученики истинного Учителя Христа, а мы, не говоря доброго слова, все мы так называемые ученые – невежды, и чем ученейшие, тем горшие невежды, потому что не знаем и не делаем единого на потребу, а работаем самолюбию, сластолюбию, корысти.

23 октября

Благодарю Господа, удостоившего меня, непотребного, совершить Божественную литургию заупокойную (родительская суббота) в Успенской церкви и причаститься животворящих Таин с ощущением животворящей Божественной теплоты в устах и в сердце и во всем теле или, паче, животворного огня; благодарю за пренебесный мир, за свободу, дерзновение, легкость. В гимназии на акте напала хандра и неудовольствие на директора и жену инспектора; ни к кому не зашел, домой ушел и вечером не был в гимназии, а звал директор. Согрешил: помыслил о них зло, а надо бы не мыслить зла или побеждать благим расположением злое, если оно примечается в людях, или не замечать его, как будто бы его не было. Зло, каприз – в сторону. Надо стараться быть общительным, любезным со всеми, всеми быть довольным, себя считать хуже всех и достойным всякого неблагорасположения ближних, которое принимать с кротостию и смирением и с молитвою о неблагорасположенных.

Вечером, после сна полуденного, согрешил тяжко пред Богом и пред нищими, с гневом и озлоблением отказав им (двум молодым) в милостыни, в плате за квартиру по той причине, что часто просят у меня, и они ходили за мною взад и вперед большое пространство, ожидая, вымаливая от меня милостыни; роптал на Господа, окаянный, был дерзок, как бы обвинял Господа в том, что многие нищие оставлены на произвол и вынуждены выпрашивать потребное для тела у меня. Крещение и всенощное совершал в двух местах в тесноте и скорби именно из-за своей жестокости и скупости! Прости, Господи!

Быть чревоугодником – значит делом отпадать от Господа и сердцем удаляться от Него: чревоугодие есть идолослужение, и опыт это подтверждает ежедневно. Пост, воздержание приближают к Богу. Вот почему посты в нашей Церкви частые! Они возводят к Богу. В чревоугодии всегда заключается нечистота, блуд внутренний.

Как растливший себя в юности блудом крайним, я удобно подпадаю всякой страсти: и злобе, и подозрительности, и гордости глупейшей, и зависти, и обидчив я, и блудлив, и ленив. Себя должен во всем винить и никого больше: все люди лучше меня, крепче нравственно. Да смиряюсь пред всеми.

Пища глушит сердце. Бесчувственным к грехам делает его и нерасположенным к добродетелям.

Исторгай страсти, пока они совсем не усилились и не взяли тебя в плен! Пьяницы, прелюбодеи, стреляющиеся. Ужасный плен, предвестник вечного плена!

Видя же ветр крепок, убояся, и начен утопати [Мф. 14, 30]. Это бывает со мною, маловером; как часто, видя духовными очами ветр крепок злых духов, нападающих на меня, я подвергаюсь боязни и утопаю духом. Но слава Господу, спасающему меня.

24 октября

Воскресение. Ранняя обедня. В крайней немощи духа и тела служил утреню и раннюю обедню. Скорбь и теснота крайняя. Голос слабый, думаю, что от питья чаю и сливок и в особенности от скоромных овальных булочек с маслом. Чувствовалось засорение груди. После потребления Святых Даров ощутил небесный мир и сладкое блаженство с полным чувством здравия.

На молебне у Рощина в Высокой улице случилось со мною сильное замешательство: споткнувшись от усумнения на одном слове, я не мог долго ни взад ни вперед читать Евангелия от Луки Пресвятой Богородице. Так диавол зол! Так противится делу Божию! Видно, он имел тут свое пребывание. Воздух сырой, тяжелый, я тяготился им еще раньше молебна с полчаса времени.

Дивно промышление Божие о нищих: вчера я подал нищим на кафтан и на сапоги, и сегодня Господь возвратил мне втрое больше против поданного мною: мне вручили две женщины четыре рубля в пользу бедных. Подавай – не жалей.

Завтра, 25 октября, молитву родильнице в доме Казера к офицеру в 9 часов.

Не слишком карай нищих за обман: жестокосердие людское заставляет их обманывать нас. Не обманут они – и не дадут им.

Любить Бога всем сердцем – значит любить всей душой кротость, смирение, чистоту и целомудрие, мудрость, правду, милосердие, послушание ради Бога и никогда не делать противного этим добродетелям, то есть не гордиться, не раздражаться, не сердиться ни на кого, не прелюбодействовать – ни даже в сердце, ни взглядом, ни словом, ни мыслию, ни телодвижением не нарушить целомудрия; удаляться всякого безрассудного, излишнего слова и дела, избегать всякой неправды, ненавидеть скупость и корыстолюбие, бегать своенравия и непокорности.

Страсти, как жестокие погонщики, так и подгоняют нас ежедневно, понуждая по нашей склонности к земным вещам делать противное Господу и нашему истинному благу и угодное сатане льстивому.

25 октября

Ранняя обедня от Н.М. Семенова. Совсем изнемог духом и грудью от излишнего питья вчерашний день чаю и кофе, да еще меду (один стакан): не мог говорить проскомидийных молитв; обедню служил с трудом – грудь точно скована была. Беда произошла, вероятно, еще и от палтусины, которую ел с аппетитом, или просто с жадностию, а потом от паштета с курицей. Согрешил пред Господом! После потребления Святых Даров ощутил чудный мир, чудное пространство!

Согрешил пред Богом при обручении Дмитрия Васильевича Ромашева, соблазнившись слишком простым, деревенским, грубым видом тещи его (а сам я из деревни же) и красивым, изысканным нарядом и приятным лицом его невесты (довольно гордой). Имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица [Иак. 2, 1].

27 октября

Согрешил пред Богом и пред святой мученицей Параскевой, возненавидевшей суету земную ради любви ко Господу, возжелав во время чтения акафиста ей по всенощной у Юденича в доме мзды за труд, уязвившись суетным идолопоклонническим сребролюбием! Господи! Помилуй мя: сознаю вину мою! Ты без заботы моей о внешних благах Сам посылал и прилагал мне всегда все потребное (за что сердечно благодарю Тебя, попечителя моего и щедрого всех благ подателя) туне, ибо не заслуживаю столь щедрых даров Твоих, как исполненный всяких грехов. Уязвлялся вчера же [...] и жалом любви земной, плотской. Согреших! А причиною – обилие сладкой пищи: свежей ершовой ухи, [ершей] киселя на клюкве и сахаре. Пресыщением согрешил.

28 октября

Ранняя обедня по усопшей Параскеве (дочери Параскевы Екимовны Мурашовой). Увы мне! Как тяжело мне было сегодня за обедней и до обедни во время утрени! Как я мучился из-за своего накануне пресыщения сладким киселем за обедом и грушами вечером! Притом я еще ужинал! Душа моя совершенно подавлялась, тонула в пресыщении; к умножению беды моей погода была сырая и [...] дух подавлялся! Как верно слово Господа, что ходящие сластями житейскими подавляются и не совершают плода [Лк. 8, 14]! Как необходимо воздержание! Как необходим пост! Невоздержание подавляет все возвышенные помыслы, чувства и стремления души нашей! Чем больше угождаем чреву, тем более хладеем к Богу и ближнему! Вот почему святые презирали чрево, умерщвляли его!

Благодарение Господу, не отринувшему меня, грешного, но сподобившего меня быть общником Святых Своих Таин в очищение грехов моих, в освящение и исцеление души и тела моего, в мир душевных моих сил. Много, много тяжких искушений перенес я сегодня во время обедни.

При употреблении пищи и питья, особенно сластей и горячих напитков, надо иметь в виду недобрые последствия: слабость духа, усиление греховной плоти и греха, в ней живущего, как-то: злобы, зависти, блуда, скупости, жестокосердия, уныния – и не увлекаться вкусом, не услаждать своей гортани, не раболепствовать своему чреву.

Не возмущайся неправдами подчиненных, храни мир, незлобие, правду: мир во зле лежит [1Ин. 5, 19] – не исправить же нам всех. Каждый неправедник пожнет плод своей неправды. Обличай кротко неправду: глас кротости лучше проникает в душу и исправляет её, нежели голос гневливый, раздражительный, смутный.

Слава Богу: обличил с силою и властию дьячка Кутузова за беспорядки в трактире и за вымогательство, за обыски (до трех рублей). Господь дал силу и мудрость. Грех был бы молчать. Зло могло усилиться.

Чаю с булкою поутру все-таки не надо пить: слабеет дух, возмущается удобно от врага. А без питья и пищи крепче дух. На выносе сегодня смутился, а пред выносом очень возмутился духом при воспоминании о вымогательствах дьячка. Господа умолял умирить душу мою, и Господь помиловал, слава Ему!

Влюблен в себя, говорил Иван Яковлевич Марченко об одном корабельном смотрителе. Это метко сказано. Многие из нас влюблены в себя и кокетничают с собою. Как только грех не играет нами! Влюблены мы в себя, когда в зеркале любуемся собою, когда сладко едим, пьем, изысканно одеваемся, в богатых и роскошных палатах живем, когда копим себе деньги, скопидомствуем, когда неумеренно и незаконно требуем себе чести и пр.

Коровье масло и мясной жир в изобилии употреблять вредно: изжога бывает и несварение пищи и голос бывает слаб. 30 октября. По всенощной. Вообще, тяжело все жирное. После обеда сегодня не пил чаю без сливок, а он полезен после жирной пищи.

30 октября

Благодарю Тебя, радость мою, Господа славы, яко приял еси образ мой чрез воплощение от Пречистой Девы и почтил и возвысил и обожил человечество; благодарю Тебя, яко от тления паки к нетлению возводиши мя, скверны моя очищаеши, немощи и болезни врачуеши, скорби в радость претворяеши, тесноты греховные – в пространство оправдания Твоего, еже от веры и покаяния сердечного; мрак страстей прогоняеши и свет Твой духовный даруеши; смятения отъемлеши и мир свыше ниспосылаеши, малодушие отъемлеши и мужество со дерзновением даруеши. Слава милосердию Твоему! Взираю на иконы во храме: на икону Твою, Пречистой Матери Твоей, святых Ангелов и Архангелов и на лики святых, украшенные и златом и сребром сияющие, и думаю сам в себе: как Ты почтил и украсил наше естество, Творче и Промыслителю всех! Твоим светом сияют святые Твои, Твоею благостию святы, победив греховность и отмыв греховные скверны плоти и духа; Твоею славою они славны, Твоим нетлением нетленны. Слава Тебе, толико почтившему, просветившему и возвеличившему наше естество! Вот Твои апостолы и иерархи, живые образы Тебя, Верховного, прошедшего небеса Посланника Отчего, Иерарха и Пастыреначальника; Твоя доброта, Твоя премудрость, Твоя сила, красота духовная, власть, величие, святыня в них сияет. Вот мученики Твои, Твоею силою одолевшие ужасные искушения, претерпевшие страшные мучения, в Твоей Крови они убелили одежды душ своих [Откр. 7, 14]. Вот преподобные Твои, постом, бдением, молитвою приявшие чудесные дары Твои, дары исцелений, прозорливости: Твоя сила укрепила их стать выше греха и всех демонских козней, Твое подобие в них сияет, как солнце.

Священник – живой образ Иисуса Христа, Священника вечного.

Благодарю Господа, даровавшего мне, по благости Своей, чистую, пламенную молитву со слезами умиления во время всенощной и сподобившего меня непреткновенно совершить сию Божественную службу. Какой мир, какая свобода духовная, какой свет, какое умиление царствовали в душе моей, описать того не могу. Благодарю мою радость, сиречь [96] Господа моего, Спаса моего, благопослушливейшего и премилосердого. 30 октября. 11 часов ночи.

В храме, его расположении и частях, в иконах, богослужении с чтением Священного Писания, пением, обрядами начертана образно, как на карте, в лицах, в общих чертах вся Ветхозаветная, Новозаветная и церковная история, всё Божественное домостроительство человеческого спасения. Величественное зрелище – богослужение нашей Православной Церкви для тех, кто понимает его, кто вникает в его сущность, дух, значение, смысл.

Написать статью против тех, которые мечтают, что пора архиереям быть лицам белого духовенства, то есть женатым. Увы! До чего свет стал дерзок! До чего прострутся реформы?! До чего дойдет раскол?.. Или епископство есть рабство тлению, нечистоте, суете? Оставь дом, и жену, и чада... и будь Мой ученик [Лк. 14, 26].

Не прельщайся наружною красотою, она, как трава, увядает; всяка плоть сено ,и всяка слава человеча яко цвет травный [Ис. 40, 6; 1Пет. 1, 24]. Дщерям человеческим, преудобренным [97] и прекрасным, надо указывать на нетленную красоту души, созданной по образу Божию. О, сколь нелеп грех и сколь он льстив, как привлекает мнимым удовольствием, мнимою сладостию! Господи! Да приидет Царствие Твое, да прекратится владычество греха!

В твердости надо смотреть на народ и с твердостию говорить на великом входе.

31 октября

Благодарю Господа, сподобившего совершить воскресную литургию, хотя в немощи духа и тела (от ядения сыру накануне в достаточном количестве), но благоплодно, ибо при всей мертвости сила Божия не оставляла меня; благодарю за животворную теплоту внутри по причащении Святых Таин и за дерзновение, разумное, сильное произнесение проповеди о исповедании Иисуса Христа.

Благодарю Господа за дерзновение при совершении Таинства Крещения в доме Казера у лейтенанта Чихачева при двух морских лейтенантах и при женщинах благородных. Беседовал пред совершением Таинства с офицерами, освоился. Благодарю Господа за помощь свыше при венчании двух браков: сатана сильно противился, я громко вопиял в молитвах: бокал шампанского, выпитый на крестинах, лишил меня силы благодатной, и с крайним трудом венчал брак, пропуская много слов, – бокалами чокаться не надо совсем, не достойно священника (особенно с женщинами).

Примечание

95. По долгу (лат.).

96. Сиречь (церк.-слав.) – то есть.

97. Преудобренный (церк.-слав.) – в высшей степени совершенный, прекрасный.

Ноябрь

1 ноября

Благодарю Господа за помощь свыше при совершении утрени и литургии; благодарю Радость мою за живот, мир и радость, дарованные мне в причащении Святых Таин после бывшей тесноты; за животворящий огнь в устах и в сердце, за победу над врагами, теснившими и смущавшими меня. После обедни при столкновении с отцом Матфеем ужасно искусился: отец Матфей при здорованье не удостоил ни взгляда, ни слова и остался с полным пренебрежением: это возмутило меня, и я дал заметить отцу протоиерею Павлу Васильевичу Трачевскому с досадою, как сердит отец Матфей; но за это враги бесплотные напали на меня, вошли в мою храмину и совсем лишили меня мира, радости, свободы, дерзновения; я пошел из храма на молебен в стыде, тесноте, смущении и едва отслужил молебен; умолял Господа по дороге, да помилует меня. Вперед я не должен нападать на старшего брата ни одним словом. Отец Матфей был спокоен при моих словах протоиерею. Просил Господа о мире и любви между нами, Ащевозможно. Предоставляю брата моего Матфея Богу. Да не попустит Господь быть между нами вражде диавольской.

Девять лет я прослужил в гимназии при непрестанной Божией помощи, при непрестанном Его милосердии ко мне, одновременно с этим шестнадцать лет прослужил я священником в городском соборе, также при непрестанном Божием содействии и милосердии; шестнадцать лет я учился при непрестанной Божией помощи, при непрерывном Его ко мне милосердии; девять лет хранил меня Господь как зеницу ока со времени зачатия в утробе матери до отдания в училище. – Как я возблагодарю за всё это Господа моего, Творца, Промыслителя и Спасителя моего! О, Господи! да возлюблю я Тебя всем сердцем моим, всем помышлением моим, всею крепостию моею.

2 ноября

Благодарю Господа за животворящий огнь и за небесный мир, дарованные мне благостию Божиею по причащении животворящих Таин Тела и Крови Господней и за отъятие греховной мертвости, тесноты. Благодарю Господа за дар слова, как река быстрая и чистая, излившегося в классах гимназии из уст моих. Сам Бог Слово говорил чрез меня, недостойного.

Благодарю Господа за победу над грехом о имени Господнем в сердце, одержанную вечером за чаем после сна, когда гостья Анна Андреевна пила чай: яд змииной злобы и скупости благодать Господня отъяла, уныние и хмурение прогнала и даровала мир и ясный и пресветлый взор.

Господи! благодарю Тебя от всего сердца, яко без числа спасл еси мене от бесчестия, насилия, лютости, виновности страстей и угашал разжженные во мне стрелы лукавого и миром ограждал душу мою и росою благодати Твоей прохлаждал еси ю. Слава Тебе, Многомилостиве и Всесильне, яко доселе благодатию Твоею остаюсь цел и невредим, несмотря на бесчисленные коварства надо мною невидимых и всезлобных врагов, ищущих поглотить меня. Вем, Господи, яко и от всех козней и наветов их избавиши мя и спасеши меня, имиже веси судьбами, во Царствие Свое Небесное, и не меня точию129, но и всех благочестиво живущих и наветуемых от духов злобы: Твое бо есть еже миловати и спасати хотящих и даже не хотящих спасения. Или хощу, сказано, или не хощу, спаси мя [98].

Сухарей пшеничных не ешь: они засоривают гортань и крепят желудок, и мочевой канал засоривают.

При вещественной милостыне нищим я должен находить их словом добрым, ласковым, кротким, незлобивым, поучительным, а не обращаться с ними грубо, сурово, с бранью. Иначе это не милостыня.

3 ноября 1871 г

Благодарю Господа, утешившего меня помощию Своею при служении утрени и литургии. При служении утрени искушение было при помысле о новом Служебнике киевском, излишне приобретенном мною. Этот помысл охладил и раздвоил сердце мое, и я с трудом говорил великую ектению. На литургии тоже холод обдавал сердце. Причастился в мир душевных сил: мирно и сладко было на душе. Дома выпил чаю со сливками: от этого в классе чувствовал нечистое раздражение или движение, которое поборол внутренно моли твою. Вечерню служил непреткновенно. После вечерни искусился с нищими: ярился на них, ругал их. Согрешил пред Богом самолюбием, маловерием, скупостию, любостяжанием, злобою, гордостию, дерзостию. Оскорбил Самого Господа Благодетеля, Живота моего, Спаса моего, в лице нищих.

Иисус Христос терпел от беззаконных иудеев поругания, заушения, заплевания, биения, раны. Не терпит ли Он того же и от меня? Когда я ругаю нищих – в лице нищих Сам Христос терпит от меня. Когда я заушаю нищего, я заушаю Самого Христа. Не ругал ли ты кого? Не заушал ли? – Ты ругался Христу и заушал, бил Самого Христа. (В Страстную Пятницу мысль.)

Се, сии грешницы гобзующии в век удержаша богатство [рус.: И вот, эти нечестивые благоденствуют в веке сем, умножают богатство] [Пс. 72, 12]. Великий грех удерживать богатство и не раздавать нищим. Я первый виноват в том, что из многого, получаемого мною жалования и дохода, удерживаю некоторую, хотя небольшую, часть для себя. Ибо более удерживаю, чем сколько надо на насущный хлеб. А книг-то сколько у меня?! Это тоже не богатство ли? А еще умножаю их.

Благодарю Господа от всего сердца моего, яко помиловал меня в покаянной молитве моей, разрешив узы греха, связывавшие меня, и скорбь с теснотою и стыдом, постигшие меня за мою жесткость и ругательство к нищим, за мое сластолюбие, корыстолюбие, маловерие, недостаточество упования и любви. Слава долготерпению Твоему, Господи! Слава бесконечному милосердию Твоему!

5 ноября

Утреня. Сегодня враг жестоко посмеялся надо мною во время утрени, возбудив во мне злобу и крайнее огорчение на сторожа Николая, затопившего во время утрени в алтаре печку и вложившего сверху дров только наполовину (другая торчала наружи) огромное полено, которое дымило. На мое замечание, зачем он положил такое полено, он сказал, что не в первый разтопит печку, и не хотел сознаться, что поступает неладно. Это меня взволновало, и я не мог служить от смущения; едва кончил утреню. Возмутил меня больше его грубый ответ. Но да простит ему Господь – не весть бо, что творит; и мне да простит, хотя я и грешнее его, ибо вступился не в свое дело. Не надо было мне отходить от престола, а стоять у него неотступно, и не уловил бы меня враг, всячески ищущий уловить меня. Вот как плоть моя взбесилась, или смутилась! Вот как силен еще во мне враг, одним движением своим возмутивший все мое существо! Вот что значит пристрастие к своей плоти, лелеяние, лакомство сливочками, пресыщение! На будущее время не буду возмущаться никакими внешностями, да поможет мне Господь! Буду сохранять спокойствие и благодушие! В самом деле, не безрассудно ли, если из-за неисправности ближнего, из-за беспорядочности его буду и я неисправен, буду и я в беспорядке – возмущусь и не в состоянии буду делать своего дела? Однако ж я делаю дело. Да не будет этого безрассудства впредь у меня, одаренного разумом. Неисправен брат – буду, по крайней мере, я спокоен, исправен, чтобы из-за моего возмущения и гнева не оказалось разом два неисправных. Наклонность к ярости, сердитости надо искоренять всемерно; я вчера ярился на нищих, и сегодня разъярился на нищего, у коего украли рубашку в бане. Мясного (как вчера мозги) не надо мне есть: плодит семена и обременяет крайне, а чрез то раздражает меня. Болен я, оттого очень раздражителен. Как меня теперь исцелить? Я весь расстроен. Вина сторожа была невелика, чтобы мне из-за ней так расстроиться, – это мой каприз, мое своенравие, как некогда относительно кладки ладану в кадило сторожем: весь возмущался, точно от какого важного проступка, или из-за риз возмущался на протоиерея.

Сливок надо остерегаться много есть: от них теснота в боках от множества жизненного семени, или, лучше, они крепят мой желудок и чрез то производят весьма тяжелое состояние.

Благодарю от всего сердца моего Господа, сотворившего во мне дивные дела Своего милосердия, Своего могущества, ибо, умерщвленного меня грехом, пораженного скорбию, теснотою, тлящими душу и тело огнем, Он оживил, умирил, расширил, просветил, освободил. Ах, что было со мною во время утрени и после ней! Я не мог места найти себе ни в церкви, ни дома! А после причастия я весь изменился: стал мирен, свободен, легок, радостен.

Благодарю Господа за дар слова в преподавании гимназистам пятого и второго класса: говорил смело бойко, связно.

Диавол всякий день старается поселиться в нас всеми способами и, вселясь, опоясывает нас, как поясом, злобою, ненавистию, раздражительностию, завистию, блудом или унынием, тоскою, страхом и боязнию, сомнением, немощию и теснотою душевною (до того, что не может человек слова выговорить), или же жадностию к пище и питью, сребролюбием, скупостию или жалостию (до того, что человек трясется из-за сладкого куска, даваемого ближнему, или из-за нескольких копеек или рублей, которых просит у нас нуждающийся).

6-го ноября

Утреня. У утрени были отцы Павел и Матфей: ранние обедни. Утреню сначала служил я в смущении, с боязнию вражию (от врага бесплотного), не мог выговаривать на двух ектениях (полунощницы и утрени) императора и императрицу; на великой ектении с трудом говорил царственный дом; Пресвятую Пречистую не выговорил до конца – спутался от смущения и боязни; канон читал сам смело, бойко; на малых ектениях на двух Пресвятую Пречистую не мог выговорить от диавольского смущения и боязни; на последней выговорил ясно всё; на просительной ектении христианской кончины не выговорил (всего возгласа); Пресвятую Пречистую тоже. Стихиры на стиховне пели очень торопливо; сугубую ектению говорил дурно: сердце, обессиленное от врага страхом и боязнию глупою, не дало мне выговорить многих возгласов. Присутствие сторожа алтарного Николая, раздражившего вчера меня, смутило меня. Не надо иметь сердца ни на кого, но быть довольным всеми. Христе, Свете истинный тоже не мог выговорить: враг опоясал сердце боязнию. Давящее влияние протоиерея торопящего. А сам едва мямлит.

Вот немощи мои и грехопадения мои! Господи! повергаюсь в бездну Твоего милосердия и Твоей силы: помилуй мя и укрепи мя благодатию Твоею и всех нас к миру приведи, упразднив всякую вражду. Необходимо благодатью укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими [Евр. 13, 9].

6 ноября

Литургия. Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко и в нынешний день сподобил мя еси блаженства общения Твоего в пречистых и животворящих Твоих Тайнах. Слава, слава, слава безмерному благоутробию Твоему ко мне, недостойному, и ко всем людям Твоим. Многи были искушения, злы козни супостата, но по испитии Даров Твоих, Кровь Твоя Божественная потопила все козни врага, омыла все грехи мои.

Всенощная в Думской церкви. Благодарю Господа за неизреченный дар милосердия ко мне, грешному, яко приял есть от меня покаяние во гресе негодования злого на нищего и ропота на множество бедных, требующих от меня милостыни, хотя Господь щедро посылает мне, недостойному, не по заслугам моим. Благодарю Господа за дар слезного умиления во время всенощной и за искреннюю, чистую, премирную, пресладостную молитву о себе и о всех людях. О, сколь возвышен был дух мой, когда я стоял у престола, или кадил иконам, или стоял у Евангелия! Сколь был благодарен дух мой ко Господу, почтившему нас без меры Своим вочеловечением и даровавшему нам Пречистую Матерь Свою в щит и ограждение, в стену и заступление, и обожившему нас.

После всенощной у ворот дома крайне согрешил, разъярившись на малых нищих, неотступно просивших милостыни такой, какой они хотели, особенно малый Алексей. Да отчего было и не дать, когда Господь даром послал мне хорошее вознаграждение, не по заслугам за малые и полезные для меня самого труды в седмицу! Да яже взял на извозчика 50 копеек от молебна! Согрешил пред Богом, пред людьми и пред собою! Помилуй и прости и не помяни, Господи, греха моего и исцели язвы и смущение души моей. Восемь с половиной часов вечера.

Часто вспоминаем за богослужением Пресвятую Владычицу нашу Богородицу для напоминания, что мы составляем духовное Царство, в котором Владыка и Господь Иисус Христос, а Царица и Владычица – Матерь Его, что мы одно духовное тело или здание, коего Глава и основание Христос и коего Начальница Пресвятая Богородица.

В богослужении нашей Церкви кратко и наглядно изображаются главные судьбы мира и человека, которые необходимо помнить всякому христианину.

Гвоздей вбиение Спасе претерпел еси, да исторгнеши гвозди страстей и пристрастий житейских из души моей, которые, как гвозди, водружены Велиаром в душу мою.

Часто вспоминаем Владычицу Богородицу и именуем Владычицей нашей для того, чтобы напоминать чаще христианам о всегдашней Её к нам близости, попечении о нас, заступлении нас от врагов и ходатайстве пред Богом, о Её всегдашней Матерней молитве за нас и для того, чтобы мы старались быть достойными Её владычества, чтили Её как истинные рабы и жили, как подобает рабам Такой Царицы – Пресвятой, Пречистой, Преблагословенной и Славной, чтобы не работали греху.

Позванный в девять с половиной часов вечера к Петру Сидорову, безумствовавшему пьянством и от пьянства, я уловлен был сам, окаянный, сребролюбием и движением лицезрения и блуда, хотя и невольно, и только молитвою едва отгнал демона сладострастия и сребролюбия. При раздаянии милостыни нищим последним, стоявшим у ворот, также пленен был сребролюбием и скупостию, и в довершение – яростию дикою на нищих ребят.

На проскомидии образно представляется собранною около Агнца, вземлющего грехи мира, вся Церковь небесная и земная, Церковь первородных, на небесах написанных [Евр. 12, 23], и Церковь, воинствующая с врагами спасения на земли. Зрелище величественное, восхищающее и умиляющее душу! Как! И я в этом обществе святых, и я искупленник Агнца Божия, и я сонаследник святых, если пребуду верен до смерти Агнцу! Как! И все ближние мои суть члены этого небесного, святого общества и сонаследники будущего Царствия! О, как должно распространиться сердце мое, чтобы вместить в себя всех, всех любить, о всех радеть, о спасении всех пещись, как о своем собственном! Се, мудрость и премудрость! Да будем прости, да ходим в простоте сердца со всеми! Будем помнить свое высшее звание и избрание и да стремимся неуклонно к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе [Флп. 3, 14]! Мы – чада Божии и наследники Божии, сонаследники Христу.

8 ноября

Обедня. Две вещи крайне меня (сконфузили) посрамили: вчерашнее чревоугодие и пресыщение домашним пирогом из моркови и закуска с чаем у Ник. Михайловича Семенова после всенощной (икра, семга, сардина, херес) и дача сегодня на молебне дьячку особенной платы за молебен в таможне. Из-за последнего обстоятельства я расстроился и при нездоровье внутреннем едва успокоился отчасти во время обедни. Голос слабый, дрожащий, нервы крайне слабы, болезненны. На молебне при чтении Евангелия смутился, усумнился, смялся, не мог читать Евангелия при мысли, что не поспею на частные молебны и в гимназию. Перемена погоды – западный на северный ветер.

9-го ноября

Ранняя от Проворовых. Благодарю Господа, сотворившего со мною неизреченную милость чрез причастие Святых, бессмертных и животворящих Своих Таин: мертвость и тесноту с тяготою и смущением отъявшего от сердца моего и оживотворившего меня огнем Духа Своего Божественного, миром и свободою меня оградившего и наградившего по единой Своей милости.

А мертвость и тягота происходили от ядения вечером мясных котлет и от именинного обеда у головы М.О. Бритнева, на котором ел мясо и пил вино. Пища и питье не в меру обессиливают душу и тело, вносят мертвость. О, как исчезают в суете дни мои [Пс. 77, 33]! Вот хотя теперь, например, зачем я после обедни напился кофе с булкою? Ни есть, ни пить не надо было. Прости, Господи! А зачем раздражился на прислугу, что дыму напустили в комнаты? Может быть, это от них и не зависело.

Не прощу я себе того, что после литургии и после причащения Божественных Таин я выпил дома два стакана кофе поутру без нужды и притом еще закусил тоже без нужды. После Божественного Брашна и Питья мне ничего не надо было есть и пить до трех или четырех часов. За свою жадность я достаточно пострадал: мне было тесно и скорбно до четырех часов вечера, до обеда; в классе чувствовал себя очень неловко.

Не прощу себе и того, что вечером, идучи в баню, я разъярился на бедных мальчиков, назойливо, или настойчиво подступавших ко мне с требованием такой подачи, какой им хотелось, а мне хотелось им дать только 10 копеек, бывших у меня, не более (хотя, по-видимому, не на нужду они просили, а в самом деле на лакомство). Я кричал на них и потрепал одного из них, Алексея (малого). Согрешил пред Богом, и пред людьми, и пред собою, не сохранив кротости, незлобия, терпения, беспристрастия, допустил победить себя гневу, злобе, нетерпению, сластолюбию, сребролюбию! Прими, Господи многоблагоутробне, мое искреннее покаяние!

Ну чего ярюсь я на некоторых нищих молодых, часто ко мне подходящих? Не хочу подавать – ну и не подавай; если имею желание подавать – ну подай, не сердясь; недостоин принимающий – ленивец, тунеядец, а достоин ли подающий, не тунеядец ли сам, не жаден ли, не пресыщается ли каждый день так, что расслабевает оттого и духом и телом и опускает свои обязанности – тщательное и усердное ведение дела? Не предан ли роскоши в квартирной обстановке, в одежде, так что и мебель богатая, стоящая десятки и сотни рублей, стоит, только место занимая и по временам тщеславие питая хозяина и гостей, и десятки перемен одежд лежат или висят, обременяя шкафы и вешалки, и во многом прочем? Поэтому не лучше ли относиться к нищим снисходительно и не судить их строго, не бранить их желчно, чтобы и к нам был снисходителен и милостив Тот, Кто взирает с небес на всех и на все дела наши и имеет судить праведно всю вселенную?.. Сучец во оце брата видим, а у себя бревна не чуем [Мф. 7, 3 – 4]! Как это верно! Я первый грешен против Евангелия Христова, против любви, заповеданной в оном Господом моим. Доброхотно дающего любит Бог [2Кор. 9, 7]! А я часто против охоты, с досадою, по необходимости подаю милостыню, раздражаюсь, киплю гневом, негодованием, злобою! Лучше бы уж иногда не подавать! Как же я забываю превожделенные слова моего Спасителя и Судии: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне [Мф. 25, 40]! Или слова Судии: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь [Рим. 12, 19]! Или: что ты гонишь Меня?.. [Деян. 9, 4].

Малое с любовию – хорошо, а и многое, но без любви, с досадою, с ропотом – нехорошо. Добрые дела должны быть выражением любви. Добрые дела без любви – тело без души. Даждь мне, Господи, любить и греть нищих Твоих так, как Ты любишь, греешь, питаешь и укрепляешь меня. Туне приятое от Твоей благости и Твоих щедрот да не жалею подавать туне нищим Твоим в надежде на новые и бесчисленные Твои щедроты.

Грех сам в себе есть огонь, потому говорим, что такой-то воспламенен гневом, или плотскою любовию, или завистию. Итак, грех сам в себе носит огненное осуждение. Каков же будет этот огонь в грешниках, когда за нераскаянность благость Божия совсем оставит их; каков этот [огонь]будет вне грешников – так как, несомненно, что будет и озеро огненное, и пещь огненная, или геенна огненная, или дебрь огненная! Все это существенно, истинно. А мы, бесчувственные, не страшимся, не трепещем, иждиваем жизнь в наслаждениях, к Церкви холодны, обязанностей христианских не исполняем, во грехах закосневаем! Горе нам!

В случае остановки какой-либо богослужения, происшедшей от священника или от другого кого, об этом доносится епархиальному начальству, и всякий священнослужитель должен знать и помнить это, чтобы не допускать никаких остановок. (10 ноября 1871 г.)

В честь и славу Святой Троицы надо выговаривать твердо молитвы или возгласы, обращаемые к Троице или к людям с благожеланием и испрошением благ от Святой Троицы.

В организме моем господствует раздражение, равно как и в душе, вследствие употребления вчера мясной пищи и бани, а сегодня – вследствие употребления ухи с коренной рыбой, ряпушки с хреном и горчицей и щучьих котлет с капустным соусом. Есть мне надо крайне мало и крайне свежую, растительную пищу, да разве один суп из хорошего мяса. О, золотуха! Золотуха! Хвалится и смеется враг, что пакостит во мне во время общественной молитвы! Господи! Запрети ему.

Господи! Прости мне тайный ропот мой на Тебя, Всещедрого и великодаровитого Бога – на множество нищих, требующих от меня подачки милостыни. Больше и больше слабеет дух мой с телом вследствие многоядения и многопития.

Наше священническое и церковнослужительное дело – повторять одни и те же молитвы, начиная с молитвы Отче наш, как и дело всех вообще – исполнять одни и те же заповеди нравственного закона, ибо не различием молитв утверждается душа, а повторением и проведением их в мысли наши, в сердце наше и в волю нашу, или в деятельность, во всю нашу жизнь.

Одна определенная заповедь дана была человекам Еве и Адаму для того, чтобы исполнением одной этой заповеди, притом легкой, люди могли приобрести навык к исполнению воли Божией, в исполнении которой состоит всё благобытие тварей, и могли утвердиться в любви к Богу. Обращая внимание на противоположное – на неисполнение воли Творца и исполнение воли собственной, противной Творцу, мы замечаем, что человек мало-помалу приобретает навык к худому и извращает свою высокую, по образу Божию и по подобию созданную природу, делается врагом Божиим. Так важно исполнение заповедей Божиих и так пагубно неисполнение! Давая определенную заповедь первым людям о неядении плодов древа познания добра и зла [Быт. 2, 17], Господь Бог явился Сам Пестуном новосозданной разумной твари, Своих чад по усыновлению. Кто виноват, что это пестунство было отвергнуто и человек захотел лучше сам собою управляться! Вот и доселе, при всех успехах в науках и искусствах, при всех сокровищах мудрости человеческой, древней и новой, человек не может воспитать сам себя, потому что отверг еще в начале детоводительство Божие, ибо скажите, кто другой, как не Бог, должен [во всем] быть пестуном нашим?.. И в нынешнее время и в прошедшее только те люди успешно совершали свое умственное и нравственное воспитание, которые вверились Богу, жили по Его заповедям, которые ныне живут по Евангелию и учению Церкви, подчиняясь её руководству. Вот вам полезное замечание, все современные педагоги! Наук-то у нас много, а дела выходит мало: у юношей наших в голове много, а в сердце мало, мало, а часто, увы! – нет ничего! Жизнь-то не соответствует образованию и науке. Но если... знаю все тайны, и имею всякое познание... а любви не имею, нет мне в том никакой пользы [1Кор. 13, 2 – 3].

Велики и могущественны были святые апостолы Христовы: по власти, данной им от Господа, они наступали на змию и на скорпию и на всю силу вражию, и она не могла им нимало вредить [Лк. 10, 19]. За что такая власть великая была дана им? За то, что они оставили все земные блага, отверглись себя, взяли крест свой и последовали за Христом [Мк. 8, 34]. Нам отчего не дана такая власть? – По нашему пристрастию к временному, а самое пристрастие есть плод самолюбия. Чем побеждает нас ежедневно враг, как не нашими пристрастиями? Из-за чего смеется над нами? Из-за того, что мы – рабы чрева, рабы сластей, корысти, земной славы. Блажен, кто презирает земные блага и самую плоть свою: он наслаждается миром божественным.

