Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7600 0671
2396

Праведный Иоанн Кронштадтский - творения


Иоанн Кронштадтский. Дневник. Том XVIII. 1873–1874

Память: 20 декабря / 2 января, 1 июня / 14 июня

Мудрый наставник и добрый пастырь, сделавший много для укрепления веры, помощи людям, умирения страны, спасения от надвигающейся смуты. Податель многих исцелений и помощи в различных житейских нуждах, болезнях, при одержимости пьянством. Покровитель миссионеров и катехизаторов, ему возносят молитвы о помощи детям в учебе.

Праведный Иоанн Кронштадтский

Праведный Иоанн Кронштадтский

***

Предисловие автора

"Вся ко благоугождению Твоему и мудрствующе и деюще"
Молитва пред Евангелием на Литургии

Не предпосылаю моему изданiю предисловiя: пусть оно говоритъ само за себя. Все содержащееся въ немъ есть не иное что, какъ благодатное озаренiе души, котораго я удостоился отъ всепросвещающаго Духа Божiя въ минуты глубокаго къ себе вниманiя и самоиспытанiя, особенно во время молитвы. Когда могъ, я записывалъ благодатныя мысли и чувства, и изъ этихъ записей многихъ годовъ составились теперь книги. Содержанiе книгъ весьма разнообразно, какъ увидятъ читатели. Пусть они судятъ о содержанiи моего изданiя.

Духовный возтязуетъ убо вся, а самъ той ни отъ единаго востязуется [1 Кор. 2:15].

Протоиерей I. Сергiевъ.

***

Содержание

Предисловие

От издателей

Дневник 1873–1874 гг

1873 г. и 1874 г

1873 г

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

1874 г. Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Памятная книга

Предисловие

Настоящее издание – это первая публикация всех известных на данный момент дневников святого праведного Иоанна Кронштадтского (1829 – 1908). Дневники охватывают период с 1856 года по 1898 год. На настоящий момент отсутствуют тетради дневников за 1885–1890 и 1894 – 1896 годы и за период с 1898 года до середины 1908 года. Отсутствие тетрадей за эти годы нисколько не умаляет значения публикации, так как недостающие тетради добавили бы какие-то подробности, касающиеся жизни праведника, ничего не добавив по существу.

В связи с публикацией дневников следует сказать, что они впервые предоставляют возможность составить подлинную биографию праведника как с точки зрения фактов, так и по существу его духовного подвига. Имеющиеся на данный момент биографии отца Иоанна Кронштадтского носят несколько упрощенный характер: они – и не икона, и не фотография, а скорее похожи на лубок. В качестве развлекательного чтения такие биографии имеют право на существование – но в качестве вспомоществования на пути ко спасению, в качестве духовного ориентира они могут принести скорее вред, нежели пользу, так как могут ввести читателя в заблуждение относительно жизни праведника, рисуя такую картину окружавшего его мира, в которой было мало сходства с реальной, зачастую весьма суровой действительностью.

Многие страницы дневника написаны отцом Иоанном с предельной откровенностью, так что у читателя может возникнуть помысел, а уж не обычный ли он человек, отец Иоанн, – хотя и священник, а, может быть, такой, как и мы, грешники. Однако внимательное чтение и изучение дневников праведника показывает, что нет, совершенно не такой и что между им и нами лежит едва ли не пропасть. То, к чему современные христиане уже привыкли, то, что составляет, можно сказать, почти бытовую сторону жизни современного человека, тот мир помыслов, который является почти обычной обстановкой внутренней жизни современного христианина и даже и не осознается им и никак не оценивается, – то осознавалось праведником как горькое падение, требующее с его стороны самого жестокого, беспощадного обличения. Его самоукорение столь велико, последовательно и неотступно, что показывает, что воистину Дух Божий действовал в нем, – и пусть Господь и попускал ему оступаться, но Он же и воздвигал его вскоре. По силе борьбы с мысленными искушениями посреди житейского моря и посреди мира, в котором он жил, святой праведный Иоанн являет пример одного из величайших святых XIX – начала XX столетия, на котором почила великая милость Божия, которая, по слову апостола Павла, зависит не от подвизающегося, а от Бога милующего (Рим. 9, 16).

Зная, что отец Иоанн любил богослужение и сам читал канон на утрени, некоторые священники также стараются читать каноны на утрени, но часто не получают того, на что рассчитывают, ибо, предпринимая чрезвычайные, но единичные усилия, упускают из виду заботу о ежечасном и ежеминутном исправлении своей души, непереставаемом предстоянии совести Богу, что требует напряжения иного качества. В этом случае уже не человек усиливается сделать что-то с его точки зрения хорошее, а душа человека просвещается, как стекло солнечными лучами, словом Божиим, которое живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет (Евр. 4, 12–13). Человек каждую минуту судится им и старается убрать с души всякое пятно, которое открывается на ее одеждах Божественным глаголом. Именно поэтому дневники святого праведного Иоанна Кронштадтского начинаются с углубленного прочтения и толкования им Священного Писания. Невозможно спастись и право жить, не зная Закона Жизни, не изучив вполне воли Божией, запечатленной в святом Евангелии. Это первая заповедь праведника всем спасающимся – читать, углубляясь в содержание, и снова читать Священное Писание, вникая в богодухновенные глаголы, и судить ими себя, и по мере их исполнения снова просить Господа открыть ум для уразумения читаемого. Оно как неколеблимый камень, на котором только и может каждый воздвигнуть постройку своего спасения.

Из дневников отца Иоанна мы узнаем, как он боролся со страстями, присущими в той или иной мере каждому человеку, какими были подлинные отношения его с сослуживцами в храме, с супругой Елизаветой и с родственниками, – а эти отношения были весьма далеки от того, что обычно изображается его биографами. Но из дневников мы узнаем и то, каким путем шел праведник и какой христианский выход он находил из сложных коллизий человеческого бытия.

Ныне много говорят о праве человека на личную тайну, что нельзя касаться того, что человек писал в личном дневнике. Говоря так, люди забывают, что на Страшном Суде не будет личных тайн, сокровенных чувств и мыслей. Таким чтителям личной тайны ответим словами самого святого праведного отца Иоанна, которые он написал, имея в виду дневник: "Не истреблять этой книги и по смерти моей: может быть, кто-нибудь найдется подобный мне по мыслям и по чувству и покажет свое глубокое сочувствие написанному в этой книге, если не всему, чего я и не смею надеяться (потому что могут найтись здесь, при строгой критике, и ошибки), то по крайней мере некоторым местам ее. Всё хорошее и справедливое в этой книге почитаю не своим, а Божиим, так как мы не способны ... помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога [2Кор. 3, 5]. Мои только ошибки и недостатки".

Публикацией дневников исполняется завещание отца Иоанна, тем более непреложное, что завещателем в данном случае является один из великих святых Русской Православной Церкви последнего времени.

Игумен Дамаскин (Орловский)

От издателей

Текст Священного Писания, цитируемый автором на церковно-славянском языке, приводится в издании в русском переводе. Параллельный церковно-славянский текст некоторых цитат, необходимый для понимания авторского толкования, внесен редакцией и печатается в квадратных скобках: Надежда моя – на Тебя [церк.-слав.: и состав мой от Тебя есть]. Отступлением от общего принципа цитирования являются некоторые стихи, которые приводятся на славянском языке, что в стилистическом или смысловом отношении представляется более целесообразным.

В издании используются следующие условные обозначения:

(Лк. 1, 1)- указание на цитату Священного Писания, сделанное автором;

[Лк. 1, 1]- указание на цитату Священного Писания, сделанное редакцией;

[...] – непрочитанное слово;

[славою] – предположительно прочитанное слово;

[животных] – отсутствующее в тексте, но необходимое по контексту слово, внесенное редакцией.

Дневник 1873–1874 гг

Чтобы дурную кровь переработала природа, чтобы нервы укрепились, нужно пищу употреблять питательную, и особенно молоко, не наблюдая, по немощи, пост по букве, а исполняя по духу, [по силе].

1873 г. и 1874 г

Замечено. Молока не надо есть: сильно возбуждает оно блудную похоть.

Des mihi, Domine, numquam fumare damnum i pernicies est. декабря 13 die, 1873 [1].

Тяжело было мне от курения, очень тяжело. Это именно блуд уст [2].

22 декабря покурил я вечером сигару и крайне раскаялся: скверно стало во рту и воздух в комнате испортил, хотя и хороша была сигара

Согрешил Богу!

18 декабря

Вторник. Утро, пять с половиной часов.

В Думе просить вспомоществования по пути в размере трехсот рублей для отправления на родину в Архангельскую губернию для свиданий с родственниками и для поклонения святым мощам угодников Божиих, нетленно почивающих.

К Высоцкой сходить, к красильщику Артемию Иванову, к Степану Чернышеву, к Потапию Корниловичу.

Круглых стекол для подсвечников купить, платков шелковых.

Из Думы получить жалование с июля по декабрь 1873 г.

У сына вахтера в гимназии книга моя, 6 марта 1873 г.

У Богданова, 6 марта.

У Александра из реального училища "Жития святых" за апрель.

Толстая книга [...].

К Бобковой на уроки в среду и другие дни.

Жалование в Думе получить.

Раба Твоего Матфея Шагина помяни, Господи, и рабу Твою Варвару, жену его, первых благодетелей моих в детстве, когда я жил в городе Архангельске. Я, тогда еще маленький птенец Твой, Господи, а теперь сорокачетырехлетний иерей Твой.

Помяни, Господи, родителей Иоанна Кожевника и Анастасию, жену его.

Лишь только помыслил я о земной награде, как уязвилось сердце во мне. Суета награды [...].

По утрам есть и пить не надобно, потому что природа не требует того.

Яиц и черного хлеба на ночь никогда не есть: тягота от них ночью.

Сил физических у меня много: пить вино нет нужды. Да будет. 2 июня 1874.

Пиво тяжело: бросается в голову от прилива крови и помрачает сердечные очи. Голос чистый и крепкий.

Молоко тяжело для сердца: усиливает страсти. 11 мая 1874.

Что же это за жизнь? Наесться до отвалу и потом ходить как в чаду?

За Сергия молиться. К Евдокии Гавриловне завтра.

"Христианское чтение" на 1874 г.

" Иллюстрацию" [3].

Владимиру Дмитриевичу сказать, чтобы прислал [П.А. Рагозин] список лиц, избранных в комиссию.

Какое теперь нам нужно слово, возлюбленная братия! Ибо словесным [4] существам от служителей слова [5] должно предлагаться слово при всяких важных случаях. А случай смерти столь поучителен, что он непременно требует слова. Итак, предложить ли вашему вниманию слово о смерти?..

Чтение Священного Писания и отеческой литературы развить в народе – не читают еще священных книг, но упражняются в чтении легких книг светского содержания или просто в пустяках, в переливании из пустого в порожнее. Властью Божией можно действовать смело.

После тяжкого искушения настоящего дня, бывшего, как думаю, вследствие неблаговременного и неблагопотребного употребления пищи и питья (утром в девять часов на первой неделе Великого поста, в четверг 15 февраля); с сего времени по утрам – вовсе не есть и не пить, разве где по нужде, в приходе, и то чуть-чуть!

В будущий Великий пост, если даст Господь время мне и еще, надо тотчас считать, на сколько рублей от каждой исповеди всеми священниками соборными передано сторожу-свечнику свечей. А то мимо рук много проходит; сторожа могут пользоваться и пользуются свечами в свою пользу, крадут, особенно Николай алтарный.

Пить постоянно молоко по-моему крайне золотушному сложению и крайней слабости нервов. 12 апреля 1874 г.

Благодарю Господа за дар здравия.

Наука о богослужении должна объяснить воспитанникам, как они должны молиться, чтобы молитва их всегда была богоугодна, с какими понятиями, чувствами, намерениями, видами.

Составить план науки о богослужении и составить по нему науку, которая составила бы живой интерес для учеников и всех читающих. Оживить ее изложение всевозможно. (Отвратить поношение свое от Яновского и Яниша [6]. Помоги, Господи!)

От постного пирога зубы болят (5 августа 1874).

Швейцарский сыр вредно действует на кровь и соки человека. 13 сентября 1874 г.

Сигара дурно действует на нервы: при письме рука дрожит, при общественной молитве жалит сильно враг.

Так как все благие мысли в этой книге от Ангела Хранителя, света второго по Боге [7], просвещающего меня, то надо высоко ценить их и исполнять: не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога [2Кор. 3, 5].

Рамы на осень и зиму новые.

Братский, священный союз.

Сюртук алтарному сторожу.

Свечи снимают сторожа не вовремя и оскорбляют усердие жертвующих.

Деньги послать на вакацию [8] племянницам и племянникам.

Руководство по Церковной истории Рудакова [9].

Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других. Первое послание к Солунянам 2, 6.

Серебренниковы заразились расколом, не ходят к исповеди и причастию; убегают от причащения больной матери. Надо власть употребить, обличить. Какой я пастырь, если буду молчать. Цепова жена ходит только напоказ в церковь, а сама развращает Серебренниковых – мужа и жену. 23 июля 1874 г.

Сигару курить опасно: крайне упадают нервы, рука трясется, весь организм колеблется.

Помни, сколько ты обязан царю и Синоду и какие они могучие двигатели во всей России, и крепко, крепко молись за них Господу и непреткновенно, да Господь умудрит и наставит их проходить высокое их служение. 12 августа 1874 г.

Примечание

1. Дай мне, Господи, никогда не курить, потому что это убыток (урон, поражение) и погибель. 13 декабря 1873 (лат.).

2. Табакокурение – нравственная немощь и страсть которую Церковьосуждает, ибо этот недуг, пленяя человека как и алкоголь, вызывает зависимость от него, расстраивает здоровье и причиняет нравственный, физический и экономический вред своим приверженцам. Читатель, однако, должен понимать, что отрицательное отношение к табаку в русском обществе складывалось постепенно. Торговля табаком в России в больших масштабах началась со времен Петра I, который указом от 1 февраля 1697 года позволил русским торговцам "торговать табаком явно", что было серьезным шагом к тому, чтобы сделать его предметом купли-продажи и учитывать как статью казенного дохода. В Московской Руси табак был популярен лишь среди "стрельцов и гулящих всяких людей". При Петре потребление табака лишь начало входить в моду при дворе, в войсках и больших городах, и то среди тех слоев населения, которых коснулись бытовые и культурные нововведения, затеянные царем, и которые желали и здесь приобщиться к европейской "культуре". Петр I, поняв выгоды, которые можно было извлечь из торговли табаком, стал развивать табачное производство. Табак получил право гражданства в России, ибо был поощряем к распространению и употреблению самим царем. Елизавета Петровна и Екатерина II продолжали в этом отношении политику Петра. Производителей табака прибавлялось год от года, а следовательно, росло и число его потребителей. Начиная с середины XVIII века, табак получил в Петербурге повсеместное распространение. К табаку пристрастились и состоятельные люди, и мастеровой люд, и военные, и флотские. В эпоху Александра I трубка и сигара начали мало-помалу вытеснять табакерку из обихода городских жителей. Очевидец писал: "Быстрым полетом влетела в нашу землю страсть курения, и в течение нескольких лет распространилась привычка курить табак и сигары не только в Петербурге, но и во всей России, во всех сословиях, во всех званиях, во всех возрастах. Эта страсть сделалась такою же необходимостью, как пища". Фельетонист "Северной пчелы" писал в 1843 году: "Не более как 35 лет пред сим курение табаку ставилось на одну линию с употреблением спиртных напитков. Курили табак моряки и старые солдаты... Когда курильщик ехал в общество, то переодевался, чтобы не было слышно табачного запаха. Сказать о человеке: от него пахнет табаком, – почиталось оскорблением... Времена переменчивы. Теперь табак курят не только первейшие светские щеголи, львы, но и дамы! О, ужас! Дамы курят табак!" Мало-помалу укрепилось мнение, что курить не только модно, но и полезно. Фельетонист "Иллюстрации" в 1845 году писал: "Все курят, почти все нюхают... С табаком люди приятно и встречают, и провожают день. Весь свет в дыме – но табачном, и никто не жалуется на свойства заморского зелья, – напротив, каждый старается сделать себе табачную атмосферу, в ней жить и умереть". Петербуржцы относились к курению прежде всего как к лекарству от скуки: "Ни телесные упражнения, ни различные игры, ни пение, ни игра на музыкальных инструментах... не могут заменить курение уже потому, что они утомительны", – писал автор брошюры "Курите, сколько хотите". С начала царствования Николая I курение табака на улицах, в театрах и общественных местах запрещалось и преследовалось полицией во избежание пожаров. Но при Александре II, по царскому указу 1860 года, была повсеместно дозволена продажа трубочного табака, папирос и сигарет "в заведениях, где разрешена продажа питий", а также в овощных лавках и кондитерских. В 1865 году было официально легализировано курение на улицах Петербурга, что вызвало восторженную реакцию у современников. Отец Иоанн, как и многое современное ему духовенство, подпал влиянию "моды" и, хотя нерегулярно, но употреблял табак. Однако со временем его отношение к табаку стало отрицательным; ему понадобилось немало духовных и телесных сил, чтобы с помощью Божией преодолеть этот недуг, являющийся, по существу, страстью, и победить его. Читатель не раз встретит упоминание на страницах дневника отца Иоанна о том, что он "сегодня покурил". Это не значит, что курение может быть оправдано с церковной точки зрения. Вынося себе строгий нравственный приговор за приверженность страсти табакокурения, отец Иоанн совершил действительно подвиг, потому что сделал это в обстоятельствах, когда не только светское, но именно церковное общество пристрастилось к этому недугу и не только не осуждало, а всячески пропагандировало пользу его, не обращало внимания на физический и моральный вред, который оно причиняет, а также на то, что эта привычка, как страсть, делает человека рабом греха.

3. Журнал "Христианское чтение" начал издаваться в 1821 году Санкт-Петербургской Духовной Академией. "Всемирная Иллюстрация" – еженедельный журнал, издававшийся в Санкт-Петербурге с 1869 по 1898 годы.

4. Словесный (церк.-слав.) – духовный, разумный.

5. Слово (церк.-слав.) – слово Божие, завет, учение.

6. Яниш Петр Николаевич, директор Кронштадтской мужской гимназии в 1860 – 1870-е годы. В те же годы в этой гимназии отец Иоанн преподавал Закон Божий.

7. "Ангелы – вторые светы, умные, заимствующие свой свет от первого и безначального Света, не имеющие нужды в языке и в слухе, но без произносимого слова сообщающие друг другу свои мысли и решения" (преподобный Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Часть III. Об Ангелах).

8. Вакация (лат.) – свободное от занятий время, каникулы.

9. Рудаков Александр Павлович (1824 – 1892), протоиерей, церковный писатель, магистр Санкт-Петербургской Духовной Академии. Профессор богословия в горном институте, член учебного комитета при Святейшем Синоде. Среди главных его трудов есть книга "История Христианской Православной Церкви", которая переиздавалась десятки раз.

1873 г

Псалом 118 надо чаще читать с сердечным вниманием.

Вот сколько благих мыслей святой Ангел Хранитель мой внушил мне и не престает внушать! и я – остаюсь в неразумии!

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Слава долготерпению Твоему, Господи, ко мне, многогрешному, многострастному, и к роду человеческому. Дивно, непостижимо сие долготерпение. Сколько грехов, сколько прогневания всеблагого Бога и мною одним всякий день, и всеми людьми! Дивно долготерпение Божие! Но столь же дивно и напротив наше нетерпение и злоба к ближним нашим, немощным и грешным, подобно как и мы; поразительна наша, и моя в особенности, неблагодарность к Богу, тьму талантов мне прощающему и всякими благами меня снабдевающему, и величайшим из благ – Плотию и Кровию Своею! Столь часто я их вкушаю, очищаюсь, освящаюсь, обновляюсь, просвещаюсь, укрепляюсь, оживотворяюсь ими – и, увы! неисправленным пребываю. Доколе буду употреблять во зло благость, щедроты и долготерпение Божие? Что за злонравие во мне? Что за самолюбие, что за гордыня? Что за зависть? Что за чревоугодие и пьянство? Что за блуд? Что за леность и нерадение о благочестии?

Что за недовольство? За угрюмость? За ропот? Что за грубость, за дерзость, биение, непослушание? Что за робость, смущение, малодушие, за стыд ложный, за человекоугодие, за раболепство, что за страх человеческий вместо страха Божия? Что за лукавство, за двоедушие, за ложь, обман, неисполнение обещания?

Что за презорство [10], что человеконенавидение, злорадство, зложелательство, что за смех, пустословие, пусточтение, суетное провождение времени, столь драгоценного? Что за маловерие, нечаяние [11] будущего воскресения, суда и воздаяния? Где бдение о душах, о коих слово воздати подобает? Потерпи и еще на мне и на всех нас, Долготерпеливый, поощряя нас к покаянию, и даруй время на покаяние и исправление.

Примечание

10. Презорство (церк.-слав.) – презрение, непочтительность, пренебрежение; строптивость, непослушание.

11. Чаяние (церк.-слав.) – ожидание; надежда.

Октябрь

2-го октября 1873 г

Согрешил, выдрал за волосы одного нищего и на другого в гневе сильном замахнулся, чтобы ударить, и ударил, только по руке! Гнев и вообще страсти производят и душевное расстройство, погубляя душу, и телесное, – беда, великая беда нам от страстей.

Я плакал пред Богом на общество за невнимание к бедным и за предоставление их моим скудным средствам. Если и теперь не состоится это благотворительное учреждение, мне остается жаловаться Господу у престола на жестокосердие людей, – и не мне будет стыд, что оно не состоится, а обществу, ибо я со своей стороны носил нищету Кронштадтскую на своих плечах семнадцать лет и всегда и везде, сколько мог чем-нибудь, удовлетворял действительную нищету. Конечно, иногда и ошибался. Кто же не ошибается? Ошибался иногда в лицах бедных; я ошибался и сам собою, то есть не с кротостию и смирением и не в простоте сердца подавал милостыню, но с досадою и огорчением. Но не осуждайте за это: я – человек. Одно скажу, что много, много было нищих, – спасибо Палате: она наградила нас, – зря. Ведь в самом деле, легко сказать: приписывайся к Кронштадту – будешь сыт.

3 октября

Опять согрешил, опять дерзнул рукою – ударил бедного мальчика, промотавшего данные ему деньги, за волосы порвал его, а на других нищих сильно гневался и кричал. Так ли внимаю себе? Так ли исправляюсь? О хозяйки, хозяйки! Как вы дерете с бедных, а все бедные дерут с меня.

4 октября

Четверг. О, всепримирительная жертва, Тело и Кровь Христова! О, всемогущая жертва! О, вседовлеющая жертва! О, жертва благости, любви, долготерпения! Славлю Господа недостойными устами, омраченным умом и сердцем, дивно проявляемыми и очищаемыми Божественными Тайнами. По причащении сегодня Божественных Таин Господь очистил меня, помиловал, умирил, оживил чудно и могущественно, быстро, державно – и возрадовалась душа моя о Господе, и воспела, и прославила чудеса Божией благости, премудрости, силы, долготерпения, неизменяемости Божиих дарований. Но – о, как быстр, и хитр, и губителен грех, как быстро и мучительно вторгается он в душу! Прихожу домой, звоню в колокольчик у дверей – раз, два, три – отворили; вижу: свояченица сидит, чистит рябчика близ дверей – и не трогается с места; слуга отворила; меня огорчила неподвижность сестры, смутилось, стеснилось сердце; далее вхожу, дети ее у меня в спальне в кабинете; тут и жена; говорю: уходите – не уходят; наконец вышли. В этом огорчении (есть чем огорчаться!) я стал усердно молиться Богу о помиловании и мире, и благодарю милостивого Спаса и Бога: смерть отъята от сердца моего.

Во время обедни и после обедни пред Святыми Тайнами с великою верою и упованием молил чудодеющего и всеблагого Господа устроить Дом трудящихся и ремесленное училище в нашем городе. Надежда не постыжает [Рим. 5, 5].

6-го октября

Суббота. Благодарю Господа, чудно и паче чаяния оживившего меня во время литургии сегодня в думской Успенской церкви (обедня заупокойная от Марины Абакумовны Васильевой) после причащения Святых Таин. О, что я почувствовал в душе и во всем существе! Какую жизнь из мертвых, какую милость, какую бодрость, свободу, какой мир, какое здравие, какую радость. А после употребления Святых Даров по литургии – и паче! Умиление, радостные слезы о помиловании! Слезы любви и удивления при мысли о бесконечном милосердии Господа, не преодолеваемом моими грехами!

Пришедши домой, нарушил было мир и любовь в разговоре с женою, и тяжко мне стало: теснота, скорбь, огонь палящий и разрушающий почувствовал внутри; долго потом каялся и молился, и, когда наконец из глубины души, убедительно покаялся и помолился, Господь опять простил меня, неблагодарного и злонравного. Слава Господу! О, если бы не согрешать и не прогневлять Господа!

В богослужении нашей Православной Церкви клир и народ, или священнослужители и народ, представляются как одно – одно сердце и одна душа (И даждь нам единеми усты и единем сердцем славити и воспевати пречестное и великолепое Имя Твое...[12]). Священник и дьякон возбуждают к молитве, прославлению, благодарению Бога и святых Его – миряне молятся, прославляют, благодарят вместе со священнослужителями. Вот это единодушие нужно иметь постоянно в виду при богослужении, к нему всех понуждать и поощрять. Еще из богослужения, из устройства его видно, что священнослужители – суть посредники между Богом и людьми по благодати, дару и власти Иисуса Христа, ходатайствующие о людях, приносящие пред Бога прошения, благодарения и славословие людей, их покаяние.

"Христианское чтение" на будущий 1874 год выписать. Литургии древние будут печататься на русском языке [13].

Мудрование плотское: если кто сделал нам вред, причинил неприятность, бесчестие или не хотел сделать нам добра по просьбе нашей, хотя и мог бы, – на того гневаться, желать ему зла, беды, напасти. Это богопротивно, бесовски. Надо желать всякого добра и недоброжелателям нашим, как желаем себе, и молиться за них Богу с любовию, как за себя (по случаю размышления о брате Петре Константиновиче Несвицком).

Не уничижай других и не возвышай себя тайно.

В ночи на 7 октября сильнейшее блудное искушение от молока, выпитого вечером; пробужался до этого и ходил целый час. Правило к причащению и молитвы утренние прочитал – не мог спать. Зуд сделался от излишества и полносочия. На ночь не пей молока.

Причастия Святого растворяй меньше; после ранней обедни не ешь и не пей до обеда; за обедом ешь мало. Жизненных сил в тебе много – прибавлять их через пищу нет нужды.

7 октября

Благодарю и славлю препрославленного Господа за помощь при совершении мною утрени, литургии и молебна водосвятного с пяти с половиной до девяти часов утра и за оживотворение меня причастием пречистых и животворящих Таин. Благодарю Владычицу за помощь Ее по молитве моей против нечистых и скверных помыслов и движений сердца, явно мне оказанную на молебне, когда я [нисшел] в среду мира, в среду женщин, обступивших меня (по нечистому сердцу моему я помыслил нечто нечистое, хотя они только имели усердие к молитве и к Владычице).

7 октября

У господина Константина Романовича Бойля выпил вина и портеру не в меру, и от того возобладал мною враг, делая мне пакости, препятствия при крещении в доме Касаткина в таможне, и особенно при венчании в церкви: смущение и боязнь, недоговаривание многих слов и речений, да и на молебне в квартире г. Хоменко. Согрешил пред Богом, пред людьми и пред собою!

А сегодня, 8 октября, после ранней обедни, пришедши домой, выпил два стаканчика с половиной молока с черным хлебом и с маслом, и оттого вскоре захотел спать и два часа спал с половиной, с половины десятого до одиннадцати с половиной. Неумеренность расслабляет силы души и тела, обременяет душу и тело.

8-го и 9 октября

Благодарю Господа, удостоившего меня недостойного совершить в эти дни литургии ранние и оживившего и исцелившего меня причащением божественных и животворящих Своих Таин.

Раздражила меня сегодня вечером своим невежеством, непокорностью, грубостью, дерзостью свояченица моя (почивающая на моей шее со своими детьми и прислугою) непрестанным визгом и шумом, который возбуждала и поддерживала в детях сама мать, – я был выведен из терпения и вышел унять детей и мать: мать лежит на полу, как пень и колода, и ухом не ведет, как не до ней и дело. Крикнул я на них и велел идти в свою комнату. Пошла и заворчала, как медведица рыча, а жена – за сестру и против меня.

Крайне пристрастна моя жена к своей сестре: принять это к сведению и предостережению: она балует ужасно всем и ее, и детей. [...].

13 октября 1873

Звах их, и не послушаша Мене [Ис. 66, 4]. – Мои прихожане, чтобы посоветоваться о Попечительстве, – пришли только пять человек. А я готовился: приготовил чай, закуску, вино. Бог с ними. Но я очистил себя – я не в ответе, если не состоится Попечительство.

Вчера я ел рыбу: леща и суп с плотвой, и неловко было у меня на сердце долго. Вечером пил чай сладкий, пил вино с посетителями и водку малороссийскую, но без молитвы, – о, окаянство мое! не посмел помолиться. На ночь покурил сигары, и ночью сделалось истечение семени, и вероятно, при сладострастном видении, коего не помню. Согрешил пред Господом. Где воздержание мое! О, сколь нужно мне воздержание и труд! Невоздержание, сверх прочего, делает тупость ума и сердца, неразвязность в слове, несмелость.

13 октября

Благодарю и превозношу Господа за безмерную, чудную, явную милость, явленную мне во время литургии в служении и наипаче в причащении Божественных, святых, пречистых и животворящих Таин Пречистого Тела и Крови Его, в умирении, воскрешении, оживлении, освящении, утверждении души моей и тела моего. О, как я возрадовался о милующей и животворящей силе Господа моего! Хвалите Имя Господне, яко благ, яко в век милость Его [14], – истинно всегда, вечно.

В церкви на иконах пишут лики святых, кои упоминаются на литургии на проскомидии и литургии верных, кои были провозвестниками и пророками веры нашей, кои запечатлели истину и спасительность веры кровью своею, тысячами мук и смертей и со дерзновением молятся о нас Богу – всегдашние свидетели истины, веры и животворности ее в самых мучениях и смерти, вечные столпы церковные, всегда ограждающие ее своими молитвами, слава и украшение Церкви.

К чему мы готовимся или куда шествуем? К воскресению мертвых, к Страшному всеродному Суду, к встрече Христа, Сына Божия, во славе неизобразимой, к вечной жизни на небесах со Христом и со святыми. Как должно готовиться! Как непрестанно помышлять об этом! Как исправляться, очищаться, украшать себя добродетелями, чистотою, милосердием, любовию, простотою, незлобием, воздержанием, послушанием, терпением!

Жестоко я пострадал вчера из-за своей жадности – из-за мясоядия и рыбы: голос был нечист, дребезжал, в горле начиналась боль; пища была для меня обременительным, вредным, мертвящим душу сором: душа была бессильна; паки [15] крайне действовал Велиар [16]. Едва потоками слез искупил я свою погрешность. Не нужно мне мясо – нужна одна похлебка, даже рыба не нужна. Всё растительное мне нужно. А какой смрад и зловоние издает чрево, наполненное мясом! От рыбы то же бывает, но гораздо меньше и сноснее; от растительной же пищи почти нет смраду.

На богослужении воспоминаются дела Божии бесконечной важности: а) дела творения и промысла и б) сверхъестественные, чудные, поражающие своим величием, благостью, мудростью, всемогуществом дела искупления, совершенные нашим многомилостивым Господом и Спасителем Иисусом Христом. Посему к богослужению надо относиться всякому из нас с любовью, со вниманием, с благоговением, с постоянством, как к делу, касающемуся и лично каждого из нас.

16 октября

Едва я не умер от чашки молока и кусочка пирога, а может быть, и лишних двух стаканов кофе и стакану чаю. Весь день я был в требах; у Баранова после крестин пил чай (три стакана), закусил копченого сига, икры паюсной довольно, портвейну рюмки три выпил, всё было хорошо; затем венчал свадьбу – бодро. После свадьбы пошел в один дом, там выпил два стакана холодного непроцеженного кофе да стакан чаю, а пришедши домой, выпил чайную чашку молока и кусочек пирога съел; затем вздумал заниматься, расстегнувшись, ибо от множества выпитой жидкости одолевал жар. Ночь спал порядочно, встал рано. Сделался понос; думал, тем и кончится. Утреню служил очень хорошо. Читал на клиросе, но этим я себя обременил и обессилил живот и нервы расстроил. После утрени сильнейший понос раза три. Обедню служил с крайней слабостью; после обедни совсем обессилел; стало томить, начала кружиться голова, выступил холодный пот; по сердцу ходила смерть, места не мог себе найти; сел на стул, склонясь, и тут еще с трудом говорил возгласы и читал Евангелие Богородице. По окончании службы уехал домой. Вот что значит излишество в питье. У Толузаковой Анны Николаевны ел пирогу два кусочка и пил кофе. А о статуэтках нескромных ей не заметил. Да и они кто? Не оскорбил ли я Господа? Обрати ее, Господи, и спаси ее, якоже блудницу, помазавшую нозе Твои пречистые [Лк. 7, 36 – 50]! Погода в тот день, 15 октября, была весьма нехорошая: туман, тишина, парение, потом к вечеру дождь.

Цари и иереи – это боги земные, им дана великая власть от Бога. Зачем ты уничижаешь и осуждаешь их? За себя они ответ дадут Богу. Не высокомудрствуй, но бойся. А впрочем, правду говори смело, если долг призывает к тому.

Опять Господь от врат смертных отнес и от смерти избавил, хотя и достоин я был посечения смертного. Опять в Божественных Тайнах я обрел жизнь, исцеление, очищение. Благодарю Господа от всего сердца моего за неизреченную милость Его в даровании мне паки живота и здравия. 17 октября, семь часов утра. Ясно, утренник [17]. Воссияло солнце прекраснейшее! Слава Тебе, Творче, Вседержителю, Спасителю!

Где начинается угождение плоти и миру, там тотчас прекращается служение духу и Богу, начинается противление духу и Самому Богу, пренебрежение души, ее потребностей, образа Божия в ней; там забывают, что душа по образу Божию, что человек искуплен бесценною кровию Сына Божия и должен жить не себе, а Богу, что христианин – член Христов и храм Духа Святого [1Кор. 6, 15, 19], наследник Божий и сонаследник Христов [Рим. 8, 17], что царство христианина не от мира сего, что он должен горняя мудрствовать, а не земная [Кол. 3, 2].

Раб Божий иеромонах Иосиф многому научил меня. Речь его об иеромонахе Арсении (карточка у меня), как он задал Преосвященному Варлааму вопрос: что значат слова Апостола: не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия [Еф. 5, 17]; как Преосвященный не попадал на мысль отца Арсения, начал гневаться, а отец Арсений сказал: где смирение, там воля Божия, где нет его, там нет воли Божией – а вы вот, Преосвященный, гневаетесь, где же у вас смирение? Где воля Божия в вас? – А я? Часто гневаюсь.

19 октября

День моего Ангела. Научи меня, Господи, подражать его чистому, покаянному житию. Даждь мне благодать не есть мяса для чистоты и тонкости души и тела, ибо грубеет сердце и самое тело тяжелеет от мясной пищи и предается зловонию.

Господи! Даждь мне благодать и силу победить природу мою, злое сердце мое и всем врагам и всем противникам желать добра, ибо вот, злоба смущает и мучит и теснит меня, когда я в гневе на свояченицу Анну. Гнев мужа правды Божия не соделовает [Иак. 1, 20], – любовь даруй мне ко всемг незлобие, терпение.

19 октября

Пять часов вечера. После обедни была головная боль от засорения желудка; в гимназии голова болела; по приходе домой обедал: ел яблоки, виноград, кусочек пирога, курицу, сливки, пирог, чай пил; пошел к вечерне; голова сильно разболелась в церкви; по окончании вечерни пришел домой, и меня сорвало, стало гораздо легче.

Натура не терпит мяса, а вчера я ел мясо и домашний суп после всенощной.

О, сколь велики мои душевные недуги: самолюбие, своенравие, упрямство, гордость, зависть и прочие страсти! В нынешний день я весьма огорчился на жену мою и имел с ней продолжительную распрю из-за ее запретов не вкушать яблоки, которые мне очень полезны. И случилось со мною великое душевное горе и беда: язва великая поразила мою душу, теснота, скорбь. Оскорбил я Духа Божия, Духа мира и любви. Но благодарю бесконечное милосердие Господа, даровавшего мне слезы покаяния глубокого, искреннего, и исцелившего язвы мои, и мир мне подавшего. Еще оскорбил я Господа и ближних – нищих – своим гневом и укоризнами им, что они лентяи, хотя я сам лентяй и тунеядец, и не дал им всего потребного, а только малую долю, хотя мог дать больше. Господи, исцели мои недуги душевные и телесные.

Некогда неприятели еврейского народа, собравшиеся на них войной, поссорились из-за дележа будущей добычи и убили друг друга. И я с женою поссорился из-за яблок, подаренных мне в день Ангела Матреною Прокофьевной Назаровой. Согрешил я ко Господу! Всё из-за чрева. О, лютый тиран! О, власть змия на чреве!

Наипаче священнослужителям Церкви нужно иметь взаимный мир и любовь, чтобы успешно делать дело Божие, на которое они поставлены, то есть спасать людей, вверенных их попечению, проповедовать слово Божие, совершать службы и Таинства.

Огонь пришел Я низвести на землю [Лк. 12, 49]. И сошел огнь сей на апостолов в день Пятидесятницы. Свечи и лампады горят в церкви и дома пред иконами. А есть ли огнь любви к Богу и ближним в сердцах? Не холод ли? Не пренебрегали ли мы друг другом? Не о себе ли только хлопочем?

Если чувствуешь к кому из ближних холодность, неприязнь, презрение, знай, что эти чувства от диавола и немедленно отринь и изрыгни их от сердца прочь. Так мы чувствуем иногда холодность и неприязнь к своим, или к соседям, или к нищим, коим подаем милостыню, особенно к безобразным по наружности. Грех в тысячах видах старается ворваться в нашу душу. Внимание и внимание к себе нужно! Иногда он напрашивается в виде сластолюбия, блудного удовольствия или сребролюбия, корыстолюбия или выгодного обмана, в виде честолюбия, гордости, зависти, в виде щегольства, мотовства и лицеприятия, лицемерия, человекоутодия, или уныния, малодушия, страха и боязни, ложного стыда, или нерадения, лености, непослушания, своенравия, непокорности, грубости, дерзости, кощунства, неверия и отрицания всего святого, или суеверия, предрассудка, или сварливости, спорливости, самомнительности, подозрительности, лукавства, измены и вероломства, льсти, коварства, отчаянья, хулы и прочих грехов! От всех сих и подобных грехов да избавит Господь всех нас, именующихся именем Его и словесным, избранным Его стадом. Благодарю Господа, даровавшего мне познать, что такое грех, сколь он гибелен для нас во всех его видах! Благодарю Господа за веру святую, спасающую нас ежедневно от бесчисленных зол, грехом в нас производимых.

О вера святая, слава тебе, слава многомилостивому Господу, даровавшему нам тебя! Вот и сегодня спасся верою, покаянием, молитвою от величайших зол, от пагубных сетей врага! Благодарю Господа!

Да утвердится привязанность моя к вере и ко Господу.

Вера и страх Божий для воспитанника в высшей степени благодетельны. Они дают дивную тишину всем его душевным силам и доброе направление всем его способностям; они проливают в нем яркий свет на все его познания и побуждают его охотно заниматься науками, которые приводят его к источнику всех знаний – к Богу; они привлекают на него благословение или благоволение Божие и располагают к нему сердца всех людей, к коим он имеет близкие отношения. Пример Иосифа знаком всем. Средоточие знаний – Господь.

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить непреткновенно Божественную литургию 19-го и 20-го сего августа и причаститься во здравие, в мир, очищение, освящение, в пространство и мир души пречистых, бессмертных и животворящих Таин. Чудное дело! Лишь только понудишься согреть душу умилением и слезами покаяния, как тотчас дух и тело оживляются, голос делается тверже, и яснее, и громче; а когда хладеешь духом, и голоса нет твердого. Так было сегодня за обедней и часто бывает за службами. Благодарю Господа, даровавшего мне умиление и слезную молитву за всенощной в Думе на 21-е октября и петь в сладость стихиры на Господи воззвах, на стиховне и на хвалите и читать канон. Под конец всенощной я жестоко искусился чрез кошелек, положенный в шкаф в алтаре. Стоя у престола, я увидел, что сторож пошел в шкаф, и это крайне смутило и уязвило меня: змий сребролюбия врезался в мое сердце и долго мучил меня: я недосказал от смущения молитвы Христе, Свете... исправи стопы наша до конца и отпуст скрал.

Сказать отцу протоиерею об алтарном стороже Николае как о воре, ворующем наши доходы от поминаний, и свечи, и книги, и зонтики, и священные одежды, поясы, набедренники и прочее, из коих жена его шьет башмаки и пояса себе.

Вера дает уму детскому свет, чувству нежность, впечатлительность, нравам тихость, кротость, сдержанность.

Язычники-японцы заимствовали у христиан все полезные учреждения, выработанные христианской наукой. Проникнитесь, дети, христианскими идеями богослужения, истории Ветхого и Нового Завета и церковной истории – они проливают чудный свет на состояние наше и назначение наше на земле и в вечности, на всё отношение наше к другим людям, к обществу и друг к другу.

Дети! Упражняющиеся ежедневно в слове, познайте умом и сердцем безначальное, вечное, личное Слово – Сына Божия, создавшего всё словом, как и нас с вами, и держащего всё сотворенное, в том числе и вас, словом Своим; научитесь благоговению перед Ним, любить Его, угождать Ему, – равно и как вы, братия и сотоварищи в преподавании словесных наук. Ибо все мы служим одному Слову, хотя в разных видах, разных науках, – да будем все мы соединены в одной мысли, в одном слове, в одном духе – в этой троице единодушной и нераздельной. На нас лежит великая обязанность образовать юные словесные существа, чтобы из них образовались совершенные творения Божии, столь возлюбленные Богу, Который не пощадил для блага их временного, и паче вечного, Сына Своего Единородного.

Если свояченица моя лукава, хитра, зла и горда, чего, однако же, теперь не видно и что, может быть, во мне преобладает стократно, – то (если она такова) зло для ней, не для меня: если она обижает меня, за это слава Богу, ибо я стою обид и огорчений, а если неправедно меня обижают, за то мне награда от Бога. За что же я-то злюсь всегда? Видно, что во мне действует страсть. А страсти надо умерщвлять. Согрешил я опять ко Господу!

Господи! Даруй мне мирно, любовно всегда взирать на свояченицу Анну, к которой я столь давно имею неприязнь. Она женщина как женщина, и даже добрая, почтительная.

Благодарю Господа за дар литургии и за премирное, животворящее, спасительное для души и тела причащение пречистых Таин. На великом входе сробел и спотыкался в смущении. [Козлянинову] имел в виду, но смутился. А она гордячка, по крайней мере так мне показалось. О, глупое сердце! К одним чувствует безотчетную неприязнь, к другим – глупую плотскую приязнь.

21 октября

Всенощная на Казанскую святую икону. Вспомнил я исцеление Пречистою Богородицей моей глухоты и умилился душой и прославил Царицу Богородицу. А в церкви – сколько помогает на ектениях! А в мире! А всякий день дома и вне! Счету нет!

Благодарю Господа за чудную его благодать, дарованную мне в служении многих молебнов пред литургией и после литургии, за чистый и звучный голос, за доброе служение литургии (если могу сказать), за причащение Божественных Таин, ожививших меня, естественный греховный хлад мой отъявших и огнем Духа Святого терние греховное попаливших, наипаче чревоугодия и что [в нем]. Благодарю за дерзновенное, внятное, редкое, с чувством служение молебствия на клипере "Всадник" и на прочих молебнах; за дерзновенное впоследствии венчание брака, толковое, раздельное, громкое, – пред браком [враг]очень смущал меня, насиловал, и в начале брака тоже. Враг ругается во мне непрестанно надо мною и над другими людьми, с коими встречаюсь; внушает мне нелепости, зажигает или старается зажечь сердце мое нелепыми похотями, хочет вконец извратить меня и людей и посмеяться нам и Господу, создавшему нас по образу и подобию Своему. О, не дремлет враг к погублению нашему, действует непрестанно ко вреду нашему, всех нас. Бодрствуйте и молитесь [Мф. 26, 41].

24 октября

Среда. Так как гнев мужа правды Божия не соделовает [Иак. 1, 20], то я не должен ни из-за чего гневаться: обирают ли меня живущие со мною, или неисправны подчиненные мои или живущие со мною, или горды, злы, заносчивы, своенравны ядущие хлебы мои. Я исполнен сам бесчисленных грехов, весь растлен в сердце и в теле моем – на кого же я могу гневаться, на кого разевать рот? Богу предоставлю отмщение обидчиков моих, или, что я! – Бога буду молить, чтобы Он простил их, не поставил во грех обид их мне, а если будут бесчинствовать в доме моем, остановлю их словом кротким или удалюсь от бесчинных.

Сердясь или злясь на своих, я делаю вред только себе самому; не имею мира, подвергаюсь скорби и тесноте. Я думаю заставить бояться меня тех, на кого гневаюсь, но этого не бывает – они смотрят равнодушно на мой гнев и смеются над ним. То ли дело незлобие агнчее! Оно всегда мирно, покойно, радостно. И доселе я не научился этой христианской азбуке! О, окаянный! К чему моя ученость? К чему довольство во всем? К чему здоровье? К чему добрая слава? О, пагубное дыхание диавольское! Как оно заразило меня! Как трудно мне от него освободиться. Господи, научи меня кротости и смирению!

Вот еще вчерашний грех волосяной дирки нищего и гнева на него – во мне и мертвит меня. Каюсь, Господи, помилуй меня!

Нет ничего нелепее, вреднее и грешнее злобы на ближнего – а я озлоблюсь, и еще сержусь, и выхожу из себя за то, что замечают мне, что я злюсь (Анна Константиновна). Какое злонравие и нетерпение! А сколько во мне подозрительности, самолюбия, блуда, зависти, чревонеистовства и жадности! Как надо презирать себя, ненавидеть, отвергаться себя, а я – увы! крепко люблю себя, свою страстную плоть, стою за нее, за страсть свою, когда кто вооружается против них! Я тайный фарисей, мнящийся быти праведник: иначе отчего же я озлоблюсь, когда меня называют злым? Или оттого, что не хочется быть злым? – не буду же таковым.

О, как меня гонят страсти! Как теснят! Зачем я утром, не разобравши дела, рассердился на сестру Анну как обидчицу, когда она не обидела? Спокойно и благорассудно относиться нужно к делу, беспристрастно к той и другой стороне. А всяким слезам впредь не верь.

Какая адская теснота и тягота была во мне до примирения!

Господи Человеколюбие, благодарю Тебя, совершившего дивные чудеса примирения моего с свояченицею Анной Константиновной и ее со мною. Пролил я душу мою в горькой и пламенной молитве, чтобы Сам Господь примирил со мною осердчавшую на меня свояченицу, да и меня с нею, – и Господь смирил и умилил ее: она подошла ко мне с миром, приняла благословение, и я сказал ей: простите меня, слава Господу! Господи! хочу никогда более не прогневлять Тебя враждою. Даждь мне незлобие и мир всегдашний. 24 октября 1873.

Из родных родной мне – Христос Господь, ибо в Него я крестился, от Него родился, Им оправдался, просветился, освятился, омылся, Его Плотию и Кровию питаюсь. Из родных родная мне Мати Божия, как единая Матерь по благодати всех христиан, преизобильно источающая милости Свои на всех христиан и на меня. Из родных роднее мне святые апостолы, через которых я уверовал в Господа и сподобился бесчисленных благ жизни духовной; из родных родные мне святители, мученики, преподобные, все святые.

С 24-го на 25 октября. Во сне было самое убедительное внушение не нюхать табаку и в шутку. Благодарю святого Ангела Хранителя; вразумление было как бы от священника, моего свояка, отца Иоанна Ветвеницкого; но с начала встречи был он, а потом – тот же, да не тот. А чревоугодие-то и пироголюбие как изобличено! Пришли к Аверкию Васильевичу Шабурину на пирог, а он болеет; жена вышла неглиже; все стоят с подобострастием: тут же отец Павел, отец диакон Петр Александрович и много светских – и я тут же.

О, как надо беречь от всякого греха свою обоженную, освященную, обновленную природу! А мы что делаем? Пьем, едим без меры для наслаждения, а не для подкрепления; в голове и в сердце даем место нечистым мыслям и вожделениям; завидуем, недоброжелательствуем, гордимся, сердимся друг на друга, не радеем о молитве, о научении в слове Божием; ленимся, дни и ночи проводим в пустых делах, долго спим, предаемся веселью, о покаянии и слезах не радеем.

26 октября

Приношу вседушное благодарение Господу Богу моему, сподобившему меня, непотребного, величайшей милости – служения литургии и причащения пречистых, бессмертных, небесных, животворящих Его Таин; опять ожила, очистилась, освятилась, обновилась, укрепилась мгновенно умершая грехами душа моя, а с нею и тело удостоилось того же дара – это я почувствовал тотчас после причащения Святых Таин. Обедня была ранняя в Думе, от Сидорова. Был и Филипп Степанов, его жена и дочь, теща Сидорова, жена его. Странное поведение Николая Григорьевича в церкви при виде меня: прячет всё лицо свое. Мне было очень тяжело служить.

27 октября

Благодарю Господа, спасшего меня спасением скорым и дивным по молитве покаяния моего вечером в девять часов, после того как я разъярился на жену за отверстие всех дверей до моего кабинета. Теснота, смятение, скорбь, жжение, бесчестие, какое-то воспаление и подстречение ко злу подавляли меня; я стал на колени и молил милосердие небесное исцелить, простить, умирить меня – и помиловал меня Бог. Слава Его долготерпению и милосердию!

Отчего мы не изменяем сердца своего, нравов своих, воли своей, жизни своей? Оттого, что самолюбивы, сластолюбивы, лживы, не хотим оставить утодия чреву, которое влечет за собою неизбежно разные страсти. Виноваты мы, а Бог, со Своей стороны, даровал нам все силы к животу и благочестию.

28 октября

Благодарю препетого и превозносимого Бога за милосердие ко мне грешному, продолженное даже доселе в служении Божественной литургии и в причащении пречистых, небесных, животворящих и страшных Таин! Ибо и вчера оживил меня, умерщвленного грехом, Господь мой, прияв слезы покаяния моего. Много молебнов вчера пришлось мне служить.

Мясная пища хоть укрепляет тело, но производит лень во всем существе, лень к умственным занятиям и к молитве.

20-го, 30-го и 31 октября

Благодарю Господа, облаженствовавшего меня причащением Божественных Своих Таин, оживотворившего меня, умерщвленного грехом, умирившего, освободившего меня от лютых грехов, вследствие покаяния моего. Славлю Его благость бесконечную. Благодарю Господа, даровавшего мне молитву общую в квартире рабы Божией Марии Арсеньевны.

С скоромными сухарями или с булками чаю не пить, да и молока – теснит в боках и в груди, в горле, крепит живот. Черный хлеб полезнее.

31 октября

Благодарю Тебя, Господи, за двукратное избавление от двукратного гнева и озлобления моего на жену мою за ее напраслину и неразумный гнев ее на меня (оправдываемый, впрочем, мною самим впоследствии ревностию ее о детях), за избавление от тесноты, скорби, огня, поношения. Преклонил я смиренно колени пред Господом в покаянии, и помиловал меня Господь. За сие славлю Господа и утверждаюсь в вере и надежде – о, если бы и в любви к Нему!

Нет дороже на свете благ любви и мира – дорожи же ими более всего, более всех вещей, более своей чести, удобств жизни, внешнего спокойствия. Весь мир не стоит благ любви и мира. Потому и сказано: какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? [Мф. 16, 26].

Сегодня удостоился дать нищему сапоги свои. Да примет Господь.

Велико имя Святыя Троицы [18]! Когда ночью сегодня (на 1-е ноября) сделалась у меня боль в правом боку от прилива крови, тогда я перекрестил это место с верою во Святую Троицу животворящую, сказав: Велико имя Святыя Троицы, – и боль тотчас прошла; кровь, как некогда волны в море, улеглась в своем месте и не беспокоила более.

Благодарю Господа за многократное дарование мне прощения грехов и мира, как и жене моей. Слава чудодействующему Господу во внутреннем мире!

Примечание

12. Возглас священника на Божественной литургии перед пением молитвы Отче наш.

13. "Собрание древних литургий восточных и западных, в переводе на русский язык. Выпуски 1–5" было издано в Типографии Департамента Уделов в 1874 году, 764 стр.

14. Песнопение на утрени при полиелее.

15. Паки (церк.-слав.) – опять, вновь.

16. Велиар (евр.) – букв.: ничтожный, негодный. В Библии это слово прилагается ко всем развратным, нечестивым и злым людям, но в особенности к сатане, как главному виновнику всякого нечестия и зла.

17. Утренник – утренний мороз до восхода солнца, бывающий весной и осенью.

18. Возглас священника во время чина о Панагии.

Ноябрь

1 ноября

Благодарю Тебя, Господи, за преестественное оживотворение моего грешного и немощного естества божественными и животворящими Твоими Тайнами: о, ощутил я, непотребный, Твое Божество, когда вкусил небесных, животворящих и страшных Твоих Таин! Жизнь Твоя проникла во все составы, во утробу, в сердце – терние всех прегрешений было попалено; душа очищена, помышления освящены; мир чудный водворился во всем существе. Слава о сем Господу!

Благодарю Господа, примирившего по молитве моей жену мою, ругательницу, мне и меня ей. Терпение, великодушие, незлобие даруй мне и жене моей, Господи!

2 ноября

Благодарю Господа за чудо всепрощения, исцеления, всеоживления животворящими и пренебесными Тайнами во время литургии и после и за благопоспешество в служении. Слава!

3 ноября

Суббота. Славлю Господа за неиждеваемые Его щедроты ко мне грешному, явленные и нынешний день при служении литургии, и особенно по причащении Святых Таин, ибо опять обновил меня Господь, опять оживил чудно.

Благодарю Господа, оживившего душу мою покаянием и умилением слезным во время всенощной. О, какая сладость в этих слезах покаяния! Что сладостнее богообщения? Даруй же нам, Господи, пребывать во святыне все дни живота нашего, да будем едино с Тобою – источником святыни. Даждь возлюбити всем сердцем правду и возненавидеть всякое беззаконие полной ненавистью.

Вчера за всенощной вдруг пропал у меня голос: думаю оттого, что ел холодные яблоки пред самою всенощной; выпил, впрочем, хересу рюмку после того, затем лег в постель, очень согрелся и, согревшись сильно, вышел на холод. А еще думаю, что отрыгнули у меня сухари с кофе (у Семеновых), булка у Детпера и дома булка же со щами. В булке, вероятно, был поташ, – странно было: привалило к горлу и совсем застряло. После всенощной крестил у Ужикова, капитана, прижитого незаконно младенца Зиновия, больного животом. Вот и гражданский брак. Мать – девушка пятнадцати лет. Согрешили мы, беззаконничали пред Тобой, Господи! Не сотворили, не соблюли того, что от Тебя заповедано нам, – но не предай нас до конца погибнуть, Боже отцев наших.

Фимиам во храме – это вещественное знамение святыни существа Божия и святых Его и напоминание и нам жить во святыне. Вечно присуща Богу святыня – и святым, по благодати и дару Его; и нам должна быть присуща всегда святыня, а смрад греховный, нам присущий, должно всячески удалять чрез покаяние, труды, посты, молитвы, милостыни. Буди!

Вот я, по милости Божией, отлично слышу бой карманных часов, висящих на стене довольно далеко, – и благодарю Господа за дар слуха. А как я бедствовал с ним! Как туго слышал!

Послушанием истине чрез Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца, как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живаго и пребывающего вовек (1Пет. 1, 22 – 23). Невозможно искренно говорить ектении и молиться за всех от души, с любовью, не очистив душу к нелицемерному братолюбию.

4 ноября

Воскресенье. Поздняя очередная обедня. Благодарю Господа 1) за возвращение голоса (вчера вечером выпил яйцо, покушал черного хлеба немножко, стакан пива выпил и немного молока, прогулялся); 2) благодарю Господа за дерзновение при служении, 3) за животворное причащение Святых Таин, 4) за дерзновение и силу при оказывании проповеди и 5) за дар здоровья душевного и телесного, за мир, свободу, дерзновение, радование духовное. Дерзаю о Господе.

5 ноября

Утро. Что значит? Я дурно провел ночь – не мог спать по причине нервного раздражительного состояния в теле. Не оттого ли, что я пил крепкий сладкий чай у Екатерины Степановны в доме Герасимова и ел варенье малиновое в довольном количестве? Не оттого ли, что после прочтения вечерних молитв по дороге, я съел сырое яйцо дома и выпил стакан молока, отчего сделалось расстройство в животе? Да, думаю оттого, да главное – от яблока. Не съешь яблока, не сделалось бы сильное расстройство желудка. Прочистило совсем.

Поднимать ребят на руках после приема пищи не нужно, то есть мне, покушавши.

Благодарю Господа, благопоспешившего мне в служении утрени.

6 ноября

Благодарю Господа, еще очистившего грехи мои Кровию Своею, и чудно оживившего меня по причащении, и дерзновение мне даровавшего.

Благодарю Господа, принявшего покаяние мое в злобе моей на нищих и в рукодрании за волосы. Какая была теснота, какой палящий огонь! Стал я усердно каяться, осуждать себя, поносить себя, призывая милосердие Божие, – и наконец Господь простер мне спасительную десницу Свою.

О, даруй мне, Господи, возлюбить правду и возненавидеть беззаконие [Пс. 44, 8]! Даруй веровать и помнить, что всякий грех есть безмерное оскорбление Твоей святыни и правды и неблагодарность наша пред Тобою, невнимание своему долгу, попрание совести, служение и угождение диаволу, смерть души.

Грешный человек считает и святых подобными себе по грехам, и даже об Ангелах святых мечтает неподобающе, даже Бога мнит иногда подобным себе. Ты подумал, что Я такой же, как ты, говорит святой пророк и царь [Пс. 49, 21].

7 ноября

Утреня, то есть после утрени. Благодарю Господа, по единому милосердию Своему укротившему такую бурю и ярость демонскую, меня смутившую, озлобившую, стеснившую, омрачившую, умертвившую, уничижившую пред сугубою ектениею, постигшую меня за вчерашнее чайное сладкое питье в преизбытке, за невыговор по робости от врага слов: Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш... За огорчение на отца диакона за уклонение необычное от целования благословляющей его руки моей. Слава милосердию, слава силе Господней!

Слава благодати Господней, исцелившей внутренность чрева от жгучего жала, язвившего меня вследствие излишнего питья сладкого чаю, может быть, употребления орехов и варенья. Да, она – благодать, жизнь и сила моя, исцелила меня. На всё полезна и сильна благодать: благо жити во благодати паче богатства и славы мира сего, паче всех наслаждений мира, – она есть и богатство, и чудное, святое наслаждение.

В театре 1) бедным и голодным не место; 2) скорбящим не место: он никого не утешит; 3) сознающим себя грешниками не место: искренний грешник, кающийся, не пойдет в театр, а будет молиться или дома, или в церкви; он помнит слова Господа: блаженны нищие духом... блаженны плачущие [Мф. 5, 3 – 4]. А в театре – смеющиеся, которым сказано: горе от Самого Христа Бога [Лк. 6, 25]; в театре любящим Бога не место, ибо там не употребляется имя Божие, разве кощунственно.

Враг не дал мне, по моему малодушию, выговорить слова: ...наипаче поспешити и пособити ему во всех и покорити под нозе его... – а всё чрез сласти излишние сделал меня бессильным и малодушным и, как тростью, ветром колеблемой, играет мною.

Высочайшую песнь Богоматери Величай, душе моя... надо петь неспешно, сладкогласно и всю.

Не стыдись лица человеческого при служении, а думай, Кому служишь, с какою искренностью должен ты молиться за всех, особенно за царя и его дом.

8 ноября

Благодарю Господа за высшеестественное оживление меня Божественными Тайнами, за разрешение уз моих внутренних, греховных, ужасно теснивших меня. Еще ранее, по усиленной молитве моей, по совершении входа великого, я почувствовал облегчение именем Христовым, и возрадовался, и прославил, и возблагодарил Господа. Крепило у меня сильно живот после постной закуски у Николая Михайловича Семенова (служили всенощную) – после семги, икры, сардинок, рюмок хересу, чаю с булкой.

Благодарю Господа за вчерашнее избавление от адских теснот и сегодняшнее – развязал Господь связанного мрежами вражиими.

Столько лет я подаю милостыню и никогда не оскудевали у меня блага земные и душевные, небесные. Что же я ярюсь на нищих, каждодневно обступающих меня с просьбой о помощи? Они благодетели мне, виновники моего благополучия, благословения и милости мне от Бога.

О театре, о драматургах и актерах. Они говорят земное и не знают Грядущего свыше. А о наших ученых: отлагая в сторону Святое Писание Божие, они говорят свои примышления или выдумки, выдавая их за истину; как земные, говорят земное и не знают Грядущего свыше. Церковная История. Евсевий. Книга 5, гл. 28 [19].

9 ноября

Ужасная была теснота и жгучесть в боках и в животе во время обедни и в классе от запора в животе и от коварства и злобы врага бесплотного. Вследствие пламенной молитвы эта боль прошла после Херувимской песни. Но после обедни в классе очень сильно мучила. Дома съел два яблока, и стало легче. Вечером, после вечерни, сходил на [...].

Искушение с нищим: ударил его – после вечерни в виду прохожих, согрешил: уязвился, смутился, остны в душе; пред молебном у Александры Никифоровны Берзиной помолился Господу и Божией Матери о помиловании, да и дома ранее, и Многомилостивый опять помиловал, ибо несть грех, побеждающ человеколюбие Божие [20]. А я да берегусь впредь от ярости и на людей, и на бездушные вещи, ибо я и на них ярюсь, и бросаю их, и бью, как живые и смыслящие. Вот безумство страсти!

Благодарю Господа, чудно меня оживившего и ныне Святыми Своими Тайнами – душу и тело мое.

10 ноября

Утром рано открылась у меня течь золотушной материи из правого уха: не текла с полгода ни из которого уха. Меньше надо кушать и пить при моем образе жизни как бы холостом.

Любовь, не возгреваемая делами, или уступчивостью, снисхождением, терпением, охладевает; потом с охлаждением начинается зложелательство и злорадство – это дьявольское состояние сердца. Потому крайне надо хранить любовь в сердце: отвергать самолюбие, самоугодие, стараться быть довольным всем и всеми, особенно близкими к нам, наичаще не угождающим нам или виновным против нас в каких-нибудь житейских вещах.

Того же 10 ноября. Вечер. Что воздам благодеющему мне Господу за силы, явленные во мне во время литургии нынешнего дня? Сила адова налегла на меня во время литургии из-за малых неисправностей отца диакона Петра и сторожа Николая. Я был возмущен, обижен, стеснен, едва не впал в отчаяние, но верой и молением крепким из глубины души ко Господу был могущественно, чудно спасен Господом по единой Его милости и ощутил в себе действие всемогущей и благостной силы – сеть врага сокрушена, и я вышел как из ада на свободу и ощутил мир и спокойствие, пришел в умиление слезное от живого чувства Божией милости, воскрес из мертвых; Божественные Тайны оживили, согрели чувство мое, укрепили, очистили душу мою. А искушению сему я подвергся достойно за сластолюбие свое и, может быть, за ярость и злобу свою на нищего, который стужал [21] мне неотвязчиво просьбою о милостыни, хотя и получил ранее милость. О, бесконечна благость Божия, милующая меня за безочство [22], за неотступность мою в молитве!