Жало земных пристрастий действует в наших сердцах чрез чрево, находящееся в ближайшем соседстве с сердцем: тут жало сластей, или сластоядения и сластопития, и жало блудное, и жало корысти, и жало одеяния, и жало злобы, зависти, гордости, жало страха и боязни, жало малодушия и отчаяния. Чтобы избавиться от этих бесовских жал, надо поработить чрево, подобно святому Предтече Господнему Иоанну, подобно всем великим угодникам Божиим, ибо корень всякому злу во чреве, в невоздержании и сластоядении. Не напрасно и Господь постился сорок дней: Он указал нам пример поста. 11 ноября 1871 года. Четверг.

Есть люди, коснеющие в боязни, малодушии и молчании, когда им надлежало бы быть смелыми, отважными и говорить правду не краснея; они должны побеждать природную или от непорядочного воспитания наследованную ими робость, особенно если они занимают такое место в церковном или гражданском обществе, на котором они обязаны смело подавать свой голос.

12 ноября

Согрешил пред Богом и пред ближними, не выдержав противоречия брата Алексея К., когда я просил его поставить самовар в столовую, и обругал его дубиной, болваном, да кажется и скотиной. А он говорил: таков я и есть. После я покаялся пред Богом и у брата просил прощения. Он добрый и простой, или прямой: прямо говорит, что думает и чувствует, хотя, правду сказать, часто много лжет и любит лгать.

13 ноября

Ранняя литургия Калмыковых в Думской Успенской церкви. Благодарю Господа, укрепившего мя благодатию Своею совершить непреткновенно Божественную литургию и причаститься неосужденно животворящих, пренебесных и святейших Таин, Божественного Тела и Крови, в мир душевных моих сил и в свободу духовную, наипаче после потребления Святых Даров. На заамвонной молитве преткнулся от насилия и смущения вражия. Борет неусыпно враг бесплотный; тесен путь мой внутренний. Но Господь не оставляет и не оставит мя. На отпусте панихиды напала боязнь вражия, и я опять замялся и не выговорил всех слов.

В пансионе Яковлевой действием вражиим развращение помыслих и уязвился вражиею стрелою при взгляде на одну девочку, но невольно, а не по воле. Воззрел ко Господу в покаянии, и исцелился.

В гимназии опять враг уязвил меня огорчением, скорбию и злобою на отца Павла Ламанова, якобы за презорство его в обращении со мною, за то, что не руку, а палец, конец пальца подал мне, когда я приветствовал его. Не вытерпел – в сторону отозвал его и объяснил ему свою скорбь. Он удивился, что мне пришла в голову такая мысль, и клялся, что и в мыслях его не было, чтобы презрительно обращаться. Вот как враг клевещет на брата и смущает нас! О, наветник злой! Отец Павел сказал: зачем лукаво посмотрел я на его обращение?.. Господи! Разруши в нас козни вражии, яко многи и злы суть!

О, если бы обращали внимание на последствия наших грехов или добрых наших дел! Как мы были бы тогда осторожны, бегая греха, и как были бы ревностны на добро! Ибо мы ясно видели бы тогда, что всякий грех, вовремя не исторгнутый, навыком укрепившийся, пускает глубоко свои корни в сердце человека и иногда до смерти смущает, уязвляет, мучит его, пробуждаясь, так сказать, и оживая в нем при всяком случае, напоминающем сделанный некогда грех, и таким образом оскверняя его мысль, чувства и совесть! Нужны тучи слез, чтобы отмыть застарелую грязь греха! Так она прилипчива и едка! Напротив, всякое доброе дело, сделанное когда-либо искренно, бескорыстно или повторением перешедшее в навык, радует наше сердце, составляет отраду жизни нашей при сознании, что мы не совсем напрасно прожили нашу жизнь, исполненную грехов, что мы похожи на людей, а не на зверей, что и мы по образу Божию сотворены и в нас есть искра Божия высшего света и любви, что хотя некоторые добрые дела будут противовесом худым нашим делам на весах неумытной правды Божией. Как поэтому часто растливший свое девство краснеет при воспоминании о потере целомудрия и возмущается невольно нечистыми помыслами при виде предмета, напоминающего ему о его постыдных делах! Но как приятно человеку благотворительному воспоминать о бескорыстно сделанных добрых делах, единственно из любви к ближнему. Они утешают его совесть во все время его жизни, хотя он и не хвалится ими, а считает их должною данью человечеству, которого он есть малый член.

Научись доброжелательствовать всякому, как себе, и благо ближнего почитать своим (как свое).

Сколько благ приносит мне вера Христова, высказать невозможно: при непрестанной наклонности моей к грехам и страстям, возмущению духа, я непрестанно верою Христовою избавляюсь от страстных возмущений и от самых страстей, от терзаний ран греховных, получаю мир, свет, свободу.

Не смотри на чужие грехи и не относись враждебно к согрешающему ни внутренно, ни наружно, но представляй пред собою свои грехи и усердно кайся в них, считая себя действительно хуже всех; молись с любовию за согрешающих, зная, что мы все склонны ко всякому греху.

То огнь злобы и презрения зажжет в тебе супостат, то похоти и вожделения, то сребролюбия или жадности, то зависти, то злого противления и непокорности власти и презрения её или негодования на нее – и это нередко даже во время богослужения, когда не служишь, а стоишь и расслабеешь на минуту и оставишь молитву. Как беснуется в нас Велиар! Как беснуется наша плоть! Как надо трезвиться и бодрствовать всегда над своим сердцем!

14 ноября

Воскресная ранняя обедня. Благодарю Господа, спасшего меня милостию Своею неизреченною от многих и лютых искушений противника и даровавшего мне совершенное прощение грехов с миром, пространством и радостию душевною. Опустил прощение после всенощной сказать из боязни козней вражиих: за это мучился внутренно; долго умолял Господа простить мне это опущение; наконец Господь помиловал. На великом входе от вражией боязни и насилия не сказал имен императрицы, наследника и наследницы... и всего царственного дома: враг осек, оборвал. Заамвонную молитву не мог прочитать – смутился и смялся, тоже от действия вражия; по окончании молебна враг парализовал сердце при чтении молитвы Божией Матери пред Иверскою Ее иконою. Господи, помилуй и защити меня от соперника моего [Лк. 18, 3]! Буди! Буди! Да не порадуется он о мне, да потерпит сам жесточайшие язвы от огненного жезла Твоего! Злобу вконец изсецы из сердца моего!

На молебне у Ивана Ивановича Дипнера не мог многих выражений выговаривать: как будто в самом воздухе было что-то давящее и смущающее душу. Чего я дичусь незнакомых, знатных и богатых?.. Такие же люди, и еще немощнейшие.

На крестинах у крестьянина Семенова с крайним трудом выговаривал молитвы, а при чтении водосвятной молитвы пред концом решительно смутился и онемел при помысле, одном помысле о деньгах... Стоял полминуты и стал на колени... стал читать. Господи! Какое искушение сатанинское! Какая ярость! Сила! Отчего? – От моего пресыщения. После ранней обедни и потребления значительного количества Даров Святых я пил чай дома с сдобным кренделем; потом у Дипнера; затем закусил пирога с выпит, рюмки вина после молебна в доме Халитова на Козьем болоте; затем у Филиппа Степанова съел кусочек хлеба с икрой; потом дома сытно пообедал супу, жаркого, особ, каравая сдобного с вином рогомом. Меня, вероятно, закрепило, и это произвело сильное раздражение нервов... Согрешил объядением и пиянством. Хотя пьян и не был.

Непрестанно нашептывает бесплотный враг ложные мысли относительно людей, как например относительно отца Павла Ламанова в гимназии на совете в субботу, или относительно незнакомых людей, приглашающих служить молебен в третий раз, особенно относительно людей богатых, благородных и ученых, внушая к ним какой-то суетный страх или дурное мнение, что они холодны и безучастны к вере (а разве холодные и безучастные будут звать священника на молебен? ) или вольнодумцы (а разве таких надо бояться священнику, не тем ли более быть смелым?), и относительно меня самого внушая мнение низкое, что я и худороден, и слабодушен, и грешен, и мало бывалый в свете! А зачем я забываю, что если я священник, то я и высок по сану и по самому духу, освященному и просвещенному Богом и долговременным учением, и крепок благодатию и велик милостию Божиею! Зачем забываю, что интеллигенция просвещенной духовной особы выше, чище всякой интеллигенции, по слову Господа Иисуса Христа: Я дам вам уста и премудрость [Лк. 21, 15], или по слову Апостола: мы имеем ум Христов [1Кор. 2, 16]! Надо возвышать сан свой сановитостию, бодростию, разумною беседою, простотою, благостию, кротостию, верностию, чистотою и постоянством в обращении с другими.

У генерала Михаила Александровича [В...] служил вчера всенощное и на двух ектениях – великой и просительной не мог выговорить, от бесовского противодействия, похвалы Божией Матери и христианской кончины... и доброго ответа, а потом разъярился на врага и с помощию Божиею выговаривал хорошо, да с помощию святых мучеников Гурия, Самона и Авива, которым была всенощная. Пил чай у [В...] и закусывал булку с сыром и маслом, чай со сливками и с вареньем малиновым. С большим удовольствием кушал и пил. Вот и у них вначале чего-то боялся, а вышло, что враг навевал пустые мечты, страхи... От вчерашнего лакомства и ядения дома телятины (а мясо я редко ем) сегодня произошло крайнее блудное бешенство плоти при виде обнаженных частей. Вот тебе и телятина, и чай сладкий, и сыр, и пр. Надо поститься и поститься... умерщвлять страсти.

Опять сегодня допустил безумие – поел с жадностию рыбы жареной с черным хлебом и обременил себя, а оттого и служить хорошенько не мог панихиды по блаженном младенце Николае у Полякова. Сердце блудное от сластей, воюющих во удех моих! Нечист сам: Господи, очисти и помилуй мя. Дома жену нечаянно оскорбил! Господи! примири и соедини! Всюду сети! Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих [Пс. 140, 3].

На панихиде у Полякова и у Комаровой (Любови Ал.) по Михаиле от вражьего смущения не мог выговаривать некоторых слов по возгласе и отпуст не мог сказать. Это оттого, что я не удовлетворил прошения некоторых нищих. Не ругай диавола: он мстит – впрочем, по Божьему попущению, не сам собою.

С 17-го на 18 ноября (перемена погоды с оттепели на холод, с бесснежия на большой снег) у меня крайне разболелась голова (может быть, и вследствие перемены постной пищи на скоромную золотуха расходилась) до того, что будто лопнуть собиралась, особенно в гимназии на совете и когда выходил в отхожее место; домой пришедши, чувствовал себя больным лихорадочною дрожью и болью головною; поел киселя. Покурил сигарки, думая, не лучше ли будет: немного согрелся; молиться стоя не мог – так был слаб и болен; сидя молился про себя и канон святым апостолам и Николаю Чудотворцу читал сидя про себя (в себе); на голове была надета скуфья ради тепла; лег спать под двумя одеялами и не жарко было; после первого пробуждения дыхание было тяжелое; потом стало легче, легче, и сном прошла моя болезнь милостию Божиею (прошлую ночь до этой спал мало). Опять многомилостивый Жизнодавец возвратил меня к жизни!

19 ноября

Утро. Зачем я раздражаюсь на нищих, преследующих меня? Зачем не жалею их? Зачем жалею для них праха, то есть денег, которыми они могут хотя несколько подкрепить себя, купив хлеба? Зачем я унываю и плачусь на общество и на свою богатую братию, что они бесчувственны к нищим и не хотят помогать им? Начни действовать, с помощиею Божиею, вместе со старостою – учреждать церковное попечительство в широких размерах, на котором бы лежало и попечение о нуждах храма и церковного дома (о певчих, об исправлении храма, об утвари, о бедных прихожанах, об устройстве для них рабочего дома и мастерских – переплетной, сапожной, столярной и других), о приискании им мест для работы и прочего, о обучении нищих мальчиков грамоте и ремеслам и проч.

Помни, что благодать Божия в сердце – вот твое сокровище, а не деньги, не пища и питье, не одежды, не отличия. Распни свою плоть жадную, многострастную и умри для мира, ожив для Бога.

Согрешил пред Богом – весь закон Его нарушил сейчас дерзким и яростным обращением с нищими, подошедшими ко мне на рынке просить денег на сапоги: одному с криком неудовольствия дал на сапоги 30 копеек, а другому с гневом отказал и, назвав его бродягой, велел отвести от меня солдатам. Причиною этому мое крайнее самолюбие, сластолюбие, гордость, любостяжание, недостаток веры и упования на Бога. Как я, несмысленный, доселе неравнодушен к земным стяжаниям, непостоянство которых хорошо знаю, равно как и гибельность пристрастия к ним! Как я доселе не научился видеть в лице нищего Христа Бога моего и с радостию, с охотою подавать милостыню, когда бы ни случилось и где бы ни случилось. А то я наделил сегодня человек сорок двухкопеечниками и думаю, что сегодня моя жертва должна этим ограничиться. Зачем такой расчет? Милуй, когда Бог повелит и пошлет благоприятный случай, а не когда ты хочешь и как тебе хочется, а как Богу угодно. Одежду попросит бедный – одежду дай, на ночлег попросит – дай на ночлег, на пилу или на топор – на пилу и топор дай. Помни, что всё туне от Бога получаешь, туне и давай и не сребролюбствуй. Бойся примера Иуды-предателя. И ныне предаем Господа за сребреники в лице ближних, членов Его. Помни, какую войну жестокую ведет с нами супостат из-за нашего пристрастия к деньгам и вообще земным вещам, как ищет запутать нас в своих сетях, как завлекает нас чрез это пристрастие в злобу, жестокосердие, роскошь, чревоугодие, как охлаждает к Богу, ближним, и будь равнодушен к земным вещам, надеясь на Бога.

Отложи временное, ищи вечное. Презирай сласти, деньги, одеяние славное, почести и славу мира, красоту или знаменитость рода, богатство; на всех взирай одинаково беспристрастно, с должным уважением к личности человека, кто бы он ни был.

Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает [Рим. 14, 4].

Читая газеты, этот светский винегрет, я и не замечал, что душа моя рассеивается и питается мирскими новостями, как некогда афиняне ни во чтоже ино упражняхуся, разве... слышати новое [Деян. 17, 21], и не замечав как от Евангелия и святых книг вообще я более и более удалялся, как душа моя слабела и пустела, не укрепляемая нетленною пищею слова Божия, не обогащаемая высокими помыслами и чувствами, которые внушает слово Божие. Увы! Какая тщета читать только газеты и не читать слова Божия! Воображаю, какая тщета посещать театр, или зрелище мирской суеты!..

Невозможно работать Богу и миру. Не любите мира, ни того, что в мире... все, что в мире, похоть [1Ин. 2, 15–16]... Отселе да читаю Ветхий и Новый Завет неотложно.

Что тебе до людей, что ты боишься их, поклоняешься им? – Обличай их нещадно.

Непременно воззвание в "Кронштадтском Вестнике" ко всем о том, чтобы соединенными силами позаботиться о кронштадтских нищих.

В Церкви не дает славить Владычицу, окаянный, и Самого Господа Бога и святых Его; на панихидах – молиться за усопших, но ты побеждай его именем Господним, ни во что вменяя страхи его суетные. Крепись и мужайся, как мученик, не последуя мнительности, навеваемой от супостата. Да повергнет Господь все грехи наши во глубину морскую, ибо бездна милости Его. Крест – наша надежда и спасение: на нем пригвождены все грехи наши. Да посрамится супостат, пораженный крестом. Если Господь прощает множество моих прегрешений, то простит и другим, только с любовию да молимся все друг о друге, как о себе, без холодности и лукавства.

Никогда так прискорбна и немощна, пристрашна [99] и малодушна душа моя не была, как 20 ноября, начиная с утра, когда в квартире Небользиной (Комаровской) потерялась на некоторое время моя шапка, между тем как мне надо было служить литию по усопшем. Боже мой! Как я упал духом от сожаления о потере! Не мог говорить – так смутил враг душу мою. И все я томился духом, доколе не дошел до ворот; было две литии у Собора и у Владимирской церкви, и на них говорил только последние слова возгласа. А что было за обедней! Какое внутреннее уничижение, боязнь, тоска, скорбь, теснота, мрак, бессилие душевное, к тому же – слабость голоса: беда адская, да и только! Только с причастием Святых Таин я ожил, ободрился, успокоился. Да, Велиар потешился надо мною, попущением всеблагого и премудрого Бога, вволю. Покойный жил гражданским браком. О, если бы смерть действовала в нас, а живот в тех, за кого мы, пастыри, молимся [100], если бы враг, таким образом, сам разрушил свое дело!

Пред всенощною искусился – рассердился на нищих ребят за попрошайство, вместо того чтобы пожалеть их и прибавить просимое ими с охотою и любовию. За это горько опять пострадал я душею: на меня напала душевная скорбь, теснота, посрамление, боязнь, от которых я долго не мог избавиться никакою молитвою. О, как нравственно вредно действует на меня привычка раздражаться и сердиться! Она производит упадок духа, боязнь, лишает дерзновения пред Богом и людьми, закрывает сердце для возвышенных помыслов и чувств, любви к Богу и ближним. Это нравственное самоубийство, нравственная смерть, как нравственное самоубийство чревоугодие, сребролюбие, сластолюбие, гордость, зависть, ненависть, уныние, леность и прочие тяжкие грехи!

Меня умиляет дух любви святой ко всему человечеству, движущийся во всех молитвах, молениях, прошениях, благодарениях, песнопениях и чтениях при богослужении нашей Православной Церкви! О, каков должен быть священник, орган этой Божественной, небесной на земле Матери, с такою любовию непрестанно пекущейся о всех чадах своих, начиная с царя и до поселянина, с священного правительственного Собора до низшего причта церковного, и не только о своих присных чадах, но и о всем мире! Какою должен быть преисполнен любовию ко всем пастырь, это чадо Церкви, которого она облекла благодатию священства и так приблизила к престолу Божию, как присного своего, как друга Божия, которого почтила, одарила великими духовными дарами и преимуществами, увенчала славою и честию, как жениха церковного, как слугу Христа Царя, Бога и Спасителя и Пастыря душ! Как далече должны быть от него все страсти: лицеприятие, самолюбие, чувственная плотская любовь, гордость, вражда, зависть и недоброжелательство, сластолюбие, плотская нечистота, чревоугодие, любостяжание, леность, уныние, ропот и другие страсти! Он должен быть весь проникнут и преисполнен Божественною любовию ко всем и главнейшею заботою иметь то, чтобы без греха предстоять престолу Божию и воздевать преподобные руки о всех людях, и спасать, рано и позде, вверенные ему души, искупленные бесценною Кровию Христовою. И к сим кто [доволен [101]]? Да даст нам это Господь Сам, по множеству благости Своей, ибо мы и хладны, и самолюбивы, и враждолюбивы, и сребролюбивы, и сластолюбивы, и унылы, и боязливы, и ропотливы, и ленивы!

Составить, с Божиею помощию, проект церковного попечительства о церкви и приходских бедных, о чистоте и опрятности их жилищ, о содержании в чистоте младенцев, о чистоте подвалов, воздуха в них, о зараженных леностию и пьянством. Общество, вероятно, не отвергнет услуги, которую предлагают ему учредители попечительства, потому что само же общество взяло на себя обузу – приписавшихся несколько тысяч мещан; о приискании работ; о обучении грамоте и ремеслам мальчиков нищих. Кому не надоели кронштадтские нищие?.. Но от этого зла можно избавиться при дружном содействии общества церковному попечительству.

Сластолюбец! К чему приложишь ты свою любовь по смерти своей, когда сластей у тебя не будет, а их место займет горечь лишения совершенного? Чем будет питаться нетленная душа твоя? Сласти ей несовместны. Сребролюбец! К чему приложишь ты любовь сердца своего, когда со смертию обладание и услаждение деньгами твоими и разными сокровищами прекратится? Душе, существу духовному, тогда эти сокровища будут не нужны; они будут ей противны, как яд, как ржа и тля, тлившие её при жизни и удалившие её от Бога, лишившие её нетленного сокровища – Бога. Честолюбец величавый, искавший отличий и почестей и любивший их больше всего на свете! К чему приложишь ты любовь свою, когда смерть совлечет с тебя все отличия и покажет тебя во всей наготе и безобразии? Что будет тогда пищею и жизнию нетленного духа, удалившегося от Бога ради суетных почестей мира сего, боготворившего себя, подобно идолопоклонникам? Так суетен человек, подверженный страстям: не знает он, что творит, какое уготовляет себе лишение, какую муку за свои безумные страсти, за то, что, быв почтен образом Божиим, званием [лица] Божия, друга Божия, наследника Небесного Царствия, сонаследника Христова, он приложился скотам несмысленным по своему бессмыслию и уподобился им в алчности, в любосластном неистовстве, в злобе, в зависти! Потому бойся прилепляться к чему-либо земному.

Полезен ли, спрашивают, театр христианину? А я спрошу: есть ли то, что представляют на театре, в будущей жизни? – Нет. Учит ли он нравственной жизни? – Нет. Поэтому он бесполезен и вреден, потому что прямо удаляет от Бога.

Театр есть море греха.

Бойся и одного помысла злого, или гордого, или блудного, потому что враг часто входит с яростию и быстротою и чрез один помысл.

Поспешай от тленной сей жизни к нетленной и присносущной [102].

Вчера за всенощной все шло у меня хорошо, благодатно, но под конец враг жестоко уязвил сомнением и боязнию при возглашении молитвы Христе, Свете истинный, и я в смущении и душевном бессилии не мог выговорить, заключив её словами: во веки веков, коих в ней нет. Едва молитвою изверг диавольский яд. Просто зарезал.

Сегодня на молебне в лавке у Сидорова Николая Григорьевича тоже резал меня, смущал, наводил на душу страх во все время молебна; некоторых слов из пустого страха не мог выговорить... Человекоугодие и подобострастие! Надо Бога единого бояться – а людей смертных и грешных и немощных чего бояться?.. Поставь Бога на место людей в сердце своем, а то у нас стоят в нем люди вместо Бога, оттого и боязнь и смущение. Идолы в сердце вместо страха Божия – страх человеческий от маловерия. Ум на небеса преложи, когда молишься, – и ничто не возмутит. А то и во время молитвы наши мысли и сердца пресмыкаются по земле.

Пристрастие к сластям и к деньгам сколько раз было причиною моего смущения, озлобления на ближних, вражды, ругательства, потери благодати Божией и смерти душевной? Как же я, священник, не научился быть равнодушным к сластям и к деньгам и презирать их?.. Где христианство?..

21 ноября

Благодарю Господа всем сердцем (яко достойно и праведно) за совершение литургии, хотя и в немощи душевной и телесной, но непреткновенно, кроме некоторых слов, и за неосужденное причащение Божественных Его Таин. Староста лишил нас свежего воздуха в церкви, не сделав форточек в алтаре, в церкви. А народ, коего было тысяча или более, передышал весь воздух; тяжело было чрезвычайно служить.

Согрешил пред Богом и людьми – вечером сильно вырвал за волосы одного нищего, следовавшего за мною по улице и просившего денег на штаны; его гнала за мною нужда, а я, вообразив, что он треплется за мною по прихоти, еще обиделся на него за то, что он беспокоит меня по дороге, когда я иду спешно к требе, – между тем как мне пришлось сорок минут ждать совершения требы и сидеть без пользы там, где должна была быть совершена треба (у Полякова). У меня до пятнадцати штанов целых, прочных, а нищему не хотел дать несколько копеек на одни штаны. Г решен, безответен пред Богом. Скор на гнев!

22 ноября

Утреня. Служил с трудом: недостаток воздуха свежего в соборе; от вчерашнего спертого, перепрелого воздуха грудные нервы и органы крайне ослабели: с трудом возглашались. Да и белый хлеб (пирог постный и булки) производили усиленную золотуху и слабость дыхательных органов. Впрочем, с Божиею помощию, служил непреткновенно.

Ужасно, как ворочает диавол сердцем чревоугодника и объедалы! Близ погибели нередко находится чревоугодник. Обедня 3 января 1872 г.

Да ничтоже мя усладит от мирских красот на слабость. На панихиде у Михайлова расслабело было сердце от воззрения на красоту женскую. Но Господь приял покаяние и язву сердца исцелил; обносил [в силе] вышеозначенные слова. Воистину, слабость сердцу всякая мирская красота: лица, одежды, злата, сребра, мебели и пр. К единой красоте Божией взирай и прилепляйся.

22–23 ноября

22-го на 23-е число сделал я большое безобразие, пив много чаю на ночь, да еще с сотерном, и закусив белого ситного хлеба без нужды, когда не требовала природа и не было аппетита, или чувства голода, а чувствовал себя сытым. Согрешил пред Богом! Согрешил и тем, что нищих не удовлетворил и одного во гневе за волосы оттащил от себя, а другому (мальчику) уши нарвал.

Благодарю Господа, отъявшего немощь и мертвость души и тела во время литургии и даровавшего мне премирную, сладкую жизнь Духа Святого по причащении Животворящих Таин, свободу духовную. Как хорошо было мне с Богом и в храме, и в классе, и на улице! Какая бодрость, легкость, дерзновение!

Брат Алексей купил сотерну, но от него я пить более не стану такого дорогого вина: это слезы нищих, грабительство нищих, – избытки должны быть отданы нищим! Согрешил пред Тобою, Господи! до самоотвержения надо подавать нищим и не раздражаться на них! Их нужда гонит к нам, а не прихоть.

Староста! Хотите, я всем представлю полк нищих мещан, – снабдите их.

Образность, или символика, есть потребность человеческой природы в настоящем, духовно-чувственном нашем состоянии: она наглядно объясняет нам весьма многое из духовного мира, чего без образов и символов мы не могли бы знать. Отсюда Божественный Учитель, Ипостасная Премудрость, всё сотворившая, Сын Божий, Господь наш Иисус Христос поучал часто людей образами или притчами, отсюда и в храме нашем православном принято многое представлять взору христиан образно, например Самого Господа на иконе, Пречистую Богородицу, Ангелов и всех святых, чтобы мы изображали жизнь свою, соображали все мысли, слова и дела по образу мыслей, слов и дел Господа и святых Его; отсюда частое изображение креста, каждение ладаном, возжжение свечей и лампад, входы и выходы из алтаря; для этого поклоны, главоприклонения, падение ниц (мы пали глубоко чрез грех). Все это напоминает нам о разных духовных предметах и состояниях. Образность много влияет на душу человеческую, на творительную, или деятельную её способность. Так, говорят, если мать во время чревоношения часто смотрит на лицо или на образ любимого мужа, то младенец рождается очень похожим на отца, или если смотрит на портрет прекрасного дитяти, то и у ней рождается прекрасный младенец; так, если христианин часто, с любовию и благоговением взирает на образ Господа Иисуса Христа или Пречистой Его Матери и святых Его, то и его душа приемлет духовные черты любезно зримого Лица (кротости, смирения, незлобия, чистоты и святости, милосердия, воздержания). О, если бы чаще взирали мы на лики и особенно на жизнь Господа и святых Его! Как бы мы изменялись, восходили от силы в силу! Так, если обоняем благоухание кадила в церкви или дома, то по аналогии оно напоминает нам о благоухании добродетели, и по противоположности – о зловонии грехов, и учит внимательного к внутреннему чувству избегать смрада страстей: невоздержания, блуда, злобы, зависти, гордости, отчаяния и других страстей, и украшать себя всеми христианскими добродетелями; кадило напоминает нам слова Апостола: мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих: для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь [2Кор. 2, 15–16]. Подобным образом свеча или лампада напоминает нам о свете и огне духовном, например, о словах Господних: Я свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме [Ин. 12, 46]; или: огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! [Лк. 12, 49]; или: да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему [Лк. 12, 35 – 36]; или: так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного [Мф. 5, 16], – и самою вещию, самым существом своим учат нас соответствующим свету и огню духовным вещам или предметам, например чтобы сердца наши всегда горели любовию к Богу и ближнему, чтобы мы не допускали в себе возгораться страстям или геенскому огню, чтобы примером добродетельной жизни мы светили другим, как свеча светит нам в делах житейских. (Вспомни жизнь Иакова патриарха и зачатие овец по жезлам [Быт. гл. 30].)

От вчерашнего чаю постного и ситного хлеба закрепило мой живот, засорило грудь, и я не мог почти служить; кроме того, наиболее от перегорелого воздуха в церкви. О, форточку надо!

24 ноября

Благодарю Господа за дар непреткновенного совершения утрени при значительном собрании; на молитве Христе, Свете истинный по действию вражию споткнулся и не мог говорить да знаменуется на нас... На выходе из церкви согрешил, рассердился на нищих за то, что собрались во множестве и нанесли духоты, сырости... Зачем я жалею свое грешное тело, а не нищих? Как смею на них раздражаться?., и работать диаволу?.. Кротость, незлобие, терпение!..

Лучше терпеть насморк, духоту, чем яриться и носить в себе эту диавольскую закваску удушливую, разрушающую благосостояние души и тела; лучше терпеть всех и всё любовию, чем яриться и гневаться.

Благодарю Господа за помощь Его при служении литургии и за неосужденное причащение животворящих и ожививших меня паки Таин Тела и Крови Его. За литургиею было много народу, особенно женщин; просфир было сот до двух; от обедни доходу 24 рубля. Щедр и милостив Господь. Умилительное зрелище, что кронштадтские православные христиане, в особенности наши прихожане, поддерживают связь свою с умершими, свою любовь к ним, усердно поминая их. Это Господь, Пастырь добрый, воспитывает Духом Святым веру, упование и любовь в овцах словесного Своего стада. Слава убо Господу, пасущему овцы Своя. (Надо заметить, что скоромная пища в пост для меня нравственно и физически чрезвычайно тяжела.) Как можно меньше надо есть.

На крестинах в доме Семенова (Николая Михайловича), где священник Перов, диавол ужасно посмеялся надо мною, сразив меня из-за пустяков (бархатных ободков на подряснике). Наводил на меня смущение и срамоту крайнюю до того, что я не мог выговаривать значительное время слов при чтении ектении и водосвятной молитвы. А впереди стояла знакомая девица; вообразил я, что она смотрит на мои обшлага подрясника. Вот как дурно засматриваться на дорогие одежды! Как враг смущает пустяками и как сильно, просто ворочает тобою! Ряску не надо было мне снимать. Доколе служил в ряске, все было ладно, – снял, обнажил некоторым образом свои рукава – и беда: враг воспользовался минутой, за то особенно, что я поругал его порядком при заклинании.

При тех дарах Божиих тебе вещественных, которые ты получаешь, можно подавать милостыню бедным с радостию, а не со скорбию, охотно, а не принужденно. Туне приемлешь, туне подавай [Мф. 10, 8]; с радостию принимаешь, с радостию подавай. Доброхотно дающего любит Бог [2Кор. 9, 7].

Благодарю Господа за утреню, со дерзновением совершенную с помощию благодати Его, хотя в начале и слаб был сердцем, боязлив по действию вражию, особенно от присутствия отца Матфея, который читал молитвы в приделе вслух (единеми усты и единем сердцем славити и воспевати); из-за этого обстоятельства враг крепко смущал меня при чтении светильничных молитв и при произношении великой ектении. Но благодать победила злое смущение и боязнь. Молил Господа, чтобы сокрушил в брате силу гордости, злобы, сребролюбия, да и во мне также. Господь дал знамение или свидетельство внутреннее, что услышана молитва моя. Дай, Господи! В самом деле, искреннего христианского чувства нет в брате: гордость и сребролюбие, как мрачное, тяжелое облако, покрывают и подавляют его сердце. Нет сострадания к бедному ни к одному.

26-е ноября

Благодарю Господа, утешившего меня, недостойного, опять совершением непреткновенным литургии и неосужденным причастием Святых Таин. Вечерню также служил непреткновенно. После вечерни искусился на нищих: из ста человек, подходивших ко мне после вечерни, двух вырвал за волосы, и сильно. Но зачем? Голоден ли я сам был, или не одет тепло и прилично, или домашние были чего лишены? Нет. Это было мое нетерпение, моя злоба, гордость, мое любостяжание, сластолюбие. Как я дерзнул чад Иисуса Христа, членов Его озлобить, изобидеть? Разве бедность их виновата в том, что они неотступно меня просили дать им в другой или третий раз милостыню на рубашку и на опорки?

Доколе я не вырву с корнем любовь к миру и к его тленным и скоропреходящим благам, дотоле я не перестану возмущаться духом и яриться на людей (когда их много), требующих от меня потребного для тела: пищи, денег, одежды; доколе не отрекусь всего своего имения, не могу быть учеником Господа [Лк. 14, 33], Который Сам не имел ничего и не имел, где главу приклонить [Лк. 9, 58]. Да, ярость и гнев на множество нищих происходит от моего пристрастия к миру. О, сколь блаженны святые, презревшие мир, корысть, сласти, красоту одежд, чины и отличия! Оттого они были неуловимы для врагов спасения, невозмутимы, постоянны в любви к Богу и ближнему.

Прочь прелюбодейный страх бесовский во время священнослужения! Да проникает меня всегда всецело страх Божий! Избави мя, Господи, от смущения и боязни, яже от диавола прибывающих.

Надо радоваться, а не скорбеть и унывать, что столько добра разливается на нищих людей чрез вещественные дары мне Бога моего, туне мною приемлемые и в избытке, что нищие питаются, одеваются, имеют кров, чего они не могли бы иметь, если бы я перестал подавать милостыню. Да воздастся благодарение Господу за Его щедрые дары и за Его всеблагой, щедрый и недремлющий Промысл о мне и о нищих, ибо никогда рука моя не оскудевала, но была полна даров Божиих. Прости убо, Господи, мне малодушие мое и скудость веры, упования и любви и пристрастие к благам мира сего, как дым исчезающим, и укрепи меня искать небесных, нетленных, вечных сокровищ.

Ноября 26-го. Благодарю Господа за исцеление души и тела моего Святою Евхаристиею, ибо я вчера и сегодня поутру чувствовал себя больным от простуды и сильного насморка, а после причастия Святых Таин стал здоров.

Вечером согрешил пред Богом и ближними тем, что вытолкал одного нищего со двора церковного, когда он по отказе моем настоятельно просил милостыни во второй раз. Зачем было мне с яростию толкать его? Я мог бы уйти спокойно так, не толкая его. О, злоба и нетерпение! Нищий показался мне подозрительным.

В конце всенощной в лавке у Герасима Мурашова не мог сказать отпуста по действию навета вражия: уязвил злодей. Только вера в Кровь Господню и сердечная молитва спасла меня от тесноты вражией. В конце враг старается уловить человека – поэтому при конце жизни надо особенно стараться соединиться и соединить других с Господом.

Пост есть осуществление Евангелия, как в раю заповедь о неядении была осуществлением всего нравственного закона; пост ведет к духовной жизни, как невоздержание – к плотской, скотской; пост – хороший руководитель к исполнению всего закона о любви к Богу и ближнему, как невоздержание отводит от исполнения закона и служит выражением самолюбия: человек обращает всю любовь на себя; сребролюбие тоже; честолюбие также.

Великую милость Господь сотворил вчера со мною вечером, простив мне грех жестокости против ближнего и отняв от души моей тесноту и скорбь, это праведное возмездие за дерзость (вытолкал нищего за ворота).

У Герасима Мурашева в лавке на всенощной начало и конец были затруднены от Велиара: отпуста не мог выговорить, обратился лицом на запад и не мог говорить, снова поворотил на восток – и так не мог говорить.

27 ноября

Всенощная в Думской церкви. Кто даст мне пространство, искренность, силу и постоянство любви Церкви к чадам своим, дышащей во всех её молитвах и ектениях? А я должен иметь такую любовь, чтобы молиться искренно, нелицемерно, богоугодно, – об этом должна быть вся моя забота. Божественная любовь!

Благодарю Господа за дар умиления и духовного созерцания, данный мне милостию Его во время чтения светильничных, вечерних и утренних, молитв на всенощной. Умягчил Господь жестокое сердце мое, как воск!

Всесовершенный Бог всемерно хощет и твоего совершенства, поелику ты сотворен по образу и подобию Его, потому ты всемерно должен исправляться день ото дня и совершенствовать себя во всякой добродетели.

О, сколь горьки были грехи мои для Тебя, Христа Спасителя моего, Бога моего, когда Тебя заушали, били, заплевали, тернием главу Твою прободали и на крест пригвоздили, когда Ты в мучениях неизреченных висел на кресте ради меня, избавляя меня от горчайших, неизреченных мук адских! Хотя об этом самоистощании Твоем, об этих мучениях Твоих я помнил бы чаще, чтобы не делать грехов и усердно исполнять всякую добродетель, любить Тебя всем сердцем, исполняя повеления Твои спасительные! Но я часто забываю эту страшную Жертву, принесенную за меня Сыном Отца Небесного Единородным, Собезначальным, Соприсносущным. Но даждь мне, Господи, чистое сердце и неизменное покаяние во спасение, даждь мне прочее время живота моего благоугодити Тебе. 28 ноября. Воскресение. Утро.

28 ноября

Благодарю Господа за помощь Его мне, грешному, при совершении литургии в Думской церкви и сказании проповеди митрополита Григория с силою, искренностию и убедительностию.

Курительный табак, папироса, сигара – жало бесовское в плоть. Это жало – наглядное изображение того ужасного жала сатаны, коим он жалит весь мир, всех людей. Блажен, кто постиг это и презирает все земные наслаждения.

Согрешил пред Богом в нынешний день (28 ноября), позволив себе поесть несколько раз в день: первый – у именинника Сизова (пирога и жаркого из рыбы); второй – дома кусочек пирога; третий – дома же булочки с чаем, и наконец дома же, после проводов Лесовского в клубе – пирога и булки в неумеренном количестве (пирога – кусочка три). Допустил увлечься аппетитом и предался объядению.

Сытая душа попирает и сот, говорит Писание [Притч. 27, 7]. Сытый человек презирает соты – молитвы, слова Божии, богослужения, Божественных Таин, всякого доброго учения, добрых дел.

30 ноября

Андреев день. Немощь душевная и телесная вследствие крепости желудка; теснота, хандра. Во время соборного служения не мог выговорить от бесовского страха имен царственных особ; при чтении заамвонной молитвы – слабость, страх. Перед переменою погоды: оттепель после холода сделалась.

Примечание

98. Молитва святого Иоанна Дамаскина из последования на сон грядущим.

99. Пристрашен (церк.-слав.) – в страхе находящийся, испугавшийся.

100. Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей, так что смертьдействует в нас, а жизнь в вас (2Кор. 4, 11 –12).

101. Доволен (церк.-слав.) – способен, годен.

102. Присносущной (церк.-слав.) – вечной.

Декабрь

1 декабря

На крестинах в доме Головарева у солдата (восприемница – немка, дев. горничная барона [Г...]). Несколько времени не мог хорошо, спокойно, без запинки читать молитв; наконец принудил себя – и пошел громко читать. Отчего? Вчера днем и с вечера при большой ходьбе много пил и ел: в членах царила сласть и блудное расположение. Согрешил пред Богом.

2 декабря

Молебен у Коровпанова с акафистом Покрову. Радуйся, Радосте нашав нескольких местах не мог выговорить от противления диавольского. Преодолел себя, читая нараспев.

Вечером был Палисадов: пил чай и херес и с наглостию припрашивал. Пред тем как ложиться спать, согрешил – пожалел для него благ земных, и жестоко уязвил меня за то враг: не мог спокойно спать, беспокоило меня чувство негодования и жаления: негодования на дармоеда, жаления – сластей и вина, что даром часто ест и пьет. За книгой будто бы пришел. Благодарение Господу, внявшему многократной молитве моей на ложе и помиловавшему меня в пятый или шестой уже раз. Ведь и я все даром получил и получаю, даром ем-пью и угощаться на чужой счет иногда тоже люблю. Бог взыскивает с меня долг.

Напрасно я поел на ночь гречневой каши: она была во мне как бы костром горящим. Утром прослабило: она полезна для организма, когда вовремя её есть.

Одновременно вчера уязвился от врага и от своего злого обычая сластолюбием, корыстолюбием и озлоблением, когда пожалел Палисадову вечернего угощения и – увы! оставил сердцем Господа своего, вменив как бога сласти и деньги и понадеявшись на них и думая найти в них жизнь. За то по достоинству пострадал. Горе́ зри и к суете не прилепляйся.

Чтобы иссушить любовь Божию в сердцах людей, диавол противопоставил ей свою, греховную, плотскую, или мирскую, нечистую, беззаконную любовь – любовь прелюбодеев и любодеев, любовь сребролюбцев к бездушному металлу, на который они возлагают свои надежды, любовь объедал и пьяниц к лакомствам и напиткам, любовь мотов и расточителей и проч. Не любите мира, ни того, что в мире [1Ин. 2, 15]... Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего (от диавола) [1Ин. 2, 16]. Кто любит мир, в том нет любви Отчей [1Ин. 2, 15]. Я, окаянный, принадлежу к числу любителей мира, ибо люблю и славу мира сего, и наслаждение пищею, и украшение одеждою, и красоту лица, и красоту жилища, и богатство мира сего, чрез что – увы! часто, часто иссякает или уже иссякла любовь к Богу и ближнему. Господи! Измени мя изменением Духа Твоего Святого, да не погибну любовию мира сего. (Любовь к театру, или страсть к нему, тоже относится к любви мира сего, а не к любви Отчей.) 4 декабря 1871 г. Суббота.

4-го декабря

Благодарю Господа, помиловавшего меня, окаянного, когда я в покаянии сердечном припал к Нему в доме Палецкого в Верхней Широкой улице, куда приглашен был на молебен; припал в покаянии о том, что в раздражении на нищего, меня преследовавшего, кричал на него долго и едва дал в добавок недостающую ему на сапоги сумму (40 копеек). Тесноту и смерть внутреннюю Господь отъял от меня, и мир, и жизнь снова даровал мне. Славлю благость Божию, милосердие, долготерпение, благопослушливость, благопременительность Владыки живота нашего.

4-го декабря

Воскресение. Утреню и раннюю обедню совершил с помощию Божиею благополучно. Христе, Свете истинный выговорил непреткновенно, но на литургии не мог сказать имени императрицы; голос был вообще нечист, точно легкие были засорены.

Вечером сегодня был в Немецком заседании Благотворительного комитета, имел неосторожность выкурить сигару и вообще вести себя не по-постному. Это отозвалось на следующее утро, во время утрени и ранней обедни. Когда пел стихиры на Хвалите с дьячком, враг успел всеять в сердце огорчение на дьячка за его поспешное пение, невнимательное, неблагоговейное; смутил меня крайне, вследствие чего я долго не мог успокоиться и не мог выговорить молитвы Христе, Свете истинный, что ужасно меня опечалило и повергло в уныние, ибо это было при множестве народа (полная церковь). За проскомидией не мог говорить молитв при покровении Святых Даров и молитвы предложения и отпуста; торопился начать скорее обедню ради предстоящих молебнов (а потом пришлось ждать полчаса и больше командира в 1-м флигеле матрос.); за обедней плакал горько от насилия вражия (не могу и теперь без слез вспомнить об этих минутах оставления Божия, – о! как было мне горько! Несомненно, что где много народу, там больше и искушений священнику! Я был весь в язве и в озлоблении от врагов, в беде, тесноте, мраке, унынии, огорчении). Но по мере, как огорчал меня диавол и я плакал слезами горести, я чувствовал, что змей духовный, меня обвивавший, отставал от моего сердца, я получал духовную силу, голос мой звучал светло, чисто, громко, как орган. Только – увы! – сколько во мне немощей! Враг скоро опять меня низлагал! О, какая жертва обиды дался я ему. Сколь люто тиранил меня супостат!

Всё пущено было в ход, все сатанинские козни, ничто не выпущено из виду – воспользовался и немощами моими телесными и душевными и стеснил меня донельзя. Но да будет воля Господня. Это по делом моим, по грехам моим! Я стою того. После Херувимской песни и после великого входа обедню совершил благополучно, заамвонную молитву прочитал всю, молебен служил благополучно, только на водосвятном Евангелии, помнится, споткнулся – последних слов не выговорил от наветов духа тьмы. Молебнов было довольно вчера и сегодня вне Церкви: 30 рублей Бог послал на причт. Благодарю Бога за промысл об нас!

Господи! даруй мне дух любви при общении со всеми ближними моими, особенно подчиненными и нищими: даждь мне дух кротости и незлобия при замечании мною неисправностей дьячка или диакона или при просьбах частых нищими милостыни; даждь мне дар воздержания и поста и память о том, что мне немного нужно для поддержания моей бренной жизни или бренного тела; дай мне охотно, миролюбно, благодушно, с ласковостию подавать милостыню нищим Твоим, как Тебе Самому! Господи! Умножились нищие Твои во граде сем и зело належат [103] мне паче всех гобзующих [104] во граде сем! устрой для них в благопромыслительности Твоей об них Дом трудолюбия, да каждый из них снискивает себе пропитание в доме сем трудами рук своих! Господи! да будут слова сии чудом в устах моих, по действию Промысла Твоего вседержительного, по мановению зиждительной десницы Твоей, да прославлю Тебя паки и паки, да возблагодарю Тебя. 6 декабря 1871 года. Вечер.

Канон. Христианская поэма, в которой воспевается радостно, торжественным гласом воплощение Сына Божия и спасительные плоды оного для рода человеческого, также чудеса Сына Божия в Ветхом Завете, свидетельство о Его всегдашнем, повсеместном, всеблагом, премудром и всемогущем Промысле о роде человеческом, в которой, наконец, воспевается торжественно Виновница воплощения и бесчисленных благ, от воплощения происшедших для рода человеческого, Пресвятая Дева Мария, Матерь Господа.

Насолил мне бесплотный враг на молитве Христе, Свете истинный – исправи стопы наша к деланию заповедей Твоих·, просвети убо всех нас, Господи, и исправи стопы коегождо нас к деланию заповедей Твоих, молитвами Пречистой Твоея Матери и всех святых, исправи же сердечные и телесные устне мои, да никогдаже преткнуся ни в слове, ни в деле к славе имени Твоего и во спасение мое и людей Твоих. Буди!

С крайним благоговением произноси имя Божие, памятуя, что Богом все приведено из небытия в бытие и все существующее содержится в благобытии единственно по Его благости, всемогущею силою и премудростию Его. С крайним благоговением произноси имя Иисуса Христа, Сына Божия, Имже вся быша и вся управляются, Который доселе носит все существующее сильным словом Своим, производит времена и перемены года – лето, осень, зиму и весну, производит все плоды земные, населяет землю животными, воздух птицами, моря, озера и реки – рыбами, умножает род человеческий и довольствует его всеми благами, спасает от грехов и злых духов и уготовляет обители любящим Его в Царствии Небесном; Который доселе выводит светила освещать землю или умерять мрак ночи, доселе разливает столь живительный воздух для дыхания всех живых тварей, создал столь чудесное свойство огня, который согревает, сожигает и светит; землю, способную круговращаться с легкостию воздушного пузыря около столь громадного светила, как солнце, и около себя, способную произращать по слову Его бесчисленные роды растений; воду, способную превращаться в бесчисленное множество самых разнообразных соков, в бесчисленном множестве плодов, дерев, кустарников и трав. Бог наш есть Бог чудес, Бог всеблагой, всемогущий, премудрый, Бог милости, щедрот и человеколюбия. Кто бог велий, яко Бог наш? [Пс. 76, 14]. С благоговением произноси и имя Пречистой Матери Господа нашего Иисуса Христа, Приснодевы Марии, породившей нам Его во спасение наше: чрез Нее мы сподобились от благости Господней бесчисленных благ: прощения грехов, освящения, просвещения, обновления, обожения, избавления от вечной смерти, возведения на небеса, усыновления Богу, обожения и вечной жизни. С благоговением произноси имена апостолов Христовых, самовидцев и слуг Его, пронесших по всему миру Божественное учение Его и насадивших на земле спасительную веру Христову, веру обновления и спасения; имена мучеников, родившихся кровию своею в вечную жизнь; преподобных, изнурением тел своих изнуривших в себе грех и страсти и достигших блаженного обновления и вечной жизни; бессребреников, нестяжательностию своею стяжавших бесценное сокровище Духа и вечного живота, и всех святых.

Откуда взято слово и дело всенощного бдения? – Из слов Спасителя: бдите и молитеся, да не внидете в напасть [Мф. 26, 41; Мк. 14, 38], и: аще бы ведал господин храмины, в кий час тать приидет, бдел убо бы, и не бы дал подкопати дому своего [Лк. 12, 39]. Бдите убо, яко не весте дне ни часа, в оньже Сын Человеческий приидет [Мф. 25, 13]. И из слов Евангелия о Иисусе Христе: пробыл всю ночь в молитве к Богу [Лк. 6, 12].

Настоящая жизнь – минута в сравнении с будущей жизнию. Минутою ли одною наслаждений хотим мы воспользоваться, чтобы забыть Бога и вечность? Сребролюбцы! Одумайтесь! Объядающиеся и пияницы! Опомнитесь! Честолюбцы! Очнитесь! Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается [105].

В обращении нашем с людьми нередко бывает так, что на первых порах или на первое время мы бываем искренни и почтительны, любезны друг ко другу, а потом, вследствие разных столкновений или просто вследствие непостоянства нашего сердца, мы охладеваем друг к другу или кто-либо из нас и наконец делаемся совершенно равнодушными (безразличными). Это же замечается и в отношении людей к Богу. В иное время, например в болезни, в скорби, беде, нужде, они бывают горячи к Богу, а когда бывают здоровы, веселы, счастливы, богаты, знатны, тогда охладевают к Нему, не молятся Ему, не благодарят Его, не посещают храма Его святого. Но если для нас обидна холодность людская, пренебрежение людское, хотя, может быть, мы и не заслужили их уважения, любви и признательности, то не оскорбительна ли для Бога наша к Нему холодность, не достойна ли она праведного Его гнева? – ибо мы обязаны Богу бесконечно много каждую минуту, потому что Им живем и движемся и существуем [Деян. 17, 28]. А между тем как обычна между людьми холодность к Богу, как будто они от Него ни в чем не зависят, как будто они всем обязаны себе самим! Поистине, Господь имать изблевать из уст Своих [Откр. 3, 16] таких людей. О, даруй нам, Господи, всегдашнюю к Тебе горячность! А для сего даруй нам благодать быть хладными к благам мира сего, ибо горячая привязанность к ним леденит сердца наши к Тебе. Декабря 7-го дня 1871 года.

Благодарю Господа за непреткновенное совершение ранней литургии по усопшем Николае (родственнике [Ч...]) Димиденко и за неосужденное причащение Святых, пречистых и животворящих Его Таин. Благодарю Господа и за случай к молитве – за четыре молебна (один в церкви и три вне её: у Баженова в лавке и часовне и в доме Мурашева Герасима в лавочке).

Тучи нищих – кто не видел?.. Кто не видел и того, что между ними есть много людей молодых и здоровых, представляющих из себя весьма жалкую фигуру по своей крайне грязной и изорванной одежде, трясущихся у преддверия храма или у заборов в ожидании какого-либо проходящего благодетеля?.. (Но всякий ли вникал?) Кто не видал между ними и множество детей обоего пола, представляющих из себя такое же жалостное зрелище нищеты и бесприютности?.. А всю картину кронштадтской нищеты кто представить может? Но всякий ли вникал, додумывался до истинной причины и такого множества и такой бедности нищих в Кронштадте?.. Вероятно, многим или некогда было додуматься до причин этого зла, потому что всякий приводит свои цели, свои удовольствия, или многие останавливались на той мысли, что нищета – неизбежное зло всех городов, не исключая и сел, а многим гражданам, вероятно, и не приходилось видеть полную картину кронштадтской нищеты, картину далеко, далеко не отрадную. Так позвольте же, достопочтенные граждане, остановить ваше высокое внимание на этих причинах и на этой картине нищеты. Это нужно для всех нас. Во-первых, остановимся на причинах. Причин этих множество, главные: бедность края, в коем нищие жили первоначально; вот главные: бедность от рождения, бедность от сиротства, бедность от разных бедственных случаев, бедность от неспособности к труду по причине старости или болезни, или калечности, или малого возраста; бедность от потерянного места; бедность от лености (у некоторых), бедность от пристрастия к хмельным напиткам и в большей части случаев от недостатка труда и от недостатка средств, с которыми бы взяться за труд: порядочной одежды, обуви, насущного хлеба, инструмента. (Все указанные причины бедности.) Но отчего особенно много нищих именно в Кронштадте? Отчего так много нищих мещан именно в Кронштадте?.. В это тоже стоит вникнуть. Достопочтеннейшая столица, наша блестящая соседка, очищает свой сор, для ней ненужный, и отдает его нам. Отчего же именно нам? – Оттого, что у нас в Кронштадте нет дворцов: в Рамбов, в Петергоф и в другие дворцовые города нельзя же отсылать нищих для местожительства – там дворцы, а в Кронштадте нет дворцов – сюда можно; и вот достопочтеннейшая Палата, не задумываясь, приимает и приимает все бесприютное нищенство в Кронштадт, и в Кронштадте с течением времени оказалось столько нищих, что [иной раз неперечтенно много] – тучи, именно тучи. Хотите удостовериться?.. Выйдите поутру в субботу и полюбуйтесь на них в Гостином Дворе и по всем улицам: в этот день они собирают милостыни, как в день сборный, в который бывает кое-где подача по четверти копейки, редко по грошу (извольте набрать хоть десять копеек в день). Впрочем, чтобы нищета не очень тревожила зрение публики и не привела их в ужас своею многочисленностию, полиция захватывает её в помещения свои и сажает некоторых под арест до вечера, а потом выпускает задним ходом. Хорошо бы для ближайшего ознакомления с количеством кронштадтских нищих иметь под руками статистику бедности в Кронштадте. А угодно кронштадтской публике видеть непривлекательную картину бедности наших нищих?.. Вы заранее отказываетесь её видеть, вы отворачиваете лицо? Не гнушайтесь – ведь это члены наши, ведь это братья наши, хотя и непривлекательные по наружному виду. Вот эта картина: представьте сырые, вросшие в землю подвалы домов и которые большею частию прибежище нашей нищеты; тут помещается по пятидесяти и более человек в жилье. Тут взрослые, тут и малые дети, тут и младенцы, ссущие сосцы, – в сырости, в грязи, в духоте, в наготе, в голоде и холоде. Интересующийся может сам проверить верность этих слов. Но к чему же я утомляю такой картиной воображение читателей, и особенно нашей публики? Не для того, конечно, чтобы читатель только сказал: слава Богу, что меня Бог спас от бедности, слава Богу, что у меня есть капитал, что я всем доволен; слава Богу, что я живу с комфортом, слава Богу, что домики мои меня обеспечивают, или: это до меня не касается, или: я свою лепту вношу на богадельню, на приют – до этих нищих мне дела нет. Нет, господа: это дело касается до всех жителей города, как живущих на жалованье, так и купцов, мещан и прочих, имеющих какое-либо состояние. В чем же дело? – спрашиваете вы. В том дело, чтобы всему кронштадтскому обществу – духовному, военному, чиновничьему, торговому и даже мещанскому – образовать из себя попечительство или братство, по примеру существующих братств в некоторых городах нашего отечества, и соединенными силами заботиться о приискании и устройстве для нищих общего жилища и рабочего дома и ремесленного училища. Не пугайтесь, господа, громадности предпринимаемого дела: доброму делу Бог помогает; начальство города всемерно будет тому содействовать и, если можно, уступит братству одно из своих ненужных, пустых зданий: соляной ли магазин или одно из громадных, пустых зданий за канавой близ летнего сада, потому что братство будет содействовать предначертаниям самого правительства о водворении между нищими труда и довольства. Ум хорошо, говорит пословица, а два лучше, с миру по нитке – бедному рубашка: кто чем может, тот тем и поможет.

Благонамеренные, дружные действия братства могут принести городу, а в особенности бедным, огромную пользу (трудовые руки в нашем городе, торговом и военном, всегда нужны, и вот Кронштадт будет иметь своих людей), как принесли подобную пользу братства в столице и в других городах. Итак, братья, все, кого интересует благо человечества, кто милосгию к ближнему хочет и себе исходатайствовать великую милость у Бога, соберемся и сплотимся в дружное общество и будем посвящать свои досуги и избытки на благое дело – на приискание дома для трудящихся и на снабжение его потребными вещами, также на устройство ремесленного училища. Желающие принять в этом добром деле участие приглашаются в здание Думы для составления проекта предполагаемого общества или действий его. (Так как столица выслала от себя мещан, то просить у Петербургской Думы вспомоществления на сооружение дома для нищих, или у Казны – чрез губернатора.) Своя печать с гербом.

(Положение Тантала [106].) На обществе, повторяю, лежит обязательный долг – дать дело здоровым нищим, заставить их трудиться, потому что труд – обязанность всякого человека. Но этого достигнуть нельзя иначе, как устроив рабочий дом для них и ремесленное училище. В число членов попечительства или братства приглашаются все сословия, мужчины и женщины. Цель этих заведений будет состоять в том, чтобы заставить нищих взрослых трудиться, а молодых и детей научить трудиться и как тех, так и других сделать полезными для них самих и для общества, ибо чрезвычайно много дельных и здоровых рук остаются без дела и множество способных молодых людей остаются без учения ремеслам и грамоте. Крайне грешно было бы обществу нашему и впредь игнорировать бедных наших кронштадтских мещан и вообще все кронштадтское нищенство, которое в крайности может со временем причинить гражданам много неприятностей своими промышленными похождениями [107], ибо в крайности на что человек не отважится.

9 декабря

Благодарю Господа, даровавшего мне свободно выговорить слова ектении панихидной и отпуст по рабе Божией Ольге Шараповой. Дай, Господи, и впредь непреткновенно служить. (Пред панихидой просил Господа о помощи; сознал, что я сам духовный мертвец!)

Вечная память есть признак и доказательство всегдашней любви к кому-либо, кого помним. Век буду помнить тебя, говорит разлучающийся друг другу своему. Но и злоба иногда говорит: век буду помнить тебя за то и то. Это злопамятство. Оно нелепо и в христианине есть особенно тяжкий грех, смертный. Против него есть прошение в молитве Господней: остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим [Мф. 6, 12].

Где червь их не умирает и огонь не угасает [Мк. 9, 44, 46, 48]. Червь неумирающий – это смертные грехи, в которых люди жили нераскаянно: гордость, самолюбие, злоба, зависть, сребролюбие, чревоугодие, объядение и пьянство, блуд, неверие, отчаяние; это есть самый демон, орудующий каким-либо грехом, ибо демоны, вселившись в человека и живя в нем, вместе с ним и погибают вечно, мучатся вечно в огне вечном. Червь не умирает, потому что грех, в коем нераскаянно умирает человек, не может быть изглажен покаянием, коему нет места по смерти, и живет вечно, ибо демоны вечны, как и души человеческие.

Не связывайся с нищими шарлатанами, не хотящими работать, не ярись на них и не рви их за волосы, а отходи от них в свое место молча, чтобы сохранить спокойствие и незлобие. Всякой просьбе их не удовлетворишь, будь хоть как Синебрюхов богат, ибо и нищих множество, и нужд множество ежедневно, а я один. Господи! Ты зриши. Суди между мною и обществом жестокосердым и сребролюбивым.

Сегодня, 9-го декабря, я повинен руками пред Богом и пред ближними: выдрал нищего одного, несколько раз подходившего за милостынею (когда сотня нищих уже была у меня), за волосы за то, что часто просит на лапти. Согрешил пред Богом злобою, жестокостию, скупостию, любостяжанием, неуважением ближнего как образа Божия и как члена Христова. Не мое дело наказывать человека руками; иерею наипаче это не подобает: он должен быть всегда кроток, незлобив, терпелив, нестяжателен, учителен, смиренномудр, простосердечен, любвеобилен, милостив и сострадателен. Священник И. Сергиев. Господи! прими мое покаяние и помилуй мя; изгладь беззаконие мое и посрами лукавых и злых демонов, запинающих меня страстьми различными. Твой есмь, Аще и согреших пред Тобою: повергаю в бездну милосердия Твоего множество неправд моих!

Се, помиловал мя Господь, услышав молитву мою, и паки мир Свой даровал мне.

Нет ничего важнее на свете, как спасение душ человеческих, и нет предмета, более достойного непрестанного и всегдашнего памятования, как искупление мира Сыном Божиим от грехов, проклятия и вечной смерти. Поэтому Церковь начертала навсегда неизгладимыми буквами и образами, обрядами в своем богослужении все домостроительство, или икономию нашего спасения для того, чтобы люди, столь склонные к забвению Бога и спасения душ своих и всего того, что Бог сделал для нашего спасения, вечной радости и блаженства, постоянно имели, так сказать, пред глазами и как бы под руками все великие, премудрые и благие дела Божии касательно нас и непрестанно возбуждали себя к покаянию, исправлению и спасению и бегали суеты мира тленного и скоропреходящего. Мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек [1Ин. 2, 17].

Внимай себе непрестанно, чтобы не иссякала в тебе духовная жизнь, духовное мудрование. Размышляй чаще о всем том, что читаешь и поешь или служишь в церкви или иногда на дому. Живи жизнию святых, молитвою, мудрованием их, добродетелями их: кротостию, смиренномудрием, незлобием; непощадением и отвержением себя, своего покоя, довольства и наслаждения ради любви к Богу и ближнему; терпением, мужеством, борением, их верою, упованием, любовию. Да будут чресла твои препоясаны и светильник горящий, и ты подобен человеку, чающему Господина своего, когда возвратится от брака [Лк. 12, 35 – 36].

Исповедую Тебе, Господу Богу моему, сердцеведцу, все грехи мои, кроющиеся и коренящиеся во мне: самолюбие, корень всех зол, и происходящие от него тщеславие, суетность, гордость, зависть, злобу и вражду, самоугодие, чревоугодие и блуд внутренний; недоброжелательство и тайное зложелательство недругам, любостяжание, утаение в пользу нищих части доходов из щедрых жертв прихожан и посторонних за требы; своенравие, упрямство, нетерпение, горячность и раздражительность; застарелое чувство неприязни к сестре Анне Константиновне (по жене, и к собрату Матфею за бывшую его продерзость, клевету, алчность к деньгам, недружелюбие и гордость); леность в делах службы, неприготовленность; ропот, хулу и дерзость пред Богом при искушениях и неудачах, малодушие и боязнь при молитве общественной и вообще отправлении свящ. дела; неуважительность к высшим и непочтительное об них суждение и даже осуждние; нерадение о душах человеческих, нередко неискренность при молитве за живых и умерших; жестокое обращение с нищими, – все эти и подобные грехи, вольные и невольные, ведомые и неведомые, исповедую Тебе, Богу моему, испытующему сердце и утробу мою, осуждаю себя, окаяваю себя и милости прошу у Тебя и росы благодати Твоея, угашающей адский зной страстей моих, прохлаждающей внутренняя моя и укрепляющей мя в добрых расположениях. Се, рекох Тебе грехи мои! Помилуй мя и непоколебима мя соделай пред лицем невидимых врагов моих, борющих мя и стужающих мне в собраниях людей. 10 декабря 1871 г. Утро. 7 часов.

В нас недостает глубины молитвы, искренности, глубины веры и любви к Богу и ближнему и твердости упования, вместе с тем сокровенной жизни в Боге, внутреннего самоуглубления, внутреннего созерцания дел Божиих: наша молитва поверхностна, холодна, неискрення по причине гнездящихся в глубине души страстей и похотей: чревоугодия, лакомства, пресыщения, любостяжания, суетности в одежде, о которой мы не можем позабыть и на молитве и которая прельщает и смущает нас даже в храме, подобострастия к людям, человекоугодия и лицеприятия, блудного расположения сердца и проч. Из глубины воззвах к Тебе, Господи: Господи, услыши глас мой [Пс. 129, 1].

Научись так обращаться с ближними, чтобы каждое твое слово и движение дышало искренностию, прямодушием, любовию; отбрось холодность, суровость, грубость. Будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте, научает святой Апостол [Рим. 12, 10]. Отбрось всякого рода самолюбие – самолюбивый небратолюбив.

10 декабря

Благодарю Господа, даровавшего мне силу свыше непреткновенно, смело, громогласно, с внутреннею силою и искренностию читать слово присяги в Окружном суде и насладиться чтением Евангелия от Иоанна, которое прочитал там все.

Согрешил пред Богом и людьми, осердившись дома за столом на бедную Анну Андреевну за некоторый упрек её мне в ответ на мой упрек, или охуждение её, что из-за сытого обеда подождать кофе дело весьма легкое. Это было в 5 часов, потом вечером тоже за столом держал на нее злобу, но вскоре сознал свою несправедливость, свое самолюбие, свою гордость, зависть, свой каприз, и раскаялся пред Богом, и Он помиловал меня, даровав мне мир. О, как легко, скоро, из-за каких ничтожных причин сердятся достаточные люди на бедных, как они ни во что ставят последних, презирают их! Но сии последние будут первые, а те первые – последними [Мф. 19, 30]. Как на многих я несправедливо сержусь! Вот и на отца Матфея в том числе! Но да не будет во мне ни тени зла ни на кого и ни за что. Это лесть змиина, то есть злоба, как и блудная сласть.

Верую во Святую Соборную и Апостольскую Церковь. Веруешь ли, что все христиане православные члены одного и того же тела [Еф. 4, 4] и что поэтому мы все должны блюсти единство духа в союзе мира [Еф. 4, 3] и беречь друг друга, заботиться друг о друге, помогать друг другу? Веруешь ли, что святые угодники – также члены единого Тела Христова, то есть Церкви, и наши братья, ходатайствующие пред Богом о нас на небе?.. Уважаешь ли всякого христианина, как члена Христова и как брата Его по человечеству? Любишь ли каждого, как самого себя, как свою плоть и кровь? Прощаешь ли великодушно обиды? Помогаешь ли в нужде, если сам имеешь достатки? Наставляешь ли невежду, обращаешь ли грешника от заблуждения пути его? Утешаешь ли печального?.. Все это внушает тебе, обязывает тебя делать вера в Церковь Святую Соборную и Апостольскую, и за все это обещана тебе великая награда от Главы Церкви Господа Иисуса Христа.

Из-за чего бывает вражда на гостей или на своих? Из-за того, что много ядят, много спят (а лучше, не грешат), часто ходят в дом наш, дела делают мало, за труды берут свои на нас с нас много (о посторонних швеях). Но очевидно, что всё это – пустые причины и из-за них не стоит нарушать всего закона Божия, который заключается в любви. (10 декабря, после ранней обедни, пришед домой, озлобился было на швею Анну Андреевну, что долго спала.)

Зри непрестанно к Богу, люби Его и относись к человеку как образу и славе Божией – почтительно, смиренно, просто, искренно, ласково, сострадательно, щедро.

У не посещающих храм диавол... уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись [Лк. 8, 12].

Смотри, о иерее, какой ты чести удостоен – получил доступ к престолу Владыки всех и власть совершать Тайны Божии и ходатайствовать о словесных овцах! Не прилагайся же скотом несмысленным и не уподобляйся им [Пс. 48, 13]. Человек в чести сый не разуме [Пс. 48, 21]. Как много есть таких иереев!

Как на отцов и покровителей смотри на старшую братию – отца Павла и отца Матфея!

Театр – море греха.

Берегись одного помысла злобы, блуда, любостяжания, ибо враг тонок и хитер: входит в душу и опустошает её чрез помыслы. Поистине, жалок человек согрешающий – ибо грех сам в себе есть несчастие, мрак, теснота, духовные узы, бесчестие. Всякого согрешающего против Бога, против тебя и ближнего, жалей и молись за него искренно, как за себя. Никого не обижай: обидеть другого – значит обидеть себя.

11 декабря

Всенощная. Благодарю Господа за дар пламенной молитвы и за слезы умиления, данные мне свыше в самом начале всенощной.

Лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну [Мф. 5, 29], где червь их не умирает и огонь не угасает [Мк. 9, 44].

Кто это говорит? – Творец мира, Который рече, и быша... повеле, и создашася [Пс. 32, 9]. То же сказать надо и о всех словах Евангелия.

Мне дают прихожане деньги туне и не упрекая – и я должен подавать нищим охотно и без упреков, без ругательств, с ясным лицом, в простоте сердца. 13 января 1872. Сегодня враг сильно палил меня сластьми плотскими. Едва молитвою избавился (в 3-м классе). А ведь тела детей – солома, сено, тлен, прах.

Согрешил пред Богом, поевши жареной рыбы на скоромном масле без настоятельной причины. Нарушил пост.

Если читаешь светские журналы и газеты, извлекая из них полезное для себя как для гражданина и христианина и семьянина, то наипаче и наичаще читай Евангелие и писания святых отцов, ибо грешно христианину, читая светские сочинения, не читать богодухновенных писаний. Ты следишь за собратиями во внешнем мире – не упускай же из виду и твоего внутреннего мира, твоей души: он ближе к тебе и дороже тебе. Читать только газеты и журналы – значит жить только одною стороною души, а не всей душой, или жить только по плоти, а не по духу. Все мирское с миром и кончится. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек [1Ин. 2, 17].

12-го декабря

Согрешил пред Богом, осквернив и уязвив душу свою помыслами неприязни, скупости, зависти, любостяжания, недоброжелательства к Анне Андреевне, живущей у меня нахлебницы временно из-за работы, и к собрату отцу Матфею с супругою. О, они – члены Христовы и члены мои собственные: как я дерзнул на такие помыслы и чувства! Как во мгновение не обуздал их! Но слава Долготерпеливому и Милостивому, принявшему мое покаяние и исцелившему меня, уязвленного жалом змииным. О тлетворный яд греха! Когда мы освободимся от тебя благодатию Христовою? Христе! Измени и обнови нас, уязвленных грехом!

Помяни, что бывало после искренней молитвы за царя и за царский дом: сколь царь ласков и отечески добр был к тебе во сне, как бы в благодарность за твою теплую об нем молитву и за доброжелательство, и не ленись усердно за него молиться всякий раз, когда призывает к молитве за него Церковь или домашний обычай. Так же молись за царицу и за весь царский дом – молитва действенна. Холодность, уныние, разленение, отвращающие от молитвы за ближних, – дело диавола. Молитесь друг за друга [Иак. 5, 16]. Как часто на ектениях враг запинает в молитве за царя и за дом его! Одолевай. И за всякого искренно молись: Господь, ведущий тайны сердца, Сам наградит тебя за любовь.

К некоторым лицам усилилась в тебе неприязнь. Это тоже диавольская закваска: долой её – люби их горячо, поступай напротив своему сердцу самолюбивому и страстному, стремись против воды, и ветров, и бурь и не увлекайся ими, да не увлечет тебя сатана в бездну адову.

Пристрастие к вещам тотчас влечет охлаждение к Богу и к делу своего спасения, охлаждение к ближнему или ненависть и зависть к нему, если от него зависит дать нам известные вещи и он не дает или если мы обязаны невольно давать ему оные. Поэтому благо иметь к вещам совершенное равнодушие, чтобы не иметь и повода к вражде на ближнего, которая есть великий грех. Из-за одежды ли блестящей враждуешь на протоиерея? – Люби одежду простоты и смирения. На нищих ли негодуешь и дымится гнев твой за их частые просьбы? – Давай им охотно, не жалея, сколько заблагорассудишь или можешь, и будь покоен. Будь выше пристрастия мира сего тленного и суетного и скоропреходящего; сердцем живи на небесах и люби тамошние нетленные блага, уготованные любящим Бога и ближнего.

Священник как Ангел Господа Вседержителя, он должен быть выше всех страстей и возмущений духа, всех пристрастий мирских или суетных страхов, наводимых от бесов, должен быть весь в Боге, Его одного любить и бояться. Боязнь человеческая означает, что он не прилепился к Богу всецело.

Не на лицо телесное засматривайся, а смотри пристальнее внутренним оком на лицо души своей, каково оно: не обезобразили ли его страсти, – истребляй это безобразие молитвою и слезным покаянием. Не на одежду красивую засматривайся – она тлен, а на одеяние нетленное души своей, каково оно: не гнусно ли и нечисто по причине частых грехопадений тайных и явных, – и стяжи одежду души в нетленной красоте кротости, смирения, целомудрия и чистоты, милосердия, правды.

Хочу врачевать других, а мне самого себя надо врачевать: сам весь в ранах страстей различных, и прежде всего недугую самолюбием, славолюбием, злобою, завистию, корыстолюбием, чревоугодием и жадностию, блудным возбешением, нетерпением, раздражительностию, малодушием, лукавством, мстительностию, унынием, человекоугодием, подобострастием, опущением и леностию.

12-го декабря

Благодарю Господа, помиловавшего меня по молитве покаяния моего в отказе милостыни нищему, который утратил данную ему пилу (от меня) и сваливал утрату на своего товарища. С горячностию я отказал ему и велел выгнать из церкви.

Благодарю Господа за непреткновенное совершение литургии воскресной, за сильное, искреннее произнесение проповеди архиепископа Григория в неделю святых праотец. Нищих в церкви, то есть в паперти, было около двухсот человек. Почти всем подано по две копейки, немногим по полторы копейки, очень немногим по одной копейке.

Истинный христианин поступает так в этой жизни, чтоб она была приготовлением к будущей, а не жизнию для здешнего только века; он при действиях своих и словах своих не думает о том, что скажут об нем здесь, а что скажут там, на небесах. Он представляет себя всегда в присутствии Бога, Ангелов и всех святых и помнит, что некогда они будут свидетелями его помышлений, слов и дел.

Яриться на кого бы то ни было и за что-либо есть безрассудство, потому что ярость есть добровольное сумасшествие, добровольное бешенство, добровольная болезнь, слепота и глухота, добровольная неправда и беззаконие. Гнев человека не творит правды Божией [Иак. 1, 20]. Перестань гневаться и оставь ярость; не ревнуй до того, чтобы делать зло, ибо делающие зло истребятся [Пс. 36, 8 – 9]. В особенности безумно и нелепо яриться на нищих за их постоянные просьбы, потому что они и без нашего гнева жалки, кротки и незлобивы, как овцы. Изливать справедливый гнев на жестокосердых богачей было бы справедливо, но мы, к несчастию, подобострастны к ним, раболепствуем им, вероятно, потому, что для нас дороги их рубли. Вот они-то стоят гнева! А нищие, как овцы или голуби, поелику хотят есть и пить, вот и просят у нас на хлеб и питье, как нуждающиеся в одежде и обуви просят на одежду и обувь. И здравый смысл говорит, что за это сердиться на них безрассудно. А я – увы мне! сержусь и ярюсь на них часто.