Затем пред всенощною в думской Успенской церкви я пришел опять в раздражение на нищих и на сторожа, напустившего дыму и угару в церковь, и опять смутился духом, стеснен, не имел дерзновения, но после глубокого покаяния опять помилован, получил слезы умиления и всенощную служил пламенною душою, благодарною, благоговейною, дерзновенною, молился о людях горячо, и между прочим о создании Дома Трудолюбия для бедных, с уверенностью об исполнении моей молитвы. Во время каждения святого алтаря и святых икон я мыслил: какое содружество Бога с человеками: Бог Предвечный чрез Матерь Деву соединился с человечеством, освятил, обожилих, не только что покрыл, простил грехи их, – и на всех святых, и на всех живущих взирал я с любовью и благоговением, как на обоженных, просветленных, освященных, как на братию и членов Христовых.

Ядение сегодня телячьего жаркого жирного для меня было очень нездорово и в духовном, и в телесном отношении: сердце было грубо, дебело, тягостно, тесно (и враг удобно одолевал его), было блудно, робко и боязливо, бессильно, земно. Только пламенной молитвою веры одолевал волнующиеся чувства.

А вчера в пятницу у Александры Никифоровны Верзиной пил сладкий чай, а дома – молока чашечку; за обедом же – треску в молоке с яйцами и маслом скоромным ел; суп овсяный скоромный. Это тоже подействовало на душу и тело дурно, особенно во время утрени сегодня.

Владимир Васильевич Политаев чтец хороший.

Богослужение рассматривай в аналогии со светским театром – обличительно, пластично; безмерная разница того и другого.

Ужасно язвит и мертвит меня всякий пристрастный помысл о всём плотском и мирском, и, напротив, оживляет всё существо мое всякий помысел о духовном, святом, небесном, божественном. Слава Господу, тако устроившему дух наш!

11 ноября

Воскресенье. Благодарю Господа, оживившего меня причастием Святых Таин после ужасной мертвости, после ужасного бессилия, крайней тесноты, скорби, уныния, постигших меня за курение сигары накануне. Ужасный упадок нервов, несмотря на долгое гуляние на свежем воздухе поутру (яблоки очень помогли мне по приходе домой; видно, был запор).

12 ноября

Холодность, немощь, робость до обедни и во время обедни, но, понудив себя к покаянию и к умилению, я получил от Господа дар теплоты сердечной и слез и причащение в живот Божественных Таин. Благодарю Господа. Чаще Чистому соединяйся и берегись всякой нечистоты даже во мгновении чувства; удаляйся невоздержания и сластей: они ведут и нудят сердце к блудной нечистоте. Взирая на красоту венца творения Божия, удивляйся Художнику, бесконечно прекраснейшему. И чтобы не прельщаться наслаждением от совокупления полов, воображай чистейшее наслаждение и вечное соединение с Пречистым Богом. Помни, что враг всё постарался в нас извратить, все назначения, все средства и цели жизни. Достигай соединения с Богом чрез умерщвление плоти и очищение сердца. Презирай все сласти земные как грубые и минутные и ведущие к расстройству сил душевных и телесных. Цени во всем духовное, а не телесное. В людях ищи души, а не тела. Спасай души.

Не требе ми еси блуд, ибо я непотребен стал ради тебя и немощен всесторонне, и я бесчисленными опытами убедился в великой пользе целомудрия душевного и телесного, как Господь это даровал мне. А кроме того, весьма, весьма гнушается им Господь Бог мой, Создатель и Первообраз мой, Агнец и Спаситель мой, вземлющий грехи мира, Святейшее Слово Отчее, всё чисто создавшее. Бегай же блуда душевного и телесного и сластей, невольно влекущих к нему, между прочими и сладкого чаю. Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его, ветви Его- Лозы Жизни [Еф. 5, 30; Ин. 15, 5], удостоенные бани пакибытия [23] и обновления Духа Святого, сыны Его и дщери Его, питаемые Плотию и Кровию Его.

Благодарю Господа за исцеление рабы Своей Евдокии Божественными Тайнами, когда она их приобщилась. Чудное исцеление, – просто из мертвых воскрешение, ибо она болела отчаянно: не ела, не пила, не спала. 13 ноября 1873 г.

14 ноября

Среда. Сегодня для меня было страшное искушение: во-первых – раздражительность от боли в правом боку, во-вторых, неудовольствие и огорчение на диакона Петра за не ранний его приход в думскую церковь к ранней обедни, и отчасти огорчен на Филиппа Степанова, моего духовного сына, просившего служить раннюю обедню. Огорчение на диакона повергло меня, при действии на меня диавола, в ужасную беду душевную: я смутился и не мог как должно служить, как ни старался овладеть собою; неуместное подпевание диакона со стороны, издали, дьячку еще более огорчило меня; мне казалось, что он нарочно раздражает меня своею холодностью и равнодушием при богослужении. А лукавство и злоба, зависть, чванство, казуистика в нем действительно преобладают над немногими добрыми качествами. Раздражительность, теснота, болезненное ощущение происходили во мне и от дурной погоды, наступившей вскоре, от огромного, густого снегу, выпавшего в тот день. Голос на обедне был дребезжащий, немощный, прерывающийся, – дух уныния и боязни овладевал мною. О, сколь я оказался сегодня немощным, грешным, злопамятным, раздражительным, смятенным, не могущим даже говорить! Но что это значит? Следствие ли это наступившей вскоре дурной погоды или – и от воздействия на душу присутствия Филиппа Степанова? Не его ли бремя лежало на мне?

После того как Ева и Адам из любви к себе и из плотоугодия вкусили запрещенного плода, всё последующее человечество быстро сделалось рабом плоти и уклонилось к бесчисленным прихотям и похотям до непотребных дел, так что Содом и Гоморра погибли ужасною погибелью за свои похоти плотские, так же и современники Ноя. И ныне между христианами, когда вера в сердцах и в жизни очень упала, развились бесчисленные прихоти, в том числе и курение табаку. Но христианство состоит именно в распинании плоти с ее страстями и похотями, в отсечении их, а не в умножении. Поэтому нам необходима крайняя умеренность во всем даже потребном, не только служащим к удовольствию; особенно нужно удерживать движения похоти, или блудные, чревоугодие, не поддаваться любостяжанию, роскоши, мотовству, неге. Похвала святой вере и увещание держаться ее!

Братья и сестры! Помните, что вера святая есть хранительница нашей жизни, нашего здравия, спокойствия, источник чистоты, святыни, силы, чести, нетления и жизни вечной. Держитесь крепче за веру как за самый надежный и спасительный якорь! Она верно и могущественно избавляет человека от всяких зол, скорбей и бедствий или помогает терпеливо и благодушно переносить оные – а кто же не подвергается в этой жизни многоразличным бедствиям и скорбям? Благодарю и не престану благодарить и славить Господа, даровавшего роду человеческому Свою святую, небесную, спасительную, всемогущую Веру!

Я сам, грешнейший из всех и немощнейший всех человеков, испытал на деле ее спасительность. Я получил от ней бесчисленные блага и непрестанно, ежедневно получаю: ею обуздываю и подавляю все пагубные страсти или избавляюсь от них, когда уже подпал их [тиранскому] разрушительному действию; ею избавляюсь от болезней, предупреждая их по наставлению святой веры или исцеляясь от них молитвою веры или причастием Святых Таин Христовых; ею сохраняю добрые отношения к людям; ею бываю мирен, покоен, ею утешаюсь, через нее просвещаюсь чудным духовным светом, в ней обретаю помощницу в делах моих, честь и славу мою; в ней – долгоденствие мое, ибо телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей [1Тим. 4, 8]; долгота дней в деснице ея, в шуйце же ея богатство и слава [Притч. 3, 16]; она – хранительница чистоты и целомудрия, честности, справедливости, воздержания; она утешает будущими благами; она и смерть превращает в сон, после которого настанет радостное утро дня невечернего.

Сон. Из таза выползла с шипением змея.

Душа в страсти делается чрезвычайно ограниченною (любит только себя, и то неправедной, ложной любовью), а душа в Духе Святом, душа праведная чрезвычайно расширяется в любви, любит всех. Молитвы церковные.

Сердце чистое – величайшее богатство человека.

Оскверняя себя скверными помыслами, пожеланиями, ты грешишь тяжко против образа Божия, против Самого Бога, водрузившего в тебе Свой Божественный, святой, величественный бессмертный образ. Внимай.

Берусь врачевать других, но вот лишь стану это делать, как испытываю, что сам я исполнен величайших немощей душевных. Сам заражен злобою, завистию, самолюбием, мерзостию блудною, лицеприятием, чревоугодием, сребролюбием и проч. Так что на мне исполняется изречение: Врачу, изцелися сам [Лк. 4, 23]; или: да не како, иным проповедуя, сам неключимь буду [1Кор. 9, 27].

Сие море великое и пространное: тамо гади, ихже несть числа (и о сердце) [Пс. 103, 25].

Враждою и рвением [24] не исправишь ни одного человека, а любовью, кротостью, тихостью, молитвою любви – очень многих; не враждуй же, а молись и люби.

Благодарить надо Господа, что Он не допускает меня быть богатым, а дает только потребное.

Можно долго учиться молитве и жизни христианской и не выучиться; можно молиться и не коснуться основ жизни христианской; можно быть священником и самому внутрь остаться пустою храминою или жилищем страстей; можно причащаться часто Святых Таин и – увы! в суд и в осуждение, а не в оправдание и освящение и обновление. Отчего это? Вот угоди-ка и угадай-ка!

В сластях жизнь провел, а овец Господних не пас как должно. О, сласти! Пекись о душах, как обязанный дать отчет [Евр. 13, 17]. О, сколь драгоценны души и сколь ничтожны, тленны и скоропреходящи сласти, деньги, земные отличия (а небесные почести и отличия каковы!), красоты, наряды!

Сильных, знатных и богатых боюсь, а низших презираю и унижаю (о, лукавство)! Себе норовлю получше, побольше, послаще, а другим – похуже, поменьше. О, лукавство!

Когда мы претерпеваем недомыслимые [25] терния, скорби на общественной молитве, тогда совершается тайна духовного возрождения и очищения и освящения верующих душ, стоящих в храме и даже отсутствующих, за коих мы молимся, ибо не напрасно Господь чрез апостолов научил нас молиться за всех человеков, за царей и за всех начальствующих [1Тим. 2, 1 – 2]. Объясню это примером из нашей жизни. Напрасно я оскорбил чем-либо свою жену в гневе и, может быть, несправедливо; чрез это она обиделась на меня, и вот мы охладели друг к другу, сердитые друг на друга, – но сердца неспокойны, стеснены, мятутся, страдают. Я начинаю искренно каяться пред Богом в своих грехах и молить Его, чтобы Он простил наши грехи, смягчил, ублажил, умирил сердца наши, соединил их, дал силу от сердца простить каждому из нас взаимные согрешения. Что же выходит? Я прихожу к жене и нахожу ее совершенно готовою к миру, или даже она приходит ко мне и сама ищет мира со мною, и я готов бываю к миру и согласию. Что это, как не плод и дело молитвы? Вот как молитва друг за друга важна и сильна! Вот почему мы, особенно пастыри, должны молиться за всех. Молитесь друг за друга... много может усиленная молитва праведного [Иак. 5, 16].

17 ноября

Согрешил пред Богом – напился сегодня чаю с просфирою, не имея потребности; два ломтика булки кроме того съел, а после выноса дитяти – у ворот дома церковного прибил нищего назойливого мальчика, давшего слово уйти в Петербург и не ходить ко мне (после бесчисленных подачек с моей стороны) и опять пришедшего. Надоел мне, грехолюбивому и страстному; не утерпел я нахальства и оттрепал, забыв сан священства, который ношу, и правило апостольское, что биющий кого-либо священник извергается из сана [26], – согрешил без числа пред Господом! Отселе да не дерзаю ни на кого поднимать руки, а о совершившемся да плачу горько, ибо в лице нищего я оскорбил Самого Христа и Ангела Хранителя, ибо нищий – член Христов. С утра еще сегодня я огорчился на всех. Чаю пить мне утром отнюдь не надо.

Забывай, что давал нищим, и не переставай давать в простоте, не огорчаясь, доброхотно. Я виноват против мальчика и должен просить у него прощения и без него не совершать литургии. Тяжкий грех сделал я.

Сласти мои стали во мне остнами острыми и бодущими и сделались причиной моей злобы, нетерпения, раздражительности. Горе мне, сластолюбцу!

Я потому должен радоваться при раздаянии милостыни неимущим, что имею обетование от Самого Господа, что за подачу неимущим мне воздастся в воскресение праведных [Лк. 14, 12 – 14]. Видишь, милостивый Господь уже называет праведным? Как утешительно! А мы малодушествуем, сердимся из-за скупости, что часто просят нищие. Глупые! Мы бежим от благословения Божия и вечного блаженства. Да не будет отселе сего.

Вчера на мне оправдалась притча Спасителя о должнике тьмою талант и о должнике в двести динариев [Мф. 18, 21 – 35 и др.]. Я был на месте должника тьмою талант, а нищий мальчик лет четырнадцати – в двести динариев. Я одолжен Господу без числа, и Он терпит на мне и подает мне все блага; я же, имея должника, должного мне ничтожную сумму, которую мне притом всегда Господь восполняет, не стерпел его, озлился на него и прибил его за то, что, будучи должен, еще и еще просит с нахальством и неотступностью, забыв, что крайняя нужда заставляет его так неотступно просить милостыни. О, самолюбие, сластолюбие, сребролюбие, тщеславие, честолюбие! Этим страстям ничего не жалею, чтобы насытить их ненасытность. Вот и служение мамоне! Но, может быть, давно готовы для меня доски на гроб и рабочие давно готовы для вырытия мне могилы. А во гроб ничего не возьмет никто, а следовательно, и я. Но, Господи, Господи, потерпи на мне и еще, да покаюся Тебе от всего сердца. Тебе обычно давать грешникам время на покаяние, ибо Ты благ и милосерд и не хочешь смерти грешника, но чтобы он обратился и был жив. Даруй мне самую мысль и глубокое чувство покаяния и слезы умиления, даруй мне пост разумный, не есть и не пить в утренние часы до двенадцати часов дня или до двух и до трех пополудни, ибо нет разумной потребности есть или пить в это время. Это пустое сластолюбие, вредное и излишнее для души и тела.

Благодарю Господа, услышавшего молитву мою о исторжении из сердца моего вражды к сестре Анне и насаждении любви: смятение, горечь и теснота вражды прошла, и настала приятность, простор и тишина любви. Слава вере Твоей, слава щедротам Твоим, Господи! Слава силе Твоей!

О ежедневных службах церковных: солнце наше – Христос вокруг нас ходит, да мы в благополучии почиваем, и луна наша – Пресвятая Богородица, и святые Ангелы, и все святые угодники Божии. Потому они и прославляются каждый день и каждый год. Все песнопения и чтения прославляют преимущественно воплощение, чудеса, страдания, смерть, погребение, воскресение и вознесение Господа и плоды этих великих дел Господа для рода человеческого, погибающего во грехах; затем прославляют Божию Матерь и потом святых угодников Божиих. В акафистах Иисусу Христу, Божией Матери заключается перечень всех благодеяний к нам Господа Иисуса Христа и Божией Матери и все плоды их.

18 ноября

Воскресенье. Ранняя обедня с утреней. За утреней чувствовал себя связанным от злых демонов; голос был довольно слаб сначала; потом слезами покаяния очистил Господь сердце мое, а с ним вместе и голос, потому чем больше и громче пел и читал тем более очищалось сердце и голос делался звучнее и чище. Кончил хорошо и смело. За обедней сначала было хорошо; на великом входе стеснение и боязнь от диавола; императрицу не отдельно, а вместе помянул; потом скорбь через диакона Петра – октавой нелепо подпевал Верую (точно издевался); до конца обедни из-за диакона великое искушение, едва с верою, благодатию Божиею одоленное; на молебне теснота, боязнь, и после молебна тоже. Но благодарю Господа, милостиво оживившего меня причастием пречистых и животворящих Своих Таин; благодарю за огнь животворящий, за мир, прохладу, свободу; когда после обедни употреблял Святые Тайны, чувствовал тесноту, между прочим и от дурной погоды после обильного снегу с вечера – сильное таяние. (С прелюбодеем Сверловым не знаться и хлеба-соли не водить.) Жена его дурно об нем говорила: он служанку изнасиловал; из-за него, может быть, и мне тяжело было: я ел и пил у него.

Веруешь ли ты в будущую блаженную, бесконечную жизнь? Веруешь ли в будущую, бесконечную муку, уготованную нераскаянным грешникам? – Не веруешь или веруешь очень слабо, темно, туманно; помилуй себя: если бы ты веровал в бессмертную жизнь, то ты был бы готов жертвовать всем: и достоянием своим, и спокойствием, и здоровьем, и самою жизнью. Аты живешь рассеянно, губишь время даром, имение тратишь на пустяки, проводишь время в удовольствиях, о избежании будущего гнева Божия не помышляешь, грехов своих бесчисленных ничем не искупаешь, искреннего покаяния в грехах не показываешь. О, вспоминай человек чаще вечность; помяни, что всё здешнее – тлен. А там, в вечной жизни – вечный покой, вечная радость, вечное наслаждение, вечный свет, вечное, чудное благоухание, вечное созерцание Неприступного Света.

Святая Церковь во всем своем богослужении верна своему понятию, своей идее как Дома Божия, как общества (общения) всех святых и верующих во Христа – это выражается и в иконостасе, и в проскомидии, и в молитвах литийных, и в ектениях просительной, малой и сугубой, и в молитве: Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое, и в словах Священного Писания: вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу; быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем [Еф. 2, 19 – 20]. Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу [Евр. 12, 22 – 24]. Какая честь, какое блаженство, счастье, благо принадлежать к такому обществу, быть членом такого общества! Что на земле может равняться такому обществу, такому благу? Ничто.

Это общество – самое древнее с сотворения мира, находится под особенным смотрением, промышлением, руководством и покровительством Самого Господа Бога. В нем явлены чудные силы на пространстве веков, сохранения и защищения на земле избранных Божиих от людей неверных; явлены весьма многие силы самими избранными, силы чудес, исцелений, воскресений, явлены силы в очищении, просвещении, освящении и спасении. Мы, члены этого общества, каковы должны быть, чтобы быть достойными или хоть сносными членами такого общества? Какова должна быть наша жизнь, какова святыня? Какие нравы? Какая любовь, какой мир должен быть между нами? А как мы живем?

Пястьми [27] биете убогих [Ам. 5, 11]. Напоследок изъявит злобу свою...

18 ноября

Служил за городом, в кладбищенской церкви с отцом Василием Салтыковым и отцом Феодором Петровичем Павловским. В сердце сначала было расслабление, немощь, теснота, смерть, но поставил свечку пред образом Святой Троицы, попросил усердно у Господа благодати, милости, очищения, оживления, укрепления – и во время обедни дал Господь слезы умиления, мир, тишину, свободу, – и возблагодарил и прославил я премилосердного, прещедрого, благопослушливого Господа, долготерпящего мне окаянному и милующего меня на всякий день.

Благодарю Господа, многократно избавившего меня по молитве покаяния от запинавшей меня злобы на жену мою за непослушание ее. Козни врага разрушены, грехи прощены, очищены, средостение разрушено. Слава Кресту Твоему, Господи, на коем искупил Ты нас от законной клятвы.

Чудно учение и жизнь, страдания, смерть и воскресение Иисуса Христа. Какое точное соответствие между учением и делами Господа, или жизнью Его, как оправдались все слова Его исполнением! Учил любить врагов, и Сам первый исполнил эту заповедь совершеннейшим образом, особенно когда молился на кресте с незлобием за врагов Своих; учил не противиться злу [Мф. 5, 38 – 39], и не противился, отдался в руки злодеев; учил не бояться убивающих тело, а души убить не могущих [Мф 10, 28], и не убоялся Своих распинателей; учил о воскресении мертвых по гласу Сына Божия [Ин 5, 25 – 29], и Сам первый ожил, воскрес из мертвых: Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших [1Кор. 15, 20]. Никогда не было разногласий между словами и делами Иисуса Христа. Воскресение Его из мертвых есть блистательнейший венец Его жизни, всего учения, всех чудес, чудная утеха для всех истинных Его последователей. Оно осязательно уверило людей в будущей жизни, начинающейся за рубежом настоящей.

О сугубой ектении. Для чего такое начало сделано Церковью в сугубой ектении: Рцем вси от всея души и от всего помышления нашего рцем, и потом: Господи Вседержителю, Боже Отец наших, молим Tu ся, услыши и помилуй? И затем: Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей... услыши и помилуй? Церковь возбуждает чад своих к всесердечной, от всего помышления молитве. Обрати внимание, о чем прежде всего Церковь молит после столь усиленных возгласов к Триипостасному Вседержителю Богу и на самое Имя Вседержителя? Она молится прежде всего о державном своем помазаннике, о государе императоре, покровителе и защитнике Церкви, гражданской главе всех подданных, от которого зависит благосостояние всех подданных. Вот почему от такого усиленного моления обращается Церковь к Богу и с такою силою (скажем все от всей души и от всего помышления) возбуждает чад своих к молитве. Она намерена теперь вознести к Вседержителю Богу молитву о державном первенце своем, о державе [власти] его, чтобы она была мудра, тверда, правдива, многомилостива, сострадательна; о победе, пребывании в мире и спокойствии, здравии, спасении Его и чтобы Господь Бог во всем поспешествовал и помогал ему и покорил под ноги его всякого врага и супостата, ибо его благопоспешество есть общее благо всех его подданных, и вообще Его благосостояние есть общее благосостояние. Итак, вот почему с особенною силою Церковь возбуждает к молитве чад своих в своей сугубой ектении. Выразумев мысль Церкви, нам остается на будущее время, как только диакон начнет возглашать сугубую ектению, усугубить и утроить усердие свое к молитве и горячим сердцем, с чистотою, напряженною мыслию молиться Богу за самодержца, его супругу и весь царский дом, за Святейший правительствующий Церковный Собор, или за священное сословие отцов наших, руководящих нас в вере и благочестии, почему и говорим Господу: Боже отец наших; за все христолюбивое воинство, бодрствующее на страже защиты отечественной; за блаженных и приснопамятных создателей святого храма и за всех прежде усопших отцев и братий, лежащих здесь и повсюду православных (ибо и усопшие суть также члены Церкви и братья наши, имеющие великую нужду в наших молитвах, – а их миллионы); за братию храма, в котором молимся, как священнослужащую, так и за всех прихожан; наконец, за жертвующих в храм (эта молитва должна возбуждать усердие имущих к неослабным, посильным жертвам на храм, особенно если храм нуждается во многом необходимом); за труждающихся, то есть подъемлющих на себя какие бы то ни было труды для храма, поющих и за всех вас, предстоящих, ожидающих от Бога великия и богатыя милости. Что за ектения! Какая сила! Какая всеобъемлющая любовь дышит в ней! Чего не испросили бы мы у Бога, каких благ и живым, и умершим нашим братиям, если бы все эти возгласы находили искренний отголосок во глубине души нашей и все мы единодушно, как бы едиными устами, молились Господу Вседержителю, всех живых и мертвых содержащему в деснице Своей! – Всё испросили бы по неложному Его обещанию: всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите [Мф. 21, 22]. А как богаты духовным содержанием ектении церковные, особенно духом веры, упования, любви ко Господу и ко всем людям! Это – вера неколебимая, упование несокрушимое, любовь – вселенская; это неизглаголанные воздыхания о всех Самого Духа Божия животворящего, как сказано в Евангелии: Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными [Рим. 8, 26]. И при богатом содержании ектении – какое разнообразие прошений, какая благопотребность, какая простота и вместе какая глубина премудрости, какой дух спасения движется во всех их! Таковы и должны быть воздыхания Самого Духа Святого! Таковы и должны быть молитвы, прошения, моления, благодарения Богу за всех человеков [1Тим. 2, 1], составленные на все времена, до скончания века – для всех премудрых и разумных и для всех самых простых чад Церкви. Никакой разумный века сего не подточится ни под единое слово церковных молитв, ибо каждое слово – мудрость, сила, жизнь, любовь Духа Животворящего. Дай Бог всякому мудрецу и простецу хоть изредка подняться на ту высоту любви, мудрости и святости, на которой всегда незыблемо стоит Святая Церковь в своих молениях, ибо всегда одушевляться таким духом, каким одушевляется Церковь, -увы! редкие, редкие могут, ибо и христиане увлекаются и живут большей частью духом мира сего и не принимают того, что от Духа Божия, потому чтопочитают это безумием [1Кор. 2, 14].

Какое высокое понятие внушается Христовой Церковью богослужением о христианах как о членах Христовых, рождиях [28], словесных овцах единого Пастыря и какая требуется жизнь от них, имеющих своим главою Самого Христа Бога и Царицею и Материю по благодати Саму Матерь Божию!

Отчего я стал крайне нетерпелив, раздражителен и ворчлив? От сластей и чаю крепкого. Излишне выпитый крепкий чай весьма вредно действует на нервы, как бы укалывая их иголками, а другие юноши или возмужалые сделались нетерпеливыми, раздражительными и самоубийцами, между прочим, и от курения табаку, который действует на нервы крайне разрушительно; до поры до времени человек терпит огорчения, но зато, подготовленный уже давно состоянием своих нервов, находящихся в крайне болезненном сотрясении, он, при недостатке веры в будущую жизнь и в возмездие за здешние дела, – разом поканчивает с собою, насилуя ужасно жизнь свою. Итак, государь и правительство должны немедленно запретить столь ужасно усилившееся курение табаку, вредное во многих отношениях; нельзя не заметить, что чрез курение табаку, как чрез прихоть грешную, сильно воздействует на душу и тело человека, на возбуждение страстей исконный враг рода человеческого. Жизнь людей в настоящее время слишком уклонилась от природной своей простоты, и в нее слишком много вторглось излишнего и вредного, в чем природа наша не имеет ни малейшей нужды и что навязано ей насильственно привычкою, например, то же курение табаку.

Какая польза мне приобресть много денег и отщетить [29] душу свою, или погубить ее гневом, яростью, злобою, завистью, чревоугодием и объядением, пьянством или блудом, леностию, расточительностию и прочими грехами? Не лучше ли в тысячу раз давать милостыню бедным, кормить алчущих, одевать нагих, давать приют бесприютным? Но я этого как бы не понимаю и раздражаюсь и гневаюсь, когда многие нищие многого просят у меня, и поднимаю на них руку, и ругаю их в ярости, и угрожаю им, и за волосы их треплю! Как я уклонился от духа Христова, от духа кротости, смирения, незлобия, нестяжания, воздержания, простоты, святыни, покорности воле провидения. Согрешил ко Господу и пред человеками. Прости, Господи, бесчисленные согрешения мои.

Делая другим добро, делаешь оное вместе и себе, по премудрым замыслам Божиим, закону последствия и возмездия; делая же зло ближним, я делаю оное больше себе по тем же законам: например, гневаясь на ближнего, я расстраиваю свое спокойствие, возмущаюсь, волнуюсь, киплю досадою, омрачаюсь, впадаю в душевное и телесное расстройство. Надо обуздывать свое чрево, этот центр плотской греховной жизни, от которого получают все страсти свое начало, развитие и силу, как-то: блуд, зависть, гордость, злоба, любостяжание, лакомство, объедение, пьянство, жестокость.

Замечая в себе сердечным оком зложелательство и злорадство в отношении к ближним, жестокосердие, презорство, скупость, жадность, блудные помыслы и движения, лихоимство, я должен презирать себя, ненавидеть себя, отвращаться себя, распинать себя и как можно более любить ближних, прощать их, снисходить им, терпеть их, благотворить им, желать всякого добра, радоваться их благополучию, молиться о их счастии и преуспеянии во всех благих делах, предотвращать, по возможности, их болезни, опасности для их жизни, чести, здоровья, радоваться их радости, плакати с ними в скорби, горе, беде и несчастии.

Благодарю Господа, двукратно и троекратно премного помиловавшего меня, много согрешившего и отчаянного; лишь воззвал я искренно в покаянии ко Господу о помиловании в квартире Александра Максимовича Федорова, инженера-механика (в двенадцать часов дня и восемь вечера), и Господь помиловал меня, не посрамил меня в чаянии милости Его.

Касательно великой ектении: все – члены Христовы, все равны пред Богом – царь и воин, богатый и бедный, вельможа и простолюдин; Бог смотрит не на лицо, а на сердце, ибо оно одно человек. Чего соединенными силами не испросим у Бога? – Всё.

У многих, многих милостыня-то с горечью, и выходит не милостью, а горчицей. О, горе мне грешному, что и я не умею доселе подавать милостыни и погубляю ни за что добро, данное мне Богом, и умножаю грехи свои, и возбуждаю против себя гнев Божий. Подавай, сказано, в простоте, милуй с добрым изволением [Рим. 12, 8].

Сластолюбивый, или раб чрева, не может искренно сочувствовать человеку больному и скорбящему или находящемуся в печали о грехах, ибо что общего у сласти с болезнью, со скорбью, с печалью по Боге? Ничего. И потому пусть сластолюбец идет к подобным себе и пусть не притворяется сочувственным и любящим.

Виждь, Господи, сколь нагло и постоянно грех тлит людей и меня, – и умилосердись, и милостив буди к нам. Да не одолеет злоба, хитрость и коварство диавола Твоей благости, простоты, святыни, премудрости, долготерпения. Помяни, что Ты сделал для искупления человека, – да не бесплодны будут Твои словеса и Твои страдания в нас.

Я – недостойный орган Церкви при возглашении ектений и молитв, при совершении Таинств.

Благодарю Господа за множество щедрот и за обилие благодати Его, привлеченных вчера за всенощной искренним, всесердечным к Нему обращением и слезным покаянием во грехах, – да и это последнее было делом Его милости и благодати: благодать воскресила меня из мертвых, отняла сердечное и вообще внутреннее, органическое бессилие, разогнала тьму, боязнь, полчище грехов и демонов, отъяла виновность, ужасную бедность моего духа, прикрыла наготу, даровала ясный голос, одарила светлыми и величественными помыслами, согрела животворными чувствами, как лучами Божества, даровала бесчисленные блага, – слезы текли по ланитам моим. Молился я усердно за себя и за всех. Как я рад, что не отверг меня Господь по грехам моим! А то я был как спящии во гробе, иже от руки Твоея отриновени быша [Пс. 87, 6]; теперь же ожило сердце, ожило, воскресло, прониклось Божественною жизнью, Божественным миром!

Теперь-то я познал, какое величайшее бедствие – грех, сколь он мерзок, лукав, гибелен, отвратителен во всех своих видах, как ужасно наклонение человека ко греху (да не осуждаю никого и снисхожу ко всем); сколько коварства и насилия вражьего устремлено на человека во всякое время и всякий час! Но теперь же я познал и опытно, сколь велико милосердие Божие к человеческому роду, сколько сил Божественных устремлено на человека верующего и способного к приемлемости Божией благодати; какую любовь необъятную, несказанную явил Господь во спасение погибающего человечества – в воплощении Своего Божественного Сына, в Его истощании, чудотворениях, Его просветительной и зиждительной проповеди, в Его житии, страдании, смерти, воскресении и вознесении! Как возвысил безмерно достоинство наше, столько униженное, поруганное, обесчещенное, обожив человека и спосадив Его на престоле Божества! Истинно, где умножился грех, там воспреизбыточествовала благодать [Рим. 5, 20]. Слава о сем Господу! Но сколь велика милость Божия, столько же [мы] нечувствительны, неблагодарны, невнимательны, злонравны, ленивы, небратолюбивы, скупы, блудны, сластолюбивы, земнолюбивы.

Ключу Царства Христова, Дево Богородице, отверзи мне, кающемуся, врата Царствия Небесного.

Попеременно употребляются в церкви за богослужением и ветхозаветные, и новозаветные песни, чудеса Ветхого и Нового Завета потому, что они взаимно себя поясняют, подтверждают, доказывают, и из совокупности их познается во всей силе чудное величие Бога нашего, Его правда, верность, истина, премудрость, всемогущество. Всё последовательно, верно, премудро идет от начала мира доныне. Всё или исполнилось, или исполнится. Чудный домострой! Верно исполнится и всё прочее и в пришествие Антихриста, и в пришествие Христово...

Даровать мне больше того, сколько мне Господь даровал с верою Своей святою, даровать более невозможно. Только благодарить и любить надо Бога и ближнего.

Достоинство человека и христианина ничем иным так не поддерживается, как тщательным удалением от всякого греха и от всякой тени греха.

Благодарю Господа за дар причащения Божественных Таин на сегодняшней литургии.

Вчера, в воскресенье, за поздней обедней мне было ужасно тяжко 1) от постной пищи и постных пирогов на постном масле и 2) от спертого воздуха. Я с трудом говорил; нервы были болезненны до крайности; я трепетал; голос дрожал; говорить почти не мог; мнительность крайняя; подозрительность злая также: все были виноваты у меня – и отец диакон, и Н. Гавр. Протопопов, и все. Сегодня разрешил на скоромный суп из курицы и куриное мясо – и покоен и здоров. Мехи ветхи, риза ветха – это моя плоть.

Благодарю Господа, избавившего меня нынешний день много раз от запинавших меня грехов, преимущественно внутреннего прелюбодейства. Благослови душе моя, Господа... очищающаго вся беззакония твоя на кийждо день и час [Пс. 102].

Ин век тебя, душе, ожидает, и Господь обличит твои тайные и явные деяния, не пребуди убо в здешних.

Ужасную тяготу, туту и тесноту испытал я сегодня по случаю размолвки моей с дьячком Алексеем Преображенским, которого я заставлял читать реже и яснее, а он не хотел. Он обиделся и озлился на меня за справедливое требование. Во время обедни мне было тесно, скорбно, и по причащении я не получил мира, свободы, утешения из-за того, что не примирился с отроком, которого я изобидел. Когда я сидел в классе во мне была ужасная теснота, и я часто мялся. Приехал домой, скушал три яблочка, и стало мне хорошо, потому что и от желудка зависело мое беспокойство. Идучи к вечерне, я обрадовался, встретив изобиженного мною отрока Алексея, попросил у него извинения, а он по скромности и детскому незлобию сказал: простите меня, я виноват, я вас вывел из терпения, я рассердил вас, – и потом дал ему милостыни. И как после этого я был покоен, развязан, свободен! Вечерню служил совершенно покойно; крестины совершал радостным духом, радуяся Господеви, Его величию, благости, всемогуществу, премудрости, явленных в творении и промышлении и наипаче в спасении рода человеческого. Ночь спал совершенно покойно в нетопленой комнате. На ночь пил молоко с булкой и булочками, немножко чаю; в куриный суп булку макал, частичку курочки съел. Это мое лекарство. Слава Господу, разрешившему мою вину и мои скорби. Истинно слово: если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный [Мф. 6, 14]. Алексей разрешил меня от скорби. И за дьячка Алексея Павл, благодарю Господа, и он переменился к лучшему.

Девять с половиной часов вечера. Явил на мне ныне Господь безмерную Свою милость, простил мне великое прегрешение, отъял от сердца лютую тесноту и скорбь, принял покаяние мое, не посрамил упования моего. Я несколько раз ярился на нищих, неотступно просивших милостыни, кричал на них, топал ногами, толкал, и за это по достоянию восприял в себе возмездие – смерть духовную; но, не отчаявшись в Божественном милосердии, стал каяться слезно пред всевидящим оком Его и всегда отверстым слухом Его – и был скоро услышан: грех прощен, смятение отъято, мир дарован, совесть умирена. Слава о сем Господу! Как мне научиться владеть собою, чтобы не раздражаться, не гневаться? Кроткий и смиренный сердцем Господи Иисусе! Научи меня кротости и смирению. Когда я шел от дома Лебедева по Андреевскому переулку, то мне показалось, будто нищие стоят у стены синебрюховского флигеля, – и огорчился опять на них, и уязвился, и смутился опять, но, пришед домой, упал на колена пред Господом и просил милость, и опять помилован – и паки славу Богу милосердому воссылаю.

Неправда наша пред Богом и пред ближними. Мы питаемся каждый день хорошею, лучшею пищею, пьем добрые вина, вдобавок к этому забавляем себя курением из уст благовонных, а может быть, и не благовонных растений, или питие из вскипяченных ароматических чужеземных растений, тогда как братия наша, имеющие одинаковые права на дары Божии, не имеют куска хлеба, и мы безжалостно отказываем им в этом куске, в одном куске хлеба, – справедливо ли это? Да еще разбраним их за то, что они просят у нас этого куска, – по-человечески ли мы поступаем? Или мы живем в пространных покоях, среди зеленеющих комнатных садов, иногда приносящих нам и зимою плоды, тогда как братья наши не имеют и уголка, где главу приклонить на ночь от непогоды, холодного ветра или морозу, и, когда они просят у нас несколько копеек на ночлег, мы отказываем им в этом, и даже браним их и угрожаем им тюрьмою, которая, впрочем, может быть для них благодеянием, а не наказанием, а только для нас есть великое наказание, – справедливо ли это? Если сами мы имеем много перемен одежд, иногда из шелку и бархату или из лучшего сукна, или целые десятки перемен белья, тогда как братья наши – не говорю пьяные, а постоянно трезвые, но бессильные и безместные, не имеют и необходимейшей одежды, – и просят у нас жалобно необходимой одежды для защиты от непогоды, а мы сурово отказываем им в этом. Справедливо ли и по-человечески ли мы поступаем? Единое ли мы тело? Члены ли мы Христовы? Члены ли друг другу? Христиане ли мы? Можем ли мы ожидать милости от Христа Бога? Не геенны ли мы достойны? – Геенны и участи козлищ, а не овец. У иного лежат десятки тысяч собранного богатства, большие житницы, полные хлеба и всякого добра на многие годы, и он не хочет уделить из них бедным куска хлеба, – справедливо ли это? И как же поступать с нами после этого Всеблагому и Прещедрому, даровавшему нам Свои блага в изобилии для подаяния неимущим? – Поистине, по всей строгости праведного суда Своего, то есть воздать нам вечной казнью. Итак, чтый да разумеет.

О, сколь пространно и прекрасно небо! Какая широта! Какая светлость! И там уготовано блаженство праведникам, – что же мы привязываемся к земным благам? Не тлен ли все блага земные? Где у нас разум? Где вера? Где милостыня, отверзающая врата рая? К чему пристрастие к миру телесному? Прелюбодейному и грешному?

Когда я сопоставляю величие благ, дарованных нам Богом в рождении, в возрождении водою и Духом, в звании, воспитании, в общественном положении и сопряженных с ним выгодах: в жаловании, почестях, доходах, прибытках – особенно же благу, дарованному нам в сотворении нас по образу Божию, в искуплении Сыном Божиим, в Его вочеловечении, в причислении нас к Его Церкви, или избранному Его стаду, в обожении, в причащении Тела и Крови Его, в обетовании вечной жизни ради заслуг Единородного Сына Божия, – то дивлюсь дивом великим о моей неблагодарности и моем злонравии, невнимании, пристрастии к земным тленным благам, в немилосердии, жестокосердии, – и спрашиваю себя: как еще терпит меня Господь на земле? Как не истребил меня давно? Как доселе я не в аде, подобно упоминаемому в Евангелии жестокому богачу, презиравшему бедного Лазаря [Лк. 16, 19 – 31]?

Курение сигары, хотя и благовонной по-видимому, скверное действие производит (кал во рту), и бессонницу (на 29 ноября) от табаку, и стеснение в груди.

Не уподобляйся злому, но благому. А я в милостыни, которой не умею подавать, уподобляюсь злому, а не благому, ибо не в простоте сердца подаю, не от души, а нередко со злостию, чтобы только отвязаться. (Осуждаю себя за это.) Подаю с досадой, с презрением, забывая вовсе, что они по образу Божию, что они – члены Христа и достояние Его, что они – наследники будущего Царствия, ибо не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия? [Иак. 2, 5]. Мне бы самому надо желать сделаться нищим по доброй воле, чтобы уподобиться, хоть отчасти уподобиться Обнищавшему добровольно ради меня, то есть Господу Иисусу Христу, и в Бога богатеть, а не себе собирать [Лк. 12, 21], – но я этого доселе не хотел.

Доселе я не научился управлять собою, своими помыслами и движениями сердца и возмущаюсь страстями гнева, нечистоты, зависти, злобы, гордости, корыстолюбия, алчности и чревоугодия. Боже, милостив буди мне, грешнику.

(С вечера немножко покурил я сигары, и от нее ночь нехорошо спал, а утром служить было тяжело: дыхание было стесненное; может быть, и постная пища была причиною.)

Благодарю Господа, сподобившего принять мое служение вчерашний день и даровавшего мне вкусить Божественной бессмертной трапезы Его – пречистого Тела и Крови Своей; благодарю за мирное и благопоспешное служение. 29 ноября. Четверг.

Благодарю за великую помощь Твою, Христе Боже мой, и сегодня данную мне в служении утрени. Но душит и душит меня выкуренная полусигара; тяжело дыхание табачное. Подлинно, это – сатанинское курение.

Страшное дело! Люди превратили себя в курильницы! И деньги даром, напрасно тратятся, и душою обладает нелепая привычка, налагая на всё существо человека адские узы, и здоровье расстраивается, и другим, некурящим, вред приносит, ибо прокуренные комнаты не способны для здорового жития. О, как умножилось терние страстей! Курение табаку, тление зажженной и дымящейся сигары есть изображение вечно тлеющих в душе страстей и похотей. А сколько у нищих отнимается насущного пропитания чрез эти прихоти! А сколько голодающих-то из-за наших прихотей, сколько нагих, бесприютных! И мы их же судим немилосердно!

Славно прославися во мне Христос Бог в Своем долготерпении к моим злобам и в Своем милосердии к кающимся, когда беды и тесноты адские поглотили меня за ярость на нищих после окончания литургии, когда я шел в классы. Бесконечно благ ко мне Господь, а я бесконечно зол, окаянный. Славлю Господа, услышавшего молитву покаяния моего внутреннего.

А молоко я напрасно пил в пост: грубеет и злеет сердце от него. Сегодня за утреней в Андреев день оно удобно подверглось неприязни на отца дьякона Петра. И долго я страдал, пока искренней молитвой покаяния не испросил милость у Господа. Не есть молока в пост отнюдь.

30 ноября

Благодарю Господа, избавившего меня державно и милостиво от запявшей меня, по демонскому коварству, вражды на отца дьякона Петра Алексеевича Софронова, за нецелование им благословившей руки и за кажущуюся его неприязнь ко мне. Покаялся я внутренне в своем безумстве, самолюбии, любочестии, в своей мелочности, в своей злости и гордыни, скрывающихся во глубине сердца моего и при случае возникающих наружу; извинил искренно брата моего во всем, в чем он, как человек, согрешил против меня, помолился за него от души Богу, да помилует его, да умягчит и да просветит сердце его и ум его; молился долго, ибо враг настоял [30] и мучил неприязнию, подстрекал ко вражде. Господь исполнил все во благих желания мои, очистил беззакония мои, отъял от души скорбь, тесноту, срамоту и слепоту, умирил, распространил сердце мое и даровал мне спокойно и с умилением служить Божественную литургию, особенно после великого входа. (А за утреней мне было тяжко от козней демонской злобы.)

Грех – это такая злая змея, которая непрестанно посягает на мою чистоту, святыню, красоту, свободу, мудрость, любовь к Творцу как образа Божия, на мое спокойствие, благополучие; которая непрестанно силится воспрепятствовать мне проявить мои силы и свойства душевные надлежащим образом – достигать мне великой и преблаженной цели моего бытия; она льстит и насилует меня непрестанно, уловляет меня в свои сети десными и шуими: то смущением, боязнию и страхом расслабляет и низлагает меня, то лукавым смехом (как вчера на великом входе, при виде чтеца Ивана Васильевича Полиглотова, в стихаре предо мною стоявшего при Соборном служении), то лакомством и блудными помыслами и движениями сердца, то злобою, завистию, неприязнию мучит меня, то лукавым пристрастием к земным благам – к деньгам, к блестящим вещам, к красивым и мягким материям; уловляет меня прекрасным видом домов и зеркальных стекол в них – и отвлекает взор от неба, от прекрасного горнего града Иерусалима, емуже художник и создатель Бог, от Самого Господа, от нищих, покрытых рубищами братьев моих, – всюду он обманывает меня, чрез всё тлит, безобразит меня, и особенно запинает меня чрез пищу и питье, которые неизбежны для меня каждый день и которые я по жадности употребляю в большем чем нужно количестве и тем нарушаю естественную тонкость и нежность души моей: огрубело сердце, сказано, людей сих [Деян. 28, 27]. Потому надо непрестанно бодрствовать, молиться и бороться со грехом до конца земной временной жизни.

Чудна небесная Божественная вера наша! Премудро, верно, свято и праведно все домостроительство Божие о нашем спасении – с начала до конца. Верен Господь во всех словесех Своих [Пс. 144, 13], свидения (уставы) Его уверишася зело [рус.: несомненно верны] [Пс. 92, 6]. Всё исполнилось, что было предсказано, или исполнится, и исполнившееся уже служит крепчайшим и вернейшим ручательством, что исполнится и то, что еще не исполнилось, чему еще не настало время. Богослужение нашей Церкви представляет как бы на ладони, как бы в панораме весь чудный Божественный план спасения человеческого рода: это – чудо и бездна Божественной премудрости, благости, силы на пространстве веков и тысячелетий, в малом объеме ежедневных или годичных служб. А какой дух-дух святыни, правды, любви, милосердия, долготерпения, спасения – дышит во всех молитвах, молениях, возгласах, священнодействиях и Таинствах. Какое величие Божие! Какая красота Божия! Какие доблести и красота святых, начиная с Матери Божией и до последнего праведника! Что за рай небесный! Что за благоухание, что за красота! И какое разнообразие и многочисленность этих одушевленных райских цветов. Каждый день видишь новые и новые!

Так говори: во время нашей соборной общественной молитвы церковной вся Церковь небесная предстательствует за нас перед Богом; совершается у нас благообразное по чину служение – и на небе также совершается благочиннейшее служение о мире. Общественная молитва о всех служит знаком любвеобильного общения нашего со всеми и есть приготовление к общению с Богом и со святыми в Царстве Небесном.

Каждый день в нашем сердце деется дьявольская работа растления, извращения, осквернения, омрачения богообразной скинии души нашей. Не нужно спать, а бодрствовать, трезвиться, поститься, молиться.

Примечание

19. Евсевий Кесарийский (263 – 340 гг.) – отец церковной истории. Приведем его цитату из "Церковной истории": "В произведении... против ереси Артемона, которую старается возродить Павел Самосатский, есть повествование о событиях, о которых и мы рассказывали. (2) Творцы этой ереси, утверждающей, что Спаситель был просто человеком, стараются внушить к ней уважение ссылкой на ее древность; наш автор опровергает их, указывая, что появилась она совсем недавно. Много у него и других изобличений этой богохульной лжи. Вот слово в слово его рассуждение: (3) "Они говорят, что в старину все люди и сами апостолы были наставлены и учили тому, чему учат сейчас; истина сохранялась до Виктора, тринадцатого епископа в Риме; с его же преемника Зефирина истину стали искажать. (4) Слова их могли бы показаться убедительными, если бы им не противоречило, во-первых, Святое Писание, а затем и сочинения некоторых братьев, написанные еще до Виктора в защиту истины, против язычников и против тогдашних ересей. Я разумею Иустина, Мильтиада, Татиана, Климента и многих других. Все они признают Христа Богом. (5) Кто не знает книг Иринея, Мелитона и других! Все провозглашают Христа Богом и Человеком. И сколько псалмов и песнопений от начала христианства написали верующие братья, славя Христа как Слово Божие! (6) И если в течение стольких лет провозглашаемо было мнение Церкви, то можно ли поверить, что жившие до Виктора учили так, как они говорят? Не совестно ли им возводить такую клевету на Виктора? Они ведь прекрасно знают, что сапожника Феодота, главу и отца этого богоотступнического учения, первого заявившего, что Христос – просто человек, Виктор отлучил от Церкви. Если бы Виктор, по их словам, придерживался их богохульного учения, разве отвергнул бы он Феодота, измыслившего эту ересь?" (7) Это о Викторе. Он нес свое служение десять лет; преемником его стал Зефирин на девятом году царствования Севера. Автор упомянутой книги о названной ереси рассказывает и о другом происшествии, случившемся при Зефирине. Вот его собственные слова: (8) "Напомню многим из братии то, что случилось при нас. Думаю, случись такое в Содоме, это, пожалуй, образумило бы тамошних жителей. Был некий исповедник Наталий, не из давних, а наш современник. (9) Его как-то обманули Асклепиодот и меняла Феодот (другой, не ересиарх). Оба они были учениками Феодота сапожника, которого первым за его умствования, вернее безумства, отлучил от Церкви тогдашний епископ Виктор. (10) Они убедили Наталия назваться епископом еретиков за плату – сто пятьдесят динариев в месяц; (11) и в то время, когда он был с еретиками, Господь часто вразумлял его видениями, ибо милосердный Бог и Господь наш Иисус Христос не желал, чтобы свидетельствующий о Его страданиях погиб отлученным. (12) Он, однако, не обращал внимания на эти видения, поймавшись на приманку главенства и корысти, погубившей столько людей; в конце концов, был он избит святыми Ангелами, всю ночь его бичевавшими: встав поутру весь в ранах, он надел рубище, посыпал голову пеплом и кинулся, обливаясь слезами, в ноги епископу Зефирину; простирался не только перед клиром, но и перед мирянами и тронул слезами милосердную Церковь милостивого Христа; но, хотя он просил, молил и показывал рубцы от полученных ран, обратно в Церковь приняли его с трудом". (13) Присоединим к этому и другие слова того же писателя об этих еретиках. Он говорит так: "Священное Писание они спокойно подделывали, отвергали правила древней веры, Христа не понимали, до смысла Писания не доискивались и усердно старались найти некий силлогизм для утверждения своего безбожия. Если кто-либо обращал их внимание на изречение Писания, они доискивались, будет ли оно силлогизмом объединяющим или разделяющим. (14) Оставив Святое Божественное Писание, они занимаются геометрией: от земли взятые, от земли говорят, не зная Сходящего с небес; а некоторые прилежно занимаются геометрией Эвклида; они восхищаются Аристотелем и Теофрастом; Галена чтут почти как Бога. (15) Злоупотребляя языческой наукой для своего еретического учения, они с ловкостью безбожников разбавляют цельную истину Божественного Писания. Нужно ли говорить, что с верой они и рядом не стоят? Поэтому они бесстрашно и наложили руку на Священное Писание, говоря, что они его исправляют. (16) Желающий может узнать, что я не клевещу на них: пусть соберет и сравнит между собой имеющиеся у них списки; он найдет много разногласий: Асклепиадотовы не согласны с Феодотовыми. (17) Можно достать множество этих списков: ученики их усердно переписывали то, что учителя, по их словам, исправили, то есть испортили. Возьми Ермофиловы – опять разлад с другими. Аполлонидовы противоречат сами себе. Можно сравнить ранние с переделанными позже – несогласий множество. (18) Сколько дерзости в этом преступлении, они, вероятно, понимают и сами. Они или не верят, что Священное Писание – это слова Духа Святого, – тогда они люди неверующие, – или они считают себя мудрее Духа – тогда они одержимы демоном. Они не могут отречься от этого преступления, потому что списки их собственноручные. Не такому писанию обучали их оглашатели, и они не могут показать подлинник, с которого списывали. (19) Некоторые решили, что и подделывать Писание не стоит: они просто отвергли Закон и пророков и, объявив свое безбожное учение благодатным, дошли до "бездны погибели"". Цит. по: Евсевий Кесарийский. Церковная история. Книга 5, глава 28. // Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. М. 1993. С. 196 – 198.

20. Молитва "Яко на страшнем Твоем..." из последования ко святому причащению.

21. Стужа́ти (церк.-слав.) – беспокоить, докучать, теснить.

22. Безоче(ь)ство (церк.-слав.) – настойчивость, неотступность в прошении о чем-либо (как бы с закрытыми, ничего не видящими очами), доходящая до неприличия и наглости. Господь в одной из притч, говоря об этой человеческой черте, похвалил настойчивого просителя за неотступность. И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему; а тот изнутри скажет ему в ответ: не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе. Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его [слав.: за безочеьство его], встав, даст ему, сколько просит. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят[Лк. 11, 8].

23. Пакибытие (церк.-слав.) – возрождение, новая жизнь. Банею пакибытия называют Таинство Крещения.

24. Рвение (церк.-слав.) – распря, раздор; гнев, досада.

25. Недомыслимый (церк.-слав.) -непостижимый умом.

26. 27-е Апостольское правило гласит: "Повелеваем епископа, или пресвитера, или диакона, бьющего верных согрешающих или неверных обидевших и тем устрашить хотящего, извергать от священного чина. Ибо Господь отнюдь нас сему не учил: напротив того, Сам, будучи ударяем, не наносил ударов, укоряем, не укорял взаимно, страдая, не угрожал".

27. Пясть (церк.-слав.) – кулак, кисть руки.

28. Ро́ждие (церк.-слав.) – ветвь.

29. Отщети́ть (церк.-слав.) – соделать тщетным, пустым, лишить чего-либо, оставить ни с чем.

30. Настояти (церк.-слав.) – наступать; окружать.

Декабрь

1 декабря

Благодарю Господа, удостоившего меня совершить Божественную всемирную литургию и премирную жертву, примиряющую нас с Богом и соединяющую с Ним: благодарю за причастие пренебесных Таин. Суббота.

Преблагословенная Матерь Божия скорбела скорбями величайшими, да Сама, искушена бывши, может и искушаемым всегда помогать. И Она, Пребыстрая Заступница всех скорбящих, как и Сам Единородный Сын, пострадав, искушен быв, быстро и державно помогает всем страдающим за Него и искушаемым.

В церковном богослужении представляется всем молящимся зрелище Божественной любви и благости, премудрости, всемогущества, правды, святыни, долготерпения, бесконечного снисхождения и истощания Божественного. В театре, в драмах – зрелище страстей человеческих и их соотношений, столкновений; весь интерес драмы не идет далее земного блаженства – разбогатения, женитьбы на любимой особе или же какого-нибудь трагического конца.

Проникнул ли нас дух Христов? А это нам всего необходимее, ибо от этого зависит наше будущая судьба за гробом.

Истлит тебя собственное зло. Потому берегись зла как ужаснейшего смертельного яда и жалей глубоко тех людей, которые подвержены злобе и гневу, а не отвечай им злом на зло, обидой на обиду. Если они не раскаются, не исправятся и станут продолжать к тебе питать вражду, то их истлит собственная злоба или гнев, как и тебя, если ты будешь питать в себе злобу. Это же разумей и о прочих страстях. Подверженный страсти человек, хотя бы, по-видимому, он был благополучен, есть несчастный человек.

Чрез Святейший Синод от Самого Господа исходит священие (sanctiv) на всю Россию: чрез избрание, наречение и посвящение епископов и чрез посвящение епископами священнослужителей и церковнослужителей священнодействуются все службы и Таинства церковные, совершается духовное управление верующими как членами духовного благодатного Царства Христова. (Благословено Царство Отца и Сына и Святого Духа...)

О христолюбивом воинстве Церковь молится как о защитниках Государства, Веры, Церкви, престола. Но и все христиане православные суть духовные воины Христовы, непрестанно воюющие против греха, соблазнов мира, против диавола; Церковь Христова на земле есть Церковь воинствующая. Переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа [2Тим. 2, 3].

Благодарю Господа, как в тихой пристани укрывающего меня в храме Своем от бурь житейских и защищающего, сохраняющего, спасающего, милующего, очищающего, освящающего, просвещающего, укрывающего и обновляющего пречистыми и животворящими Своими Тайнами. Только ради их – мирен, здоров, безопасен и славен.

Высшие духовные интересы у сребролюбивых, сластолюбивых и чревоугодников в пренебрежении, в забвении; они живут для чрева, для удовольствий, для своих похотей – не для Бога, не для ближних.

Благо мне, что Господь не дал и не дает мне быть богатым, чтобы не ожесточилось сердце мое, прилипившись к богатству, и не отступило совершенно от любви к Богу и ближнему, ибо невозможно работать Богу и богатству; вместо же богатства Господь дал мне благодать Свою – наказующую [31], милующую, просвещающую, освящающую, миротворящую, прославляющую, пособствующую в делах моих, украшающую духовною лепотою, спасающую от страстей и врагов и исцеляющую немощи мои. Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения [Лк. 12, 15].

Живот наш – благодать Божия, Сам Христос Бог.

Сребролюбец есть антихрист (пример – Иуда-предатель); чревоугодник есть антихрист, ибо один работает деньгам, а другой – чреву и постоянно противятся благодати Христовой; они долу зрят.

Каждое сердце ноет грехом в различных его видах, болит – потому [нет] на земле истинного, твердого покоя и счастья человеку без Бога, без благодати Божией. Театр подливает только масла этому горючему материалу адскому, или диавольскому, – страстям.

Скоро совершается очищение и обновление мое благодатию молитвы и Святых Таин – но чрезвычайно скоро совершается и новое осквернение и растление греховными помыслами, чувствами, нечистыми движениями сердца и плоти, злобою, завистью, гордостью, лукавством. Каждую минуту надо бодрствовать и бороться с грехом. Чревоугодие наипаче расстраивает духовную жизнь. Чревоугодие есть пренебрежение Бога и души своей. Кратким славословием, как бы перевязью, перевязываем стихи канона, причем одну половину славословия: Слава Отцу и Сыну и Святому Духу говорим на один стих, а другую: И ныне и присно и во веки веков – на другой, в знак двух Заветов, Ветхого и Нового, того, что мы, славя Святую Троицу в этой жизни, тем более с большей истиною в сердце и с большим восторгом будем прославлять ее за рубежом этой краткой, суетной жизни – в жизни будущей, вечной. Во всякой службе славим Отца и Сына и Святого Духа многократно, на всех службах – праздничных и будничных, домашних и общественных, потому что от Святой Троицы произыде альфа и омега, Святою Троицею живем и движемся и существуем [Деян. 17, 28] и Ею совершаем всякую добродетель; Ею соделались святыми и прославились все святые; Ею совершены все великие и сверхъестественные дела в Церкви, которые прославляет Церковь как в Ветхом, так и в Новом Завете, все великие дела в мире: сотворение самого мира и человеческого рода и чудесное восстановление и обновление человеков чрез сверхъестественное воплощение Сына Божия, Коего пришествие, жизнь, учение, чудеса, страдания, смерть, воскресение и вознесение на небеса и искупление бесконечною ценою человеческого рода от греха, проклятия и смерти предвозвещены были многоразлично и многократно в Ветхом Завете.

Пища и питье дают только тень жизни человеку, а не саму жизнь: потому не нужно иметь к ним пристрастия и гоняться за призраками, не жалеть ее (равно как и денег) никому, если нужно дать кому и может дать, ибо за эти тленные вещи получим от щедрот Творца и Спасителя нетленные дары, вечную жизнь.

Радуйся (Владычице), Еюже разрешися преступление (разрешено, прощено чрез Нее преступление праотцев)... Радуйся, ключу Царствия Христова [32], ибо Ею отверзлось заключенное грехами Царство Христово – вечное, святое, блаженное. Христос Бог и здесь, на земле царствует, судит, наказует, милует, поражает, исцеляет, мертвит и оживляет; творит всё в природе, носит и движет, землю согревает, оживляет, освещает, управляет ветрами, водами, силою растительною, образовательною и художественною (во всех животных, не исключая и человека, разумного животного, и в растениях). Царствует и будет царствовать тем паче во веки на небе, в Царстве правды и святыни и несказанного покоя и блаженства.

Ныне, в день святого апостола Андрея Первозванного, я собрал со крестом 112 рублей, для братии 9 рублей 50 копеек [...]; отец протоиерей сказал, что я очень много собрал. (Рождество – в северной части; Крещение – на горе.)

Мудрости в нашей святой вере и в Святой Церкви столько, такая бездна, что и великим мудрецам мира с избытком достало бы оной для рассуждения, удивления, прославления. Но ее утаил Господь от премудрых и разумных, надменных и гордых и открыл ее младенцам по душе, то есть простым, незлобивым, смиренным людям [Мф. 11, 25]. Вот каковы судьбы Божии! Мудрецы и умники лишены мудрости Божией, просветительной, очистительной, спасительной. О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! [Рим. 11, 33]. Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших[Ис. 55, 8 – 9]. Слава Тебе, Господи, слава Тебе.

В ирмосах, канонах выражаются и воспеваются важнейшие, поучительные истины христианской веры, восторгающие ум и веселящие сердце, или глубокие покаянные чувства христианина-грешника, проникнутые твердым упованием на милосердие Божие ради заслуг Иисуса Христа.

Ни одно из бесчисленных моих прошений, которые я воссылал к Богу в разных молитвах, стихирах и стихах канонов или ектениях, не осталось не исполненными – всё благость Божия бесконечная исполнила.

Вчера за всенощной по действию вражескому, по смущению и боязни, от него наведенным, я скрал слова в возгласе: Милостию и щедротами и человеколюбием Единородного Сына Твоего... не выговорил, тогда как о том и самые камни вопиют. Согрешил, безумец! А это из-за пищи и питья и сна днем – сердце расслабело, плотяно стало: блуд одолел, лицезрение.

Чу! Трубный страшный Божий глас, земля всколебалась, все в ужасе! Второе пришествие Сына Божия настало. Мертвые подъемлются из гробов и исходят.

Мощи святых, да и все святые, – суть разительное доказательство и утверждение или подтверждение истины веры и всего учения Христова, или Православной Христовой Церкви. Тут ясна как день и истина и необходимость поста и молитвы, и награда за исполнение Евангелия, и истина воскресения мертвых и будущей жизни. Хочешь убедиться в истине Евангелия, в истине и спасительности Православной Церкви, прииди и виждь – мощи убедят тебя в том.

Мы приносим в храм смрад греховный – Святая Церковь приносит всегда Господу благоухание кадила и благоухание молитвы и подвиги святых в воню благоухания духовного и в ходатайство за нас. Мы приносим хладные сердца – Церковь горящие пламенники святых Божиих и огнь свечей и лампад.

3 декабря

Понедельник. Двукратно Господь сотворил в душе моей чудо милосердия Своего, всеблагий, благопослушливый и вся исполняяй Господь: во-первых, когда я шел от Козлянинова нотариуса с стесненным сердцем от греха и когда служил всенощную у Неустроевых и запят был от врага лукавым помыслом, что Наталия Леонт. живет с Павлом И. Неустроевым в связях запрещенных; лишь я внутренне покаялся и осудил себя, что мне, нечистому и блудному, мерещится все нечистое и блудное, как и помиловал меня Господь, и даровал мне слезы умиления, коими я стал блажен, покоен. Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? [Мф. 7, 3]. Это ко мне идет, мне сказано. Слава благодати и милости Божией!

5 декабря 1873 г

Молоко крайне располагает к сладострастию (щекочет чрево), потому без крайней нужды не должно пить молока, особенно в пост. Я вчера поздно вечером, в двенадцать часов, выпил два стакана после сна с семи часов, а потом лег спать и проспал до семи часов утра и почувствовал во чреслах крайнее сладострастие и тяготу. Нарушающий воздержание и пост, не виноват ли и в блуде? – Да, ибо он делается внутренним прелюбодеянием, если и не наружным вместе. Согрешили мы, беззаконничали, сделали неправду пред Тобою, Господи, не соблюли, не исполнили того, что Тобою заповедано нам; но не предай нас врагу до конца, Боже отцев [33].