Перед утреней сегодня в паперти разъярился на трех или четырех нищих за то, что просили на лапти; я сказал: вас двести человек, и если каждому давать на лапти, то недостанет у меня средств к жизни. Маловер я: разве рука Господня оскудела и не промышляет разве Господь о людях Своих? Разве не силен воздать мне за них сторицею? Но благодарю Господа, принявшего мое покаяние и помиловавшего меня и мир мне даровавшего. А домой идучи, опять отворотил лицо мое от нищего, просившего на лапти. Сунул ему две копейки и ушел. Разве перестал Христос принимать милостыню в лице нищих? Разве отрекся от нас, как от Своих членов? Разве мы не достояние Его, стяжанное Кровию Его?

Разве не Его это слова: Мне сотвористе [Мф. 25, 40]?! Разве забыли мы Его самоистощание ради нас, Его воплощение, Его убогие ясли, Его бедность, Его труды, Его страдания и смерть за нас?.. Вечные блага, уготованные на небесах, ради коих подвизались все святые, ради коих мученики пренебрегли всеми благами здешней жизни! Достойно подвергаюсь за свою скупость скорби, смущению, тесноте. Испытываю сам ежедневно на себе щедроты Господни, милостыни неисчетные, а между тем оказываюсь скупым к ближним, немилостивым. По-малому готов раздавать многим, а когда несколько человек нищих сряду попросят по 20 копеек, то и выхожу из себя, – такая глупая и злокачественная, вредная привычка! Где же самоотвержение? Где же отречение от всего своего имения, как учит Христос [Лк. 14, 33]? Где исполнение слов Господа: Всякому, просящему у тебя, давай [Лк. 6, 30]?

Благодарю Господа, избавляющего меня ежедневно от мертвых дел моих, то есть от страстей: ярости и последствий её пагубных, нечистоты, корыстолюбия, сластолюбия, зависти, жестокосердия, уныния и проч.; слава Господу, ежедневно воскрешающему меня от духовной смерти, смерти греховной, и жизнь Свою мне дарующему по Своему милосердию.

Собираем, скупимся, жмемся, а часа смертного не знаем, когда нужно будет стать пред Судией живых и мертвых и дать во всем отчет. А между тем от нашей скупости и жестокосердия сколько страданий у бедных! Где промыслительная любовь, пекущаяся о благе других, как о своем?

Пристрастие к земным благам ведет к непрестанному нарушению закона Божия и главной и существенной заповеди о любви: честолюбец, сребролюбец и сластолюбец – это истые идолопоклонники и враги человечества; богач ежедневно видит толпы нищих, голодных, не имеющих одежды и обуви или квартиры и преспокойно наслаждается дома избранными яствами и напитками, пересчитывает с сверкающими от радости взорами свои сокровища, спит на мягкой перине, одевается в дорогие одежды, убирает свою квартиру богатыми коврами и мебелью многоценною, стол обставляет сервизом из лучшего фарфора. Пристрастие к земным благам ведет к вражде на родных, ближних, соседей, товарищей, к раздражительности, к смятениям, болезням.

Всячески враг ухищряется погубить мою милостыню, повергая меня в раздражительность, уныние, скорбь и тесноту, тогда как надо было бы радоваться, имея такого всеблагого и прещедрого и праведного Владыку и Промыслителя, Который обещал воздать и за чашу студены воды, поданной во имя Его [Мф. 10, 42; Мк. 9, 41]. Чтобы раздражить меня, враг строит разные пакости чрез самих приемлющих милостыню, научая их продавать данное или обманывать меня разными предлогами. Но это не должно меня огорчать и приводить в расслабление и уныние. Если я ратоборец, то должен благодушно до конца выдерживать борение и иметь совершенное равнодушие к земным стяжаниям, полагаясь во всем на Промысл Владыки Бога, Который чудно, благостно, неусыпно, щедро являлся надо мною во всем служении моем. Моя скупость, раздражительность, злоба, уныние в том случае, когда требующих милостыни или гостей нежданных было у меня много, ни к чему доброму не вели, были плодами многострастной плоти и делом диавола и с моей стороны безумством и духовным бессмыслием, наводили на меня смятение, тесноту, внутреннее бесчестие, омрачение, неспособность ни к какому делу. Да не погубите яже делаете добрая [2Ин. 1, 8], предостерегает Апостол. Твори же милостыню кротко, с ласковым и веселым лицом, как бы ты сам принимал в сто раз больше, а не то что лишался (ибо милостыня действительно есть приобретение), охотно, по силе, боясь змииного яда пристрастия к деньгам и вообще к потребляемым и дорого ценимым нами веществам (пищали то будет), или к вещам, и твори любовь к Богу, вся подающему нам обильно, и к человекам, долготерпя и снисходя к их слабостям и погрешностям; ищи не обогащения, но паче всего благодати, правды и мира Божьего – всё прочее приложится тебе, по обетованию Господнему [Мф. 6, 33; Лк. 12, 31]. Горе, когда оставит нас благодать, – тогда мы жалкие жертвы страстей: ни мира, ни радости не будет в нас, но всегдашнее смятение, всегдашняя теснота.

Помни слова Спасителя: Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство [Лк. 12, 32], то есть Небесное. Как это утешительно для отрешившихся от благ мира сего и презирающих плоть свою. Далее что говорит? Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее [Лк. 12, 33] (а земное оскудеет рано или поздно или же смертию взято будет от нас). Ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет [Лк. 12, 34]. Как хорошо с сокровищем земным перенести на небо и сердце свое. Это есть награда щедрому и непристрастному к земным благам. Сердце же пристрастившихся к тленному богатству – на земле, а не на небе: они не думают о небе, им мила только земля и блага земные, к небесному у них нет никакого вкуса. Как скоты, они смотрят только в землю и не подъемлют духовного взора горé – они не знают, что значит горé иметь сердца!

Очисти, Господи, сердце мое, во еже [108] любити ближнего моего, яко себе.

Что ты возмущаешься настоящим состоянием вещей и малодушествуешь, видя богатых, скопляющих великие богатства, ядущих и пьющих роскошно, одевающихся богато и живущих в палатах великолепных и презирающих нищих лазарей? Настоящая жизнь несть развязка всего, и нынешнее положение вещей не есть окончательное, – развязка будет в другой жизни: тогда богатые будут самыми бедными и жалкими, не имея духовного сокровища, из-за богатства погубившие душу, тогда первые будут последними, а последние первыми [Мф. 19, 30 и др.].

Ходи вслед и единыя погибшия овцы, дóндеже [109] обрящеши ю.

Погубив драхму свою (образ Божий), возжги светильник (слово Божие) и помети храмину (покаяние, пост, молитва, милостыня) и ищи прилежно, дóндеже обрящеши (нового человека в себе).

Слыша пение и лики [110] [Лк. 15, 25] – образ веселия в дому Отца Небесного по случаю обретения погибшего сына. Таково богослужение наше, стояние в пении ликов. Лик поет. Что за торжественные гласы в нашем богослужении! Это ангельское и человеческое торжество об искуплении погибавшего рода человеческого страданиями и смертию Сына Божия.

Заклал ecu ему телца питомаго [Лк. 15, 30]. Не тельца, а Плоть и Кровь Самого Агнца Божия, Иисуса Христа, заколает для нас ежедневно Отец Небесный! О, безмерное милосердие! О, щедроты неизглаголанные! И я не разумеваю сего! Нищим не подаю щедро и охотно милостыни вещественной. Ярюсь на них! Упования на Бога не имею, столь щедро доселе о мне промышлявшего, любви и уважения к членам Христовым не имею! Окаянный я человек! Из-за тебя ли, многострастная плоть, я так поступаю?.. Прочь, тленная раба!

Люди живут в бедности и в трудах и болезнях, напастях – и не ропщут; а я живу в довольстве, изобилии, не тружусь до изнеможения, здравствую – и по малодушию ропщу! Каюсь пред Господом!

В лице всякого христианина, наипаче в лице иерея, чти Христа, в этом покажи широту любви своей к Богу, для Него любя и образ Его.

Помни, что тебя непрестанно ловит бесплотный враг, и будь крайне осторожен в мысли, слове и деле: мало ешь и пей, мало говори, не раздражайся ничем.

14 декабря

Благодарю Господа недостойными мыслями и устами моими за спасение великое, многомилостивое и дивное от злобы моей на нищего юношу, пристававшего ко мне неотступно, за что я рванул его в злобе за волосы на улице посредине дороги. Как мне тесно и горько было после этого пред обедней и во время обедни и какое глубокое и продолжительное мне нужно было покаяние, какое частое припадание с верою и горячею молитвою к престолу Божию, чтобы снова получить мир и дерзновение! Но после причащения Святых Таин Господь снял с меня вину мою и даровал мне мир. Слава Тебе, Господи, отъявшему от меня дьявольскую злобу. Сколько она нагла, насильственна, назойлива!

О деньгах – Уваровой.

Напрасно я сегодня пред обедней огорчился на одного нищего, не давшему другому нищему данные первому 20 копеек на покупку кафтана! Он добрый малый, незлобивый, терпеливый. Мне учиться у него.

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать добре совершить вечерню и одни крестины в доме [А...] и Федорова неподалеку.

Преосвященные Макарий (ныне Литовский)2 и Кирилл (бывший Мелитопольский) [111] были на могиле бывшего моего товарища Ключарева – на панихиде, а я будто поднес надгробную речь преосвященному Макарию, и он так был доволен, что пожертвовал мне, кажется, 21 рубль, но вскоре после этого, к печали моей, я узнал, что сундук мой (нижний ящик [...] в столе), в котором на дне хранились мои деньги, разломан мошенниками и деньги похищены; я видел и дерзких воров – высоких пьяных мещан кронштадтских или мастеровых, которые проходили мимо нашего дома, остановились и о чем-то переговаривали, но когда увидели, что на них я обращаю внимание, ушли. Это бесы – истые воры, подкапывающие нашу сердечную клеть и крадущие истинное наше имение духовное – веру, надежду и любовь. (А поминание мною епископа Кирилла полезно душе его! Да будет, Господи!)

15 декабря

Сегодня после утрени, во время молебна нечистый дух приразился ко мне чрез помысл блудный и огненное жало блудное: молитвою усиленною прогнал. О, как нужна непрестанная, усиленная молитва! Ею погашаются страсти. С какою силою враг бесплотный поревается всячески искусить нас! Да трезвимся и бодрствуем!

Сегодняшний день замечателен тем, что я сразился с отцом диаконом Александром Ивановичем Таратиным, что бывает чрезвычайно редко, из-за намереваемого служения обоими диаконами в Успенской церкви по случаю отпевания Алекс. Сергеевича Прокофьева, секретаря Думы, и оставления меня одного в Соборе. После этого стал во мне огнь горящий, палящий в костех моих. Только усиленное покаяние и молитва спасли меня и устроили примирение обоих. Слава милосердию Твоему, слава силе Твоей, Господи, яко извел еси от печали и стыда, скорби и тесноты душу мою и поставил ecu на пространне нозе мои [Пс. 30, 9], особенно после потребления Святых Даров по литургии! О, какое пространство, какой мир небесный тогда были во мне! Вечером, за вечерней, враг смутил меня, убил меня подозрением и мнением, что дьячок мой Кутузов нетрезв; под влиянием этой мысли, которая резала мои внутренности в собственном смысле, я не мог служить без преткновения и падал, и падал духом и в словах мешался. После вечерни объяснился: побожился дьячок, что не пьян и не пьет никогда пред вечерней, что пред обедом рюмку пьет всегда, но не более. Предостерег его.

Вечером был у Ивана Егоровича Броуна; говорили об устроении Рабочего дома для мещан нищих в Кронштадте, о их недостойном поведении летом. Пил чай со влиянием двух ложечек рому, закусывал сардинками с икрою; после чаю пошли в залу, там выпил рюмку хересу и съел яблочко. Это все имело хорошее действие на организацию. Дома не закусывал и не пил ничего. Спал очень покойно и здорово.

Свежий баварский квас может служить вместо супу: так он приятен и полезен! Только после него надо чай пить.

16 декабря

Благодарю Господа за премирное и прелегкое состояние души и тела после причащения Святых Таин за литургией и потреблении их по окончании литургии: священный, животворящий огнь в устах и во всем существе, мир, свобода, отрада после крайней тяготы и тесноты до литургии и во время литургии. Пищею, принятою дома (рыбою жареною, корюшкою), несколько заглушил преестественный дар Божий, – потому не надо есть после обедни; в классе было довольно тяжело, особенно на 4-м уроке (первом). Вчера вечером у Броуна пил крепкий чай с малым количеством рому. Крепкий чай дурно действует на внутренность, подавляет, парализует.

Великое благо – человек кроткий, живущий с человеком раздражительным: своим молчанием и уступчивостию он спасает его от дальнейших порывов гнева и успокаивает его, тогда как другой человек, гордый, самолюбивый и раздражительный, возбуждает больший гнев и злобу, иногда нарочно поджигает его. Блажени кроткие, блажени миротворцы [Мф, 5, 5, 9]!

Говорят: монахи ничего не делают. Нет, истинные монахи именно и делают. Что такое истинное делание христианина? – Исправление сердца, искоренение страстей, ревнование о всякой добродетели: терпении, кротости, смирении, послушании, незлобии, простоте, покаянии, чистоте и целомудрии, доброжелательстве, нестяжательности, трудолюбии, непрестанное преспеяние в вере, надежде и любви. Вот истинное делание! А задача истинного монаха в этом именно и состоит. Мы, живущие в мире, непрестанно служим своим страстям, увлекаемся ими; наша жизнь – непрестанная суета. Что наша деятельность, то есть деятельность мирян? – Сизифова работа (с горы на гору камень валяем). Эта работа часто бесполезная и во всяком случае не приносящая плодов в вечности, не дающая вечной жизни. Работа истинного монаха или истинного христианина есть работа, приносящая плод вечный.

17 декабря

Сладчайший мой Иисусе! Благодарю Тебя, яко Тобою, Кровию Твоею, победих змия лютого, жалившего меня пред самым причастием Святых Таин Твоих и смущавшего меня представлением, что просфиры просфирницей доставлены сегодня к литургии черствые и что хлеб Самого Агнца черствый, как будто бы сила была в хлебе, а не в Агнце Божием, существенно присутствовавшем на престоле под видом Хлеба. Сколь мучительна была борьба со змием, столь сладостна была победа, стяжанная верою в Тело и Кровь Сына Божия: после тесноты какой простор, после смущения какой мир! После печали и уныния какая радость! После стыдения, срамоты какое торжество, после рабства какая свобода! Слава Тебе, Господи, слава Тебе! Благодарю Тебя, сладкое мое пение!

Благодарю Господа за победу над кознями врага при чтении молитвы пред исповедию: се, чадо, Христос невидимо стоит... да свидетельствую пред Ним... Смело сказал, подняв голову.

18 декабря 1871

Согрешил пред Богом, пред людьми и пред собою, сходивши в гости к Ивану Федоровичу Пальянову и в курной комнате побывши два часа в ущерб своим легким и всему организму; согрешил, выпив четыре рюмки хересу; согрешил, смеявшись много при рассказе датчанина Льва Христиановича; согрешил, дома выпивши ликеру две рюмки (от Григория Ивановича).

Жадность и сластолюбие к чему меня увлекают! И это на чередной неделе, накануне причастия причастников и моего!

Благодарю Господа, возвеличившего на мне милость Свою спасением Своим и помощию Своею в служении утрени нынешнего дня, когда враги невидимые наводили на меня боязнь и смущение при выговоре ектений. Благодарю Господа за исцеление тела моего свежим воздухом во время утреней моей прогулки в конце 5-го и начале 6-го часа утра.

Двоит окаянный сердце мое во время богослужения и этим низлагает меня, поэтому крепко надо вперять ум и сердце к единому Богу и Его страхом ограждать душу свою от коварства врагов. На месте страха Божия враг вперяет свой страх, дьявольский, в сердце мое, как на место любви Божией ввергает в нас любовь к себе, к миру, к плотской красоте.

Человек есть смесь добра с злом, высокого с низким, умного с глупым, простоты с лукавством, великодушия с трусостию, чистоты с мерзостию, силы с бессилием, лености с трудолюбием. Жалкое смешение! Блажен, кто очищает и очистит себя от всякой скверны плоти и духа.

Заушив нищего, ты заушил Христа. Плачу о сем, Господи! Сие ли Тебе воздаю за Твои щедроты?

Согрешил тяжко пред Тобою, всеблагой и всещедрый Господи, дерзнув вырвать за волосы и ударить по ланите рукою нищего за неотступную просьбу денег на одежду и за нехотение его работать, когда было выхлопотано ему место в мачтовом заводе. Согрешил пред Тобою, Владычице Богородице, члена Твоего, раба Твоего, созданного по образу Божию и искупленного Кровию Сына Твоего, заушив дерзкою рукою и гневно говоря с ним, со злобою; согрешил пред вами, святые Архангелы и Ангелы, и в особенности Анеглы Хранители, заушив искупленного Кровию Владыки нашего Господа Иисуса Христа и хранимого вами; согрешил пред вами, святые Божии человецы, ударив по щеке члена вашего, которого спасение для вас так дорого, что и об одном таком члене бывает великая радость всех вас; согрешил и пред вами, живущие на земле человеки, и особенно братия мои христиане, ибо я оскорбил вашего, или нашего общего члена, из-за нескольких копеек, коих мне не хотелось дать по моей алчности к деньгам. Но что дороже? Ближний ли или несколько копеек? Деньги ли или милость Божия за милостыню? Помолитесь о мне, все святые, да простит мне Господь дерзость мою, и да не помянет её вовеки, и да не попустит вовек дерзать рукою какою-либо. Ей. Аминь!

Иерей! Подумай, какова должна быть твоя душа и твои уста, хвалящие Господа, Которому со страхом предстоят и со страхом поклоняются Ангелы и святые человеки! Пророк Исаия, сподобившийся некогда узреть Господа, воскликнул: горе мне! Так! Погиб я! Ибо я человек, нечистый устами, и среди народа, нечистого устами, я обитаю, ибо очи мои увидели Царя, Иегову воинств. Серафим горящим углем, взятым с небесного жертвенника, очистил уста его [Ис. 6, 1 – 7]. А ты какими нечистыми устами иногда хвалишь Господа? Ибо каким страстям не бываешь порабощен? Очищай же себя чаще покаянием и милостынею.

Другой мальчик, лет восемнадцати, просил денег за неделю квартирной хозяйке, и я не дал, а дал только две с половиной копейки, – а сам я живу в каких палатах?! Не осудит ли меня Бог, что я, имея такие палаты, нищему не хочу дать за недельный ночлег 15 копеек?

19-го декабря

С пробуждением в постели грех начинает напрашиваться и вползать в душу посредством помыслов и чрез воображение и память. С утра же раннего должен начинаться и подвиг твой против греха: помыслы и чувства грешные немедленно отгоняй прочь и вместо оных помышляй о Боге, о Его бесконечной благости, премудрости и всемогуществе, коими стоит мир весь и которые всё сохраняют в бытии, в чудном порядке и гармонии, на благо и довольство и радость тварей; особенно же чаще помышляй о искуплении мира, то есть рода человеческого от греха, проклятия и смерти Сыном Божиим, о даровании воскресения и вечной жизни, и всем умом и сердцем и всею жизнию усвояй себе систему христианского учения и благочестия, охотно и усердно посещай богослужение, участвуй в спасительных Таинствах и повинуйся церковной власти и церковным уставам.

Мир сугубо и трегубо [112] грешит всегда пред Богом а) тем, что бесстрашно нарушает заповеди Его и, нарушая их непрестанно, оправдывает себя, или извиняет, или даже хвалится тем, что нарушает. Истинный же христианин блюдет заповеди Божии и боится нарушить их, а нарушив по слабости человеческой или по увлечению страстию, немедленно кается, чтобы грех не обратился в привычку или навык, не застарел и чтобы таким образом не было крайне затруднительно освобождение от него, и не причинил он многих скорбей и слез или не увлек бы в бездну погибели, чтобы не заразил других людей и не сделал их участниками в наших грехах.

Грех усиливается непрестанно, хотя и незаметно (подземными путями), убивает в нас духовную жизнь чрез разные пристрастия житейские и леность к покаянию и молитве, охлаждая наше сердце к Богу и ближнему; особенно же охлаждение к Богу и к созданному по образу Его производит чрез укоренение в нас жадности к пище и питью (вот как вредно лакомиться и пресыщаться!), особенно к деньгам, так как сребролюбие есть корень всякого зла, и чрез пристрастие к первенству, вообще чрез самолюбие. Поэтому главнейшая заповедь нашего Спасителя состоит в самоотвержении и в понесении креста своего. Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною [Мф. 16, 24], то есть следуя Моему житию, Моим уставам. А потом в любви: люби Бога всем сердцем, а ближнего, как себя [Лк. 10, 27]. Будь к Нему горяч, а не холоден [Откр. 3, 15 – 16].

Кто дозволяет себе делать то, что ведет ко греху или сильно располагает к нему, тот виновен отчасти в том самом грехе, хотя, может быть, и не совершает его делом: например, кто лакомится, пресыщается, пьянствует, тот виновен и в этих грехах и подлежит за них строгому суду, виновен и в грехе блудном, к которому вышеозначенные грехи сильно располагают и увлекают, почему и сказано: не упивайтеся вином, в немже есть блуд [Еф. 5, 18]. Я грешен в этом, ибо лакомлюсь, пресыщаюсь, пью вино, и оттого не избегаю иногда минутных блудных движений сердца. Вот где необходимость поста, полнейшая необходимость. А мы по пристрастию к плоти нерадим о посте. Блаженны убо тысячекратно постники и воздержники, добре свой подвиг совершившие. А мы прилагаемся скотом несмысленным и уподобляемся им [Пс. 48, 13]. Горе нам, возлюбившим тленные удовольствия! Мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек [1Ин. 2, 17]. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела [1Кор. 6, 13]. 19 декабря 1871. Утро. Семь с половиной часов.

Ты, иерей, не должен иметь никакого пристрастия к земным благам, ибо ты причащаешься, ежедневно почти, вечной Жизни – Христа; твое благо – Христос, Он твоя жизнь, сладость, твое сокровище, твое богатство неистощимое, твоя одежда светлая, твоя честь и слава, твоя помощь и твой щит.

Вчера прогневал Бога словом неверия и неупования, сказав нищим, во множестве собравшимся в Думской церкви, что я сам обнищаю, если буду давать милостыню или чего только хотят от меня нищие. Разве рука Господня сократилась, сжалась для меня? Не доволен ли я всем? Согрешил – и каюсь Сердцеведцу.

Если умрет в тебе искренняя молитва, то умрет в тебе и душа. Потому да горит, как огонь, молитва твоя всегда за себя и за всех.

Живуча ли в вас христианская вера? Не иссякла ли от житейских сует, забот и неудовольствий?.. Когда вера христианская живуча в нас? – Когда молимся, когда размышляем о Боге, когда любим читать Евангелие, когда любим исполнять то, что написано в Евангелии, когда усердно каемся во грехах, делаем добрые дела из послушания Евангелию.

Согрешил пред Богом ропотом и нетерпением во время вчерашней боли ноги. Пристрастие к телу и к благам, которые для тела, ведет меня к погибели каждый день. Это я испытал много раз и испытываю непрестанно, – зачем же попечение о плоти простирать до похоти [Рим. 13, 14]? Зачем пить-есть много? Зачем копить и жалеть деньги для бедных? Сей в душу обильно, а не в плоть, эту тленную грешницу; смердящую плоть умерщвляй, чтобы она тебя не умертвила.

19 декабря

Благодарю Господа, оживотворившего меня, мертвого прегрешениями, чрез причащение пречистых и животворящих Своих Таин, и лютые козни бесплотных злодеев разорившего, и мир душе моей даровавшего.

Ты, сильный земли, ты, богатый, ты, цветущий здоровьем, ты, восхищающийся собою, – не прельщайтесь ни властию, ни богатством, ни здоровьем, ни красотою и блестящими дарованиями, ибо это все временно и скоропреходяще, ибо вы еще не достигли пребывающей жизни, а только путешествуете к ней. Смотрите, как путешествуете, на добро ли употребляете власть, богатство, силы...

Что бывает в жизни у нас между собою? например, имеем к кому-либо нерасположение и даже вражду, – так бесплотный враг, имея непримиримую вражду ко всем людям, но в особенности к избранным Божиим, усиливается выместить на них эту вражду чрез нас или непосредственно, если это лицо на земле еще и если, конечно, допустит Бог, – например, когда публично молимся Ему мы за то лицо, он крепко препятствует выговаривать имя этого лица или этих лиц и чрез то дает как бы пощечину и тебе, молящемуся, и тому, за кого молимся, ибо после невыговора этого имени в душе бывает палящий огонь, теснота, помрачение, посрамление, беспокойство, а когда выговариваешь, тогда бывает на душе мирно, свободно, легко. Избегай же этих сатанинских пощечин и запинай его самого, давай как бы пощечину ему самому. Он быстротою и смятением запинает – и ты быстротою веры и упования на Господа сил поражай его во мгновение, да не хвалится сильный силою своею [Иер. 9, 23] и лукавый лукавством своим.

20 декабря

Благодарю Господа, сподобившего меня после борьбы с сопротивными силами причаститься Божественных Таин в мир душевных моих сил, с ощущением животворной теплоты в устах и в утробе и во всех внутренностях.

Часто восстают на меня и борют меня стихии зла и стихии вещества, и жизнь моя духовная и телесная подвергается крайнему бедствию.

Если ты не выговариваешь по действию вражию некоторых слов или имен святых на общественной молитве, то, значит, сила молитвы и святые далеки от твоего сердца, ты охладел к ним, а это – худое состояние души. Немедленно обратись к покаянию, ибо душа твоя умерла греховною смертию по причине сластолюбия или других страстей.

21 декабря

Благодарю Господа, сподобившего меня в духовном препоясании силою свыше, чистым и громким голосом, непреткновенно совершить раннюю литургию и животворно приобщиться Пречистых Его Таин, во оставление грехов и в прогнание врагов бесплотных; также и панихиду совершить с чувством. Господи! молясь о умерших, да не буду я сам мертв душою. Даждь мне искренно молиться за усопших, как за свою душу. Когда потреблял после обедни Святые Дары, враг бесплотный навел сильную бурю и огненное искушение, внушив мне страх и опасение, что Софья Васильевна Жуковская, бывшая у меня с вечера и слышавшая неблагоприятный отзыв мой об одном начальн. сослуживце (Д...), передаст мои слова чрез Ламанову этому начальнику. Взволновался этим страхом, едва победил его Святою Кровию Христовою.

Когда стоял во время утрени в Соборе, читая правило к причащению, я огорчился и смутился душею при мысли, что протоиерей Матфей, мой сослужитель, накопил и копит много денег и не хочет подавать нищим, хотя видит, что их великое множество. Внутри меня горел огнь пожирающий. Но когда я сказал себе: не мое дело, я за него не буду отвечать Богу, а за себя, и себя должен осуждать и очищать покаянием, – тогда я успокоился. Я познал, что то говорила во мне зависть и своя корысть.

22 декабря

Благодарю Господа, сподобившего меня причаститься неосужденно Божественных Таин. Литургию служил с трудом, в крайней тесноте в правом боку; после потребления Святых Даров всякая теснота миновала: мир души полный, здравие – тоже. Заамвонную молитву читал с трудом, с пропусками.

Дома согрешил пред Богом и пред собою – пил довольно чаю и съел две мягких булки. Этим отяготил себя. Нужно было много движения на свежем воздухе.

Согрешил – день провел в праздности. Классов не было.

Существо души нашей непрестанно покрывается нечистотою и чернотою, надо непрестанно смывать эту нечистоту слезами покаяния, уничтожать черноту непрестанною молитвою и делами любви к Богу и ближнему, богомыслием всегдашним.

Ты не обращаешь внимания на последствия своей неласковости к нищим (ко многим), а они, может быть, не смеют часто подходить к тебе за подаянием, хотя и имеют крайнюю во всем нужду и, может быть, скорбят душой, что принуждены подходить к тебе и слышать укоризны от тебя. Но какою мерою меришь, такою и тебе отмеряется [Мф. 7, 2]: кто-либо из сильных мира сего крикнет и на тебя, хотя бы тебе это очень не нравилось и было обидно.

23 декабря

Раннюю обедню в Думе до прибытия отца Матфея служил довольно спокойно, но с прибытием его начал возмущаться духом и служил неровно: некоторые слова пропускал от непонятного смущения и боязни; заамвонную молитву прочитал не всю. Это еще более смущало меня. Но после причащения Святых Таин чувствовал умиротворение и живительный огнь в устах и в членах. После потребления Святых Даров совершенно успокоился. В час пополудни соборовал Лилова Тимофея, ждавши пред соборованием долго дьячка, ушедшего на панихиду в губ. флигель у Летнего саду. Я неоднократно молился из глубины души Господу о помиловании меня и даровании мне мира и свободы, коих лишился вследствие раздражения на нищих, – получил просимое. Благодарил за полученное. Панихиду сходил отслужил; пришли соборовать; соборовал по благодати Божией с полною свободою, искренностию, глубиною: самому было очень весело. Пришедши домой, искусился от нетерпения и каприза своего, и искусился крайне бедственно: когда жена поливала цветы, я просил её не много наливать воды; она не послушала неоднократной просьбы, говорила и делала свое дело (надо было ей дать свободу), и я так на нее разозлился, что едва-едва не ударил её: весь взволновался, смутился, но вскоре обратился к молитве покаяния, повергая себя со множеством грехов своих в бездну милосердия Божия; молился довольно долго, и опять сподобился милости от Господа. Я сел обедать, по приглашению слуги Анюты и потом жены, которая сама долго не садилась за стол, все хлопотала с [подельем]; села, не говорили, я заговорил – она тоже: и буря прошла, любовь возвратилась. Благодарение толикократно милующему нас Господу. Да погибнут, да исчезнут страсти возмутительные, многобедственные. Да отрицаюсь своей воли, своих прихотей и капризов.

24 декабря

Поутру, рано встав от сна и умывшись, я возмутился духом от представления, что сестра жены, а моя свояченица Анна приедет опять ко мне рождать ребенка, с намерением. А если бы и так! Не гнать же её из дому. Надо покориться и взять терпение. Все под Богом ходим и все в руках Божиих. Будущее Богу известно. Надо идти против желания или нежелания своего сердца, то есть плотского нежелания.

Если побеспокоиться придется, да будет воля Божия, если и руки у всех отнимет родильница и малютка – даруй, Боже, терпение. У свояченицы квартира неудобна – у меня удобная, большая; ближнему надо служить, как Самому Христу Богу: мы члены Его и друг для друга. При этом надо отвергаться себя и не настоять на исполнении своих желаний, проистекающих от усиленного и крайне возбужденного самолюбия; нужно самоотвержение; ближнего надо беречь, как себя, и нас Бог побережет и сохранит от бед. Какою мерою мерим, такою отмеряется и нам [Мф. 7, 2]. Весь живот наш Христу Богу предадим. Нужно принуждать себя любить тех, к кому сердце охладело, кого чуждается, бегает: всех возлюбите: Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? [Мф. 5, 46]. А я не люблю, окаянный, тех, кто парализует мое самолюбие. Но да служу всем, да отвергнусь себя и возненавижу душу свою, тлеющую в обольстительных похотях, но что она считает потерею, да считаю за приобретение.

Мы непрестанно расположены работать тлению, а не нетлению, самолюбию, а не братолюбию. Так велики наше растление и наша наклонность к тлению! Ибо все страсти наши имеют свое начало, свой корень в пристрастии к тленным вещам сего мира, к плоти своей и ко всему, что для плоти, как её потребность или как её удовольствие.

Декабря 24-го. Обедня в Думской церкви Василия Великого заупокойная. Хотя в немощи плоти и духа, но непреткновенно Господь даровал благодать совершить её и причаститься неосужденно животворящих Таин. После обедни дома спал, затем пообедал супу овсяного с кореньями и крошенным в суп черным хлебом (две тарелки), да киселя сладкого картофельного на клюквенном соке. Этот обед был для меня ужасно тяжел по последствиям: по тяжести, тесноте, бессилию душевному и расстройству нервов, породившему уныние, боязнь, упадок духа. Проклял я свою жадность, которая понудила меня съесть две тарелки супу, вредного для меня, золотушного. Лучше бы сырой семги поесть, хотя это и был сочельник рождественский. Всенощную служил с крайним трудом при душевном бессилии, малодушии, боязни, тесноте, оставлении Богом. О, как избыток пищи подавляет дух, как отчуждает от Бога и благодати Его! А я, окаянный, не постился надлежащим образом: ел всегда вдоволь, пил сладко и много, за то и стало все это мне рожном, противу которого столь жестоко прати.

Пристрастие к светской учености охлаждает светского ученого к Богу, мудрости, сокрытой в Священном Писании и в церковном богослужении, в писаниях отцов и учителей Церкви. В односторонность жалкую впадает человек.

Церковь – от смысла чиста [113], слова её – сребро разжжено [Пс. 11, 7].

Пристрастие к нарядам, или к тряпкам, охлаждает к Богу и к храму. Женщины порхают по магазинам, как бабочки по цветам, а в церкви их не видишь.

Многоразличное вещество, которым мы пользуемся, диавол обращает в губительное для нас орудие, если мы неумеренно им пользуемся.

Какие труды тяжелые мы переносим, если надеемся получить за них хорошее вещественное вознаграждение! И труд облегчает надежда на получение вещественной награды. Что же мы не беремся как следует за труды духовные, за труд спасения, очищения, исправления, усовершенствования себя самих и наших ближних? Разве не обещана Верным и Истинным Мздовоздателем и Суди ею [Откр. 19, 11] величайшая награда – вечная жизнь?

Скоро и опять пост. Отчего частые посты? Пост есть духовное оружие, а у нас непрестанная брань, война духовная с злыми полчищами демонов, с плотию многострастною. И вот Святая Церковь, духовная мать, пекущаяся непрестанно о спасении нашем, подает нам это духовное оружие, уготовляя нас на брань – войну. Воин не должен покидать свое оружие и поле битвы, иначе легко потерпит поражение и погибнет. Только не имеющие понятия о духовной войне нашей, отвергают нужду постов (многие православные, лютеране и англиканцы).

Пришла к нам пучина всех даров духовных и вещественных, пришел во плоти нашей, в образе нашем Источник разума и премудрости, Источник жизни. Пришел научающий человеческий род всяким художествам и искусствам, открывший людям такое множество наук по всем частям знания; пришел Источник милосердия, любви, очищения, Источник святости, мира, силы, святой свободы, пространства сердечного, радости и блаженства; пришел Питатель всех тварей, произращающий из земли бесчисленное множество всяких плодов; пришел посылающий дожди, снег, град с неба, творящий громы и молнии в круге небесном; пришел Творец светил: солнца, луны, звезд, Творец всей вселенной, всех миров, Ангельских и прочих, рассеянных в неизмеримых пространствах неба; пришел Тот, Кто в начале создал нас из земли и вдунул божественное дыхание Свое в нас; пришел Дающий всем живот и дыхание и вся [Деян. 17, 25]; пришел Тот, Кто единым словом призвал из небытия в бытие все видимое и невидимое, Кто словом повелел быть птицам, рыбам, животным четвероногим, насекомым, всякому созданию, [которое] и существует под Его всемогущим промыслом и хранением; пришел Тот, Кому непрестанно со страхом и радостию [служат] бесчисленные воинства Ангелов. И в каком уничижении! Рождается от бедной Девы в вертепе, пеленается убогими пеленами, полагается в яслях! – Богатство, знатность, слава мира сего! Поди, припади со смирением, умилением слезным и глубокою благодарностию к Спасителю человеков и раздели богатство свое с неимущими и бедными. Не гордись своею призрачною, скоро исчезающею знатностию: истинная знатность только у добродетели. Слава мира сего! Познай здесь, у яслей, свою суету. Итак, всё смирись, всё пади в прах пред безмерным смирением и истощанием Владыки всех Бога, пришедшего уврачевать наши немощи, спасти нас от гордости, суетности, от тления, от всякой скверны греховной. Вот краткое слово в день воплощения Бога Слова! 25 декабря 1871 г.

Что вы скажите [о тех], которые, живя с вами в одном граде, не ходят к вам в дом, не показываются вам на глаза или, живя в другом городе, вовсе не пишут вам или очень-очень редко? Не скажите ли, что они, видно, забыли вас или охладели к вам, перестали любить вас или ведут себя непорядочно, так что им стыдно показаться вам. И в самом деле. Опыт показывает, что, если к кому из родных и знакомых или начальников, товарищей мы долго не ходим в дом, или не пишем им, или не молимся за них, к тем мало-помалу охладеваем и наконец совсем охладеем, – так лицезрение, беседа, писание, услуга или молитва возгревают, поддерживают любовь взаимную.

Церковное богослужение производит на человека внимательного и верующего действие отрезвляющее, очищающее, просвещающее, умиротворяющее, укрепляющее, а мир и его увеселительные места – опьяняющее, отуманивающее, расслабляющее, рассеивающее и омрачающее душу. На нас непрестанно наводит туман земная суета – и пища, и питье, и одежды, и деньги и вся обстановка житейская, даже иногда служебные обязанности, газеты, журналы, общественные увеселения, игры. Какое благодеяние храм и богослужение! Это небо земное и небесное жительство на земле!

26 декабря

Воскресение. Какую бурю, какие огненные стрелы, какой воспалительный яд, какое псиное и львиное уязвление, какое смятение, какую тесноту и скорбь перенес я сегодня во время утрени и ранней обедни от невидимых врагов – описать нельзя! Как голодный свирепый и сильный лев или несколько голодных, лютых львов, напали на меня бесы и, казалось, едва не поглотили меня, вцепившись в меня адскими когтями! О, как мне было тяжело! Тут-то я еще и еще познал, что христианин без поста и воздержания – трость, ветром колеблемая, лужа, открытая действию ветров, лен, удобовозгорающийся, хижина, удобовоспламеняющаяся от адского огня! Как подавляется дух от излишества пищи и питья, как слабеет, как хладеет, мертвеет! Необходим пост для спасения души – это я опытом познал. После скоромной пищи я чувствую себя особенно слабодушным, особенно колеблемым от противных ветров, особенно бедствующим.

Пост есть духовная броня, [разумеется], вместе с молитвою и покаянием. Крепости и суда военные покрываются толстою железною бронею; христиане – духовные воины, ведущие брань не с плотию и кровию, но с начальствами и властями и миродержителями тьмы века сего [Еф. 6, 12], должны покрывать себя от огненных стрел их также крепкою духовною бронею. Эта броня есть пост и молитва. Итак, необходим пост. Люди не постящиеся – пленники плоти и диавола, рабы тления. А мы ежедневно должны стремиться к жизни нетленной, – путь и приобщение к ней есть пост и молитва.

Не жалей даром давать нищим то, что сам туне принял от Господа из рук людей Его, от овец паствы Его, да не осужден будешь в сребролюбии и лихоимстве, ибо не отдавать нищим того, что дал нам Бог и для них, есть лихоимство или хищение; тем паче не раздражайся, видя часто просящих и многих просящих: они имеют непрестанно нужду в потребностях, а удовлетворять её некому, – не так, как у нас постоянно удовлетворяются нужды и постоянно восполняются оскудение потребных вещей.

Человек есть чудное, величественное, премудрое, художественное произведение совершеннейшего художника – Бога; оно было вначале нескверным, неблазным [114], нетленным и чистым; но грех, это безобразное порождение духа тьмы, эта скверная, нелепая, злая сила, сделал его и скверным, блазненным, нечистым и тленным по двойственной его природе, по душе и по телу. Впрочем, премудрый и всемогущий, всеблагой Художник не допустил совсем погубить врагу Своему и нашему Своего художества, Своего прекрасного и величественного творения, и Сам устрояет Себе подобострастное нам тело и заимствует душу во утробе Пречистой Девы Матери и Своим воплощением, Своим учением, чудесами, страданиями, смертию и воскресением, Своим чудным и премудрым домостроительством опять восстанавляет дело рук Своих в прежнее, и даже большее благолепие и славу, дарует ему снова нетление, святыню, чудную Божественную красоту и возводит на первое блаженство, обожив человеческую природу и спосадив её с Собою на престоле Божества. Слава Тебе, всеблагий, премудрый и всемогущий Художниче.

Апостолы – слуги Христовы и строители тайн Божиих [1Кор. 4, 1], так же как и иерархи, преподобные, все архиереи и иереи – слуги таинства обновления, обожения, нетления, присноживотия, пакибытия. О, величие служения! О, досточтимость служения горнего, пренебесного, ангельского! Миряне! Лобызайте не только десницу, но края одежды ваших пастырей, продолжающих дело апостольское, дело учительства, богослужения, совершения Таинств, пастырства и правительства духовного! Нет на земле выше и досточтимее, после служения царского, служения священнического! Даже во многом оно превосходит и самое царское служение!

Как мы отстанем от греха (например от лакомства, сластолюбия), когда он обратился в нашу ежедневную жизнь, в нашу привычку! Но кто хочет жить со Христом и победить грех, тот должен отвергнуться себя, как бы ни было это трудно, хотя бы это равнялось смерти.

Страха их (бесов и злых людей) не убойтеся, ниже смущайтеся. Говори им: аще бо паки возможете [115], паки побеждени будете [Ис. 8, 9]. Не будь настойчив на своих телесных требованиях (например, требуя известной вещи от жены, известной пищи или одежды). Умеряй свои желания и доволен будь необходимым. 29 декабря.

О невидимый Благодетель мой, Коим я непрестанно живу! Ты, непрестанно мне внимающий, исполняющий во благих желание сердца моего, спасающий меня от грехов моих, от злодейства невидимых врагов; Ты, благоустрояющий судьбу мою, просвещение мое, помощь моя, слава моя, сила моя, утверждение мое, – когда я узрю Тебя? Когда узрю Благодетеля и Творца моего лицем к лицу? Но ты, враже мой, диаволе, непрестанно наводняющий душу мою грехом, коварный, льстивый, злобный, непрестанно меня умерщвляющий, омрачающий, обессиливающий, покрывающий лицо мое стыдом и бесчестием, – когда я совершенно избавлюсь от тебя благодатию и щедротами и человеколюбием Господа моего Иисуса Христа? Когда у тебя будет отнята всякая возможность изливать в мое сердце яд злобы твоей?..

Что мне нужно?.. Ничего мне на земле не нужно, кроме самого необходимого. Что мне нужно?.. Мне нужен Господь, нужна благодать Его, царствие Его во мне. На земле, в месте моего странствия, моего временного обучения, нет ничего собственно моего – все Божие, и все временно, назначено к временным мне услугам; избытки мои – достояние ближних неимущих. Что мне нужно?.. Мне нужна истинная, христианская, живущая, деятельная любовь, нужно любящее, жалеющее ближних сердце, нужна радость о их довольстве и благополучии, скорбь о их скорбях и болезнях, о их грехах, слабостях, беспорядках, недостатках, несчастиях, бедности, нужно сочувствие теплое, искреннее во всех обстоятельствах их жизни, радость с радующимися и плач с плачущими [Рим. 12, 15]. Полно давать место самолюбию, эгоизму, стараться жить только для себя и привлекать всё только к себе: и богатство, и сласти, и славу мира сего – и не жить, а умирать, не радоваться, а страдать, нося в себе яд самолюбия, ибо самолюбие есть непрестанно подливаемый в наше сердце Велиаром яд.

О, да воскликну с Псалмопевцем: Что бо ми есть на небеси, и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26]. Господи! Свидетельство сердца моего, всех движений его и сих строк! Даждь мне сие, просимое у Тебе! От меня сие невозможно, но от Тебе сие возможно: все бо возможна суть у Тебе [Мк. 10, 27]. Даждь мне истинную жизнь. Рассей мрак страстей, прожени силою Твоею силу их!

Каждый из нас есть в своем роде Наполеон I, или Александр Македонский, или Батый, готовый завладеть всем в мире. Эти великие завоеватели были олицетворением самолюбия и властолюбия, только в огромных размерах, но в нас эти страсти не имеют того простора, как у этих сильных мира. Иной в дому своем есть истый Батый.

О, многосуетная, нелепая земная жизнь, в которой из-за тленных, ничтожных вещей мы ежедневно нарушаем святые и блаженные заповеди всеблагого Бога нашего и нередко умираем душою и телом из-за сладкого куска, или из-за приманчивого рубля, или из-за столь же приманчивой чести! Когда мы отвергнем тебя и будем жить жизнию небесною!

Враг непрестанно, день и ночь усиливается умертвить в нас жизнь по Боге, совершенно угасить веру, надежду и любовь и, так сказать, оживить и усилить в нас все страсти, худые наклонности и привычки. Потому нужно непрестанно понуждать себя к духовной жизни, к жизни по Боге. Так, он усиливается умертвить нашу молитву; я замечаю, что иные места, слова, имена в молитвах для меня как бы мертвы и я мертв для них, так что без большого принуждения себя и выговорить их не могу.

28 декабря

Благодарю всем сердцем моим Господа Иисуса Христа и Пречистую Богородицу за препоясание силою и миром свыше при священнослужении литургии в кладбищенской церкви (за упокой Тимофея Ивановича Лилова), и за неосужденное причащение Святых, бессмертных и животворящих Таин, и за непреткновенное совершение отпевания, чтение Евангелия и разрешительной молитвы. В "Эльдорадо" не обедал. Дома обедал со своими, пил черное пиво, но во вред себе: головная боль после сна. Погода весьма снежная.

29 декабря

Утро. Благодарю Господа за спасение, ниспосланное мне во время утренней прогулки по двору (при снежных сугробах, в одну ночь сделавшихся), когда я, по неисполнении внутренней утренней молитвы, пленен был помыслами любостяжания, скупости и неприязни к священнику и свояченице за частое их посещение нашего дома и потом, вследствие внутреннего мучения, искренно раскаялся пред Богом во глубине души, сознав действие в себе ветхого человека и действие бесов, внушающих, якобы о хлебе едином жив будет человек, а не о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих [Мф. 4, 4], и якобы оскудеет для нас рука Господня, ниспосылающая нам всегда все в изобилии. Я сознал, что туне все получал и получаю от Господа и потому не должен быть скупым относительно своих или чужих; вспомнил, что вчера я получил за небольшие труды свои (за служение пяти панихид и литургии с отпеванием) щедрое вознаграждение 10 рублей, да славленных со креста 50 рублей. После такого раскаяния и сознания нелепости своего жаления Божиих даров ближним, я совершенно успокоился, примирившись с Богом.

Даждь мне, Господи, благодать и силу не возмущаться ничем из противного мне, например когда мне не покоряются или когда на меня сердятся, враждуют, когда злословят, преследуют (хотя по милости Твоей доселе никто меня из ближних не преследовал), и за всё благодарить Тебя, всё терпеть охотно, любить врагов, благословлять (добро говорить и делать) проклинающих или ругающих меня и молиться за творящих мне напасти [Мф. 5, 44], ибо я сам, неблагодарный, часто и пречасто различными грехами оскорбляю Тебя и достоин за это оскорбления от людей.

Господи! Прими паки благодарение мое за избавление меня от адовых уз, коими связал меня грех подъятия во гневе руки на нищего немого и за легкое подрание его волос за то, что от него сильно пахло табаком и, кажется, вином. Он просил у меня на лапти, и я дал ему 20 копеек. Купит ли – посмотрю. Долго зубы Львовы греха давили меня и палили, но Господь преклонился на молитву смирения и покаяния моего и помиловал меня: во внутренностях я ощутил животворный огнь, принесший мне с собою мир, пространство, жизнь, силу. Слава Тебе, Господи! 29 декабря. Восемь с половиной часов утра.

Всеми мерами убегай случаев, поводов, слов, питающих вражду, и всяким случаем, поводом пользуйся к оказанию любви искренней и святой: в первом случае мало-помалу искореняется враждебное настроение души, во втором случае – питается и утверждается любовь. Ни на минуту не имей злого сердца, всегда будь любезен ко всем, побеждая свое злое расположение любовию, все терпящею и вся побеждающею; избегай упрямства, своенравия и противления ближним; не поставляй на своем, чтоб исполнить свой злой каприз, чтобы намеренно повредить кому-либо, особенно невинным еще детям.

Сидящие в театре не уносят ли растления сердец своих, особенно дети и юношество? Не зароняются ли в оные искры страстей, возрастающие потом в пламя? Когда юноши видят любовников, не влюбляются ли и сами романтическим образом?! Когда видят пьяного на театре, не начинают ли и сами выпивать [на почине]?

Согрешил пред Богом – ел мясо солонины в значительном количестве. А потом к вечеру пил много чаю со сливками и этим отяготил себя, пресытился, отчего в квартире протоиерея пленен был от врага нелепым, скверным помыслом безместия [116]. Человек пресыщенный есть игрушка страстей, он как рубище жены нечистой. А воздержник и постник есть храм Святого Духа и исполнен Божественных помыслов и деяний.

29 декабря в 8 часов вечера был я на домашнем гимназическом театре, и вот какие мысли родились во мне по поводу этого зрелища. Человек есть игралище страстей: ежедневно в нем исполняет свою пагубную игру грех, а с грехом, разумеется, диавол, так как грех немыслим без него; всякая театральная драма состоит из нескольких действий – и наша внутренняя драма, ежедневно разыгрываемая к нашей погибели грехом, состоит также из нескольких действий, или актов страстей: то играет нами злоба, зависть, ненависть, гордость, честолюбие, то корыстолюбие и сластолюбие во всех их видах, то объядение и пиянство, то сквернословие, то уныние и отчаяние, то щегольство и суетность, то мотовство и роскошь во всей домашней обстановке. Так человек есть истинное игралище страстей, и между тем – увы! он иногда не замечает, что над ним постоянно смеется диавол, разыгрывающий в нем свою адскую драму или свою трагикомедию. Театр есть игралище диавола, иногда претворяющегося в Ангела светла [2Кор. 11, 14] для удобнейшего уловления людей в грехи и погибель; диавол, учитель всякого греха и всякой суеты, смеется здесь над человеком, созданием Божиим разумным, богообразным, смеется над его падением, суетностию, над его страстями, которым он же научил, и, как бы водя нас за нос, нас же учит забавляться своими грехами, смеяться над ними, когда надо было бы об них скорбеть и даже плакать. Бедное человечество! До чего ты упало, что не только делаешь всякий грех свободно, не краснея, но еще и забавляешься публично своими падениями; и есть дерзость у людей – собирать подобных себе людей, а иногда и невинных детей, на эти суетные зрелища, в эти училища любовных интриг, взяточничества, пьянства (ибо вы видите пред собою, как иные угощаются до совершенного опьянения или доходят до самых интимных проявлений плотской любви, которая не может не волновать неведомыми до того чувствами молодую девушку или мальчика). Не обинуясь можно [сказать], что театр не только не учит какой-либо добродетели, но научает грешить, грешить (систематически) умеючи, ловко. Он говорит: милостивый государь или милостивая государыня, вы не умеете взяться за дело, то есть за грех, – я мастер в нем, давайте я здесь, публично, научу вас, как грешить и концы скрывать; вы доселе, быть может, боялись такого и такого греха, с боязнию представляли себе такое и такое действие или с робостию предавались такому и такому чувству, украдкою вздыхая о ком-либо и чем-либо, – не бойтесь, будьте смелее, это обыкновенные житейские дела, посмотрите, как мы их делаем; поэтому театр есть враг христианства, имеющее в основании своем покаяние во грехах, ибо театр учит играть грехами бесцеремонно, дьявольски забавляется личностию человеческою, личностию человека-грешника, столь глубоко падшего, что он и не замечает своего падения и растления, а думает, что он стоит и не разбился, и смеется над своею погибелью, когда нужно было бы глубоко скорбеть. Театр унижает, крайне унижает человека.

Крайне надо уметь ладить с людьми, живя с ними вместе; надо иногда и ходить на цыпочках, и дверью не стукнуть, чтобы не вызвать бури со стороны какой-нибудь излишне нежной или щепетильной матери, которая и не в своем доме требует, чтобы все ходили на цыпочках, дабы не обеспокоили её изнеженное дитя. Не наше дело рассуждать, что выйдет из этого изнеженного дитяти, но мы должны исполнять желание матери, если хотим жить в мире и согласии. Наше дело любить и молиться и за своенравных и злых, каковы и сами мы нередко бываем, чтобы Господь простил им грехи их, не ведят бо, что творят. А нам-то поосторожнее жить не мешает, не давать в себе господствовать злу в каком бы ни было виде, а, напротив, всеми мерами исполняться благостию, ласковостию, осторжностию, терпеливостию, снисходительностию. Но чревоугодие и пресыщение и винопитие – источник зол семейных, ибо в сердце чревоугодника гнездится диавол, который исходит только молитвою и постом [Мф. 17, 21].

О, сколь великое есть для души нашей приобретение добродетель: кротость, смирение, незлобие, терпение, послушание, благостыня, простота, чистота, воздержание, снисходительность, и сколь великая потеря – злоба, зависть, гордость, невоздержание, нечистота и прочие грехи! Исчислить невозможно, сколь великое приобретение первая и сколь великая потеря – последняя. Ведь я виноват во всем: чего же я дуюсь на других, считая их кругом виноватыми, хотя они невинны? Слава Богу, что мне простили и со мною помирились!

Дни 28, 29, 30 и 31 декабря были для меня днями скорби, тесноты и мрака; не понравились мне частые посещения и гостьба отца Григория и Анны К., особенно вследствие частых шиканий моей жены, чтоб ходил не стучал, и вследствие переселения её в спальню свояченицы, а ко мне – отца Григория, да вследствие сору и беспорядков во всех комнатах. Но, признаюсь, я грешен в этой скорби, унынии и тесноте и мучении сам, или самолюбие мое. Я должен отвергаться себя, своей собственности, своего спокойствия, своих удобств в пользу своих ближних, тем более что от меня и требуется небольшое самоотвержение. Привык я к простору, к чистоте, к одиночеству, и вот стеснение некоторое для меня стало несносно. О, где у меня душа общительная, довольная, кроткая, любящая, терпеливая, охотно уступающая ближнему свое жилище, свой хлеб и питье, свои сладости, свои деньги, только бы это ему послужило в пользу? Где это все? Увы! Эти добродетели иссякли, вследствие пристрастия к земному: к земному простору, к земному богатству, пище и питью, вследствие пресыщения земными благами; нам дороги и любезны стали не ближние, а свои удобства и удовольствия, свои выгоды; мы готовы порвать всякую связь с людьми, если они не полезны нам или если мы должны давать им часть своей собственности, хотя бы эти люди были к нам близки по родству и свойству. Так, человек достаточный и всем довольный делается кумиром для самого себя, равно как земные блага служат для него идолами, которые погашают в сердце его [пламень] любви к Богу и образу Его – человеку. А между тем вся жизнь, все блаженство человека, все его богатство заключается в любви к Богу и ближнему, потому что оно только никогда не отымается от него и есть истинная, вечная жизнь наша, а земное богатство не сегодня-завтра будет отнято у нас смертию или бедственными какими-либо случаями. 31 декабря 1871 г.

Вперед отца Григория можно положить в другую комнату, а мне ходить передним главным ходом для избежания неприятностей.

Благодарю Господа, остановившего манием Своим поток зла в сердце моем и даровавшего мне мир и пространство сердца. Какие ужасные агонии страстей! Какое уничижение, какая срамота! Какая тьма! Какой огонь свирепеющий! Это истый ад! Как враг противится нашему взаимному общению! Какую поселяет вражду друг ко другу из-за ничтожных причин! Но наипаче он действует в нас чрез пресыщение! Когда я начал есть скоромную пищу, тучную и жирную, питательную, тогда я стал особенно чувствовать в себе давление противных сил! Не отгребешься от них! Облапили совсем! Свету Божьего не видно было. Не знаешь, отчего такая буря, такая злоба, такое нетерпение в своем доме своих ближних.

Это дом Господень; вот Господь, вот Матерь Его, а вот домашние Его – святые Ангелы, апостолы, пророки, иерархи, мученики, преподобные и праведные и все святые!

Благодарю Бога, что я не оскорбил словом нетерпения отца Григория Ивановича и Анну Константиновну и не сказал им, чтобы они пореже к нам ездили и держались больше своего дома. Понял я козни вражии в действующей во мне злобе...

А на молебнах и на всенощных по домам враг подмывал сердце то блудною сластию, то боязнию. Наконец слезною молитвою я испросил у Господа мир и свободу: от внутренностей моих отпала как бы чешуя какая. Замечательно! (Как у апостола Павла [Деян. 9, 18].) Вот в какую чешую грех нас одевает! Недаром и болят люди и душой и телом.

Примечание

103. Належати (церк.-слав.) – утеснять, давить своею тяжестью.

104. Гобзующий (церк.-слав.) – богатый, успевающий в делах.

105. Покаянный канон преподобного Андрея Критского, кондак по 6-й песни.

106. Тантал – персонаж греческой мифологии. Боги обрекли его на особый вид мучения: он испытывал вечные голод и жажду в подземном царстве. Тантал стоял по горло в воде, и над его головой висели спелые плоды, но как только он хотел их достать рукой или нагнуться, чтобы напиться, вода уходила из-под его губ, а плоды поднимались на недосягаемую высоту; отсюда выражение "танталовы муки".

107. Промышленные (похождения) – от "промышляти" – приобретать, усвоять себе.

108. Во еже (церк.-слав.) – чтобы.

109. До́ндеже (церк.-слав.) – до тех пор, пока.

110. Лик (церк.-слав.) – собрание поющих, хор.

111. Кирилл (Наумов; † 1866) – епископ Мелитопольский, начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме (с 1857 года), сумевший с успехом выполнить возложенную на него высокую миссию возвышения России на православном Востоке и восстановления духовных отношений Русской Церкви с Восточной. Деятельность его в Иерусалимской миссии продолжалась до 1863 года, после чего он удалился в монастырь и посвятил себя подвижнической жизни и литературной работе; он написал учебник "Пастырское богословие", за которое был удостоен степени доктора богословия, "Жизнь святого благоверного великого князя Александра Невского" и акафист святому, много статей для назидательного чтения.

112. Сугубо – вдвойне; трегубо – трояко.

113. Ирмос 4-й песни воскресного канона на утрени, глас 6-й.

114. Неблазный (церк.-слав.) – чистый, чуждый соблазна.

115. Возможете (церк.-слав.) – укрепитесь, будете сильны.

116. Безместие (церк.-слав.) – нелепость, непристойность.

Январь

1 января 1872

1-е января 1872 года было для меня крайне тяжелым временем с шести часов утра до девяти, то есть во время утрени и ранней обедни; внутренность наполнена была каким-то тернием; грудь была бессильна, голос дрожащий, трудный, нечистый, как у козла; раздражительность в высшей степени, подозрительность в злоумышлении всех окружающих меня; пакости врага во мне непрестающие, назойливые, паление лютое, уныние адское. После причастия исцелился духом и телом, когда пришел домой и отдохнул с полчаса. Благодарю Господа! Молебны служил со дерзновением, свободно, с чувством. Накануне был на поминках у скоропостижно умершего без покаяния Василия Родионова; дома вечером пил довольно чаю с вином и с сахаром внакладку, пил херес, пил сливки, сдобную булочку съел с маслом и тем засорил желудок и сердце. Погода переменилась с холода на теплую; облачно, снег.

2-е января 1872 г

Благодарю Господа, по неизреченному Своему человеколюбию сподобившего меня совершить победоносно, хотя и в немощи души и тела, Божественную литургию (охрипший голос) и причаститься в мир душевных сил, в очищение и пространство души и в исцеление тела Божественных Таин (хрипота вскоре прошла). Вечерню служил бодренно, непреткновенно. Славлю силу и помощь Господа.

3 января

От употребления густой пищи (пирога и жирной индейки) и кипяченного с сахаром коньяку (ложки) голос опять охрип, вследствие холодной погоды. На полунощнице едва мог говорить, на утрени несколько поправился голос. Ектению великую говорил с Божией помощию непреткновенно. Канон читал сам я. Дьячок Кутузов на полунощнице не был. Проспал. Слава и благодарение благопоспешному во всем Господу, даровавшему мне силу не прогневаться на дьячка во время службы и после оной.

Литургия. С большим нравственным и физическим трудом совершил литургию по причине безголосицы, а безголосица – от ядения накануне с вечера не в меру пирога с сигом. Раздражительность ужасная на диакона и на сторожа Николая, впрочем скрытая в себе и тем более мучительная; диакон плевал на пол в алтаре, и это ужасно меня раздражало; подпевал во время пения причастна, и это меня бесило до того, что не мог победить чувства неприязни к нему во время причастия и причастился в осуждение: вражие жало злобы одолело и мучило меня до конца обедни и после оной. Едва мог покаяться и одолеть его: слабость моральная и физическая необыкновенная! Внутри точно остны [117]. Золотуха разлилась от пшеничного пирога до крайности. Я мучался долго, наконец Божественное милосердие помиловало меня, и я по употреблении Святых Даров успокоился. Слава Тебе, Господи! слава долготерпению Твоему! Вечерню служил также охриплым и болезненным голосом. Та же раздражительность во время и после вечерни; перед домом раздражился на нищих и двоих крепко выдрал за волосы, особенно мальчика лет двенадцати. Сегодня дал парню на пилу 1 рубль 25 копеек. Обещал трудиться и не беспокоить меня больше.

Мы обязаны заботиться о нищих, потому что все мы составляем единую Церковь, или одно тело, один дом Божий. Первые христиане имели все общее [Деян. 2, 44]. Древние Церкви располагали большими суммами, составлявшимися из приношений верующих мирян на содержание храма и бедных. Подражать должно. Христиане должны иметь общение по самому понятию о Церкви. Что скажут об нас нехристиане, живущие с нами в одном городе, видя наших нищих без приюта, без одежды и без дела?.. Не осудят ли нас в жестокости и несоблюдении правил нашей веры? Не будут ли произносить нарекания на самую веру нашу? Теперь знают из газеты [...] многие во многих городах России, сколь велика бедность в нашем городе, и будут ожидать известия, что мы сделали для наших нищих? Насколько милосердие проникает жителей города Кронштадта? Насколько Евангелие Христа Спасителя имеет действие на сердца его жителей?

Ночь на 4-е января спал хорошо: на ночь ничего не ел, и не надо никогда. Утверди, Боже!

4 января 1872 г

После воздержания от всякой пищи с вечера легко было служение литургии и легка победа над невидимыми врагами; литургию служил непреткновенно; враг жалил вначале желанием мягких просфор, но покаялся, сознал, что это суета, и жало оставило меня – я успокоился и бодро совершил всю службу, причастился в мир души и во здравие тела. Слава Тебе, Господи! Молебен водосвятный Иверской Божией Матери служил бодро и непреткновенно, с живым чувством и силою веры и надежды.

5 января

5 января ездил с Крестом Животворящим по южной части; голос дрожащий, слабый, болезненный, небольшой кашель; почти всю часть свою объехал.

6 января

Служил раннюю обедню, а перед ней бдение; служил бодро, во здравии, голос чистый, звонкий, могучий; причастился в мир и свободу духовную. Движение на свежем воздухе с часу пополудни до 8 часов вечера подействовало на меня весьма благотворно; сырая семга тоже влияла на меня благодетельно, виноград и чай с хересом. Благодарю за все Господа, непрестанно мне благодеющего как чрез немощь и болезнь и искушение и напасть, так и чрез дарование мне здравия душевного и телесного, ибо чрез искушение, болезни и напасти Он врачует и очищает мою душу, недугующую страстями различными и оскверняющуюся ими.

7 января

Ночь спал хорошо, по пробуждении немного кашлял золотушным кашлем и от избытка пищи и питья; я кушал вечером с голоду довольно рябчикового мяса, потом после всенощной у Серебренникова пил чай с кренделями сахарными, ел варенье клубничное. Немножко икры закусил, а дома – молочка стакан выпил. Согрешил на небо и пред собою.

Ввиду того, что мирные граждане города Кронштадта не имеют безопасности во всякое время и на всяком месте и часто [совершаются] грабежи и убийства, я [... голос свой] о необходимости Рабочего дома для здешних нищих мещан. Именитые граждане! Устройте Рабочий дом – это вам [очень нетрудно сделать].

Муравьи делают муравейники, в которых им зимой бывает и тепло и сытно, звери – логовища, пчелы – ульи, птицы – гнезда, люди – дома, церкви, театры, мосты, железные дороги, корабли, броненосные суда, крепости и прочее, – всякому животному дано от Бога, вложено в природу её умение довольствовать себя, защищать себя от вредного воздействия стихий или от живых неприятелей; а человека, существо Богоподобное, царя видимой твари, Бог наделил разумом, с помощию которого он изобрел разные науки и искусства, в том числе и искусство приготовлять себе хлеб и другую пищу, одежду, делать деньги, этот всесильный рычаг земной, строить разные здания. Человек создан для общежития, и если все множество людей должны, по намерению Божию, составлять единое тело, а порознь члены [Рим. 12, 5], то (для) благоденствия и довольства и для удовлетворения многочисленных нужд человечества, или обществ человеческих, Премудрость Божия дала каждому человеку кроме общих, особенные таланты, или способности и умения: иному искусство и силу управлять людьми, другому – искусство учить и назидать других, иному – сочинять, а другому – печатать сочиненное, иному – искусство нападать на неприятеля, или защищать [отечество], тому – уменье вести торговлю; этому – производить заводские мастерства, одним – строить здания, а другим – со вкусом убирать и украшать их с комфортом и жить в них; иному дал талант ковать или отливать, другому – владеть топором, долотом или пилою, иному – шить сапоги, а другому – одежду, иному – ткать и прясть, иному – варить и печь. Что касается нашего кронштадтского общества, то оно так разнообразно, что в нем, по милости Божией, есть люди всякого рода, люди всякого дела, всякого умения или искусства: люди власти, капитала, по желанию которых могут делаться всякие дела, есть у нас и инженеры, и архитекторы, и плотники, и столяры, и печники, и кровельщики, и кузнецы, и литейщики, и портные, и сапожники, и пекари, и кухмистеры. Но рука руку моет и палец – палец: сильные должны носить немощи немощных; при таком богатстве сил нашего общества, при такой его талантливости, при таком множестве и разнообразии людей искусных было бы крайнею несправедливостию с нашей стороны оставлять такое множество наших членов (разумею нищих мещан) оторванными, изолированными от общественного тела или от его благосостояния. Отчего не связать их с общественным организмом, соорудив для них помещение, дав каждому из них дело, тем более что многие из них способны к разным мастерствам, и с делом дав им хлеб и все нужное? Опять и опять я обращаюсь к обществу с покорнейшей просьбою, яко Богу молящу мною, обратить деятельное внимание на кронштадтских нищих мещан, приписавшихся к Кронштадту и не имеющих в нем никакой оседлости, приискать им или сделать для них общее помещение и каждому из них дать соответственный его силам труд, которым они могли бы кормиться. Во имя христианства, во имя человеколюбия, гуманизма взываю: построим для них Рабочий дом для оказания помощи этим несчастным. Так как прежде всего нужна здесь материальная помощь, то я делаю первый почин: вношу в кассу братства [крест прин. на себя хлопоты по этому делу] ежегодно 50 рублей с тем, чтобы не подавать на улицах нищим. Братия! Во имя Христа и Креста возвышаю голос мой: кто еще?.. Ужели муравьям и пчелам мы дадим преимущество пред собою?.. Братия! Теперь многим городам России известна кронштадтская нищета – они ожидают от нас, что мы сделаем к отвращению её – конечно, не от нее? Как хорошо было бы устроить Дом Трудолюбия! Тогда бы многие нищие могли обращаться в этот дом с требованием сделать нам за известную плату то или другое дело, ту или другую вещь, а мещане наши жили бы да трудились и благодарили Бога да своих благодетелей! И нравственно многие поднялись бы. А если бы кто не захотел работать, того из города долой – Кронштадт не рассадник тунеядцев. Други! Братия! Примите это заявление к своему сердцу, да поближе и поглубже, как свое собственное дело! И русский народ, [как] и немцы, и англичане, и французы, и поляки, и евреи, и татары, – добрый народ: был бы почин, от дела доброго он не прочь. Если же не хотите строить Рабочий дом, потому что он есть карательное заведение, между тем как он у нас должен быть благотворительным заведением, то перемените его название и вместо Рабочего дома назовите его хоть муравейником или пчельником – всё равно, как хотите, только не откладывать бы доброго дела в долгий ящик.

7 января

Паки Господь облаженствовал меня чрез причащение животворящих Своих Таин, умиротворил, оживил, очистил, освятил, утвердил. Но, как бы по зависти врага, подпал дома сильному искушению и смущению: в комнату (залу) нашло дыму, и я сильно разгневался на жену и на Анну прислугу. Дорогою в гимназию внутренно покаялся и убедил, так сказать, умолил Господа помиловать меня, грешного, и паки мир мне даровать, и – о, премилосердый Господи, Ты не оставил меня в сетях вражиих и в узах греха, но расторгнул пленицы грехопадений и даровал мне мир. После вечерни оскорбил нищих словом: вони-то сколько от вас! А от меня нет ли? Не смрад ли издают страсти мои?

8 января

Благодарю Господа за помощь Его святую в служении мною утрени и литургии; от слабости нервов утреню служил с большим трудом; литургию тоже; враг бесплотный жестоко посмеялся надо мною, ужалив меня и почти непрестанно жаля мою душу и тело желанием мягких просфир и негодованием на просфирню за черствые и не очень взрачные (Боже мой! и тут чревоугодие и лакомство, и тут похоть очей), хотя они были не черствые и не безобразные. В силу этого искушения на великом входе не мог быть спокойным и выговаривать имен царственной фамилии, потому что сердце не было занято всецело, и даже серьезно предметом молитвы, а хлебом тленным, охладело к Богу и ближнему! Каких огромных последствий злодей бесплотный достигает такими малыми, ничтожными вещами, или нашим пристрастием к веществу! И как мы неразумны, непоследовательны в своей христианской жизни, что доселе не научились презирать плоть свою и вещи мира сего для того, чтобы всем сердцем любить Бога и ближнего, душу его и строить спасение душ! А ведь просфира-то мне и не нужна: я её почти не ем, а другим отдаю. Из-за чего же буря? Равно из-за чего поднял я бурю дома, рассердившись на жену после сна пополудни за то, что не приготовила мне чаю? Разве чай так существенно нужен, что без него жить нельзя, или он дороже душевного спокойствия и благодати Божией? За что же я огорчил Господа и Духа Святого, во мне живущего? За что оскорбил жену?.. Согрешил ко Господу! И благодарю Господа, принявшего мое покаяние и умиротворившего душу мою дарованием мне благодати Своей и Духа благодати Своея. Благодарю Господа, даровавшего мне силу совершить непреткновенно всенощное бдение со умилением сердца!

Благодарю Господа, сподобившего меня непреткновенно служить литургию после великого входа и неосужденно причаститься Животворящих Таин ко оживлению, ко очищению, освящению, миру. Слава Тебе! Итак, из-за суеты и из-за пустяков два раза я сердился сегодня, как иногда из-за дыма, напущенного в комнату, тоже из себя выхожу! Каюсь пред Господом! Хочу впредь не сердиться ни из-за чего! Господи! даждь терпение и не попусти искуситься паче!

Заметь, как терпелива твоя слуга Анна в болезни, и уважь её, и поучись у ней.

Владычица Богородица, святые Ангелы и все святые так же близки ко мне, когда я чистым и всецелым сердцем призываю их, как близка ко мне моя душа, и так же удобно слышат меня, как слышу я себя, ибо все – едино тело, един дух, едина Церковь – Ангелов и человеков. Какое отношение имеют друг к другу члены тела, такое отношение имеют друг к другу члены Церкви: друг другу служат, друг другу помогают, друг друга поддерживают, друг друга спасают.

10

Благодарю Господа, по неизреченному человеколюбию Своему удостоившего и нынешний день причащения Божественных и животворящих Своих Таин во время совершенной мною литургии в Думской церкви, оживившего и умиротворившего меня. Благодарю Господа и за воскресную литургию 9-го января в Думской же церкви и за причастие животворящих Своих Таин. О, сколь часто сподобляет меня, недостойного, Господь приобщаться животворящих Своих Таин. Да памятую о судьбе земли, пившей множицею сходивший на нее дождь [Евр. 6, 7] и остававшейся бесплодною. Земля, сказано, производящая терния и волчцы негодна и близка к проклятию, которого конец – сожжение (Евр. 6, 8).

11 января

Вторник. Благодарю Господа, сподобившего меня приятия неизреченно великого Дара – Пречистого Тела и Крови Своея во время совершенной мною ранней литургии; был мертв – и ожил, пропадал – и нашелся [Лк. 15, 24]; Божественный, Животворящий огнь Святого Духа разлился по внутренностям моим. Слава милосердию Твоему, Господи!

О дьяконах соборных дурно говорят: очень скоро служат – вертят ни на что не похоже – не разберешь. Диакон Петр на конце Крещения особенно, говорят, дурно служил: при водоосвящении нельзя было ничего разобрать. Я не должен отнюдь торопиться. Всех нас демон погоняет. Проклят, кто дело Господне делает небрежно [Иер. 48, 10]. Проклят и тот, кто наедается и напивается вдоволь пред служением Таинству.

12 января

Чревоугодие и пресыщение заедает (у Верзина был, часть пирога съел сладкого и рюмку рогому выпил), тлит меня, обременяет меня. Вчера, поздно пообедав супу мясного и кислого молока со сметаною, я лег отдохнуть и после отдыха (час) напился чаю со сливками; потом в 9 часов вечера еще покушал семги с уксусом и немножко телятины и опять пил чай. За то ночью сделалось искушение, произошла поллюция и осквернение от сновидения, будто я купался в море, держась за рогожки или простыни (на глубине) с учеником Шумовым, я все раскачивался в воде; наконец, гляжу, показалось дно, вода чистая, песочек, я оставил держаться и стали мы свободно двигаться в воде. В это время от движения семян произошла поллюция. Вечно я блудник! Как нужен пост! А я – чревоугодник и неразборчив или уже слишком разборчив на пищу! Сержусь, когда не по мне, сержусь, когда воздух задымлен в комнате или нечист! Изнеженность!