6 декабря

Благодарю Господа за великое чудо избавления моего от крайней греховной тесноты и давления бесовского. Чудо сие совершилось многими слезами и трудом молитвенным во время всенощной на Николин день, а теснота появилась у меня, сколько помню, после скоромного, без молитвы обеда у нотариуса Козлянинова в день именин его жены Варвары Дмитриевны 4 декабря, и продолжалась она даже до половины всенощной, ибо я крепким внутренним воплем помолился ко Господу, Богородительнице и святителю Николаю и всем святым о избавлении от тесноты, по грехам моим постигшей и томившей меня. Нечестивец, я предался чревному неистовству, употребляя молоко по временам для здоровья, для груди, усилил в себе страсть блудную, с женою делая неуместную ласку, и вот терны адские вонзились в меня, и при служении голос мой изнемогал, нечист, несилен, глух был – но лишь сердце очистилось благодатию Божиею, и голос стал ясен и звучен. Благодарю Господа за силы Его, за милосердие и благопослушество, за воскрешение меня, умерщвленного грехами моими. О, как сласти плотские противны благодати Божией! Какое средостение делают они между Богом пречистым и нечистою душою. Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть [Быт. 6, 3], то есть нечистота плотская. Надо всемерно хранить чистоту христианину, который есть храм Божий.

Тяжела для сердца и для тела скоромная пища в пост и сама по себе, и как преслушание заповеди: тогда змий в нас гнездится, то есть когда едим скоромное в пост без нужды.

6 декабря

Благодарю Господа за благопоспешество в служении молебнов и литургии и за оживотворение моего недостоинства Божественными Тайнами. На великом входе диавол посмеялся надо мною, а после того Господь помиловал меня, когда я в тесноте и горечи обратился к Нему с усердною молитвою о помощи против лукавого, – и сделался перелом: голос сделался чист, звучен, на сердце покойнее, в душе просторнее, я стал дерзновеннее. А после обедни на молебнах имел великое спокойствие и дерзновение, между прочим, у члена таможни Николая Петровича [Таратыгина] и в редакции "кронштадтского Вестника". Молебнов двадцать или двадцать пять служил: тридцать один рубль заработал.

Но дома вечером чрезвычайно глубоко пал в грех раздражительности и злобы на жену и няньку, да и Анютку за их неисправность, неправду, дикую ярость жены из-за того, что я уронил ребенка нечаянно, когда он шел в темноте в мой кабинет. Поярившись немного, я пошел на молебны и еще, а пришедши с молебнов, выбранил сильно няньку, бросившую ребенка без надзора, да и жену, да и сильно рассердился на жену, только забавляющуюся ребятами и всякое хозяйство бросившую. Согрешил я тяжко пред Богом: столько раз я пел сегодня: Правило веры и образ кротости, воздержания учителя яви тя стаду твоему, яже вещей истина, – и не поревновал кротости и воздержанию великого угодника Христова Николая, и нелепейшим образом нарушил слово о кротости и смирении; разрушил целость души своей, стяжанной слезами покаяния и причащением Божественных Таин и обильными молитвами. Увы мне! Увы мне! Как подкрался ко мне враг и обнажил меня, и уязвил меня, и поверг в крайнюю бедность и нищету духовную. Не стерпел я укоризн жены, которых заслужил за свою суетливость нерассудную и беготню, точно на пожар. Устами пение совершаю, а дела неподобные творю. Дела разногласят со словами. Доколе это?

Не должен я ревновать жены к детям, что она с ними постоянно возится, хотя и балует. Я не маленький и не много нуждаюсь в ней. Самоотвержение в жизни неизбежно, хотя и трудно. Зато и награда от Господа велика. Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? – спросили Господа апостолы. Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную [Мф. 19, 27 – 29].

Отчего происходят мои частые вспышки гнева? От крайнего самолюбия, самоугодия и, последовательно, – от чревоугодия, сластолюбия, сребролюбия, гордости и честолюбия. От того же самолюбия и самоугодия происходит и лицезрение, лицеприятие, человекоугодие или суетная боязнь, неуместный страх, строптивость пред нищими и бедными или пред низшими неисправными и раболепство, подобострастие пред богатыми, пред высшими и знатными, блудливость сердечная при виде прекрасного пола; оттого зложелательство ко врагам или неблагоприятельствующим мне людям, тайное злорадство при виде или слухе о их беде, болезни, несчастии, зависть при виде их благосостояния и блестящих успехов; жаление другим людям при частом их ядении и питье моих снедей и сладких или укрепляющих и веселящих питей; оттого гнев при неисправностях или грубости, непослушании подчиненных; оттого во мне недеятельность, вялость, леность, когда нужно устроить судьбу нищих, и быстрое удовлетворение своим похотям. О, как много во мне грехов!

Благодарю Господа, обратившего меня к покаянию в злобе моей и даровавшего мне примирение с женою, расположение к ней и к детям, незлобивым агнцам.

Благодарю Господа, сподобившего меня провести весь день в славословии имени Его и великого угодника Его, святителя Николая, этого словесного, ясного, светлого неба. Молитвами его всеблагоприятными, всеблагоуханными разжени, Господи, смрад страстей наших и помилуй нас, падших и премного согрешающих Тебе на всякий час. Но, как бы дань какую, враг нашего спасения взял с меня – грех сильного гнева на домашних, от которого я не вдруг оправился, в котором не тотчас покаялся. Да внимаю себе и да берегусь.

Дивен промысел Господа о творящих милостыню. На голодающих самарцев я пожертвовал третьего дня три рубля, и назавтра же Господь возвратил мне их с избытком (частный пристав Прокофьев за молитву родившей жене его). Благодарю Господа.

Человек есть существо падшее, разбитое, немощное, но вместе и существо, одаренное нежною чувствительностью, – потому надо обращаться с ним крайне благоразумно, с осторожностью, как бы более не уронить его духа, не повергнуть в уныние и отчаяние разными трудностями или строгими выговорами и наказаниями, – но, чтобы поощрять и ободрять его, давать ему поводы, случаи и средства к доброму упражнению и развитию его душевных сил и сокровенных в нем расположений к добру, или добродетелей, благоразумно вызывать в нем глубокое, сознательное раскаяние во грехах и побуждать к исправлению и совершенству.

Святая Церковь – наша мать, ходатаица, питательница, просветительница, нежная попечительница, успокоительница, наша заступница и стена нерушимая, наше очищение, освящение, наше истинное облагорожение, утверждение, наша путеводительница, наше обожение, наша слава; она вместе и наш духовный воздух: ею дышат наши души – ее живительным, здоровым, ободряющим воздухом.

Нарушив пост устами (в пятницу молоко), я нарушил его потом зрением, сердцем и чреслами, ощутив беспорядочные, сластные, нечистые движения в членах, ниже чрева лежащих, при виде сосцов молодой красивой матери. Это было при даче молитвы жене родившей. Вот как необходимо обуздывать страстную плоть постом. Вот как она воюет на душу непрестанно и сильно! А я отложил оружие, разумею пост, – как будто брань кончилась и настал мир или как будто я уже утвердился в святости. О я, человек пребеззаконный, скверный, многострастный!

Каюсь пред Господом в нарушении поста устами и чреслами! Стакан сладкого чаю выпил с вином и потом полтора стакана молока, как на грех, – оно стояло на столе для детей! О, как оно тягостно во чреве и в боках моих! Теснота!

8 декабря

Был я вчера в неширокой, прокуренной табаком квартире Федора Степановича Токмачева, зятя А.Т. Сорокина, где было мне тяжело дышать; выпил у него два стакана сладкого чаю, две рюмки портвейну и закусил икры паюсной. Что же из этого вышло? Ночное осквернение. При каком видении? Совсем не при блудном, а при замешательстве и страхе во время чтения какой-то речи моей пред сильным мира лицом, едва ли не пред государем. Так смутил меня диавол! Такую боязнь сильного лица произвел, что я совсем растерялся, а природа чресл совершала все это время свой семеисточный процесс. Прости мне, Господи человеколюбие, мое чревоугодие и невоздержание – что я и молоко ради здоровья пил утром, хотя и без того милостию Божией здравствую. Шубу новую, перешитую, вчера обновил вечером – очень тепла! Благодарю за нее Господа. А нищих не обогрел как должно: не дал им на одежду потребного, только на хлеб дал да на ночлег.

Имя Твое дивное и славное чудно прославилось во мне и нынешний день, когда в тесноте греха (был в Почтамте с письмом) воззрел к Тебе сердечными очами и молил Тебя о милости, мире и спасении души моей. Тотчас спас Ты меня именем Своим; тут и к святителю Николаю Чудотворцу я взирал сердечно и телесно с мольбою о ходатайстве за меня пред Господом. Имя Твое – сила, спасение, жизнь, мир, свобода и пространство [34] и слава души моей. Пять часов вечера.

Дивно вознаградил меня Господь за милостыню Марье Арсеньевне: лишь только я решился помочь ей с дочерью и матерью, как меня приглашают к больной причащать и соборовать; по совершении требы я получаю столько, сколько отдал Марьи Арсеньевне, – пять рублей. Благодарю Господа. 8 декабря. Суббота.

Помилуй меня, Господи, яко нарушил пост Твой, четыредесятидневный пред днем спасительного дня воплощения, паче же Рождества Твоего: скоромное молоко пил и нередко, не хотя, ел, как у Сверлова. 8 декабря.

Господи, благодарю Тебя за безмерную милость Твою, яко меня, блудного, помиловал и очистил еси, услышав молитву мою, когда я ехал к Суйковскому. Теснил меня блудный помысл.

На ночь, окаянный, семгу ел, вина пил, чай сладкий у Сверлова, а дома молока две чашечки с половиной со скоромными булочками, оттого и во сне искушение блудное; от взирания на девицу во сне с услаждением едва-едва семена не вышли; осквернение тотчас угрожало. Да уже и осквернился блудною похотью и блудным сердечным зрением во сне (ибо телесное было закрыто). Согрешил, окаянный.

Маловер! Зачем я боюсь оскудения при раздаче милостыни и раздражаюсь на нищих, что их много и часто ходят ко мне с просьбой? Не видел ли я дивных опытов милосердия и щедрот Божиих ко мне и не вижу ли постоянно? – А что ежедневно и несколько раз в день ходят, за то надо еще больше жалеть нищих, что они поставлены в жалкую необходимость вымаливать и выхаживать себе насущное пропитание и подвергаться гневу и укоризнам дателей. Живя в своих палатах, сытые и одетые лучшим образом, мы и представить себе не можем, как тяжело нищим быть голодными, холодными и без приюта! Правда, что многих, многих никто сюда не звал: они бросились сюда очертя голову – но все-таки они жалкие люди: они от крайности сюда [бросились], как стадо овец, загнанное в стадо волков.

9 декабря

Утреня и ранняя обедня. Благодарю Господа, благопоспешившего мне совершить три службы – утреню, обедню и молебен с водосвятием, и наипаче, что удостоил меня Господь причаститься неосужденно пречистых и животворящих Своих Таин; затем благодарю Господа за несколько молебнов в частных домах и за вещественные дары Господа братии храма.

Премудрость, прости услышим святаго Евангелия. [...] место из Евангелия от евангелиста Луки. Гл. 11, 31. Царица южная восстанет на суд с людьми рода сего и осудит их, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона. Как слушают и читают христиане Евангелие?..

Не сердце ли наю горя бе в наю [Лк. 24, 32], когда молитвенно предстою во храме или когда с верою и любовью причащаюсь Святых Таин.

Для чистых, говорят, все чисто [Тит. 1, 15]. Это говорят, когда хотят оправдаться, делая вечер и пляску с девицами на воскресенье. Да чист ли человек? – Нечист, – и нечистому и чистое представиться может нечистым, и чистым может соблазниться. Лучше же удалиться от соблазна и не смотреть на то, что соблазняет, бегать суеты мира и держаться единого на потребу. С какими мыслями пойдут ученики и ученицы к обедне в воскресенье, когда накануне вдоволь танцевали? (Бал в гимназии на воскресный день 9-го декабря.)

Благодарю Господа, удивившего на мне Свое долготерпение и Свое милосердие. Разгневался я на нищих вечером, и не дал им потребного для тела, и запер от них ворота, – но так уязвилась от этого и так возмутилась и такой подпала тесноте душа моя, что я должен был выйти на улицу, чтобы удовлетворить по возможности нищих, которым и дал, с выговором и рвением, потребное, – но и за всем тем теснота в сердце оставалась. Я ходил по улице и каялся во глубине души, убедительнейшим образом моля Господа помиловать меня. Наконец внял Господь молитве покаяния: возложил на меня державную руку Свою и оставил мне нечестие сердца моего. За сие славлю и благодарю и превозношу Его.

Из-за пристрастия к тленным вещам растлеваю и смущаю окаянную душу мою, тогда как ничего нет дороже мира и любви и благодати Божией. Когда я оставлю пристрастия и буду бесстрастен? Когда буду горé зреть и презирать земное? Когда буду незлобив, как агнец? О, святии апостолы, приявшие Духа Небесного, всё земное оставившие как сор! Испросите мне у Господа, чтобы зреть горé. Агнцы незлобивые, [научите] меня кротости! Чистии сердцем! Научите меня чистоте и бесстрастию!

Сей ли мир я люблю, в котором Господа славы убили и ко кресту пригвоздили? Те ли сребренники я люблю, из-за которых бесценный Господь был предан злодеям? Ту ли славу люблю, славу мира сего, которая пренебрегает славою Божиею! Вы друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете [Ин. 5, 44].

Несомненно, что братские наши доходы, приобретаемые наипаче мною, есть чистый дар милости и щедрот Божиих, с малыми трудами нами приобретаемые, и, как дар милости и щедрот, должны быть уделяемы неимущим – всеми членами причта, по крайней мере старшими (тремя священниками и одним несемейным диаконом), – но по непостижимому жестокосердию, любостяжанию и упрямству никто из них нерадит о милостыне и даром полученного не уделяет даром нищим – голодным, без крова, без одежды и обуви, и только наполняет сокровищницы свои, и без того уже полные и могущие с избытком довольствовать их десятки лет (это я знаю, хотя они и лгут постоянно, говоря, что у них денег нет). Что же делать мне, преимущественно пред всеми ими работающему за всю и на всю братию – и наиболее на старшую, неправедно удерживающую дары Божии, мзду наипаче трудов моих у себя? Неправду их не покрыть ли хоть несколько мне правдою милостынеподаяния за всех и наипаче за сребролюбивую старшую братию, да не прогневается на нас Господь за нашу ложь и наше сребролюбие и да жертва мольбы и хвалы нашей будет приятным благоуханием Господу, да пробавит Господь нам, недостойным, милости Свои и щедроты Свои? Да, мамона братии моей есть мамона неправды, ибо неправедно удерживается ими у себя; им угобзися зело [35] нива, и они не знают, где собрать плоды свои, ломают житницы и большие созидают [Лк. 12, 16 – 18]: деньги отдают на проценты и мечтают многие, многие годы жить во всяком изобилии, не уделяя нищим, коих столь много, много. Нет, не буду неправедно наполнять и еще их лихоимствующие руки – их не наполнишь, но избытки только, мною приемлемые, буду отдавать бедным: этого требует правда Божия, говорящая:

Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто [Лк. И, 41], или: приобретайте себе друзей богатством неправедным [Лк. 16, 9]; и: Продавайте имения ваши и давайте милостыню [Лк. 12, 33]. Ибо сколь много лишнего в нашем имении, что могло бы удовлетворить нужды многих нищих!

И Господь, видя мою милостыню, более и более подаёт нам туне [36] по закону милости и правды Своей: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2]. Давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам [Лк. 6, 38]. Так и возмеривает всегда Господь, наипаче мне. Да подаю же я всегда в простоте и с добрым изволением, с усердием, смирением, кротостью и, толикократно [37] научаемый Богом подаянию милостыни, да не буду впредь [безумен], раздражителен, сам разрушая то, что созидаю; да делаю дело Божие (ибо Сам Христос приемлет милостыню) с радостью, а не воздыхая и ярясь, и да не даю места диаволу, и да не посмеется он надо мною.

Благодарю Господа, избавившего меня от тесноты греховной, от тесноты сребролюбия, после продолжительной тайной молитвы покаяния моего на улице, утром.

11 Козлянинова, то есть попал мысленно и греховным движением сердца и плоти чрез зрение пожилой женщины, имеющей многих взрослых детей, – думает еще прельщать своими прелестями и одеваться нескромно (декольте) и лукаво посматривать на свою отрытую грудь

И как было тяжело после видения ее! Как связан я был! Не мог я говорить уроки по закону Божию! Проклял я это воззрение, этот всегубительный и прелестный грех! Трава ли меня прельстила? Гной ли? Пар ли скоропреходящий? Красота ли плотская? А где Художник? Где Его красота нетленная и неизреченная? Где Его пречистая Плоть и Кровь, которою мы питаемся, оживляемся, очищаемся, освящаемся? Где Его сладость нетленная, чистейшая, бесконечная? Где Его святыня и словеса Его: будьте святы, потому что Я свят [Лев. 11, 45]? Это забыл я, окаянный! Вот тебе сладкий кисель! Вот рыба! Вот вкусная просфора! Вот [жадность]!

По уходе от Козлянинова долго молился, идя по улице, – и Господь принял искреннее покаяние и помиловал меня, даровав мир, свободу, свет очам моим. [Берегитесь] воззрения! Каким спасительным правилам учит нас Евангелие! Как тщательно надо исполнять все догматы! Тогда будете блаженны!

Мы славим непрестанно Господа, потому что Он есть Бог славы, и существо Его – слава, и славить Его и уподобляться Ему в святости – есть блаженство всех разумных тварей; славим Его громко потому, что диавол непрестанно хулит препрославленное, великолепое имя Божие и клевретов своих из людей научает тому. Небо и земля полны славы Божией [Ис. 6, 3] – как нам, видящим толикую [38] славу Божию, премудрость, всемогущество, благость Божию во всем, не славить Его? Если мы умолчим, то камни возопиют.

11-го декабря

Благодарю Духа Божия, Святого Господа животворящего, глаголавшего пророками, за духовное питание и услаждение Псалтирью в русском переводе в заседании Окружного суда в Думе – и за дерзновенное и сильное, звучное чтение присяги в продолжение двух (10-го и 11-го) дней.

Ночью сегодня (на 12-е декабря) сделалось семяисточение, вероятно, от груш и выпитого мною для здоровья (для груди) стакана молока, да от излишнего чаю, а отчасти, может быть, и от нахождения долго в спертом воздухе! Встав, я переменил белье, вымыл руки, помолился в покаянии Господу моему, Коего всегда, окаянный, прогневляю словом и делом и помышлением; потом прочитал 118 псалом, а затем (это было в три часа) опять лег спать. (Надо заметить, что погода была теплая, и снегу много выпало вчера вечером и в наступившую ночь.)

Горе богатым, собирающим себе, а не в Бога богатеющим [Лк. 12, 21], – горе, когда помыслим, что Бог бесконечно благ и щедр и безмерной любовью любит Свое разумное словесное создание – человека, так что Сына Своего Единородного не пощадил для спасения рода человеческого, – горе богачам, когда помыслим, что Господь создал всё в изобилии для всех, а между тем богачи удерживают в своих руках избытки хлеба, одеяний, денег – всего, что нужно для жизни человека; тогда как бедных множество повсюду и они терпят недостатки в самых первых потребностях жизни, богачи захватили святотатственно в свои руки достояние бедных. Горе богатым, когда вспомним, что в лице нищих Сам Христос, Бог наш, терпит нужду, и бедность, и все лишения. Сам Он просит чрез нищих подаяния у богатых и получает отказ. Невольно приходит на память участь богатого весельчака и Лазаря, лежавшего у ворот дома его [Лк. 16, 19 – 31]. Ад и мука – неизбежная участь жестокосердного богача.

В кресте – бездна милосердия, премудрости и силы Божией. Есть над чем призадуматься при кресте всем премудрым и разумным, как и младенцам о Христе.

В словах: Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, и: Пийте от нея вси: сия есть Кровь Моя, – бездна любви Божией к роду человеческому. Есть о чем подумать всякому, беспристрастно углубляющемуся в судьбы Божии касательно рода человеческого и – в себя самого. Священный трепет пробегает по всем членам, по всему существу всякого непредубежденного, не связанного житейскими похотями и сластями человека, когда сердечным слухом слушает он сии слова из уст священнослужителя. О, любовь совершеннейшая! Любовь всеобъемлющая! Любовь крепчайшая! Господь сый всех и Зиждитель, Бог созданное Безстрастный обнищав Себе соедини, и Пасха за яже хотяше умрети Сам сый, Себе предпожре: ядите, вопия, Тело Мое и верою утвердитеся [39]. Что мы приносим, братия, в благодарность Богу за эту любовь к нам? Питаем ли алчущих, напояем ли жаждущих? Одеваем ли нагих? Посещаемых ли больных и в темнице заключенных? А ведь в лице их, как в членах Своих, требует нашей помощи Сам Христос, Спаситель наш, Себе пожерший за нас! 12 декабря 1873.

Вот зрелище Божественное – литургия! Вот зрелище бесконечной любви, премудрости, всемогущества, правды, святости – и зрелище бесконечной сладости и красоты и света, блаженства, ибо в сем Таинстве сокрыты для смыслящих и благочестивых бесконечная сладость, красота, свет, блаженство, святость, правда вечная, всемогущество, благость и премудрость Божия: не насытится сладким и светлым созерцанием ум, восхищением и блаженством сердце при размышлении об этом Таинстве бесконечной любви Божией к погибающему роду человеческому. А мы оставляем Церковь, предпочитая быть лучше в театре – училище суеты, где нет пищи бессмертному нашему духу, нет врачевания, очищения, помощи, где иногда подъемлется на кощунство всё святое, где не принято произносить имя Божие, как разве в шутку, лицемерно, где дается полный разгул так называемым благородным страстям, где подъемлет высоко голову свой мир прелюбодейный и грешный, распявший и распинающий Господа.

31 марта

Благодарю Господа, сподобившего видеть славное Его воскресение и поклониться Ему в радости.

Душа каждого человека окружена мысленною атмосферою, или чистою и прозрачною, светоносною, или нечистою, смрадною, мрачною, подобно как бывает с землею в природе или с солнечными лучами. Скверные, лукавые и хульные помыслы – это мрачная и смердящая атмосфера; благие, чистые помыслы – светлая атмосфера.

28 сентября 1874 г

Филиппу Степанову, дерзко меня упрекнувшему за подачу милостыни, по его мнению неправильную, сделать замечание, да не явится он мудр у себя; что я не мальчик пятнадцати лет, а пастырь его, Богом данный и Богом наставляемый; что он, Степанов, должен за собой смотреть и себя учить, а не пастыря; что он, хоть и ходит на исповедь каждый год, но только для виду, без расположения сердечного и к духовнику, и к важному делу исповеди, что исповедь его всегда была мертвая, смутная, скрытая, без всякой откровенности и, значит, грешная; что пусть себе изберет духовника по сердцу, а я не хочу больше терпеть двуличности и лицемерия.

[Далее следует пропуск почти в полтора авторских листа. – Ред.]

13 декабря

Утро. Доселе непокоен дух мой от вчерашней обиды, причиненной мною нищему, которого я в гневе выдрал за волосы за неотступную просьбу о милостыне. Гнев мужа правды Божия не соделовает [Иак. 1, 20]. Вот я сделал правду неправедно: с досадой и гневом подал милостыню нищим, поздно вечером нахлынувшим для прошения милостыни, когда я вышел для прогулки, а одного нищего во гневе вырвал за волосы, и сам себя уязвил жестоко, в двадцать раз жестче, чем нищего, ибо терзала меня совесть за сделанное, и я не имел покоя. Впрочем, с вечера и ночью, после молитвы покаяния, я спал хорошо; но, пробудившись рано, в половине пятого часа, я от неспокойствия и томления сердца не мог более заснуть; встал, умылся, зачал писать дневник, но слышу – приглашают к больному в Новую улицу, и я пошел в церковь – а на сердце тяжесть и нытье; взял Божественные Тайны, пришел к больному, приветствовал, стал читать молитвы, а на сердце всё тяжело, наипаче от курения сигары накануне (не надо курить – ноет сердце, раздражительным делаюсь больше). Исповедал, причастил, отнес Святые Дары в церковь и стал сокрушаться и плакать о грехах; пошедши из церкви, прошел всю Посадскую улицу в покаянии и вернулся домой. Стало легче. О, как я прогневал Господа и уязвил себя! Отчего же происходит моя раздражительность? От любви к многострастной своей плоти и к суетному миру сему и его суетным благам и от недостатка веры, упования и любви. Этот и подобный случай с нищим показывает, что во мне иной раз нет веры, упования и любви, потому что я пристрастен к тленной своей плоти и к тленным благам мира сего и века сего и во мне нет искреннего чаяния будущей жизни и воздаяния. Боже мой! Доселе я не знаю азбуки христианской. Зачем я не презираю тленную, суетную, грешную плоть? Зачем не презираю мир и его похоти? Зачем не зрю горé? Зачем боюсь переносить сокровище свое с земли на небо, руками нищих предпосылая оное Богу? Да наследую вечные кровы! Что ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли? – взывает возлюбивший Бога всем сердцем царь и пророк Давид. – Изчезе сердце мое (плотское, страстное) и плоть моя (грехи, страсти), Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 27]. О, какое тление и сокрушение, какую тяготу и смерть испытывает душа моя от пристрастия к здешним благам, к здешней жизни, роскоши, сластям, вещам, деньгам, книгам и проч. Страдаю, мучусь от этого пристрастия, мне жестоко противу рожна идти, а продолжаю пристращаться.

Если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы [1Кор. 13, 3], говорил святой апостол Павел. – Не лишиться бы и мне вечной награды от Бога за неохотную подачу милостыни, за упреки и укоризны нищих и иногда за досаждение им. Не погубить бы мне, яже делах добрая. Враг этого и хочет и ищет.

Я должен подавать милостыню не по своей воле, не тогда только и не тем только, когда и кому я хочу, но по воле Божией, иногда тем, кому не хотел бы подать, и тогда, когда не хотел бы. Делай, чего не хочешь, не только чего хочешь. Не моя воля, но Твоя, Господи, да будет, говори и твори. Оставляй всякую привязанность ко благам сей временной жизни – она пройдет как дым и как пар. Держись вечной жизни, к которой ты и призван [1Тим. 6, 12]. Воинствуй доброе, воинствуй с плотию, миром и диаволом.

Я сурово отношусь к бедным потому, что, видно в довольстве живя, забыл, каково терпеть нужду в необходимом. Да не будет сего впредь, да сочувствую нужде ближних.

Плоть наша, или ветхий наш человек, непрестанно ищет на земле большего, лучшего, но он сам не знает, чего ищет. Он ищет суетного, преходящего, а надобно ежедневно искать истинно лучшего и большего, то есть небесного, непреходящего и презирать преходящее, довольствоваться тем, что есть.

Ты говоришь: я капельку оскоромился, – но и чрез одну каплю, если она была не нужна, мог войти в тебя злой дух легкомыслия, непослушания, упрямства, гордости, блуда, пристрастия к земле и жестокосердие к ближнему. Разве много надобно, чтобы злому демону войти в нас, угодить ему? Чрез один помысел неправедный и чрез один глоток можно соединиться с ним, как чрез один глоток пречистого Тела и Крови мы соединяемся с Господом, – такова связь, такова последовательность грехов! А ты по целым стаканам пьешь без нужды в пост молоко, пресыщаешься скоромною пищею, – скажи же, сколько в тебя демонов вошло, демонов непослушания, сластолюбия, блуда, гордости, своенравия и упрямства, жестокосердия, привязанности к суетной жизни плотской, к суетному, преходящему, прелестному миру? – Целый легион: ведь бесы не дремлют, не спят – не так, как мы. Они очень хорошо знают и помнят, как они жестоко поражены нашим Спасителем, какою ценою мы спасены, какие неописанные блага уготованы нам в будущей жизни, и с алчностью невообразимою ищут уловить нас в свои погибельные сети, чтобы так или иначе сделать для нас бесплодным искупление, не достигающей цели пречистую Кровь, излиянную на кресте нашего ради спасения. А мы сами бросаемся в эти сети с головой, руками и ногами, несмысленные, безумные; намеренно выпускаем оружие из рук, разумею пост, или лицемерно постимся, когда предаемся различным постным лакомствам до пресыщения, утучняем себя – и воображаем, что постимся; или, не употребляя скоромной пищи, играем в карты, пьем вино или другие возбуждающие напитки, ходим в театр, на смех и празднословие, читаем пустые книги или даже соблазнительные, предаемся праздности – и думаем, что постимся. О! умно надо и поститься! Ведь нужна рассудительность везде – внимание к себе. Нужно постоянно смотреть за собою тысячью глаз, ибо враги лукавы, неусыпны, сильны, могут сделать нападение вдруг, нечаянно, когда мы не ожидали, и – низложить нас. Для того-то Церковь, памятуя, что мы воины, и дает нам часто в руки наше духовное оружие – пост и молитву, покаяние и умиление! А мы бросаем это оружие как ненужное – оттого легко бываем и низлагаемы супостатом, оттого, от сластолюбия нашего, мы пристрастны к здешним минутным благам и забыли обетованные, нетленные, вечные блага, для наслаждения которыми сотворены и искуплены, оттого мы сребролюбивы, небратолюбивы, несострадательны, жестокосерды, скупы, преданы плотской, животной любви и совсем побеждены и окрадены врагом нашего спасения; оттого враждуем, ссоримся, обидим друг друга из-за пустых вещей. Нам нужно коренное изменение и отчуждение внутреннейших наших помыслов, желаний, пристрастий, коренное изменение сердца, навыкшего гневаться из-за пустых вещей, сердиться, завидовать, недоброжелательствовать, зложелательствовать, мстить или воздавать злом за зло, сластолюбствовать, сребролюбствовать и проч. Нам нужно стяжать единое на потребу – любовь Божию, любовь к ближнему, самоотвержение, как корень всего доброго, ибо в самолюбии корень всякого греха. Оттого Господь и требует от Своих учеников прежде всего самоотвержения: если кто хочет идти за Мною, отвертись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною [Мф. 16, 24]; таким образом – отрекись привычки угождать чреву, пить вино; привычки сердиться на домашних или нищих, гонящихся за тобой; привычки засматриваться на женские красивые лица, на многоразличную красоту сделанных руками человеческими вещей, доводящих иных людей до пристрастия; бегай пристрастия самоугодия, привыкай находить удовольствие в отвержении своей воли и в исполнении воли Божией, закона Божия.

Когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния. Но, когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых, и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных [Лк. 14, 12 – 14]. Вот и я теперь с Господом и Церковью творю обед не для богатых и знатных, а для незнатных, маломощных, для вас, братия мои. Да они и не пойдут, если и звать их.

Итак, предложим духовную трапезу, обильную не яствами, а бессмертною благодатию Духа, не опьяняющий сосуд вина, а дающую трезвое веселие духу, восхищенному зрением Божиих Таин и судеб вечных.

14 декабря

Ну уж какое лютое беспокойство мне было от детородного члена ночью! Какой зной! Какая сласть! Только крестом, коим много раз знаменовался, удержался я от блудного разлияния. Это, вероятно, от выпитого утром молока (два стакана) и от рыбы, жаренной с солью и с маслом, за обедом, да и от сладкого чаю, выпитого в значительном количестве, первый раз внакладку, а другой вприкуску. Всякое излишество вредно. Во время соборования отставного солдата в доме Савельева нога крепко левая разболелась: стоять прямо не могу – и это, думаю, и верно, от излишества в молоке и рыбоядения. Поделом!

Согрешил пред Господом, что на нищего прогневался и на жену мою за пустые опасения ее и укоризны; она назвала меня сумасшедшим, а я ее сатаною, до трех раз; таким образом, воздал уничижением за уничижение, ругательством за ругательство, злом за зло, между тем как сам учу других не воздавать злом за зло, бранью за брань. Согрешил пред Господом и людьми и пред саном своим ангельским и Господним! Помилуй, Господи. Обрати, Господи, прости, исцели, Господи; на стези любви, терпения, незлобия, наставь меня, Господи.

Благодарю Господа, принявшего покаяние мое в злобе моей на жену и даровавшего мне мир, свободу и простор сердечный после тесноты и смятения (я, ходя по Господской улице, внутренно каялся и молился). Был я затем у Ивана Федоровича Пальянова и пил у него пиво баварское прозрачное и чай во славу Божию и на свое здоровье.

Опять прогневался на нищих молодых людей за частое припрашивание милостыни, и опять взволновался и воспалились отчасти адским огнем внутренности мои. Не должен я вовсе раздражаться, это вредит прежде и более всех мне самому – лучше подавать по силе в простоте, с усердием и добродушием. Господь силен воздать сторицею и во всяком случае не допустить до нищенства; какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2]. Давайте, и дастся вам [Лк. 6, 38]. Не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба [Пс. 36, 25]. Помилуй, Господи!

Я нетерпелив, раздражителен и зол: с негодованием и злобою выгонял много раз от себя из квартиры нищих, мужчин и старых и пожилых женщин, приходивших за милостыней. Это не только пастырю, который должен быть образцом кротости для всех, но и мирянину неприлично и грешно. Надо научиться кротости, незлобию, терпеливости, дабы со всеми обращаться ласково, почтительно, снисходительно. Глубоко и много должно мне плакать и рыдать о злобе своей к нищим мира сего и к домашним своим – и впредь с уважением и любовью, ласковостью, учтивостью, снисходительностью обращаться со всяким человеком, особенно христианином, невзирая на лицо, как с удостоенным образа Божия, как с членом Христовым и членом Церкви, которой члены есть и на небе в бесчисленном множестве, и храмами Святого Духа, не щадя для них тленного имения и не подозревая в каждом из бедных, просящем милостыню, пьяницы и ленивца, а напротив, усердно обвиняя прежде всех себя, грешнейшего паче всех, во всех грехах.

Весьма полезно ничего не есть на ночь; легкий покойный сон. Тайный член не беспокоит, легко встается.

С тех пор, как я познал Господа, меня особенно познали нищие и стали обращаться ко мне за всем и всюду в Кронштадте. Не милость ли это Божия? Не облаженствовать ли хочет меня Бог чрез нищих? Ибо милостивые, сказано, помилованы будут [Мф. 5, 7]. Не суета ли мир сей? Не суета ли богатство? Не лучше ли быть обнищавшим ради Господа?

15 декабря

Благодарю Господа, удостоившего меня совершить Божественную литургию раннюю и даровавшего чрез нее мне мир, очищение, освящение, здравие. Благодарю Господа, укротившего бурю прегрешений моих пред литургиею, во время утрени и во время самой литургии.

Всё для ближних и ничего из излишнего для себя. Вот что значит жить не себе, а Христу.

Нищие нищи телесно, а многие из них богаты душевно, а мы, богатые, нищи душевно, – богаты телесно, тлительно для души и для тела. Не худо сделать мену товарам и в Бога начать богатеть, а не себе собирать [Лк. 12, 21].

(Согрешил я, разгневавшись на нищего, смирившегося до земли и просившего на сапоги для отправки в Питер.) В лице ближнего, оскорбляемого мною так или иначе, я сам себя оскорбляю, себя унижаю, себе наношу язвы, ибо он член мой и член Христа Бога, благоволившего облечься в человечество и соединить нас Себе.

Праведный Судия Господи, слава Тебе, яко истинным судом наказуеши меня всегда и, наказуя, врачуешь. (Будет общий Страшный Суд.) Слава и милосердию Твоему ко мне, кающемуся из глубины души, и ко всем кающимся.

Повеление апостольское творить молитвы за всех человеков [1Тим. 2, 1]. Это богодухновенная заповедь – основание церковного порядка молитв, молений, прошений, благодарений. Возвышенны эти молитвы: не самость, а вселюбовь проповедуют они постоянно; в мире – самость и самость, а здесь – общение любви. Вечная высота молитвы и любви! Всем впору достигать этой святой любви – и самому великому, и самому малому.

О, какие бесчисленные духовные блага доставляет мне вера Христова! От каких бед и мук и смертей духовных ежедневно спасает меня! Славлю Господа! Свыше приходит мне всегда спасение, живот, мир, пространство, помощь, слава! А в земных благах – теснота, смерть, смятение, горечь сердца! Горé же сердца!

Согрешил я, обозвав во гневе болваном одного нищего, гнавшегося за мною, не хотевшего вместе с другими у церкви получить милостыню. С гневом остановился я, крикнул на него и с негодованием и неохотно подал ему 20 копеек. А Христос мой добровольно предался Сам за тридцать сребренников для искупления меня от греха, проклятия и смерти. Сколь я неблагодарен и злонравен!

О, глубина моего растления греховного – глубина и великость немощи! Как скоро иссякает во мне истинная любовь даже в отношении к святым, не говорю к ближним, к домашним, к нищим, на коих (последних) я столько раз огорчаюсь, коих укоряю, ругаю, пинаю, деру за волосы. А имена святых иногда не могу выговаривать, если часто приходится их выговаривать! А часто – злоба, зависть, гордость, кичливость, блудливость, корысть, лакомство, леность, нерадение, непослушание! Нет у меня уважения к личности человека (бедного) или домашних. Иссякла любовь моя за умножение беззакония [Мф. 24, 12].

Прощения и оставления грехов – самонужнейшего просим, ибо погибаем во грехах каждый день, ибо грехи разлучают нас от Бога.

Доброго и полезного душам нашим: например, покупать наряды дорогие, ходить в театр, в клуб, на картежные вечера – недоброе, а подавать милостыню, читать Божие слово или слушать и другие добрые дела – доброе и полезное душе.

Слава благодати Божией, милующей, очищающей, освящающей, просвещающей, отрезвляющей, врачующей, укрощающей, укрепляющей, украшающей, прославляющей, умиротворяющей, распространяющей душу.

16 декабря

Немощен был я крайне внутренностями моими при служении молебнов у матросов и у Рудковского, и особенно при служении литургии, – но по причащении Святых Таин я ожил и укрепился духом и телом и беседу произнес с силою и дерзновением. Благодарю о сем Господа, яко не отринул меня многогрешного. Чудно оживил меня Господь. Слава животворящим Тайнам!

Младенец Лиза озлилась на меня, и я вознегодовал на нее и уязвился в душе гневом, но помолился о спасении моем Господу, и да не будут младенцы как рождения змиины, – и Господь спас меня, страстного; грехи младенцев не вменяются им до семи лет по правилам Церкви – и они чада Адамовы, как я, с наклонностью ко злу и действительным злом. Да не вменит им Господь, и я тем более – ибо я, я, я грешен, не они.

Какая болезненность, какая немощь, раздражительность была сегодня у меня во время обедни! И всё от излишества в пище и питье, как думаю. Сколько борьбы, ёженья, ужимок было со мною! На великом входе не мог от боязни диавольской говорить имен царской фамилии. Вот немощь! Возводил очи в горы, и не угодно было Господу ободрить и укрепить меня, ибо я недостоин был сей благодати за невоздержание, за нарушение, как думаю, поста.

В Церкви, и нигде более, мы все познаем единство крови, единство своей природы, единство немощей, грехопадений, болезней, скорбей, единство природы и немощей, кроме греха, в Самом воплотившемся ради нашего спасения Сыне Божием, Господе Иисусе Христе, Который искушен был по-всячески, по подобию, кроме греха, и Который не Ангелов восприемлет... но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям [Евр. 2, 16 – 17]. Небесная ектения великая – и истинно великая по духу всеобщей любви.

Дух Евангельский и церковный я должен стяжать; склад мыслей, желаний намерений, предприятий, слов и действий – также евангельский и церковный, а то у меня свой, мирской дух, плотской образ мыслей, чувств, начинаний, слов и дел. О, православные! Внимайте хорошенько богослужению нашей Церкви! 17 декабря. Понедельник. Утро.

Благодарю Господа, избавившего меня по молитве моей от огорчения, беспокойства и томления. Всегда со мною еси, о Творче и Спасителю мой бодрый, неспящий, внемлющий.

Благодарю Господа за промысл Его о нищих: вчера опять получил три рубля на бедных от одного мастерового.

Мне непременно надо молоко пить для груди и для голоса – слаба стала грудь, трудно говорить и петь. (Совет доктора Виталия Сергеевича Алексеева и одного архимандрита ученого.)

17-е

Благодарю Господа за оживотворение Божественными Тайнами; благодарю Господа за отъятие смущения, скорби и тесноты по молитве покаяния моего; это смущение постигло меня за гнев на Николая, алтарного стража, за его опущение своей должности.

Благодарю Господа за избавление от скверного диавольского жала в сердце в классе (пятом), когда я воззрел двукратно на образ Господа. Благодарю Господа за избавление от скорби и тесноты за неприязнь к младенцу Лизе, из-за которой жена ругала прислугу и часто бранит. Помолился я усердно, и помиловал Господь.

Водите, непременно водите родители или заступающие для детей место родителей детей в храм к богослужению и особенно к литургии и приучайте их слушать со вниманием службу Божию; внушайте им, как сильно возлюбил нас Бог, что Самого Себя предал на страдания и смерть, что Свое собственное Божественное пречистое Тело и Свою Божественную пречистую Кровь отдал нам в пищу и питие. Указывайте им особенно на слова, произносимые священником от лица Господа: Приимите, ядите; сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов; и на слова: Пийте от нея всиг сия есть Кровь Моя Нового Завета. Объясняйте им, какая в них бездна любви к нам, какая бездна снисхождения, самопожертвования, какая бездна премудрости, силы, возвеличения нашей растленной, впрочем, по образу Божию в начале сотворенной, природы и как должны мы возлюбить Господа и друг друга!

18 декабря

Благодарю Господа за пренебесный мир, дарованный мне по причащении Божественных Таин, за дерзновение и веселие сердца моего и за непреткновенное совершение службы – литургии с отпеванием усопшей рабы Божией Евдокии Павловской, умершей внезапно ночью от прилива воды.

Благодарю Господа, милостиво приявшего покаянный вопль мой в тесноте сердца моего после огорчения на жену мою: я сознал себя виновным, капризным, ничем не довольным, избалованным, самоугодливым. Господь даровал мне мир в конце моего пути в гимназию. Славлю Господа. Не остави, Господи!

Мне даром достались двадцать пять рублей от Николая Артем. – поэтому я должен их туне отдать нищим охотно. А я на них сегодня сердился – согрешил и Бога милосердого, нас ради обнищавшего в воплощении, прогневал. К чему я пристрастен – к этой вещественной, тленной, скороминующей жизни? К чему раздражаюсь и обижаю свою душу и вместе здравие душевное и телесное расстраиваю? К чему на этих безответных овец, нищих, сердиться – кротких, смирных, незлобивых, терпеливых, приниженных, стесненных во всем? Это безрассудно и жестоко. Сегодня (20 декабря) память святого великомученика Игнатия Богоносца, растерзанного зверями в римском амфитеатре. Да подражаю ему в любви к Богу и ближнему. Он говорил: нет у меня нимало любви к веществу и к этой временной жизни. Христа ищу и Небесного Отечества. Да подаю же по силе своей, нимало не раздражаясь и не обижая прежде всего себя самого гневом и яростию, ибо мне от ней наибольший вред. Да не попускаю врагу расхищать мои душевные сокровища – благодать, любовь и мир Божий, драгоценнейшие паче всех благ мира сего сокровища. А из-за частых беспокойств от нищих и раздражения моего на них, я, кажется, совсем потерял любовь к ним и возненавидел их. Горе мне! Ибо если я раздам все имение мое... а любви не имею, нет мне в том никакой пользы [1Кор. 13, 3]. Господь всегда воздавал мне за нищих. Воздаст и впредь, не даст обнищать. Да и требования нищих скромны: они многого не просят.

Итак, делай с Богом дела милостыни, благодушествуя в надежде на Бога, столько лет вознаграждавшего меня за бедных. 20 декабря 1873.

21 декабря

Благодарю Господа за совершение литургии вчерашний день и за причащение пречистых и животворящих Таин ко оживлению, очищению, освящению и утверждению моему.

Благодарю Господа, помиловавшего меня милостию великою в квартире Марьи Дм. [...], когда я в покаянии в тайне сердца молился Ему о помиловании и умирении и распространении моего смятененного и стесненного сердца. Слава благости и скоропослушеству Его. Толкущему отверзется [Мф. 7, 8].

По пробуждении сегодня чувствовал тесноту и тоску на сердце от употребления молока на ночь и ядения корюшки. На ночь отнюдь не есть.

21 декабря

По утрени. Благодарю Господа, благопоспешившего мне в служении утрени: голос был чистый, свободный, сильный, звучный; с радостным сердцем и торжественным духом и голосом прославил я предпразднство Рождества Христова и ублажил Пречистую Матерь Божию и мученицу Иулианию прославил. Молоко с черным хлебом всегда, и в пост, я должен есть ничтоже сумняшеся, ибо это для меня нужно и весьма полезно. Мне много, много приходится говорить, петь, читать, возглашать, а молоко питает, очищает, мягчит, прохлаждает, укрепляет и грудь, и все внутренности, и всё тело. Да будет за всё благодарение и слава Господу! Буди!

(Рогом [40] после молока тоже вещь хорошая: его я пил после расстройства желудка. У Козьмы Михайловича Назарова лимонаду полтора стакана выпил; после того дома молоко пил.)

22 декабря

Достопамятна литургия по милосердию Божию надо мною, по благодати милующей, спасающей, умиляющей. Были певчие (суббота) от В.Я. Коренева; славно пели. Голос чистый, звучный к половине обедни и потом чище и звучнее – от благодати, очистившей загроможденное нечистыми делами сердце мое; а до Херувимской песни голос был нечист и незвучен. С Херувимской великие слезы умиления; причастился со дерзновением, ожил; потом до конца сладостное умиление и созерцание беспредельной благости Божией. За всенощной в думской церкви чувствовал себя превосходно. Голос чистый, звучный, душа покойна, тело совершенно здраво. Благодарю Господа за Его Божественные, всецелительные Тайны. О, сколько утешения в нашей святой вере! Как она животворна! Истинно источник воды живой вера наша. Это надо всем внушить.

Согрешил перед Богом и пред собой, поевши вечером рыбы с жадностью (корюшка) и котлетку, едва ли не смешанную с мясом рыбу, и пивши молока без нужды, и куривши сигарку; оттого тяжело было мне, сердцу моему, вечером, и теперь утром тяжело: слабость крайнюю чувствую. Не надо было есть вечером или только французской булочки с чаем – и довольно. 23 декабря. Воскресенье семь с половиной часов.

23 декабря

Славлю, благодарю и превозношу Господа за неизреченные милости Его ко мне грешному во время литургии: милость Его спасла меня, кающегося и слезящего, от тесноты и бессилия душевного и телесного, от слабоголосицы и даровала простор, мир, силу, звучный голос во время литургии; по милости Его я причастился с дерзновением Пречистых Таин, в мир души, во здравие, силу и крепость – и с великим дерзновением и радостию говорил слова Преосвященного Григория Казанского [41] о добром пастыре. После причастия и употребления Святых Таин я стал здрав, силен и юн духом и телом.

Благодарю Господа за начало учреждения Попечительства при церкви нашей выбором членов и председателя, Михаила Осиповича Бритнева; Александр Бритиев – ругатель: ругал крепко митрополита, да и нас всех заодно с Николаем Сидоровым, придирался, лаял, наскакивал, как пес, хвалился крайне собою: я, дескать, задал бы вам ходу, если бы был у вас старостой. Да воздаст ему Господь вскоре по великой дерзости его, кощунству его или да смирит его и почтительным с покорностию духовному начальству соделает его. Укорил нас крохами своими, маленькими крошками своими. Господи! ругаются нам, слугам Твоим, козлища сии. Дхни на них духом негодования Твоего, ибо до небес возвысилась гордость их и нет для них ничего святого на земле; всё они хулят, над всеми святынями Твоими ругаются, ожирели они от множества даров Твоих; плода от них нет никому, заражают они других нечестием своим.

Не прикасайтесь к помазанным Моим (между прочим – и священникам), и пророкам Моим не делайте зла [Пс. 104, 15]. Касаяся их, якоже касаяйся в зеницу ока Божия. Мы – слуги Христовы и строители Таин Божиих [1Кор. 4, 1]. Разве доселе не познали вы, миряне, безмерно великих благ, ниспосылаемых вам чрез священников? Чрез совершение ими Таинств, учения, руководства ко спасению? Без них вы были бы как псиная блевотина, как кал, как овцы без пастыря, как слепцы, как верная добыча диавола.

Каюсь пред Господом в алчности, с какою я вчера поздно вечером ел, даже ночью, около 12-ти часов: я ел леща жареного с белым хлебом (булкой), отчего ночью было блудное разжжение. А ел потому, что не спалось, будто бы живот был пуст. Сладкого чаю много пил (стаканов шесть у директора гимназии, да дома у себя).

Вышло дурно, что я пил вчера много чаю и ел рыбу с булкой, запив опять чаем; сегодня чувствую раздражение нервов, засорение в животе, связание, прерывающийся при пении и слабый голос. Стократ лучше пить молоко с черным хлебом, даже в пост, чем сладкий чай: оно полезнее и здоровее и в нравственном отношении лучше. Ибо сладкий час производит большее расположение к нечистоте сердечной, чем молоко, и блудную похоть. Впредь буду употреблять черный хлеб с молоком, а не чай, или только самое [малое] количество чаю.

Дурное ощущение я чувствую от вчерашнего горячего чаю, в большом количестве выпитого, и от белого хлеба: жжение, раздражение, тошнота.

24 декабря

Опять обручил меня Себе Господь в милости и щедротах, опять множество грехов очистил, из мертвых душу воскресил, болезни исцелил чрез причащение чудных, Божественных, животворящих Тайн Своих.

Ко всенощной сегодня пришел в тесноте, щемлении и смятении сердца. Мертво было сердце, уныло, хандрило после слабого и короткого сна и некоторого огорчения на жену за неисправность и нехотение угодить мне. Но Господь опять покаяние мое принял: душу очистил, из мертвых душу мою воскресил, утешил, оживил, утвердил, распространил – и я имел праздничный дух. Слава Господу, воскрешающему мертвых и меня, непрестанно умерщвляемого грехами моими. Умертвитель мой всегда близ меня или во мне и умерщвляет меня страстями плоти моей. Но и Сладчайший мой Спаситель и Бог близ меня и во мне и оживотворяет меня. Слава Его милосердию и долготерпению чудному.

Слава благодати Божией, даровавшей мне вчера за всенощной вместе с очищением, освящением, миром, легкостью, пространством души и тела и сон в прошедшую ночь мирный, сладкий, легкий, животворный! Слава родившемуся Богу! На земле мир и во мне благоволение. 25 декабря 1873 года.

Сколь сладостно и мирно быть в любви у Бога и с Богом! Что значит в сравнении с этою радостью радости мира сего, доставляемые мирскими отличиями, богатством и пиршествами и вообще пищею и питием, в которых мы любим искать своего блаженства?! Мне же еже прилеплятися Богу благо есть, полагати во Господе упование спасения моего [42]! Господи! Ты вчера за всенощной смерть удалил от души моей по воплю моему к Тебе и жизнь ввел в сердце мое. Исповедую благодеяние Твое, милость Твою, силу Твою!

27 декабря

Хорошо я сделал, что осудил себя вчера в разговоре с Алекс. Моисеевичем Федоровым – в самоутодии, чревоугодии, объедении и пьянстве. Это действительно безобразие в моей жизни, и вред от него огромный для души и тела. Вот и это глупо, что я вчера телятины поел вечером: мне не надо есть телятины – от нее зловонные испарения, нехорошо во рту, конечно и в желудке, и обременительно сердцу. Когда я кончу эти беспорядки в приеме пищи? Доколе не определю порядка, правила, нормы? Доколе не живу словом Божиим и молитвой?

28 декабря

Мяса ли поем, хотя бы куриного, молока ли попью по болезни, я делаюсь как скот бесчувственный, бываю тяжел для молитвы и чтения слова Божия, груб и дерзок к ближним, особенно к нищим и к домашним. Господи! Исправи мя и прости мои великие согрешения.

Крайне смутился и уязвился я душой и телом, когда узнал, что жена моя вместе с свояченицей, а ее сестрой, везут детей ее в Питер, только чтобы прокатиться, а не совсем к матери их; и долго, долго была во мне язва и смущение, доколе я не покаялся искренно в своем огорчении и в озлоблении. Я думал: столько лет я воспитываю этих детей, столько от них и из-за их проказ, беспокойства, не говоря о проторах [43]; теперь свояченица получила место и не хочет взять детей к себе, оставляя их и еще на моем иждивении и беспокойстве, – доколе же это?

Но что здесь было причиной огорчений? Не самолюбие лиг не самоугодие лиг не сластолюбие, не чревоугодие ли, не сребролюбие ли, не любовь ли к миру сему? Разве в нищету ввели меня эти дети? Не всем ли наградил меня Господь? Не хороши ли мои покои? Не имею ли я отдельной комнаты, в которой спокоен от всех криков и шалостей детских? Не великая ли заслуга вскормить детей – сирот, хотя бы и в неге? Но жена слишком их балует и как на убой кормит их со всевозможной роскошью! Но и сам я не ем ли и пью роскошно всякий день? И не грех ли жалеть детям, этим ангельским душам, этим членам Христовым и чадам Христовым, чистых даров Божиих? Не туне ли всё имею от Господа? Но жена разлучила меня со всеми товарищами и знакомыми? Это тяжело. Но и это потери ли ради Господа? – может быть, Бог избавит вскоре от таких уз и самозаключения и даст сблизиться с товарищами и прихожанами у себя в квартире. Воля Господа святая да будет, а не моя грешная, хотя враг и нудит меня поставить на своем.

Вот о чем я говорил, проповедовал сегодня другим (в квартире Екатерины Степановны старушки), то случилось со мною самим: буря вражия нашла меня, волны с бурей восстали во мне и совсем потопили меня, и из пустяков – что жена и свояченица-вдова везут детей в Питер только ненадолго и опять вернутся ко мне. Забыл я награду за это от Господа, за воспитание детей не своих. А где желание будущих неизреченных благ? Нетленных сокровищ вечной жизни? Где желание загладить грехи юности воспитанием, между прочим, и чужих чад, чтобы с благословенными детьми наследовать и мне благословение Божие? Ибо кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды... не потеряет награды своей [Мф. 10, 42]. Таковых есть Царство Небесное [Мф. 19, 14]. Итак, да благодушествую всегда с избытком и да не унываю из-за пустых вещей. Да посрамится супостат. А от сластей безмерных да престану, ибо они прилепляют меня чрез сластолюбивую плоть и многострастную к миру сему. Горняя да мудрствую. Да попираю, как сор, всё земное, ибо всё – прах.

Где радость Рождества Христова, радость небесная? Где радость нашего духовного возрождения и обновления? Где радость обожения? Где надежды вечных благ? Всё исчезло из-за пустых вещей, из-за пристрастия к миру, из-за самолюбия и самоугодия. Вот сколь необходимо отречься всего себя. Когда следовало бы быть покойным, я беспокоился. Как глупо страстное сердце! И в совершенном довольстве и счастии житейском оно находит недовольство, смятение, муку, несчастие, ибо истинное благо в Боге, в преданности Ему, в повиновении Ему, в надежде на Него, в любви к Нему и в любви к ближнему.

Вчера вечером (28 декабря) я вознеистовался на своих младенцев, как Ирод, и воздвиг на них гонение заочно, чрез жену, возымев непреодолимое, беспокойное, ретивое желание возвратить их матери на место жительства ее в Питере. Но потому именно, что это желание было беспокойное, ретивое, какое-то страстное, уразумеваю, что оно было от диавола. Савл, Савл! что ты гонишь Меня? [Деян. 9, 4]. Что я делаю? – Гоню Господа в лице нищих. Гоню и в лице невинных младенцев незлобивых – да и нищие незлобивы, как младенцы.

Вот и опять опытом я убедился, что нет ничего на свете дороже благодати Божией, – и если нет в сердце мира, любви к ближнему, а есть алчность к земным благам, скупость, сребролюбие, то жизнь человека делается мукой, а с благодатию и при малом имуществе христианин счастлив, доволен и спокоен. Да живу же я с благодатию и да бегаю угощения и наслаждения пищею и питием, ибо это наслаждение оживляет плоть и страсти ее, а не умерщвляет, – а мне надо умерщвлять, распинать ее. Полно неистовствовать тебе, плоть моя.

О, находы страстей изнурительные и мучительные! О, несмысленная злоба и алчность, ревность и зависть душевно-плотская. Из-за чего ты плачешь, воешь малодушно? Чего тебя лишили мысленные враги? Благодати ли, мира и любви? Об этом плачь. Но, если люди лишают и лишили тебя земного имущества или повредили что у тебя из вещей, об этом прахе не сокрушайся, не плачь и от любви и мира не отпадай, ибо нет ничего дороже этих благ – они нетленны. А за отъемлющих и обижающих молись с любовью, ибо за обиды они воздадут ответ Богу. О, каприз плоти! О, злоба! О, рвение плотское! О, любовь мира сего! О, сластолюбие! О, плотоугодие! О, самоугодие! Вместо угождения другим во благое и вместо самоотвержения и самолишения! Не сласти ли и пресыщение вопиют во мне и терзают меня? Вчера я пять раз в разных местах принимал пищу и питие не столько питающими, сколько раздражающими кофе и чаем крепким. Уж не воздуху ли мне жаль жене и детям, что я с неудовольствием отпускаю их в Питер? С радостью да отпущу их: да дарую им свободу, как сам позволяю себе ходить и ездить, куда хочу. (Чужие пироги и чай стали мне [поперек], а может быть, излишества.)

Поминай молитву Трисвятого – каков тут человек представляется.

Поминай молитвы при крещении, каков тут человек представляется: сотвори его овча... уд честен... сына и наследника...

30 декабря

Воскресенье. Благодарю Господа, сподобившего благополучно совершить утреню, литургию и молебствие, громогласно и с силою душевною, хотя и при сильной головной боли (пред выпадением обильного снега). Благодарю Господа, удостоившего меня причаститься Его Божественных и животворящих Таин, в очищение и освящение, крепость, исцеление и здравие души и тела. Благодарю за оживление меня чрез совершение двух крестин и нескольких молебнов.

Благодарю Господа, благоутробно помиловавшего меня, злоутробного, когда я в скорби и тесноте обратился к Нему с молитвою покаяния, и избавившего меня от скорби и тесноты, и даровавшего мир и пространство душе моей, – а я укорил и осудил нищих и кричал на них за частое ко мне хождение: но они очень нуждаются, и я виноват против них.

Примечание

31. Наказа́ти (церк.-слав.) – обучить, вразумить; подвергнуть наказанию за провинность.

32. Акафист Пресвятой Богородице. Икос 8-й.

33. Перефраз ирмоса 7-й песни Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского.

34. Пространство (церк.-слав.) – простор, ширь, свобода.

35. Угобзися зело (церк.-слав.) – принесла очень много плодов.

36. Туне (церк.-слав.) – даром.

37. Толикократно (церк.-слав.) – многократно (толико – столько, столь много).

38. Толикую (церк.-слав.) – столь многую, столь великую.

39. Будучи Господом и Создателем всего, бесстрастный Бог, обнищав, соединил с Собою создание, и, будучи пасхою для всех, за которых готовился умереть, Сам Себя предварительно принес в жертву, взывая: ядите Тело Мое и утверждайтесь верою. Во Святой и Великий Четверток на утрени ирмос канона, песнь 3-я.

40. Рогом – марка французского кагора.

41. Григорий (Постников; 1784 – 1860), митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский. В 1814 году окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию, в которой одним из его наставников был святитель Филарет (Дроздов), оказавший на него большое влияние. С 1819 года – ректор и ординарный профессор Санкт-Петербургской Академии; поддерживал в Академии строгий порядок, усовершенствовал учебные программы, улучшил материальное положение студентов; преподавал богословские науки, Священное Писание, участвовал в переводе Священного Писания на русский язык. Лекции его расходились в печатном и рукописном виде по многим духовным учебным заведениям. Трудами митрополита Григория было положено начало официальной духовной журналистике в России: в 1821 году он основал один из первых в стране духовных журналов – "Христианское чтение", в 1855 году в Казани начал выходить журнал "Православный собеседник", в 1857 году был основан журнал "Духовная беседа", предназначенный для мирян. В 1822 году Григорий был хиротонисан во епископа Ревельского, викария Санкт-Петербургской епархии. В 1825 году был назначен на Калужскую кафедру, где начал активно заниматься миссионерской деятельностью среди старообрядцев. В 1832 году возглавлял торжество обретения мощей святителя Митрофана Воронежского. В 1848 году назначен архиепископом Казанским и Свияжским. Особое внимание уделял миссионерской деятельности, заботился об укреплении единоверчества, возглавил комитет для перевода богослужебных книг на татарский язык. По его настоянию были открыты миссионерские отделения при Духовных Академиях и семинариях в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Киеве. Владыка Григорий был крупным специалистом по истории старообрядчества. Его книга "Истинно древняя и истинно православная Христова Церковь" (1854) при жизни святителя была издана четыре раза. В 1856 году возведен в сан митрополита и переведен на Санкт-Петербургскую кафедру и с этого времени состоял первоприсутствующим членом Синода. Митрополит Григорий был неутомимым проповедником, он проповедал за каждым богослужением, обращаясь к слушателям с простым, кратким, но емким наставлением. Митрополит Григорий состоял членом Санкт-Петербургской Академии наук (с 1821 года), почетным членом по отделению русского языка и словесности (с 1841 года) и общего собрания академии наук (с 1856 года). Вел строгий, аскетический образ жизни, отличался щедрой благотворительностью. Погребен в Свято-Духовской церкви Александро-Невской Лавры.

42. Молитва "Владыко человеколюбче Господи..." из последования ко Святому Причащению. Ср. Пс. 72, 28.

43. Про́тори (устар.) – издержки, расходы, убытки.

1874 г. Январь

1 января 1874 г

Облияние свое скверное сделал во мне враг бесплотный, блудный ночью, представив мне блазненное видение и произведши во мне блудное, прелюбодейное излияние. Виноват, премного виноват я в этом сам, ибо я сам подготовил это блудное разлияние сластотворное своим чревоугодием, непрестанным сладким чаем, сливками, питием вина, пирогами пресными; давно было во мне сильное расположение к блудному излиянию, только наяву я удерживал себя размышлением и молитвою, а ночью видение очей с блудным возбешением прельстило, и вдруг поверг меня в грех лукавый блудный мой обычай – мое сластное зрение наяву на прелести женские. Вот к чему ведет эта лицезрительность – к блудному растлению! Плюю же на всякую лукавую сласть плотскую блудную и попираю ее как непотребную для меня и оскорбительную для Господа, да отвращаю немедленно очи от всяких холмов и возвышенностей, имеющих свою благостную и священную и святую цель, а не блудную и сластную. Прости, Господи! Согрешил я пред Тобой. Благодарю Тебя, Господи, за дарование нового лета благости Твоея! Даждь мне благоугодить Тебе во обновлении жизни, во умерщвлении телесе, во умерщвлении всех страстей, в чистоте души и тела, в смирении, терпении, воздержании, незлобии, доброжелательстве, простоте, в радении о спасении душ человеческих, в милосердии и милостыне, в слове учения, во всяком благодеянии, в покаянии, нелицемерном и всегдашнем.