Диавол пленяет и побеждает человека в этом мире тем, что чрез меру возбуждает естественные душевные и телесные потребности человека, как-то: потребность пищи и питья (и как на деньги все получает, то и денег), потребность одеяния, потребность удовольствия или блаженства, потребность половая, потребность чести или славы, доброго имени. Все эти и подобные потребности человека, вложенные Богом в самую природу человека, диавол извращает непрестанно, доводя до крайних пределов, иногда без всякой нужды (например, в пище и питье), и тем топит и душу и тело, отревает душу от Бога чрез прилепление её к чувственному или чрез ниспадение её в чувственность и в страсти злобы, гордости, зависти, уныния, лености, чревоугодия, блуда, пьянства, корыстолюбия, честолюбия и пр. Поэтому нужен пост, девство, нестяжание, кротость, смирение, незлобие, вера, надежда и любовь, молитва, богомыслие.

В каком высоком святом обществе видит себя христианин во храме, окруженный ликами святых угодников и святых Ангелов, – он член Церкви той самой, к которой принадлежат и эти святые! Какое побуждение к нравственному изменению и стремиться к той же нестареющей жизни, к коей стремились и они, – и достигли!

По плодам их узнаете их [Мф. 7, 16, 20].

Был у меня 10 января инок афонский Стефан и много поучительного и назидательного сказал он в беседе со мною: почти всё он говорил, например, что не нужно ласкательствовать знатным, богатым и ученым.

В Церкви слышим часто: мир всем, и моление о всех с любовию: вы чувствуете, что находитесь в царстве мира и любви, в царстве святыни, в Царстве Небесном на земле.

Ветхозаветная история есть наставление и урок [...], поучительный и царям, и воинам, и земледельцам, и ученым, и священникам, и правителям, и военачальникам, ученым нигилистам.

Каждый день налегает грех крепко на человека, каждый день производит в нем бурю. Да стоит крепко на камне веры, смирения, незлобия, терпения, воздержания.

19 февраля. Я сам виноват, я вызвал сестру мою Анну К. Цветкову на язвительные укоризны; без повода с моей стороны она никогда меня не язвит, напротив, всегда почтительна и благодарна; не она, а диавол чрез нее уязвляет меня. Да простит ей Господь. И чрез меня её диавол уязвил некоторыми словами укоризны.

12 января

Благодарю Господа за новое оживотворение меня, мертвого прегрешенми, ибо опять я сподобился приять неопально в себя огнь Божественного Тела и Крови к очищению, освящению, умиротворению и утверждению моему, и литургию совершил непреткновенно, хотя и при слабом голосе.

12 января

Сгорел театр в Кронштадте, и слава Богу! В 6 часов вечера. Светло было, точно днем.

Крайне неискусен я в хранении заповеди о любви, в которой весь закон Евангельский; сел я обедать в три часа пополудни, и, ощутивши, что жареная рыба на скоромном масле, я рассердился на жену и гневно стал кричать на нее, требуя послушания, и прислуга это слышала, и солдат сестры Марии Константиновны с Лисьего Носа: она с нами сидела за столом. Так ли любовь ведет себя? Она долготерпеит, не раздражается, вся покрывает; и мне бы надо стерпеть и покрыть согрешение жены: был бы сыт и тем, что было кроме скоромного кушанья. Нет: чреву же угождая, я рассердился на жену, ибо мне не нравилось, не по вкусу была скоромная пища. Согрешил ко Господу и прошу прощения, прошу дарования любви сердечной, неизменной к жене и ко всем. Δόσον Κύριε [118].

Протоиерей Словцов держит себя с важностию пред Санкт-Петербургским начальником Штаба Гейденом; честь ему, что поддерживает сан священства! Мне надо подражать ему; я подобострастен, раболепен пред высшими, смущаюсь не знаю чего всех присутствия, когда служу; то́ же и пред богатыми и учеными. Это нелепо. Исправиться.

Мое сердце очень, очень в дурном состоянии: я возмущаюсь и сержусь из-за бессмыслицы и виню в этом не себя, а других, например, в том, что не делают так, как должно или чего я хочу, или с пренебрежением относятся ко мне, небрежно здороваются и пр. Мне надо всеми мерами подавлять свою злобу и хранить, как драгоценность, незлобие.

Благодарю Господа, двукратно и скоро услышавшего меня, вопиявшего к Нему во глубине сердца о прощении, спасении и помощи пред панихидою в 1-м флотском экипаже и в доме Касаткина у Полякова, когда грех смущал и теснил меня. Господь помиловал и дал мир и тишину сердечную, и я непреткновенно говорил ектении и возгласы при совершении панихиды.

13 января

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить непреткновенно Божественную литургию раннюю и причаститься Божественных Таин неосужденно, в мир душевных моих сил. Вечером ходил с дьячком Кутузовым на гору к Тилоту (немцу) служить молебен пешком, а он и я только лишь пришли с обеда. Он, как видно, обиделся, что я заставил его прогуляться так далеко, и на молебне вел себя сердито и грубо; после молебна сел он на извозчика и уехал один. Встретил я его в лавке – чай пьет; при входе моем не встал и сидел в шапке. Я с смущением заметил ему о его неприличном поведении в присутствии своего священника и назвал его мужиком. Прости, Господи, огорчение мое! Надо их, развратных, вразумлять. Сердиться же на них грешно: грешник – больной. А кто из нас не грешен? Кто не болен духовно? Ия – первый. Самолюбие в сторону.

Хранишь ли ты любовь, кротость и незлобие к брату (например, подчиненному) согрешающему, когда обличаешь его или выговариваешь ему? Согрешил – не храню, а часто питаю зло на него.

Театралы! Вы просите себе Варавву на жизнь и требуете смерти Христовой. Это верно.

Занятые суетою и суетными удовольствиями, вы не имеете ни времени, ни охоты вникнуть в дух христианской веры, христианского богослужения, узнать уставы церковные, цель праздников Православной Церкви, постов и, в частности, значение каждой недели Великого поста или исторические воспоминания, соединенные с каждою неделею. Вы знаете иногда наизусть, какую пиесу играли на театре, из скольких действий или явлений она состоит, какое содержание её общее и в частностях, а сущности христианских Таинств не знаете, между тем как они достойно приемлющим их доставляют жизнь вечную и неизреченные блага вечной жизни; вы не знаете сущности богослужения Святой Православной Церкви, Матери своей, питающей и греющей, очищающей, освящающей и укрепляющей вас в матерних святых недрах своих; вы не знаете содержания и значения ни вечернего, ни утреннего, ни обеденного богослужения и всегдашних песнопений, чтений и обрядов их. Оправдывают игру на театре и называют её полезною и нравоучительною, или безвредною или, по меньшей мере, меньшим злом в сравнении с пьянством и распутством, и с этою целию стараются заводить повсюду театральные игрища. Удивительное дело, что христиане не нашли лучшего средства для препровождения драгоценного времени, как театр, и по происхождению, и по назначению своему сохраняющий доселе характер языческий, идолопоклоннический, характер суетности, пустоты, вообще показывающий в себе полнейшее отражение всех страстей и безобразий мира сего: похоти плоти, похоти очей и гордости житейской [1Ин. 2, 16], и лишь редко-редко – доблестей сынов отечества, и то, конечно, сынов отечества земного, а не небесного: все небесное, святое, носящее печать христианства, театру чуждо, – если же когда входит на сцену, то как предмет насмешки; самое имя Божие, страшное для всей твари, произносится здесь лишь легкомысленно, иногда со смехом, кощунственно; звания священные, например монашеское – это ангельское звание, – осмеивается; уважение к начальству, к священным лицам подрывается, когда публично осмеиваются некоторые предосудительные действия этих лиц пред лицом всего общества, пред лицом легкомысленной молодежи, даже детей, для которых должны быть священны имена их родителей и начальников: иногда довольно одного неуважительного или непристойного слова относительно старших, чтобы подорвать к ним должное уважение. Так ли стали христиане легкомысленны, что не находят лучшего средства к провождению драгоценного времени, кроме театра, и из-за него оставляют храм Божий, богослужение, и золотое праздничное время, данное Богом для поучения в слове Божием, в спасительных размышлениях и в делах добродетели, безумно расточается на пустые дела, на смехотворство и глупые рукоплескания в театрах? Нет, как хотите, а театр – богомерзкое учреждение: только вникните в дух его – и вы согласитесь со мною. Это училище безверия, глумления, дерзкой насмешки над всем и разврата. Горе тому обществу, в котором много театров и которое любит посещать театры. Иногда, не спорю, театр бывает меньшим злом для любящих злое, но в большей части случаев он есть большое зло, подтачивающее все доброе в человеке и широкою дверию вносящее в его сердце злое. Прислушайтесь к мнению народному, к мнению тех, которые посещали театр много раз: они не стесняясь говорят, что театр ведет к разврату. Только слепые, у которых бог века сего ослепил умы [2Кор. 4, 4], говорят, что театр нравоучителен. Нет, христиане должны неотменно поучаться в законе Божием, читать чаще Евангелие, вникать в богослужение, исполнять заповеди и уставы церковные, читать писания святых отец, духовные журналы, чтобы проникаться духом христианским и жить по-христиански. Вот вам зрелища!

Веру в себя надо иметь и не падать в своих глазах, а паче веру в силу и благодать Божию, содейственницу нашу на пути жизни.

Огорчившись на жену, я не мог мирно молиться с нею на вечерней молитве, но злоба удручала меня. Я сержусь на жену за то, что редко, редко ходит в церковь, – вот что злой демон обратил в предлог к ненависти! А я вижу, что жена моя, хотя и редко ходит в церковь, но она проникнута любовию ко мне и к сестре с детищем её, она угоднее Богу, чем я; я, напротив, с своею враждою противен Богу, ибо ненависть из всех зол есть самое противное Богу, Который есть любовь, и пребывающий влюбви пребывает в Боге [1Ин. 4, 16]. Что же при этой вражде значат все мои моления, частые причащения Святых Таин, все совершения прочих Таинств? Не в грех ли и осуждение я их совершаю? О, как необходимо мне стяжать любовь Евангельскую!

14 января

Благодарю Господа, сподобившего меня и нынешний день совершить Божественную литургию и причаститься ко оживотворению умерщвленной грехом души моей, к миру и свободе духовной, к пространству души. Благодарю Господа, отъявшему мое смущение, мою тесноту, бодущее терние в ребрах моих. Возблагодарю Господа, если Он смирит и священнодиакона Петра и чтеца Василия Кутузова и даст им добре служить и повиноваться в праведных вещах и чтити по достоянию Божие священство, и дарует им всегдашний страх Свой.

Благодарю Господа, человеколюбно и скоро спасшего меня от нечистого и постыдного жала плотской сласти, во-первых, в 5-м классе гимназии при ответе ученика Шумова, и, во-вторых, в квартире Леопардова при разговоре с его женою Екатериною Степановной. Лишь я возвел сердечные очи с молитвою о заступлении и спасении, и тотчас же получил лично от Господа, Которого зрел оком сердечным, помощь и избавление; нечистый же с посрамлением убежал. День сей я чувствовал себя очень здоровым и бодрым. (День поста: поутру после ранней обедни пил чай внакладку с просфирками Успенской церкви маленькими; потом пред походом в класс поел вареной трески с черным хлебом. Здорово есть треску.) В классе читал с увлечением и спокойствием, спокойствием и пространством душевным. Дети были внимательны.

15 января

Паки благодарю Господа, сподобившего меня непреткновенно совершить Божественную литургию и неосужденно причаститься Животворящих Его Таин. Исполнился мира, сладости, радования, свободы, дерзновения, силы. И императрицу выговорил свободно, и заамвонную молитву.

Плоть не хочет молиться, а хочет пустыми делами заниматься, как-то: гулять, есть-пить, спать; дух, напротив, желает непрестанно молиться, ибо молитва есть его пища, питье, дыхание, очищение, освящение, свет, сила, наслаждение. Плоть хочет обогащаться, все богатство употреблять для себя, обращать в свою пользу и удовольствие: на богатый стол, на богатое помещение, на богатую одежду, обстановку в жилище, на разные развлечения; дух, напротив, стремится к нищете, старается раздавать имение свое нищим, а сам довольствуется пищею простою, помещением небогатым, одеждою неизысканною, от развлечений и удовольствий удаляется, зная, что они рассеивают душу. Плоть стремится непрестанно к злобе на ближних, к зависти, осуждению, ссоре, раздражительности, к гордости, скупости, лености, чревонеистовству, блуду, неверию, сомнению, лукавству, кощунству, к унынию и отчаянию, к своенравию, непокорству; дух, напротив, стремится любить всех ближних, всем доброжелательствует, ко всем снисходит, всех извиняет, со всеми старается жить в мире, если возможно, со всеми обходится кротко и смиренно; если имеет избытки, то никому нуждающемуся не жалеет подать необходимое для жизни; старается жить всегда в трудах, зная, что от праздности происходят все пороки; ест-пьет не по прихоти и пристрастию, а только чтобы удовлетворить необходимые потребности и подкрепить силы, зная, что излишество в пище и питье подавляет дух и делает сердце человека грубым, хладным и безчувственным к Богу и ко спасению своему; удаляется от всякой нечистоты, стараясь чистотою души и тела приблизиться к Пречистому Богу; старается более и более утверждать свою веру в божественные дела и показать её в делах любви и милосердия; сомнения, как злого червя, удаляется; старается жить в простоте, презирая лукавство как постыдное рабство, все священное и божественное глубоко чтит, как подобает святыне, постоянно уповает на Бога во всех обстоятельствах, благополучных и злополучных; волю Божию почитает непременным для себя законом, а свою волю грешную презирает и попирает; охотно повинуется своим начальникам, отцам, пастырям и учителям. Так противоположны в нас дух и плоть, они непрестанно друг другу противятся [Гал. 5, 17], и мы должны непрестанно бороться с собою, побеждая грехи свои, борющие нас. Плоть ищет земной славы, дух – небесной, плоть желает и мечтает жить на земле во всяком довольстве и благополучии, спокойствии, долго, без конца; дух желает скорее отрешиться от тела и быть со Христом [Флп. 1, 23] – Истинным Животом, а земною жизнию скучает как пребыванием в темнице и узах.

Никакая привязанность к мирским вещам не остается без последствий для души нашей – она обращается в гибельные сети или тяжелые узы для ней (например, страсть к игре, к сластям, к вину, к табаку или к нарядам, к деньгам), она овладевает всеми силами души и извращает её природу, которой свойственно любить Бога паче всего и ближнего, как себя; пристрастные к благам мира не могут любить Бога паче всего и ближнего, как себя: они делаются самолюбивыми, гордыми, скупыми, завистливыми, сребролюбивыми, тщеславными, блудными и проч. Вот почему закон Евангельский требует от христиан самоотвержения: отвертись себя [Мф. 16, 24]. А надолго ли все вещи земные будут занимать нас? Одна минута – и все отнимется от нас. Страсти житейские особенно свирепствуют над нами в час приступания к Богу (например, при исповеди, причащении Святых Таин или при кончине). Чтобы избежать этого тиранства, надо заблаговременно все оставить сердцем и волею раздавать богатство бедным.

Как вознесено естество наше в лице Богочеловека, Божией Матери и святых апостолов, пророков, иерархов, мучеников, преподобных и богоносных отец наших и всех святых! – То превыше Херувим и Серафим, то удостоено ангельской чести и ангельского ликостояния!

Христиане! Очнитесь от сна греховного, суеты житейской! Стремитесь к почести горнего звания!

16 января

Воскресение. Ранняя обедня с утреней. От засорения груди, вероятно, золотушными приливами с трудом служил утреню, обедню и особенно молебен водосвятный: воздуху в груди было мало, гулу не было. Новое препятствие к мирному служению: при каждении жаль было новой, или праздничной камилавки, и сердце парализовалось, умирало от оскудения благодати, хладело, омрачалось, смущалось. Но чего я жалею? Может быть, завтра, послезавтра, чрез неделю, чрез месяц меня не станет: камилавки останутся новыми – кому они будут? И разве дым только на камилавку и садится, а не разносится по церкви? Какая слепота и нерассудительность! Таково свойство (нерассудительности) всякой страсти или пристрастия! Так и креста наперсного было жаль, чтобы не задымился от кадила! Носи – век будет светлый. И камилавки носи смело – будет на твой век. И то в семь лет еще новая. А главное, ни к какой красивой одежде не имей пристрастия – это сор, тлен.

Господи! Благодарю Тебя за частое богообщение мое с Тобою в Божественных Твоих Тайнах! Благодарю, яко не отвергаешь меня, грешного, но благоутробно приемлешь кающегося, слезящего, очищаеши, освящаеши, животвориши, умиротворяя и радуя. Слава долготерпению Твоему, Господи! Господи! Даждь мне быть новою тварию! Даждь мне всегда достойно причащаться Святых Твоих Таин. 17 января 1872 года. Понедельник.

Каждый день пресыщаемся, упиваемся, рядимся, покоимся в пространных, богато убранных палатах – и думаем, что мы всем этим достойно пользуемся, что все это мы заслужили у Бога. А о нищих свысока говорим: они тунеядцы, лентяи, – не мы ли тунеядцы и лентяи?

Треплетенная [119] ветвь – образ Триипостасного Божества.

Я часто недостойно, неискренно служу.

У меня нет любви христианской к Богу и ближнему: я пристрастен к чреву, яствам, деньгам, к одежде; надо отречься себя непременно, возненавидеть себя, разбить плотское мудрование и всем быть слугою, быть кротким, смиренным, незлобивым.

Любить Бога всем сердцем – значит любить Его одного больше всего каждый день и во все дни жития, неизменно, храня всегда неизменно заповеди Его и жертвуя для сохранения их всеми благами земными. Так и Господь, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их [Ин. 13, 1], а не на время только. Любить Бога всем сердцем, и всею душею, и всею крепостию, и всею мыслию [Мк. 12, 33] – значит произносить слова молитвы и особенно всесвятое имя Божие, Пречистой Богородицы и всех святых искренно, всем сердцем, всею мыслию нераздельно.

Святые суть селения Святого Духа, суть – Дух Святой, ибо соединяющийся с Господом есть один дух с Господом [1Кор. 6, 17]. Вот чем объясняется их прозорливость, их поразительные чудеса, которые они творят в мире! Дух Святой творит это чрез них. Потому святые достойны всякого почтения, благоговения, чествования; достойно их призывать в ходатаи нашего спасения, достойно прославлять их.

23 января

Воскресенье. Господи! даруй мне твердо держать бразды свои и бразды вверенной мне Тобою паствы: да жительствуем все по воле Твоей; противляющиеся мне покори силою Духа Твоего Святого (враги видимые и невидимые).

Чревоугодие потопляет душу, или Велиар удобно потопляет душу человека, работающего чреву. Пример: пьяницы, объедалы.

21 января

Ранняя литургия от Мурашовых. Слабость духа и нервность телесная в высшей степени; на проскомидии и на самой литургии не мог выговаривать многих слов; я был в узах Велиара, совлечен благодатной одежды, препоясания силы свыше, и это за мое рассеяние, за мое катание в Петербург без цели, для прогулки, за разрешение на скоромное в пост, за излишество в вине (лиссаб. у отца Иоанна А. Ветвеницкого). Тут влияла и езда Питером, и слишком снежная погода теплая с таянием. Рассеял я благодать Божию чрез свое рассеяние, расточил дар Божий духовный в чревоугодии, праздности и смехе.

Сегодня вечером, когда шел из гимназии, обуревали меня скверные помыслы и плотские движения; молитвою внутреннею укротил их и освободился от них.

22 января

Сегодня поутру также при воспоминании о Екатерине Ал. Ратч пришли скверные мысли в голову и возмутили душу, но молитвою тотчас потушил [начинавшийся] пожар. Слава Богу! (И в церкви не смущайся.)

Справедливо заметил мне свояк Песоцкий, что я падаю духом в церкви при совершении богослужения, что я не должен возмущаться, а при нападении врага оставаться так же спокойным, как и был до нападения, и не поддаваться ему, как не поддаюсь при навеянии скверных помыслов. Укреплять дух надо постом и молитвою.

Постоянное чтение светских [книг] для забавы и удовольствия есть постоянная рассеянность, постоянное обнажение от Божией благодати, непрестанное обнищание духа; напротив, чтение Священного Писания и других священных книг, равно как молитва и размышление о Боге, есть собранность духа в самом себе, одеяние благодати, обогащение духа. Опыт.

Согрешил пред Богом – в себе сквернословил от нетерпения в алтаре пред вечерней от крайней боли в ноге левой.

22-е

Ранняя обедня. Чувствовал себя очень нехорошо; расслабление духа и тела вследствие угощения вчера вечером у отца Петра Преображенского, священника Штурманского училища; искушения сильные – я весь был как связанный; при служении вскрикивал от усилия или от насилия вражия, то есть говорил очень громко.

Имена императрицы и прочих членов царского дома выговорил. Досадовал на дьячка, что скоро поет, не дает вычитывать молитв тайноглаголемых. За обедом согрешил: поел блинов, будучи сыт без них. Оттого ужасная боль в ногах, особенно во время вечерни и после вечерни; я кричал от болей.

22-го января

Всенощная воскресная. Благодарю Господа, дающего молитву молящемуся [1Цар. 2, 9], за дарование мне спокойствия душевного, слез умиления и молитвы возвышенной во все время всенощного бдения; благодарю Господа, сподобившего меня непреткновенно совершить эту службу. О, сколь благо, сколь сладостно быть с Богом и в Боге! Слава Утешителю Духу Святому, дающему сладкую печаль о грехах и утешение небесное, премирное! О, да будет пламенная молитва в храме общая достоянием всех, находящихся в нем. Нелегко она достается, но тем более да дорожим ею, ибо она – бесценный дар Божий, она соединяет Бога с человеком.

Непрестанно должно молиться [1Фес. 5, 17], потому что молитва искренняя, усердная потребляет грехи; если же не будем молиться, а будем оставаться праздными, то грехи будут возрастать, усиливаться, и терние их заглушит пшеницу добра. Глубокая истина во всех словах Спасителя нашего, изображающих состояние духа нашего в разных притчах, – например притча о сеятеле и о семени, о добром семени и плевелах, о построении храмины, о создании столпа и пр. Кто имеет уши слышать, да слышит! [Мф. 11, 15 и др.].

23 января

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить литургию непреткновенно, с силою, с ясным созерцанием и с чувством умиления. Благодарю Господа, отъявшего лютую тесноту от души моей. В самом начале литургии плоть моя крайне бесновалась алчностию и яростию на просфорницу, что-де просфоры черствы, как это она смела сделать? А ведь сам я был и без того пресыщен, и не до просфор мне. Сознал свое безрассудство и безумство страсти, и помиловал Господь. Давно мне время возлюбить самый строгий пост, ибо чревоугодие страшно подавляет дух мой, мертвит его; чего стоило мне, каких усилий нравственных освободиться от тесноты и тягости плотской! Каких слез! А вот после обедни опять представился случай поесть сытно – и напитался порядочно: и поел, и напился. Согрешил ко Господу!

Идея христианина и христианского пастыря. Как высоко звание христианина и христианского пастыря! Какие важные обязанности лежат на них! Как мало мы соответствуем своему высокому званию! Как худо исполняем свои обязанности или вовсе не думаем об исполнении их.

Чего искать прихожу я в церковь: грехов очищения и исправления или телесного просфорами насыщения, что я добиваюсь мягких просфор? От злобы избавления или в злобе коснения? Свободы от сребролюбия или горшего рабства Иудиной страсти? В этом земном небе чего ищу? Свободы от житейских пристрастий и горнего жительства ангельского или порабощения земным вещам? Овец словесного стада пасти или себя пасти?

Венчал первую свадьбу в нынешнем мясоеде. Невеста долго не приезжала, часов до восьми с половиной, а назначено было венчать в семь часов с четвертью; пождавши, я под конец огорчился на невесту, что долго не едет, и когда приехала она, враг смутил меня неприязнию к невесте, которую (неприязнь) едва я мог одолеть осуждением самого себя в недостатке любви и снисхождения, в недостатке терпения и тем соображением, что я это время также провел бы даром. Не мог я выговорить слов: обручается раб Божий N и обручается раба Божия N... Смутил враг и уничижил меня, прямо глядеть в лицо не давал... а надо бы смело, чистым сердцем смотреть; ослепил сердце неприязнию... О, как мало во мне любви! Если бы была истинная любовь, я долготерпел бы, милосердствовал бы, не раздражался бы, все покрывал бы, все терпел бы, николиже отпадал бы от любви ближнего.

Господи! все Тебе возможно: излей в сердце мое любовь. Венчал медленно, с расстановкой, с большим нравственным трудом: враг крепко борол, едва мог справляться. Воздух в церкви был перемешанный, тяжелый; нервы мои сотрясались.

Обед у Н. Мих. Семенова тяжело отзывался на душе моей и на теле моем. Мяса есть не надо, или крайне мало: оно для меня излишне. Тягота от него для души.

(Сметана с чаем хорошо.)

На обеде у Семенова Н.М. поползнулся сердцем к неприязни на отца Матфея за то, что на привет мой ничего не ответил, – это меня повергло в смущение и тесноту и срамоту; потом я внутренно осудил себя, сердечно помолился за брата моего отца Матфея, и он, почуяв внутреннюю молитву мою, заметно сам смягчился и подслуживался мне, подавая хрен, огурцы и пр. Научи меня, Господи, искренно, с любовию молиться за всякого брата, неприязненного ко мне или по-видимому, или в действительности.

Мягкими просфирами прельщаюсь, о больших, красивых думаю: велики и хороши – жаль давать людям и без того сытым, – а черствых просфир отвращаюсь и на просфирницу из-за них огорчаюсь; вот угоди после этого плоти лукавой, многострастной: водит тебя за нос и сама не знает, чего хочет, а между тем чрез то достигает убийственной цели: душу разлучает от Бога, источника жизни, от сего Истинного Хлеба, сшедшего с небес [Ин. 6, 41, 51].

Что такое жизнь наша? – Горение свечи: стоит лишь дунуть Тому, Кто её дал, – и она потухла. Что такое жизнь наша? – Шествие путника: дошел до известного предела – ему отворяются врата и он покидает странническую одежду свою (тело) и страннический посох свой и входит в дом свой. Что такое жизнь наша? – Продолжительная кровопролитная война за обладание истинным отечеством и за истинную свободу: кончилась война – вы победитель или побежденный, вас отзывают от места борьбы к месту воздаяния, и вы получаете от Мздовоздателя или награду вечную и славу вечную, или наказание вечное, посрамление вечное.

Подающий милостыню от души – со Христом, а жестокосердый, коего сердце привязано к деньгам, – с диаволом; первый имеет надежду на милосердие Божие по смерти на Страшном суде, да и здесь еще, а жестокосердого ожидает суд без милости [Иак. 2, 13] и казнь вечная; потому да радуется всегда обнищивающий или расточающий имение свое Христа ради, по любви к Богу и ближнему.

Душа наша или собирает, или расточает, потому что праздною быть не может: или хорошие мысли и пожелания, или дурные роятся в ней.

К иным людям мы давно охладели, или питаем вражду, зависть, или питаем горячность плотской любви нечистой, побеждаемые порочными навыками и неусыпно действующим врагом. Всячески пленяет нас супостат. Надо бороться.

Чревоугодник с ужасом замечает наконец или при известном случае, что сердце его как лед холодно к Богу и ближнему, ибо в сердце его царит пристрастие к яствам и к деньгам, к одежде, не дающим жизни и спокойствия сердцу или силы, но бессилие и тесноту.

Ты для чего ходишь в церковь: хлеб есть или испрашивать у Бога прощение грехов, святости, силы к побеждению греха и деланию добродетели?.. Для исправления от худых дел или для коснения во грехах? Если для последнего, то беги отсюда: для тебя должно закрыть церковные двери, чтобы ты не топтал напрасно Дома Божия.

Моего ничего – все Божие. Что ми есть на небеси?.. [Пс. 72, 25] Не любящий брата или сестру, как может любить Бога? [1Ин. 4, 20]. Мне нужен только Бог, и Он дает Себя мне в Своих Святых Тайнах; Он – жизнь вечная. Дал ecu достояние боящимся Тебе, Господи [Пс. 60, 6].

Покои мои обширны: есть где поместиться гостям, – только в сердце у меня тесно по самолюбию. С любовию да даю им место у себя дома, да и Господь даст мне обитель на небе. Ведь Его, Господа, в лице гостей принимаем. Да ни единая тень злобы или скупости не омрачает меня. Злоба от диавола. Спокойствие, мир с Богом, с людьми и с собою дороже всего. Мне довольно угла своего и куска хлеба. [...]. Да обрящут у меня в сердце теплоту и участливость любви.

Я должен помнить, что я блудник, чревоугодник, идолопоклонник, сребролюбец, тщеславный, самолюбивый, честолюбивый, и осуждать себя нещадно и исправляться, да не погибнет душа моя, а тленное пусть гибнет, туда ему и дорога. Душу нетленную, бессмертную береги всеми силами и всех возлюби искренно.

Прости мя, Господи, яко чрез меня ругается Велиар выну чистым, премудрым, благостным, неблазненным делам рук Твоих – помыслами сластолюбивыми, скверными, лукавыми, хульными, презорливыми, злыми, завистливыми.

О, какими страстными помыслами всегда обуревается, какими греховными мерзостями всегда окаляется [120], каким тернием уязвляется душа сластолюбца, чревоугодника! Но сколь чист сердцем и мирен постник и воздержник, молящийся непрестанно Богу!

Вчера я был на сытном, мясном обеде, ел мясо, пил вино: и как [сие] для меня дурно! Какие скверные, лукавые и хульные помыслы обуревали меня! Какие иглы вражии бодут меня!

Человек – чудное, прекрасное, величественное творение Божие, особенно человек святой, – это звезда Божия, это цвет роскошный, весь прекрасный, чистый, неблазненный. Это кедр благовонный, это бисер многоценный, это камень драгоценный, коему нет цены! Это прекрасное, плодовитое древо рая Божия! Чудное творение Божие – человек! Слава Творцу и Промыслителю его! Слава Спасителю рода человеческого, извлекающему род наш из тины страстей, от тления и смерти и вводящему нас в вечный живот!

24 января

Благодарю Господа за оживотворение моей немощи причастием Святых Таин и за разрушение всех козней вражиих. Опять-таки с начала литургии злой демон мучил меня алчностию или завистию к просфирам или, лучше, негодованием на просфирницу, что маленькие просфиры печет. В этом по справедливости я осудил себя. Какая нелепость! Иметь пристрастие к вещественному хлебу, думать о насыщении чрева, об услаждении гортани в такие торжественные, небесные минуты, в час совершения пренебесной, бескровной, духовной жертвы Пречистого Тела и Крови Христа Бога, когда все Ангелы с нами невидимо служат, когда должно отложить всякое житейское попечение, когда иерей и всякий мирянин должен быть весь горé: Горе имеим сердца! Всякое ныне житейское отложим попечение – слышим мы. Как бесплотный враг усиливается поставить всё вверх дном, всё извратить и действие пренебесного Таинства уничтожить и сделать священника еще более грешным. О навыки, о страсти телесные! О, пристрастия земные! Как они подавляют бедную душу во время приношения бескровной Жертвы! Чувствуешь, что они глубоко укоренились в твоей душе и нелегко их исторгнуть, что бесплотный враг, производящий в нас все ложные, земные пристрастия, царствует в сердцах наших, царствует насилием, превратною любовию к земному, страхом, смятением, омрачением, теснотою, жаждою сласти земной, плотской, грубой (чувственные удовольствия), рассеяностию, ледяною холодностию к Богу и ко всему небесному, святому, божественному. Только искреннее покаяние, самоосуждение, усиленная, искренняя молитва к Богу может избавлять нас от насилия страстей, от коварства врагов, да воздержание и пощение. А невоздержание (ядение мяс особенно) погружает нас во глубину зол и дает врагу хорошее оружие против нас: он давит и убивает в нас тою же пищею и тем же питьем, которыми мы должны были питаться умеренно и во славу Божию. Разве у вас нет домов на то, чтобы есть и пить? [1Кор. 11, 22]. Просфиры не для насыщения, а для освящения. Хлеба довольно и дома.

25 января

Обедня. Благодарю Господа за силы благодати, явленные во мне в борьбе с силою злобы, нудившею меня враждовать против дьячка моего Кутузова, не бывшего сегодня у утрени из-за пьянства на именинах. Сколько ни будили – не могли его добудиться. О, сколько раз возмущала меня злоба, теснила, посрамляла меня, насиловала меня с лютостию, но Господь по усердной молитве моей внутренней дал мне силу преодолеть её и убедить себя любить согрешающего брата и молиться за него, потому что грех – общее наше несчастие, общая беда. Благодарю Господа, сподобившего меня в мире приобщиться Святых Своих Таин к очищению, освящению, оживотворению моему! Молебен водосвятный Божией Матери "Утоли моя печали" служил с дерзновением, непреткновенно.

Благодарю Господа за милосердие Его, явленное мне на пути в гимназию после того, как, крикнув на гнавшихся нищих с гневом, каялся в этом и молил Бога помиловать меня. Благодарю Господа, помиловавшего меня дома по молитве моей неоднократно. Слава милосердию Твоему, Господи! Слава долготерпению Твоему!

Немного я попостился вчера (25 января), не обедавши до пяти с половиной часов, и какая была во мне благодать, какая тишина, спокойствие, радость! Как мирно и сладко служил я вечерню без претыкания и смущения! Какой легкий был голос! Но вот я поел с голоду в удовольствие щей и мяса и, хотя не совсем досыта, но достаточно, – и уже не стало той легкости души и тела! Но что особенно печально – ночью во время сна было сильное напряжение детородного члена вследствие мясной пищи, крепко меня беспокоившее, и целование во сне с какими-то, впрочем благородными, девушками; с одною из них будто бы готовились повенчать меня! Изгладь, Боже, из памяти Твоей эти сновидения! Напряжение члена было еще и от сладкого чаю с бисквитами; чаю пить надо меньше, да не сластить. Согрешил пред Богом, прости, Владыко и Господи живота моего! Соображая начала с последствиями, прихожу к убеждению, что пост всегдашний необходим для священника. Господи! Даруй мне всегдашнее воздержание от мяс. Довольно мне и супу.

Не унывай при сильных искушениях, скорбях или болезнях или преткновениях от смущения вражьего: все это есть обличение и наказание праведное Испытующего сердца и утробы [Пс. 7, 10; Иер. 11, 20] Господа к очищению, пробуждению и исправлению твоему, к выжиганию терния плотских страстей, гнездящихся в тебе (чревоугодия, блуда, зависти, гордости, любостяжания и пр.), и потому не посетуй, если иногда бывает тебе очень больно. Взирай не на боль, а наблюдай последствия этого назидания и на здравие души. Чего не делаем для здравия тела? – Тем более для здравия и спасения души, имеющей бессмертную жизнь, надо все терпеть.

Благодарю Господа и Святою Матерь мою Церковь, непорочную и нетленную Невесту Христову, что она указала, уровняла, угладила мне верный путь ко спасению, отсекши на Соборах Вселенских и Поместных все ереси и расколы, которые могли служить крайним претыканием и препятствием ко спасению в Боге; что она мужественно, со славою победною отборолась со всеми гонителями веры и отстояла мне царский путь святой истины, вводящей в жизнь вечную; благодарю, что она сохранила все установленные Господом Таинства и апостольские Таинства, ведущие меня верным путем ко спасению; благодарю, что она установила и учредила для меня боголепное богослужение – это ангельское на земле служение; что она торжествует ежегодно все важные события из земной жизни Господа моего и Пречистой Богородицы для должного, с благодарностию воспоминания неизреченных благодеяний нам Божиих, явленных в искуплении нас Сыном Божиим от греха, проклятия и смерти, – и ежедневно в Божественной литургии представляет моему благоговейному вниманию всю земную жизнь Господа моего; благодарю, что она в ежедневном богослужении прославляет подвиги святых угодников Божиих и указует мне в них живые примеры веры, надежды и любви к Богу и различные пути к вечной жизни; благодарю её, Святую Матерь мою, за творения святых отцов и учителей Церкви, за их сладкие и душеспасительные словеса, оставленные нам в наследие как бесценное духовное сокровище; благодарю за богоучрежденное священство, священнодействующее во Христе и Христом мое спасение, примиряющее меня с Богом, освящающее, утешающее, укрепляющее, пасущее меня и вводящее в ограду небесную.

Пища есть семя, сеемое в землю тела нашего: что посеешь, то и пожнешь – посеешь сласти и пожнешь блуд. Как семя приносит плод не вдруг и по роду своему, так и пища приносит свой плод сообразно самой пище. Утреню сегодня служил с трудом из-за тесноты сластей, воевавших в теле по причине ядения мяса вчера и сладкого чаю с бисквитами.

Урок вчерашнего дня: не возмущайся духом и не ярись при беспорядках кого-либо из домашних или из подчиненных, а переноси все неисправности равнодушно, ибо в мире, лежащем во зле, бездна беспорядков, да и ты сам не чужд их, то есть и ты делал их часто. Кроме того, смущение и злоба – горшие нравственные беспорядки и зло. А разумно ли к злу прибавлять новое, горшее зло, к злу, которое хотели бы исправить или уничтожить?.. Хочешь уменьшить допущенное зло? – Перенеси его по крайней мере равнодушно и без злобы и не дай врагу вновь посмеяться над тобою.

Курители табаку непрестанным курением в своей квартире образуют особенную дымную атмосферу, которая весьма вредна для дыхательных органов и всего организма. Оттого слабые женщины, живущие в такой атмосфере, почти непрестанно болеют. Свежий воздух, особенно зимний, холодный, или сырая погода приносят им большой вред вместо пользы. Природа наказывает отступающих от её законов, данных ей Творцом. 26 января 1872 года.

26-го января

Позднюю обедню совершал в крайней тесноте, скорби, срамоте и унынии от тесноты телесной (в боках) по причине ядения мяса накануне и питья сладкого чаю (и желудок крепило). Как Исав, жаден я до яди, от которой праотец Адам и праматерь Ева так ужасно низринулись и низринули все потомство с собою. Внутренняя теснота, срамота подавляли меня, наводили на меня уныние, но вера и упование на милосердие Божие бесконечное преодолели все: я причастился в мир и пространство душевных сил. Служил молебен Богородице "Утоли моя печали" с большим трудом от тесноты.

Благодарю Господа, двукратно спасшего меня от последствий огорчения и раздражительности на нищих пред вечерней в церкви и пред домом церковным. Помолился – и получил прощение, и мир ко мне возвратился.

Нам не хочется расстаться с сластями, с приятными вещами, вообще с земными благами, как иногда жаль расстаться пробудившемуся с сладкими фантастическими грезами. Но не грезим ли мы все как бы во сне? Присмотримся внимательнее, что мы любим? К чему привязаны, к чему имеем пристрастие? Не хуже ли грез наши пристрастия?

Всенощные наши – малые остатки тех истинно всенощных бдений, которые совершались первыми христианами при гробах мучеников, или тех всенощный бдений, в коих непрестанно проводили время отшельники от мира, постники и воздержники! Отчего они [удобно] могли проводить всю ночь в молитве, а мы нет? Они – от непрестанного воздержания и богомыслия, а мы пристрастны к земному, от нашей лености, невоздержания, от маловерия, от недостатка любви к Богу и усердия ко спасению души. Наши бдения слишком кратки, и то мы иногда скучаем, иные и совсем не приходят ни на бдение, ни к литургии – так мы осуетились, до того погасла во многих вера! Зато с удовольствием бодрствуют в театре, за зеленым полем, за яствами и напитками, в клубах, на маскарадах! Извратили мы, христиане, жизнь свою! Не по Евангелию, а по своеволию пагубному проводим жизнь!

27 января

Утреня. От многопития чаю (вечером в 9 часов выпил четыре стакана с половиной) и от сладкого на клюкве картофельного киселя чувствовал себя за утреней нехорошо, голос был нечистый, хриплый; в теле излишество, то есть во внутренностях. Искусился видом отца Матфея, бывшего в церкви; внутренне молился, да будет щедр, а между тем у меня самого в сердце было какое-то враждебное к нему расположение и зависть. Согрешил я, окаянный, пред Богом и братом: своих грехов всяческих бездна, а другого грехи хочу врачевать. Врачу, изцелися сам! [Лк. 4, 23]. Забыл я свои грехи: свое сластолюбие, блуд, гордость, зависть, лукавство, сребролюбие, нерадение, леность, чревоугодие, объядение, пиянство, жестокосердие, жестокость и множество других, подобных им. Каждый понесет свое бремя [Гал. 6, 5].

Не на груды денег надейся, а на Бога, неусыпно пекущегося о всех и наипаче о разумных и словесных тварях Своих, и в особенности о живущих благочестиво. Веруй, что не оскудеет рука Его, наипаче для творящих милостыню, ибо человеку щедрее Бога не быть. Этому доказательством служит твоя собственная жизнь и жизнь всех прежде бывших людей, подававших милостыню. Да будет един Бог сокровище сердца твоего, к Нему прилепись всецело, как созданный по образу и подобию Его, и бежи от тли земной, непрестанно тлящей души и тела наши. Мало ли еще вынес ты искушений горьких, скорбей, теснот, смятения, оставления Божия, смертей духовных от пристрастия к тленным вещам? Мало ли ты еще видел, ощущал опытов, как сладко, мирно, блаженно прилепляться всецело к Богу, забывая все земное, отрешаясь от всех мирских пристрастий? Чего же еще гоняешься за суетою?.. Поспешай к жизни непреходящей вовеки, к жизни нестареющей в бесконечные веки, влеки туда и всех, сколько есть сил.

Благодарю Господа за богатую Его ко мне милость, яко сподобил меня совершить Божественную литургию и причаститься животворно пречистых и животворящих Его Таин, – да, я тотчас ощутил в себе Божественную жизнь, мир, легкость, свободу, лишь вкусил Божественного Брашна и Божественного Пива. Плоть Моя, говорит Господь, истинно есть брашно, и Кровь Моя истинно есть пиво [рус.: питие] [Ин. 6, 55]. Так, я это ощущаю всякий раз, как приобщаюсь. А какая бывает мертвенная холодность, скорбь и теснота до причащения! И сегодня была крайняя холодность, крайняя теснота: этому благоприятствовала и дурная, снежная погода и, вероятно, то, что у меня крепило живот. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить Таинство Крещения и два брака повенчать непреткновенно: один бедный – легко (без народа), а другой – с крайним усилием и насилием от врага.

Благодарю Господа, приявшего мое покаяние в раздражительности и гневе на нищих и в поношении и укорении их и после смятения и тесноты даровавшего мне мир, легкость, свободу и пространство. Слава Тебе, Долготерпеливе и Многомилостиве!

Благодарю Господа за принятие покаяния моего в маловерии, по коему я сказал нищим, что источник мой оскудеет (пред вечернею). Была скорбь и теснота, и потом Господь даровал мир.

29 января

Суббота. Все хорошо было до прихода дьячка Кутузова: служил ровно, плавно, спокойно, – а как он пришел с пьяным лицом и с козлиным табачным запахом, состояние души моей переменилось: я возмутилсядухом и не мог служить непреткновенно, просительные ектении не мог говорить; не надо было мне поправлять дьячка, не вовремя начавшего петь стихиры на стиховне, прежде Слава Тебе, показавшему нам свет.

Не должно мне возмущаться при виде пьяного дьячка – это его грех, а не мой, да и сам [на] возрасте; возмущаясь, дела не поправишь, а только испортишь: к беспорядку брата, к неисправности его присовокупишь свой беспорядок душевный; спокойствие и невозмутимость духа – самое лучшее средство против бесчиния. Если кормчий во время бури, смятения и головокружения находящихся на корабле сам подвергнется смятению, то может погубить весь экипаж. Ему-то и нужно всего более спокойствие, невозмутимость духа [1Ин. 2, 15] – это важная в нем добродетель. И ты мужайся и крепись при общем головокружении дьячков. Господу поручай скорбь твою; Его моли вразумить их: держава Его премудра, могущественна, праведна, блага, кротка; Он всякого может исправить, если кто восхощет исправления, и даровать самое желание исправления по молитве нашей за неисправных. Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться [Иак. 5, 16]. Но будем помнить при исправлении согрешающих, что любовь долготерпит, милосердствует [1Кор. 13, 4], она всегда помнит общую слабость и великую наклонность ко греху.

29 января

Благодарю Господа за облагоухание моих внутренностей животворящими Тайнами, за мир небесный, за свободу и пространство души и тела, последовавшие вслед за причащением. Великой была теснота во мне во время обедни и беспокойство: враг силился ввергнуть меня в отчаяние. Опять я искусился чрез просфиры, опять новая беда: просфиры показались велики, как прежде казались малыми; завистливый глаз причинил мне много горя душевного; побоялся, чтобы просфирница из-за меня не впала в изъян.

Желудок или, собственного говоря, пища и питье, нами принятые, слишком много производят проказ или пакостей в нас, в нашем сердце, сильно колеблют его и поревают [121] ко греху, в особенности к блуду, к блудным помыслам и движениям сердца, к раздражительности, к гневу, унынию, смятению, хуле, сквернословию. Поэтому для сохранения чистоты сердечной и собственного спокойствия или бесстрастия надо сколько возможно меньше есть; вообще, нужно поститься.

Лихорадочная земная деятельность людей (здательная [122], садовая, литературная и пр. и пр.) есть признак близости второго пришествия Христова.

Благодарю Господа за дар слезного умиления во время всенощного бдения в Успенской церкви в Думе, за дерзновение, с которым я умолял Господа об очищении грехов людских, освящении, просвещении и утверждении и убедительно просил о сооружении в сем граде (Кронштадте) дома для бедных и ремесленного училища.

Мощи святых суть наглядное [и осязательное] доказательство будущей жизни и праведного мздовоздания всем человекам, поэтому да живем и да служим Господу со страхом во все дни живота и да поощряем друг друга к деланию добрых дел.

Премерзкий враг силится уничтожить любовь любовию же: любовь к Богу и ближнему – любовию к миру, его благам мимолетным и к его растленным, богопротивным обычаям, любовию плотскою, любовию богатства, почестей, удовольствий, игр различных. Поэтому да погашаем в себе всячески любовь к миру сему и да возгреваем любовь к Богу и ближнему чрез самоотвержение. Всякая красота в мире сем (красота лиц) есть слабая, ничтожная тень несозданной красоты, неизреченной доброты Лица Божия; всякое земное наслаждение ничтожно в сравнении с будущим наслаждением. Молю Господа, да проникнет вера Христова во глубину сердца моего, да действует во всей жизни моей, да проникнет Евангелие Христово во все помышления и чувства, слова и дела, во все кости и мозги мои, – и не в меня только, но и во всех христиан, во всех людей, как всемирная истина, премудрость и жизнь вечная. Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа [Ин. 17, 3].

Гордость и сластолюбие, невоздержание, объядение и пьянство более всего разрушают дело Христово в нас, не дают проникнуть Евангелию в сердца и жизнь нашу. Потому-то пост, истинный пост необходим для осуществления Евангелия.

Взирая на образ Христа Спасителя, Пречистой Его Матери, святых угодников Божиих, вообразите, в какую славу облечено естество наше Божиим милосердием, Божиею премудростию и силою и какая слава, какое блаженство ожидает всех верных Господу рабов Его, и оставьте бессловесные стремления и пристрастия житейские, тлен и прах земной, возлюбите Господа и святой закон Его Евангелия всем сердцем, всею душей, и стремитесь к почести горнего звания Божия, к жизни вечной, нестареющейся.

Достойно и праведно православные христиане украшают храмы и иконы Господа, Богоматери и святых угодников, чтобы хотя несколько изобразить красоту рая и Царства Небесного, красоту и свет Божества Христова и обоженных Им душ.

Бесчисленные благодеяния явил мне Господь и, уверен, имеет явить, потому я должен день и ночь непрестанно благодарить Его всем сердцем, и делами, и чистотою, смирением, незлобием, милосердием и милостынею, терпением зол и напастей.

Какое отношение между словом и делом? – Слово вызвало из небытия и осуществовало [123] мир видимый и невидимый, слово в устах Бога Слова было делом. Потому слово и дело должны быть неразлучны между собою, как душа и тело неразлучны в своем бытии. Кто соблюдает и творит слово Христово верно и постоянно, у кого слово есть дело, тот и теперь творит великие и удивительные дела: он бывает как некий бог, слову коего все повинуется – и демоны повинуются, и болезни исцеляются, и нравственность человеческая назидается.

Крест во Христе и Христос на Кресте; Крест есть образ распятого Христа, Сына Божия, потому и знамение его, и едина тень его страшны для демонов, как знамение Христа, как сень [124] Его, распятого. Потому весьма важно знаменаться крестом, потому весьма важно осенять крестом себя и других, весьма важно погружать крест в воду и освящать её. Она целительна бывает в силу того и прогоняет демонов.

Христианин – Божий сосуд, Божий храм, Божий дом. О, как досточтим христианин истинный! Как ревностно он должен удаляться от всякого греха! Как должен свято жить! Как должны христиане уважать друг друга!

Столь часто бываешь ты в церкви, столь часто приобщаешься Божественных животворящих Таин, и ты не изменяешься к лучшему, не исправляешь сердца своего многострастного! Скажи: какое ты будешь иметь извинение, какое принесешь оправдание пред Богом? И как ты не стыдишься ликов святых угодников Божиих: апостолов, иерархов, мучеников, преподобных и праведных и всех святых, которые были подобострастные тебе люди и при помощи благодати и при своем усердии исправили себя, очистились, освятились и спаслись, сделались людьми обновления, языком святым?..

Светские песни – рев страстей человеческих; песни церковные – излияние сладкое и животворное благодати Святого Духа. Да не ревут страсти – да вещает благодать. Желаете, чтобы в вас не бушевали страсти – упражняйтесь чаще в пении псалмов и пениях и песнях духовных [Еф. 5, 19]. И мир Божий будет в сердцах ваших.

30 января

Благодарю Господа, призвавшего меня к молитве с утра (три молебна) и сподобившего непреткновенно (кроме заамвонной молитвы) совершить Божественную литургию и причаститься ко оживлению и умиротворению души и тела Божественных Таин Тела и Крови (оживляющий огнь), и сказать слово в день святителя (архиепископа Григория Казанского) с великою сладостию и с великим дерзновением и силою. Потом после обедни служил три молебна (у офицера Пелия и офицера Юдина и у досмотрщика таможенного Григория). Обедал дома в сладость после трудов; чрез два часа пили с братом [Алексеем] кофе тоже в сладость и здравие. В 5 часов крестины в доме Никитина: говорил молитвы очень легко, с великим дерзновением. После крестин, идучи домой, рассердился на нищих, и стрелы небесного правосудия вонзились в меня: я почувствовал уничижение, скорбь и тесноту и многократно преклонял колена пред Богом о избавлении от тяжкой скорби и тесноты и едва-едва спасен был в силу глубокого раскаяния (бывшего на улице Комендантской) во время прогулки наедине. Надо удовлетворять нищих по возможности. Благодарю Господа, врача и спаса души моей, отъявшего чрез скорбь и тесноту жестокость, злобу и скупость от души моей.

31 января

Согрешил пред Богом – разгневался с утра на одного нищего возрастного за то, что остался недоволен 20 копейками и просил еще; я, окаянный и жестокий, вырвал его за волосы, – а он из госпиталя вышел, только что оправился от болезни, сказал, что голова болит! Прости меня, брат во Христе Боге. Прости, Владыко Господи! Надо с любовию расспросить нищего обстоятельно о всем.

Господи! Согрешил я пред Тобою, подавая милостыню нищим Твоим неохотно, с досадою, с укоризнами, принужденно. Научи меня подавать её охотно, с ласкою, с радостию и верить, что, подавая её, я не теряю, а приобретаю бесконечно больше того, что подаю. Отврати очи мои от людей с жестоким сердцем, с медным лбом, которые не сочувствуют бедным, равнодушно встречаются с нищетою, осуждают, укоряют, клеймят её позорными именами и расслабляют мое сердце, чтоб не делать добра, чтоб ожесточить и меня против нищеты.

О, Господи мой! Как много таких людей во граде сем и даже между моими собратьями по сану и служению и по месту! Господи! исправь дело милостыни! Господи! да идет всякая милостыня моя в пользу, а не во вред! Господи! приемли Сам милостыню в лице нищих Твоих людей! Господи! благоволи воздвигнуть дом для бедных во граде сем, якоже многократно молил Тебя, всеблагого, всемогущего, премудрого, чудного!

Примечание

117. Остен (церк.-слав.) – жало, бодец; игла, гвоздь.

118. Подай Господи (греч.).

119. Треплетенный (церк.-слав.) – втрое сплетенный.

120. Окаляти (церк.-слав.) – осквернять, замарать грязью или навозом.

121. Поревати (церк.-слав.) – толкать, пихать.

122. Здательная (церк.-слав.) – строительная.

123. Осуществовати (церк.-слав.) – приводить в бытие.

124. Сень (церк.-слав.) – здесь в значении "тень".

Февраль

1 февраля

Понедельник. Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить со дерзновением, спокойно, бойко Тайну Крещения с прочтением всех молитв в доме Моисеева Тимофея Алекс. -ча на вышке. Крестный отец был подполковник Евфимий Иванович Козмин, а крестная мать Александра Васильевна Трапезникова.

Не надо мне вовсе есть мяса: много раз я замечал, что оно составляет во внутренностях моих излишек и слишком для меня питательно, что я делаюсь чрез него злым и раздражительным, в богослужении малодушным и робким. Так случилось это и вчера: нищего, подбежавшего ко мне с просьбою после того, как я подал им в церкви, я пнул ногой с крайней на него досадою, – что это, как не драка на улице? Согрешил пред Богом и пред людьми и пред собою! О самолюбие, о сластолюбие, корыстолюбие, о нетерпение!

2 февраля 1872

Служил позднюю в Думе обедню с крайнею немощию телесною и, по связи души и тела, душевною: воздуха в церкви живительного не было – весь перегорелый от дыхания людского; едва мог выговаривать слова. Вчера вечером пил сладкий чай, сливки, портер, чай, ел сыр; думал, что будет хорошо, – вышло дурно: чем меньше пить, тем лучше. Имел глупость покурить табаку, и оттого особенно усилились золотушные припадки во внутренностях и в ноге левой ревматизм. Курить совершенно не надо.

Благодарственную молитву на молебне прочитал сполна; царственного дома лица выговорил все.

Диавол и во сне работает в человеке, питая и ускоряя его страсти и пороки гордость, любостяжание, сластолюбие и чревоугодие, блуд, вражду, раздражительность, леность и пр., чрез представление ему разных соблазнительных и увлекательных картин. Известно, что человек во сне нередко приходит в азарт, в ярость, или радуется по случаю великой и нечаянной прибыли, или тает от удовольствия, сидя за богатым, исполненном лакомствами столом, или видя соблазнительные картины и пр. Материал для сновидений большею частию дает демон, а для проникнутых [благочестием] – Ангел Хранитель.

Согрешил пред Богом и людьми, толкнув с гневом двух нищих мещан, когда они после подачи им по 10 копеек снова пришли просить милостыни на одежду. Не поверил я им, думал, что пропьют, и тем более что это было вечером, когда никто не продает ничего; пожалел я туне принятого от Господа. Не вмени мне, Господи! Научи меня в простоте и незлобии сердца, с добрым изволением подавать милостыню о благословении, а не о злохулении.

Отец протоиерей кротко и внушительно вчера утром говорил пьяному дьячку Кутузову. У такого начальника надо поучиться действовать на виновных и порочных, а мой горячий и крутой нрав надо обуздывать. Я вдруг весь возмущаюсь и вскипаю гневом. Но гнев человека не творит правды Божией [Иак. 1, 20]. 4 февраля.

Церковь храмом и богослужением действует на всего человека, воспитывает его всецело: действует на его зрение, слух, обоняние, осязание, вкус, на воображение, на чувство, на ум и волю благолепием икон и всего храма, звоном, пением певцов, кадильным фимиамом, лобзанием Евангелия, креста и святых икон, святыми просфорами, пением и сладкозвучным чтением писаний.

Молитва наша должна быть глубока, искренна, разумна, плодотворна, изменять наше сердце, направлять волю к добру, отвращая от зла. Молитва поверхностная есть лицемерие, кощунство, суетная молитва. Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня [Мф. 15, 8].

Давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше [Лк. 6, 38]. Господь на мне исполняет слова сии. Сколько я ни давал, Господь всегда воздавал мне щедро за даяние. Слава недремлющему, праведному и всеблагому Его Промыслу. Прости мне скупость и ярость мою, Господи!

Чего ты ищешь: сокровищ Духа Святого или сокровищ мира сего? Нетления или тли?

Как благоухают кости святых! Какие чудные ароматы мощи угодников Божиих! Сколь великое благо – стяжать нетленную, благоухающую благодать Духа Святого и с нею – жизнь вечную! Что мы гоняемся за тлением? Что мы возлюбили смрад грехов, страстей ядоносных?

Господи! в молитве Тебе о нас приводим святых, эти благовония духовные, это миро ароматов Твоих! Прими их благоухающие любовию и чистотою молитвы о нас и избави нас от смрада греховного. Ибо вот, наши сердца нечисты и уста скверны, и недостойны мы сладчайшей беседы с Тобою: все в нас земно, тленно, скверно, лукаво! А они, святые Твои, – миро чистейшее, наипаче же – Твоя Пречистая Матерь, Твоя одушевленная, светоносная палата, чистейшая светлостей солнечных, благоуханнейшая паче всех ароматов, ибо благоуханием Её святыни, Её добродетелей божественных полны небо и земля.

Вкушение запрещенного плода доселе губит меня, ибо из-за него я сделался рабом чрева, рабом плоти, мира и диавола; из-за него я прилепился к земле, полюбил персть паче Бога, паче души своей бессмертней, паче ближнего; мечтаю в наслаждении земными благами, в богатстве, в дорогих одеждах и в великолепных палатах найти свое блаженство, свою жизнь, а не в Боге, не в хранении заповедей Его. И за свое суемудрие, за свое заблуждение как бедствую ежедневно, оставляя источник воды живой, напояющей и веселящей сердца верных Богу!

И светло, и тепло, и покойно мне, когда я всецело обращаюсь душою моею к мысленному Солнцу, Солнцу Правды Христу Богу моему, – и растаивает лед сердца моего, отъемлется нечистота и тля его, исчезает мрак, отбегает смерть духовная, воцаряется жизнь небесная – ничто земное не занимает меня.

Хранящие таинство веры в чистой совести [1Тим. 3,9]. Чистого сердца требует святая, божественная, пренебесная вера христианская, чтобы благотворно воздействовать на все существо человека, а в нечистом сердце она обитать не может и производить благотворных перемен в нем не может, если человек не исправляется от своих пороков. Вот почему и в христианстве много званных, но мало избранных [Мф. 20, 16; Лк. 14, 24]. Многие именуются христианами, но не многие в самом деле таковы, не многие творят плоды Царствия Божия, вот отчего и в христианстве много безбожников, вольнодумцев, суеверов, корыстолюбцев, сластолюбцев, блудников, пьяниц, воров и так далее. Не вера виновата, что христиане таковы, а носящие имя Христово на себе виноваты в своем невнимании к вере и её правилам, в своей нечистоте и в своем пристрастии к земному, по которому они не могут вместить в своем нечистом сердце чистейшего, небесного сокровища веры Христовой и погибают у самого источника спасения. Горе нам, неблагодарным, злонравным, суемудренным, суетным, сластолюбивым и ленивым. Господи! Что нам делать? Победи нас Своею милостию, Своею любовию! Своею премудростию мудрование плоти нашей упраздни, силою благости Твоей злобу нашу победи.

6 февраля 1872 г

Утреня и ранняя обедня. Духовный мертвец был я сегодня во время утрени и обедни: боязнь, скорбь, теснота, раздражительность, безжизненность сердца, слабость голоса; душа, питающаяся пространно, жива умерла [1Тим. 5, 6]. Это исполнилось и исполняется на мне. Снаружи вы красивы, а внутри полны беззакония [Мф. 23, 27 – 28], – таков я. Всю жизнь превратил я в чревоугодие и самолюбие. Где любовь к ближним, к душам христианским, искупленным честною Кровию Агнца Божия? – Иссякла. Ужасная мертвость в душе. Противные силы свирепствуют в душе, как в поле. Чревоугодие, баня, сон лишний опустошили мою душу; весь я стал плоть. Потому немедленно начни пост, оставь молочную, мясную пищу, сласти, мягкие скоромные булки, в баню ходи реже (в месяц раз), читай чаще Евангелие и писания святых отцов, молись и в полночь. Беседуй с прихожанами о искуплении, о воздержании, о правде и о суде, о милостыне.

Причиною крайней раздражительности моей бывает мое невоздержание. Что я был пресыщен – тому доказательством были отрыжка и ощущение лишней сытости и вчерашняя отрыжка [...].

Благодарю Господа, оживившего меня чрез причащение животворящих Своих Таин сегодня, 6 февраля, в воскресение после всех скорбей и теснот ужасных. Часть Святого Агнца и три глотка Пречистой Крови какую вдруг благодетельную животворную перемену произвели во мне! Какой живительный огнь! Какой мир! Какая свобода, какое дерзновение воцарилось во мне, Аще и недостойном. Слава Тебе, Господи, милующему меня без числа. Я думал, что Ты отвергнешь меня, как сластолюбивого и невоздержного Исава, но вот – Ты благословил меня, как Иакова.

7 февраля

Благодарю Господа за благополучное путешествие в столицу и за оную и обратно в Кронштадт. Благодарю Господа, потерпевшего и еще прегрешениям моим и не погубившего меня со беззакониями моими. Видел, по милости Божией, невесту племянника моего, Константина Ивановича Ветвеницкого, Ольгу Павловну. Дай Бог ей здравия душевного и телесного. Тонка и худа она, хотя и миловидна. Да будет она добра и проста, как родство Ветвеницких и Несвицких.

Благодарю Господа, призывающего мене, недостойного, непотребного, к общению с Господом в Божественных Тайнах Евхаристии завтрашний день. Очисти мя, Господи, и помилуй мя. Вот я пред лицем Твоим!

Вскоре начни пост и молитву с богомыслием и чтением Священного Писания; присоедини к тому всякую добродетель: кротость, незлобие, целомудрие, нестяжательность, терпение, послушание, братолюбие, милосердие и милостыню и пр. Всякую тучную пищу оставь.

Благодарю Тебя, Господи, яко всех возносящихся смирил еси: и сестру мою Анну, и меня, грешного, и протоиерея Павла, протоиерея Матфея, и чтецов наших и купцов наших, и военных наших чинов. И всех смиряеши в могуществе крепости Твоей, вседетельным Промыслом Твоим, мудростию Твоею всеобъемлющею, бесконечною державою Твоею. О, да познают Тебя, Господи, все до единого. О сем молитва моя Тебе, Богу живота моего. Господи! сокруши каменные сердца богатых, приклони их к состраданию нищим Твоим! Возьми их богатства, сии дары щедрот Твоих, и отдай их бедным Твоим. Бей их, когда они не восхотят чувствовать благодеяний Твоих, щедрот Твоих и в безумии своем будут считать Твои дары своим достоянием. Нет, Господи, им не нужно столь много, сколько они имеют: избытки их – достояние бедных. Вот и достояние протоиерея Матфея тоже, яко велико есть.

В первый раз от многоядения и жирной утки у меня болела ночью спина. И сам я был несколько тяжел, как вчера во время вечерни или послеобеденного сна. Не есть мяс и ничего густого! (8 февраля 1872 г.) Петербургская поездка тоже влияла на спину, да и перемена погоды с холодной и ясной на теплую и облачную.

Сон. В канале доковом купался какой-то молодой человек и, выбившись из сил, стал тонуть, и из многих зрителей никто не бросился его спасать: то вверх вынырнет, то вниз опустится; наконец вызвался один гимназист [Никульцев] спасти его, но пока он спускался, утопающий и действительно утонул и рот раскрыл. Не образ ли это меня, утопающего в сластях мира сего? – Да. Господи! если я еще не совсем умер, то это Твоя благодать и милость, но я близок к смерти духовной. Пост, пост даруй мне, Господи!

Что значит поемое часто в Церкви Господи, помилуй? – Это вопль виновного и осужденного на казнь, просящего помилования у раздраженного правосудия. Мы все повинны вечному проклятию и вечному огню за свои бесчисленные грехи, и только благодать Иисуса Христа, хотатайствующая за нас пред Отцом Небесным, спасает нас от всякого наказания. Это вопль кающегося и изъявляющего твердое намерение исправиться и начать новую жизнь, подобающую христианину. Это вопль грешника кающегося, который готов сам миловать других, как безмерно помилованный и милуемый Богом, Судиею дел его.

8 февраля

Благодарю Господа за безмерную Его милость – очищение грехов, отъятие скорбей и тесноты и боязни и дарование мира, свободы, пространства, освящения, дерзновения, обновления. Во время обедни многих слов не мог выговаривать от тесноты внутренней. А теснота от многоядения и многопития. Во время проскомидии возмутился дух мой из-за неправильной формы и скудости просфор; много раз припадал к престолу, прося у Господа укрощения беснующейся моей плоти и чтобы мне не обращать внимания на форму и на вещество просфоры, а на существо дела, на мир и любовь со всеми.

Придирчивость наша ко всяким мелочам, ко всяким незначительным неправильностям в церкви и дома – от диавола, ухищряющегося и усиливающегося из-за всякой безделицы житейской поселить в нас взаимную вражду. Ради любви Христовой надо во всем снисходить людям, с кротостию вразумлять противных или делающих что-либо неправильно, или отнимающих что-либо у нас, или повреждающих что наше. Жаление чего-либо земного и дух вражды из-за вещей – от диавола; страстное желание чего-либо вещественного также от диавола. (Дома придираюсь к домашним, особенно к сестре Анне Константиновне, к жене, к Анюте прислуге; в церкви – к дьякону, дьячку, сторожу.)

Теснота, скорбь, боязнь, бессилие внутреннее во время священнослужения от пресыщения.

8-го февраля 1872 г

Видение Матроны Александровны в Тихвине и служанки её касательно болящего Григория иерея: он стоял пред чудотворною иконою, хотя и не был там, и сказался здравым. Это чудо Царицы Небесной. Посмотрим, что будет. Это говорит и в пользу доброй и благочестивой Матроны Александровны и в пользу отца Григория: видно, он желал быть в Тихвине, хотя и не мог.

Когда видишь и слышишь несправедливые нападки, злобу и ярость с ругательствами на тебя от домашних или соседей, знакомых, начальствующих или даже подчиненных, то знай, что для тебя настало время христианского или Евангельского любомудрия – кротости, незлобия, терпения, спокойствия, молчания, молитвы за ярящихся и ругающихся, а не воздания злом за зло, яростию за ярость, ругательством за ругательство. Ибо это последнее свойственно только не знающим Христова Евангелия. Так ли мы благочестно, христиане, поступаем? Совесть каждого пусть отвечает на это. (Я первый, по окаянству моему, не так поступаю, и поступил даже сегодня по написании этого наставления самому себе: рассорился с домашними. Примири, Боже!)

9 февраля

Из-за того, что жена моя била по щекам брата Алексея, сегодня я поссорился с нею и с Анною Константиновною, говоря, что из-за этой последней выходит всегда ссора и чтобы она удалялась из нашей квартиры для семейного спокойствия. Круто и горячо посчитались. Но лучше бы мне предоставить дело жены с братом им самим и не вступать в него, чтобы сохранить и себя, и их с Анною Константиновною от дальнейшей неприятности. Не сдержал себя: вперед наука – всевозможно сдерживать порывы страстей и всякий гнев свой укрощать в начале, понуждая себя поступать по Евангелию, а не по влечению своих страстей. Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас [Мф. 5, 44]. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится... не раздражается... все переносит... все покрывает... никогда не перестает [1Кор. 13, 4 – 8]. Есть и пословица: где двое ссорятся, там третий не суйся. И мне бы надо было это сделать.

Согрешил, неискренно поздоровавшись с сестрою Анною Константиновною на её привет; я от досады на нее нахмурился и письмо Григория Ивановича к ней читал с крайне стесненным сердцем, а потом разразился горькими упреками жене за то, что вчера побила брата. Горе мне, что мир домашний нарушил и весь дом поднял, сделав бурю! Забыл я блаженство миротворцев, кротких, алчущих и жаждущих правды, чистых сердцем, изгнанных правды ради [Мф. 5, 3 – 11]...

В сегодняшней размолвке я узнал много такого, что скрывалось во мраке: Гурнов разошелся со мною, по словам Анны Константиновны, муж её тоже будто бы; что папенька, которого будто бы я во гроб уложил, был обижаем мною. Угрюм, действительно, я бывал пред ним, и нередко, и однажды обидел его словом, и он огорчился, уже больной будучи: каюсь в этом пред Богом и людьми. Не перечтешь, что она наговорила в сердцах: мужу её позавидовал, что его протоиерей словом похвалил, и чаю ей пожалел. Господи, помилуй! Господи! Удали от меня эту напасть, сестру мою Анну! В мире даждь нам расстаться с нею. Загради уста её, клевещущие непрестанно. Не посрами раба Твоего. Смири дух её и дух мой, Аще в чем вознесохся. Никто меня так не обижал, не укорял, как младшая сестра по жене Анна и следом за нею Александра. За то им и скорби тяжкие от Бога – и все не смиряются.

Зачем это я сам хочу карать согрешающих – домашних или служащих подчиненных? Богу предоставляй суд над ними, а сам молись за них с любовию и усердием. Отбрось злобу.

Не опущено ехидным языком Анны К. сказать и то, что будто бы я жене жалею денег на платье и вожу её в черном теле и что пожалуется Матроне Алекс., что Иван Алекс. Песоцкий говорил ей, будто я об ней дурно отзывался где-то, а Григорию Ивановичу передавал недобрый отзыв об нем на епархиальном съезде Добронравина. Господи! пред Тобою все мы!

У меня нрав недовольный, зломнительный, сердитый, упрямый, самолюбивый, и я много виноват в домашних неприятностях и сварах. За то и достается мне от сестры Анны и правды, и неправды.

Устроил я сестер жениных, снабдил всем – и все забыто. Только укоризны да ругательства. Боже! Отпусти им: не ведят бо что творят [Лк. 23, 34].

Я виновен сегодня в нарушении мира чрез свой сварливый, придирчивый характер. Другие вызваны были уже мною на ругательства и вражду.

Страсть горяча, смутна, необдуманна, зла, стремительна, и потому человек в страсти, например в гневе, говорит много необдуманного, неверного, вымышленного, злого, чего не сказал бы в состоянии спокойном. Поэтому, зная сам по опыту такие свойства страстей, вопервых, и сам не говори, когда ты в смущении, в злобе, и извиняй горячих и раздраженных людей, когда они сыплют ругательствами и укоризнами несправедливыми или справедливыми.

Благодарю Господа, даровавшего мне мир после междоусобной брани с женою и сестрою по поводу биения женою брата их Алексея по щекам. Колка брань была, зла и горяча. Сильно были все трое возмущены, уязвлены острыми стрелами вражды. Диавол торжествовал.

Много было нужно покаяния, молитв тайных и явных, чтобы преклонить Господа на милость и примирение нас. Наконец, Царствие Небесное вынуждено, восхищено. Мир заключен. Враждовавшие сердца укротились, смирились, утихли. Руки мира соединены. Слава Тебе, Господи!

С сих пор буду мало давать денег, ибо все поступки её или многие назло мне. Она отделяется от меня к сестре своей. Но даждь мне, Господи, благодать любити её, а Ты вразуми её. 9 февраля.

Я много виноват против семейства Несвицких, бывшего на руках моих после сдачи места отцом; я часто был неприязнен к ним из-за того, что они жили все на моем содержании. А мое ли содержание? Мое ли место? Не отцом ли это место было заслужено – здешней епархии и урожденцем и священнослужителем? Не их ли добро были все доходы далеко не бедные, не скудные в соборном приходе? Я с охотою и любовию должен был довольствовать всех и никому ничего не жалеть, ни на кого не смотреть угрюмо. Ибо все было их добро. Я пришлец из другой епархии, трудился для своего же спасения. Да простят мне все они.

11 февраля

Ранняя обедня по матушке моей Феодоре. Литургия есть таинство соединения Бога с человеками, таинство обожения человеков, тайна безмерного милосердия Божия к роду человеческому, погибающему во грехах. Литургию совершил громогласно; голос был чист, звучен, но сердце было слабо, удобно возмущалось, препиналось от Велиара; не мог выговаривать некоторых слов, например священнодиаконство твое да помянет Господь Бог... помяни нас, Господи... пред великим входом, когда молился пред освящением Даров, призывая Духа Святого. Благодарю Господа за премирное и блаженное состояние духа, данное мне Господом по причащении Святых Таин.

Все наши угрюмости, неприятности, вражды, распри, ссоры – из-за пищи или сластей, из-за одежды, жилища, из-за денег, из-за чести. Презирай все эти вещи как тленные и скоропреходящие, взирай на Бога сердечными очами и на будущие блага нетленные и вечные и не возмущайся из-за лишения благ земных или из-за оскорбления твоей чести, а радуйся; не смущайся дикого вопля страстей в сердце своем и в боках своих и будь доволен всеми и всем. Предоставь всех и все воле Божией – Он печется о нас.

Еще благодарю Господа за водворение тишины после бури в сердцах и душах наших, за прогнание мучителя Велиара, посеявшего в нашем семействе брань и вражду! Как шелковые все сделались: и жена, и Анна

Константиновна. Даруй, Господи, жить в любви и согласии во все дни живота нашего.

Не бойся суда человеческого, а бойся суда Божия и берегись навлечь на себя этот грозный суд.

Часть нравственных поучений Никейского Собора из актов сего Собора, открытых ученым Эженом Ревилью [125]. Вот два отрывка из них (из французских газет): в первом говорится о милосердии. Нет более тяжкого греха пред Богом, как ненависть, ибо она убивает. Милосердие омывает все прегрешения, а ненависть уничтожает все добродетели. Быть милосердым – значит делать добро всем людям. Тот, кто делает добро людям, ненавидящим его, уподобляется Богу... Добрые дела заключаются не в одной только обильной милостыне. Для совершения их иногда достаточно стакана холодной воды и хлеба. Стыдно христианину, который, имея две одежды, забывает о том, у кого нет ни одной.

Если в жизни мы имеем общение между собою, то во сколько раз оно сильнее должно быть пред смертию! О человек! Люби своего ближнего, ибо ничего не избавляет вернее от наказания, как милосердие. Сколько еще продлится жизнь твоя на земле? – Не проводи её в суетности. Мудрый радуется одному дню, употребленному с пользою, – напротив, безумный истрачивает жизнь в один день, и затем наступает для него конец, и он видит, что ничего не имеет.