Святителю отче Василие Великий! Ты – умерщвление плоти совершенное, душа, вся горе взята; ты – сосуд чистоты, правило жизни совершенное, ум небесный, сердце – столп веры, упования и любви Христовой; весь – жилище Духа Святого, небесный человек, земной ангел в полном значении этих слов – в духе и силе, пастырь ревнительнейший, пламенный, готовый положить и положивший произволением душу за Пастыреначальника Христа и за словесное Его стадо, – Василие небоявленный, душа, объемлющая пламенной любовию весь мир и жаждущая спасения и блаженства в Боге всех людей! Слава тако прославившему Тебя Господу!

Семейный мир всегдашний даруй нам, Господи! Производя распрю в семье из-за пустых вещей и из-за детей, я сам не знал чего хотел: желал их удалить и подозревал жену в небрежении о мне; я искал для плоти своей, а не для духа, я искал своего сластолюбия и выгоды, а не того, что спасительно для души. Да простит мне это Господь. Жена моя – добрая женщина и свояченица Анна Константиновна тоже, – сколько она мне сделала вещей и купила, а я не чувствую, не ценю.

2 января

Молитвы наши суть дар бесконечной благости, милости Божией к нам и к людям, о которых мы молимся. Боже мой! Я не достоин и сам за себя, по грехам моим, отверсть уста свои на молитву, славословие и благодарение – а тут, в храме, я молюсь и должен молиться, благодарить, славословить за весь мир, за всех людей! И Господь внемлет молитвам веры и молитвам покаяния, славословия, благодарения и молящемуся, и молящимся, и всем людям ниспосылает Свои великие милости. Я молюсь, например, на литургии небесными молитвами духоносных апостолов, небоявленного Василия Великого, Иоанна Златоустого. О, Боже мой! На какую высоту святости и духовного созерцания должен я стать в эти часы, в которые я совершаю литургию! Какое широко любящее сердце должен я иметь, чтобы молиться за весь мир, за всех! Какое у меня должно быть чистое сердце, чтобы стоять и священнодействовать на месте святых апостолов, на месте святых священноначальников Церкви Христовой! А утреня, а лития, а прочие службы! О, какой дух святыни, правды, любви движется в них. А когда я предстою престолу Божию как ходатай за умерших – о, какой я должен быть преисполнен любовию к человечеству, и к усопшим в особенности, которые, не имея возможности умилостивить Бога сами, ожидают только от нас помощи и горячего сочувствия к их немощи. (Сегодня случайно попал на вынос к Пестичу и на литургию заупокойную. Протоиерей думал, что я уехал в Питер, а я был дома.)

На день Богоявления (6 января) случилось во сне блудное осквернение от ядения наваг и корюшки, да изюму, да еще от излишнего тепла от одеяла. Согрешил пред Богом сластолюбием и пресыщением и блудным воззрением и расположением сердца! Плакать и рыдать должно мне, блудному. Прочь, скверная сласть! Непотребна ты для меня! Сладость моя Господь – и благодать Его! (Всенепременно нужно поститься строго накануне Богоявления и для того, чтобы по причине сластолюбия и невоздержания не осквернил нас враг ночью и чрез то не посмеялся бы над нами.) Не от кофе ли у меня болит правый бок? По нескольку дней я пил крепкий кофе, а вчера и черный, без сливок.

Изюм, по его сильной сладости, вредно есть: производит блудное раздражение и излияние, – и рыбу также.

6 января

Благодарю Господа, даровавшего мне неизреченную милость совершить утреню и раннюю обедню бодро, непреткновенно, громким и чистым голосом – при искушениях со стороны алтарного сторожа Николая, неисправно ведшего свое дело; благодарю Господа, сподобившего причаститься животворящих Таин в очищение и спасение души и в мир душевных сил.

Грешен пред Богом, не делаю того сам, чему других учу в церкви; на нищих ярюсь за прошение милостыни по нескольку раз в день, любви к ним не имею братской; не как с членами Христовыми и своими обращаюсь с ними нередко, а как с врагами и неприятелями, как с животными вредоносными, высасывающими мою жизнь (а не дающими жизнь, как и воистину дает жизнь вечную истинная милостыня). Как зверь, нападаю я на нищих за их частое попрошайство, хоть сам к Богу часто прибегаю с разными прошениями, например о прощении злобы, блудных похотей. Надо всех с кротостию выслушивать – и подавать милостыню или отказывать по благословной причине также с кротостию и смирением, с уважением к лицу просящего.

8 января

Благодарю Господа, искупившего меня по молитве веры и покаяния моего от греха и беды душевной, скорби и тесноты и изведшего меня на свободу (после окончания литургии, в начале панихиды господину Пестичу по матери его); благодарю Господа. Избавителя моего, Воскресителя моего. Чудно ощутил я в душе своей силу избавления Божия! И слезы умиления и благодарности потекли из очей моих! Бог наш Бог еже спасати [Пс. 67, 21].

9 января

Среда. Благодарю всем сердцем Господа моего, совершившего надо мною и ныне чудо милосердия и всемогущества своего верою в пречистое Тело и Кровь Его, мною приятые, избавившего меня от смерти духовной, поразившей меня во время обедни чрез неприязнь к дьячку Алексею Павловичу Преображенскому за скорое пение. Диавол ратует против меня десными и шуими, ратует и благовидными предлогами (неисправностью дьячка при богослужении). А кто из нас не ошибается? И так Господь чудно искупил ныне меня опять пречистою Кровию Своею – и я тотчас в посещении Его успокоился, расширился сердцем, ожил, пришел в сильное умиление, сладостное умиление.

Как враг посмеъвается жестоко над моим малодушием и дома, и в храме при богослужении! Из-за кошачьей пакости на писчем моем столе я вышел из себя, отпустил мальчика, пришедшего ко мне заниматься (Слуховского), терзал кошку, бросил ее о дверь, пнул ногою (о, зверство!), потом вышел на улицу прогуляться и, встретив нищих, бранил их и двух за волосы выдрал (а подал всем милостыни). Но себя уязвил в сердце больше, нежели их. Стал я в тесноте и скорби плакать и каяться, и чрез долгое время покаяния (с час времени) Господь простил меня. Из-за чего же я ярюсь и плачу? Не из-за пустых ли вещей? Не из алчности ли и жадности, не из сребролюбия ли? Беден ли я? Лишен ли я чрез нищих? Не подает ли Господь мне на них непрестанно? И туне? Отчего я жалею давать даром? Труд бедных состоит в заботе о ежедневном пропитании, которой у меня нет. Они достойнее меня даров Божиих. Я первый тунеядец.

Молоко сегодня (в среду) ел напрасно. От него тяжело. Как я дерзаю не чтить воздержанием и постом Страсти Христовы, которые Господь претерпел из-за моего невоздержания, лакомства, пресыщения, пристрастия к миру и к плоти? Увеличиваю я с каждым днем пристрастие мое к земле.

Вот труд нищих, труд тяжелый: ходьба за подаянием, ждание на морозе, неизвестность подачи, ожидание выговора, брани, укоризны, а может быть, и потасовки, терпение холода и голода! О, какой труд тяжелый! А мы не видим этого, не чувствуем, не знаем!! Да ведь и посылает нам Господь, особенно мне, на нищих: вчера Господь послал мне рубля четыре или пять. Где же наше терпение, великодушие, кротость, смирение к ним? Где охотная подача? Где усердие к подаянию как бы Самому Христу Богу? Где уважение к ним как к собратьям, как членам Христовым, как носителям образа Божия, как к наследникам Царства Христова на небесах? Ведь вот немного, немного, и нас не будет здесь, и отойдем на суд к Богу, каждый с делами своими.

Без крика и ярости, без укоризн подавай милостыню нищим. Бог тебя не оставит – и доволен будешь, и здрав, и мирен будешь, и долголетен. А то что же ты делаешь? Яришься, кричишь, что много нищих, ропщешь на государя, на правительство, на общество, что они допустили такое множество нищих. Вот нищие все, как овцы, стоят смирно, кротко, безмятежно, покорно, а ты яришься – из-за чего? Не из-за любви ли к миру, не из-за любостяжания ли, не из самоугодия ли и сластолюбия? Ибо много ли, по правде говорить, нужно для твоего тела?

Крайне мало – значит, можно с радостию избытки отдавать Господу в лице бедных, чтобы от Господа получить сторичное воздаяние, ибо Господь щедр и воздаст сторицею: и за чашу воды, поданной во имя ученика, или христианина, обещал воздать и здесь, и в будущем веке [Мф. 10, 42]. Вот, согрешил я и на государя говорил сегодня жестокие и укоризненные слова сам с собою дома. Прости мне, Господи! Да хоть бы узнал царь о множестве нищих бедных и помог нам! А мне, Господи, даруй с радостью истощать свое достояние и себя самого для бедствующей братии моей, кормить голодных, одевать нагих, но без потворства их лени и праздности.

Зачем я себя мучу, когда мог бы не мучиться, а радоваться? Какой труд подавать милостыню множеству нищих, когда Бог посылает для подачи вещество подаваемое? Это изобличает мою любостяжательность и недостаток веры и упования на Бога, любви к Богу и ближнему. Как я безрассудно поступаю, расстраивая свое здоровье душевное и телесное! Как порчу печень и кровь! И что если бы не вера, не покаяние пред Богом! Что если бы не Божественные Тайны! Давно погиб бы я, истлел бы от своих страстей, как вещество от сокрытого в нем огня. (Не потому ли ярится плоть моя при подаче милостыни множеству нищих, что в сластях хочет сама жить, да в нарядных одеждах, в нарядной квартирной обстановке и боится оскудения и неудовлетворения своим похотям, в которых окрепла от долгой привычки к ним? Да, очевидно. А не прах ли все земные блага в сравнении с вечными и несравненно великими?)

О, какая бездна ко мне милости Божией в том, что я создан по образу Божию, что я одарен разумом, чувством блаженства, правды, добра, красоты, даром свободы, или самоопределения к деятельности, что я искуплен от грехов, проклятия и смерти – страданиями и смертию Сына Божия; что я получил образование, просвещенный ум, просвещенное сердце и волю; что я возведен на степень священства и удостоен частого совершения литургии, Божественной, небесной, всемирной и премирной службы, – и причастия божественных, святых, небесных, животворящих и страшных Таин, а также совершения великой и пренебесной Тайны Крещения и прочих Таинств, что удостоен славословия Пресвятой Троицы и верных служителей Ее! А на деле я мало это ценю! Неблагодарен и злонравен. Но помилуй и исправи меня, Господи!

Каюсь, что вчера (9 января) после обедни я пил херес у матери Матфея Варфоломеевича Кудреватого; я лишнее выпил, и язык мой изменял мне в классе, особенно при директоре в третьем классе.

Здравое сердце даруй мне, Господи!

Было ли когда, чтобы я не имел чего есть и пить или чем одеться? Нет. Так вся ярость моя, все укоризны, к нищим обращенные, – безумство мое и неблагодарность пред Богом. О, паче всех благ земных даруй мне, Господи, здравое сердце и ясный смысл всегдашний. Миллионы людей беднее меня живут, да я и не беден, – да поддерживаю же без смущения и скупости, без ропота и зависти жизнь нищей братии, с любовию да делаю дело сие, небесное дело милостыни, да сам свыше помилован буду.

Благодарю Господа за непреткновенное служение утрени.

Ярость моя происходит, как и все страсти, вследствие чревоугодия моего и нарушения поста в среду.

О, сколь доброе и высокое дело – питати алчущих и одевать нагих всякий день! Ибо за сие сподобимся сами пожинать класы присноживотопитания [44]. Прочь малодушие! Прочь язва бесовская!

Горе подавать милостыню с горечью в сердце, с ропотом и досадою. Никакого утешения от милостыни в сердце нет – а горечь, язва палящаяся, смятение, теснота, скорбь! Лучше не подавать, чем так подавать!

10 января

Благодарю Господа, без числа удивившего на мне милость, суд и силу Свою. Ужасно был я расстроен и убит пред обедней своим огорчением на нищих, своим озлоблением на них; внутренность моя горела огнем адским, который жег и теснил меня; я каялся, плакал, припадал дома к Богу и в храме к престолу (у Покрова) – и помиловал меня, недостойного, Господь: я успокоился и служил обедню бодро, спокойно, громогласно (чистый голос); но дурно крайне дьячок Алексей Преображенский пропел задостойник по нотам, потом тянул нелепо два догматика вместо причастна, и вся душа моя возмутилась, огорчилась – опять стал жечь меня огонь и давить теснота: мне стал противен дьячок, особенно когда стал еще оправдываться и говорить, что он пел правильно. Горе мне было! Но пред употреблением Святых Даров я крепко помолился и покаялся Господу, возложил упование на всеочищающие, всепримиряющие Тайны Тела и Крови Господней, и при употреблении благость и сила Божия одолели мою злобу и силу зла – грехи очистились и мир водворился.

Я воскрес, истинно воскрес из мертвых! Как мне было ужасно тесно и как стало теперь просторно в душе, как было дурно и как стало благо! Слава милосердию Твоему, слава долготерпению Твоему, слава силе Твоей, Господи.

11 января

Благодарю Господа, совершившего и ныне надо мною чудо милосердия Своего – в причащении Божественных Таин Тела и Крови Своей, оживотворивших меня, равно как и в непреткновенном, сердечном, благозвучном служении литургии.

Плюю на сласти плотские, отлучающие меня от любви к Господу и истинной любви (духовной) к ближнему.

В понедельник я умоляю о ходатайстве за меня и за верующих чад православной Церкви Небесные Силы, во вторник – Предтечу, в среду – Пресвятую Богородицу, в четверг святых апостолов и Николая Чудотворца, в пятницу прославляю и Крест, и его плоды, в субботу – умоляю всех святых Ангелов и святых человеков, достигших вечного покоя и вечной славы. Сколько у меня ходатаев! Есть ли они у лютеран и англикан?

Божие здание (Церковь) Лютер с товарищами сломали и построили свое утлое человеческое здание, да еще хвалятся этим. Дерзость к дерзости! Таковы и члены церкви самопостроенной (самозданной). (Купить "Каменьверы".)

12 января

Благодарю Господа, удивившего на мне чудо милосердия Своего в добром служении мною литургии и в животворном, чистительном, премирном причащении Божественных Его Таин пречистого Тела и Крови Его. Славлю достопоклоняемого и прелюбимого, препрославленного от всея твари Господа! Попремногу оставляет Он грехи и беззакония мои и всех искренно кающихся пред Ним. Слава вере святой! Суббота.

Благодарю Господа за великую и неизреченную Его помощь и милость во всю прошлую седмицу – при священослужении во храме и при прочих священнодействиях и во всех делах. Благодарю и за очищение грехов, за спасение, за мир и пространство духа после скорби и тесноты греховной; за росу благодати, прохлаждавшую пещь сердечную после покаяния в моих злобах и блудных помыслах и движениях. Благодарю за усердие ко мне прихожан моих, радушно предлагавших мне ястие и питие после молебствий Господу и Пречистой Богородице и святым Божиим, – за все благое благодарю, а в прегрешениях моих приношу усердное покаяние и милости прошу у Господа моего, Иже есть пучина неизследимая человеколюбия, милости и щедрот.

Наибольшая часть грехов наших происходит от сластолюбия нашего или плотоутодия и от пристрастия к тленным вещам мира сего, так например гнев (лишили чего-либо, заспорили, разбили, иначе как-либо утратили, отняли), блуд, зависть, гордость, уныние, отчаяние. Если бы не любили чрез меру своей плоти страстной и телесных благ мира сего, тогда тысячи поводов ко греху были бы устранены, тогда любовь к Богу и ближнему горела бы в сердце, как пламень огня.

Все блага, о коих мы читаем в канонах, стихирах, акафистах, в молитвах церковных и коих просим у Бога, уже даны нам, уже получены намиг или непрестанно ими пользуемся по нашей молитве. Слава о сем многомилостивому и прещедрому Господу, окружающему нас радостями спасения Своего и даров Своих, коим нет числа, как песку на берегу морском.

13 января

Воскресение. Благодарю Господа, помиловавшего меня совершить и ныне Божественную литургию непреткновенно, громогласно и торжественно и возвеселившего меня в дому молитвы Своей, после причащения Божественных святых, пречистых, животворящих и страшных Таин Своих, наипаче когда я говорил слово великого нашего проповедника Григория, архиепископа Казанского.

Но вот и неверность моя пред Господом: при виде женской доброты, или красоты, я ощущал в сердце сладострастные движения; впрочем, вскоре останавливал и очищал их молитвою покаяния, сознавая их непотребство, нечистоту, беззаконность, нелепость, мерзость, богопротивность; после вечернего сна, пришедши на панихиду в гостиницу "Петергоф" и не видя дьячка и служа без него с диаконом, я прогневался на него, хоть дьячок пришел в назначенный срок, а я поспешил ранее начать службу; сердился на него, когда он отдавал на дороге записку от отца протоиерея. За то долго ощущал в себе лютую язву и рану палящуюся, скорбь и тесноту. Добавил этот грех другим – озлоблением на нищего старика, бывшего лакея, назойливо приступавшего ко мне за милостыней; я говорил ему: ты пропиваешь на вино деньги, и, когда он гнался за мною, я с яростью набросился на него и подрал за бороду и за волосы. Но, о, долготерпение и милосердие Божие! И после этого Господь приял мое покаяние до крестин у г. Белоусова в доме Кудрявцева и даровал мне совершить непреткновенно, громогласно, торжественно святое Таинство Крещения. Слава и благодарение Господу за все милости.

Источника жизни, красоты, премудрости, сладости, силы – Господа – Его люблю, а не тлен, прах и смрад, каковы красивые тела человеческие или пища и питие, одежды, деньги и прочее. К Нему прилепляюсь всем сердцем, молитвой, богомыслием, постом, бдением, удручением страстной плоти.

Не надо есть и пить чай поутру. Природа моя в этом не нуждается. Чувствую это.

Горе тебе, душа моя, возлюбившая сласти плотские, – ты заживо умерла.

Нехорошо мне без литургии: это я испытал в понедельник, не на очередной неделе, хотя только одни сутки прошли без причастия Святых Таин; не было уже той одежды нетления в душе, той брони правды, которыми облекают меня святые, животворящие Тайны, – но тем более славы Святым Тайнам.

Тело человека – мужчины и женщины есть живое, органическое, величественное, художественное, премудрое и целесообразное здание Божие и величественный храм Божий, в котором живет Сам Бог, создавший человека по образу Своему рукою Своею. Сам облекшийся в него в последние дни и предназначивший его к славе неизреченной, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша [1Кор. 2, 9]. Потому надо взирать на это величественное дело рук Божиих с уважением, любовью и удивлением, отбросив все низкие, скверные, бессмысленные, унижающие человека помыслы и похотения, и каждому стяжавать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, по Апостолу, как и язычники, не знающие Бога [1Фес. 4, 4 – 5].

О, как тяжело оказалось для сердца моего сластопитание (чай с сахаром и со сливками) во время служения утрени во вторник! Сердце совсем огрубело, обессилело для искренней, мирной, твердой, чистой молитвы; стало боязливо, малодушно, лицезрительно, блудно, потоплено наводнением греховным. Тому же огрубению и потоплению сердца содействовало и огромное выпадение снегу, ибо атмосфера сильно взаимодействует на сердце. О, сколь благо поститься и избегать сластей! (Я сегодня не мог выговаривать многих слов в ектениях и стихах канонов и в припевах.) Вчера я спал долго. И это на сердце влияло дурно.

Слава Тебе, Художниче всемогущий, всемудрый, всеблагий, столь лепотно создавший человека, – образ Твой и подобие Твое. Даждь мне всегда неблазненно взирать на него, как именно на образ Твой и подобие Твое! Любить его чистою любовью, миловать его, снисходить к нему, научать, исправлять его; утешать его. Как часто уклоняюсь я от истинного понятия о человеке и презираю его, с соблазном смотрю на него, досаждаю ему.

Труд нищих кронштадских мещан заключается каждый день в том, что они целый день, голодные и холодные, ищут работы и не находят и принуждены еще стоять у заборов или у папертей церковных, чтобы по целым часам ожидать ничтожной подачки. А мы, и даже я, священник, осуждаем и браним и презираем их, обзывая их разными обидными именами; лучше подавай в простоте, а не осуждай, не бранись, не сердись. Аминь.

[...].

Как мы не размыслим, что нелепо и богопротивно в высшей степени делать предметом своей похоти, скотской страсти человека, существо столь величественное, разумное, словесное, прекрасное, целесообразное. Люби его, но любовью чистою, божественною, духовною, разумною, христианскою, а похоть свою обуздывай и искореняй.

Вчера я поел много щей со сметаной, а у трактирщика пил чай сладкий и две рюмки вина выпил – и вот вчера и сегодня мне покою нет от детородных частей: вчера крестил и соборовал с соблазном (при виде открытых частей груди), а сегодня взираю на передние мягкие части с соблазном, на орудия питания. Всякому добру диавол противопоставил подобное злое, чтобы тем удобнее подобным прельщать нас: любви святой – любовь порочную, плотскую; страху Божию – страх бесовский, или человеческий, ложный, суетный; мудрости праведной, духовной – мудрость греховную, плотскую (плотское мудрование); сладости духовной – сладость или сласть плотскую; радости духовной – радость плотскую, мирскую; собраниям духовным (церковным), святым – собрания мирские, греховные (театр, клубы, вечера кутежные и картежные); вечера духовные – вечерам мирским, греховным; созерцанию духовному – игривую фантазию плотскую; гневу праведному – гнев греховный, злой; деятельности полезной и должной – дела бесполезные и суетные. Поэтому каждый христианин да внимает себе непрестанно и да примечает, откуда ветер веет, дорожа временем, потому что дни лукавы [Еф. 5, 16]. О, как лукавый лукав век, – лукав князь века сего – не утомляется и не спит, непрестанно стараясь погубить нас. Да работаем же Господу непрестанно, ибо иначе, в противном случае враг прельстит нас работать ему.

Сподоби мя, Господи, ныне возлюбити Тя, якоже возлюбих иногда той самый грех; и паки поработати Тебе без лености тощно, якоже поработах прежде сатане льстивому. Наипаче же поработаю Тебе, Господу и Богу моему Иисусу Христу, во вся дни живота моего [45].

Господи, даруй мне сохранить храм Твой – сердце мое и тело мое не оскверненным от страстей: от невоздержания, от блуда, гнева, злобы, зависти, отчаяния, непокорства и проч. Скверны сердца моего и тела моего отмый, Господи, благодатию Духа Святого Твоего. Даруй мне творить не волю плоти и помышлений своих, но Твою святую волю.

Всё враг перепутал и извратил и совокуплению чистому, святому, духовному, умному [46] противопоставил совокупление греховное, нечистое, страстное, плотское, бессловесное, животное; любви духовной, возвышенной, святой, вечной – любовь плотскую, грешную, изменчивую, минутную, низкую.

Замечаешь ли лукавство, эгоистичность, низость, непотребство, злобу плотской лицезрительной любви? Она любит цветущие, красивые, молодые лица и не очень жалует, а часто презирает и отвращается лиц увядающих или увядших, некрасивых, старообразных, хотя бы эти люди и имели хорошие и нравственные и умственные качества; любящий такие лица (благообразные) любит их как красивый, хорошо пахнущий цветок, как вкусный плод, как живописную картину, то есть смотрит только на внешнее, не проникая внутрь – в душевную красоту человека, и таким образом делается в высшей степени непоследовательным, несправедливым (не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее? [Лк. 11, 40]), близоруким, как бы слепцом или умопомешавшимся, – и действительно, одержимый какою-либо страстью есть умопомешавшийся. А всё это заставляет нас не слишком ценить плотское, внешнее и всё внимание обращать на внутреннее, ибо плоть преходит, а душа бессмертна, ибо из-за пристрастия к плоти и плотскому мы ни во что не ставим душу бессмертную, которая по образу Божию, и навеки губим ее. Притом как свою душу, так и души многих других людей. Из-за пристрастия к плоти непрестанно оскорбляем Господа. И потому надо в пище крайнее воздержание и отвержение сластей; в одежде – простота, а не роскошь и изысканность; во сне – умеренность; в удовольствиях позволительных – также умеренность; в зрении – скромность и целомудрие; в слухе – тоже; в слове – благоразумие и сдержанность; в мыслях, в воображении, в сердце – вера и страх Божий, искренняя, нелицемерная, неизменная любовь к Богу и ближнему, неразлучная одна от другой как начало и последствие.

Согрешил пред Богом и человеками, сказав со злобою, дерзостью: искушение мне не по силам, не по мере послано: нищих многое множество, и сказав некоторым из них (стоявшим у дома Никитина, в который я зашел поглядеть "Кронштадтский Вестник"): убирайтесь скорее к черту, канальи. Это я кому сказал? Членам Христовым, не имеющим, где главу приклонить? С каким духом сказал? С духом гордости, презрения, злобы. К кому послал их? – К черту: искупленных Кровию Христовою, членов Его бесценных, по образу и подобию Его, я, священник, пастырь, долженствующий пасти их, отослал к лукавому. Для чего? Для милости ли? Разве он может миловать? Так. Не для погибели ли? Боже сохрани и думать о сем: роющий яму другому сам не упал бы в нее. Сознаю свое безумие, нетерпение, зложелательство, озлобление, осуждаю себя и каюсь пред Богом. Пресеклись ли милости Божии ко мне, что я прекращаю их иногда? Во гневе ли праведном Господь наказывает меня, что я так гневно обращаюсь с нищими? – О, даруй мне, Господи, кротость, терпение, простоту, незлобие, воздержание, целомудрие.

17 января

Среда. Благодарю Господа, приявшего покаяние мое в грехах, смущавших и теснивших меня, даровавшего мир животворный и препоясавшего меня недостойного силою свыше – к спокойному, искреннему, теплому, радостному, непреткновенному совершению Таинства Брака.

Да дарует мне Господь всегда совершать так и лучше того это Таинство и прочие Таинства и службы. Да дарует мне Господь дерзновение всегдашнее и да удалит от меня суетный страх бесовский.

Служа литургию, я стою в соборе Ангелов и святых, сослужащих мне, и молитвами и предстательством их Бог приемлет всегда мои недостойные молитвы, только бы я веровал в Бога и в их предстательство и в покаянии сердечном с любовью и усердием призывал Господа и святых Его на помощь.

Я скверно вел себя вчера в отношении к нищим братьям Бога моего, ярился на них, ругал их, посылал их к черту в гневе моем неправедном, негодовал и поносил правительство, хотя может быть и справедливо, за несоразмерную приписку к Кронштадту нищих. И это делаю я, священник. Где моя кротость, мое смирение и незлобие? Где мое беспристрастие к здешней жизни и ее благам? Где дух нестяжательности, упование на всеблагий, премудрый, неусыпающий Промысел? И это делаю я, когда сам столь часто совершаю и вкушаю Бескровную Жертву? Когда так часто вижу волю Господа моего Иисуса Христа в Его святом вечном Евангелии? Когда я учу других всем Евангельским добродетелям? О, Боже милосердия и щедрот! Боже долготерпеливый! И Ты еще терпишь мои неправды, переносишь во многом долготерпении мою злобу, гордыню, презорство, зависть, корысть, сладострастие, блуд, суетность, леность, праздность, нерадение, опущения и проч., и проч. дела. Боже, заступи меня от меня самого, от страстей моих, ищущих погубить меня.

Вечером вчера (пятница) я выпил два стакана молока с черным хлебом, потом гулял на воздухе, но ночью чрезвычайно беспокоил меня детородный член, своим крайним сладострастным напряжением отягощая меня! Тягота была в спине от излишества пищи и питания. Урок: никогда на ночь не пить молока с черным хлебом, особенно после чаю сладкого.

20 января

Благодарю Господа, удостоившего ныне совершить Божественную литургию непреткновенно и причаститься животворящих Таин в мир, новотворение и обновление. Ты, Господи, мое очищение, освящение, мир, свобода, новотворение, обновление, помощь, сила, слава. В силах спасение десницы Твоея [47] [Пс. 19, 7].

Благодарю Господа, явившего мне чудную помощь Свою по молитве моей при венчании двух браков, пред которыми постигли меня духовные искушения, смущение, скорбь и теснота. Я зрел духовным оком, как Господь отъял тесноту мою, боязнь мою, смущение мое, немощь мою и ощутил благодать Духа Святого, мир, свободу, жизнь, дерзновение, силу, веселие. Я покаялся в неправдах моих относительно жены (мое самолюбие, своенравие, упрямство, злобу, гордость, зависть, сластолюбие) – и оправдывал жену мою, на которую я обиделся. И опять вечером обиделся и озлобился я на жену мою за излишнее, суетное, как я думал, ревнование о детях, чтобы они не простудились, и за захлопнутье двери входной предо мною. Долго я мучился, долго каялся, молился; позвали соборовать – я каялся; соборовал – каялся в тесноте, и только после соборования, когда я подходил к дому, помиловал меня Господь. Благодарю за милосердие ко мне.

Самолюбие мое выражается в раздражительности, в злобе, зависти, сластолюбии, своенравии, в требовании услуг и ухаживания, упрямстве, нетерпении, рвении, сварливости, подозрительности, зложелательстве, злорадстве, прелюбодеянии внутреннем, укорении, непокорстве, дерзости, чревоугодии, пресыщении, пьянстве, ропоте, унынии, взыскательности, придирчивости, тщеславии, роскоши, лености, нерадении, опущении. Врачевство против самолюбия – самоотвержение: отвергайся себя, не жалей себя и своего. Приноси всё в жертву Богу и ближнему. Если кто хочет идти за Мною, отвертись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною [Мф. 16, 24].

Сегодня (20 января) я искусился чрез [Гинфельдт] и отца Василия Салтыкова. [Гинфельдт] – племянник купца той же фамилии – пригласил меня с образом и потом обратился к другому – полковому священнику отцу Василию Салтыкову. Мы повстречались – оба с иконами и в облачениях (зависть). Из-за этого искушения нехорошо, несердечно, смутно, в тесноте служил я молебен у Гаврилова в доме. Но поделом это мне искушение за пресыщение мое с вечера вчерашнего дня. И отцу Василию нужно пожелать добра. Я стал совсем землян, пристрастен к здешним преходящим благам; я плотян, продан под грех, что из-за тлена смущаюсь и теряю любовь к ближнему, имея против него неприязнь.

Согрешил: я гнал Господа в Его членах – в нищих, в домашних (жене, детях, свояченице, Анюте-прислуге и других слугах).

Когда я возненавижу искренне и неизменно всякий грех и душу свою, виновницу и делательницу столь многих грехов? Когда перестану угождать себе и [буду] работать Богу и ближнему, во благо, к назиданию [Рим. 15, 2]?

Погашай в сердце своем малейшее неудовольствие и огорчение на кого-либо из домашних, или товарищей, или соседей, чтобы оно, часто повторяясь, не обратилось в постоянное неудовольствие и в неприязнь, во вражду и злобу и чтобы тебе не погибнуть из-за этого. Всеми силами старайся быть довольным всеми и, если видишь погрешности, неисправности, опущения и зло в других, благодушно терпи, снисходи, прощай, извиняй. Каким судом будешь судить других – таким судом и сам будешь судим [Мф. 7, 2].

Чрез самолюбие диавол имеет в виду погубить человека чрез излишнее удовлетворение себе во всем и оставить душу его пустою, без добродетелей, без любви к Богу и ближнему. Потому надобно решительно отвергнуть свои страсти.

В будущем веке союзы родственные расторгнутся: негодные дети будут навеки разлучены со своими добрыми родителями, негодные мужья с добрыми, благочестивыми женами или негодные жены с добрыми мужьями. Там будет одно родство добродетели.

Благодарю Господа, сподобившего совершить сегодня, 21 января, раннюю литургию и причаститься Святых Тайн в мир, свободу и радость душевную. (Об Агнии Шляковой.)

Помни, что дети, носящие в своей душе печать возрождения водою и Духом, и помазания Святого Духа, и окропления Кровию Иисуса Христа, и не осквернившиеся страстями жития сего особенно любезны Богу, любезнее нас, взрослых и осквернившихся всякими житейскими страстями, и Ангелы их всегда с ними и видят (выну видят) лице Отца Небесного [Мф. 18, 10]. Потому надо всегда особенно любить детей и беречь их, ибо за них, если особенно они тебе чужие, будет тебе великая награда от Бога за их воспитание.

21

Много поел сегодня за обедом телятины, затем напился кофе со сливками и чаю: и – увы! потерял страх Божий, расслабил свое сердце: во время венчания, замечая малодушие отца диакона Софронова, его боязливую поспешность, я сам расслабел духом, стал смеяться – и едва удержался. О, как колеблет меня враг! То боязнью, то стыдом неуместным, то жалом похоти, то смехом безумным, то злобою, то завистью, то корыстью! А вся беда идет от чрева: от чревоугодия расслабевает душа, а многоядение или чревоугодие ведет к жестокосердию, к любострастию, лености.

22

Горе мне от ядения телятины – блуд одолевает, холодность, жестокосердие, леность, вялость, сонливость.

22 января

Благодарю Господа, удостоившего меня великой Своей и неизреченной милости: совершения во умилении со слезами Бескровной Жертвы всего мира и причащения в живот и мир Божественных Тайн Тела и Крови Его. Но, согрешил после того крайнею неосторожностью: выпил две рюмки виноградного вина на могиле Тимофея Петровича Сидорова (я же служил за городом на кладбище у Святой Троицы обедню); от двух рюмок, после употребления Святых Даров, – я охмелел; вино бросилось в голову, язык стал изменять, и мне неловко было в гимназии, в седьмом и четвертом классах.

Благодарю Господа, удивившего на мне милость Свою и благопослушество Свое в лачужке во дворе дома капитана Андреева в Павловской улице, когда я, с большим стеснением в сердце от раздражения на нищих читая молитвы родильнице, в то же время молился и за себя, в покаянии, и получил вскоре помилование от ведущего сердца и утробы Господа моего Иисуса Христа. Вошел в комнату я со стесненным и смятенным, а вышел уже с пространным и мирным сердцем и служил молебен в доме Кароли на вышке благодушно, а потом угощался.

25 января

От всей души благодарю Господа, призвавшего меня человеколюбно к служению Бескровной Жертве и причащению ее 23-го и 24-го числа сего месяца, вчера и третьего дня в Успенской церкви в Думе и в Соборе; благодарю за препобеждение великого искушения от моего ветхого человека и от диавола, а отчасти и со стороны отца диакона Петра: велико было смущение и изнеможение духа от родившейся неприязни к отцу диакону за нецелование должное руки. Я просил прощения у него, хотя не сознавал, чем обидел его, и все-таки смущался. Потом покаялся и сознался, что христианская любовь ничем не раздражается, всё покрывает, никогда не отпадает; что нет любви в том христианине, который за что-либо, за какую-либо обиду, грех, проступок, неисправность или опущение обижается на человека; что диавол научает человека всякому греху, а также и неприязни к ближнему за грехи его, что, по словам молитвы Господней, надо прощать грехи должникам нашим, покрывать, как бы не замечать их; впрочем, только благодатным содействием Божиим, только сверхъестественною помощью я успокоился и – в мире причастился Божественных Таин. Вечером получил также от Господа чрезвычайную помощь при венчании двух браков: в Соборе и в думской церкви, и благодарю Господа за дневную Его помощь: я с радостью, осклабляясь48, венчал обе свадьбы, созерцая премудрость, благость, всемогущество, святость и чистоту Божию, и красоту Божию в браке и в венце творений Божиих – в женщине. Все дела Божии выше слова и разума. В четверг вчера при служении литургии было искушение со стороны алтарного сторожа Николая, и тоже из-за пустяков – что кадило холодное, без ладану подал, что дверь не притворил, что ушел рано из церкви. Едва препобедил огорчение, смущение. Такой взыскательный делаешься, хотя сам ожидаешь от Бога прощение и оставления великих своих согрешений вольных и невольных: где бы извинять виновного, а может быть и невинного, а я хочу взыскивать и наказывать. Причастился к оживотворению моему Господом. Слава щедротам Его, силам Его, ибо в силах спасение десницы Его [48] во мне [Пс. 19, 7]. Чудная жизнь Божия!

25 января

Благодарю Господа, пославшего нечаянный дар Своей милости и щедрот – пятнадцать рублей от купца Федора Степановича Герасимова за легкий труд мой – панихиды по брате Михаиле, да и еще около двух рублей за две требы.

Благословено Царство Отца и Сына и Святого Духа. Мы составляем благодатное Царство Божие – Царство Иисуса Христа, Царство Небесное, блаженное, в коем должна царствовать правда, милость, святость, мир, духовная свобода, вера, надежда и любовь. Какое возвышенное и горé возводящее души верующих начало!

Говорим часто: Господи, помилуй, потому что паче всего нуждаемся в милосердии Божием, как грешные и достойные наказания.

Ощущающий в душе своей благодать Царства Господа не будет никому завидовать ни в чем, ни в каких земных благах, даже духовных, ибо он имеет в себе бесконечное благо – благодать Божию и Самого Виновника благодати – Господа. (Припомни Евангелие о самаряныне и Господе, беседовавшего с нею о воде живой [Ин. 4, 5 – 42].) Мы завидуем потому другим людям, что или не имеем в себе благодати веры, надежды и любви, или имеем, да не умеем ценить ее. Имеющий в сердце своем благодать не алчет яств и питей, богатств, почестей земных, почитая всё хуже сору, дыму, сновидения.

Наслаждайтесь благами земли умеренно, но оставляйте, непременно оставляйте в сердце место для любви ближнего и наипаче для любви к Богу. Неумеренное наслаждение благами земными, особенно пристрастие к ним, не оставляет в сердце места любви к Подателю всех благ и к братьям нашим. Потому крайне опасно и гибельно прилепляться к земным благам. Ибо прилепившиеся могут отпасть от Господа, подобно Иуде, и лишиться вечной жизни.

Вы спрашиваете: ужели грешно ходить в театр или играть в карты? А я спрошу вас: ужели вы доселе не знали, что это грешно? Скажйте: что вам нужно в театре? Что вам в картежной игре? Что там приобретает ваша душа? Царство ли Божие? Прощение ли грехов? Исцеление ли страстей, недугов души и тела или скорбей, печалей? Избавление ли от напастей? Мир ли с Богом, свободу ли духа? Напоминание ли о христианских обязанностях? Слово ли Божие вы там слышите? Прославление ли имени Божия? О спасении ли во Христе там вы слышите? О Страшном ли Суде, о вечной ли жизни? О вечной ли муке грешников нераскаянных? Ах! Ничего там этого нет – а если нет, то там, очевидно, пагубная для души суета. Там царит мир прелюбодейный и грешный, там смех, там прелесть грешная, там торжество лукавых страстей. Скажите: вы Евангелие не читаете никогда, а в театр ходите часто? – Какое страшное, безрассудное опущение допускаете вы в отношении своей души, какую неблагодарность пред Спасителем нашим Богом, какое неуважение к Его Божественному слову, предмет и цель которого – твое просвещение, очищение, освящение, примирение, спасение! Ты в театр ходишь часто, а в церковь и не заглянешь? Какое нерадение о едином на потребу! Какое неуважение к дому Божию, к дому молитвы, благодарения Богу, славословия Божия! Итак, ты принадлежишь только миру и князю мира сего, а не небу и Богу? Но мир весь во зле лежит [1Ин. 5, 19], и мир зло проповедует.

26 января

Благодарю Господа за соборное, благополучное служение литургии за упокой рабы Божией Александры Ивановны Сидоровой и за благополучное говорение возгласов. На заамвонной молитве пропустил Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою.

Согрешил ко Господу – на нищего кричал, что за мною бежал за милостыней (у дома Бритнева). Я кричал будочнику – взять его. Скорбь и теснота. Покаянная молитва; милость от Господа. Слава долготерпению и милосердию Его!

27 января

Благодарю Господа, явившего мне еще и еще милость безмерную в непреткновенном служении утрени и литургии воскресной и в причащении животворном пречистых и животворящих Его Таин. У Смирнова гробовщика крайне тяжело было мне служить молебен с акафистом Божией Матери: воздух тяжелый, пыльный, без всякой питательности, дышать, особенно говорить, крайне трудно; после молебна выпил бальзаму и дурно сделал; потом кофе чашку, и тоже нехорошо; у почтальонов служил молебен, тоже с трудом; закусил пирога с соленой рыбой с аппетитом, дома ватрушки с творогом поел – дурно на весь день. (Бальзам очень вреден.)

Замечательно мучителен был для меня вчерашний день по страданию нервов; вероятно, как полагаю, оттого, между прочим, что надел поутру рубашку с банным потом, которую снял после бани, ибо такие же страдания испытал, какие испытывать приходится, когда оставляешь на себе потную, надетую в бане рубашку. Такое маловажное обстоятельство – сколько мне наделало мучения вчера! Вперед никогда не надену потной рубашки.

28 января

Благодарю, славлю и превозношу Господа моего, внезапно совершенно меня исцелившего от жестокого страдания внутренних нервов и немощь в силу, скорбь в радость претворившего и совершенное здравие, совершенные мир и свободу мне даровавшего чрез причастие божественных святых, пречистых животворящих и страшных Своих Таин за раннею литургиею. Слава Тебе, врачу душ и телес, Господи! Слава милосердию и долготерпению Твоему на мне, окаянном! Слава силе Твоей! Слава премудрости Твоей, правде Твоей и истине Твоей!

Слыша пение и лики [49] [Лк. 15, 25]. Это пение и лики в Церкви Святой: пение ангельское и человеческое: ангельское – о грешниках покаявшихся и кающихся, человеческое – яко человек мертв бе, и оживе благостию Сына Божия, изгибл бе, и обретеся [Лк. 15, 24].

Вследствие употребления за обедом с телятиной варенья брусничного с тыквою у меня сделался сегодня такой страшный упадок нервов, что я не мог служить вечерни, говорить ектении, сила меня оставила, тысячи остнов вонзились в сердце мое, и оттого еще, что я выпил две рюмки хересу в квартире родильницы и жениха и невесты. Да чокался рюмками с женихом, вчера мною венчанным. Не есть варенья: много раз я испытал, что оно убивает нервные силы. Молоко и сливки – вещь преполезная. Пресыщения крайне удаляйся: оно омрачает, обессиливает, повергает в скверны и обезображивает душу и расслабляет тело. Я сегодня пресытился, негодный, алчный. Помилуй, Господи! Ты достойно изобличил меня во время вечерни. А я сердился и негодовал на людей и роптал на Бога, что не помогает мне в служении, хотя я и просил Его о том. Окаянный я по всему! 28 января.

Много согрешил я пред Господом, пред Божией Матерью, Ангелами и святыми и пред собою, что в день причащения Божественных Таин я дозволил себе есть без нужды, для пресыщения мясо и много щей, чрез что я засорил желудок, а особенно сердце свое подавил, убил его, сделал совсем бессильным для молитвы, как это было за вечерней. Особенно не нужно брататься рюмками со всяким человеком.

Вчера я пустил в мысленный дом свой – в сердце, неприязненных, злых, нечистых, хульных жильцов – бесов вселукавых – чрез свою алчность к мясам и вину (хересу), а может быть, и красивому лицу, к праху, гною; сердце мое было не мое, ибо я не имел над ним власти и силы: им овладели мысленные враги, в отместку и за вчерашнее (воскресенье) пропущение ектении за вечерней.

29 января

Служил утреню с сердечным бессилием; горячая пища и питье горячее после долгого движения на прехолодном воздухе (морозы градусов в двадцать) имели на мои внутренности парализующее влияние вчера и сегодня. На будущее время надо есть и пить что-либо холодное, например молоко, сливки или пиво.

Благодарю Господа и Богоматерь за дивную помощь, дарованную мне после слезной покаянной молитвы. Во внутренностях чувствовалось влияние горячего чаю, питого в довольном количестве, и вчерашнего варенья, убивающего нервы ([...] сильно). Селедки употреблять, отчасти треску.

30 января

Благодарю Господа за бездну щедрот и милость, излиянных на меня в причащении святых, пречистых и животворящих Таин вчерашнего дня в мире, животе духовном и телесном, в широте сердечной, в умилении и радости. Но вечером я тяжко согрешил пред Богом – неверен явился в распоряжении земными Его дарами и в расположении духа; я возроптал, восстенал и возревновал, когда нищие преследовали меня, на всех путях ловя меня и вымогая у меня денег на разные нужды; конечно, они от нужды, голода и холода преследовали меня, а мне это показалось обидным и несправедливым: я ли родил их, Господи, говорил я, что я должен их всех кормить, поить, одевать, упокоевать? И жаловался Господу на общество, на градоначальника, на главу, на протоиерея, на богатых людей в городе. Плакал и рыдал я малодушно, что одолевают меня ежедневно нищие. А надо бы радоваться, что служу тем Господу. Сверх сил не требует Господь. Подавай по силе с охотою, не принужденно.

Благодарю Тебя, Господи, за чудную, преестественную, премирную, пренебесную Твою литургию и за животворное причащение животворящих Твоих Таин, за чудное действие их во мне.

Господи, благодарю Тебя, яко и нынешний день Ты благоволил принять от меня, грубого, строптивого, скупого, блудного, сластолюбивого, ленивого, руками нищих милостыню вещественную, – но как я недостаточен милостию сердца, милостию духовной! Господи, исправи мя!

Господи! Благодарю Тебя, яко препоясал мя еси силою духовною свыше во время венчания свадьбы Иустина и Февронии, моей слуги.

Два кислых апельсина, съеденных мною у Бровцына Алексея Федотовича произвели отраву в крови и произвели грубо-багровый румянец в лице.

31 января

Вот и после постной пищи голос был сегодня прездоровый, свободный, чистый, громкий, и весьма хорошо служил я, доколе не возымел неприязни к дьячку Алексею Преображенскому за его нерадение и невнимание к службе и за механическое чтение без всякого чувства: с тех минут я стал смущаться и препинаться и сильно бедствовать в душе. Согрешил ко Господу: весь закон Его разорил в одну минуту, – что после этого мне чтение и пение? – Ничто, коль любви нет в сердце, снисхождения, терпения, мира; паче всего да бегаю злобы, гордости и блуда.

Святой Максим Исповедник говорит, что если мы сердимся на брата за какой-либо проступок, то мы не имеем любви, ибо любовь долготерпит, милосердствует... все покрывает [1Кор. 13, 1 – 8).

Вчера я ел овсянку у невесты Февронии, пил черный кофе с сухарями, рюмку водки, коньяку, мадеру (у Алексея Федотовича Бровцына), два апельсина, сухие крендельки. Дома ел с черным хлебом корюшку. Хересу рюмку выпил.

Примечание

44. Присноживопитание (церк.-слав.) – нетленная, вечная пища.

45. Молитва "Многомилостиве и Всемилостиве..." из последования утренних молитв.

46. Умный (церк.-слав.) – духовный, разумный.

47. Сильна спасающая десница Твоя [Пс. 19, 7] (перевод П. Юнгерова).

48. Осклабиться (церк.-слав.) -улыбнуться.

49. Лик (церк.-слав.) – здесь: хор, хоровое пение.

Февраль

1 февраля

Благодарю Господа, сподобившего меня вчера совершить непреткновенно Божественную литургию и причаститься чудных Его животворящих Таин во благо душе и телу моему. Двести десять поминаний было, и тридцать четыре рубля доходу Господь послал. За всё благодарение Господу.

Благодарю Господа, сподобившего меня сегодня (1 февраля) громогласно прославить Его и Пречистую Богородицу и святых Его; смелость несколько раз колебалась от прилогов вражиих – я смущался и опять восставал благодатию Божиею.

Согрешил я пред Богом, пред законом Его и пред ближними, наипаче нищими, что кричал на них, что не вовремя подходят за милостыней; скорбь и теснота постигли меня: я ко Господу обратился с искренним покаянием, и Господь по троекратном исповедании помиловал меня. Слава Его долготерпению, Его милосердию и правде.

1 февраля

Благодарю Господа за неизреченную милость ко мне грешному в бодром, громогласном, умилительном, непреткновенном служении литургии и в неосужденном причащении святых, пречистых, небесных, бессмертных и животворящих Таин. Опять я в Господе всё имею. Но зачем же еще я сержусь, ярюсь, кричу на нищих, во множестве подходящих ко мне в разных местах? Зачем не с кротостию, не с радостию, не с любовию встречаю их? Зачем сержусь на жену за неисправности или за траты денег против моего желания, за неугождение мне? Разве должна любовь отпадать? Зачем я не радуюсь иногда воспитанию у себя детей-сирот, за которых, как любезных и дорогих Господу, Он, Господь, конечно не оставит и меня и наградит меня? Зачем негодую, что, не спросясь меня, жена всё держит и держит их у нас в дому, во всяком преизбытке, во всякой неге? Если и за чашу воды Господь обещал воздать верующим [Мф. 10, 42], то тем паче за множество благ, которые чрез меня Господь изливает на этих малюток! А посторонний человек в доме для меня – нож острый: я сильнее ярюсь. Помилуй, исправи, Господи!

Прости, Господи, что я скоромное блюдо (молочной каши с коровьим маслом) ел сегодня в пятницу. Это была прихоть моя.

Благодарю Господа за милосердие Его, за отъятие по молитве покаяния моего вражды и неприязни на жену и прочих и соединенные с враждою скорби, огня и тесноты и за совершенное умирение моего сердца. Но вскоре после этого я опять жалостно пал в ярость на нищих, собравшихся у дружининского дома и просивших настойчиво милостыни: я двоих из них вырвал сильно за волосы, одного пнул ногою. На всех кричал, зачем приписались к Кронштадту на бездельную и попрошайническую жизнь и на обременения меня. Жестоко согрешил я пред Богом, пред людьми, пред всеми небожителями и пред своей совестью. Ну, был ли я когда, я или домашние мои и сродники мои, не сыты из-за нищих? Не пресыщены ли всегда? Не был ли я одет прилично и все домашние мои всегда? Разве не имел я хорошего и удобного крова или покоя для себя и домашних? Имел. Или разве мала награда в вечной жизни за тленную милостыню? Или мал дар пречистого Тела и Крови Самого Господа, которые я вкушаю столь часто и в коих делаюсь причастным вечной жизни? разве мал сей дар очищения прегрешений, обновления, освящения, обожения, вечной жизни? Если бы я всё имение и самое тело свое, жизнь свою положил ради Господа и ради ближних, и тогда моя жертва была бы ничтожна в сравнении с теми дарами, кои мне Господь даровал и имеет даровать. О, сколь я самолюбив, сластолюбив, корыстолюбив, горд, завистлив, прелюбодеен, не любителен, не сострадателен! Однако какая связь между грехами! Я сегодня поел скоромной каши с маслом, нарушил пост и – обидел нищих. Прости мне, Господи, великие мои прегрешения! В тысячу раз я больше сделал вреда себе, чем нищим, коих обидел, ибо вот потрясено всё существо мое болезненно – горит оно, стеснено оно; как не разумею – бессмыслен гнев! Но слава, слава, слава долготерпению Господа, не преодолеваемому нашими злобами. Слава милосердию Его, изливающемуся на меня, кающегося, – ибо вот, слышу, и опять посещает меня в бедах моих, в теснотах моих милосердие Господа моего, благодать Его, милующая, спасающая, разрешающая в силе.

Мало ли посылает нам Господь? Скудны ли мы чем? – Нет. Не даром ли всё получаем от Господних щедрот? Даром. Зачем же даром давать бедным не хотим? Какой же ответ Богу дадим за преш;едрые дары Его, коими наслаждаемся до преизбытка и коих всегда много в остатке? Не в огонь ли, в муку вечную пойдем за роскошь, сластолюбие, корысть, жестокосердие?

Надежнейшая сокровищница – руки нищих, потому что Сам Господь в том порука: Мне, говорит, сотвористе [Мф. 25, 40].

Благодарю Господа, приклонившегося благоутробно к моей слезной, покаянной молитве о грехах моих – самолюбии, сластолюбии, скупости, жестокости, ярости относительно нищих и даровавшего мне мир и пресладкое Царство Свое.

При молитве за государя во время всенощной на Сретение Господне мне пришла следующая мысль: государь для царства как сень, покров и защита: под его управлением наибольшая часть благоденствуют, воспитывается юношество, развиваются и процветают науки, искусства, художества, благоденствует Церковь, совершая величайшее свое призвание, совершается богослужение с Святейшими Таинствами, поучается, руководствуется к христианской святой жизни, к Небесному Царствию народ Божий; возникают, умножаются, процветают благотворительные учреждения; мирно совершает свое обучение и проходит житейское и военное поприще воинство; мирно проводит в обычных занятиях свое дело палата и весь чиновный люд; процветает земледелие и торговля; государь в государстве подобен великому, высокому, ветвистому, многолиственному, многоплодному древу, под сению коего живут, покоятся и питаются бесчисленные птицы, как изображается это в книге пророка Даниила: "Я видел, и вот дерево среди земли, росту высокого: дерево сие было велико и крепко, и вершиною своею касалось неба, и видимо было до краев всей земли; лист его прекрасный, и плодов на нем множество (людей), и пища для всех на нем; звери полевые имели тень под ним, а в ветвях его жили птицы небесные, и питалась от него всякая плоть" [Дан. 4, 18].

2 февраля

От вчерашней овсянки и пшенной каши сегодня, при дурной погоде, голова болит.

Согрешил я вчера вечером – выпил неумеренно вина – хересу. Не для того ли мы сокращаем руку милостынодаяния, чтобы самим в сластях и в пьянстве и в роскоши промотать дары Божии?

Дух любви, коим дышит Святая Православная Церковь в своем богослужении, переносите в семейства, в общество, во все взаимные отношения. Этого желает Бог, этого – Церковь.

9 февраля

7-го и 8-го числа я был в Питере и почти напрасно убил время и деньги, – только тетеньке Ольге Петровне дал три рубля: это впрок. Согрешил пред Богом и людьми, особенно пред сестрой Анной Константиновной и пред женою, что в горьких жалобах и негодовании излился по прибытии домой – на сестру Анну К. , что дома не застал в Питере ни ее саму, ни прислугу и даром проездил сорок или тридцать пять копеек. Этим негодованием, досадою, злобою я уязвил себя жесточайшим образом. Огонь, теснота, связание внутри, скорбь, – ия обратился к молитве покаяния дома и потом, вышедши на улицу; долго я молился – и наконец услышан был за безочство и неотступность: успокоился, и ночь спал покойно. Благодарю Господа за сие и за то, что крестом Своим Господь сохранил меня от блудного ночного разжжения вследствие ночных сновидений нечистых.

Благодарю Господа, удивившего на мне неизреченную Свою милость, когда я в покаянии воззвал к Нему (после сильного гнева дома на жену за гвалт и шум, на няньку детей) в тесноте, смятении и уничижении души моей. Куда девалась вялость и холодность душевная! – С великою энергиею воспрянул я и стал стужать Господу о помиловании, говоря: еще и еще помилуй, Господи, всё возможно Тебе, Господи; Ты можешь помиловать кающегося, можешь смятение обратить в мир, тесноту в простор, можешь отъять от сердца стыд и поношение, – и сотворил Господь со мною великую и дивную Свою милость: я опять воскрес из мертвых, опять обновился.

Благодарю Господа. Но да не злоупотребляю впредь долготерпением и милостью Божиею. Да не раздражаюсь никогда ни на кого, особенно на жену. Да буду кроток, незлобив, терпелив. Я молил Господа, чтобы Он и жену мою примирил со мною, как меня с нею: и – удивительно! – я нашел жену улыбающеюся и готовою к миру; она приласкала меня, вымыла мои ноги вином (резь была в них), вытерла, перевязала больную мою руку – опять стали жить в мире. Слава о сем Господу!

Учительница женской гимназии Воскобойникова умерла – да простит ей Господь прегрешения ее все, да помилует ее и да дарует ей Царствие Свое. Молодая девица, обладавшая умом и познаниями. Умерла. Так и все мы преходим, как цвет на траве, и всуе сокровиществуем. Да помятуем о едином на потребу...

Когда думаем приобресть мир, тогда теряем душу свою – о, плачевная наша доля! Всё прах, всё пепел, всё ничтожно, кроме души.

Дети не курят табаку и показывают отвращение к нему. Смиримся же, как дети, отбросив мнимые потребности, да внидем в Царствие Небесное.

От курения сигары была у меня на следующий день чрезвычайно сильная головная боль и боль в ногах, точно от гвоздей. И от петербургского воздуха это могло быть – а я этим ядом петербургского смрада ведь проникся в два дня; а у Ветвеницкого отца Иоанна в курной комнате оставался часов одиннадцать.

Представляю бесконечную цель благодеяний Божиих мне грешному и поражаюсь своим добровольным бессмыслием, своею неблагодарностью и злонравием: для меня все дары Божии, естественные и благодатные; мне служат небесные светила, солнце, луна и звезды; для меня разлит воздух, это неистощимое жизненное сокровище, коим я пользуюсь каждую минуту, каждый час, день, месяцы, годы; для меня воды; для меня богатство морей, озер, рек, рыбы, великие и малые с бесчисленным разнообразием, и другие животные, живущие в водах; для меня птицы, летающие в воздухе, опять с бесконечным их разнообразием, для пищи или для забавы и удовольствия; для меня животные четвероногие, кои приносят мне бесчисленную пользу; для меня перемены времен года, смены дней и ночей; для меня земля произращает бесчисленные плоды древесные, кустарные, корневые; для меня бесчисленные роды трав и цветов; я одарен разумом, чувством истины, добра, красоты, блаженства, свободною волею для бесконечного преуспеяния в добре; для меня все благодатные дары Святого Духа – для меня Святая Церковь со всеми сокровищами духовной благодати, со всем богатством и обожением Таинств, с чудно сложенным, восхищающим дух и тело богослужением, с этим Божественным священнодействием Святых Таинств, с этими восторгающими горé чтениями, сладкими песнопениями, величественными обрядами, со всеми празднествами небесными на земле; для меня Божественные Тело и Кровь Богочеловека и срастворение с Богом; для меня сошествие с небес Сына Божия, вочеловечение, Богонаучение, бесчисленные чудеса Ветхого и Нового Завета – наконец, страшные страдания, поносная и тягчайшая смерть Богочеловека, воскресение из мертвых, вознесение и второе и страшное пришествие Его. Недоумеет ум при мысли о столь великих и необъятных благодеяниях мне Бога моего. Что ж я делаю? Какое с моей стороны соответствие столь великим благодеяниям Божиим? От меня требуется только любовь к Богу, послушание Ему, исполнение Его заповедей, которые не тяжки. Исполняю ли я их? Не исполняю. Почему? По странному небрежению, несмыслию, неблагодарности. Но если бы только не исполнял! Нет, я делаю каждый день зло: я ежедневно, ежеминутно оскорбляю жесточайшим образом величайшего благодетеля моего, Бога моего, моею злобою, завистью, гордостью, кичливостью, жестокосердием, скупостию, корыстолюбием, сластолюбием, объядением, пиянством, блудом, непослушанием, празднословием, смехом, кощунством, лживостью, лукавством, ропотом, хулою, нетерпением, легкомыслием, сомнением, маловерием и неверием, распрями, ссорами, подозрительностию, злословием, зложелательством, злорадованием, нерадением, опущением, леностию, чревоугодием, объядением, пиянством, оклеветанием, равнодушием к несчастью ближнего, неповиновением власти, ради блага моего поставленной. Что же мне делать теперь? – Плакать и рыдать о множестве лютых моих грехов. Братия сочеловеки! Это общая наша беда, – давайте же все плакать и рыдать о том, что мы без числа прогневали своими бесчисленными и великими беззакониями всеблагого Бога, Промыслителя и Спасителя нашего. Блаженны плачущие, ибо они утешатся [Мф. 5, 4].

Пост – руководитель к нетлению, источник силы, трезвения духа, света. Доказательство тому – все постники, преподобные, мученики, иерархи, их писания чудные, сладостные, возвышенные, их чудная жизнь, их кончина блаженная, их нетленные останки.

Нет, ни в каком случае молока не касаться не только в пост, но, если можно, никогда: от него чрезвычайно сильное блудное раздражение детородного члена. Время, время умерщвлять тело свое и порабощать [1Кор. 9, 26]. Помоги, Господи!

11 февраля

Благодарю Господа за неизреченную Его милость, явленную мне сегодня в церкви учебного экипажа во время служения мною часов и отпевания тела рабы Божией Любви (Воскобойниковой). Мои нервы были крайне раздражены от петербургского воздуха и от не совсем исправного варения желудка, а особенно – от раздражения на нищих. Долго адский червь сосал мое сердце, смущал, теснил, насиловал, наводил боязнь, робость, недоверие к себе. Наконец – благодать Духа пришла на воздыхания и слезы мои и воцарилась во мне, обновила меня, укрепила, ободрила, умирила, оживила, и я всю службу добре совершил. Первую молитву: Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа... я выговорил робко, с пропусками слов; в третий час апостолом Твоим ниспославый,молитву святого Ефрема Сирина Господи и Владыко живота моего...тоже говорил боязливо, особливо при словах: дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви... эти слова особенно боязливо и с поспешностию говорил по диавольскому кознодействию; а потом уже говорил без преткновения... Слава о сем Господу! Сколь я немощен, грешен, растлен, нечист, лукав, прелюбодеен, малодушен!

Согрешил пред Богом и людьми и пред Ангелами, разгневавшись на нищих, и особенно на одного из них, после данного ему двугривенного припрашившего еще на обувь; я раскричался на него, протянул руку в гневе, чтобы вырвать его за волосы, но они оказались очень малыми, и прибавил: растреплю тебя. О, жестокосердие и скупость моя! О, долготерпение Божие!

Как ныне отрекаются от Христа и Его заповедей? А вот как. Например, в Великий пост хоть на Первой неделе, когда наблюдается по уставу церковному самый строгий пост и сухоядение один раз в день, кто-нибудь меня зовет приобщиться своей трапезы, о которой я не знаю, какова она, и я соглашаюсь – иду и кушаю раньше законного времени: нравится – ем с жадностью; спустя часа два-три захожу я сам к кому-либо по делу какому-либо; этот кто-либо предлагает чай – я не отказываюсь; он не обедал, предлагает с ним пообедать, говоря, что у него всё постное: я не отказываюсь, и опять обедаю (благо, что есть аппетит), – вот отрекаюсь от Христа второй раз; наконец, прихожу домой, жена жалобно говорит: ах, как ты долго не ел: покушай скорее – у меня есть отличный суп, сладкий кисель с миндальным молоком: я говорю: да я уже кушал, – ну, ничего, киселю место будет: как можно отказываться от такого хорошего кушанья? – Ия соблазняюсь сладеньким, и ем в третий раз, и пресыщаюсь – и отрекаюсь от Христа в третий раз. Это было со мною в чистый понедельник 1874 года. Вот как ныне отрекаются от Христа, ради брюха своего. Вот какие тонкие, незаметные искушения ныне приходят к нам от мира, от плоти и диавола! Не случалось ли, братия, чего подобного с вами? Вспомните. Кляну я свое окаянство, свою алчность, свою ненасытность. Я – волк алчный и ненасытимый. Но, Господи, отселе даруй мне быть воздержником по благодати Твоей, молю Тя; даруй быть мне внимательным к себе и к заповедям Твоим. Ночью сегодня было искушение блудное, без пролития семени: вот тебе пресыщение, вот тебе постная пища, трижды-четырежды в день употребленная, вот тебе сладкий кисель с молоком миндальным! Да это хуже в десять раз одного скоромного обеда, а то и двух! О, рабы чрева, а не Христа!

Господи, вразуми и жену мою, как меня! Пошли ей искушения, как и мне, да не забудется, да не искушает меня непрестанно. О, как мне блазнят непрестанно всякие страсти. Какой я блазненный, по грехам моих!

Многократно согрешил я пред Богом вчера и сегодня – и много раз принял Господь мое покаяние, помиловал и спас меня, избавив от смятения, тесноты, скорби, огня, посрамления. Сегодня разорвал я в ярости пакетик с тремя рублями доктору Швонку за лечение неболезни двух малых детей Руфины и Елисаветы и за то, что жена поупрямилась из-за адреса доктору. Я написал господину доктору, а она требовала написать Его высокоблагородию, – я поупрямился, в досаде на нее, и разорвал. О, женщины! Сколько из-за них соблазнов! Но меня, мужчину, не оправдываю: виноват много и я; грешен я упрямством, злобою, завистью, корыстолюбием, скупостью, гордостью, раздражительностью. А еще священник, поучаю всенародно других: научая убо иных, себе ли не учу? [Рим. 2, 21].

Я упрямствую, своенравствую, беснуюсь страстями и хочу, чтобы ко мне приспособлялись и не хочу приспособляться к другим, например к жене; хочу, чтобы она и в неправом деле вторила мне. Что это? – Диавольская гордость, диавольское своенравие. Сказано: каждый из вас ближнему да угождает во благое к созиданию [Рим. 15, 2]. Я не угодил во благое и расстроил мир и любовь. Сугубо и трегубо [50] я виновен. А между прочим оттого, что не соблюл пост: рано ел и пил поутру в девять часов, когда и потребности никакой к тому не было. О вера святая! Я оскорбил тебя – не по внушению твоему жил и живу! О упование святое! Я оскорбил тебя – не по [упованию] жил и живу, а как не имущий упования. О любовь святая! Я жестоко оскорбил и оскорбляю тебя, живши и живя не в любви, а во вражде, злобе, ссорах, зависти. Без числа я избавлялся верою Христовою от грехов и страстей моих – да избавлюсь и еще! Да прославлю и еще веру святую! Господи! прими мое покаяние и волчье зверство мое во овчую кротость преложи, молюся.

То, что я говорил недавно в поучении над умершей Воскобойниковой, сам же не исполнил и поступил вопреки сказанному, ибо говорил презирать всё тленное, не прилепляться к миру и его благам, и сам же я пожалел доктору трех рублей, которые послала жена за детей; казалось много – три рубля послать за два визита. Не мне ли Господь посылает щедро за мои недостойные труды, за малые труды? – Я забываю это. А где самоотвержение?.. О, плоть вселукавая, многострастная! О, гнездо сатанинское!

Слава Тебе, благопременительный, благопослушливый Господи, яко наказаниями Твоими нам праведными истрезвляеши души наши от пиянства страстей и огнем геенским, здесь вмале испытуемым, избавляеши нас от вечного огня геенского.

Если взвесить всю жизнь мою на весах правды Божией, то окажется, что вся она исполнена грехов, преткновений, падений, страстей различных – и в то же время исполнена бесчисленных милостей Божиих; непрестанно согрешал я – и непрестанно был милуем по вере, по молитве, покаянию сердечному.

Не из-за денег ли, не из-за любостяжания ли я возненавидел сегодня и презрел и доктора Швонка, и жену и рассердился, и пакет с деньгами разорвал? Вот какая жестокая и гибельная страсть корыстолюбия! Оставлял ли когда меня Господь? Терпел ли я лишение в чем-либо?

Нет. Зачем же я не надеюсь на Господа, на Его чудный промысл, а прилепляюсь к деньгам, как будто к богам каким, будто они, а не Бог дают мне жизнь и довольство! Зачем прах обожаю? Где вера? Где разум духовный? Где мудрость духовная, презирающая всё дольнее и тленное? Где ревность святая ко исполнению заповедей Христовых? Где любовь, всё терпящая, не раздражающаяся, не мыслящая зла [1Кор. 13, 1–8]? Где поклонение Богу духом и истиною? Где внутреннее исправление, очищение, просвещение, утверждение, восходящие к совершенству? Благодари Бога, что Он искушает тебя, обнаруживает твои страсти, чтобы ты познал их и исправился; благодари и людей, например жену, чрез коих приходит искушение, и пользуйся этими случаями как спасительным врачевством, тебе посылаемым; вышла наружу болезнь душевная – уврачуй ее покаянием, молитвой со слезами, постом, бдением, самоумерщвлением, милостыней, богомыслием, чтением слова Божия и писаний святых отец.

Театр – суета сует; суетный мир ищет суетного, того, что по нем. Театр – училище всяческой суеты. Бегай суеты мира. Прилепляйся к Церкви – училищу истины, добродетели.

Требую от жены послушания, а сам подаю пример непослушания – ее непослушание в пустом, самом легком деле: написать адрес доктору по ее желанию. Согрешил, безумствовал при уме и рассудительности.

Сколько раз в день я изменяю Богу моему, Господу Иисусу Христу, Его святому закону – закону небесному любви, смирения, послушания, кротости, незлобия, искреннего ко всем доброжелательства, нестяжания, воздержания, чистоты и целомудрия!

Не имей ни малейшего огорчения ни на кого, ибо огорчение и вражда есть приобщение злобе диавольской, и от повторяющегося часто огорчения происходит ненависть – а ненависть разрушает и искореняет из сердца любовь. Ненависть – разорение всего закона, который заключается в любви. Не огорчайся на домашних и не жалей им ничего, ибо Господь благ и щедр и не лишит тебя вещественных даров Своих, как не лишал доселе: не о чем тебе горевать, смущаться, опасаться скудости.

15 февраля

Благодарю Господа, излившего на меня вчера вечером неизреченную Свою милость после многократных усиленных молений моих о помиловании, когда я был в тесноте и огне геенском от гнева на нищих и от огорчения одного из них отказом в его просьбе (на рубашку), – тесноту и огнь, мучение совестное отъял Господь от меня и даровал мне прохладу, мир, свободу, – и я отошел ко сну покойный и довольный. Славлю Господа долготерпеливого и многомилостивого.

Сегодня сильный мороз при ясном, безоблачном небе.

Благодарю Господа за благотворное действие на меня поста: легко, спокойно, просторно.

Почему в форме диалога составлены все наши службы? Тут премудрость Божия. Чтый да разумеет. Господь сказал: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них [Мф. 18, 20]. Значит, если бы только двое служили утреню, обедню или вечерню и никого больше не было, и тогда несомненно был бы Господь среди их, по неложному обещанию Самого Господа.

Благодарю Господа, помогшего мне совершить исповедь ста семидесяти человек на первой неделе Великого поста.

Начавши сегодня служить раннюю обедню для множества причастников, я чувствовал себя внутренне, духовно и телесно мертвым, немощным, не имущим дерзновения; голос был слабый от немощного, страстями окованного сердца. Я прибег к сокрушению и слезам, и, по мере как я глубже и глубже сокрушался и горячее и обильнее были мои слезы, я начал ощущать в себе больший и больший прилив животворной благодати – очищающей, врачующей, просвещающей, умиротворяющей, укрепляющей, ободряющей. Много пролил я слез, почувствовав глубоко свою бедность, свое окаянство, свою немощь. Причастившись Святых Тайн, я тотчас мгновенно оживился. Говорил проповедь с одушевлением – проповедь своего сочинения. Во время причащения причастников враг запинал и не давал говорить – я боролся. Впрочем, окончил всё благополучно. Благодарю Господа за совершение священнодействия пренебесного, животворящего, страшного. Да не будет ни для кого вотще принятые сегодня божественные и животворящие Тайны, да принесут они плод сторичный. (Совершая литургию, я чувствовал, что немощь моя душевная происходила от излишества в пище, особенно вечером.)

По вечерам не есть ничего. Дай, Господи, не есть.

Сильно посрамился я сегодня чрез огорчение и озлобление мое на жену за разрешение вдруг на рыбную пищу (в субботу Первой недели поста): и она, как всегда было, огорчилась на меня, и когда я вышел из-за стола, поблагодарил Бога и ее за хлеб и соль, ибо я привычен благодарить и ее, так как из-за нее Бог дал мне настоящее место, – она не поцеловала обычно руки мой. И уязвилось сердце мое, и стеснилось, и обессилело; и когда я служил молебен в магазине у немца в доме Назаровой, я был сам не свой, смущен, стеснен, подавлен, бесчестен сам в себе – и тягостно было мне служить здесь водосвятный молебен, публика была почти вся немецкая или английская, холодная; русские были Козьма Михайлович Назаров, Михаил Т. Сизов, Василий Романович Бойль, Петр Семенович Брянцев (убежал). Спешил в гимназию, в шестой класс: ученики разошлись. Пришедши домой, дал жене деньги и поцеловал ее. Всё еще злобы не оставил, окаянный. Каялся я в суровости, в брюзгливости, кичении и злобе своей, но множество грехов и врагов невидимых от собравшихся людей преодолели меня – Господь не внял мне, злобному, ибо я не был примирившись с женою.

Театр есть изображение действительной суетной жизни и вместе тайное одобрение этой жизни; люди в театре смеются над своими пороками, порочными наклонностями, лукавством, своими хитростями, над своей изворотливостью – словом, в театре мир смеется над собой, читает себе громкую похвалу и как бы говорит: продолжай так жить, ибо это составляет твою жизнь, твое удовольствие, твою забаву. Дайте же и нам изобразить мир в его действительной жизни и показать ее нелепость, чудовищность, извращение, например, дайте нам изобразить нелепость этой жизни, как, например, мир обращает ночь в день, проводя ее в картежной игре, в попойке, в пляске (в вакханалиях), в смехотворстве, в нескромных беседах и в подобном, о чем срамно и говорить.

Ныне Великий пост, и служится ныне литургия Василия Великого и Преждеосвященных Даров: изобразим эти службы, их сущность, цель, покаянный характер.

Как мы забываем свое великое достоинство, что мы сотворены по образу Божию, и не ценим этого величайшего дара Божия – остаемся неблагодарными пред Богом, оскверняем непрестанно в себе образ Божий пороками, привязанностию к тленным вещам? Как мы забываем, что мы искуплены бесценною Кровию Христа Бога, и остаемся неблагодарными пред Господом, не стремимся к горнему Царствию со Христом, живем только для земли и для земных удовольствий? Снова распинаем своими страстями Сына Божия?

Чтобы не быть нам в ответе пред Богом на Страшном Суде за вверенных нам людей, которых мы должны руководить и спасать, мы должны представить пред очи мира неправоту его действий, суетность, порочность, вред временный и вечный, а не молчать, да не явится мир мудр у себе, но да познает свое безумство.

Благодарю Господа, приявшего мое покаяние в злобе моей (я пнул в зад одного нищего в портике церковном) и даровавшего мне в продолжение всей всенощной богатство умиления и слез и духовного созерцания, познание глубокого растления своей природы, своего сердца – и высокого достоинства человеческой природы, созданной по образу и подобию Божию и искупленной, усвоенной, обоженной Богочеловеком. Но во глубине приседел [51] Велиар и всё, хоть мало, томил, путал меня, наводя на меня боязнь относительно слова.

17 февраля

Многих слез во время литургии стоила мне выкуренная вчера поздно вечером сигара: душа охладела, голосу на стало (как вредно курить!), нервы до крайности упали: боюсь и боюсь всего – сам не знаю чего. На великом входе царскую фамилию не мог выговорить: трудно крайне было говорить; к тому же боязнь бесовская. Причастился, слава Богу, в оживление, в мир, простор и радость.

Я сделался вчера общником всех, растлевающих себя табакокурением! Теми устами, которыми я вкушаю Божественные Тайны, пречистые Тело и Кровь Христову, я дозволил себе вчера курить сигару в Великий пост. Теперь ли место прихотям, когда и хлеба есть дозволяется только изредка? За то я и пострадал – я таял, исчезал во время обедни.

Отчего не можешь выговаривать имена царской фамилии и имен некоторых святых? – От недостатка сердечной любви и внутреннего благоговения. Враг восхитил, или похитил, это должное чувство: надо уничижить себя до крайности внутреннейшим самоуничижением и воскресить умершее чувство любви, уважения и благоговения к величию царского сана и царственных особ и святых угодников, и вообще к достоинству человека как образа Божия и члена Христова (христианина).

Благодарю Господа, примирившего меня с причетником моим; после примирения как я спокойно и торжественно совершал святое Елеосвящение над Краюшкиной Евдокией!! Благодарю Господа, разрешившего узы сердца и языка. А за вечерней я был сам не свой, когда дьячок дурно пел прокимен. Я крайне огорчился. А надо было быть покойным; вместо же того я был крайне смущен и не мог говорить в другой раз молитву святого Ефрема Сирина на повечерии.

Постойте – будет великая разгадка всему, что в мире мы видим, всем кажущимся противоречиям. Жизнь есть великая притча или загадка, разрешение которой дано каждому из нас на волю. Блажен, кто здравым смыслом и делом разрешает ее, руководствуясь словом Божиим и Церковью.

18 февраля

Понедельник Второй недели Великого поста. Утро. Жестоко поругался сегодня надо мною бесплотный злодей из-за вчерашнего, с вечера, чревоугодия и пресыщения. (О, чревный бес!) Смущался и озлоблялся на дьячка во время утрени за его нерадивое, несмысленное, бесчувственное, монотонное чтение и пение. Вот удивительное хладнокровие и спокойствие нечувствия и неподвижности сердечной в дьячке! Поучиться можно такому хладнокровию и спокойствию, чтобы, делая свое дело (хорошо или дурно), оставаться спокойным и ничем не тревожиться, исправны ли другие или нет.

(Излишество пищи чувствую в боках своих и в животе; как излишество вредно, как оно мертвит душу, смущает, обессиливает, омрачает!)

Согрешил пред Богом, подав милостыню с огорчением и досадою, ропотом и хулою, – говоря в себе с досадою, что вот мои собраты (зависть) протоиереи и диаконы не подают милостыни и живут себе спокойно, совершенно довольны, непреткновенны, невозмутимы, нет на них ни единого искушения, а я, подающий милостыню, каждый день раздражаюсь на нищих, и сам себя расстраиваю, обижаю, гневаюсь, огорчаюсь. Так ли надо подавать милостыню Самому Христу, в лице нищих принимающему ее? И не сторицею ли воздаст Он и воздает? – Это испытано тысячекратно. Себе не жаль рублей на не необходимые вещи, а бедному жалко на необходимое. Правда, что бедных просящих много, но и милостей ко мне Божиих много. Я не оставался в стыде из-за нищих. Господи, помилуй мя! Согрешил я, окаянный! Проникайся всецело духом Евангелия, духом любви и милосердия. Милости хочу, а не жертвы [Мф. 9, 13].

Алкал Я, и вы дали Мне есть и прочее [Мф. 25, 35]. Чтобы не отягощаться милостынеподаянием, припоминай искренно множество грехов и то, чего ты за них достоин, тогда не будешь тяготиться милостыноподаянием, но будешь рад, что имеешь случай милостыней заслужить сам себе милость от Бога.

В Боге жизнь моя, покой мой; Богом да будет душа моя богата, а не деньгами и вещами. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя [Евр. 13, 5], – и сбылось это слово и сбывается. По мере раздания нищим делалось всегда восполнение поданного.

Опять я впал в пристрастие мирское, опять дурманом, огнем, тернием, бессилием обложились внутренности мои; опять чрез то впал в неприязнь к Богу и ближнему, разрушил свое спокойствие. О, это любостяжание, ужасающееся подачи ближнему, а себе ничего не щадящее! О, это сластолюбие и чревоугодие! Как от них страдает бедная душа! И поделом! Не прилепляйся к тлению!

Нетленна сущи, душе моя, не прилепляйся к тленным вещам, да не убиет тебя тление навеки, отлучив тебя от Бога, от любви Его и ближнего твоего, ибо нельзя работать Богу и богатству [Мф. 6, 24]. Не унывай и не изнемогай, но наказуйся от Бога за пристрастия твои, ибо эти наказания – врачевство для души. (Мясного супу в пост не ешь.)

Я согрешаю непрестанно против преданности воле Божией, о которой столь часто подтверждаю в церковной молитве, говоря: сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим; часто началом своих мыслей, чувств, слов, предприятий, поступков я имею свою греховную, страстную волю, свои порочные наклонности, намерения и цели, привычки греховные, а не волю Божию, святую, совершенную (каюсь пред Господом). Имею в предмете угождение себе, своей многострастной плоти, а не Богу и ближнему.

По премудрому Евангелию Господню надо бы продавать имение, чтобы подавать нищим [Мф. 19, 21], а я приобретаю, окаянный, имение, чтобы чрез то отнимать у нищих избытки, данные мне Богом для них. Господь говорит: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною [Мф. 16, 24], а я, окаянный, более возлюбляю себя, своего ветхого, тленного, мерзкого человека, – и оттого бедствую внутренно.

Под сению государя благочестивого Церковь свободно исполняет свое высокое назначение и все подданные благополучно занимаются своими делами: науки, искусства и художества процветают, также земледелие, садоводство, виноделие; правосудие совершает свое дело невозбранно; милость и истина сретаются, правда и мир лобызаются [Пс. 84, 11]; немощные, старые, сироты, вдовы, нищие призреваются или находят удовлетворение на суде за обиды, им причиненные; труд, заслуги награждаются; порок наказывается, добродетель торжествует, а порок не смеет поднимать свою голову. Бесчисленное множество благ небесных и земных изливает Царь Небесный на людей чрез царя земного. Потому Церковь усердно молится всегда и многократно в день о помазаннике своем, и приняла этот святой обычай от Иисуса Христа и апостолов. В нарочитые же дни Церковь с особенной торжественностью совершает свои молебствия о царе своем, например в дни восшествия на престол, коронования и помазания на царство, в дни рождения и тезоименитства. И справедливо. Да утверждается же в наших сердцах любовь, благоговение, благодарность и преданность к царю нашему и ко всему его царскому дому.

Удивил на мне Господь благостынную державу Свою во время утрени и особенно во время литургии Преждеосвященных Даров, отгнав от меня по молитве сердечной досадителя моего, невидимого злодея, пакостившего во мне лисьим и волчьим хвостом своим. О, как много значит внутренняя молитва, вера и упование! За утреней еще со вчерашнего вечера оставалась во внутренностях, и особенно в боках немощь, теснота, боязнь – и всё прогнал Господь. Во время литургии Господь даровал слезы умиления; после причащения особой теплоты не чувствовал, но был покоен; заамвонную молитву читал медленно, громко, непреткновенно, до конца, со дерзновением. Слава благодати Божией, в немощи моей совершающейся!

Утверди, Господи, сие, еже соделал еси во мне. 19 февраля. Восшествие на всероссийский престол государя императора.

Вот и опять, в сию минуту обновил на мне милость Свою Господь. Гнев на жену и других домашних за недосмотр за печкой в передней, от которой едва не сделался пожар, – растлил меня, причинил болезнь, тесноту, скорбь; но воззвал я усердно ко Господу – и смерть обратилась в жизнь, смятение в мир, теснота в простор, болезнь в здравие. Слава о сем всеми Державствующему! Осуществованная [52] Господа да поет тварь и превозносит во вся веки [53]. 19 февраля.

Помилуй, мя, Господи, помилуй мя, присно [54] согрешающего.

20 февраля

Благодарю Господа за дерзновение и силу по молитве моей крепкой, дарованные мне во время служения утрени. О, как сильно враг бесплотный трепал меня в начале, смущал, уязвлял, борол! Читал я канон – он меня одушевил и укрепил!

Всепоганая самость (самолюбие) сбивает меня с толку во время богослужения, смущая меня. Господи! бил Ты меня за нее, и я доселе не оставил ее, несмысленный и упрямый. Помоги мне, Господи, отныне выбить ее вон – и всего себя предать Тебе. Буди!

20 февраля

Благодарю Господа за пренебесный дар совершения Преждеосвященной литургии и причащения бессмертных и животворящих Таин. Крайне тяжкое искушение было со мною во время обедни из-за дьячка моего Преображенского: я велел ему петь стихиры, и он говорит: трудно. А какой труд при его пении, монотонном и небрежном? – Но верою и покаянием победил Господь во мне врагов бесплотных и страсти мои отъял. Слава о сем Господу!

Я думал: если ты нарочно пакостишь, то ты самоосужден, и я сердиться не буду на тебя. В классе было мне очень тяжело и ужасно клонило ко сну. Но это было дело врага, томившего меня.

Да не забываю, что я чрез Несвицких от Господа всё имею: и место, и квартиру, и всякое довольство, и честь (отчасти чрез себя), и домашние мои всё, и родственники мои ближайшие на родине. Уважать и любить их, снисходить, терпеть, быть признательным, смиренным. Господи! благодарю Тебя, чудного Промыслителя нашего, Благодетеля нашего. И за гимназию благодарю.

Если бы Сам Господь ежедневно и несколько раз подходил к тебе за милостыней, какая бы она ни была, – не с радостью ли бы ты подавал Ему требуемое и не готов ли был бы отдать Ему последнее, памятуя, что Он, Господь Бог твой, жизнь Свою положил за тебя, чтобы спасти тебя от вечного мучения и даровать жизнь вечную. Но теперь действительно Сам Господь в лице разных нищих приходит к тебе ежедневно несколько раз. Зачем же ты, маловерный, негодуешь, сердишься, гневаешься на приходящих к тебе, бранишь их, с гневом и досадой бросаешь иногда милостыню? На Христа ли, Агнца, вземлющего грехи мира и твои, кроткого и незлобивого, – на Господа ли прещедрого и долготерпеливого ты гневаешься? Ему ли с досадой бросаешь прах денежный, коего тебе жаль Ему? – О, злонравие! Неблагодарность, скупость, алчность, корыстолюбие! А еще каждый день причащаешься пренебесных Тайн Тела и Крови Христовой!

Премудрость прости, услышим святаго Евангелия [55]: так, часто поучая нас слушать Священное Писание, Церковь поучает нас вместе прямодушию и простоте сердечной, от недостатка коих мы столь много страдаем в жизни. Прямодушный, простосердечный человек всегда спокоен и всем доволен, не подозрителен, не горд, не зол, не раздражителен, не скуп, подает милостыню в простоте, милует с добрым изволением [Рим. 12, 8], общителен, любезен. А лукавый и подозрительный человек, как я, никогда почти никем не доволен: все и всё ему блазнит, и самые добрые относительно его люди кажутся ему блазненными, не говоря о других, не горячо, не почтительно к нему относящихся. О святая простота! Воцарись во мне! Если б я не был жаден и корыстолюбив, зол и раздражителен, если бы был прост ко всем, общителен – я не ходил бы в такой, по временам, тесноте.

Господи! даждь мне любить и врагов или, лучше, – да не считаю я никого врагом, всех да почитаю моими братьями, сестрами, друзьями, доброжелателями.

Так я немощен (окаянный и многострастный) душой и телом, что если останусь без причащения Божественных Тайн и один день, то слабею духом и телом, ко греху бываю удобопреклоннее, ум и сердце помрачаются и растлеваются; нравственная сила слабеет; искушения и падения увеличиваются. Убо слава Божественным Твоим, обновляющим и животворящим Тайнам, Господи! Ибо после них бываю мирен, свободен, радостен, силен душой и телом; враг убегает, страсти умолкают.

В здании каменном на берегу моря: ветер сильный, волны огромные; здание колеблется от напора ветра и волн; я в страхе с кем-то близким. От страху выхожу из здания, иду по берегу и, смотря на здание, боюсь, как бы оно не обрушилось на меня и не задавило. Жизнь наша – ветхое здание, угрожающее непрестанно разрушением. Буря – искушение.

Тщательно внимайте, братия, богослужению Святой Церкви: всё, что читается, поется, говорится, есть самонужнейшее для нас в этой жизни и по смерти.

Я согрешил вчера чревообъядением: поел просфиры много, чувствую излишество сегодня и обременение. Доколе же бессловесие? Доколе увлечение вкусностию? Доколе прельщаться? Доколе не поститься? – Сегодня однажды в день есть и – мало.

Вчера по приходе домой постигла меня ужасная буря злобы на прибывшую к нам сестру по жене Анну; едва слезами покаяния пред Богом я отбыл от бури сей; а потом, пришедши в столовую и ставши кушать ее просфирки, я смотрел на нее без всякого страстного движения – едва даже противоположное страстное движение не охватило. Вот каков ветхий во мне человек! Как зол, упорен, блуден, завистлив, нетерпелив!

О, злонравие и злоба моя! Сегодня, уходя утром к обедне, я огорчился внутренне на свояченицу мою Анну Константиновну, почувствовав к ней неприязнь, и сказал: если хочешь прощаться – прощай, и нехотя, небрежно благословил ее и так же нехотя неприязненно поцеловал, воображая в ней своего противника и недоброжелателя, – и за это уязвился я в сердце, адский огнь запылал во мне. И вот я стал каяться Господу, обвинять себя, осуждать себя без пощады, что я всё Евангелие Господне разорил, нарушил, презрев главнейшую заповедь Его – любовь. Долго я каялся в тесноте и страхе, и смятении, и – о премилосердый Господи!! – Ты опять внял покаянию моему, снял с меня вину мою, погасил огнь во мне геенский, тесноту претворил в пространство, смятение в мир, боязнь в мужество. Слава благоутробию Твоему, слава силе твоей, Господи! Несколько раз потом я падал духовно, повергаясь в скорбь и тесноту, по огорчению на дьячка, – опять каялся в нарушении Евангелия, нещадно осуждал себя, – и опять Господь миловал меня. О, как сильно во мне самолюбие и злоба! И дома, вечером, огорчился и кричал на жену и грозил ей из-за пустяков, что стул патокой обмазали (на коем я сидел) и какие не знает кушанья жена готовит. Окаянен я! Когда исправлю сердце мое?

Благодарю Господа, явившего мне всесильную помощь Свою при совершении повечерия, к которому я пришел с закуски от Тимофея Александровича Моисеева и подвергся дьявольской боязни, сомнению касательно себя и смущению. Когда я усердно помолился Господу о помощи мне и о прощении грехов, вскоре почувствовал в себе силу Божию, исшедшую на меня и даровавшую мне мир, и тишину, и дерзновение.

У Тимофея Александровича враг смущал и палил меня сластями плотскими при воззрении на двух прекрасных девушек. В классе (в четвертом) вложил было помысел нечистый, неподобный, смущавший, увлекавший. А это все из-за рыбы, да из-за вина, да из-за объедения просфорами. Наука – не ешь впредь много.

О седьмом классе. Строгий выговор. (Сделан 23 февраля.)

Доколе я пытаю Господа! Доколе я не уверился в Нём, доколе не доверяю путям Его? Доколе не пощусь? – Вот вчера с жадностью поел рыбы коренной (селянка) – и вскоре стало тяжело: бременем легла она на сердце и на желудок, а ночью – сильное блудное возбуждение; в устах нехорошо, на животе и в груди – тяжесть. Зачем прельстился я предложением жены, как некогда Адам предложением Евы? Доколе служить мне этому бесу – чревообъедению?

Прочь все селянки в пост.

Достойно и праведно подвергся я сегодня в Церкви за утреней горчайшему искушению от своих страстей и от духов злобы: из-за вчерашнего пресыщения рыбным кушаньем сегодня враг, как лист древесный, потряс меня лукавый из-за того, что протоиерей взял себе для ходьбы в приход золотые ризы, в коих мы служим: жаль мне их стало, что отняли от нас такое богоприличное благолепие. И я весь возмутился: ектению на полунощнице не мог говорить; на утрени до шестопсалмия тоже, – только благодаря молитвам светильничным я успокоился едва-едва, возымел дерзновение о Господе и сказал громко, громко ектению великую; потом укрепился духом молитвы и покаяния, и пренебрежением к телу, и сосредоточенным вниманием к нетленной душе, столько обижаемой плотскими страстями, и к величию, премудрости, благости, святости, всемогуществу Божию, которые я должен всегда прославлять немолчно. После утрени пришел я на дом к протоиерею и ласково упросил его не брать золотых риз всегда в приход; нашел его совершенно покойным, добрым и не нашел в нем нимало того, что я предполагал. Теперь вижу, что и Николай сторож алтарный не имел против меня никакой хитрости и лукавства, как мне казалось за утреней. Благодарю Господа за чрезвычайную помощь во время утрени. Крайне прогневал я Господа объедением и пьянством и суетностью. Из-за пустых вещей смутился я ужасно: и Бога я забыл, и молитву за мир, за спасение душ, искупленных Кровию Христовою, и за свою душу. Но Господь и в смерти стал моею жизнью, среди смятения – миром, в тесноте простором, в скорби утешением, в немощи – силою, в искушении страшном – могущественным избавлением, в малодушии и унынии – мужеством. Прочь тление! Воцарись нетление в душах наших к славе имени Божия!

Даждь мне, Господи, смириться во глубине сердца моего и никоим образом не враждовать на брата, в чем бы он ни был виноват действительно или мнимо, ибо брата (как созданного по образу Божию и как член свой и Христов) надо щадить и беречь и тогда, когда он погрешает, и вражда есть разорение закона Божия и дело дьявола. Надо молиться за согрешающего, даже за врага и досадителя нашего.

Мудрование плотское во мне еще господствует. Что такое мудрование плоти? Например, будто надо есть и пить много, будто надо как можно больше собрать имущества и особенно денег, чтобы жить беспечально [56] и во всяком довольстве; будто надо всегда весело проводить, или убивать, время; будто надо сердиться и гневаться из-за пустых вещей или на врагов, на неисправных, на погрешающих; будто надо спать много; будто не надо Евангелие читать, а только светские книги; будто в церковь не надо ходить, а довольно только дома молиться; будто нам на исповедь и к причастию можно не ходить без вреда себе; будто театр не предосудителен для христианина; будто пост не нужен, богослужение не нужно; будто целомудрие не необходимо и можно без страха и зазрения совести нарушать оное; будто жизнь дана для наслаждения; будто мир образовался сам собою; будто нет Бога; будто не будет воскресения мертвых; будто можно покончить с своею жизнью, не подвергаясь за это ответственности и наказанию вечному; будто воплощение Сына Божия, крестные страдания, смерть и воскресение Его были не нужны для нашего искупления и спасения. Вот мудрование плоти! Вот диавольское мудрование!

Из-за чревоугодия и лицо мое грубеет и стареет. Из-за рыбы. Какое зловоние от ней при ветрах!

Жалованье в Думе получить: в Суру и Верколу послать.

23

Согрешил пред Богом – вечером одного нищего с досады за волосы хватил и подрал (дерзость!), высокого, дюжего. Дома на жену нападал, бранил, презирал ее на словах и взглядах. Пою: Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнахмоих [Пс. 140, 3], и сам не заграждаю окаянных уст своих от брани и острожелчия. О, нерадивый, злой, корыстолюбивый, гордый, нетерпеливый мой нрав!

Вчера вечером много покушал, и с жадностью, ситного хлеба с миндальным молоком и вареньем, овсянки с снетками и редьки, – и однажды в день, да много: утром чувствовал тяжесть. Согрешил пред Господом и пред людьми и пред своею душою! Господи, помилуй!

Служба утрени показала мне, что я вчера вечером после исповеди, впал в чревообъядение: сердце мое было крайне слабо и страстно, неспокойно; ектении на полунощнице и в начале утрени не мог говорить от противодействия вражеского; ектению великую говорил громко и непреткновенно, благодаря действию на сердце великолепных светельничных молитв, но потом заупокойные ектении и все вообще ектении не мог говорить покойно, оскорбившись на дьячка Алексея Преображенского, коего деревянное, бесчувственное, нерадивое, поспешное, с большими пропусками чтение и пение (непорочных) кафизмы 18-й мне крайне не нравилось. Впрочем, малый достоин снисхождения; сильнии же, как мы, священники, сильне истязани [57] будут [Прем. 6, 6]. Я виноват был сам чрез свою поспешность, ретивость, рвение; я сам виновен в бесчисленных грехах, особенно в сластолюбии и объядении, в злобе, ненависти, гордости, кичении, презорстве; сердце мое исполнено крайних и великих недугов. Как же не иметь мне снисхождения к брату? -и на Николая сторожа был я огорчен сегодня за неподание вовремя кадила. Из-за всякой безделицы, из-за пустяков огорчаюсь на братию, как дома на бездушные вещи раздражаюсь и кричу на них. Из-за меня, из-за моих грехов, может быть, страдает холодностью и бесчувствием и нерадением и дьячок Алексей. Господи! Помилуй, исправи нас всех, паче же меня, непотребнейшего. При чтении молитвы к причащению ужасно враг противился мне и порывался смутить меня озлоблением и презорством к чтецу и сторожу Николаю. Едва я устоял. На утрени последней сугубой ектении не говорил из-за смущения бесовского и боязни. Расслабил дух злобы совсем душу мою. Ох я, окаянный, – не имею духа кротости и смирения! А этой благодати я не сподобился за невоздержание свое.

23 февраля

Суббота. Крайне тяжело мне было сегодня за обедней поздней: неприязненное чувство к дьячку всё продолжалось, против воли, – на душе и во всем существе. Крайняя теснота, тягота и скорбь, неприязнь возобновилась при поспешном пении причетника, коему было давно и недавно сказано, чтобы на известных местах не спешил; когда я приступал к причащению, мне было особенно тяжко; грех смущал, теснил, бичевал, посрамлял меня: я повергался в землю, каялся. Наконец частью успокоился и причастился Святых Тайн и, благодарю Господа, ощутил жизнь, но скоро, заметив леность дьячка к пению во время раздробления Агнца, я опять почувствовал к нему нерасположение; скоро в том раскаялся; молитвы к причащению говорил твердо; причащал с теснотою и некоторым смущением; во время благодарственных молитв я стоял у чаши, молился и слезил, – успокоился, хоть не совсем. После же потребления Святых Даров совершенно успокоился, сказавши Господу раньше слово упования: Господи! всё Тебе возможно: Ты можешь отъять всяческие грехи и всякую тяготу от сердца моего. Пришедши домой, я опять несколько рассердился на жену. И, быв в тесноте, пошел в гимназию; по дороге опять верою и упованием удостоился от Господа прощения грехов, мира и свободы – вдруг, от ясного представления себя пред Его взором. Я сказал: Господи, с бездной моих грехов и немощей повергаюсь в бездну Твоего милосердия, – и тотчас получил мир, легкость, свободу. После гимназии жену нашел очень ласковой ко мне. Слава чудотворящему Господу! Три с половиной часа вечера.

И смех и горе. Сегодня во время утрени я рассмеялся (так враг расслабил мое сердце!), когда отец протоиерей прикладывался к иконам на половинках царских врат, а я отворил оныя для заупокойной ектении на 6-й песне канона. А пред тем я был в душевной беде, в смущении и тесноте от злых духов. После смеха еще более смутился иуязвился. О, сердце! Сердце!

Во время всенощной в думской церкви четырехкратно чудесно избавил меня Господь по молитве моей от великих душевных бед – от смущения, жжения, тесноты, скорби, и даровал мир, великое утешение и умиление, сладкое пение Слава в вышних Богу. Слава Избавителю всесильному!

Священники, предстоящие престолу Господню и имеющие ангельский сан, должны быть выспренни, небесны в своих помыслах, желаниях, стремлениях и поступках, как имеющие небесное служение, как долженствующие руководить к горнему Царствию вверенных им овец. Они не должны быть алчны, сребролюбивы, честолюбивы, пристрастны к земным удовольствиям.

Начертати для духовных детей руководства ко христианскому житию с необходимейшими сведениями, которые должны быть всегда им присущи. О Боге в Трех Лицах; о Иисусе Христе, Сыне Божием как Спасителе и Судии; о Церкви; о Таинствах; о Крещении; о возрождении, усыновлении Богу; о Ангеле Хранителе, об отношении к нему; о Миропомазании, о святыне христианина; о Причащении, или о Теле и Крови Христовой; о нужде причащения, пользе, или плодах; о приготовлении к нему Покаянием и Исповедию; о благодати Покаяния, о власти прощения и неразрешения греха, о епитимии; о Священстве, его установлении, высокости сана, о благотворности его для мира: вы – свет мира... соль земли [Мф. 5, 13 – 16]; об обязанности сана, об обязанности пасомых; о Браке, о святости брака и Божественном его установлении, высоком его значении; о высоте девства; о Елеосвящении, его суть (Божественном установлении), его спасительность.

Благодарю Господа даровавшего мне, непотребному, чудесную помощь при совершении литургии в думской церкви и оживотворившего меня, мертвого, Своими Божественными Тайнами. Благодарю Господа, даровавшего мне спокойствие и дерзновение при произнесении пред собранием церковным о выборе нового старосты; благодарю Господа, даровавшего мне духовное высокое наслаждение прославить Его, всеблагого, премудрого и всемогущего, непреткновенно и со дерзновением на двух молебнах и особенно на трех крестинах. О, чудные молитвы! О, чудное имя Бога нашего! Чудны дела Его! Ни едино слово не достаточно к пению чудес Его. Господи! И с торжествующим духом прославляем Тебя, по благодати Твоей; прослави и Ты нас, недостойных Своих служителей, и не дай нас в поношение и обиду попирающим нас. Да не заградиши устну вола молотяща [1Кор. 9, 9], но загради уста восстающих на нас. Буди!

В ночи с 24-го на 25 февраля видел во сне себя окруженным бандою разбойников вроде нищих мещан кронштадтских, которые насильно захватывали наше достояние с угрозами убийства в случае сопротивления.

Это было в Рамбове [58] будто, а не в Кронштадте. Я думал: видно, здесь нет порядочной полиции, да и народ-то, думаю, здесь живет крайне жестокосердый; у нас, в Кронштадте, думал я, гораздо лучше. Тяжелое томление душевное испытал я – и потом проснулся: у меня был ревматизм в левой руке от плечевого сустава; живот был засорен еденной с вечера поздно кашей гречневой с рыбой. С вечера лег я спать почти натощак, и не поспалось; я скоро проснулся; думаю, что мне не спится оттого, что пустой желудок; я встал, пошел на кухню, испросил леща жаренного с гречихой, поел. Потом долго читал, затем ходил по комнате, и опять лег, – но сон был неспокойный и оттого еще, кроме пищи, что погода была нехорошая: оттепель, сильный ветер юго-западный.

8-го февраля 1874 г

Умерла малютка, племянница моя Пелагея (от сестры Дарьи) в Верколе, куда в гости привезена была, – вероятно, простудили ребенка при переезде тридцатипятиверстном. Царство ей Небесное; чистая ангельская душенька.

Не посещая храма и богослужения, или крайне редко, человек делается игралищем страстей и скоро погибает. Поэтому всякий христианин восприими страх, живи в страхе Божием все дни живота; учащай ходить в храм Божий, твори пламенную молитву к Богу – молитву покаяния, прошения, благодарения, славословия; твори милостыню, если сам желаешь быть помилованным от Бога за свои бесчисленные преткновения, падения, пороки и страсти; сокрушай грех, который водрузил в тебе враг по твоей лености и страстности, – сокрушай слезами покаяния и прими свободу Духа.

26 февраля

День рождения наследника цесаревича Александра Александровича. Благодарю Господа, сподобившего меня бесценного, животворящего Дара Своего – причастия святых бессмертных животворящих Таин. Литургия Преждеосвященных. Вторник. Заамвонную молитву читал с трудом от душевного и физического бессилия. Между прочим, от дурной погоды, ибо на улице сделалась во время обедни, в конце, сильная непогода со снегом и метелью. После обедни служил молебен в доме Герасимова, у крестьянина торгующего Захара Ивановича; после молитвы предложили чай, закусочку. Беседовал о вреде пьянства: увидев на стене изображение сильной бури в море и погибающего корабля, говорил о житейском море, воздвизаемом бурею напастей, и о человеках как малых и утлых ладьях, плавающих в этом море и терпящих крушение от бури страстей, об управлении сердечным рулем; о заповедях, право направляющих нашу ладью, о искоренении страстей в начале; о бодрствовании непрестанном, чтоб не нашел наш корабль на подводные скалы и не разбился. Молились Господу и Пречистой Богородице с великим упованием и дерзновением в силу причащения мною только что животворящих Таин. Слава Господу о всем. Писал это в десять часов вечера после пробуждения от сна и напившись чаю.

Избирая нового старосту к Успенской церкви, мы наделали бурю: раздражили купцов, сторонников Николая Сидорова, человека в высшей степени самолюбивого, своенравного, самовольного, гордого, упрямого, настойчивого, дерзкого, мстительного, ругателя, насмешника. Но да не допустит Господь посмеяться над нами, Его слугами, этим самомнительным, гордым богачам, надеющимся на богатства свои; да не даст в попрание церкви Своей этим ругателям, хулящим пастырей и архипастыря своего; да сломит Господь все роги грешных и да вознесется рог наш к славе Божией, ибо мы желали старосты благочестивого, доброго, правдивого, мирного, кроткого, имеющего к нам прямое и доброе отношение, а не такого татарина, как Николай Сидоров, который ни одной службы не хотел порядочно простоять в церкви и не хотел прямо глядеть к святому алтарю. Ему место только в лавочке. Господи храма! Избави нас вскоре от такого старосты и благослови и утверди Сам избранного раба Твоего Алексея (Неустроева) – человека кроткого и благочестивого. Буди!

Напился я чаю, настоянном на перекипевшей воде, – и ядовит был этот чай для меня: от него ночью дыхание стеснялось; в руках, в спине, в ногах сделались нервические боли; я не мог спать. Сетую на женщин, на жену и свояченицу мою, что у них нет порядка в домашних делах; водясь с детьми до забвения всего, они ни во что в доме не вникают: всё в беспорядке, время еды и питья чаю – самое неопределенное, иногда пьют и ночью, как вчера, самовар часто кипит по два, по три часа, а они между тем или спят, или болтовней занимаются. Жена лакомится (и я иногда за нею) без всякой меры, не разбирая поста, – для ней и нет поста, для неё всё трын-трава. Плоть она одна – без духа; от того толста и жирна, как откормленная телица. Священное чтение или молитвы домашние и общественные для ней чужды: она не имеет к ним ни малейшего вкуса. Ни к ней, ни к сестре (а сестра в том же чисто духе, и в добавок никоих постов знать не хочет) – не могу я иметь сердечного расположения за их цыганские уродливые нравы, за жизнь, лишенную всякого порядка. Для них не существует прочего мира: они – весь мир. Судят, рядят обо всех, воображая, что все им должны служить, а они – никому; придет кто в гости – чуждаются и бегают. Анна Константиновна, сестра моей жены, по своей должности обставила уже себя шпионами и доносчиками, которые сказывают ей, что об ней говорят протоиерей и священники церкви, при коей она просфирницей: она запугала их заблаговременно сестрой митрополита с Матроной Егоровой, впрочем, достопочтенной особой. Сама задорная, она боится, что все будут ее обижать: не может терпеть ни слова замечания или вразумления – сей час расплачется. С такими-то людьми приходится мне жить и лавировать в житейском море.

Должно быть от супу телячьего, от корюшки, апельсина и сладкого чаю ночью сегодня была сильная сласть, или был сильный напор сласти. Надо впредь избегать непременно ядения рыбы на ночь. 28 февраля. Четверг.

Примечание

50. Сугубо (церк.-слав.) – вдвое больше: трегубо (церк.-слав.) – втрое.

51. Приседеть (церк.-слав.) – сидеть в засаде; угнетать.

52. Осуществовати (церк.-слав.) – приводить в бытие, в сущность.

53. Ирмос 8-й песни Троичного канона в Неделю на полунощнице, глас 2-й.

54. Присно (церк.-слав.) – всегда, постоянно.

55. Возглас перед чтением Евангелия на богослужении.

56. Беспечальный (церк.-слав.) – не имеющий забот, непопечительный (печаль – забота, попечение).

57. Истязати (церк.-слав.) – испытывать, проверять, исследовать.

58. Простонародное наименование города Ораниенбаум.

Март

3-го марта

Воскресенье. Поклонение Святому Кресту. Проклинаю свою жадность, свое неумеренное ядение холодного из рыбы вчера вечером. Из-за этой жадности я сегодня много и жестоко пострадал от демонов и от своей плоти во время утрени и обедни; на сердце была сильная теснота и давка, смущение, уныние, а на лице – срамота. Но благодарю Господа, яко не по беззакониям моим сотворил, ниже по грехом моим воздал мне окаянному [Пс. 102, 10], и сподобил меня совершить довольно хорошо утреню и обедню, хотя и при тесноте сердца. Благодарю Господа, многократно избавившего меня от новых теснот, постигших опять за гнев мой на нищих, всюду меня преследовавших (пред молитвой родильнице у шорника в доме Ковина). Благодарю Господа, не затворяющего предо мною, грешным, утробу человеколюбия Своего, но в милости Своей поминающего меня. Двенадцать часов дня.

Согрешил пред Богом, прогневался на жену из-за ничего, из-за пустого предлога и произвел ссору, будучи предрасположен к тому болезненным, неспокойным и тревожным состоянием духа, происшедшим из-за нищих, из-за неудовлетворения их просьбы вполне, по их желанию, а только отчасти. Царю мира, Господи, помилуй нас и сотвори между нами мир паки по милости Твоей. Се, несть мира в костех моих от лица грех моих [Пс. 37, 4].

Как многоразлично, многовидно прокрадывается и врывается грех в душу! Непрестанно нужно бодрствовать, молиться, поститься, благотворить с усердием! Господи! Не введи нас в искушение, но избави нас от лукавого [Мф. 6, 13].

Согрешил пред Богом, допустив неприязнь к бедным, а потом к жене моей – в такой день, как воскресенье Крестопоклонной недели. Ни к одному человеку ни в каком случае не допускай неприязни, да не будешь дьяволом-человеконенавистником, – но всегда всех люби, ко всем снисходи, долготерпи, всех извиняй, прощай, ласкай, за всех молись, как за себя.

Благодарю Господа, услышавшего молитву мою о примирении моего и жены моей и расположившего ее к миру. Как скоро мы примирились, тотчас мне стало легко, и прилучившиеся крестины я совершил со дерзновением. Но, бывши потом у Ивана Андреевича Кожевнина, я согрешил – выпил лишнюю рюмку хересу и оттого несколько опьянел, так что, когда позвали меня напутствовать больную Евдокию Васильевну Серебренинову, у меня был несвободен язык при смущенном и стесненном сердце и омраченном уме; я не выговаривал некоторых слов и был в большом стыде. Надо быть всегда трезвым, чтобы быть всегда готовым к ответу. Каюсь, Господи.

Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2]: если ты, находясь с кем-либо во вражде, но потом, одумавшись, начнешь раскаиваться в том тайно и переменишь свое нерасположение, свою неприязнь к ближнему на расположение и приязнь, осуждая себя самого во всем, а ближнего (того) извиняя, то и он взаимно переменится к тебе внутренне и будет готов примириться с тобою.

В ночь на 1-е марта от бани, сладкого клюквенного киселя с миндальным молоком, и оттого, что дозволил себя мыть мылом в бане другому, чего никогда не делал я прежде, и от теплого одеяла в тепло натопленной комнате ночью случилось блудное осквернение; прочитал с сокрушением сердца очистительные молитвы и опять лег. Днем чувствовал внутри жар; поутру гулял на стенку [59]. Согрешил для укрепления сил: выпил стакан молока на крестопоклонной неделе. За обедом дозволил себе пресыщение, особенно кашей гречневой с маслом и миндальным молоком; было тяжело весь вечер; много ходил на воздухе. Идолопоклонник я дерзкий, несмысленый, неблагодарный.

6 марта

Согрешил я тяжко пред Господом – возроптав как бы на Господа, щедрого и милостивого ко мне паче всех, и на купцов здешних, и на всех, что, ради неподачи ими милостыни, на меня грешника все нищие в Кронштадте налегли, что никто им не подает, что купцы и прочие только копят деньги.

Раздражаться на ближнего – значит причинять величайший вред душе своей, погублять душу свою, повергать ее в смятение, в геенский огнь, в скорбь, тесноту и страшную беду. Так было сегодня со мною, после того как я рассердился на гнавшихся за мною нищих, просивших у меня вторично или в третий раз (некоторые, не все) милостыню, и двух из них от досады выдрал за волосы. Поговоривши с одним из них, я убедился, что нужда заставляет их гоняться за мною. Попросил прощения у него в моей дерзости, в моем жестокосердии. 7 марта 1874 г. Семь часов вечера.

Когда утрачу чрез грех (например, чрез гнев, жестокосердие, блудный помысел, блудное движенье сердца, чрез сребролюбие) благодать Божию, мир, свободу, дерзновение, простор душевный, тогда только познаю, сколь драгоценны эти дары Божии, коих я не ценил, когда наслаждался ими в состоянии невинности некоторого рода. Я говорю некоторого рода потому, что совершенной невинности мы не имеем и всегда повинны пред Господом, Который един свят. (Не скоро восстановишь здравие души, когда потеряешь его. Это научает дорожить ее здравием и всемерно бояться греха, наипаче злобы, блуда, чревоугодия, корыстолюбия.)

Да не погублю своею дерзостью, своим жестокосердием, биением нищих, да не погублю всех благих дел моих и милостынь моих; да подаю в простоте, кротости, смирении, незлобии, с усердием, любовью, терпением, бескорыстием, с радостью, как бы получая прибыль, а не теряя.

Тяжко согрешил я пред Богом, что разгневался на нищих на Крестопоклонной Неделе и двух из них выдрал за волосы, когда они гнались за мною по нужде своей, надеясь вымолить у меня еще милостыню. Я оскорбил, обидел Самого Христа Бога Спаса нашего в лице нищих сих, члены Его озлобил и вместе свой член, бесконечную благость, бесконечные щедроты Его оскорбил. Каюся о сем со слезами и милости еще прошу у Господа. Да оставится мне великое согрешение.

Вот вдруг помиловал меня Господь и снял с меня вину мою, даровав вожделенный мир, свободу, дерзновение, умиление. Слава Тебе, многомилостиве и долготерпеливе Господи!

Доколе это безбожное чревоугодие, объядение? Вот половина Великого поста миновала, а я каждый день служил этому домашнему идолу – чреву и оскорблял Господа моего лукавыми моими стремлениями, пожеланиями, похотями, страстями; каждый день я откармливал, лелеял домашнего беса. Долготерпеливе, помилуй и спаси мя имиже веси судьбами! 8 марта.

Хочешь видеть неизреченную красоту лица Божия? – Не засматривайся ни на какую земную красоту, чтобы не прилепиться к тленному вместо нетленного, чтобы не осквернилась душа похотью – душа, долженствующая чисто вожделевать единого Пречистого Бога.

Саго [60] вечернее оказало на меня скверное действие, то есть неблагоприятное: чувствую себя связанным по чреву, по рукам и ногам.

Величайший дар мне от Бога – дар жизни и дар здравия душевного и телесного, которыми по милости Всевышнего я и пользуюсь и благодарю за сие Господа; а вещественные дары мне Божии – вещь несравненно меньшей важности. И Господь обещал меня не оставлять никогда и этими благами, если я буду искать в себе и в других Царства Божия и правды Его, – как и действительно не оставлял: это все приложится вам, сказал Он ученикам Своим [Мф. 6, 33]. Не отступлю от тебя и не оставлю тебя [Нав. 1, 5] – еще сказал Он, а святой Апостол, приводя эти слова, говорит: Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть [Евр. 13, 5].

9 марта

Суббота. Четвертая Неделя Великого поста. Вчера у меня было исповедников сто восемьдесят три человека; у отца Матфея двести семьдесят пять; у отца Павла двести пять человек. Сегодня за ранней было причастников до шестисот человек. Сначала, да и всю обедню я служил в немощи духа и внутренних органов; враг смущал меня, особенно на великом входе; я служил с сокрушением и слезами, чувствуя свою нищету и немощь; голос был дрожащий или дребезжащий. Но после причащения Святых Тайн Господь совершил во мне чудо избавления: смущавшие меня невидимые враги как дым исчезли, и я ощутил мгновенно мир, очищение, дерзновение, силу; проповедь говорил спокойно, с умилением и горячим духом; причащал спокойно. Благодарю Господа за чудеса милосердия.

Вечер после вечерни. Взволновался, пришедши домой, из-за того, что двери настежь – и все в моей комнате. И будто бы чрез то воздух у меня портят. Но это пустой предлог. Дети, жена и няня бывают у меня только на время очищения воздуха в их комнатах, и потом, запирая там форточки, равняют тот воздух и что у меня в комнате, отворяя двери. Пусть будет так, а пустого самолюбия у меня впредь да не будет, и Господа моего, Царя мира, да не оскорбляю впредь, нарушая мир. Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа [Евр. 12, 14]. Помилуй, Господи!

Из-за покоя окаянной плоти моей (а не души моей) сколько я согрешаю, нарушая мир души моей, соделывающейся столь часто храмом Христовым и Духа Святого! Но и покой души теряю, и покоя плоти не приобретаю, ибо при смятении души и плоть не имеет покоя и здравия, но и она мятется и страдает. О, бессмыслие страстей плотских! О, плоть вселукавая! Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам [Мф. 6, 33]. Господи, помилуй мя: я прогневал Твою бесконечную благостыню, нарушив мир души моей – и домашних моих. Исцели меня и спаси Твоею благодатию. Во плоти не плоти жити, но Тебе даруй, Господи!

Благодарю Господа за дар умиления и молитвы, которого Господь сподобил меня во время всенощного бдения в субботу на воскресенье при тяжких внутренних борениях с духами злобы поднебесными. Благодарю Господа, даровавшего мне благодать и силу прочитать Евангелие внятно, громогласно, с чувством, непреткновенно, равно как молитву на первом часе Христе, Свете истинный.

Господи, помилуй, ибо грешны всякую минуту волей и неволей, разумом и неразумием и повинны суду и казни Божией. Святая Церковь по неизреченной любви своей к людям всех их как бы ежедневно носит в сердце, печется об них, болезнует об них, желает и молит им у Бога всяких благ. И не напрасна ее молитва: за ее молитву Господь удивляет на нас чудеса Своего милосердия и долготерпения, чудеса сил и исцелений, оставления прегрешений; являет помощь в делах наших. Мы вспоминаем Владычицу Богородицу как Царицу духовного Царства Христова, как жительницу будущего века и свидетельницу и споручницу будущего воскресения мертвых, страшного второго пришествия и Суда Христова, как Ходатаицу нашу пред Богом, как пример всяких добродетелей, коим должны и мы подражать. Достойны ли мы такого владычества? Достойно ли такой Царицы живем? Достойные ли мы члены? Живем ли для будущей жизни? Терпим ли скорби, болезни, напасти, как Она безропотно терпела скорби и напасти? Преданы ли Богу, как Она?

Я должен знать, что я, по причине внутренней золотухи моей, не могу служить и говорить, если ем постную крепительную пищу, например мучнистую (горох, овсянку) или булку, даже рыбу. Я по немощи должен употреблять молоко и скоромный суп даже в пост.

10 марта

Воскресенье. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить непреткновенно, хотя и в тесноте и скорби, Божественную литургию, с добрым выговором членов царского дома. Благодарю Господа, чудно меня оживотворившего после причащения Святых Таин, – меня, умерщвленного грехами своими. После обедни весь день сильно болела левая нога (кисть ноги), вероятно оттого, что крепит живот – от рыбы или от изобилия Святых Тайн, оставшихся вчера после причастников, ибо вкус и действие вина остается в Святых Тайнах. Во время обедни чувствовал тесноту в боках, от вчерашнего ядения рыбы (белой) с черным хлебом.

Примечаю, что диавол в сердце моем подкапывает и силится искоренить уважение, благоговение и любовь к самым священным лицам – как к лицу Пресвятой Богородицы, к лицам святых Ангелов и святых угодников Божиих, к священным особам царя и царицы и вообще к людям – и чрез что же? Наипаче чрез чревоугодие и пресыщение. Бодрствуй!

Ноги сильно болели у меня вчера из-за пресыщения и рыбоядения, из-за засорения желудка.

11 марта

Благодарю Господа от всего сердца моего, яко сподобил меня непреткновенно совершить всё утреннее богослужение со дерзновением, охотно, в мир, свободу, радость душевную. Слава тебе, Господи, яко духа немоты прогнал еси от Мене и духа смущения и уныния. Понедельник Пятой Недели поста.

Плоть, лишаясь денег и разных для прихоти служащих вещей, чрез подачу нищим денег, – вопиет и говорит: да что это – всё для других, а для меня или мало, или ничего? Но пусть она вопиет – чем для ней меньше, тем лучше, чем для других больше, тем тоже лучше. Отданное ближним ради Христа хранится у Христа, и за данное сторицею воздается от Господа.

Не беги от нищих, а беги к нищим.

Благодарю Господа, помиловавшего меня после сердечного покаяния в отказе нищим некоторым, просившим у меня по дороге милостыни. Когда я, покаявшись, сердечно согласился словом и делом: не беги от нищих, а беги к нищим, то есть для подаяния, тотчас ощутил милость Божию в сердце моем – мир, свободу, прохладу, легкость. Слава Господу, наказующему и милующему, просвещающему, разрешающему.

13 марта

Пять часов утра. Благодарю Господа за отрадное сновидение. Видел я во сне в пять часов утра святого праведного отрока Артемия Веркольского чудотворца, за решеткой в каком-то склепе, – всего живого, как наяву, и вострепетал дух мой от удивления, благоговения и радости; я стал, затаив дыхание, говорить: о чадо нетленное, чадо нетленное, – а сам думаю: как бы такое зрелище совершенно живого отрока в гробнице видеть мне дольше. И что же? – Как бы преклоняясь на мое и прочих тут бывших усердие, благоговение, желание видеть его, он вышел из глубины земной – и прямо ко мне, а у меня был наперсный крест; он говорит: дай мне приложиться ко кресту, – и, взяв его ручкою, поцеловал его, а потом и со мною, грешным и нечистым, поцеловался; я говорил потом: помолись за нас грешных, праведниче Божий, – вслед за тем я проснулся. Видение было как бы наяву. Росту он малого, лицом бел; в рубашечке белой. Я жадно впился вначале глазами в лежащего в гробе отрока, желая насладиться зрелищем живого отрока, столько лет почивающего во гробе к славе имени Божия и ко спасению многих! Редкий сон! (Акафист надо скорее рассматривать.)

Не во уверение ли того явился мне праведный отрок, что он услышал молитвы мои год назад тому, когда я при глухоте ушей моих, молил его и Пречистую Богородицу о исцелении, – и купно с Пречистою Госпожею моею Девою Богородицею испросил мне у Господа исцеление? (Есть ли тут мощи, думал я, а другие, кажется, и говорили это, – и вот во уверение всех явился праведный отрок, который то как бы углублялся вниз, то выходил в лежачем положении, – с ясным лицом.)

Вчера, во время часов, в начале девятого часа служебного, когда я кадил святым иконам, дух хулы коснулся моего сердца во мгновение и ужасно смутил, уязвил и стеснил меня; я читал потом Евангелие при этом уязвлении и уже по окончании часов молитвою покаяния избавился от этой язвы и этого греха. Как я нечист!

Благодарю Господа за отъятие благодатью Его злобы на чтеца, когда я читал канон, и нашел в нем что-то стропотное [61] и неподатливое. О, сколь велика была милость сия во время то! Слава благости, благопослушливости, слава силе Твоей, Господи!

13 марта

Вчера вечером ел паюсную черную икру и крайне осудил себя, ибо тяжело от ней на сердце стало, – а ночью было сильное блудное разжжение! О, безумство, невнимание себе, нерадение о соблюдении уставов Матери-Церкви и повелений Господа Иисуса Христа!

Благодарю Многомилостивого, спасшего меня от адовых уз во время служения утрени. Много бед я претерпел от духов злобы за свое объядение икрою (хотя, впрочем, очень немного ел я, но потребности-то не было есть), много тесноты, смущения, страха бесовского, несколько преткновений. Много и каялся я, припадал многократно к ковчегу со Святыми Тайнами, к святому престолу, лобызая их и умоляя Господа; наконец, от пения громогласного стихир на стиховне рассыпались мановением Божиим враги мои бесплотные, всю утреню теснившие меня, особенно с той минуты, как я внутренне молился о духовном сыне моем, противнике Николае Сидорове.

Вчера вечером по ядении икры с черным хлебом и питье сладкого чаю, при посещении болящей старушки Евдокии Васильевны я неистово одержим был блудным бесом и едва наглость плотскую утолил тайною молитвою ко Господу. Вот к чему ведет чревобъядение и сладкое питье! А нищим жаль лишние копейки дать, когда просят усильно. Себе на излишества, на похоти, на прихоти не жаль, а бедным, членам Христовым, жаль. Окаянный, неблагодарный, несмысленый, жадный, скупой, сребролюбивый, блудный, своенравный, ленивый, непотребный, самолюбивый, гордый, злой, завистливый я раб! Каюсь, осуждаю себя, омерзяю себя. О, когда совлекусь ветхого человека, тлеющего в похотях прелести, и облекусь в нового [Кол. 3, 5 – 10]! Странно, вижу тление внутреннее и небрегу о обновлении, когда оно столь удобно по благодати, милости и щедротам Христа Бога! Или о множестве благости и кротости и долготерпении Божием нерадею, как бы не ведая, что благость Божия на покаяние ведет меня. По жестокости моей и непокаянному сердцу я собираю себе гнев – в день гнева и откровения праведного Суда Божия! Страшно впасть в руки Бога Живаго! Скорее пост, бдение, молитвы, милостыня! 13 марта, восемь часов утра.

Крепко могущество Христа Бога моего, разрушающего во мне могущество адово, могущество дьявольское тлетворных страстей, как и сегодня было это во время повечерия, когда я имел в сердце огорчение на дьячка за его неисправность и отчасти на жену, – тесно, знойно, смутно было у меня на сердце. Но когда я с крепкою верою, упованием, покаянным духом и сокрушенным сердцем помолился Господу, припав с верою к престолу Его (в приделе), грехи мои, скорби и тесноты мои как бы растаяли и не стало их, бессилия сердечного не стало – явилось дерзновение, явилась сила вместо немощи и боязни, и я закончил повечерие с удивительным спокойствием. Слава о сем Господу! Не дремлет и не спит никогда Хранящий Израиля [Пс. 120, 4].

14 марта

Утро. Страшно наказан я за вчерашнее пресыщение с вечера (когда я в одиннадцатом часу (вечера) ел пироги трактирные постные с рыбой, а раньше того пил довольно много чаю сладкого и миндального молока стакан). Ибо, пришедши сегодня к утрени (стояние Марии Египетской) и заметив в дьячке надутость, что он сверх обыкновения не подходит взять у меня иерейское благословение, я огорчился на него, смутился и ощутил, что враг бесплотный уловил меня в свою сеть, теснит, наводит боязнь и мучит меня, не давая мне говорить ектений и тропарей Великого канона. Еще пред утреней я припадал много раз к престолу, прося милости и заступления у Бога, – но Бог предал меня в наказание врагу моему; в продолжение всего канона я боролся внутренне с врагом, горько раскаиваясь в своем грехе и во многих грехах. Наука мне – не предаваться объядению, да притом после вечерних молитв, и не думать, что – много завтра службы, пожалуй, ослабею, лучше запасусь силами, поем. А вышло – крайнее душевное бессилие, ужасы, беды.

И поделом мне всё это было, ибо я блудную свою плоть делаю еще более блудною и вооружаю ее против Бога и ближнего. Вот и доняли меня мои мысленные разбойники, и прожгли меня, и напугали меня, и осрамили меня. Но еще милостив Бог, что я не совсем сконфузился, вспоминая по временам с огорчением о дьячке.

От пирогов голос, желудок и грудные органы были как бы засоренные: я откашливался часто. Ночью детородный член был напряжен и беспокоил.

Пирожков трактирных на ночь никогда не есть, разве умеренно и запив чем-либо.