Второй отрывок. Берегите ваши глаза от бесполезных взглядов, ваш язык от злословия, ваши уши от пустых толков, ваши уста от страшных клятв. Пусть каждый укрепляет в своем сердце милосердие к ближнему, пусть он старается соблюдать заповеди и находить время посещать храм Божий для молитвы, ибо если мы не будем посещать храма Божия, то как можем мы противиться искушениям диавола или соблюдать заповеди? Что касается исполнения заповедей, составляющих твой долг пред Церковью, то ты говоришь: я пощусь. Ты делаешь это суетно: тело твое исполнено похотей, сердце – нечистоты, язык занят злословием, руки обрызганы кровию, ноги бегут навстречу злу, уста произносят неправду, уши слышат о постыдных делах. Ты любишь комедиантов, преклоняешься пред ложными проповедниками, даже прибегаешь к чародеям. Ты водишь дружбу с безбожниками и людьми, проводящими свое время в торжествах. Рука твоя соединяется с рукою алчных притеснителей – и после всего этого ты говоришь, я пощусь. 11 февраля 1872. Из "Сына Отечества" (№33, 8 февраля).

Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко приял еси в вечер дня сего покаяние мое в злобе моей на нищего и помиловал меня, отъяв скорбь и тесноту и даровав мне мир и пространство сердца. Возопил и возрыкал я пред Богом в горечи моей, моля о сооружении дома для бедных, где бы они трудились и трудами доставляли себе пропитание и одеяние. Малодушен я, что я пришел в сильный гнев и волнение от множества просителей. Забыл я, что множество просителей и милостыни уготовляет за меня множество просителей и ходатаев за меня пред Богом и великое помилование мне от Бога на суде; забыл я, что Господь не оставляет и никогда не оставлял меня Своими щедротами. О, малодушный и неверный!

Как бы мне не научиться вместо любви ненависти при подаянии милостыни и вместо милостыни и благословения не заслужить наказания и проклятия от Бога за неискусство в подаянии милостыни! Господи! всё благое моё – Твоё! Прости мне моё пристрастие к тленному имению. Вот Ты даровал мне прекрасное жилище, а у нищих его нет: они должны платить за ночлег; у меня теплая одежда, а у них нет; у меня разнообразный стол и чай с кофе, а у них нет – они должны купить только хлеба, чтобы поесть с водою. Прости мне бесчеловечие и жестокосердие! Но призови, Владыко всех, Господи небеси и земли, всех умных, богатых и знатных во граде сем к общественной благотворительности, да бремя её падает не на меня одного, но и на многих! Господи! сотвори со мною по милости Твоей, по премудрости Твоей и по силе Твоей, такожде и с обществом, которому я служу. Мне скорбь, а другим отрада, и нет равенства никакого по жестокосердию и заблуждению жителей города.

Мы сердимся на своих врагов или неисправных по службе, не говорим с ними, косо на них смотрим или браним, ругаем, укоряем, мучим себя и их. Но отчего не молимся за них, чтобы сделать своих врагов доброжелателями или неисправных исправными? Разве черное от черного сделается белым? Разве зло исправишь злом? Молитва за врагов или за неисправных в жизни и по службе не действительно ли верное средство к их исправлению? Разве напрасно Господь велел любить врагов, благословлять ругателей, добро творить ненавидящим [Мф. 5, 44]? Разве Творец, Законодатель, Спаситель и Судия наш не бесконечно лучше нас знает, как исправить, улучшить многомятежную жизнь нашу? Или мы думаем сами лучше исправить свою жизнь? Или мало мы еще её извратили и поставили всё вверх дном?.. Или мало мы еще бедствуем от своего самодурства и самоуправства? Аще кто хощет по Господе идти и с Господом быть, да отвержется себе, своего склонного ко всякому греху сердца и своей злой воли.

Слово Деллингера [126]: число нехристиан в настоящее время составляет две трети населения земного шара. Восемьсот миллионов душ лишены света христианской религии (в том числе великие культурные народы Восточной Азии: индусы, китайцы, японцы; индейцы в Северной и Южной Америке, негритосы в Австралии, обитатели островов южного океана, готтентоты [127] Южной Африки). От четырехсот до пятисот миллионов людей исповедует буддизм, который высшею целию, к которой должен стремиться человек, полагает отсутствие воли и сознания и считает величайшей добродетелию отсутствие желаний, деятельности и мышления. [Брахмаизм] исповедуют от ста тридцати до ста сорока миллионов индусов: здесь пантеизм и идолослужение (корова считается выше человека, принадлежащего к низшей касте), здесь пария [128] может быть безнаказанно убит. Здесь нет человеческих прав.

12 февраля

Благодарю Господа, отъявшего скорбь и тесноту от души моей по молитве моей ходатайством и заступлением Пречистой Богородицы, Которую я горячо молил о помиловании (утром в 10 часов).

Сердиться и гневаться отнюдь не надо: и нравственно, и физически убивает гнев не тех только, на кого гневаемся, но наиболее нас, гневающихся. Многие от 12 февраля. Вечер. Благодарю Господа, даровавшего мне обильные слезы умиления и искреннюю, духовную молитву о людях Господних во все время всенощного бдения. Таяла душа моя от сладкого, святого умиления. Сколь любезны моей душе были все предстоящие люди Божии! Сколь мирна была моя душа! О, я был весь в Боге и Бог весь был во мне. Но и немощь плоти стужала мне: голос был слаб, нечист, отчасти дрожащ, точно грудь или гортань была засорена. Но это происходило от излишества в пище и питье – оно расслабляет мои органы, равно как и самую душу делает слабою, как паутину, как трость, ветром колеблемую; оно, это излишество, погубляет эту душу, делая её жилищем нечистых духов и всякой страсти. Ныне я особенно чувствовал над собою бесконечную милость и силу Бога моего, точно Лазаря, четверодневного мертвеца, и меня воскресившего из мертвых, ибо я умираю душой всякий раз, когда ем и пью с алчностию и излишне и провожу время без богослужения. Искренняя молитва при богослужении воскрешает, [обновляет], укрепляет мою душу и самое тело. Я делаюсь иным во время божественной службы. Слава животворящему Утешителю Духу Святому, оживляющему меня по благодати Христа Бога моего. О, если бы всех так оживлял Господь, всех молящихся со мною в храме и всех православных христиан! Как бы я возрадовался.

Всякий человек на земле болен горячкою греховною, слепотою греховною, одержим бешенством греха, а как грех наипаче состоит в злобе и гордости, то со всяким человеком, как страдающим болезнию греха, надо обходиться с кроткою любовию, – важная истина, которую мы часто забываем; мы часто, очень часто действуем вопреки её: к злобе подбавляем злобы своим озлоблением, гордости делаем отпор гордостию же. Так у нас и растет зло, а не уменьшается, не врачуется, а более заражается. Господи, помилуй нас! Помилуй человечество!

Февраля 13. Воскресение. Из-за вкушения запрещенного плода в раю человечество получило лютую болезнь души – пристрастие к этой кратковременной жизни, к здешним благам и наслаждениям. Это всепагубное двойство сердца – между Богом и миром, добром и злом. А как земные блага не насыщают души, сотворенной для наслаждения духовными, вечными, бесконечными благами, и они не распределены всем равномерно и, по пристрастию и слепой привязанности к ним, одни захватывают очень много, а другие имеют очень мало их, да и совсем иные не имеют, – то отсюда происходит вечный грех, вражда и смерть из-за обладания, отсюда зависть и неприязнь частных лиц и народов, отсюда войны кровопролитные, отсюда роскошь одних и крайняя нищета других, пресыщение одних и голодание других, домогательство видных и богатых мест одними и давление других, отсюда кражи, грабительства, убийства, всякое зло.

Вот что сделало вкушение запрещенного плода – столько наделало зла, что не отчерпаешься от него. И если бы не воплотился и не пострадал и не умер нашего ради спасения Сын Божий, тогда бесконечное горе было бы всему человеческому роду, безотрадное, неизобразимое горе, потому что все погибли бы во грехах и бесконечные веки стали бы стенать, скрежетать зубами во аде, без всякой надежды избавления, как и теперь нераскаянные грешники обрекаются на те же вечные муки.

Благодарю Тя, Господи, за волны благодати Твоей, оживившие, очистившие, усладившие мою душу во время всенощной, и всем людем [Твоим] даруй то же, ибо они лучше меня, я же худший всех, сквернейший всех.

О, поистине, где умножился грех, там преизбыточествует благодать [Рим. 5, 20]. Это видно на мне. Благодарю Тя, яко омываеши мя слезами покаяния.

Не отчуждай родных по жене от твоего сердца, но приближай их к своему сердцу: из-за них все ты имеешь; да не будет твоя любовь одностороння, только к своим по крови сестрам и племянникам; справедливость требует помогать и родственникам со стороны жены, питать и греть их: да будет равенство и да не будет обиды, – точию [129], Господи, отыми гордость и дерзость от сестры моей по жене Анны. Исцели ю, просвети ю: сердце мое невольно возмущается при виде ругательницы, укорительницы. Смири ю и благоукраси кротостию и смирением, покорностию, признательностию, и да не слышу от ней таких и стольких ругательств, коими она осыпала меня. Мимошедшее прости ей и мне, Господи!

Если бы не очередная неделя, не ежедневное покаяние и причащение Святых Таин в очередной неделе, погиб бы я во грехах моих давно. [Величайшая] милость Божия – очередные службы и совершение литургии.

Слова Священного Писания и слова Святой Церкви (молитвы и пр.) суть Царствие Божие, когда приняты верою, умом и сердцем человека, но эти слова Царствия бесплотный враг непрестанно усиливается похитить из сердца [человеческого].

Люби, ласкай и грей сестру Анну К. и младенца, как свою плоть и кровь, и отсекай от сердца дикость вражды, вдыхаемой Велиаром. Помни: ненависть – самый тяжкий грех пред Богом, ибо она убивает. Люби и врагов. Нет ничего безопаснее любви, снисхождения разумного, терпения, кротости, незлобия.

13 февраля

Воскресение. Поздняя обедня. Ужасно расслабел, возмутился духом и был в тесноте, когда помыслил, что просфиры нехороши, неаккуратны и малы, и долго не мог успокоиться. Так я слаб духом и пристрастен к земному. Да и во все время литургии враг бесплотный чрезвычайно теснил меня, давил меня к земле, тогда как я должен бы быть весь горé. О, проклято будь пристрастие мое к земному тлену: к чреву, к яствам, к одежде, к деньгам, к сильным и богатым людям мира сего или красивым, ибо оно, это пристрастие сердца к этим благам, делает меня самого самоистуканом или бездушным идолом, дурачит меня, повергает в сумасшествие нравственное, тупость, делает меня мертвым в сердце, чуждым благодати. С пристрастием к миру я, как птица с отсеченными крыльями или как арестант с кандалами, совсем не могу подняться духом горé; когда должен быть весь горé – пресмыкаюсь в тесноте и срамоте по земле, лишенный свободы и жизни своими страстями.

Привык я пугаться с юности, напуганный многообразно, и теперь не могу отстать от этой дурной привычки бояться теней, шелеста, треску, стуку, крику, скрипу. Но ничего не страшись, душа моя, – на все взирай стоически. Хорошо говорил Александр Егорович Смирнов: ничто и никто меня не удивит, ничто не поразит, хотя министр, хотя царь. Вспомнишь и святого Василия Великого, как он держал себя пред лицом императора Валента, как стоял неподвижно в церкви у престола, как бы не замечая прихода императора со свитою в храм.

Крайне смутило меня сегодня во время утрени мгновенное недовольство просфирами, о коих я вспомнил; но покаялся, что увлекся пристрастием к ним, и Господь помиловал и дал мир душе. Это диавол искушает, как некогда Господа в пустыне, говоря: скажи, чтобы камни сии сделались хлебами [Мф. 4, 3]. О, как тонко, быстро, с каким вихрем нападает Велиар на душу! Берегись – не двоись, но весь будь в Боге.

Какие высокие, обширные предметы молитвы Церкви (или архиерея, иерея и диакона во время священнослужения)! Она молится о спасении всего мира, о всех и каждом человеке отдельно. Как должен быть священник любвеобилен, беспристрастен к земному, возвышен, невозмутим, нелицеприятен: предстоя бесконечно великому Богу, он не должен взирать ни на чье лице великих мира сего, предстоящих в храме, но считать их за обыкновенных грешников и рабов Господа, не смущаясь от их присутствия или величавого и гордого вида и их блестящих, красивых отличий, ибо всё помале [130] прах будет.

15 февраля

Благодарю Господа, сподобившего меня восчувствовать животворящий огнь в причащении животворящих Своих Таин и очиститься, умиротвориться, укрепиться душой и телом. В начале литургии опять плоть крепко бесилась пристрастием к хлебу, или жадностию, что просфиры очень малы, скудны. От кислого молока со сметаною, накануне за обедом едомого, приключилась большая болезнь душевная, жадность и телесная тягость. Постная пища – благодать.

После обедни сегодня дома поел бульону телячьего и телятины, да жидких сырых сливок немного, и сделалась крайняя теснота на сердце, и блуд залил сердце, без того блудное. В классе (пятом) неприятность с Шумовым. Читал о святом Димитрии мироточивом. Шумова назвал свиньей. Не есть никогда ничего после причастия вскоре.

И злоба на кого-либо, и блудное чувство, и жадность, и алчность к пище и питью и деньгам, и гордость (хотя всё это на мгновение бывает) – всё это есть диавол. Злобный есть диавол, как и блудник и чревоугодник без меры.

16 февраля

Благодарю Господа, сподобившего меня причастия пренебесного Святого Таинства и нынешний день и совершенно оживотвориться им. Венчал после вечерни две свадьбы, с помощию Божиею, непреткновенно. Слова: семя жены сотрет главу змия [Быт. 3, 15], принятые верою, много помогли мне. Это семя жены – Христос Бог – было во мне, и оно стерло главу змиеву во мне. Славлю Господа и силу Его. Вем и уповаю, яко и в конец сотрет. И на панихиде у Пасынкова стер Господь главу змия. Всенощную у Николая Ив. служил твердо, чистым и звонким голосом. В соборе во время вечерни и после двери в притворе были отворены – воздух в церкви освежился и служить было легче. А то совсем воздуху не было. Постная пища, рыбная, как замечаю, благотворно действует на расположение духа.

17 февраля

И паки благодарю Господа, явившего надо мною неизреченную Свою милость в даровании силы совершить благопоспешно Божественную литургию, наипаче после великого входа; а на великом входе имена царственной фамилии не мог выговорить: замялся и смутился от раздвоения мыслей, все ли имена говорить или кончить сыном наследника, и от намерения поспешить на панихиду к Пасынкову, – враг обессилил меня, смутив меня. Вечерню служил благопоспешно, голосом чистым; крестил двух младенцев бойко; панихиду служил тоже.

На 18 февраля в ночи Государь явился мне во сне как искренний друг воспользоваться какою-то услугою моею житейскою (в самой же вещи, думаю, это значит – молитвою, ибо какая услуга от священника, как не молитва усердная за царя?)

18 февраля

Утреня. Как думал, предполагал, так и случилось: злой демон взял меня в плен из-за вчерашнего ядения с вечера мяса, ватрушки (частично) и домашней булки; раздражительность, озлобление на дьячка, не умевшего петь и крайне спешившего великопятницкий и великосубботний канон, случившийся в этот день. Впрочем, я сбил дьячка, затеяв петь этот канон, когда он начал другой, знакомый, на глас. На ночь всемерно избегать есть, а мяса и тем более.

Не знаю, из-за чего я хлопочу о просфирах: сам я их почти не ем, а если и кушаю, то редко и весьма мало, да и просфира не для насыщения – для этого есть дом; других ли кормить хочу, но опять просфиры не для этого, а для освящения и здравия людей, а для этого нужны небольшие просфоры и довольно маленького кусочка. Да и что мне людям угождать и прогневлять Бога человекоутодием? Сам не знаю иногда, чего хочу и ищу. Просто мечтание диавольское, одно смущение пустое, да и вражда на ближнего. Чьи это дела? – Конечно не Божии, а диавольские.

Где пресыщение, там гнездится диавол во чреве и в сердце, там его пакости, козни, злоба, зависть, блуд, там лишение божественной помощи и благодати. Сколько раз и я испытывал это. Так и сегодня от вчерашнего насыщения (с вечера) солониной и булкой с прибавлением черного хлеба. Согрешил пред Богом и пред собой и пред людьми! Да исправлюсь впредь.

Черт, возьми свою злобу долой от меня: не надо она мне, мучит она меня. Сколь спокойно жить в любви и ни на кого ни за какую обиду не сердиться, и не помнить зла, и не подозревать в злых умыслах никого. Сколь благо побеждать благим злое – делать добро врагам или обидевшим нас или одолжать неимущих.

Враг бесплотный ловит нас при встречах друг с другом, чтобы здесь мгновенно бросить в сердце огонь вражды. Это бывает при встрече с теми, с коими была уже неоднократно размолвка или неприятность, чтобы таким образом поддерживать и раздувать богопротивную неприязнь и чрез то отлучать людей от Бога и благодати Его.

Надо за счастие почитать оказать врагу или ругателю нашему ласку, особенно когда он смиряется, примиряется и заискивает нашего расположения, и никак не сердиться на него. Ибо это последнее есть безумство и причиняет скорбь и тесноту самому обижающемуся и духовную смерть.

Надо за счастие почитать, что враги и ругатели наши нам же обязываются, пользуясь нашим столом, жилищем, одеждой или деньгами, потому что это волей-неволей делает их нашими доброжелателями, а если и не так, то и мы пред Господом исполнили свой долг и не лишимся от Него награды. Надо за счастие считать прощать обиды и миловать согрешающих, чтобы уподобиться в незлобии Богу, прощающему нам бесчисленные согрешения и оскорбления Его святости, правды и величия. Надо за счастие считать упражняться в делах любви, в прощении обид, терпении, в милосердии и милостыни, в терпении, снисхождении.

Все оскорбления, изъяны [131], [поядения] меня да обращаю в прибыль себе, в приращение любви. Даруй, Господи! Ибо любовь – единственное сокровище.

18 февраля

Благодарю Господа, многократно победу мне даровавшего на невидимых злодеев, когда я всесердечно молился Ему о сем, именно: пред проскомидией в Думской церкви, пред царской панихидой в Соборе и во время литургии и отпевания K.M. Пасынкова в Думе. Из мертвых воскресил меня Господь. Я был в бедах адовых, в теснотах, смущении, скорби, уничижении, унынии, все наипаче из-за обиды на Анну Константиновну. Любовь да покрывает и [насаждает] все. Надо беседовать чаще откровенно с сестрою Анною, да явит её мне Господь любезною и драгоценною, как диавол представляет её мне злою и хуждшею всех.

19 февраля

Любовь долготерпит [1Кор. 13, 4], то есть терпит все обиды, неисправности, неблагодарность людей, зная общую всем слабость и поползновение ко греху; он знает, что ему более всех долготерпит Владыка, что ему долготерпят люди, с коими он живет вместе и с коими встречается по службе или житейским делам, потому долготерпит и он. Любовь не превозносится, не гордится... не раздражается... не завидует... все терпит... все переносит. Любовь никогда не перестает [1Кор. 13, 4 – 8]. Имей всегда в виду этот светлый образ любви христианской и следуй ему. Да поможет Господь: желание есть, да сил в сокровищнице духа моего нет на то. Мудрование плотское пакостит во мне сильно, тормозит дело христианской добродетели. Умертви его, Господи. Плотское и вещественное мудрование успи, Господи, во мне.

После утрени. Благодарю Господа всем сердцем моим за (двукратное и) троекратное избавление меня от лютого всезлобного жала диавольского, наипаче на чтеца Василия Ивановича Кутузова обращенного, за поспешность при чтении. О нелепая злоба! Исправиши ли ты погрешность брата, не паче ли ввергнешь его в новую погрешность, если он узнает, что ты гнездишься во мне, не паче ли смутишь его? Но и меня ты возмущаешь и теснишь, и меня делаешь умопомешанным и не имеющим силы ни к чему доброму, праведному, святому. Оставь же ты меня, нелепая, безумная злоба, – крайне дурно и больно и смертельно на тебя опираться: всего ты меня проколола, изъязвила, умертвила. Буду я с любовию молиться Богу, Пастырю и Посетителю душ наших, за всякого брата согрешающего, как и за всякую сестру, и буду терпеливо переносить все погрешности, ибо человеку свойственно погрешать, как и я сам часто погрешаю; человек немощен и подвержен бесчисленным падениям.

Какою верою и любовию к Богу и человечеству должно быть исполнено сердце священника, предстоящего ежедневно престолу Божию и приносящего пред ним молитвы о всем мире! Как он должен быть чист сердцем, не имея ни к чему в мире пристрастия, далек от всякого гнева, всякой злобы, корысти, зависти, гордости, лицеприятия, малодушия, уныния, боязни и плотской любви. Он должен быть небесен, как Василий Великий или как апостолы, пророки и мученики, как преподобные и богоносные отцы Церкви, он должен быть един дух с ними, един дух с Господом [1Кор. 6, 17]. Да, свят и возвышен в духе должен быть всегда священник, как Ангел Господа Вседержителя, возвещающий волю Его людям, как ходатай пред Ним о людях, как совершитель Пренебесных Таин, как духовный отец, пастырь и судия, как непрестанный собеседник с Богом, как ближний друг Его, – не усумнюсь и так выразиться. Стоит только вникнуть в дух ектений и молитв открытых и тайных, читаемых священником при всех службах, Таинствах и молитвословиях, чтобы видеть, что священник есть превысокое лицо на земле по своему сану (чрезмерной важности обязанности возложены на него) и что он должен соответствовать своею жизнию своему сану – быть слугою всех, жить общею жизнию, не мирскою, а по духу, участвуя в человеческих нуждах, скорбях, радостях чистых, принося чистые, пламенные молитвы за всех, всех руководя к будущей жизни, всех утверждая в вере и добродетели, всех по возможности исправляя от недостоинств в жизни, а себя наиболее всех.

Чтобы любить невидимого Бога, возлюби бога видимого – человека, в лице нищих, несчастных, своих, чужих, родных и неродных, в лице ненавидящих и обидящих.

Я же сам желал, чтобы дьячок не растягивал чтений, а теперь негодую, что скоро читает и поет.

Я причащаюсь столь часто Божественных Таин – и что мне нужно из благ земных? Какие сладости, какие пища и питье, какие сокровища, какие одежды, какие палаты? Божественные Тайны Тела и Крови для меня сладость, пища и питье, нетленное жизненное сокровище, нетленное одеяние, мой вечный дом, моя прекрасная, вечная палата, или мой вечный храм, в коем я пребуду во веки веков. Господь прощает мне по Своему милосердию столько грехов – и как мне не прощать обид другим? Известны Богу грехи мои многие и лютые, известна злоба моя, зависть, жадность, известен блуд мой в юности и блудное сердце мое даже доселе, известно любостяжание мое, любовь мира сего, известно малодушие мое, лицеприятие, подобострастие, известна нелюбовь моя к некоторым из своих, хотя иногда, может быть, и за дело, за гордость не люблю их. Да помилует нас всех Господь, да соделает благими, благоснисходительными друг к другу, милосердными, терпеливыми, нелицеприятными – а мы предадим себя и друг друга Господу Богу.

19 февраля

Благодарю Господа, услышавшего усиленную молитву мою о помощи при служении соборной литургии и после насилия, смущения вражия и тесноты даровавшего мне свободу, мир и пространство духа пред литургиею; благодарю Господа, паки даровавшего мир после нарушения его разговором моим у святого престола с отцом протоиереем касательно напрестольного Евангелия и потом опять восстановившего нарушенный мир при изъятии частиц из просфор на жертвеннике вместо отца протоиерея во время последней ектении. Благодарю за отнятие тесноты и смущения и чувства неприязни к отцу Ламанову, холодно и льстиво принявшего мое братское целование во время проповеди отца Матфея: разница между целованием с отцом Павлом Трачевским и со мною (я, впрочем, подозрителен). Имена высочайших особ при соборном служении выговаривал спокойно все.

Благодарю Господа, сподобившего совершить всенощную в Думе с искренним чувством и неоднократно явившего во мне спасительную силу Свою отъятием невольной злобы, скорби, тесноты, смущения. И по приходе домой враг заразил меня своим адским дыханием злобы, когда я с поспешностию и огорчением отделался от нищих. Только молитва с коленопреклонением спасла меня от взрывов злобы. Благодарю Господа и за сие спасение.

Анна Константиновна показала любезную предупредительность, взявши у меня [метрические свидетельства], мною подписанные, и крещальную книгу отнести в кухню. Да помилует её и меня Господь и мужа её.

Семнадцатый год мучит меня Велиар странным недовольством окружающими меня свойственницами, каким-то странным нетерпением их у себя в доме, особенно Анны Константиновны. А между тем я всем наделен от Господа! Вот что значит пристрастие к миру! Прочь блага мира сего – пища, сласти, деньги, одежда, жилище временное! В Боге едином да покоится душа моя! Да живу со всеми в любви и согласии! Прочь злодей Велиар! Господи! попали его, как он опаляет меня.

В Божием и в своем доме живет у меня Анна Константиновна: у меня ничего своего нет – все это земное имение на время только, для пользования дано мне. Но квартира моя велика, в ней удобно могут жить еще трое, кроме нас. Пусть живут, доколе нужно. Мое собственное имение – душа и добродетель: вера, упование, любовь; вечное наследие – добрые дела. А все земное – сор.

Делая добро, подавая милостыню чужим по плоти, должно делать оное особенно своим по плоти, не из чаяния только их признательности, благодарности, любви, но без всяких видов в будущем, даже если бы они были и враги; то и есть добро, милость когда мы делаем добро, подаем милостыню и таким братьям и сестрам, которые не заслуживают благодеяния по своим расположениям к нам; делай добро для добра, для Лица Законодателя, а не по своим расчетам и видам.

Согрешил вчера пред Богом во время всенощной лицеприятием, обратив особенное внимание на брата Пасынковой, [университента], высокого молодого человека: ничто не должно меня поражать, особенно в Божием храме, ничье лицо, хоть самого царя: пред Богом все прах, все трава или паутина, а что всего печальнее – все грешники сквернавые.

Много ли тебе нужно из земных даров, человек? – Очень немного; из-за чего же ты бьешься как рыба об лед? Из-за чего волнуешься, раздражаешься, озлобляешься, терпя некоторые убытки, изъяны, расходы на ближних? – Всуе. Вот для души твоей бессмертной, подлинно, нужно много: нужно отречься тебе самого себя, от своего [Лк. 14, 33], от своих страстей: самолюбия, гордости и честолюбия, злобы, сластолюбия, сребролюбия, жадности, зависти, проникнувших во все члены и мозги твои, и в исправлении себя наипаче упражнять себя всю жизнь, а не замечать с намерением осуждения поступки и жизнь других людей, которые имеют своего царя в голове и сердце и сами за себя дадут ответ Богу.

Как с солнцем неразлучны свет и теплота, так с лицом иерея должны быть неразлучны святость, учительность, любовь, милосердие ко всем, ибо чей сан носит он? – Христов. Кого он столь часто приобщается? – Самого Христа Бога, Его Тела и Крови. Потому священник должен быть то же в мире духовном, в кругу своей паствы, что солнце в природе, – он должен быть светом для всех, живительною теплотою, душою всех.

Кто засматривается на свое лицо и за великое почитает внешнюю, увядающую, как цвет, красоту, тот будет засматриваться и на чужие лица и ценить человека по наружности, а не по сердцу, и таким образом впадет в обидное для многих лицеприятие и удалится от истины и правды. Человек смотрит на лице – Бог же на сердце.

По твоему священническому сану, по частому служению тобою литургии и по причащению Святых Таин Тела и Крови Господней ты очень близок к Господу и Пречистой Богородице, к апостолам и всем святым, коих живот и есть тот же Господь; близок по духу и ко всем благочестивым христианам, кои имеют в сердцах своих живущим Христа Бога, а потому крепко люби святыню и правду, милосердие, незлобие, терпение, беспристрастие к земным благам, чтобы не лишиться этой блаженнешей близости, этого святейшего общения. Помысли: человек с Богом соединяется, делается один дух с Ним! Как это велико, неизреченно!

Мысли человека имеют крайне сильное влияние на состояние и расположение его сердца и действий. Потому, чтобы сердце было чисто, добро, покойно, а расположение воли доброе и благочестивое, надо очищать свои мысли молитвою, чтением Священного Писания и творений святых отцов, размышлением о тленнности и скоропреходимости и исчезновении земных удовольствий.

Вчерашний сладкий чай, мед и вино у [...] да дома чай, сливки, булка сдобная – насолили моей душе. На вечерней молитве помучился я от мучителя, бывшего у меня во чреве, из-за негодования на жену за опущение богослужения, и ночью едва семена не вышли от блудного во сне осязания.

20 февраля

Воскресение о Страшном Суде. Благодарю Тебя, Господи, яко укрепил еси душу мою продолжительною и упорною борьбою с злыми наклонностями моего сердца и с Велиаром и даровал еси мне нынешний день бодренным сердцем совершить Божественную литургию и неосужденно причаститься животворящих Твоих Таин, и слово о Страшном Суде произнести со дерзновением и силою многою. Непреткновенно произнес все имена царственных особ на великом входе и заамвонную молитву. Тайну Крещения совершил в таможне у досмотрщика с великим дерзновением и силою. За все сие благодарю Господа.

Прости, Господи, что я лукавым оком посмотрел на излитые в чашку яичные белки и куски валяющегося мяса, оставшиеся от младенца Руфины. Прости, что я был суров и пасмурней в обращении с сестрою Анною Константиновною и Анною Петровною Федоровой. Помоги мне, Господи, всеми мерами держаться кротости и любви, снисхождения и терпения.

Из-за тленных вещей, из-за пищи, питья, денег, помещения, одежды и прочего не нарушай заповеди о любви. Не из-за пустых ли мелочей мы разоряем заповедь Божию: люби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 19, 19]?

Надо помнить тебе слова Писания: Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного [1Тим. 5, 8], и оказывать всякую помощь и ласку, по силам, своей свояченице с детищем, имеющей болящего мужа-иерея. Если посторонним помогаешь, кольми паче должен помогать своим. Справедливость требует, чтоб и со стороны жены моей было пособие своим кровным родственникам, имеющим нужду, как и я помогаю своим родственникам кровным. Жена потому особенно обязана помогать своим немногим родственникам (Анне Константиновне Цветковой), что место, которое мы занимаем, принадлежало папеньке, а он заслужил его двадцатилетнею службою в селе и в городе Гдове, – я же пришлец и недостойный, хотя, по милости Божией, получил высшее духовное образование.

По грешной, страстной, нечистой совести, по самолюбию я принимаю многое с обидчивостию на свой счет, когда скажет что-либо свояченица Анна Константиновна двусмысленно, как бы попадая в мою больную сердечную струпу. А она просто, не стесняясь говорит, что думает, ладно или неладно. Я своенравен, притязателен, самолюбив, горд, жаден, скуп, завистлив, потому и не лажу с неуступчивой Анной Константиновной, которая режет меня без пощады словами, хотя, быть может, и в правду. Если я искренний человек, то я должен быть доволен и признателен ей за то, что высказывает мне неприятную правду; никто так не говорит иногда метко правду, как враги наши, и в ссоре высказывается вместе с несправедливыми укоризнами много и правдивых. Потому будем любить врагов как врачей наших и отбросим самолюбие.

Господь – Пастырь мой, и ничего я не лишен. Что же я нередко волнуюсь, как лишенный чего-либо? Это от маловерия и недостатка надежды и любви ко Господу. Бог – жизнь моя и всякое довольство, а Его никто лишить меня не может, если сам по невниманию и нерадению не лишусь Его. Бог благ, щедр и милостив ко всем, и я должен подражать Его щедротам и милости, делая добро и милость ближним моим из доброго и свободного расположения сердца, хотя бы ближние мои были и враги мои. Впрочем, кто мне враг? Я сам себе враг.

Живи на земле в дому своем со страхом и благочестивой заботливостию о даче отчета Судии, как странник и пришлец. Ибо Бог может лишить тебя даров Своих за неблагодарность и злонравие. Живи как приставник и слуга всем, а не как господин или хозяин, служа Господу и ближним со всем смирением.

21 февраля

Благодарю Господа за дар утренней молитвы, умиротворившей меня, отгнавшей страстные движения сердца моего. Да буду я всякое мгновение с Богом, а не с миром; мне же прилеплятися Богови благо есть [Пс. 72, 28].

Милостыня есть семя; если желаешь, чтобы она принесла добрый и сторичный плод, сделай это семя добрым, подавая в простоте и от доброго, милостивого, сострадательного сердца; да будь уверен, что не столько теряешь или, лучше, нисколько не теряешь, а приобретаешь бесконечно больше чрез тленную милостыню, если подаешь от доброго сердца, с верою в Мздовоздателя, а не из корыстных или себялюбивых видов. Мне, вашему Господу, сотвористе, сотворив милость одному из сих братьев Моих меньших [Мф. 25, 40]. Помни эти слова Самого Господа. (Согрешил пред Богом, отказав одному нищему старичку, пришедшему ко мне в первый раз.)

При подаянии милостыни я согрешаю и против Господа, и против ближнего, и против себя тем, что жалею иногда не бедных братий моих, а бездушные деньги, этого истукана, идола, бога века сего, тлящего душу мою. Господи! да не будет сего, да презираю всякую корысть, да не прелюбодействую с миром.

22 февраля

Благодарю Господа, многократно спасшего меня нынешним утром от смятения в душе моей, происшедшего от плотского мудрования: во время утрени приложился с верою и упованием к престолу Божию в Петровском приделе Андреевского собора и исцелел духом. В Думской церкви пред проскомидией и во время проскомидии возмутился было духом очень сильно при мысли о дьячке Кутузове, не подошедшем ко мне; теснота крайняя была во мне, но помолился я усердно Господу, примирившись в сердце с братом сим, – и скорбь и теснота исчезла. Литургию совершил непреткновенно (кроме да помянет Господь Бог оимператрице) и причастился в мир и высочайшее блаженство души моей. Слава Тебе, Господи! А по приходе домой, когда увидел мясо в кухне для ребенка Руфины, пожалел, что много даром пропадает его по небрежности домашних и по капризам ребенка. Господь ли не силен вознаградить меня? Не Господь ли в лице ребенка принимает мои услуги и изъяны? Да и мне ли, причастнику Христа и небесной, вечной жизни, жалеть земных, тленных снедей? Мне ли жадничать? Я должен пренебрегать всем этим, имея в себе Христа, Жизнь Ипостасную, бесконечную.

Как должен и я благодарить Бога и молиться Ему за покойного тестя ради того, что Господь даровал мне такое почетное в городе близ столицы место священника и с материальной стороны обеспеченное! Как должен я благодетельствовать нуждающимся из членов семейства тестя моего, отца Константина, коего место я занимаю! Да будет!

У тебя нет любви, сказала мне Мария Константиновна, потому не пожалеешь ребенка Руфину, отвлекая от него жену твою. В самом деле, смотря на мое нетерпение и обидчивость, на мое злопамятство, я должен сознаться, что у меня нет любви. Итак, с сего времени во имя Бога моего буду терпеть все безмолвно. Помоги, Господи! Доселе творил волю плоти и похоть диавола – отселе даждь мне, Господи, творити единственно Твою волю.

23 февраля

Дурные вести и предвещания на основании [донесения] слышал я нынешний день о России и о русских: о всеобщем разврате и пьянстве, о разврате и пьянстве даже высочайших (слышал от Ал. Андр. Бубнова); о множестве кабаков и развратных домов как везде в городах, так особенно у нас в Кронштадте; что в каждом кабаке можно найти развратных женщин; что с воцарением наследника цесаревича у нас отойдут и Остзейский край и Польские губернии; что генералы наши почти все немцы и они прейдут на сторону немцев в случае войны и нас же будут бить.

Сегодня читал в 7-м классе слова, или беседы святого Василия Великого: "Беседу о том, что Бог не виновник зла", "О гневливых" и "О зависти". Великолепные беседы! Чудная сила слова! Дай Бог помнить сказанное!

Где у тебя смирение и терпение? – сказала мне жена, когда я стал припоминать и высказывать бранные неправедные слова, которые в гневе сказала мне Анна Константиновна. Признаю истину этих слов: действительно, у меня нет смирения и терпения.

Аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, то есть своих страстей – самолюбия, сластолюбия, честолюбия, сребролюбия, гордости, зависти, злости, блуда, неправды, лености, обмана и прочих страстей, всего своего имения (части своей квартиры в пользу бедствующих своих сродников), своего покоя, чтоб успокоить их, своего имения, своей пищи, питья, своих денег – и по Мне грядет [Мф. 16, 24], то есть пусть проводит время в посте, молитве, в делах милосердия. Пусть будет кроток, незлобив, смирен сердцем, терпелив, зря горé, радуясь чаямым, презирая видимое.

По таинству вочеловечения Сына Божия все верующие в Него суть Его члены, и всё благое и злое, сделанное ими, так вменяет Господь, как если бы это сделано было Ему, причинено Ему Самому, – потому со страхом и радостию должно исполнять заповедь о любви к ближнему, наипаче христианину, отвергая собственное мудрование, свои злокачественные привычки, свои злые, или презорливые, или плотские отношения к нему, ибо все и во всем Христос [Кол. 3, 11]; довольствоваться малым, делиться с неимущими по силе своей, а не сверх сил, быть кротким, смиренным, терпеливым, целомудренным, нестяжательным, уступчивым, необидчивым.

Ужасно тормозит душу лакомство,