Согрешил пред Богом: опять раздражился и озлобился на домашних за беспорядок в воздухе, допущенный в моей комнате, когда меня не было дома. Прости, Господи, мое согрешение! Очисти, Господи, исцели, Господи, умири, Господи! Господи! раздери рукописание моих согрешений! Я в покаянии записываю свои прегрешения, а Ты рукописание их раздери благоутробием Твоим, ибо Ты един власть имаши отпущати грехи.

Дивное дело: чрез частое прикосновение рукою к устам (и глазам) после подъятия дланию Агнца Божия у меня уши исцелились (оба уха), и давно, давно материя не течет из них; левым ухом хорошо слышу. То же и от мазания частого святою водою. Слава Тебе, Господи! Ты творишь чудеса един.

Слава Господу, простившему мне грех мой. Я Божиею милостию стал мирен, свободен, во мне роса благодати. Благодарю Господа, благопослушливого.

Согрешил пред Господом и пред собою, что вчера вечером опять ел рыбу жареную с черным хлебом и хотя немного, но излишне, потому что полчаса назад я пил чай, ел яблоки у старушки благочестивой Екатерины Степановны и немножко ситного хлеба. Ночью от рыбы опять было напряжение члена, беспокоившее меня.

Во сне видел медный (бронзовый) темный крест на красной ленте, присланный мне в награду. Потом видел себя с крестом в руке сребропозлащенным, что на требы берем. О вражде Сидорова слышал, не знаю которого, Григория или Николая.

Аппетиту своему не верь – он обманчив: вечером был у меня отличный аппетит, и я немного поел, а вышло поутру, что я пресыщен и страшным искушениям подвергся за утреней от диавола, хотя милостию Божиею и победил его.

Обозреваю пройденное мною поприще поста и ужасаюсь – потому, что провел оное в чревоугодии и пресыщении, в лакомстве, сластолюбии, – и не Господу работал, а своему чреву, которое Бог упразднит [1Кор. 6, 13]. Господи, помилуй мя! Вчерашняя французская булка стала во мне остном.

Благодарю Господа за безмерную Его милость, юже [62] удиви на мне в вечер сегодня (16 марта, суббота) за всенощной или, лучше, – пред самою всенощною, когда я припал с великою верою и твердым упованием на милость Его, каясь в грехах своих – в унынии, озлоблении на нищих или пренебрежении к ним. Господь рукою крепкою и мышцею высокою отъял прегрешение мое, скорбь и тесноту мою, сокрушив твердыню адову во мне и даровав мне мир, свободу, пространство, дерзновение. Всенощную служил я добре по благодати Божией; голос был чистый, звонкий, пел все стихиры на Господи воззвах, на стиховне и хвалите. Сегодня исповедывался отцу Порфирию Строкину. Благодарю Господа за милосердие неизреченное. 16 марта 1874 г.

Согрешил пред Богом – опять лишнее ел и пил вчера вечером у Ивана Андреевича Кожевнина, хотя и немного, да и дома с жадностию поел просфорки и выпил вина, и у Ивана Андреевича выпил полторы рюмки хересу: ночью от блудного видения сделалось осквернение. Еще вечером я чувствовал тягость и расположение сильное ко сну и – не дочитал акафистов и канонов. Не жадничай, пёс!

У Никитина (Дмитриева) выпил излишне рюмку рогому и тогда же чувствовал, что это лишнее. А сколь хорошо мне было до пресыщения! Какая сила, бодрость! Какой голос!

Достопоклоняемого Господа и прещедрого, благопромыслителя чудного славлю и величаю, что неоднократно и на этой неделе посылал мне щедрые доходы поручные, например три и три и пять рублей, не считая мелких; и когда приходилось мне давать нищим много и щедро (одному нищему дал пять рублей), то и щедроты Божии увеличивались втрое.

Нет в жизни выше счастья и блаженства, как быть членом Православной Церкви, ветвью этого вечнозеленеющего, благоплодовитого древа и наслаждаться туне всеми плодами его. Слава Господу! И этого счастья многие из христиан, даже православных, лишают себя, как раскольники и вольнодумцы из великосветских и военных, не ходящие в церковь, не приемлющие Таинства Исповеди и Покаяния.

17 марта

Воскресенье. Вечное благодарение Жертвы Божественной, всепримиряющей; ради ее только сегодня я утром пред самой обедней избавлен был от адового мучительства, постигшего меня за озлобление мое на нищих, за пресыщение мое и блудное излияние, бывшее во сне от скверного мечтания диавольского. Припал я к святому ковчегу, в коем хранятся Святые Тайны в думской церкви на престоле главного храма, – припал с молитвою покаяния, с верою несомненною и упованием непостыдным, – и получил вскоре желаемое: гора отвалилась вдруг от моего сердца. Славлю Бога Спасителя моего. Обедню служил с великим сокрушением и слезами. Проповедь митрополита Григория говорил с одушевлением.

18 марта

Оскорбил я благость Божию бесконечную и разорил заповедь о любви: огорчившись, я выбранил слугу Анну за непорядочную кладку дров и вдобавок плюнув на нее с досады, что она не исправляется, несмотря на бесчисленные замечания, и – вот тесно стало у меня на душе, и дерзновение и спокойствие духа я утратил. И еще это смятение и теснота во мне остаются, хоть и молил я Господа помиловать меня. Но знаю, что бесконечное милосердие Господа и еще помилует меня, когда из глубины души покаюсь Господу.

Слава Господу – ради жертвы крестной и еще помиловал меня Господь, даровав мне прощение, исцеление, восстановление, мир, свободу, прохладу.

19 марта

Вторник Шестой недели поста. Вчера вечером после пива покурил я сигару; сегодня упадок небольшой нервов и жгучесть в спине. Опять замечу себе, что не следует курить, – это вредная прихоть. Пасмурно, идет снег, не частый.

Согрешил пред Богом, пред Святой Богородицей, пред святыми Ангелами, святыми угодниками Божиими, пред всеми людьми и пред теми, кого выбранил в ярости, злобе, пожелал им на словах зла и пагубы, хотя и за вину их; прости мне грех ярости и злобы, зложелательства и брани (старый плут, болван). Отпусти им, не ведят бо, что творят в слепоте своей, и исправи их, упившихся вином. (Дворник Иван Соколов и старик дровяник.)

При богослужении Церковь молит за всех единым сердцем и устами, призывая и всех к единению, единомыслию в вере, уповании и любви, ибо единение есть сила и крепость ее и лучшее ручательство за преспеяние [63] в вере и благочестии членов Ее; а разделение, разногласие, раздор, споры, ереси, расколы крайне ослабляют ее и производят нестроения, упадок веры и благочестия и ведут к погибели. Поэтому надо присоединять свои горячие молитвы к молитвам церковным, чтобы Господь даровал нам мир, единомыслие, взаимную любовь и утолил раздоры церковные, испроверг ереси и расколы, коими всеобщий враг диавол усиливается поколебать Церковь Христову и испровергнуть благочестие христианское.

Да славится Бог наш единомыслием и любовью.

Подручныя вашя томите [рус.: требуете тяжких трудов] [Ис. 58, 3], жалуется Бог чрез пророка. Не делаю ли я этого с своей прислугой?

20 марта

Вчера без нужды ел рыбу, свежие окуни, и сегодня чувствую тяжесть на сердце. Доколе не вразумлюсь – не есть на ночь рыбы и т. д.

20 марта

Служил вместо протопопа великопостные часы пред отпеванием Евгении Федоровны Бритневой; это было в среду; три дня я не служил: сердце мое крайне расслабело и сделалось плотяным, боязливым, похотливым, раздражительным, особенно вследствие курения сигары (в воскресенье вечером или в субботу); только усердная молитва веры и раскаяния и упование на всеочищающую и всепримиряющую жертву пречистого Тела и Крови Господней подкрепила мое сердце, умирила, придала дерзновение и силу. И я хотя при бесовской боязни, но говорил громко тропари часов (впрочем, с пропусками) и молитву святого Ефрема. Во время обедни лил слезы покаяния и умиления; причастился Святых Тайн недостойно, ибо плохо приготовился к служению литургии; сердце было нечисто, холодно. После причастия взглянул я случайно на диакона Петра: он смотрел на меня как-то подозрительно, недоброжелательно, злобно: это меня крайне смутило; он отошел к Уставу [64] (на аналое у окна); я в смятении стал усердно молиться о смягчении моего сердца; враг бесплотный смущал меня. Я творил молитву, моля Господа укрепить сердце мое дерзновением при чтении заамвонной молитвы: Владыко Вседержителю, Иже всю тварь – и прочитал молитву редко, твердо, без пропусков, только в возгласе пропустил несколько слов: яко благословися... пречестное ивеликолепое... От ядения рыбы накануне сердце мое было столь слабо и боязливо, я это чувствовал.

21 марта

Премного согрешил я пред и Богом и пред своею душою, что вчера вечером поел без нужды рыбы коренной – тешки с черным хлебом и лишний стакан чаю выпил, пивши раньше в доме Баранова у вдовы [...]. От рыбы сделалась крайняя тяжесть; долго ходил по улице, ночью по пробуждении она чувствовалась еще в животе, а во рту было крайне неприятно. Прогулялся на стенку; дома выпил кофе два стакана с миндальным молоком вчерашним, и прошла тягота.

Благодарю Господа, простившего мне грех тяжкий (назвал ребенка Лизу куском жиру в чувстве ревности, зависти, неприязни) ради молитвы веры, покаяния, ради всепримиряющей жертвы – Тела и Крови Господней. Славлю благость, скоропослушество, милосердие, недремлемость Божию – еже спасати нас. Аминь. Огнь, теснота, смятение миновали; прохлада, простор, мир, дерзновение заступили их место. Слава Богу!

Согрешил пред Богом и людьми и пред собою, разъярившись на нищих, окруживших меня на Господской улице, и выбранивши их негодяями и мерзавцами, забыв, что они члены Господни и члены мои, что они по образу Божию и соискупленники Христовы. О, самолюбие! О, плотоутодие, самоутодие, корыстолюбие, сластолюбие мое, гордость, зависть моя, нетерпение мое, дерзость моя. Сам себя наказываю грехами своими. Каюсь пред Господом – безответный грешник! Других осуждаю за скопление богатства и несострадание к бедным, за неподачу милостыни – а сам к тому же стремлюсь.

Жаворонки – булочки, кажется, скоромные, и во всяком случае на сахаре, и они тяжело легли на мое сердце. Лакомство – бессилие души, как и пресыщение. Господи, избави от сего!

Согрешил я – оскорбив жену мою за приготовление постоянно рыбного стола в посту и неприготовление ничего растительного, например грибного супу; я назвал ее дурой, и она обиделась. Виноват я. Лучше бы стерпеть и не говорить ничего сегодня, поевши приготовленного, или просто – выпив воды с хлебом или миндального молока, которое она приготовила. Я поступил фарисейски, наружно как бы желая поститься, а в душе допуская злобу, гордость, зависть, своенравие, раздражение, ссору, ругательство. Премного согрешил. Я не исправляю сердца своего, окаянный.

Благодарю Господа, явившего мне чудное заступление и помощь мне в квартире Броуна пред панихидой за упокой души Матрены, рабы Божией, матери Гречухина и жены Броуна. От пресыщения и ярости на нищих сердце мое было в крайнем смятении и бесовском страхе.

Согрешил, упрекнув жену мою в том, что чрез меня она всем довольна и счастлива, забыв, что и я чрез нее, между прочим, счастлив и всем изобилую, ибо чрез нее даровал мне Господь настоящее место. Да простит мне это душа жены моей и Господь.

Как ужасны последствия греха. Сегодня вечером я поспешил исповедию, смущаемый прилогами врага к поспешности ради моего сребролюбия и человекоугодия, потому что спешил к выносу Матрены Егоровны Гречухиной. Когда я кончил исповедь, меня чрезвычайно подстрекал враг к нетерпению, ярости относительно препятствующих и препятствию, и, когда я приехал в Владимирскую церковь, дух мой был крайне возмущен. Я – в слезы покаяния и молитвы; Господь оживил и укрепил душу. Прихожу домой, нахожу беспорядок в своей комнате, и опять я крайне смущен, рассержен, подавлен, бросаю на пол комнаты излишние вещи, жену браню; разбранился, презрел ее: она тоже обиделась. Согрешил пред Богом и людьми! Вот что [делает]сребролюбие и нетерпение, двоедушие, ибо я двоился сердцем и мыслями еще во время исповеди, торопясь и скрадывая слова! Да простит мне Господь! Да простит мне душа жены моей! Я оскорбил ее.

А вся эта ерунда от пресыщения, от самолюбия, своенравия. Других учу, себя ли не учу? Других людей грехи разрешаю, а себя связываю – дело ли это? Благодарю Ангела Хранителя, вразумляющего меня. Долготерпеливе, Господи, слава Тебе! Пресвятая Богородице, избавительница моя, Заступница моя. Слава Тебе, Господи! Возьми в руце Твои жену мою Елисавету.

Из случая при исповеди и при счете свечей и денег познай, что я одержим страстию сребролюбия и из раздражительности частой на жену, что я не имею любви, ибо любовь не раздражается и не мыслит зла, всё терпит, всё покрывает [1Кор. 13, 1 – 8]; из обращения с нищими, холодного, нетерпеливого, неохотного, проникнутого скупостию, корыстолюбием, познай, что во мне нет любви, ибо любовь милосердствует. Во мне – самолюбие, самоугодие, плотоугодие, сребролюбие, гордость, зависть, лукавство, двоедушие, подобострастие, потворство, лицеприятие, нерадение и леность, своенравие, непокорство. Всего этого надо непременно отвергнуться. Тихому, ровному обращению научись дома. Были тихи среди вас [1Фес. 2, 7], как на исповеди это я делаю. Научитеся от Мене, говорит Господь, яко кроток есмь и смирен сердцем [Мф. 11, 29].

23 марта

Сегодня снегу много. Вчера и сегодня у меня поэтому насморк, нервная раздражительность.

В раздражении и гневе я пожелал вчера жене моей и с ребятами наказания, вразумления и зла за ненамеренное огорчение, которое они мне часто причиняют. Каюся в сем, желаю им всякого добра.

24 марта

Твоею благодатию, Твоими Святыми Тайнами я сегодня ожил, исцелился от сильного насморка и весь обновился. Слава Тебе!

Причащал я сегодня сорок два человека крестьян, исповеданных отцом Матфеем, и думал: они исповеданы другим, не мною; он исповедал, а мне дал труд причащать (согрешил, окаянный); две частицы Пречистых Тайн на пол уронил и поднял: (диакон замыл потом). А когда взглянул потом, что дал мне один офицер, исповедавшийся у меня пред ранней обедней, [Т...], [увидел], что он дал один три рубля, – вот щедроты Божии! И меня не оставил Господь. Благодарю Господа! Помилуй мя, Господи!

Смотри не на лице свое, а на сердце свое, ибо человек в сердце, а не в лице. Бог взирает на сердце. Лице – тень преходящая, цвет увядающий. Не о суетном пекись, а об истинном, существенном, вечном.

Слава Богу, Марья Арсеньевна поправляется. Я молился об ней – и теперь возблагодарили Бога и Пречистую Богородицу.

25 марта

Удивляюсь своей алчности: вечером вчера поел с большим аппетитом пирог с рыбой (Вербное воскресенье) и жареного окуня; нужно или нет есть – все аппетит (алчность). Но если есть приход пищи и питья в теле, то должен быть и расход, – а уйдет ли всё в расход? Нужно ли организму всё количество употребленной пищи? Не нужно. Вот и вред для души и тела от излишней пищи: обременение, усиленная похоть, усиленная алчность, злоба, зависть, скупость и пр., усиленные нападения злого духа, [наше] бессилие сердечное, черствость сердечная, жестокосердие.

Так и с деньгами: есть приход, должен быть и расход – не на нас, а на бедных. Одно тело мы все, они – члены. Сребролюбие – безумие.

25 марта

Три часа пополудни. Крайне тяжело было на сердце сегодня за утреней и обедней ранней от вчерашнего ядения вечером; многими трудами и слезами покаяния исходатайствовал я благодать Господню и неосужденное причащение животворящих Тайн. Еще ли буду безумен и не буду ценить подобающим образом дар причащения? Еще ли буду с вечера есть и пить, имея в виду литургию на следующий день? Славлю бесконечное милосердие Господа, сподобившего меня совершить громогласно и со дерзновением утреню Благовещенскую с поклонами земными и литургию Златоустого и причаститься чудных Божественных Святых Тайн Тела и Крови Его, Владыки живота моего.

Кивот Завета в Ветхом Завете был в великом почтении у всех евреев, так что левит Оза, прикоснувшийся к нему, чтобы поддержать его, был наказан смертию [2Цар. 6, 6 – 7]. (Бог Сам хранит Свою святыню, без нашего содействия.) Кольми паче одушевленный Божий Кивот – Матерь Божия достойна особенного благоговения и почитания и прославления. И святые угодники Божии суть тоже одушевленные храмы Божии – как их не почитать и не прославлять? Даже живущие христиане суть храмы Божии, ибо Дух Божий живет в них: Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? [1Кор. 3, 16]. И их надо почитать, любить, им снисходить, прощать их, терпеть любовью, не ругать, не злословить, не осмеивать. А царь есть помазанник Божий, коему поручена держава Царствия Божия на земле. Его, как представителя власти Бога на земле, надо особенно почитать.

Обновился Святыми Дарами.

28 марта

Четверг Великий. Благодарю Господа, явившего на мне безмерную Свою милость и силу пред раннею литургиею и во время оной в избавлении меня от греховной тесноты, скорби, немощи, боязни, греховного смущения, бесчестия, и даровавшего мне вместо смерти – жизнь, вместо смущения – мир, вместо немощи – силу, вместо бесчестия – дерзновение, вместо хладости – слезы умиления и горячности. Благодарю Господа, даровавшего мне силу совершить литургию непреткновенно, кроме заамвонной молитвы, в которой пропустил несколько слов по напавшей на меня диавольской боязни. После употребления Святых Даров чувствовал себя весь день хорошо, покойно, бодро. У Александра Федоровича Федорова обедал и чай пил; у Серебрениновой ранее – тоже пил чай и токайское вино пил. У Федорова портвейн и херес – [Лемана].

От гороху, вчера еденного мною, стреляет сегодня золотуха в левом ухе.

Благодарю Господа, даровавшего мне Божественный мир и умиление дивное во время чтения двенадцати Евангелий, то есть во время всенощной на Великий Пяток. Мысль о Агнце Божием, вземлющем грехи мира (для проповеди).

Благодарю Господа, даровавшего мне слово на Великий Пяток, которое я составил легко, в один дух, а в Великую Субботу на утрени произнес. Благодарю Господа, даровавшего мне туне три рубля за вынос тела Александры (трактирщицы с горы и новорожденного младенца Наталии, коим она умерла) и за исповедь Екатерины Михайловны Казановой три рубля, да еще рубль за напутствие Георгия Кузнецова в дому Третьяковой. Случилось нечто странное: шедши с выноса покойников домой, я огорчился сильно на нищих, шедших за мной, несмотря на мои просьбы не гоняться за мной. Домой пришел расстроенный, огорченный, разгневанный. Когда я был в таком состоянии, от Казановой пришел извозчик сказать, что барыня отдумала причащаться и я бы не беспокоился идти (она была тоже расстроена домашними); но вот я припал ко Господу в покаянии о соделанном мною грехе – и Господь помиловал: успокоился; вскоре приходят опять от Казановой, просят исповедать барыню. Я отправился сначала к Кузнецову, а потом и к Казановой – и исповедал ее. Таким образом, Господь туне дал мне еще три рубля. Слава щедротам Его! Вперед нужно безропотно давать нищим. В Великий Пяток я исповедывал крестьян и некоторых офицеров и их жен; в этот день я не ел с утра до позднего вечера и только стакан чаю выпил поутру и, надо заметить, был силен духовно – препятствия от врага встречал слабые. Совсем не то бывало, когда я исповедывал поевши.

В Страстную Среду у меня было двести десять исповедников, в Великий Пяток сто тридцать. Нынешний год вообще было больше исповедников. Была одна поджигательница, деревенская молодая женщина (два дома сгорели). Любодеяние в народе сильно развито, равно и прелюбодеяние; пьянство тоже.

Примечание

59. Имеется в виду подпорная береговая стенка – конструкция, выполняемая из различных материалов и удерживающая от обрушения находящийся за ней грунт.

60. Са́го – крупа из крахмала, получаемого из сердцевины ствола саговой и некоторых других пальм, а также искусственная крупа из картофельного или кукурузного крахмала.

61. Стро́потный (церк.-слав.) – неправый, шероховатый, искривленный.

62. Юже (цер.-слав.) – которую.

63. Преспея́ние (церк.-слав.) – совершенствование.

64. Имеется в виду Типикон – богослужебная книга, содержащая устав о дисциплине, а также о времени и порядке совершения богослужения.

Апрель

1 апреля

Второй день Пасхи. Вчера, в первый день, за поздней обедней я подвергся большому искушению со стороны диавола и своего ветхого человека и со стороны сослужителя моего, дьячка Преображенского: он не пришел к обедне до сугубой ектении – три раза за ним посылал. А Николай, сторож, казалось, вино нехорошо подал для Таинства. Сильно меня коробила небрежность дьячка о службе; я волновался, смущался, был пленен внутренно. Готов был плакать – слез не было; вопиял ко Господу – но по грехам моим Господь медлил спасать меня, предоставляя меня борьбе со врагом невидимым и со своими страстями. При потреблении Святых Даров, когда я сознал себя виновным в этом волнении и возмущении, и признал, что нужно покрыть любовью проступок брата, могшего произойти от его болезни или другой какой уважительной причины, и во всяком случае для такого праздника нужно покрыть грех брата (простим вся воскресением), а что вино только показалось нехорошим, а в самом деле было очень порядочное, – я был помилован от Господа и – успокоился и возрадовался. Слава Господу Избавителю, Просветителю, Спасителю! (За употребление икры с вечера, хотя и в малом количестве; не надо было есть.)

Ночью на второй день едва-едва не случилось прелюбодейное осквернение во сне, – святой Ангел Хранитель разбудил меня и не допустил до осквернения. Благодарю благого Ангела Бога моего, Хранителя моего. Покрывай меня, благая сило, всегда и заступай от всякого греха, ибо хощу сего. Буди.

Много во мне горечи и солоноватости страстей – самолюбия, зависти, нетерпения, гнева, раздражительности, злобы, зависти, своенравия, невоздержания, блуда, упрямства; хочу исправлять, врачевать других, как например дьячка, жену и других, а сам в то же время духовно крайне немощен, болезнен, одержим злобою, нечистотою внутреннею, или сердечною. О, как я сам нуждаюсь в снисхождении, в кротости, терпении и долготерпении Господа и добрых людей!

2 апреля

Благодарю Господа, сотворившего со мною чудо милосердия Своего и силы Своей вчера во время литургии, когда Иннокентий, прислуживающий в алтаре, поднес к причащению первыми детей сторожа Николая, за разные грешки мною нелюбимого; согрешил я: перенес неприязненное чувство в эту минуту и на детей его, невинных младенцев, но за это тотчас был наказан смятением, теснотою, огнем палящим – а надо было детей до двухсот причастить. Внутри стал я молиться усердно Господу в покаянии, уповая на жертву правды, на пречистые Тело и Кровь Господа, – и вот в чудной Тайне сей я получил после крепкого сердечного вопля оставление грехов, прекращение мучения, тесноты, огня, стыда (моя жизнь), внутреннее изменение, возрождение, обновление, воскресение, спокойствие, радость, простор. И на проскомидии, и в начале, и в продолжении обедни я непрестанно ощущал прилив сил Господних к сердцу моему. Слава Его милосердию и долготерпению Его, животворной, непобедимой силе Его, непобедимой и неисповедимой благости!

И за вечерей, пред отпустом и при отпусте, Господь сотворил со мною силу именем Своим, памятью о чудесах Его надо мною.

Вечером вчера напрасно ел телятину и щи: скверно утром во рту и сильная испарина, грубость сердца.

Вечер третьего дня Пасхи: Благодарю Господа, избавившего меня сегодня во время литургии от адова мучительства, от страшной тесноты, постигшей меня за пресыщение с вечера перепрелыми щами и телятиной. Я думал, что Господь оставил меня за мое невнимание к Себе и к столь великому Таинству – Телу и Крови Его, которых я вкушаю всякий день и, однако ж, не берегусь от излишеств. Но безмерное милосердие победило безмерное множество неправд моих, и Господь по причащении моем Святых Тайн, сдвинул гору с сердца моего. Сколь сладко было мне с Господом, примирившимся со мною и соединившимся со мною! Но, увы! Скоро покрыла меня опять тьма и теснота и срамота, окаянного, после причащения, и только упование крепкое с верою непостыдною спасли меня – и опять сподобился я избавления от Господа. День сей в начале, то есть во время утрени и обедни, был для меня днем беды.

Голос потерял от простуды со вчерашнего дня (2 апреля); а простудился после горячих щей вечером: пошел из столовой в кабинет вспотевши и сел в этой холодной комнате без галстука в поту, и подрясник расстегнул и распахнул. Вот от чего! По молитвам Пречистой Матери Божией да помилован буду и да исцелюся от немощи гортани. Велико имя Матери Божией, всемирной Молебницы и Ходатаицы. Владычице! прославляющие Тебя выну [65] исцели и помилуй! 3 апреля. Пять часов утра.

4 апреля

Благодарю Господа, исцелившего гортань мой от безголосицы чрез причащение животворящих Тайн в Успенской церкви; эта безголосица происходила, как я заметил, от пакости злого духа, ибо я чувствовал нравственный гнет его, и когда я слезами покаяния и причащением Святых Тайн омыл душу от грехов чревоугодия, нечувствия, скупости, жестокосердия, корыстолюбия, тогда гнет вражий исчез, и я стал говорить ясно. Слава Господу и Святым Его Тайнам, чудно оживляющим.

Благодарю Господа после многократной молитвы покаяния (дома, в квартире), избавившего меня от греха злобы на нищих и на домашних, и от страшной тесноты и давки сердца, и от огня и срамоты. После этого я заснул в кровати.

За чревоугодие и пресыщение мое вчера вечером у Павла Александровича Александрова, комиссара флотского седьмого экипажа, сегодня за обедней пред причащением постигло меня страшное искушение от духов злобы: когда я взглянул на дьячка Преображенского, принесшего теплоту для влияния в пречистую Кровь, – на меня напала, меня одолела, сразила злоба диавольская на него за бывшие от него беспорядки, капризы, непослушание: она палила, давила, смущала, омрачала, бесчестила меня, смыкала уста мои; я боролся с нею – она одолевала, и едва-едва, крепкою верою во всеочищающую и всепримиряющую Кровь Христову она изшла из сердца моего; потом по временам опять понемногу вспыхивала – но я угашал ее представлением, что я сам достоин по грехам моим всякой ненависти, (по ветхому человеку) и что брата надо любить, прощать, покрывать, долготерпеть.

Пред вечерней опять за пресыщение напала на меня сильнейшая злоба на нищих: многих я бранил сильно, других за волосы рвал с гневом, на всех кричал; маленьких ребят, шалунов и шалуний, поросятами маленькими называл, этих детей незлобивых, коих Ангелы на небесах всегда видят лице Отца Небесного [Мф. 18, 10].

Крайне неблагоразумно я поступил и тяжко согрешил тем, что, наевшись и напившись у знакомой старушки Екатерины Степановой – после обедни и причащения Святых Тайн, когда еще не было и аппетита к еде за ранним временем (ели ватрушку, пирог с рыбой, яблоки, корюшку, пил чай сладкий), я дома опять поел супу говяжьего без хлеба, поел печенки с жирным соусом, от чего сделалось неварение желудка, слабость; едва заставил я желудок варить усиленным движением на воздухе и громким пением на вечерни. От этого неварения сделался я очень зол и раздражителен.

О, мяса мне не надо есть, и даже супов и бульонов.

Господи! и еще прости великие мои согрешения! Что за милостыня, подаваемая мною таким образом, то есть с гневом, криком, бранью! О, как противна на сердце эта печенка!

Благодарю Господа за безмерное милосердие, явленное мне, многострастному, сегодня пред самою всенощною и во время оной в Успенской церкви, когда я воззвал к Нему в крайней скорби и тесноте адской и как бы палимый геенною от гнева моего на нищих, с коими я пришел в храм, и особенно на дьячка Преображенского в храме, когда я заметил, что он пришел пьяный в церковь после соблазнительной разноски артоса по домам прихожан.

В гневе на пьяного и наглого дьячка я проклял было его, когда он захотел еще оправдываться и не послушался моего приказания выходить вон из церкви. Сильно был я взволнован: слабым, дребезжащим голосом начал я всенощную; смерть духовная была во внутренностях моих.

Но потом, по каждении, я стал каяться, читая молитвы светильничные, стал припоминать свои грехи, немощи, слабости, преткновения, равно многократные уклонения дьячка от винопития – прежде частое его усердие к делу, и молился за него, как за себя. Молил Господа, да дарует мне благодать кротости, смирения, незлобия, терпения и долготерпения, любви при наказании и вразумлении согрешающего брата, ибо чувствовал, что самого меня, врача других, одолевает злоба, нетерпеливость, раздражительность, недоброжелательство, злопамятство и другие многие страсти. И что же? Господь опять помиловал меня: смятение претворил в мир, злобу в любовь, огонь в прохладу, тесноту в пространство, мрак в свет, бессилие в силу, малодушие в дерзновение, смерть в жизнь – и я сильным, ясным, звонким голосом совершил службу. Только под конец враг одолел опять злобою на дьячка и смутил, запнул меня при чтении молитвы Христе, Свете истинный... О вера святая, чудотворная, всеспасительная, – слава Тебе!

Благодарю Господа за литургию субботнюю – Светлой Седмицы, яко мирно даровал мне совершить ее громким голосом и неосужденно причаститься Святых Тайн.

Все смертные человеки спешат к концу своей жизни; во множестве умирают они каждый день, оставляя нажитое имение часто невесть кому, наследуя тление и смрад во гробе. При таком очевидном бедствии человеческом как отрадно вспоминать о воскресении Христа Спасителя, которое есть начало и залог нашего общего воскресения, как очевидна необходимость готовиться всем к смерти и блаженному воскресению, жить на земле не для земли, не для здешних благ и удовольствий, а для неба и будущего блаженства!

Согрешил пред Богом, неистово возопив на нищих и прогнав некоторых из них пинками в задницу за неотступность и частое прошение милостыни в один день. Согрешил пред Богоматерью, пред святыми Ангелами, святыми угодниками и живущими во граде гражданами и – всеми людьми. Господи, помилуй и прости!

От грехов моих и от ядения трески вечером (опять безумие) сегодня утром – тоска на сердце. Пресыщение и ярость, пресыщение и ярость! Вот в чем иждиваю жизнь мою окаянную.

Ужасно напал на меня дух злобы в конце всенощной из-за пьяного непокорного дьячка; горьки были его стрелы, язвительны, насильственны, смертельны! Уныние, боязнь, страх, бессилие!

Зловоние от выходящих ветров после трески и молока – весьма противное, но после них делается на сердце легче: они тяготят сердце.

7 апреля

Воскресенье Фомино. Ранняя вместо отца Матфея в Соборе. Благодарю Господа за благодать умиления и доброгласие в служении и за неосужденное причащение Божественных Таин. Всталось поутру тяжело от трески с вечера и от грехов.

Благодарю Господа, спасшего меня по молитве моей от лютого мучения за злобу мою на двух нищих, коих я вырвал за волосы. Один нищий с синяками под глазами, кривой.

Согрешил пред Богом и пред женою, плюнув сзади ее со злобою и презорством за то, что она не хотела узнать и удалить причину зловония в передней. Служанку Евгению послал, и она узнала причину – кошачью мочу в печке в пепле. Последствие злобного плюновения сильно меня мучило, теснило; тоска на сердце была сильная. Недовольство всем. О, страсти! О, плотоугодие!

Славлю милосердие Господа, помиловавшего меня ради веры и упования моего и ради молитвы покаяния. Сказал я: с бездною моих прегрешений повергаюсь я в бездну Твоего милосердия – и вот мне стало легче; еще помолился – и еще стало легче и отраднее. Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив. Не до конца прогневается, ниже во век враждует [Пс. 102, 8 – 9].

Послать сто рублей на содержание моих племянниц в Архангельский совет женского епархиального училища.

Грешный и пребеззаконный человек, я многократно обижал нищих то криком, укоризнами, бранью и ругательствами, то толчками и рваньем за волосы. На что это похоже? Так ли иерею подобает вести себя? Где кротость, незлобие, терпение, бесстрастие?

О, плоть моя обманывает меня слишком нагло: покупаю в полтора рубля бутылку красного портвейну для устроения желудка, а бедным жалею двадцати или сорока копеек на нужды. Это плотоутодие, нелюбие и безбожие! Воздержание – вот исправление желудка, а не винопитие. Уклонися от зла и сотвори благо [Пс. 33, 15].

Согрешил – побил нищего за частое прошение милостыни в один день. О, самолюбие и сребролюбие! О, пристрастие к временной жизни и нерадение о будущей, вечной! О, оскудение любви ради самолюбия и чревоугодия и сребролюбия!

Возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их [Ин. 13, 1]. И я должен до конца любить нищих и всех. Из-за тридцати копеек я сегодня озлобился на нищего и побил его! О, дерзость! Священнику ли бить рукою, которою он подъемлет Агнца, вземлющего грехи мира? Кто даст мне слезы, да плачу день и ночь деяний моих лукавых? – Хоть с сего времени да возымею всё омерзение к своей горячности, злобе и дерзости и да не дерзаю впредь поднимать руки своей ни на кого, ибо во образе Божии сотворен человек, ибо он – член Христов и мой собственный, ибо он соискупленник и сонаследник Небесного Царствия, ибо он, конечно, тысячекратно лучше меня и достойнее меня даров Божиих. Господи! прости мне великую дерзость и даждь мне благодать возненавидеть себя и душу свою, да возлюблю Тебя и ближнего моего.

Добродетели и совершенства святых угодников Божиих – апостолов, пророков, иерархов, мучеников, преподобных мужей и жен, праведных, бессребренников суть: незлобие, смирение, терпение, нестяжание, воздержание, чистота и целомудрие, непрестанные молитвы, бесстрастие, николиже отпадающая любовь к Богу и ближнему, а прежде нее – вера непостыдная и упование на Бога крепкое, преданность Богу во всем, самоотвержение, послушание, отречение от собственной воли. Молитвами их, Господи, даждь мне стяжать все сии добродетели.

Вследствие мясоядения и вообще пресыщения случилась со мною блудное осквернение во время вечернего сна; вследствие этого – сильное расположение к раздражительности и злобе – и вот я прибил нищего в десять с половиной часов вечера за вторичное неожиданное появление его в такой поздний час, когда я вышел помолиться и отдохнуть на свободе от нищих. Потому не есть мяса и вообще меньше есть-пить. Господи, помоги. В болезненном состоянии я очень раздражителен и дерзок рукою. Каюсь.

Ватрушка неудобоварима для желудка: вот опять расстройство желудка! Жена права, что не давала есть ее, а я, своенравен и упрям, – не послушал, да еще гневался, что не дает любимого кушанья.

10 апреля

Вот тебе водочка у отца Василия с трактирным пирожком мясным! Вот тебе мясоядение дома! Опять ночная поллюция! Опять осквернение и изнурение! Да и нецеломудренные виды. Иллюстрации тут же! Отсутствие канонника и оставление канона Божией Матери на ночь! Два канонника! Ни одной иллюстрации! О, светская пакость! О, мир во зле лежащий!

Благодарю Господа, призвавшего меня к совершению бескровной Жертвы и к причащению пречистых пренебесных бессмертных и животворящих Таин; благодарю Господа, оживившего меня, умерщвленного грехами, умирившего, распространившего, возвеселившего меня с лицем Своим. После причащения я огорчился на смеявшегося на клиросе дьячка, и стрелы адовы, огненные вонзились в душу мою, уязвили, опалили, стеснили меня, но покаянием в озлоблении, братоненавидении опять Господь возвратил мне милость и мир. Слава Господу о сем!

Нехорошо я сделал, что крикнул во время обедни на дьячка: "Не смеяться во время обедни!" Я смутил этим молившихся, хотя немного их и было: человек шесть или семь. 10 апреля 1874 г. Среда недели Фоминой.

Благодарю Господа двукратно вечером спасшего меня от адского огня и тесноты за гнев мой и озлобление на нищих, ибо, когда они неотступно гнались за мною, прося милостыню, я бросил пять копеек одному из них и сказал с гневом: на, возьми, собака. По образу Божию сотворенного, подобного мне члена Христова, гражданина будущего Царства Христова я назвал собакой и – сам взбесился. О, долго я носился с этим грехом и долго каялся, наконец – простил Господь: и легко и спокойно и просторно стало. Потом по приходе домой на жену огорчился, но потом помолился, раскаялся от души, и Господь простил, успокоил.

Я вчера покушал ухи холодной из ершей и потом ершей без хлеба вечером, и на следующее утро мне было тяжело на сердце; из этого еще убеждаюсь, что на ночь есть не должно. Хотя бы даже ухи и ершей, особенно когда пред этим кушал и пил где-либо в гостях. 11 апреля. Четверг.

Сегодня послал в женское епархиальное училище в Архангельске сто рублей за содержание племянниц в будущих двух годах учебных, и сегодня же Господь послал мне на нищих рукою простых и небогатых людей десять рублей (Иван Андреевич Кожевнин). Благодарение Промыслителю Господу! Но да будет истинной моя пятидесятирублевая бумажка, а не фальшивая, и да не возвратится ко мне обратно. Говорят: пятидесятирублевые кредитные билеты велено изъять из употребления.

1 апреля

Благодарю Господа, исцелившего меня молитвою, или во время утренней молитвы. Я встал нездоровый простудой, с тягостью, но в средине молитвы почувствовал, что вся слабость и нытье внутренностей исчезли. Слава Господу, чудно и быстро милующему меня. Пятница Фоминой недели. Ночью под холодным одеялом спал в холодной нетопленой комнате; подрясник сверх одеяла был упавши.

Благодарю Тя, Господи, многомилостивого и долготерпеливого, яко приял еси паки раскаяние мое в озлоблении на нищих и отъял еси скорбь, тесноту и срамоту сердца и лица моего. Из-за безделиц ли я расстраиваю себя, теряю мир, смущаюсь, оскорбляю Господа, нарушаю Его заповеди о кротости, смирении и незлобии, гневаюсь, как зверь, на бедного, который по образу Божию и есть член Христов и вместе мой? Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою [Мф. 16, 26], искупленную бесценною Кровию Сына Божия? О, пристрастие к плоти, к миру, о, отпадение от Бога и духовной, небесной жизни! О, самолюбие! Самоугодие! Чревоугодие, любовь к суетной, тленной, исчезающей, как пар, жизни!

Согрешил пред Богом, пред людьми и пред собою, прогневавшись на жену за неисполнение моего поручения починить немного подрясник, за неготовность обеда (не умер бы, конечно, с голоду), за взятую книгу, которую брать не велено, и за измятую газетку. Мир и спокойствие, да и взаимная любовь бесконечно дороже этих ничтожных вещей, которые всегда можно купить и без коих я нисколько бы не пострадал, – а бесценного дара Божия мира и любви, если утратим их, ничем не купим. Тем более я грешен, что сегодня же ученики в классе мне отвечали о духе Христова, или Евангельского закона, что всяк, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду, кто скажет: рака – подлежит верховному судилищу, кто же скажет: бессовестный – подлежит геенне огненной [Мф. 5, 22]; чтобы мириться скорее с братом; чтоб не противиться обижающему, чтоб любить врагов, благословлять клянущих и молиться за обижающих и гонящих, чтоб любить не любящих только, но и врагов, чтоб оказывать приязнь не друзьям только нашим, но и противникам, не исполняющим наших желаний, – словом, чтобы мы были совершенны, побеждая благим злое, а не побеждаясь от зла [Рим. 12, 21]. Опять я согрешил по пристрастию к пустым вещам, по самолюбию, самоугодию, своенравию, нерадению о добродетели, закоснелости во грехах, то есть в самолюбии, своенравии, нерадении о добре. И еще каюсь Господеви, и еще милости прошу у Владыки живота моего и мира с женою, хотя она непослушна. Даждь мне, Господи, победить терпением ее своенравие и непослушание. Сам, Господи, приклони ее к послушанию, а не к противлению, к делу рук, а не к бездействию и лености, ибо она по намерению Твоему, Господи, помощница есть мужу и должна повиноваться мужу. Я ничем не томил и не томлю ее, и она живет свободно, пространно питаясь на всякий день, как вольный конь в поле. Вот она и от храма удалилась совсем, под предлогом присмотра за детьми, и всякое дело веры оставила, и не говела, и не приобщалась – и потому вселился в нее злой дух, и мне ради ее жить тягостно. Постоянные из-за нее смущения, из-за множества опущений ее по дому. Господи! накажи ее по упрямству и по нерадению ее.

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать и мудрость простить жене моей грех ее против меня в дому нашем, ибо, когда я шел в таможню в пять час. крестить младенца и вспомнил молитву Господню Отче наш и слова: Остави нам... якоже и мы оставляем – я от сердца простил проступки и ругательство против меня жены моей и спокойно совершил Тайну Крещения, обновившись сам духовно. Благодарю Многомилостивого. И вот после крестин, пришедши домой, опять встретил повод к огорчению, опять взаимные огорчения, брани, укоризны!

Я говорю в обличение – она не уступает и поносит и внимание не обращает на претензию мою. Вот приспело время христианского мудрования – незлобия, кротости, терпения, благословения, а не проклятия, не ругательства за злословие и уничижение, прощения от сердца обид, причиненных мне присной [66] моей.

Лишаясь благодати любви и мира с женою моею из-за житейских вещей, – о! какого великого блага я лишаюсь! – Блага жизни, и впадаю в смерть духовную и в руки диавола! И из-за каких пустых вещей! Только в лишении мира познаю, сколь великое благо, сколь великий дар Божий – мир! Для сохранения этого блага можно все стерпеть, всего лишиться, все перенести: и неисправность относительно вещей домашних, и ругательства, и даже побои, и утрату любимых вещей! Да, я виноват в оскорблении жены, в излишней требовательности (по крайней мере я легко мог обойтись без тех вещей, починки коих требовал и коих она не починила), в горячности, раздражительности, суровости, строптивости, резкости! Я должен помнить слова Апостола о любви, или о действиях ее: любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не гордится, не бесчинствует, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, вся терпит, вся покрывает, всему веру имеет, любы николиже отпадает [1Кор. 13, 1 – 8]. 12 апреля. Одиннадцать с половиной часов ночи.

Согрешил я пред памятью покойного шурина моего, иерея Григория, с горечью умолявши его взять от меня его сирот детей, из-за которых мне столько искушений, столько горьких искушений, неудовольствий, опущений, вражды, неприязни! Согрешил вместе и пред свояченицей, матерью детей, не воспитывающею их, плод чрева своего, и поручившею их жене моей к оставлению меня, к полному небрежению в моих делах, – и ее с горечью (заочно, мысленно) просил взять своих детей. Вижу, что жена моя хороший педагог, но мать – лучше. Жена пристрастна к детям и балует их: они слишком будут капризны – и есть. Да возвратит их Господь в недра матери: сие более праведно.

Благодарю Господа, давшего мне случай сказать жене моей на ночь: прощай, и я прощаю. Да будет прощение искренне. Дай, Господи, терпение! Даждь памятование, Господи, что я непотребный человек, всем попрание.

Господи! Отпусти жене моей уничижительные слова ее – не весть бо, что говорит и творит, или – что я говорю? Она правду чистую говорит, хотя и в горечи, в озлоблении и досаде.

Купить материю на одежду сестрам моим и послать из магазина. Послать им на память по серебряной столовой ложке.

О, как я прогневал и прогневляю всегда Господа, и Пречистую Богородицу, и святого Ангела хранителя моего, и святого угодника Иоанна Рыльского, коего имя ношу, коего покровительством у Бога пользуюсь, и всех святых, коих я член, – прогневал злобою моею, раздражением, бранью, ссорою с женою моею! Каюсь, помилуй, Господи!

13 апреля

Не дивись, что тебя бесчестит жена. Сам Господь сказал, что пророк в своем отечестве чести не имеет [Мф. 13, 57].

Прости, Господи, что я нередко в сердце моем негодовал и лаял [67] на отца протоиерея и на Филиппа Степанова и некоторых других за их жестокосердие к бедным и ко мне и за укорение меня в подаянии милостыни; прости мне неприязнь к ним и даждь мне искренно о всех молиться, как о себе, да покаются, обратятся, изменятся и спасутся. Буди. 4 августа 1874 г. Воскресение.

Какая теснота и уничижение овладели мною вчера вечером на совете в гимназии вследствие домашней неприятности и ссоры с женою. Я был как в аду, связан, посрамлен, палим, тесним. На сердце была тоска, уныние. Я возводил часто очи к небу – пользы, спасения не было, ибо огорчен был до глубины души. Ушел с совета, не дожидаясь конца его, и шел по дороге (снег шел сырой), читая вечерние молитвы; дома выпил молока полчашечки – и успокоился, давши мир жене. Ночь спал хорошо; встал легко. Тоска, между прочим, происходит и от чая крепкого цветочного.

Благодарю Господа, сотворившего со мною величайшую милость Своего человеколюбия, призвавшего меня к служению литургии ранней и умирившего и оживившего и укрепившего душу и сердце мое причащением Божественных Таин. Два раза искушался я ничтожными вещами: во-первых, тем, что я огорчился во время Херувимской песни на дьячка, скоро певшего Иже Херувимы, а по окончании обедни – во время панихиды, на сторожа Тимофея, много положившего ладану в кадило. Только благодатию Божиею и животворящими Тайнами, верою в их целительную, чистительную, милующую силу я исцелел от недуга сердечного, избавился от насилия вражия, от смерти духовной, от скорби и тесноты. 13 апреля. Суббота. Святого мученика Артемона. Обедня Колмыковых по Анне Яковлевне Колмыковой.

От вчерашнего мясоядения и пресыщения, от спанья днем всю ночь проворочался с боку на бок от излишества материала питательного, а впрочем, и от малого движения, а может быть, и от воздуха, не совсем чистого в комнате, не освеженного достаточно, – но более от мяса.

13 апреля

Воскресенье. Раннюю обедню служил с трудом душевным и телесным от вчерашнего пресыщения, а впрочем, довольно плавно; причастился с умилением, в мир душевных сил; служил молебен спокойно на брандвахте [68] с отцом диаконом Петром Софроновым; потом на бирже в рыбном ряду у хлебника; соборовал спокойно и с чувством тещу Сидорова Николая Григорьевича Марфу Филиповну; потом служил молебен у Толузакова Александра Васильевича и Анны Николаевны (и у Маковы Алексеев.); затем крестил в доме Краузе; пришедши домой, крайне расстроился, услышав целый нужник в своем кабинете и в своей спальне, особенно когда жена, вместо того чтобы успокоить меня ласковою речью, начала говорить дерзко, заносчиво; за исступление ее и дерзость я вырвал у ней серьгу из одного уха, а она еще хуже стала орать и беситься и даже плакать. Боже мой! Из-за пустяков сколько смятения, нестроения, вражды! Мне надо было стерпеть хотя и в сотый раз этот беспорядок и непослушание и грубость жены, а жене не надо было мне говорить грубости, при всегдашнем ее непослушании, которое давно меня обижает. Господи! Обоюдно мы согрешили, но с женой моей, забывшей Тебя и храм Твой и не участвующей в Таинствах Церкви, – мне жить в мире трудно, ибо она – диавол есть. Господи, смири ее! Научи ее послушанию. А я из-за зловония никогда не должен выходить из себя.

Очень сладкое варенье не надо есть: от сладкого варенья сильнее раздражение, например, при дурном запахе в комнате.

Зловоние прошло, а неприязнь в сердце из-за ней осталась и, может быть, надолго оставит следы. Лучше же было стерпеть зловоние и не делать ссоры, никому ничего не говорить, а сделать всё тихо, и вообще, к плоти пристрастия не иметь, а держаться мира.

Господи, благодарю Тебя за смирение и незлопамятство жены моей после вражды и ссоры со мною; благодарю за случай третьего дня (ранее сего) и за случай сегодня, ибо скоро, по благодати Твоей, угасает злоба ее; да погаснет совершенно и моя – а мимошедшее прости и не помяни, Господи, и запни и посрами запнувшего нас. 13 апреля. Воскресенье. О Иосифе благообразном и мироносицах.

Сегодня получил извещение печальное, что двух племянников моих, учеников Архангельской семинарии, Ивана и Александра Фиделиных, исключили за нетрезвость из заведения. Это и по моим грехам: я сам деньги посылал, хотя и не на вино, и даже строго предостерегал от того. Хотел я двух сироток ради искушения из-за них к матери их отослать, а вместо того два племянника мои стали как бы сиротами. Боже! Праведны суды Твои над нами! Но, по милости Твоей, укажи Сам Ты птенцам Твоим сим лучший путь, и наипаче путь спасительный. Они в отчаянии: утешь их, Господи, Отче всех, Попечителю всех; они довольно наказаны тем мучением ужасным, которое постигло их вскоре, как они замечены в проступке. Господи! Ты внимаешь птенцам врановым, призывающим Тя, – вонми и нам, молящимся Тебе. Сказано: вечер водворится плачь, и заутра радость [Пс. 29, 6]. Господи, утешь родителей их, зельно скорбящих об них: их души пронзают острые стрелы. Скажи им путь, в оньже пойдут [Пс. 142, 8].

Предостерегал меня отец игумен Феодосий насчет моего зятя Семена, чтобы я не посылал ему много денег, дабы он не испортился от довольства, а вот теперь это случилось с моими племянниками, коих деньги мои испортили: они стали пить вино, и их исключили из семинарии. Боже праведный! Достойно Твое наказание и мне, и им! И я за них и из-за них скорблю. Но, Господи, Господи! Правду Твою раствори милостию, пошли им чрез Ангелов ли Твоих или чрез людей, имеющих нрав ангельский, утешение Твое, да не многою скорбью будут они поглощены; тем же начальникам и наставникам педагогам, их исключившим, вдохни, Господи, чувство жалости и дух совета, чтобы они наставили, что им делать, и утешили печальных, ибо не только исключать, но и утешать печальных их дело. Долготерпеливый! Ты восприими птенцов Своих на рамо [69] Свое. У людей терпения очень мало (как и у меня), ибо они не преисполнены любовию, как Ты, к людям Твоим: Ты щадишь вся, яко Твоя суть, Владыко душелюбче! Господи! даруй нам всем мужества в несчастии! Будет это несчастие охранением и спасением от больших зол птенцам сим. Ты един, Господи, ведаешь последствия худых дел наших, сцепление причин и последствий. Господи! Лишивши сих птенцов милости Твоей, найди их новою милостью, ибо у Тебя милость и многое избавление; Твоя милость безмерна и человеколюбие Твоего пучина неисследима. Ты наказуешь и милуешь. Мертвишь и живишь, низводишь во ад и возводишь [1Цар. 2, 6 – 7]; убиеши и жити сотвориши...[70] Аминь. 14 апреля. Понедельник.

Сон. Каково меня потрепали в каком-то училище, а вернее, в собрании бесов, принявших вид злых и вороватых детей школьников; эти злые и вороватые мальчишки и взрослые, как они забегали, как рвали из карманов мои платки (насмешка беса и над моею привычкою собирать крестильные платки); едва, едва я прошел, пробежал это мытарство! Согрешил я, Господи! В этом сне я вижу обличение моей любостяжательности! Да облобызаю нестяжание!

14 апреля

Благодарю Господа, помиловавшего меня и даровавшего мне паки сладостный мир с женою, с собою, с Богом и людьми, укротившего бурю бесовскую и воды злобы из души моей прогнавшему. О, сколь мне было тяжело вчера после этой бури, особенно вечером и ночью! Какие сновидения! Слава долготерпению Твоему, Господи, яко и еще не одолела моя злоба Твоей неизглаголанной благости и долготерпению. Благодарю Тебя, Господи, за любовь, ласковость ко мне жены моей, за ревность и усердие в сбережении моего здоровья. Ты соблюди меня, Господи мой, Господи! Господи! Помяни и племянников моих, исключенных из семинарии и лютою скорбью страждущих. И утешь их чрез Ангелов их Хранителей и чрез добрых людей, и не исключи их из числа овец паствы Твоя, но, наказав, помилуй их. Аминь. Как милуешь меня, так помилуй их.

15 апреля

Сколько раз в жизни моей я праздновал Воскресение Христово – и доселе остаюсь мертв прегрешеньми, не воскрес из мертвых по реченному мне в слове Божием: встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос [Еф. 5, 14]. Даруй же мне, о Господи мой, Господи, воскреснут в сердце моем, разреши оковы страстей моих, умертвивших меня, и вдохни в меня новую жизнь, да не ктому себе живу, но Тебе, нашему Владыце и Благодетелю [71], то есть не по плоти прочее во плоти жити время, но духом плотские дела умерщвляти, как-то: гнев, злобу, зависть, чревоугодие, любостяжание, блуд, уныние, непокорность, своенравие и пр. -и облечься в Тебя, в Твою кротость, незлобие, святость, послушание, воздержание, нестяжание.

Служил я утром молебен у Щеголева, лавочника, в доме Цепова после домашнего чаю и кофе с хлебом и чувствовал бессилие сердца во время молебна; не мог выговаривать некоторых слов; потом, в двенадцать часов, у Мячина офицера служил молебен (в доме Ивана Сидорова в Красной улице) и тоже с крайним трудом служил – не мог выговаривать некоторых слов от действия лукавого, даже Отче наш пред закуской.

Ко всенощной в Собор пришел; хотел петь стихиры на Господи воззвах, но голос был слаб, сердце стеснено, воспалено; ушел с клироса; помолился со слезами; пришел петь стихиры на Хвалите, и голос стал силен, чист, звучен – от слез покаяния (слава Господу!), и покоен я стал и свободен.

Да перестану же, наконец, я огорчаться на нищих, сердиться, кричать на них, а буду с кротостию, усердием, с охотою подавать им нужное по мере сил моих. И Господа я оскорбляю своим суетным гневом (разве виноваты бедные, что в нужде своей они могут только ко мне обращаться?), и сан свой, и себя лично тревожу, и посторонних привожу в смущение, и нищих! А все это из-за глубинного самолюбия, сластолюбия, корыстолюбия, нелюбия к Богу и ближнему, который по образу Божию. Горе мне, окаянному! Спаси меня, Господи!

Не зная содержания письма мещанина Борисова, коему дал недель семь назад пять рублей денег, я вчера (16 апреля) грубо сказал про него, при получении нового от него письма, что я и говорить с ним не буду, – а прочитавши письмо его, узнал, что это великолепный человек, умный, добросовестный, трудолюбивый, как впрочем, и прежде [был]. Я полагал это, но не был совершенно уверен в нем. Получив письмо и не распечатавши его, я думал, что он опять просит денег, и огорчился на него. О деньги! деньги! Сколько из-за вас неприятностей, несправедливости, огорчений!

От сыру чувствуется острота в крови, тоска в боках. Во время и после двух молебнов у Броуна и Пирогова я почувствовал себя крайне нервным от вчерашнего чаю пустого и от сыру лежалого и булки, от яиц за обедом всмятку – в боках точно иголки торчат, нервная боль и раздражительность крайняя; от боязни бесовской на молитве – смущения еще больше. О, как я окаянен, и беден, и нищ, и слеп, и наг [Откр. 3, 17]! И все из-за пищи и из-за земных благ!

Блаженны, живущие во благодати Божией, – она их пища, питие, одеяние светлое и славное, она их свет, сила, дерзновение, мир, свобода, утешение, радость! Бывает это и со мною, грешным.

У Броунов в лавке на молебне так было после слез немощи хорошо и мне, и начал было хорошо говорить великую ектению пред водосвятною молитвою, но змий ужалил, уязвил, навел боязнь, и я стал – увы! путаться и метаться! Не надо упадать духом и смущаться.

Не надо было вечером вчера ни есть, ни пить чаю: от излишества сегодня страдаю нервами до крайности.

17 апреля

Сегодня крайне тяжело было мне во время соборной литургии, от вчерашнего сыру дурного и пустого чаю, отчасти от пасмурной погоды, спать крайне позывало; нервы крайне болезненны и раздражительны; уныние; бессилие; боязнь, немощь, болезненность; царскую фамилию не мог говорить; заамвонную молитву прочитал только благодаря действию миротворному Святых Таин. Вечером был у Ивана Егоровича Броуна и Авдотьи Кирилловны; разговор о благотворительной особе Анне Егоровне Фишвак, о скупых генеральшах – и вместе самолюбивых и гордых до чванства. У Семена Ивановича Николаева был после обедни, с Ангелом поздравил, закусил.

У государя и государыни – обширный крут деятельности: они очень много делают добра во всех концах России; они заслуживают [особенной] любви и благоговения. Царь – представитель на земле власти Божественной. Дана есть от Господа держава вам и сила от Вышнего.

18 апреля

Не от крепкого ли чаю у меня тоска на сердце? Что мне не дает спать и заставляет ворочаться с боку на бок? – Непременно это крепкий чай. Не надо его пить, или очень, очень мало, а то от этого яду ребра трещат, боль в спине и в позвоночном столбе.

Благодарю Господа, призвавшего меня сегодня к свершению бескровной Жертвы и к причащению пренебесных, бессмертных и животворящих Своих Тайн – и обновившего меня, умирившего, утешившего, просветившего, укрепившего душу мою. О, сколь животворны, новотворны, целительны Божественные Тайны! Без них умираю, с ними – оживаю; без них – слабею, с ними – укрепляюсь; без них страдаю, с ними блаженствую; без них – в смятении, с ними – в мире, превосходящем ум; без них – во мраке, с ними – во свете; без них в унынии, с ними – в благодерзновении. Чудны животворящие Тайны! Молился я сегодня пред животворящими Тайнами о племянниках своих, Иване и Александре, исключенных из семинарии, да помилует и да благоустроит их Господь; также о епископе Ювеналии и ректоре, архимандрите Донате. Вера и упование не бывают посрамлены.

19 апреля

Пятница. У Герасима Филипповича Мурашова обручали с диаконом Софроновым дочь этого купца Ольгу и потом обедали. Еще прежде, задолго до обручения я выпил натощак две рюмочки горькой английской водки и закусил сардинками и семгою лучшего качества да хлебом с сыром и маслом; а после обручения обедали и опять пили вино; до обеда по бокалу шампанского выпили; за обедом же несколько рюмок хересу я выпил, так что когда я пришел на пароходик "Ливадию" и стал служить молебен, то язык и наипаче сердце, отягченное винами и яствами, стали мне изменять; боязнь, стыд, страх, сомнение поражали меня; я не знал, куда девать свои глаза, и едва кончил, с недомолвками, молебен; а потом, когда предложили выпить полстакана шампанского, я опять не отказался, многострастный и окаянный, – и выпил; за то, когда затем я пришел дать молитву новорожденному у Веланского, мой язык и мое сердце окончательно меня скомпрометировали. Смятение, боязнь, стыд, сомнение – окончательно меня доконали; недоговорок было множество. Затем дома я поужинал мясными котлетами, стаканом молока и чаем; потом гулял долго около английской кирки. Спал хорошо. Утром чувствовал слабость в ногах; лицо представляло вид изнуренный от излишних питательных яств и пития вина, особенно долгого движения на ногах. Согрешил пред Господом: каюсь.

Между мною и Анной Константиновной, жениною сестрою, произошла сегодня, 19 апреля, в 4 часа вечера неприятность: предначал внутренно я (а может быть, и она раньше меня – Бог весть), увидев распечатанным адресованное на имя мое письмо из Верколы; распечатано было Анною Константиновной вместе с женою: без Анны Константиновны письма не распечатываются; кроме того, она сидела, небрежно развалившись (это, впрочем, пустяк). Ох, какие же мы глупые, будто ребята, а злые, как аспиды [72]! Вот у меня на сердце стала завивать, клубить злоба; смущает и давит и нудит; неволен сам в себе стал, раб греха. Сел за стол; салату очень мало подали – обиделся, а на Анну Константиновну зло берет; взгляну на нее и вижу ее неприязнь на лице; бутылку вина принесли; сам не могу раскупорить, отдал жене – не вдруг и она; Анна Константиновна говорит неприязненно ей из-за меня: отбей горлышко, я говорю – нельзя; она говорит: если мужчина не мог, то тем более женщина, и опять с видом неприязни; меня это очень обидело. Потом она стала по поводу прочитанного ею моего письма намекать, что я оставлю ее без куска хлеба (ибо, думала она, посылаю домашним деньги, чай, ложечки); хвалила брата Петра Константиновича за бережливость (а прежде ругала как могла), что жену оставит с деньгами; я сказал, что никто из вашего рода не оставался без куска хлеба; она указала на себя, что она оставалась без хлеба; я сказал: неправда, вы у меня жили всегда с хлебом и были всем довольны. Это показалось ей укоризною, и она сказала: ой, эти хлебы ваши мне солоны – и заплакала, разобиделась на меня. Что тут обидного?

Впрочем, я не от любви, не кротко, не от простоты сердца, не в незлобии говорил ей, а с духом неприязни: она это чувствовала и по самолюбию заплакала! Грешен я пред Господом и пред нею. Пошел я в церковь записать доход – и излил пред Богом скорбь мою и обиду мою, и каялся во грехах своих и во имя священства Христова, на мне нареченного и меня облекающего, просил Господа умирить меня и сотворить между нами мир. И, благодарю Господа, когда я пришел домой и, смущаемый неприязнью, стал искренно молить Господа о даровании нам мира, Господь дал этот мир: приходит жена за ряскою, для образца сестре Анне шить мне рясу; потом, когда еще искренно помолился о даровании нам мира, приходит сама Анна Константиновна, с мирным и смиренным духом; она отъезжала, просила благословения настойчиво, хотя я хотел только поцеловаться. Благодарю за сие Господа, творящего мир и неприязнь обращающего в приязнь, смятение и тесноту вражды – в мир и пространство приязни и любви. О, даруй мне, Господи, любить. Отыми от меня злую подозрительность. От лукавого избави нас!

Какая скорбь и теснота давила меня во время всенощной воскресной; какое уныние, какое бессилие душевное, какой слабый голос! Сколько было внутренней борьбы! Сколько воплей сердечных к Богу о избавлении, помиловании, спасении! Какая робость, боязнь, раздражительность! Но, благодарение Господу! мне дано в этой скорби и умиление, и слезы, и духовное созерцание, и искренняя молитва о людях, когда я стоял у Евангелия и они, подходя, прикладывались к святому Евангелию, а, стоя у престола, я воображал себя стоящим с Ангелами у престола славы на небеси или на Голгофе у подножия Креста Христова – прославлял это беспримерное, ужасное кровавое зрелище, когда Сын Божий Единородный, добровольно принявший на Себя грехи мира, был казним вечною правдою Отца Небесного за грехи мои и всех людей! В конце всенощной возгласа недосказал по коварству бесовскому; Христе, Свете истинный... в конце недоговорил от боязни бесовской; опять скорбь и теснота; потом в покаянии и уповании крепко прикладывался много раз к плащанице [маленькой] на престоле в Покровском приделе, прося прощения грехов и избавления от лукавых бесов, – и стал довольно покоен. Дома был покоен; ел и пил, между прочим, пиво. Служил молебен бодро в гостин. Карс. Иго благое и бремя легкое чувствовал на душе. Слава Господу за всё! В век милость Его!

Как растлела душа моя и плоть моя после пира у Герасима Мурашова и пития вина в разных местах, да после питья водки (немного дома с Битером [...])! Я совсем сделался болен душой; враги одолели меня, внутри засев во мне. Многими молитвами, воздыханием, усилиями, слезами я избавился от них, и то не совершенно. Объемлю благодать Божию животворящую, спасительную, проклинаю пристрастие глупое, нелепое к пище и питию и всякое пагубное невоздержание, отлучающее от Бога и благодати Его! У Мурашова ел мясо. Давно надо мне бросить есть мясо: какой смрад от него из чрева, как от мертвеца!

Из-за мясной пищи сердце мое делается крайне блудным; мне крайне трудно совершать молебны в домах и службу во храме, ибо Велиар хоботом своим блудным смущает, насилует, увлекает меня невольно во внутренний грех. Ради чистоты сердца и силы духовной не надо есть мяса: оно для меня излишне и вредно. Даруй сие, Господи!

Согрешил – проклял за неряшество и всегдашнюю неправильность прислугу Анну, – не уважив над нею благословения Божия. Ибо и она соискупленница, и ей Господь исходатайствовал благословение Отца Своего, разрушив клятву крестом и погребением Своим, и воскресением. Каюсь в сем и снимаю с нее клятву. Отпусти ей, Господи: невесть бо, что творит. А я ведаю, что творю, – и грешу в ведении, кляну из-за пустых вещей.

22 апреля

Утро. Благодарю Господа, явившего мне милость и помощь Свою в служении утрени и усладившего меня чтением канона. Сугубую ектению не мог говорить, как усумнился, побоялся от демонского наваждения после того, как увидел Герасима Федоровича Мурашова, стоящего в церкви. Этою боязнью, как видно было потом, я смутил и его. О, ни на чье лицо не нужно взирать, когда работаем Господу, ни на самого носящего диадему или венец царский, ибо служение – Божие; Бог же есть царь царей земных.

Согрешил против прислуги своей Анны, с гневом и злобою сказав ей мнимые ее злые мысли и чувства против меня: я и не думала – сказала она мне в ответ. И совершенно верю этому и извиняюсь пред ней. Я увлекся своею неприязнью и злобою против нее за частые неисправности.

Любви земной, блудной, пагубной избави меня Господи (любви к земной красоте, к земным наслаждениям, к деньгам и пр.) – но любовь небесную, чистую, животворную насади и утверди во мне.

Лоза и ветви [Ин. 15, 5]; дикая маслина и ветви прицепленные [Рим. 11, 17]; [...] смоковница неплодная [Мф. 21, 19]. (Вонифатий – святой мученик, пьяница и святой). Иоанн Богослов и ученик отрок.

23 апреля

Трещат бока мои ночью от ядения яиц, мяса и молока с черным хлебом вечером поздним. Без пищи надо ложиться спать.

Сколь благо, легко, мирно, пространно, сладостно было у меня вчера на душе и во всем существе от причащения Божественных Тайн за литургией и после ее – весь день, до ядения яиц, мяса и молока с черным хлебом! Время мне взяться за совершенное воздержание. Да не искушаю и да не раздражаю более Господа, и да не уродую себя. Храм Господень есть тело мое и сердце мое. Что за нужда носить оковы пресыщения и сластолюбия? Брашна чреву, и чрево брашном: Бог же и сие и сия упразднит [1Кор. 6, 13].

Что воздам Господу моему за все милости, излиянные на меня нынешний день во время литургии и всенародного молебствия вне храма для освящения собранного скота? Во время обедни Господь оживил меня, умерщвленного грехом, избавил меня от насилия вражия, даровал мне умиление, громкий и чистый голос, а паче всего непостыдное причащение Божественных Таин, принесшее мне жизнь из мертвых, очищение, освящение, умирение, дерзновение, свободу духовную, победу над врагами невидимыми и над страстями. Слава Господу, Его неизглаголанному милосердию, Его благопослушеству, Его спасительной деснице. В силах спасение десницы Его 47 [Пс. 19, 7]. Молебен вне церкви при множестве народа служил бодро, по благодати Божией, громко, непреткновенно. После вечерни крестил у Прушевского, приказчика, бодро, громко, смело, непостыдно. (За обедом ел суп с рисом, телятину – жаркое с салатом, после обеда пил кофе со сливками и чай.)

Приражение помыслов земных к сердцу во время молитвы всегда уязвляет, смущает – а помыслы небесные, духовные, или всецелая собранность сердца в Боге, душу успокаивают, услаждают, просветляют, укрепляют, питают. Что прекраснее Творца? Что дороже Творца? Что сладостнее Творца? Кто богаче Творца? Кто сильнее Творца? Кто послушнее Творца? Он – красота бесконечная, сладость бесконечная, сила бесконечная, богатство неистощимое, сила всемогущая.

25 апреля

Благодарю Господа моего, чудотворца, паки сотворившего со мною чудо милосердия Своего во время литургии, в причащении Божественных Тайн Тела и Крови Своея, отъявшего и омывшего грехи мои, умирившего, оживившего, освятившего мою смиренную душу и тело исцелившего.

25 апреля

Вечер. Сегодня во время обедни я подвергся крайнему искушению из-за своего невоздержания вечером прошлого дня, из-за употребления рыбной пищи на постном масле и из-за стакана молока в постный день, именно: охлаждению сердца к светейшему, животворящему, страшному Таинству Тела и Крови Христовой, маловерию во время причащения, лукавым рассуждениям и оттого расслаблению и утеснению сердца (в Пречистой Крови ясно ощущается Господь, а в Пречистом Теле – не ощущается, или неясно ощущается – видите, какая бессмыслица: я хочу ощутить, осязать, как Фома, Господа – а вера где?) Но потом, по окончании обедни, когда я покорил совопросливый разум свой вселенской вере и вспомнил свои бесчисленные очищения, обновления, оживления, свое радование и признал сердцем Иисуса Христа всецелого в плоти Его под видом хлеба, – тогда я совершенно успокоился и поразил во главу гордого Велиара вселукавого.

27

Я могу быть сытым, бодрым и сильным от небольшого количества пищи и пития – зачем же я, безумный, с жадностью ем и пью больше надлежащего и чрез то отягощаю, расслабляю себя, имею сон непокойный, краткий, тяжелый? – Прочь бессмыслица жизни, столь долго продолжающаяся! Для грубого удовольствия я терплю столько бед! Прочь удовольствия чувственные, мгновенные! Душа, помни вечное наслаждение благами духовными, которые обещал Бог любящим Его.

Благодарю Господа, даровавшего мне, недостойному, слово пред отпеванием брата нашего иерея Василия Чернявского. Рано встал я, и тяжело было мне после утрени одолеть себя, чтобы не лечь спать и писать слово; во время обедни было крайне тяжело, особенно во время чтения Апостола и Евангелия. Молоко, питое мною вчера (в пятницу), причиняло мне большой нравственный вред: сердце и плоть моя воспалялись или готовы были воспалиться похотию; тягота крайняя происходила наиболее от молока. После причащения Святых Тайн я ожил, ободрился, успокоился. Слово сказал довольно смело. Не знаю, как оно подействовало и оценено.

Благодарю Господа, сподобившего меня прославить Его воскресение за всенощной в думской церкви чистым, звучным голосом.

Благодарю Господа за промышление о бедных: сегодня один мастеровой вручил мне после всенощной пять рублей для раздачи бедным.

По благодати Божией я – служитель Творца неба и земли и Спасителя рода человеческого. Сознаю ли я свое достоинство как священника и недостоинство как человека грешника? Стараюсь ли я быть достойным такого сана, такого доверия ко мне Господа и Церкви? Миряне, понимаете ли вы достоинство ваших пастырей?

Молился Господу и Богоматери и сегодня о племянниках моих Иоанне, Александре, Евдокиме, да призрят на них во благое. Господи, помилуй!

28

Благодарю Господа за покойный сон после усердных молений; молочная пища производит сильную блудную сласть. Вчера пред сегодняшним дождем нога моя болела.

Плотские удовольствия, как-то: наслаждения пищею и питием, лакомство, особенно половые непозволенные удовольствия – отчуждают человека от Бога, вообще земная любовь, житейские страсти (в том числе театр) отчуждают от Бога. Чтый да разумеет, да спасает душу свою, оставляя все пристрастия ради любви Творческой.

Ради сердечной чистоты и пламенной любви к Богу и ближнему надо избегать чувственных наслаждений – молоком, мясом, сладким чаем, кофе, ибо от частого и неумеренного их употребления происходят блудные наклонности и расположения сердца и плоти, делают человека нечистым псом пред Богом и удаляют его от Бога, Источника жизни и святыни. Кроме того, эти наслаждения бывают причиною нечистых мыслей касательно людей, сквернят их в глазах наших и удаляют от них. Сколько бед от наслаждения чревного! Немедленно надо оставить все излишние удовольствия чрева. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела. Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею [1Кор. 6, 13 –14].

28 апреля

Благодарю Господа, удостоившего меня совершить Божественную пренебесную всемирную, премирную, страшную литургию и еще причаститься Божественных бессмертных, животворящих и страшных Таин. Вчерашний стакан молока, вечером выпитый без нужды, много повредил мне в нравственном отношении: обессилил, охладил мое сердце к Богу, заразил его нечистотою. После причащения Господь очистил, умирил и оживотворил меня. Слава Господу. Молебен благодарный служил с дерзновением. Слава Богу. Свадьбу господина [Руссета] венчал со дерзновением. Слава Богу!

Вечером венчал свадьбу дурно, бессильно, с посмеянием врага надо мною; а это оттого, что сладким чаем у Прокофьевой и обедом домашним (ватрушка, суп, отчасти печенкою) расслабил сердце свое, лишив его благодати Святого Духа чрез свое невоздержание. Согрешил пред Господом. И от лицезрения невесты отчасти расслабел; память о сестре Анне Константиновне несколько смутила. Кофе пред свадьбой у Марии Арсеньевны разгорячил.

29 апреля

Благодарю Господа, услышавшего молитву о препоясании меня силою свыше для совершения третьего брака (вчерашний день) и даровавшего мне сию силу. Я совершил его с силою, со дерзновением, непреткновенно, свободно, мирно, сердечно.

Сегодня утром, в квартире Евдокии Кирилловны Броун, сердце мое от нечистых прилогов вражиих, от нелепых помыслов расслабело, впало в боязнь, и я смутно служил панихиду (сорок дней матери ее Матрены Егоровны); отпуст говоря, сконфузился, не мог прямо смотреть в лицо и недоговорил от боязни и смущения. Но в другом доме у Марьи Алексеевны, вдовы кузнеца Егора Ивановича, беспрепятственно совершил панихиду, укрепленный благодатию Божиею. О, окаянство мое! Как нечисто мое сердце! Как я немощен! Удобопреклонен ко греху! Хощу имети вечное содружество с благодатию. Господи! Господи! Не остави мене. Кто яко Бог! (Идучи к Броуну, я на нищего мальчика вознегодовал за его неотступность и не подал ему милостыни. Согрешил.)

Благодарю Господа, скоро услышавшего молитву веры, упования и покаяния в домике Швецова, после крестин младенца у Вевинского (восприемники Эйлер и Адамович Доротея), когда я чувствовал смущение и тесноту от невыговоренных некоторых слов в молитвах; я получил прощение, милость и мир от Господа – Он снисшел в сердце мое и наполнил его. Слава Господу!

Мы род Божий. Божия Матерь родная нам; святые угодники Божии родные нам в Господе – все плоть и кровь и кости Его. Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его [Еф. 5, 30]. С какою же любовию, с каким упованием призывать их должны мы! Как жить должны мы всегда! Мы должны любить правду и ненавидеть беззаконие.

Всегдашний и чистейший источник нашей радости есть дивное, непрестанное, естественное и сверхъестественное промышление об нас, о нашем спасении во Христе Отца Небесного, а не награда и почести земные, скоропреходящие и никакой пользы душе не приносящие, – не богатство земное, тленное, не наслаждение пищей и питием тленными, не увеселительные гульбища, театры, клубы, не музыка и другие музыкальные орудия. Как часто жало земных благ смущает, теснит и опьяняет отуманивает нашу онебесненную Господом душу (до неба вознесшийся, до ада низвергнешься [Мф. 11, 23])! Иному недостает какой-либо безделицы земной, которая дорога в глазах людских или только некоторых людей, – и человек сам не свой, и веру в Бога забыл, и любовь к Богу потерял. Так вредна христианину любовь земная: она отуманивает, опечаливает, расслабляет его душу, делает ее неверной, прелюбодейной, нечистой, лукавой, страстной.

Вручаю вам дитя сие очищенным, освященным, просвещенным Троическим светом возрождения, обновленным, огражденным Ангелом Хранителем. Храните его как зеницу глаза, воспитывайте и утверждайте со временем в страхе Божием.

Примечание

65. Выну (церк.-слав.) – всегда, непрестанно.

66. Присный (церк.-слав.) – всегда близкий, родной человек.

67. Лаяти (церк.-слав.) – бранить, поносить; подыскивать, злоумышлять.

68. Брандвахта – корабль, поставленный для наблюдения за соблюдением правил судоходства.

69. Ра́мо (церк.-слав.) – плечо.

70. Молитва из последования благодарственного и молебного пения ко Господу Богу, певаемого в день Рождества еже по плоти Спасителя нашего Иисуса Христа и воспоминания избавления Церкви и державы Российской от нашествия галлов и двадесяти язык.

71. Молитва "Благодарю, Тя, Господи Боже мой..." из последования благодарственных молитв по Святом Причащении.

72. Аспид (греч.) – ядовитая змея; в переносном смысле злой человек, скряга, скаред.

Май

1-го мая

Согрешил пред Богом, и пред людьми, и пред собою, что увлекся сегодня угощением и пил много вина, отуманив свою голову, и в классе не мог должным образом владеть собой. Стакан шампанского испортил меня: без него я был бы цел. От него даже вечером кружилась голова. Покрый, Господи, множеством щедрот Твоих прегрешения мои. (Пир был после молебна на пароходе при водочерпательной машине в новом доке.)

Что я сам делаю, я, обвинитель жестокий других в пьянстве? Сам напился пьян, и так в класс пошел, и детей ввел в соблазн – но горе тому человеку, сказано, через которого соблазн приходит [Мф. 18, 7]. Как я оплачу достойно грех свой! Как уничтожу соблазн?

(И рыба вчерашняя сильно воюет в моих членах, особенно ночью. Невоздержная я скотина!)

2 мая

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить раннюю литургию и вкусить пренебесных Божественных Его Тайн. Горько было, тягостно до смерти мое состояние до причащения: жала вражии внутри меня язвили, расслабляли, смущали, теснили, уничижали, посрамляли меня; я не мог говорить некоторых слов всеобычных, как и прежде (на великом входе, на отпустах литургии и панихиды).

Сегодня и еще убедился я горьким опытом, что общая, обычная, ужасная болезнь душ и телес сынов Адамовых, в том числе и моя, есть земная любовь, или любовь к земным благам, особенно же алчность к пище и питью, к деньгам, к одежде, к отличиям, к удобствам и красоте жилища. Из-за этого ужасного жала, которое змий вложил в меня, я доселе ужасно страдаю, обольщаясь и уязвляясь и навлекая на себя бессилие, срамоту, болезнь, немоту и безгласие. Из-за вчерашней неумеренности в употреблении вина и из-за неумеренности вообще в пище и питии в прошлые дни я сегодня ужасно страдал за ранней обедней; к тому и золотуха открылась и жгла меня внутри.

Прочь алчность и жадность к пище и питию! Прочь ежедневная египетская работа плинфоделания [73]. Ибо что, как не плинфа, яства и самое тело мое, или деньги, и все блага земли? Дайте мне единое на потребу – Бога и благодать Его, ибо только в Боге живот, мир, покой, простор мой, в Боге сила моя, слава моя.

Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его? [Мф. 12, 24 –26]. Разве разделился Христос? [1Кор. 1, 13]. Если разделился, то не устоит благодатное Царство Его – Церковь, но конец имать; а между тем Господь сказал: Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее [Мф. 16, 18]; Я с вами во все дни до скончания века [Мф. 28, 20]. Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века [Еф. 3, 21]. Верую во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь [74]. Богослужение, совершение всех Таинств, посты по Евангелию, девственная, или монашеская жизнь – высшее осуществление христианства, святые мощи, святые иконы чудотворные, правильная иерархия, способ распространения веры, общение со святыми (Бог же несть мертвых, но живых: вси бо Тому живи суть [Лк. 20, 38]), общение с умершими (тоже живыми духом) – вся история Церкви доказывает, что истинная Церковь есть Православная Церковь. Отсутствие весьма многого из упомянутых предметов обличает в неистинности, в неправославии прочих церквей, особенно протестантских; Церковь – ковчег Ноев (апостол Петр, святитель Златоуст!). Враг с самого начала гнал Церковь Христову и силился совсем истребить. Союзом любве связуеми апостолы [75]. Молитва Господа: да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино [Ин. 17, 21]; потом разделил ее ересями и расколами, – а в Ветхом Завете веру в истинного Бог хотел было совсем затмить, подавить, введши идолопоклонство и тысячи богов. В Новом Завете – ив новейшие времена лукаво мудрствующих философов вооружил на Церковь: Спинозу, Ренана, Штрауса, Шлейермахера и прочих; у нас – раскол с множеством подразделений; новейшие раскольники.

Ведёт враг Божий и человеков дело к тому, чтобы истребить ложными мудрованиями веру и Церковь с земли, хотя и не возможет; так и антихрист будет стараться истребить христианство ложными знамениями, чудесами и силами. И ныне мудрствуют люди лукаво, что всякая вера хороша – всё равно, какую ни исповедуй веру: Бог-де, один; отсюда полное равнодушие к вере вообще и к своей, православной. – Опасное состояние души и религии в душе: это равносильно тому, что нет никакой веры, ибо множество вер исключают одна другую. В Ветхом Завете прообразуют единую Церковь – единый дом Иакова, сад виноградный, единый храм еврейский. Любы николиже отпадает[1Кор. 13, 8]. Этот признак сохранила только Православная Церковь, доселе не отпавшая от истины Евангелия и Святых Отец; прочие Церкви отпали от истины – и от единства Тела, и от общения Духа; разодрали хитон Христов – Церковь Его; отпали от Тела (чин присоединения): Церковь преслушавший, яко язычник и мытарь (Церковь, а не церкви) [Мф. 18, 17]. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его [Рим. 8, 9]. И как проповедывать, если не будут посланы? [Рим. 10, 15]. И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон [Евр. 5, 4]. И государство вводит единство в управлении, в законах, учреждениях. Будьте единодушны и единомысленны [Флп. 2, 2].

4 апреля

Суббота. Великое душевное бедствие, безумие, посрамление испытал я сегодня на молебне у Ивана Филипповича Прусского после ядения и питья домашнего (черный хлеб с маслом, молоко, чай сладкий, сливки); я смущался, запинался по причине коварства во мне злобных и лукавых духов, производивших во мне блудные движения при представлении двух лиц женского пола – ангелоподобной, прекрасной матери и такой же девушки. О, окаянство, о, нечистота сердца моего! О, земные пристрастия! О, жизнь идолопоклонническая! Доселе я воображаю, что надо больше есть и пить, чтобы жить, а не меньше, – и жестоко ошибаюсь, и гублю душу свою, не выигрывая ничего и для тела. Я должен строго взвешивать потребности тела и не давать ни одного золотника [76] лишнего для плоти многострастной. Во время молебна, да и после я чувствовал пресыщение, и вследствие того – бессилие, блудство сердца, боязнь, смущение. Господи, помилуй!

Если Господь Иисус Христос призвал нас к нетленной жизни (На нетленную жизнь прихожду днесь [77]), то зачем я, бессмысленный, доселе еще усердно работаю тлению, угождаю чреву, служу мамоне, ищу тленной славы мира сего, славы ищу от человек – славы, которая от Единого Бога [Ин. 5, 44], не ищу, хотя и обличает меня в том Спаситель мой? Зачем ищу того, что не сопутствует мне в тот век? Сколько я пострадал из-за чревоугодия и пиянства и доселе еще не вразумился? Сколько из-за пристрастия к тленным благам мира охладевало сердце мое к Богу и ближнему? Сколько было срамоты, бессилия душевного, скорбей, теснот, страданий? О святые апостолы, иерархи, мученики, преподобные! Да научит меня пример ваш, как подобает мне проводить христианскую жизнь, как обновляться духом, как отлагать ветхого человека, как любить Христа паче всего, как распинать плоть со страстьми и похотьми, как пасти словесныя овцы, искупленные Кровию Христовою, как образом быть для верных [1Тим. 4, 12], как гореть духом, работать Господу!

Малый должен начинать с малого свое послушание Господу, чтобы, став верным в малом, сделаться верным и во многом, ибо ограниченное существо может постепенно, шаг за шагом восходить в силу и в совершенство. Так, Господь дал малую заповедь Адаму и Еве; эта заповедь нужна была для них как упражнение для их свободной воли, как силы, ибо свободно ограниченного существа нельзя представить без закона или заповеди, которая для него есть как бы пища, жизнь, восхождение в силу, в совершенство.

Бойся неуместных и неумеренных сладостей, ибо враг овбык растлевать нас приманкою сладости; в сладости – растление души и тела. Кто желает будущих сладостей, тот мало вкушает земных, прелестных, тленных сладостей. Не обращай в особенности сердечного ока на прелести женские, прекрасные лица женские, ибо в этом – коварство врага и уловление души ко греху чрез нечистое вожделение. Обращай очи сердечные на всемогущего, пречистого, прекраснейшего Художника всякой твари, всё создавшего премудро, чисто, прекрасно, неблазненно, целесообразно. Возненавидь всякий нечистый и лукавый помысел, как дело лукавого, ругающегося Богу и Его творению. Зри в человеке не на лицо, а на душу его богоподобную, прекрасную, дающую прекрасный вид телу, лицу; тело само по себе – прах, безобразное вещество. О, сколь мудро всё создано у Бога!

(От пресыщения блуд в сердце и во плоти, теснота адова, срамота, омрачение, лишение помощи свыше!)

5 мая

Воскресенье. Ранняя обедня. Крайняя теснота, скорбь до смерти; голос нечист, труден; искушения сильные; дух и тело болезненны, преткновения довольно частые. После причащения Святых Таин оживился; на заамвонной молитве несколько сбился; на молебне было трудно. Все это плоды бывшего невоздержания, отчасти следствие бани, излишнего пития чаю. От малых вещей какие великие тяжкие последствия! На молебнах, которые служил после ранней обедни, чувствовал себя тяжело, между прочим, думаю, от запора желудка. После домашней ватрушки, разрешившей мой желудок, мне стало очень легко.

Благодарю Господа, оживившего меня причащением Святых Своих животворящих, бессмертных, небесных Таин!

Покойный протоиерей отец Василий Козмич Нектарьевский говорил [Г...] Ивану Федоровичу на исповеди, что все великие грехи происходят от малых: вор начинает воровать с немногого – нитку, иголку, несколько копеек, а доходит до большого. Это и подобное сказано было по поводу нарушения поста в Рождественский пост; говорил, что отнюдь не надо нарушать ([...]).

(Едина Церковь. Едино тело, един дух, якоже и звани бысте во единем уповании [рус.: призваны к одной надежде] звания вашего: един Господь, едина вера, едино крещение, един Бог и Отец всех [Еф. 4, 4 – 6]).

Верую во единого Бога... во едину... Церковь; исповедую едино крещение [78].

Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу...[Лк. 22, 31].

О, пресыщение, чревоугодие! Как я бедствую душевно и телесно из-за этих глупых, несмысленных привычек, особенно душевно, например когда служу где-либо молебен или совершаю другую какую-либо службу, требу или какое Таинство! Я как малая лодка тогда бываю, обуреваемая противными ветрами, заливаемая и разбиваемая, – делаюсь бессилен справиться с ветрами и с своими веслами: с языком и словами! На душе теснота, смерть, мрак, полнейшее бессилие – в иные минуты! Убеждаюсь в те минуты, что нужно непрестанно поститься, – а уходя домой или становясь лицем к яствам и питью, опять соблазняюсь, несмысленный! Сегодня (6 мая) на судне Забельского служил молебен при трех мужчинах, в трюме, и не мог хорошо, смело, непреткновенно служить: нападал на меня страх бесовский. А поутру я ел булку с маслом и пил чай сладкий – вот от чего беда! То ли дело было бы, если бы напитался благодатию и всяким глаголом Божиим! Я был бы мужествен, смел, непреткновенен, силен духом, цели невредим! Даждь мне, Господи, возлюбить всегдашний пост, столь мне необходимый при духовной брани. Не дремлют и не спят враги мои и непрестанно ищут моей погибели! И как многим они завладели в моей духовной области!

7 мая

Благодарю Господа, призвавшего меня, непотребного и немощнейшего, к совершению Божественной литургии ранней (от Шляковой) и оживившего меня, мертвого прегрешениями, святым причащением Божественных и животворящих Тайн Пречистого Тела и Крови Своей. Очень немощен, нервозен был я во время обедни: трепетали внутренности мои от действия вражеского; я боялся, смущался, не мог иных слов выговаривать. (Не буду впредь пить у отца Федора Петропавловского ни чаю, ни вина: горе мне от них было: упадок нервов страшный – первая панихида у Сидорова.) Ходить много тоже не надо: нервы упадают.

Сильно враг налегает на меня, повинного ему многими грехами. Господи! избави меня от насилия его.

8 мая

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить литургию в Кладбищенской церкви Святой Троицы по рабе Твоей Марфе Филипповне (жене Сидорова) хотя в тесноте, скорби и боязни, но благоплодно для души и для здравия тела.

Господи! Разрушь всякий союз мой с грехом и утверди союз с добродетелью и с Тобою. Ей, буди! Возлюбил ecu правду и возненавидел ecu беззаконие [Пс. 44, 8]. (У Николая Михайловича Семенова всенощная на 9-е мая.)

9-го мая

Жестоко я искусился сегодня и пострадал от врага чрез пожелание земной награды (ордена святой Анны III степени), к которой представлен, по словам директора гимназии, еще с осени прошлого года, но о которой нет доселе ни слуху ни духу. И поделом: я, священник, облеченный в Божественное достоинство, горний житель, ангел по сану, и пожелал страстно земной награды, чтобы красоваться, рисоваться наружным отличием, презирая внутреннюю богообразную скинию (внешним прилежно благоукрашением единем попекохся [79]). Я должен иметь постоянно в виду свое внутреннее безобразие, свои страсти, исказившие во мне образ Божий и разрушившие подобие Божие, нерадеть о внешнем украшении, отвлекающем сердечный взор и помыслы от внутреннего храма души, который весь пуст и палея есть [80]; я должен сокрушаться непрестанно с плачем о своих грехах, коими постоянно прогневляю Бога моего, возвышаться чистотою, светлеясь священнотайне Троическим единством [81]; я должен день и ночь заботиться и молиться о спасении вверенного мне словесного стада Христова, искупленного бесценною Его Кровию, поучать его благовременно и безвременно добродетелям и истинам христианским, чтобы они жили сообразно своему высокому христианскому званию, чаяли второго страшного пришествия Сына Божия на землю и избегали суеты земной и похотныя мирския тли, – между тем как я сам увлекаюсь суетою и тлением, прилагая тление к тлению, прелесть к прелести, а в пище и питье к объядению и пиянству – объядение и пиянство, или в одежде – к одеждам одежды, или к деньгам деньги, к почестям почести, к знакам – знаки отличий. Доколе безумство? Доколе обман себя, доколе прелесть? За то какая убийственная теснота была во время обедни, когда я подумал о награде и посетовал на начальника, обманувшего меня! И сон ужасный я видел в ночи: страшная буря, опустошившая весь деревянный дом, в коем я находился (мое тело), выбившая все стекла (благодать, свет благодати), произведшая страшное наводнение, в коем я тонул со страхом и задавлен был совсем каким-то возом, – и проснулся. Накануне я много наелся и напился у Николая Михайловича Семенова (именинника); ночью было сильнейшее блудное возбуждение – подавила меня излишняя пища. А сегодня опять ел и пил сладко и много у него же и потому на крестинах был осмеян врагом, и на соборовании тоже. Сей же род изгоняется только молитвою и постом [Мф. 17, 21].

Согрешил ко Господу и пред собой, и пред домашними и чужими: покурил сигару, и не в своей комнате, чтобы не испортить воздух, а в комнате жены и детей. И какая мерзость, какой нужник во рту! Настоящий кал. И это я делаю после причастия Святых Таин! О, окаянный, бесчувственный, прихотливый, неблагодарный! Помилуй, Господи!

Никто не может служить двум господам, то есть Господу и Велиару, Богу и богатству или тщеславию и суете мира сего, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть [Мф. 6, 24]. Так вчера случилось со мною во время обедни: жалея о неполучении мною награды, ордена святой Анны III степени, я вознерадел о бескровной Жертве, которую совершал, уязвившись пристрастием к тленному украшению; дал место в себе Велиару, который возмутил, уязвил, омрачил, стеснил меня, лишив свободы. Из этого я познал, что я пристрастен к похвалам и отличиям мира сего, забыв, что похвала мне – Господь, что мзда мне – Господь, ведущий дела мои и помышления, а не люди, не мир сей, прелюбодейный и грешный, во зле лежащий, обесчестивший и убивший Господа славы и верных друзей Его. Мир награждает нас и взамен того требует потворства его делам, злым и прелюбодейным, хладности и равнодушия к вере православной, к исполнению ее обязанностей или должностей. Нет, – мне, обоженному священством и Божественным крещением, миропомазанием и причащением, нечего больше желать на земле, в этой суетной, тленной жизни, – почести горнего звания искать я должен, воздаяния от Господа: Он Судия праведный и истинный Ценитель и верная награда наша, не по лицеприятию, не из корысти, но по истине награждающий или наказующий нас вечною наградою или вечною мукою. Тем [тяжелее] разочарование, если кто, здесь награждаем, там в большую ввержен будет муку.

10 мая

Благодарю Господа за дар возрождения и обновления, умирения, дерзновения, победы после причащения божественных и животворящих Таин на литургии, мною совершенной сего числа. Голос крепкий, и сильный, и чистый – но и борьба сильная, на смерть или на живот; в начале литургии даровал Бог умиление и дар слез, и ими укрепилась душа моя, очистилась несколько. О, Велиар! Сколь он лют!

Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя [Лк. 22, 31 – 32] (и я по дару благодати да молюсь за тех, кто просит молиться). Рассеивает враг заботами о суетном, земном: о пище, питье, одежде, деньгах, наградах, отличиях. Чрез это ослабевает и оскудевает вера и любовь в сердцах (особенно чрез страсти нечистые, чрез страсть к театру, к клубам). Опыт на себе каждый имеет. Легкомыслие в вере (утверди братию твою [Лк. 22, 32]) – от житейских забот, попечений, пристрастий. Ископа и углуби [Лк. 6, 48].

Всё Господу предоставь – и награды земные. Вот диаконы без наград живут.

Ты часто говоришь молитвы: Святый Боже, Пресвятая Троице, Отче наш, Богородице, Ангеле Христов. Ближе ли стали (с повторением этих сладчайших имен) к твоему сердцу Господь, Божия Матерь, Ангел Хранитель, святые угодники. Больше ли любишь? Дальше ли ты от греха? Ненавидишь ли грех? Любишь ли правду? Часто произносишь имена государя, государыни, всего царского дома, синода, епископства православного, диаконства, причта, народа! Близки ли сердцу твоему эти дорогие имена? С любовью ли молишься о них?

Церковь, как единая, сравнивается с телом, с кораблем (Кормчий), с домом (основание Христос [1Кор. 3, 11; Еф. 2, 20]), с виноградником [Мф. 21, 33], с лозою [Ин. 15, 1], с единым стадом, у коего един Пастырь [Ин. 10, 16], с двором овчим [Ин. 10, 1]; с храминою (светит всем... в храмине[Мф. 5, 15]), с садом [ср. Мф. 15, 13], с малым стадом [Лк. 12, 32]. Безразличие в вероисповеданиях и в верах равно безверию. Истина одна. Аз... на сие приидох в мир, да свидетелствую истину [Ин. 18 37].

Католическая церковь вводит ложные уставы; развивает фарисейство, наружное благочестие, лицемерие, ложными определениями распространяет разврат в духовенстве. Царь – папа – установил войско, окружен войсками.

О папстве. Вносить в Символ Веры ненужное прибавление от примышления человеческого и тем доказывать, что будто бы римский епископ выше Вселенских Соборов, есть богопротивная гордость, возношение, взимающееся на разум Божий [82]; о такой гордости Спаситель человеков сказал: что высоко у людей, то мерзость пред Богом [Лк. 16, 15]. Паписты утверждают, что папа есть глава всей Церкви и всех епископов, но Господь сказал Своим ученикам: все же вы – братья [Мф. 23, 8], и избрал первоначально в апостолы двух братьев Андрея и Симона Петра, а потом опять двух братьев, Иакова и Иоанна, являя тем, что дух веры Его есть дух единства и братской любви. Еще Он же, Господь Иисус Христос, по случаю негодования десяти апостолов на Иакова и Иоанна за желание первенства пред прочими учениками, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом [Мф. 20, 25 – 27]. Прямое отрицание мирского владычества или преобладания – а в пример смирения поставил Себя Самого, говоря: Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих [Мф. 20, 28]. А папу боготворят. Умовение ног показывает вполне и вкратце весь дух Христова смирения и служения Его апостолов и их преемников: оно идет совершенно вразрез папскому боготворению.

11 мая

Святых Кирилла и Мефодия. Вот Ты испытал меня, Господи, ранним утром, когда случился пожар в соседстве и когда позвали меня к больной, и нашел меня неверным, злонравным, зложелательным, злорадным, корыстолюбивым, нетерпеливым, неблагоохотным к служению ближним, ропотливым. Вижу злобу сердца моего, Господи, и каюсь в беззакониях моих. (Вознегодовал и на то дома, что одеяло мое подостлали под детей на окошке.) Где взять силу и способность к искреннему состраданию, сочувствию ближним в скорбях, в болезнях, в напастях, в бедах, постигающих их? Сердце мое растленно от сластолюбия, пресыщения, корыстолюбия и чуждо искренней любви. Горе мне, окаянному! Вместо того чтобы сожалеть, плакать, молиться о терпящих беду, напасти, скорбь или впавших в тяжкие грехи, я остаюсь равнодушен или веселюсь тайно о несчастии, говоря в себе: так вам и надо за ваши такие-то (а свои грехи забываю) и такие грехи. Когда я буду искренним любителем ближних всякого рода, звания, состояния, пола и возраста? Когда буду жить не себе, а Господу и ближним? Господи! Ты дай мне честность, благородство и искренность духа; Ты даруй силу любить ближних, как люблю себя.

В псалмопениях и песнопениях церковных слышится голос просвещенного в душе, здравого или выздоравливающего от духовной болезни, воскресшего от смерти духовной человечества – тогда как в театре или в книгах заключаются часто дикие вопли страстей, горячка страстей, увлечение на путь погибели.

О, мне нужно занимать грешную, многострастную душу мою молитвою, богомыслием и чтением Священного Писания день и ночь, ибо в продолжение сна и одной ночи враг посевает во мне множество плевел беззакония.

Несмысленный, не ценю я души своей, созданной по образу Божию и искупленной Кровию Сына Божия: за ядь едину продаю ее, за сребренники, за одежду, за удовольствие плотское, минутное. Ем и пью рано и чрез то лишаю себя благодати Божией или жалею лучшего яства и питья младенцам, как бы это было излишне и роскошно, – сам бы всё ел и пил лучшее, да только это невозможно, ибо вместимость мала. Окаянный! Воздержание и пост!

Тесны врата и узок путь (Православная Церковь страждущ.), ведущие в жизнь, и немногие находят их... Широки врата и пространен путь (разнуздан.), ведущие в погибель, и многие идут ими [Мф. 7, 14; 13].

От пива и чаю (у Федора Ефимовича Таратина) стеснение в груди и сон неспокойный. Прокуренная комната. Его курение. 17 мая 74 г.

Как всякое пристрастие земное теснит мою душу, умертвляет ее, омрачает, лишает мира и свободы! Но благодарение Богу: это самое – обращение меня к Богу, Источнику жизни, правды и научает меня презирать земные блага, земные наслаждения суетные и кратковременные и ценить бесконечно высоко блага духовные, небесные.

Когда я пресыщусь, тогда бываю раздражителен и зол, потому что излишество в пище становится во мне рожном, который бодет, режет, язвит меня; я делаюсь зверем, готовым терзать особенно тех, кои часто просят у меня милостыни. Пора перестать работать тлению и взяться за разум и духовную жизнь! Господи, помози мне! Сколь благо работать Тебе, Господи! Я это испытал без числа – миллионы опытов!

Благодарю Господа за дар умиления во время всенощного бдения, за сладость благодати, за свет духовный.

Сколь часто и сколь много случаев к приятию благодати Божией опускал я чрез свое невоздержание!

12-го мая

Воскресенье. Поздняя обедня. Благодарю всем сердцем Господа моего, даровавшего мне благодать, препоясавшего меня силою свыше к совершению Божественной литургии и к неосужденному причащению Божественных Его Таин Пречистого Тела и Крови Своей и к произнесению беседы. Преткнулся я от диавольского действия на поминовении Преосвященного митрополита после освящения Даров Святых.

Или от вчерашнего чаю на чердаке в доме Герасимова у Якова Филипповича, или от черного хлеба со сливками дома, или от дурной погоды сегодня грудь мне заложило: тяжело было служить; впрочем, бас здоровый был сначала. Может быть, и от пыли в церкви. Благодарю Господа и Пресвятую Богородицу за помощь в служении.

Говорим о распространении веры Христовой трудами апостолов, равноапостолов, святителей и преподобных отцов в разных местах – но спросим, распространилась ли вера во всем нашем существе, проникла ли наше сознание, наше сердце, нашу деятельность? Озарился ли совершенно ум наш светом ее; имеет ли сердце наше мир, свободу, радость в этой вере; направлена ли к добру наша воля, не колеблется ли, не увлекается ли страстями? Вот важные вопросы нравственные при изучении церковной истории. Научились ли мы кротости, смирению, незлобию, простосердечию, воздержанию, целомудрию, честности, верности, нестяжательности, послушанию, терпению, перенесению обид, любви к Богу и ближним (и даже ко врагам), трудолюбию?

Прекрасно описание вознесения Господа на небо в Цветной Триоди, в последней стихире на Господи воззвах и на стиховне. Надо выписать на бумагу: чудно, божественно, восхитительно!

Ночью резь в животе небольшая (от сыру голландского и от излишества).

Надо наперед утвердить ту истину, что Церковь истинная есть едина: а) Священное Писание, [свидетельство Соборов и святых отец]; потом, что эта единая истинная Церковь есть Православная Церковь.

15 мая

Сон о Янише: показал расположение его ко мне. Увижу, правда ли?

С 16-го на 17-е ночью видел сильный пожар в Петербурге; от Главного Штаба до Невского.

Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете? [Ин. 5, 44]. Слава друг от друга – похвалы, ордена, кресты, дипломы, чины, рукоплескания; слава от единого Бога – нищета, смирение, неискание, служение всем тайно и явно.

Из-за солонины мясной и из-за молока за обедом мне ужасно тяжко было за вечерней: раздражение, злоба на дьячка; не мог говорить ектений; под ложечкой, в груди совсем стеснило. Мяса не есть; молока не пить.

15 мая

Благодарю Господа всем сердцем за неизреченную милость при совершении вчера литургии, за очищение грехов, оживотворение, умирение, свободу, дерзновение, обновление.

Согрешил пред Богом и людьми, что прогневался в храме на служителей (сторожей) за то, что оставили на ночь окно отрытым в куполе храма и во время утрени, чрез что сделался крайний холод в церкви; касательно протоиерея я говорил резкие слова в церкви и в сторожке. Помилуй, Господи, восстави, Господи, спаси, Господи!

Какие-нибудь пустяки житейские: ордена, награды, деньги – занимают нас даже во время молитвы, а поразительное чудо милосердия Божия к человеческому роду и ко мне, воплощение Сына Божия, слово Божие, конечный исход, вечный суд, вечная жизнь, страдания и крест, смерть Сына Божия – не занимают меня! О, неблагодарность, о, несмыслие, о, нечувствие! А спасение душ человеческих?! Всё на изнанку, навыворот!

15 мая

Благодарю Господа за дар дерзновенного, бодрого, громогласного служения литургии и неосужденного причащения божественных и животворящих Таин.

Диаволе! Что ты сделал с Богочеловеком, Святейшим, всеправедным, Солнцем правды! Ты замучил, убил Его позорнейшею и лютейшею смертию? Ты сделал бесконечно великую злобу и неправду! Буди же бесконечно мучим невыразимо ужасным мучением вместе с клевретами, с аггелами своими и с людьми, вам уподобившимися в злобе, гордыне, лукавстве, нечистоте, упорстве злом! Ибо это достойно и праведно. Господи! Помози рабам Твоим с Тобою соединиться, чрез истое уподобление Тебе в житии сем.

17 мая

Благодарю Господа за помощь великую в немощи, в скорби и в тесноте моей, приключившихся мне от пива и чаю: я покаялся от души, воззвал со слезами о спасении, и Господь не замедлил подать руку помощи. Благодарю Господа за литургию, за оживотворение Божественными Тайнами. Много было у меня борьбы с собою и с гнездящимися в сердце противными силами, наводившими на меня боязнь и тесноту, – малодушие, отчаяние, бессилие в выговоре слов.

От излишества в пище и питье душа непременно всегда ослабевает, покрывается стыдом и страхом в служении Богу – доколе чрез покаяние не победит благодать неприязненной силы. Слава правде Твоей, Господи!

От неправых догматов неправая жизнь (индульгенции, предопределение и пр.; или: Дух Святой исходит и от Сына). Дух благодати не может пребывать там, где в Него не право веруют, вопреки ясному учению Спасителя. По причине искажений догмата веры католиками и лютеранами, от смешения католиков и лютеран с православными и усвоения православными многих католических и лютеранских обычаев – и догматы, и благочестие веры православной многими русскими пренебрегаются, и русские не знают, которая вера истинная, почитая все одинаково спасительными.

18 мая

Троицкая суббота. Согрешил пред Богом вчера в прошедшую пятницу, попил молока для груди с булкой с маслом скоромным; завтра, говорил я себе в оправдание, много службы, надо смягчить грудь – и два стакана выпил. Но сегодня смял и задавил меня диавол из-за вчерашнего нарушения поста: искусился я страшно, не мог владеть собою, ектений не договаривал; яд змиин разлился во мне страшно; посрамление лица мучительнейшее; весь был в язве палящейся; канон по усопшим читал с торжеством. Ну уж и зол диавол! Уж и подлец! Невыразимый! Господи! от умышлений его, от дел его избави меня! Отрицаюся тебя, сатана, и всех дел твоих и всего служения твоего и всей гордыни твоей. Сочетоваюсь Тебе, Христе [83], помилуй мя и приими мя, кающегося Тебе. О, как чревоугодие наказало меня. Как я обстрелян бесовскими полчищами! (Мурашов Алекс, был, два наши протоиерея: Павел и Матфей.)

Рано утром сегодня же позвали меня крестить больного младенца, и я вставал с большим трудом, едва передвигал ноги, на сердце тошнота. Небо наволокло легкими тучками. От молока было мне тяжело. На очередной неделе, когда я причащаюсь Святых Таин, молока сколь можно надо меньше пить и непременно держать пост и мало, мало кушать. Да и сладкого чаю не должно пить; хлеб с водой употреблять. Пост мы уничижаем все, а оттого и нас уничижает Господь, и мы исчезаем, мучимся.

Берегись: чревоугодие и пресыщение, да едва ли и не пьянство, вошли у меня в привычку; дойдешь, пожалуй, до того, что и за грех считать это не будешь. Скорее за воздержание.

Вчера с алчностью поел ватрушки, когда не надо было того делать (вечером, поздно), после закуски в гостях. За то свербеж или зуд сильнейший поднялся ночью, не давал спать. У праведников было привычкой воздержание крайнее, а у меня грешника – пресыщение крайнее! Увы мне! А блудные расположения тоже обычны! Увы мне!

20 мая

Духов день. Благодарю Господа за непреткновенное, твердым голосом, с чувством искренним служение литургии в Успенской церкви по просьбе Ал. М. Неустроева, старосты ее, и за неосужденное причащение, воскресившее меня, обновившее, укрепившее, возвеселившее.

О, Таинство чудное, владычествующее всеми! О, Таинство – Бог во плоти!

Спокойствия и пространства, свободы сердца я лишился чрез пожелание снять с себя фотографическую карточку, когда я служил молебен в доме Мурашки в Красной улице, у крестьянки, при одном раскольнике благонамеренном. Особенно великую скорбь и тесноту и срамоту, омрачение и бессилие навел на меня враг после угощения у старушки Екатерины Степановны (четыре рюмочки белого портвейну выпил) сладким чаем с вином: я венчал свадьбу католика с православной, и горе мне было от врагов бесплотных: совсем сели на меня и поехали; осмеяли, связали меня по рукам и ногам, не мог говорить многих, многих слов и отпуст; и крестины в церкви (Сорокин купец кум) с крайним трудом и замешательством совершал; и в дому у Филиппа Степанова тоже всё от вина! Боже! Милостив буди мне грешнику! Достойно наказан я уничижением и стыдом!

20 мая

20 мая был вечером хороший дождик

Благодарение Святому Животворящему Духу Божию, оживотворившему тварь благодетельным, напояющим и облагоухающим дождем. Оживотвори, Всесвятый Душе, росою благодати Твоея и наши иссохшие зноем страстей сердца и умерщвленные тлетворным диавольским дыханием.

21 мая

Благодарю Господа за чудное оживотворение моего растленного существа причащением животворящих Таин Тела и Крови Его во время ранней литургии (от Проворовых) нынешнего дня. Благодарю Господа за новое побеждение благодатию животворящих Таин вторгшегося в меня духа злобы, по действию коего и по моему сердечному растлению я внутренне озлобился на одного сопливого малютку, поднесенного к причащению, – и посрамился, и обессилел внутренне, и ощутил тесноту. Слава, слава, слава чудесам Божественных Таин! По действию благодати у Константина Ивановича Моргасова служил громогласно, со дерзновением водосвятный молебен в присутствии многих незнакомых гостей. Славлю Господа.

Ищем наград земных, украшающих тело, а о награде, о почести горнего звания забываем и не ищем ее; ищем наград, а дела Божии забываем, на дела Господни не взираем; пасем усердно себя, а овец Господних не пасем, падших не подъемлем, печальных не утешаем, невежд не наставляем, заблудших не наводим на путь спасения [Иез. 34, 3 – 8]. Не тем ли большее заслужим мы осуждение у Бога? Не суетою ли сует окажутся все дела наши? К любви Божией не успеваем [84]; сердца своего и жития своего лукавого и злого и страстного не исправляем; восхождение в сердце своем к духовному совершенству не полагаем – а поставили всё вверх дном. Да еще думаем, что мы значащие что-либо люди. О, суд Божий не таков, как суд человечий. Но как отстоит небо от земли, так помышления Божии отстоят от мыслей наших и пути Божии от путей наших [Ис. 55, 9].

О состоянии сердца и жизни человека можно судить верно по его любимым речам, по его наклонностям, стремлениям. Духовный человек говорит наиболее о Боге, о душе, о вечности, о средствах достигнуть исправления и возможного совершенства; человек плотский любит говорить о земном, об одежде, о пище, о богатых доходах, местах, о обогащении, о земных наградах и отличиях.

Смотря на прекрасный Божий мир и на бесконечное разнообразие прекрасных существ мира, великие и малые, я думаю: сколь прекрасен Творец, Создатель мой, Первообраз мой, и каков я должен быть, чтобы угодить столь прекрасному Творцу, чтобы соединиться с несозданною красотою? Прочь безобразие греха и страстей! Да возлюблю нетленную красоту добродетели!

Истинно, многие из нас не захотели бы земных наград и охотно отказались бы от них, если бы помнили о Страшном суде Христовом, который тем строже будет для тех, которые, будучи достойны наказания, а не награды за свои дела, желали и искали наград и недостойно восхитили их. Истинная добродетель не ищет награды от людей, помня слова Господа: когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать [Лк. 17, 10]; и: возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его [Откр. 22, 12]; и: мзда ваша многа на небесех [Мф. 5, 12], и: яко восприял ecu благая твоя в животе твоем [Лк. 16, 25] (то есть ты считал за благо только земные, а небесные презирал – ты и восприял то, что считал за благо и чего домогался. Ты получил свое – здесь получать тебе нечего).

Дух Святой претворил апостолов из земных в небесных – а дух мира претворил нас, преемников их духа, власти, учения, служения, из духовных в мирских, в земных: за земным гоняемся, земным дышим, о земном говорим, тогда как дух небесный нам необходим как воздух и свет, как пища и питье. Где в нас эта полагающая душу любовь пастырская к пастве? Где забота о спасении их душ, искупленных столь драгоценною Кровию Бога Спасителя? Спешим ли мы утешить печального? поднять падшего, обязать [85] сокрушенного, помочь страждущему и бедному? обратить заблудшего, утвердить колеблющегося? наставить неведущего? Где эта апостольская ревность о спасении душ? А отчего нет ее? Оттого, что сами мало заботимся о спасении своих душ, оттого, что сами попали в житейский водоворот попечения и пристрастия вместе со своими духовными чадами, не возвышались над ними духом, небесным духом спасения, не возносились мыслями и сердцем, подобно орлам, над земными пристрастиями; красота небесных обителей не пленяет нас, богатство благодати идет как бы мимо нас, – нас занимают больше вещи земные, тленные, отличия и почести мира сего, чем венцы нетленные, небесные, сокровища земные, чем сокровища благ небесных, столь великих, что здесь око не виде, и ухо не слыша... яже уготова Боглюбящым Его [1Кор. 2, 9]. После этого и жизнь наша пошла вся кверху дном: плевелы греховные заглушили пшеницу, земные забавы, игры, у всех на уме и на деле. Поди ты теперь с словом спасения – тебя сочтут за выходца с того света и за суеслова. Что же нам, пастырям, делать? – Самим надо переродиться.

Душа моя – образ Божий, небесный: ей не свойственно прилепляться ни к чему земному: пище, питью, отличиям, украшающим плоть, деньгам, увеселениям, роскоши и проч.; все это недостойно ее: ее достоинство и слава нетленная – добродетель.

23 мая

Третьего дня вечером поздно или, лучше, – ночью, я курил сигару, не имея обычая курить, и последствие вышло весьма худое: враг обложил собою мои внутренности; на молебне у Кромидо я не имел дерзновения служить молебен, читать Евангелие, говорить ектению великую; в Окружном суде читал присягу сначала также с крайним вражеским страхом и боязнию, и только после домашнего обеда (зеленый суп, мозги, салат) я читал со дерзновением, – нервы крайне падают после курения, просто больной делаюсь.

Благодарю Господа, сохранившего меня от блудного разжжения, нечистых сновидений и блудного излияния во сне чрез изображение с верою крестного знамения. Я было забыл оградить себя знамением креста в начале сна, и диавол завел свою нечистую игру, и близко было блудное излияние: я проснулся, оградил члены крестом, и во всю ночь не было нечистых сновидений. Слава кресту Твоему! Слава знамению Твоему, Сыне Божий Единородный! 23 мая.

23 мая

Благодарение многомилостивого Господа за обильный дождь, пролитый благодатию Его на жаждущую землю, обнаженную от всякого злачного украшения. С дождиком всё оживилось, зазеленело, заблагоухало. Слава Тебе, Святая, Живоначальная, Преблагая, Всемогущая, Премудрая, Присносущая и вся Осуществовавшая Троице – Отче, Сыне и Душе Святый! Оживи и нас, ихже создала еси по образу Твоему и по подобию! Очисти грехи наши и освяти нас вечным освящением Твоим и спаси, спаси нас!

Благодарю Господа, приявшего благоутробно молитву покаяния моего после огорчения на нищего отрока, вторично пришедшего ко мне за милостыней, когда ему подано было четыре копейки и после драния его за волосы; благодарю Господа, помиловавшего меня и отъявшего скорбь и тесноту от души моей и мир и свободу мне подавшего. Я каялся в своей злобе, скупости, сребролюбии, жестокости, алчности, сластолюбии, лености, нерадении, нетерпении, праздности, в сердечном блуде и пр.

Исповедую пред Господом, что я недостоин награды орденом святой Анны III степени за строптивость свою с домашними, за злобу, раздражительность, своенравие, за нерадение к преподаванию, за гулянку свою. И себя должен винить, а не директора, который обманул меня по грехам моим, хотя, конечно, небезвинен и он. Господи! Праведный Мздовоздаятелю! Прости мне, яко возжелал земной награды и огорчился, не получив ее. Достойно и праведно не награжден я. Разве награждают за грехи и неисправности? Не наказывают ли? Прости мне самолюбие и честолюбие мое. Даждь мне работати Тебе единому и от Тебя ожидать праведного воздаяния, а не от людей и быть выше похвалы и хулы людской, ибо весьма часто она неправедна, – похвалою да будет мне утешение чистой совести.

24 мая

Благодарение Господу: день теплый, даже жаркий, ясный, солнечный, всюду благоухание после дождя вечернего и ночного! О, если бы и в душах наших был всегдашний свет, всегдашнее благоухание святыни, подобающей христианину! О, если бы в нас не было зловония страстей – злобы, гордыни, гнева, корыстолюбия, скупости, зависти, жестокосердия, немилосердия, нечистоты, любочестия!

Прочь слава мира сего! Если ты желаешь славы, ищи ее у Бога исполнением Его святой воли, начертанной в Евангелии; ищи той славы, которой искали святые, презревшие славу сего мира, стремись к святыне, водворяй в себе Царство Христово – Царство мира, любви, кротости, целомудрия, воздержания, нестяжания, неискания чести у людей, а у единого Бога.

Господи! Даруй мне безропотно, без печали и скорби, охотно и с радостию повинутися суду Твоему в непредставлении меня к очередной награде директором гимназии и в его обмане меня. Господи! Ты всем воздаешь по делом – и сему директору Петру воздашь такожде по делам; он богат, сановит, знатен, угобжен35 всем без меры, утучнел, отолстел и разжирел; и оставил Тебя, Бога [Втор. 32, 15], и нас пренебрегает, смиренных служителей Твоих, выну прославляющих Тя. О, суетные, немощные земные награды. Вы только дух в немощь, скорбь и тесноту повергаете, когда человек лишается их, как богатый и скупой лишается денег, а сластолюбивый – сластей.

Господи, даждь мне быти выше земных наград, ибо я Твой слуга, о Судия вышний и праведный! Ты мне награда в моей совести, в моих духовных чадах, в будущей жизни, да и здесь, ибо я почтен от Тебя превысочайшим, светлейшим, небесным саном священства, облечен в Тебя, Бога моего. Да будет яко прах предо мною все земные награды, все суетные украшения. Мы возлюбили вещественное – блестящие кресты и красивые ленты, а духовных крестов, крестов скорбей, бесчестия, лишений, трудов – не любим, хотя они весьма нужны и полезны для душ наших; мы любим наслаждения, славу, покой, богатство, знатность мира сего; мы пристрастны к миру сему и забыли будущий век и блага его; в нас тлеет любовь прелюбодейная; в нас нет любви Божией. Между тем слава, богатство, сласти мира сего быстро преходят и исчезают, и жизнь наша улетает. Блажен и преблажен прилепившийся к Богу всем сердцем и презирающий блага мира сего, говорящий в лицо правду и не скрывающий истины Божией от сынов человеческих, работающих суете.

Жало земное в нас: оно мучит нас. Жалом небесным, жалом любви Твоей уязви души наши, Христе Боже!

Венчал свадьбу в Соборе с певчими, с [...], с освещением паникадилами, с каретами, с народом. (За свадьбу получил десять рублей. Я думал, что дьячок деньги обобрал. Согрешил.) Диавол взял надо мною ужасную силу, как было лет пятнадцать тому назад в Думе: уныние самое тяжелое, тоска, хандра, злоба на дьячка, который казался мне увивающимся бесом и из-за злобы на которого, да еще из-за пресыщения за обедом, я лишился благодати и помощи Божией. Чувствовал я, что враг облапил меня кругом. Какая ужасная потеря для меня не служить, особенно литургии. Я делаюсь совершенно бессильным в борьбе со врагом и погибающим человеком.

Награды я жду от гимназии – за что? Самое преподавание, эта духовная пища, есть награда для меня, да притом я жалованье получаю хорошее, – какая же еще, по правде, награда? Не надо награды, не давайте ее, отвергаю ее – я уничтожил бы дело свое, закон Божий, если бы я стал домогаться награды. Бог моя награда. Да притом я нерадиво делаю свое дело, и не награды, а наказания я достоин.

С самого начала обручения я почувствовал крайнюю неспособность, неготовность к публичной молитве: чувствовал, что враг во мне, тоскливо, тесно на сердце; с первой молитвы пошли от врага зуботычины, остановки, запинки, насилия и мое крайнее бессилие, смущение, боязнь, срамота; при обряде обручения – тоже, и так дальше; прочитавши несколько слов молитвы по обручении, я не мог вовсе продолжать читать и должен был начать снова, а потом все-таки читал с пропусками; самое венчание – тоже с пропусками; Господи Боже наш, славою и честию венчай я – сказал только один раз, более не мог; молитву о благословении вина не мог прочитать; слов во спасительном Твоем смотрении и многих других не говорил – враг не дал; после хождения около аналоя, при снятии венцов ничего не говорил жениху и невесте; благословения от лица Церкви не мог говорить; молитвы о нерасторжимости брака не мог говорить, о спряжении венцов тоже и отпуста – тоже. Разбил враг вконец. Но да умилосердится Господь над немощью моей великой и да воздаст врагу за бесчестие мое, за насилие надо мною. А я да вооружусь постом и молитвою.

Мозги телячьи есть весьма вредно для души и для тела.

25 мая

В нас царит земной дух, не небесный – в апостолах царил дух небесный. Мы слишком корыстно исполняем все свои обязанности: за всё ожидаем воздаяния деньгами, наградами, похвалами. Апостолы были не таковы! Они были совершенно бескорыстны: свое дело они исполняли по чистой любви к Богу и человечеству; был между ними корыстолюбивый Иуда, но он скоро отпал от своего апостольства, чтобы идти в свое место; за свое дело небесное, высочайшее дело, апостолы получали оскорбления, угрозы, биения, каменометания, бичевания, мечное усечение, распинание на крестах; они радовались, когда за правду сподоблялись бесчестие принимать [Деян. 5, 41]. Мы же за всякое почти дело ожидаем воздаяния вещественного и ищем крестов и орденов.

25 мая

Благодарю Господа, совершившего надо мною чудо силы, чудо жизни, чудо милосердия Своего, ибо, когда сердце мое крайне было стеснено, уныло, тоскливо, мертво и я весь был как сам не свой от обиды на директора гимназии, обманувшего меня нагло своим обещанием представить меня к награде и объявившего прямо, что я представлен, тогда как я не был им представлен или не защищен и обойден, и когда я сказал в сердце моем: Ты, Господи, мое вседовлеющее благо и нет блага и награды кроме Тебя, – я ощутил в сердце моем мир, свободу, пространство, довольство, радость. Слава тебе, Господи, мое чудное благо – верховное, вседовлеющее благо. Теперь мне с Тобою не нужны никакие награды. Ты моя совершеннейшая, вечная Награда. Аминь.

Обедал у именинника Ивана Ивановича Иванова.

Царство Мое (Церковь) не от мира сего, говорил Господь, Царство Мое не отсюда [Ин. 18, 36]. По этому одному признаку справедливо можно узнать и доказать, что церкви католическая, лютеранская и англиканская не истинные и не Православные Церкви, ибо они от мира сего: в них совершенно мирской дух. Церковь же Греко-Восточная не от мира сего – это духовное Царство, и то обстоятельство, что она в гонении, под чужим игом, служит большим доказательством, что она истинная Церковь. Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь [Мф. 7, 14]. Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы [2Тим. 3, 12].

26 мая

Воскресенье. Ранняя обедня. Сегодня во время обедни, молебна в церкви и на молебнах в приходах я вытерпел скорбь и тесноту ужасные, небывалые, и опять за ядение и питие с гостем-священником вечером (сардинки с прованским маслом, вино, чай сладкий). Диавол привел меня в ужасную скорбь, тесноту, уныние, бессилие из-за неполучения мною обещанной в прошлом году директором гимназии награды орденом святой Анны III степени. Но если я стоил награды здесь и не награжден, то наградит сторицей Господь в день оный страшный, и о сем надо радоваться, а если не стоил и не награжден, и об этом надо радоваться, ибо если бы я был награжден, хотя и не стоил, – то тем больше наказание за свои грехи получил бы от Бога: Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей,сказано [Откр. 18, 7]. И если мы за всё здесь будем награждены, то не за что нас будет награждать Богу. Но един Бог есть праведный Мздовоздатель. Странно, крайне странно, что мы за все свои дела, окупаемые жалованием с избытком, ожидаем еще награды на земле. Беспристрастно говоря, не за что мне получать награду – не стою. Теснота и скорбь ужасные, смертельные мне приключились из-за обеда у Ивана Иванова купца с товарищами его: Николем Сидоровым, Михаилом Гужовым, Николаем Семеновым, и из-за чоканья рюмками. Мертвецкий запах у него в комнате.

Пред дождем тяжело было.

Не здесь, не здесь, в мире прелюбодейном и грешном, наград ожидай, а там, на небе. Когда я страстно ожидаю награды или страдаю, не получив, это значит, что я люблю мир и все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую. Но это не есть от Отца, но от мира сего [1Ин. 2, 15 – 16]. Мзда Моя со Мною [Откр. 22, 12], говорит Господь, – вот Кто Мздовоздаятель, а не люди. Ужасные мучения из-за неполучения награды доказывают, что она – суета, смерть, а не жизнь для сердца, пустое тщеславие.

Вспомни две мясные котлетки, съеденные дома без нужды в два часа после обеда у Иванова, да домашние сардины с черным хлебом на ночь – и тогда не дивись и не ропщи, что у тебя страшная теснота и беспокойство в душе: это плоды пресыщения, плоды твоего идолопоклонства. Господи, помилуй! И награда – идол твоего сердца, твоей души, ибо ты сильно скорбишь из-за этого отличия. Благодарите Господа за скорби праведные, к отрезвлению и вразумлению души посылаемые Богом.

Сердце наше просто [86], и единым Богом живет и дышит: земные награды, вообще пристрастия, противны ее природе. Сколько раз (счету нет) я смущался, бывало, из-за красной своей ленты у креста за войну во время обедни, всенощной, прогневлял Бога, отпадал умом и сердцем от Бога; оставлял единое на потребу, не пекся отечески об овцах словесного стада, думал только о себе, угождал себе, украшал себя – внеуду [87] быв красив, а внутрь полон беззакония [Мф. 23, 27–28]. Воистину убийственная суета эти награды.

Желание отличий, как желание лакомства, или денег, или каких-либо дорогих и красивых вещей, и пристрастие к красивым людям, к красивой одежде подходит под одну категорию – одна и та же суета. Желание наше единственное, край всех наших желаний есть Бог – Он наша слава истинная и вечная. Он наша сладость, наше сокровище, наша первообразная красота, наше одеяние нетленное-слава Ему!

Истинный раб Христов в этой жизни не хочет быть награждаемым, чтобы восприять мзду от Господа своего, Коему единому работает, а не человекам, хотя и служит человекам; награду от людей он считает ущербом для своего спасения.

Крест имею златый – и чего же еще желаю? Тоже крест, только в ином виде, и на ленте. Странно и достойно смеха. Это детская забава в зрелых летах. Так иные странники не для забавы, а для видности, ради продажи навешивают много крестов.

От юности моея врагмя искушает, сластьми и желанием наград и отличий палит мя, аз же надеяся на Тя, Господи, побеждаю сего [88].

Презираю мир и всё, что в мире: суетную честь и славу мира, наружную, эфемерную, богатство тленное, красоту и сладость тленную, однодневную сравнительно с бесконечною вечностью, пищу и питие сладкое, обращающиеся вскоре в зловоние и наибольшею частию причиняющие тяготу сердцу, повергающие душу в немощь и расслабление и бывающие причиною тяжких искушений и насилий от диавола. Я призван благодатию Христа Бога к нетленной жизни и должен уготовлять душу и тело свое к нетленной, духовной, нестареющейся жизни всегдашним воздержанием, постом, бдением, молитвою, милостыней. В пособие мне Святая Церковь назначила посты на каждой седмице и посты по несколько седмиц, чтобы приучать меня к воздержанию, молитве, распинанию плоти со страстями и похотями, к милостыне и бдению, ибо у воздержного краток сон; его тело легко и бодро; также, чтобы мы могли иметь всегда готовое оружие против диавола, непрестанно воюющего против нас и иногда совершенно нечаянно нападающего и низлагающего и страшно уязвляющего. Да возблагодарю же Господа, призвавшего меня от тления к нетлению, от смерти к жизни, от земли к небесам.

Где у нас, священников, ревность ко спасению ближних, не только своих, но и ближних иных вер? Отчего мы не проповедуем при случае небесной, спасительной, чудной веры нашей иудеям и магометанам, которых немало в нашем городе? Отчего это мы слова не молвим о Христе этим заблудшим чадам Израиля и поклонникам льстеца и обманщика Магомета? Разве не относится и к нам повеление Спасителя: идите, научите все народы [Мф. 28, 19]? Или это назовут пропагандой, насилием совести? Но это не насилие – это слова истины, слова правды самой вожделенной, слова любви, алчущей спасения ближних. Или нет никакой готовности в этих заблудших к слушанию истины? Нет, есть готовность; столько веков существует Христианская вера, столькими чудесами она прославилась во всем мире, столько возродила она людей, обновила, освятила, прославила, что самые кости, кажется, вопиют о истине и спасительности нашей веры. Нет, опять скажу: не оттого мы не проповедуем, не оттого безмолвны, а оттого, [что] наша вера слаба и походит больше на неверие, чем на веру: мы не живем по вере и не испытываем ее спасительного действия, ее сладости, света, силы, животворности в себе; мы самолюбивы, плотоугодливы, не любим ближних, как себя, любим сами здешний век, а не будущий и оттого безгласны, не любим Иисуса Христа любовью крепкой, оттого не проповедуем об ней. Пусть же хоть сегодня услышат чрез вас сыны Израиля и поклонники Магомета, что и об них сегодня было у нас слово, слово о спасении их верою во Христа Сына Божия, искупившего мир от грехов Кровию Своею, – может быть, благодать Божия и привлечет кого-либо из них ко Христу. У первых христиан, да и у последующих, была великая ревность к проповеди о Христе неверующим, ибо они любили горячо Бога, любили горячо и ближних, жаждали их спасения, как своего, и желали им бесценного блага – спасения души, как себе. И это тогда, когда были сильные гонения за проповедь веры. Теперь отчего нет [проповедания]? Благоденствие, довольство расслабило наши души. Но потребности душ не остались ли те же, что несколько сот или тысяч лет назад! Не ноют ли души иудеев и магометан, ища спасения от подавляющих их грехов и мира с Богом? Не ищут ли тайно души их Ходатая Бога и человеков [1Тим. 2, 5]? Ей, ищут. Подите же и скажите им, что этот Ходатай есть Христос, Бог наш. Не бойтесь: за доброе слово и дело никто не осудит вас, а если кто из вас обратит грешника от ложного пути его, то спасет душу его от смерти и покроет множество греховего и своих [Иак. 5, 20].

Мы сподоблены превысочайшего ангельского чина – да зрим же горé всегда, да украшаемся кротостью, незлобием, чистотою, воздержанием, совершенною преданностью Господу Богу.

Мы понуждаем себя некоторое время зреть горé и зрим горé, наслаждаемся благодатью духовной – миром, светом, пространством, сладостью, но скоро изменяем Богу и ниспускаемся опять долу к обычным своим пристрастиям и опять уязвляемся тернием страстей. Нет в нас постоянства, глубины благочестивого чувства и настроения. Мы позволяем себе и пресыщаться, и напиваться, и обольщаться корыстью, скупиться, жестокосердствовать, смотреть на красивые лица и прельщаться ими, домогаться земных отличий и наград. Правда, это терние режет нам ребра, тяготит и теснит, сжимает душу как бы железными оковами, но это мы не вразумляемся этим, ибо сила привычки велика и равняется второй природе.

27 мая

Благодарю Спасителя моего, Господа Иисуса Христа – мое вседовлеющее Благо, яко помиловал меня во время прогулки моей в гавань (на стенку), и изъял из души моей терние земных пристрастий и обиду, от директора мне бывшую, и наполнил сердце мое Собою, миром Своим, благоуханием Своей Святыни. Слава Тебе, Господи, слава Тебе! Слава вере твоей святой, всеспасительной.

Всяк возносяйся смирится [Лк. 14, 11], – смирюсь, и Господь вознесет меня. Не виню никого (хотя и винит в этом сердце мое некоторых) в отказе мне награды (ордена), а виню себя одного, как достойного не награды, а замечания и взыскания за свое нерадение и разные грехи. Сколь естественно должно быть мне, человеку многогрешному, немощнейшему, слабому, смиряться и считать себя последним, а не возвышаться, не искать отличия и возвышения! Какое у меня отличие от других братий моих – разве во грехах, что я грешнее всех? Не садись на первое место (не ищи протоиерейства и отличий по честолюбию), но на последнем, чтобы не случился кто из званых... почетнее тебя, чтоб не сказали достойнейшему тебя: пересядь выше... и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место [Лк. 14, 8 – 10]. Кротость и смирение должны быть первыми добродетелями иерея, служителя Христа Бога, смирившегося до смерти, смерти же крестной, уничижившего себя до рабия зрака [89] [Фил. 2, 6 – 11]. А у нас, особенно в духовенстве, бывает напротив: все ищут наград, стремятся превзойти друг друга наградами, а для этого нередко заграждают путь к отличиям ближнему, чтобы он не сравнялся как-нибудь с ними. У нас всё наизнанку: земные награды заедают души священнослужителей, надмевают их, делают недоступными для многих, нерадящими о духовных пользах паствы, ибо если сам пастырь заботится о земных благах, а не о небесных, о земной почести, а не о почести горнего звания, то как будет заботиться о духовных пользах пасомых, с какими глазами будет говорить им о небесных благах, ихже око не виде... [1Кор. 2, 9].

Если сравнить жизнь и обстоятельства житейские нынешних священнослужителей, особенно архиереев, архимандритов, протоиереев и иереев, с жизнью древних, то представляется огромная разница: нынешние увешаны знаками отличий – древние весьма часто терпели бесчестие и поношение; нынешние всем обеспечены и нередко весьма богаты – древние не имели при поясе меди и были странниками и пришельцами; нынешние, по причине своих отличий, своих лент и звезд и других отличий, неприступны – древние просты и всем приступны, как например святитель Николай Чудотворец; у прежних было слишком мало формы, буквы, а много дела – у нынешних, напротив, форма заедает, тормозит дело, официальность мертвит, проникает всё, и нет живительного, согревающего духа в пастырях, особенно архипастырях: они стали неприступными вельможами, не удостаивающими ласкового слова, и кого же? Своих сопастырей и помощников в деле Христовом. А все ордена и суета, слава мира сего, не соответствующая смирению пастырей обстановка. Архипастыри и пастыри! Возвратитесь к древней простоте и смирению.

Вспомним, какая мзда была Предтече Господню – отсечение головы. Апостолам? Распятие на крестах и мечом усечение! Мученикам? – муки бесчисленные; иерархам? – непрестанные труды, попечение и тоже мука. Мзда Моя со Мною [Откр. 22, 12], говорит Господь, посмевающийся суетной мзде века сего, предвосхищающей мзду у Господа. Кому здесь за все воздаяние, тому какое воздаяние от Господа? Получил уже доброе твое в жизни твоей [Лк. 16, 25] – сказано будет ему. Но блажен, кто здесь не награждается за свои труды и подвиги ради спасения своего и ближних.

Не скрывайте себе сокровищ на земли, говорит Господь, идеже червь(самолюбие, гордость) и тля тлит (диавол – тля, как виновник тления), и идеже татие (бесы) подкопывают и крадут (у меня во время службы из-за пристрастия к ленте и пр.), но скрывайте сокровище на небеси...Где сокровище ваше (награды, деньги, сласти), там будет и сердце ваше [Мф. 6, 19–21]. Истина.

Если сокровище наше Бог, то и сердце наше будет на небе, в Боге. У кого же из нас единственное Сокровище есть Бог? Блажен стократно такой человек. У того сердце всегда покойно.

Пристрастие к благам земным, жажда их, вытесняет из сердец Царствие Небесное, христианскую веру, надежду и любовь. Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24].

Притча о сеятеле и о семени [Мф. 13, 3 – 23]. Смотрите, как мало читающих слово Божие, как мало ходящих в церковь!

Пристрастие к земному в самом корне подавляет христианство, которое есть Царствие Небесное, в противоположность земному, то есть любовь небесная, в противоположность любви земной, страстной, греховной, ложной, тленной. Приблизилось Царство Небесное [Мф. 4, 17]. (Папа.)

28 мая

Вторник. Благодарю Господа за прошлую ночь, хороший сон мне принесшую, и за легкое, без всякой тягости восстание. Благодарю Господа за пост, даровавший мне такую спокойную, легкую ночь (правда, вначале беспокоил было сильно детородный член и начавшиеся нечистые сновидения, но когда я сделал крестное троекратное знамение, все мечтания прекратились: слава силе знамения крестного – да явится оно и на всех, кого я благословлю во имя Божие знамением креста!). Скоромная пища большую тяготу приносит мне: от ней и тошнота поутру, и тягость.

Обратим внимание на мирскую жизнь в разных ее видах с точки зрения святой веры и Церкви и произнесем об ней суждение, ибо на это мы имеем полномочие от Бога и на это, между прочим, призваны. Не отвечай глупому по глупости его, чтобы и тебе не сделаться подобным ему; не отвечай глупому по глупости его, чтобы он не стал мудрецом в глазах своих [Притч. 26, 4 – 5]. Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? [1Кор. 1, 20]. Что же делает мир? Чем занимается? К чему стремится? Чего достигает?

Сохранить словеса Твоя есть уже воздаяние много. Но алчущие наград о том не думают: где сокровище, там и сердце [Мф. 6, 21].

Сия сотворил еси [и истина]. Ты подумал, что Я такой же, как ты. Изобличу тебя и представлю пред глаза твои грехи твои. [Пс. 49, 21].

Господь – сокровище для всех, Он есть награда величайшая. Его Единого возжелаем, возлюбим всем сердцем...

Господи, помилуй мя, яко возжелах иного сокровища паче Тебе, иные награды, паче Тебе, иные красоты, паче Тебе, иные сладости, паче Тебе, иные славы, паче Тебе!

Изображение Твое, подобие Твое нетленное во мне – вот моя награда, мое украшение, моя слава, моя сила, мой венец! Да тщусь паче всего восстановить в себе падший Твой образ, восстановить и хранить Твое подобие соблюдением Твоих заповедей. Слава Тебе, мое совершеннейшее вечное Сокровище, мое вечное, чудное Благо! (Вот я успокоился после смятения пристрастий житейских – от желания награды земной.)

Правда ли, что священнослужителю позволительно желать и искать земных, мирских наград? Нет и нет. Царство Мое, говорит Господь, несть отсюду [Ин. 18, 36]. Эти слова исключают всякое попечение священнослужителю о мирских наградах. Да они и несовместимы иногда с званием священника: чтобы получать награды от мира, надо неизбежно льстить миру, кланяться ему, раболепствовать, – иначе он будет гнать, ругать, ненавидеть, а не награждать тебя, и Господь Своим последователям обещал гонения за правду, ненависть, биения, насильственную смерть и сказал: Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого... Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их [Лк. 6, 22, 26]. И кто не сознается, что в желании и алкании земных наград скрывается пренебрежение к благам небесным, вечным, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человека не взыдоша... [1Кор. 2, 9], любовь к миру прелюбодейному и грешному, слишком большое пристрастие к его мнению о нас, а не пренебрежение к нему! Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы, говорит Апостол, или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь [1Кор. 4, 1 – 4]. Вот чье определение для вас важно, бесконечно важно! А человеческие суждения и награды ничтожнее паутины, как и сам человек – суета, грех, страсть. Нет, нельзя служить Богу и мамоне, двум господам: непременно одного будем мы любить, а другого ненавидеть, одному усердствовать, а другому нерадеть [Мф. 6, 24].

Слава Господу, умирившему сердце мое молитвою, покаянием, размышлением. Ничто, кроме Бога, не нужно сердцу моему; Он всё для меня. Прочь суета мира сего: отличия, богатство, увеселения и проч. В Боге покой мой. Люди все ищут суеты. Векую любите суету и ищете лжи? [Пс. 4, 3]. Да не отпадаю же я никогда от Тебя, Боже, чрез пожелание земных, суетных благ, да не возжелаю ни суетной славы, чтобы не лишиться Твоей неизреченной славы. Да ищу почести горнего звания, да зрю горé. Да пренебрегаю коварством, клеветою и злобою людскою; отпусти им, Боже: не ведят бо что творят [Лк. 23, 34]. Да сужду строго, нещадно себя самого и да оплакиваю многое множество грехов моих – да слезами моими Тебя умолю и милостыню сотворю себе в день суда. Да очищуся от многострастной тли, греховной тли мира сего, покрывающей страстное сердце мое. Буди! Аминь.

Печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть [2Кор. 7, 10]. Сегодня читал я молитву родильнице в доме Кикина, и враг печалью о неполучении ордена моего от гимназии убил меня, мое сердце: не мог я выговорить многих слов; на сердце теснота, тоска, уныние. Вот печаль мира, суетная, безумная. А что я Бога теряю в сердце из-за суетной славы мира сего – об этом мало печалюсь или вовсе никогда под обаянием прелести греха не печалюсь – это разве не беда, не несчастие? Вот тут-то и нужно покаяние неизменное. Этот суд от Бога, что я сделал два креста серебряных и чрез это деньги взял у нищих. Не за мои ли грехи и племянник мой исключен из семинарии?

29 мая

Благодарю Господа за чудо милосердия, силы и живота, содеянное во мне нынешний день, когда я, мучимый от злого демона унынием и тоскою, шел к вдове благочестивой Марье Арсеньевне и к госпоже Ратч, у ней остановившейся. Благодарю за мир, свободу, пространство.

Сегодня вечером, часов в восемь, начался дождь маленький, а часов в десять пошел дождь частый и крупный, при теплом юго-западном ветре. Благодарение Господу Промыслителю, строящему мир и дарующему благобытие тварям.

30 мая

Дождь всю ночь. Благодарение Богу.

Благодарю Господа, даровавшего мне сон по пробуждении ранним утром, по молитве моей о сем.

Яко поругался многажды закону Божию и нищим людям Твоим, сего ради и моя слава в поругании в гимназии, то есть в отказе отличия по представлению директора. Достойно и праведно, да терплю сие благодушно, яко наказание праведного суда Божия. Аще Сам Сын Божий поруган бысть неправедно, то я кто, чтобы не терпеть праведного малого осуждения? Да не унываю, ибо уныние расстраивает душу, омрачает, расслабляет, да от уныния же случались и неловкость моя в преподавании при помощнике попечителя и директоре, хотя я лучше всего знал Катехизис; душевная неготовность также была. Достойно и праведно лишен, обойден. Слава праведному суду Твоему, Господи! Но в Тебе я исправлюсь, оправдаюсь. Да не сплю и не ленюсь.

В минуты искушений к сладострастию, помяни, что ты сочетался святым, вечным, сладостнейшим, духовным союзом со Христом в тайне Крещения и Причащения, что ты освящен и запечатлен Духом Святым в тайне Миропомазания, и на беду себе, на ужасную беду, не отвергай и не прерывай дерзко и неразумно сего святого союза, но возненавидь всякий грех, какою бы благовидностью, сладостью, красотою, законностью он ни прикрывался, ибо во всяком виде он приносит с собою растление, смятение, неволю или рабство, тесноту, мрак, стыд, удаление от Бога, сочетание со врагом. Помни всеведение, святыню и правосудие Божие и бойся всякого греха; вспомни слово Иосифа: как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом? [Быт. 39, 9].

Согрешил – у священника Перова выпил коньяку две рюмки, съел яйцо всмятку с черным хлебом.

Благодарю Господа, даровавшего добрый ответ ученикам 7-го класса (четверым), коим поставлено всем по пяти.

Признак Православия есть, между прочим, единство: во Едину Святую Церковь. Это единство соблюдает и соблюла именно Православная Церковь в своем богослужении, в коем члены Церкви небесной, земной и преисподней – святые, живые и скончавшиеся в вере и в святости суть одно, ибо Церковь, призывая в молитве святых, прославляя их, в то же время молится за всех живых как за единое тело, как за членов единого тела, молится за умерших о прощении им согрешений и упокоении душ их. Прекрасное, небесное, Божественное единство! И они да будут в Нас едино [Ин. 17, 21] (экзамен, о Церкви и государстве).

И как жених замедлил, то задремали все и уснули [Мф. 25, 5]. В настоящую пору все мы дремлем и спим – я первый. Где ревность постоянная, неутомимая забота о спасении душ? Все ищем только удовольствий, обогащения, роскоши, отличий, изящества в обстановке домашней; забавляемся клубами, маскарадами, театрами, потешными огнями, потешною литературою, ищем новостей. Где покаяние, исправление сердец, нравов? Где стремление ко храму? Где любовь к чистоте веры, к целости веры, догмата? Все веры равны. Язычники, иудеи, магометане ревнуют о неприкосновенности и истинности своих вер, а христиане не дорожат своей истинной, небесной, всеспасительной верой, принесенной и проповеданной Самим Сыном Божиим. О, неблагодарность, о, дерзость, о, невнимательность и рассеянность непростительная! Благословен ecu, Господи, научи мя оправданием Твоим. Благословен ecu, Владыко, вразуми мя оправданием Твоим. Благословен ecu, Святый, просвети мя оправдании Твоими [90].

Отчего доселе я не родился свыше, не отложил ветхого человека, не облекся в нового; отчего делаю брашно гиблющее, а не брашно, пребывающее в животе вечнем [Ин. 6, 63], хотя и совершаю часто литургию и причащаюсь Божественных Таин; отчего я весь не проникся христианскою верою – во всех движениях ума, сердца, воли; отчего работаю доселе суете и умом, и сердцем, и стремлениями воли? Отчего прельщаюсь тленными вещами, тленною красотою, сладостью, тленным богатством, роскошью, блеском и нерадею о нетленных благах, ихже око не виде... яже уготова Бог любящым Его [1Кор. 2, 9]?

Не тогда ли составляет для нас украшение крест Господень, носимый на персях, когда мы любим Господа всем сердцем и имеем Его не только на персях, но паче в персях; когда мы носим словеса Его в сердцах своих, когда исполняем предсмертный завет Его: любите друг друга [Ин. 13, 34]; когда отвергаемся себя и распинаем плоть свою со страстями и похотями, когда не гоняемся за почестями и отличиями, чтобы стать выше других, а пренебрегаем ими охотно, уступая их другим, лучшим нас, или тем, кои ищут их и домогаются их, – помня слова Господа: кто из вас хочет быть первым, тот будет последним и для всех рабом [Мк. 10, 43 – 45]. А то мы украшаемся охотно златыми крестами и забываем уроки Креста, таинство Креста, ибо не думаем полагать души за ближних или хоть даже имение свое за ближних! О, тайна Креста! Тайна любви безмерной, уничижения, истощания безмерного, терпения безмерного, правды бесконечной! Слава Тебе, пострадавшему нас ради и Себя, бесконечную цену, за нас принесшему Своему Родителю!

Что причиняло Господу нашему величайшее страдание (крест), то для нас бывает причиною тщеславия. Как это грешно! (Благодарю святого Ангела Хранителя, внушающему мне все благие мысли!) Христос Бог был распят не на золотом или серебряном кресте, а на деревянном. Что если бы повесили нам на грудь кресты деревянные? Стали бы мы тщеславиться? Не златом ли мы тщеславимся, наслаждаемся? Грешные мы люди! И орудие искупления делаем поводом ко греху.

Горе мне без причащения: бесы крайне стужают мне и посмеваются надо мною, возмущая меня суетною своею бесовскою боязнью и не давая, мне говорить ектений, возгласов и отпустов заупокойных, как сегодня и вчера было над покойницей Аннушкой полоумной (Швецовой).

Нет мне славы, кроме Твоей: мирская слава – ложная, суетная, тленная, эфемерная (однодневная) слава; нет у меня богатства, кроме Тебя, всебогатого и нетленного моего сокровища, – земное богатство непостоянно, тленно, надмевательно, ложно, отчуждает от Тебя, научает творить похоти сердца своего, а не волю Твою святую, совершенную; нет мне света, кроме Твоего света; нет мне силы, кроме Тебя. Не остави убо меня, Господи, и даждь мне пребыть верным Тебе до кончины живота моего, ибо Ты – вечный живот мой, слава моя, сокровище мое, свет мой и сила моя! Потреби во мне, Господи, печаль, от лишения суетной чести мира сего, которая, как дым, исчезает, или как искусственные разноцветные огни, бросаемые на воздух; даждь мне всегда искать истинной славы у Тебя, Господи, очищением, исправлением сердца и жития моего, хождением в заповедях Твоих. Буди. 31 мая. Вечер.

После грехопадения первых людей как они, так и все потомки их подверглись бесчисленным бедствиям в земной жизни своей: грехи без числа стали искушать, смущать и мучить их день и ночь, точно звери лютые; от грехов явились скорби мучительные, угрызения совести, напасти, беды отовсюду, болезни и наконец смерть; а между тем в душе человека от Самого Бога было вложена и осталась навсегда любовь к жизни, к спокойствию, свободе, довольству, блаженству, радости. К кому же бедный человек должен был обратиться с прошением об утраченных благах? Конечно к Богу, Создателю своему, сотворившему нас по образу и подобию Своему, не покинувшему Свое создание и после его добровольного и безрассудного грехопадения и милостиво обещавшего послать бедным грешникам Спасителя мира. И вот человек, научаемый Самим Богом, обращается во всех своих бедах и нуждах, в горе и радости к Богу, Источнику всех благ, к Богу милости, щедрот и человеколюбия, прося прощения согрешений, мира и великой милости. Господь милостиво внемлет мольбам сынов Адамовых и спасает их, когда они искренно обращаются к Нему, обращаются от дел своих лукавых и начинают ходить путями правды. Сколь отрадно для них это спасение! Как дождь для земли жаждущей, иссушенной зноем солнца. (Вот так и со мною было сегодня, когда я в скорби и тесноте греховной воззвал в покаянии ко Господу о спасении своем.) Слава Господу!

Братия мои! После всенощного богослужения или другой какой-либо службы уносите ли вы в душе своей какое-либо глубокое чувство и убеждение, например хотя убеждение в своей крайней греховности, во всестороннем растлении своей природы, то есть ума, души, сердца, воли, воображения, всех своих чувств, равно как убеждения в том, что для нас каждую минуту, каждую секунду необходим Спаситель и каждую же минуту надо тайно или явно молить Его о помиловании и спасении нашем? Если вы уносите такое убеждение из храма, и храните его во глубине души, и смиряетесь постоянно пред Богом, и каетесь тайно, и считаете молитву о помиловании и спасении насущным хлебом и питием своей души или так же необходимою для вас, как воздух для вашего дыхания и для жизни вашего тела, – то благо, благо вам. Ибо тогда верно Господь с вами, а с Ним благодать Его и милость.

Святая Церковь на каждом богослужении именно желает родить в нас такое чувство и такое убеждение, или сознание нашей крайней греховности, крайней немощи, крайней духовной бедности, нищеты, слепоты, наготы и вместе с тем пробудить в нас сознание и чувство нужды в Спасителе. Для того почти все молитвы, псалмы, пения и песни духовные – для того ектении, для того Таинства; для того все службы; для того, в особенности, и всенощная служба. Она указывает на то, как сначала святы и блаженны были первые человеки – Адам и Ева, как потом вскоре по своей невнимательности и себялюбию они согрешили и крайне оскорбили своего Творца неисполнением Его заповеди и упорным несознанием в своем грехе; как Бог затем изгнал их из рая сладости делати землю в поте лица, заключив врата рая; как они, в беде будучи и в лишении благодати Божией, познали свой грех и начали оплакивать его и смиренно каяться Богу, и Бог за то дал им милостивое обещание, что придет некогда на землю Спаситель людей и спасет их от грехов их и сотрет главу змия, искусителя и убийцы. О слезном покаянии Адама и Евы по изгнании из рая напоминают нам частые восклицания покаянной краткой молитвы: Господи, помилуй; стихи псалма: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых [Пс. 1, 1]; на это же указывает особенно псалом Господи, воззвах к Тебе, услыши мя [Пс. 140, 1], а стихиры указывают на то, что Господь пришел в мир и Своими страданиями и смертью за нас, Адама и род Адамский, спас род человеческий от греха, проклятия и смерти, – самые стихиры, поемые с стихами сего псалма. Об этом псалме и стихирах и дальнейших песнопениях и чтениях на всенощном бдении ныне я побеседую с вами.

Весь чин природы постоянно служит мне, по мановению Владыки Бога моего. Зачем же я постоянно бесчинствую? Зачем лучшее покоряю худшему: душу разумную и бессмертную – плоти бессловесной, страстной? Зачем возлюбил я страсти бессловесные – объедение, пьянство, блуд, леность и нерадение? Зачем злоба, гордыня, зависть, недоброжелательство? Зачем тщеславие, честолюбие, славолюбие? Зачем жизнь свою ставлю всякий день вверх дном? Зачем небо ставлю внизу, а землю вверху? Зачем это усиленное угождение плоти тленной и пренебрежение бессмертной, по образу Божию, души? Где восстановление ее от ужасного падения? Где неизменное покаяние ко спасению? Где исправление? Где попечение о ней? Где усердное пастырство душ? Где искренняя любовь? Где строгий пост? Где пламенная молитва? Где усердная милостыня от кроткого и смиренного сердца? Помилуй нас, Господи, помилуй нас: всякого бо ответа недоумеюще, сию ти молитву яко Владыце грешнии приносим: помилуй нас [91]! 5 июня. Два часа полночи.

Благодарю Господа, ниспославшего мне утешение в великой скорби моей чрез того человека, который был, между прочим, причиною моей печали, моего унижения. Но, как непостоянна слава мира сего, то да прилепляюсь я всем сердцем моим ко Господу, прославляющему истинною и вечною славою всех, Его хвалящих словом и делами, а бесчестящих Его рабов да не почтит Сам Господь. Господи! истинно я должен благодарить Тебя за то, что я не награжден обещанным и ожидаемым орденом, ибо для Тебя, не для людей я воспитывал чад Твоих и получил за то воздаяние в жалованье. Кая житейская сладость пребывает печали непричастна; кая ли слава стоит на земли непреложна; вся сени немощнейша, вся соний прелестнейша (все обманчивее снов); единем мгновением, и вся сия смерть приемлет. Вся суета человеческая, елика не пребывают по смерти: не пребывает богатство, ни сшествует слава: пришедшей бо смерти, сия вся потребишася [92].

Благодарю Господа, сподобившего учеников моих дать добрый ответ и меня не посрамивших.

Всякая тварь да отсылает тебя к Творцу, всякая красота и лепота да возводит твою мысль и твое сердце к первообразной Красоте умной, всё создавшей; всякая сладость да напоминает тебе и да устремляет твое желание к Сладости несозданной, всякую сладость создавшей; всякий ум, всякое художество да возводит тебя к Первому Уму, Первому Художнику; слава земная, тленная, непостоянная, да возводит тебя к славе вечной, на небесах. Земная слава тень, и то ложная, – да напоминает она тебе о истине. Не насыщает она сердца, созданного для истинной славы, истинного блаженства, напротив, оставляет его пустым и алчущим. Един Бог есть вечное, николиже оскудевающее насыщение для бессмертной души. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся [Мф. 5, 6]. (Вы алчете и жаждете земной пищи, сластей, напитков – это суета; вы алчете земных отличий, наград, чинов – это суета; вы алчете денег, богатства – это суета; вы алчете удовольствий земных – это суета; вы христиане, вы должны алкать и жаждать правды, она вечно тебя будет насыщать. Смотри, сколько неправды в тебе, в других людях, мире, – обличай ее, отсекай.)

Мзда и слава моя – Господь: если возлюблю Его всем сердцем, Он меня прославит, Он накажет стыдом и бесчестием причиняющих мне бесчестие. Он – всё силен поправить.

Вот моя величайшая честь и слава – обожение во Христе; а я иногда ставлю это ни во что и скорблю о лишении тленной, суетной славы, суетного украшения, ордена; мне обещана вечная слава со Святыми, а я оскверняю себя пожеланием тщетной, земной славы, порабощая себя тлению, срастворяясь с ним. Какое безумство, сумасбродство! Из-за этой-то суетной славы в пастырях Христова стада ослабела вся христианская жизнь, нет ревности о спасении душ своих и мирян; этой суетной славы всякий домогается, а о почести горнего звания Божия не заботится, Христа Спасителя пренебрегает и всё Его Евангелие вечное, и всё чудное Его домостроительство спасения. То же бывает и от чревоугодия и от богатства.

Занимайся паче всего строительством спасения душ человеческих, искупленных бесценной Кровию Христа Спасителя. Жатвы много, а делателей мало [Мф. 9, 37].

Ниневитяне восстанут на суд с нами. Царица южная восстанет на суд с нами, христианами [Лк. 11, 31–32].

По видимому свободны, а невидимо, а в существе дела связаны грехами, пристрастиями житейскими; по видимому красны, украшены одеждами, крестами и орденами, а невидимо, в душе обезображены страстями нелепыми, грехами неподобными, как грязью обмазаны, как калом облеплены; по видимому богаты деньгами, домами, имением, землей, всякими вещами житейскими, а невидимо, по душе, обнищахом зело, не имеем дел благих: простоты, смирения, незлобия, милосердия, нестяжания, воздержания, чистоты и целомудрия, послушания, терпения, веры, упования, любви нелицемерной.

О сколь возвышенно христианство, сколь спасительно, сколь блаженно, сколь чисто, и свято, и духовно, тонко! Блажен, кто чувствует это и всеми силами старается им проникнуться, одушевиться, освятиться! Но сколь унизителен грех для нашей разумной, свободной, богоподобной природы, сколь гибелен, мучителен, мерзок, груб, смердящ!

Сего ради Сын Божий на землю сниде, да нас на небеса возведет [93].Отчего же мы стремимся к земле так сильно? Отчего растлеваем себя всевозможными грехами?

Постоянно бодет меня грех, постоянно расслабляет, оскверняет, омрачает, стесняет, посрамляет, насилует. Нужно постоянно противодействие; нужна борьба с молитвой и постом, чтением слова Божия, размышлением.

Вместо того чтобы иметь премирное, блаженное общение с Богом в житии сем чрез любовь к Нему Единому и желание Его Единого, мы чрез пожелание славы земной, суетной, тленной, отпадаем от Него, Источника жизни, беспокоимся, мятемся, мучимся, как я грешный! Какая слепота! Какое безумство! Оставлять источника воды живой и выкапывать себе дырявые колодцы [Иер. 2, 13]! Внутрь слава дщере царевы [Пс. 44, 14], души христианской, а не наружи. Внутренней славы ищи. Подражай внутренней славе истинно Дщери Царевой – Матери Божией. Какую славу Она имела на земле? Искала ли славы? Нет. Призре на смирение рабы Своея [Лк. 1, 48]. А у нас, многогрешных, гордость и гордость! А между тем за вины бесчисленные следовало бы палицею бить.

Вместо того чтобы вспоминать и созерцать вечное ликование и радость на небе сих всех святых вместе с Ангелами, чтобы созерцать вечную славу Христа Бога, рекшего: В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам [Ин. 14, 2], и: где Я, там и слуга Мой будет [Ин. 12, 26]; и еще: Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира [Ин. 17, 24], – мы, окаянные, неблагодарные, неразумевающие, гоняемся за минутною, тленною славою мира сего, томимся, мучимся, если не получаем ее, считая себя достойными ее. Где толк?

Как силен еще во мне грех пристрастия к славе мира сего и славе человеческой (но не к славе Божией) и какая скорбь скребет сердце мое, ждавшее этой суетной чести и обманутое в своей надежде; как скорбит оно о бесчестии, хотя малом, нанесенном мне, впрочем, мною же самим, по правде сказать, чем другими, ибо правду Свою открыл Господь на мне, неисправленное и нерадивое житие имеющем! Да будет Ему слава и благодарение, мне же стыдение лица и немедленное исправление, по

благодати Его! Господи! Исправи меня и вознеси во веки! И тогда да спадет бесчестие с лица моего! Яко Твой слуга, Аще и недостойный есмь аз.

Как враг смеется надо мною, язвит, теснит, палит, омрачает, смущает, лишает всякого утешения! но Ты, Господи, всеврачующим помазанием Духа Святого исцели язвы души моей и утешь меня благодатью Твоею небесною; даждь мне поругатися тленной, прелестной славе мира сего. Ведь крест златой есть, на что мне еще крест любочестия? Оттого и ругается надо мною враг, что я пристрастен к суетному. Даждь мне, Господи, возлюбите истину Твою, единое на потребу – всемерное удаление от греха всякого вида и правду Твою вечную, строение спасения души, вечную славу Твою.

Желание наград земных есть отпадение от Бога и благодати Его – оттого и мучатся желающие оных (как я), оттого и малодушествуют. И из-за чего? Из-за пустого. Поделом им и мне, яко суеты ради не помышляем о делах Божиих и не делаем дел Божиих, которые надлежит делать скоро и неотложно. Ядение и питие, кресты и ордена и все украшения века сего отымет Господь, упразднит. Только вслед нас ходят.

В самом кресте для меня урок – не желать и не искать славы от людей, а напротив – охотно изволять терпеть праведное или неправедное бесчестие от людей. Искренний христианин ради душевной пользы желает и ищет бесчестия от других. В самом деле, душа наша, находясь как бы в упоении самолюбия и страстей, часто не сознает и не чувствует своих грехов, своих душевных недугов или страстей, гордости, честолюбия, растления и др., и только бесчестие от людей, благодушно терпимое, может уврачевать ее и очистить, просветить и утвердить в добродетели.

Странно, что я, исполненный внутрь безобразия великих греховных дел (блуда, злобы, гордости, самолюбия, славолюбия, нерадения, зависти, алчности, лености), хочу наружно украшаться отличиями, одеянием лепотным,

быть похваляемым от людей, хотя по видимому и не люблю в глаза людской хвалы и отвергаю ее с негодованием. Итак, прочь желание внешних украшений, чтоб не вводить в заблуждение касательно меня и других, да и себя самого. Да облекаюсь во вретище, да посыпаю себя пеплом, да плачу мою душу, омраченную и оскверненную люте житейскими сластями, да мню себе искренно землю и пепел быти и смрад греховный. Такова похвала моя! Господи! призри на смирение мое и помилуй мя.

О, страсти бессловесные! За ваше бессловесие вас должно всемерно удаляться, а мы увлекаемся ими по тлетворному и слепому навыку.

Примечание

73. Египетское плинфоделание – изготовление кирпича (плинфа – кирпич), тяжелый подневольный труд древних евреев, когда они жили в плену у египтян. В переносном смысле – иго разного рода телесных и душевных похотений, рабство греху и пороку.

74. Девятый член Символа Веры.

75. Ирмос 5-й песни канона утрени Великой Пятницы.

76. Золотник – старая русская мера веса, равная 4,26 г.

77. Песнь 3-я Пасхального канона на утрени.

78. Символ Веры.

79. Тропарь 2-й песни Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского, читаемый в четверг пятой седмицы Великого поста.

80. Молитва святителя Иоанна Златоуста "Господи Боже мой, вем, яко несмь достоин..." из последования ко святому Причащению.

81. Антифон на утрени, глас 4-й.

82. Взима́тися (церк.-слав.) – восставать; противиться.

83. Чин отречения сатаны из последования Таинства Крещения.

84. Успева́ти (церк.-слав.) – иметь успех, достигать цели; поспеть, созреть.

85. Обяза́ти (церк.-слав.) – обвязывать, перевязывать (обяза́ние – повязка, пластырь).

86. Про́стый (церк.-слав.) – здесь в значении: цельный, неделимый на части.

87. Внеу́ду (церк.-слав.) – снаружи.

88. Антифоны степенны на утрени, глас 7-й.

89. То есть до образа рабского.

90. Песнопение "Сподоби Господи" из последования вечерни.

91. Тропарь из последования великого повечерия.

92. Стихиры преподобного Иоанна Дамаскина из последования погребения.

93. Акафист Иисусу Сладчайшему, кондак 8-й.

Июнь

1 июня

Сегодня крайне тяжело, тесно было у меня на сердце от вчерашней водки (полторы рюмки) выпитой за городом у A.B. Мурашова и от излишнего чаю.

Чтобы поддержать духовную жизнь, надо не на очередных неделях ходить в церковь к богослужению, читать и петь и поклоняться Господу. Вот, живота и силы не имею в себе, чтобы говорить ектении в церкви, когда не служу целую неделю и только гулял на воздухе свежем; умерла душа моя; терны в боках моих и в сердце моем – терны лютые, лапы бесовские.

Зачем я еще сверх златого – другого, или третьего вещественного образа креста желаю, сам будучи живым образом Живого Бога, Творца и Промыслителя и Спасителя моего? Безумно это.

Желаемая мною награда или даже посрамление, полученное мною от начальства, в сравнении с тем, что я имею от Господа, есть ничто, дым, призрак, мечта. Слава Господу, даровавшему мне бездну милосердия Своего в совершении Таинства Причащения и в самом причащении. Оно для меня очищение, освящение, свет, сила, слава, дерзновение, обожение и живот вечный.

1 июня

Благодарю Господа, исполняющего молебные молитвы наши и подающего просящим того, чего они желают на духовную и телесную свою потребу. Это утешает меня и укрепляет мою веру и надежду.

2-го июня

Целую неделю я не служил во храме, а вчера вечером я покурил сигару и пил чай со сливками, но как за сигару жестоко я поплатился и за всё чревоугодие на неделе! Упадок нервов крайний: всякая мысль противная раздражала и приводила в робость, боязнь, в страх: царскую фамилию не мог говорить на великом входе; ихже даруй... тоже, заамвонную молитву с пропусками...

3 июня

Прогневал я вчера Господа моего после литургии тем, что сверх меры съел пирог с палтусиной в одном месте и палтусину в другом и тем обременил себя и благодать Божию отгнал от себя, а оттого было мне очень трудно служить вечерню. Помилуй, Господи! Даждь мне быть осторожным впредь.

По греховности моей всё блазнит мне: сегодня за утреней пришла боязнь в сердце от женщины в шляпке; смутившись, я не мог говорить из-за этого малых ектений на каноне и просительных ектений. Вот плод лицезрения и тщеславия! Ни на чьи лица не взирай, как служитель Самого Господа, как ангел Господа Вседержителя; на единое Лице Божие, преимущее [94] и владычествующее надо всем, взирай неуклонно, чистым сердцем.

Даждь мне, Господи, благодать не иметь в сердце ни малейшего неудовольствия и огорчения на господина директора Петра Николаевича Яниша и господина Яновского за лишение меня ордена, ибо я и достоин посрамления за свое нерадение и душевную неготовность в иное время. (Но Яниш управляет гимназией чрез наушников, а не сам; правда, и за то спасибо, что не беспокоит и не препятствует заниматься делом.)

Каждый день мы ходим в каком-то чаду или тумане страстей; когда-когда просияет в нас солнышко ясное правды Господней – и некоторое, впрочем, самое короткое время, мы начинаем ходить путем правды, каемся, делаем добрые дела, вспоминаем краткость жизни, суетность ее, приводим на память час смертный, вечную жизнь или вечную муку после Страшного суда и отрезвляемся. А потом скоро опять принимаемся за старые грехи.

Сколько раз Господь милостиво сотворял со мной чудеса возрождения, обновления, освящения чрез святые Свои Тайны, чрез святую литургию и вообще чрез служение во храме и в домах (крещение, молебны, соборование) – нет числа, а я потом скоро опять растлевал себя чревоугодием, многоядением, многим питием! Слава милосердию Господа и всемогущей Его силе! Слава долготерпению Его! Что я был бы без литургии и без причащения!

Благодарю Господа, совершившего чудо избавления от крайнего смятения, утеснения и омрачения и от смерти духовной, постигших меня в начале обедни, во время проскомидии, и томивших меня до Херувимской песни: я ощутил эту животворящую десницу, державно и милостиво спасшую меня окаянного, когда я в беде душевной и телесной крепким воплем воззвал от сердца к могущему спасти меня. Я был крайне виновен пред Господом, дерзнув помыслить и пожелать земной награды и пожалеть об отказе в ней и вознегодовать на виновников отказа, последовавшего достойно по грехам моим. Священник, как ангел Господа Вседержителя, должен стоять выше всего земного, особенно во храме, отложить всякое житейское попечение, чтобы достойно, нераздвоенным сердцем совершать столь великое и страшное Таинство, которому Ангелы со страхом предстоят, чтобы не увязнуть в гибельных сетях многокозненного врага, как было сегодня. Я, окаянный, часто по пристрастию моему к земному, увязаю в этих сетях, когда помышляю о пище, об этих тряпках, называемых одеждою, об орденах, этих вывесках тщеславия и детских игрушках, столько несвойственных священнику, или о деньгах, этих сребренниках, погубивших одного из апостолов и нам причиняющих столько душевного опустошения и душевной погибели, столько охлаждающих нас к Богу и ближнему и к делу спасения нашего и наших ближних. Из-за этих денег, орденов, наслаждений земных вся любовь христианская в сердцах иссякла, вера оскудела, надежда [ушла]. Это горький опыт каждого дня, а не какое-либо преувеличение.

О человече, возлюбивший нынешний век, неверный небесному званию, любящий мир и похоти его: похоть плоти, очей и гордость житейскую [1Ин. 2, 16], – так ли ты возлюбил Христа, всем ли сердцем и всей душой? Тлению ли работать призван ты – есть, пить, украшать себя орденами, обогащаться деньгами и всякими вещами? Где у тебя терпение поношения Христова? Нищета Христова? Как ничтожно все земное пред высоким званием образа Божия, члена Христова, словесной овцы стада Христова, чада Божия – рождия Лозы Христа; как всё ничтожно пред Святым Телом и Кровию Христа, которые я принимаю столь часто, коими очищаюсь, освящаюсь, обновляюсь, просвещаюсь, оживотворяюсь, обожаюсь, делаясь небесным? Ищи же Царствия Божия и правды Его, делай усердно, по крайнему уразумению и крайней силе все дела свои, и всё приложится тебе [Мф. 6, 33]. Не изменяй Христу, от Которого единого слава, который един есть Законоположник, и Судия, и Мздовоздаятель, Владыка и Господь, а из-за желания земных отличий мы ужасно отпадаем от Господа своего, ибо возлюбили нынешний век притворный, фальшивый, привременный, а не будущий, в который званы, и работаем князю века сего, а не Отцу будущего века. Мы грешны, неисправны, ленивы – и награждаем себя: за что? За леность ли, неисправность ли? О, самолюбие! Мы унижаем сан ангельский, пренебесный, разумею священство Христово, чрез желание наград земных; Христа уничижаем. От мира ли сего Христос и Церковь Его и служители Его приемлют честь? Не принимаю славы от человеков [Ин. 5, 41]. Священство превыше всех отличий земных – это небесное служение на земле: от единого Бога оно награждается, приемлет честь или наказание.

Господом увенчаны все апостолы, иерархи, мученики преподобные и все святые. О, роде прелюбодейный и неверный! Не оттого ли мы оставили пастырство и строительство душ, распространение истины Евангельской между людьми, что заботимся о мирских наградах и почестях?

4 июня

Благодарю Господа, даровавшего добрый ответ ученикам шестого класса, кроме Истомина, коему только по милости поставили пять. Из богослужения отвечал слабо, на три. Из истории же Церковной на четыре с половиной.

Поел я сегодня ботвиньи из зелени с рыбой сигом и лососиной да рисовой вчерашней каши с изюмом и сливками, и стало на животе очень, очень тяжело: квас с зеленью и рыбою да сливки и каша – вещи несовместимые. Согрешил и пред Богом, употребив без нужды в пост сливки. Лососина сама по себе тяжела; каша лишняя.

Отец Павел Ламанов встретил меня пред экзаменом довольно враждебно, с предвзятым неприязненным чувством ко мне. Когда я сказал ему: вы счастливы, что давно освободились от занятий и живете на даче, он принял это за знак зависти – назвал себя человеком мирным; а я и говорю ему: а мы что же, разве ссоримся со всеми? Впрочем, больше ничего не было между нами; пошли на экзамен и часто нюхали табак из его серебряной табакерки. Прости наши согрешения, Господи! А действительно, я человек немирный, ибо часто смущаюсь, очень смущаюсь от врага.

В проповедях толкую о перемене образа жизни, об исправлении, перерождении, а сам коснею в тех же дурных привычках и страстях: в невоздержании, объедении, многопитии, осуждении, нелюбви... На ночь (на 5 июня) я пил без нужды сливки, и ночью стало очень тяжело от пресыщения. Господи, помилуй! Согрешил я пред Тобою и пред святыми апостолами Петром и Павлом: пост, в честь их установленный, нарушил, христианство в основе его разрушил в себе самом, ибо пост – начало христианства, основание... Подавать милостыню бедным лишний (как мне кажется) раз нельзя – пресыщаться мне самому разве льзя? О, лукавая плоть, многострастная плоть! Осуждаю тебя!

Как возвысил нас Господь (создав по образу и подобию Своему и искупив нас воплощением Своим, страданием, смертью и воскресением) и как мы унижаем себя страстями житейскими! За какими пустяками гоняемся!

С воздержанием, постом, молитвою все страсти слабеют и исчезают и боголюбие увеличивается, любовь к ближнему, а при невоздержании все страсти усиливаются и терзают человека: честолюбие, гордость, тщеславие, злоба, зависть, скупость, сребролюбие, блуд, леность, нерадение! Вот как важно воздержание!

Христос претерпел за меня здесь бесчестие, чтобы и я охотно терпел оное за мои грехи, чтобы мне даровать вечную славу на небе, а я, окаянный, ищу быть славным в мире сем, прелюбодейном и грешном, и духа Христова не имею в себе – а дух мирской, земной, бесовский.

5-го июня

Благодарю Господа, милостиво спасшего меня рукою крепкою от уныния и расслабления и смущения душевного, и от тесноты и скорби сердечной, когда я воззвал о спасении своем. (А было это по случаю неполучения обещанной награды.) Господь – награда моя в избавлении и спасении Своем. Слава державе Его! Благодарю Господа, укрепившего мя в служении утрени.

Употребленными вчера вечером сливками я сделал себе крайнее пресыщение: оттого ночью не мог спать (и погода хандрилась); свербеж. От квасу и ботвиньи нелады в животе и в крови золотушной.

6-го июня

Четверг. Лета нет: всё холод; в теплом подряснике ходил к утрени.

Благодарю Господа, сподобившего меня вчера причащения Божественных и животворящих Своих Таин. Во время вечерни крайне разболелась голова и был позыв на рвоту. У Евдокии Васильевны Серебрениновой напился чаю с лимоном (ел лимон кружками), и после того стало лучше: несколько прослабило.

Благодарю Господа, укрепившего меня благодатью Своею совершить утреню в сладость. На сугубой ектении пред произнесением молитвы о наследнике и супруге враг запял недостойным представлением о нем, и я не мог говорить дальнейших возгласов. Согрешил Богу. Потом сам про себя в алтаре выговорил недоговоренное.

Господь – удел и жребий, награда моя, слава моя, сила моя, ибо я – Его священник, Его раб, от Него, Пастыря, называюсь пастырем: Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его [Откр. 22, 12].

За дело Божие (за преподавание Закона Божия) и награда мне от Бога, а не от людей, если я достоин ее; за делание небесное и мзда на небесах, а не на земле; да не унижаю дела Божия пожеланием земной награды за него. Это обличает во мне Господь, наказуя теснотою и огнем за пожелание ее. Но я с небрежением делал дело свое и недостоин награды, а клятвы, по писанному: Проклят (человек) творяй дело Господне с небрежением [Иер. 48, 10]. Поэтому да не огорчаюсь нимало на директора и помощника попечителя Учебного округа – но да смиряюсь и исправлюсь. Прочь терние самолюбия, честолюбия, гордости, самомнения! Вспомни притчу о сеятеле, о семени, о земле тернистой, что печаль века сего, о которой говорится в ней (сего мира печаль смерть соделовает [2Кор. 7, 10]), и лесть богатства, и прочие похоти, входя, подавляют слово Божие в сердце [Лк. 8, 5–15]. Разумей!

Замечательные слова Василия Иванова о [А...] и его орденах: что добыто на подушках, то на подушках и понесут...

Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше [Мф. 6, 21]. А где сокровище сердца нашего – Христос? На небе. Там, значит, должно быть и сердце наше, а не на земле. Там и награда наша. А здесь – суетная награда, ложная, неправедная, питающая самомнение и тщеславие. Чем искушал, между прочим, диавол Христа? Славою мира сего, наградами мира. Все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Господь отвечает: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи [Мф. 4, 9 – 10]. (Господь искушался, как человек.) Не пресмыкайся и ты пред начальством, ища награды чрез них.

Господи! Ты сокровище мое, жизнь, покой, слава моя, богатство неистощимое. Земное же всё – тлен и крушение духа. О! Как оно язвит меня! Горе́ сердца! Зачем мне эта вывеска мирского отличия – орден? Разве крест может быть предметом тщеславия? Где смиренное сокрытие благих дел своих, да приимем от Бога, а не от людей награду? Все мы хотим трубить о себе, а не втайне делать благие дела свои, не скрывать заслуги свои, а открывать их. Другое дело, когда само правительство замечает и отмечает наши доблести, в пример другим и в поощрение нам, – но что, когда мы сами домогаемся отличий, достойны или недостойны? Не укоризнами ли и горшим осуждением они послужат нам здесь и в день суда? Кто отличает тебя? – спросил Апостол. – Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил? [1Кор. 4, 7]. И еще: ему и похвала не от людей, но от Бога [Рим. 2, 29]. Каково нам будет, когда изобличится вся ложь наша на Страшном Суде Христовом? Когда многие в чинах и орденах будут самые последние? Когда они пойдут в муку вечную? Когда им сказано будет: ты получил уже доброе твое в жизни твоей [Лк. 16, 25]? Не дай Бог их участи. Унизивший себя до зрака рабия Господь Иисус Христос, Царь Славы, отвергается их за гордость, лицемерие, честолюбие и самонаграждение их. Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей [Откр. 18, 7], – сказано будет о домогавшихся здесь мирских отличий и нерадевших о делах христианского звания; миру работают – от мира и получают воздаяние. Что же им от Бога, Коему они и не хотели работать?

Диавол лукаво заставляет нас работать ему, а не Господу, именно чрез пристрастие к земным суетным благам: к пище, питью, деньгам, наградам и отличиям, к роскоши в одежде, жилище, к увеселениям, к театру, к играм и подобному. Блажен, кто понимает его козни и отвращается от всего этого, имея очи свои всегда ко Господу, дающему нам вся обильно, в наслаждение [1Тим. 6, 17] и для делания дел милосердия. О, как поджигает враг желанием этого земного тлена: одежд, денег, отличий, удовольствий, чтобы отвлечь нас от Бога Спасителя и спасения Его, от мира Его, живота Его, благодати Его, света Его, силы Его! Горé, горé сердца!

6 июня

Благодарю Господа за дар очищения, освящения, мира, дерзновения, свободы, силы, приятый мною от Господа нынешний день во время литургии и после оной от причащения и окончательного употребления Святых Таин пречистого Тела и Крови.

После обедни причащал болящую Евдокию Васильевну Серебренинову и служил молебен с акафистом Божией Матери, Радости всех скорбящих. Затем снес Святые Дары в церковь и пришел чай пить к ней и пил, выпил и вина и икры паюсной покушал с белым хлебом; а потом дома овсяночки да зеленого соусу с яйцами; стало тяжело – пошел в Инженерный сад прогуляться; пришел домой, лег, уснул; встал тяжело, разгоряченный от крепления живота, от вина и пр. Напился чаю, пил голые сливки с пенкой – прохладило и очистило живот, и стало хорошо, легко; вечерню служил бодро, голосом чистым, громким; затем крестил младенца в церкви так же; молебен в квартире Марьи Арсеньевны тоже. Слава Господу за дары Его милости. (Искушение из-за Яновского и Яниша от врага. Молитвою победил. Молился о них, дурно на меня повлиявших своим посещением.) Аминь.

Не уничижай Христа во время богослужения лицезрением, или боязнию пред сильными и богатыми мира сего, или незнакомцами, или нарядно одетыми, красивыми и пр., но к Богу единому, великому и страшному, взирай сердечными очами: кто лицезрит в храме, тот уничижает Христа Бога. Помни, что во храме ты не принадлежишь себе, а Богу и Церкви: ты – словесный орган Божий и церковный.

В десятитысячный раз я напоминаю себе, что на ночь есть не нужно, разве после больших трудов, и то не более, как часть французской булки с чаем, а черного хлеба отнюдь на ночь не есть и ничего особенно питательного: яиц, сыру (на 7 июня свербеж, теснота от черного хлеба, яиц).

Господь показал в Евангелии, что восприемлющие здесь мзду свою, мзды не имут от Отца Небесного [Мф. 6, 2 – 18]. Важное ли дело, кажется, что за известное доброе дело или за дело моей должности похвалят меня люди, – а между тем я уже теряю чрез то мзду от Отца Небесного, если то есть я сам назывался на награду да похвалу. О, если бы знали это все те, которые так скоро любят награждать себя за всякое дело, ими сделанное, и не пропускающие срока своих наград, – поубавили бы они тогда своей ревности или отказались бы тогда от всяких наград, да не лишатся мзды от Отца Небесного – праведен ecu, Господи, и прави суди Твои [Пс. 118, 137]!

7 июня

Утро. Благодарю Господа за дерзновенное, при здравом теле, служение Господу утрени. В конце утрени случилось искушение, скорбь великая из-за неполучения суетной земной награды – ордена, тогда как Господь для меня награда чудная и всяческая. Раскаялся в суетстве; прибег ко Господу, лобызая с крепкою надеждою престол Его – и получил оставление и мир. Потом на нищих и на сборщика огорчился и опять уязвился люте. Опять раскаялся, и Господь дал исцеление и мир. Слава Господу!

Ныне, на очередной неделе, я жив благодатиею Божиею, наипаче чрез причащение Божественных Таин; но, когда я не служу в храме и не причащаюсь Животворящих и всеспасительных Тайн, я делаюсь мертв духом, бываю в смущении, скорби и тесноте, в крайнем бессилии, в обуревании от страстей и духов злых; потому жажду всегдашнего служения Господу, ибо я блажен с Ним... Даждь мне, Господи, вечно, непрестанно служити Тебе. У Тебя источник живота, очищение, просвещение, освящение, мир, свобода, сладость, радость, у Тебя истинная пища и истинное питие.

Величайшая награда моя, жизнь моя, слава моя, сила моя – Божественное Тело и Кровь Господа Иисуса Христа, коих я сподобляюсь за литургией. Это вечная награда моя, вечное спасение, вечная слава, вечное радование. Что ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26].

Желать земных наград в виде орденов и проч. подстрекает меня (горько и люто подстрекает) диавол, – и я вижу ясно, что это он. Но прочь суета! Да ничтоже мя усладит от мирских красот на сладость. О, как я расслабеваю от этих мирских красот или украшений. А Господь – крепость моя. Господь Бог мой сила моя, и учинит нозе мои на совершение, и на высокая возводит мя [Авв. 3, 19].

Благодарю Господа за дар литургии пренебесной, за причащение святых животворящих Таин и за избавление от сильного искушения по причине пожелания награды орденом; о, сколь тонок и злохитр враг, нападающий на нас нещадно, и особенно во время литургии, когда священник должен быть весь горé и не должен связываться никакими житейскими пристрастиями! Согрешил пред Господом, возжелав суетной чести!

Замечательно, что когда я пришел к Федору Васильевичу, благочестивому трактирщику, то он первым словом, как бы по вдохновению свыше, стал осуждать нас за отличия и искательство их, что это ложная честь.

Дом, разделившийся сам в себе, не устоит [Мф. 12, 25]. Так душа священника, двоящаяся, то есть пекущаяся о житейском, мирском в то время, когда нужно заботиться только о небесном, падает, смущается, опаляется, омрачается. Единая, простая душа наша во время богослужения должна быть вся погружена в единого Бога.

Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, сказал Господь ученикам Своим, а о пище и питье, об одежде, не говоря уж об отличиях, заботиться не велел, а обещал Сам дать всё это как бы в придачу – и это все приложится вам [Мф. 6, 33].

Церковное Попечительство... Это истинно христианское учреждение, христианское дело, вроде церковных попечительств первых апостольских христиан, когда по братской любви никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее [Деян. 4, 32]. Дай Бог, чтобы оно было в таком же духе единомыслия, нестяжательности и любви. Мы должны несколько отрешиться от любви к самим себе и уделить этой любви ближним, которые суть другой я: снизойти к ним, войдя в их положение, часто очень, очень горькое и безвыходное, где бывает тьма и мрак, нужда, холод, голод, брань со всех сторон. Разумеется, нужно несколько самоотвержения, но оно-то именно и требуется от нас Евангелием, если только мы – христиане, то есть самим делом, а не именем только. Учреждение Попечительства отмечено будет как весьма важное учреждение не только в летописи Кронштадта – оно будет отмечено на небе, которое, верьте, принимает живейшее участие в судьбе стольких бедняков, да и во всех нас. Нашему новорожденному чаду пожелаем благополучного возрастания и преуспеяния во всех отношениях, по подобию других, подобных чад, которые были вначале крошечными, а потом по милости Божией выросли большими, крепкими, сильными, расцвели и расширились. Никто как Бог. Но вот вопрос: кого нам на первый раз призирать? Ведь на даровое готовы броситься все бедные, а их в Кронштадте – тьма. На первый раз мы должны иметь дело с самобеднейшими, то есть с теми, которым нет никакого исхода никуда, которые есть-пить, одеваться, трудиться желали бы, как и мы, но не имеют средств. Мы должны сказать обществу, чтобы оно на первый раз не отворачивалось совсем от всех бедных, говоря, что есть-де церковное Попечительство, ступайте туда, там всё получите, – это можно было бы сказать только тогда, когда нам кто-либо с первого же раза дал двести тысяч; а как мы не знаем, будет ли у нас на первый раз и тысяча, то [общественность] пусть помедлит отсылать к нам всех нищих и не жалеет своих грошиков для бедных хотя по субботам; нам нужно, господа, как говорится, опериться. А когда много, тогда и усердия, и отваги побольше. Только условие, без которого [не будет] усердия к делу, – внимание, единодушие, любовь к человечеству страждущему, возлюбленному Самим Богом, любовь во имя Самого Бога, снисшедшего к нам до образа человеческого и столь чудно послужившего погибающему человечеству. Только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности, говорил святой апостол Павел [Гал. 2, 10].

Господь соделывает меня небом, храмом, престолом Своим – что больше этого счастья, блаженства, этой славы, этого величия? И мы гоняемся за тленными, призрачными отличиями и унываем, когда не получаем, когда надежда наша бывает обманута! Слава, Господи, нетленной славе Твоей, уготованной любящим Тебя.

Сердце и уста священника суть как бы жертвенник, на котором постоянно приносится Богу жертва моления, благодарения и славословия обо всех и за всех. Велико лицо священника! Блажен, кто чтит иереев Божиих: он сам почтен будет и от людей, и от Бога, и Ангелов.

Из-за сладкого чаю (три стакана) всю ночь было крайнее сладострастное настроение и напряжение детородного члена, который мог удержать от блудного излияния только крестным знамением. Вот до какой степени чай не постная вещь! От чаю же, думаю, боль в плече и ниже у правой руки. Потому чай пить сколь можно меньше и со слабым настоем.

9-го июня

Какие продолжительные и страшные муки претерпела жена почтальона Мария! А она – простая, добрая женщина! Если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет? [Лк. 23, 31]. Господи! Пощади души наши. Горе нам, в сластях проводящим жизнь свою!

Благодарю Господа, даровавшего мне и принявшего мое покаяние в злобе на дьячка Алексея Преображенского, отъявшего тесноту и огнь и даровавшего пространство и мир. Я сознал свою страстность и несправедливость, увлечение злобою, хотя в правильном замечании неисправности дьячка. Слава милующему мя Богу.

Да будут совершёни во едино (слова Иисуса Христа [Ин. 17, 23]). Вот последнее пламенное желание и пламенная молитва Богочеловека – о единстве, или о совершенстве единства верующих в Него между собою. Что же значит разделение Церкви католической? Лютеранской? Англиканской? Армянской? Это верх несовершенства. Враг рассеял, расточил овец Господних; рассеял, яко пшеницу [Лк. 22, 31].

Он и ныне сеет их ссорами, враждою, неприязнью, неверием, маловерием, разными страстями житейскими, увеселениями, лакомствами, пьянством, жаждою обогащения, скупостью, честолюбием, самомнением, суетностью (попечением об одеждах, изысканно щеголеватых, об орденах); ломкою старых порядков, созиданием новых; обоготворением разума, научных исследований, обожением женщины и проч.

9

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить литургию воскресную позднюю в думской церкви непреткновенно. Благодарю Господа дважды и трижды спасшего меня от облияния диавольским калом нечистым.

Вчера пред открытием церковного Попечительства, когда я служил молебен в квартире Худынцева, но не у Худынцева, а у артиллерийского офицера, – враг уязвил меня сильно из-за одного-двух слов, по малодушной боязни не выговоренных мною при обращении лицом на запад, когда я говорил отпуст: точно яд разлился у меня на душег так стало больно, смутно, тяжко! Только молитвой самою усердною вымолил я у Господа милость, очищение, исцеление, мир и свободу. В зале собрания в Думе опять облиял меня калом своим мерзким, – и опять надо было отстраниться, быть наедине и молить Господа о помиловании, очищении, исцелении и спасении – и опять помиловал Господь. О, плоть окаянная, плоть всестрастная, плоть всескверная! Доколе я буду с тобою прогневлять Бога?

Пристрастие к земным благам крайне замедляет и останавливает нравственное христианское преуспеяние наше в вере, уповании и любви и во всякой добродетели и ставит нас внизу, а не вверху греха, и делает мертвым духовно.

Преподавая Закон Божий добре ученикам или народу, я приму воздаяние от Господа, ибо работаю Господу. И всяко, еже что творю, от души да делаю, якоже Господу, а не человекам. (Колосс. 3, 23, 24.) Итак, от людей не жди воздаяния и награды – это грешно, корыстно, маловерно. Как мы унижаем себя в своих стремлениях, будучи христианами, долженствующими горняя мудрствовать, а не земная и бысть небесными на земле, ища наград на земле за небесные дела, а не на небе! Где дух Христов? Где Царствие Небесное, Царствие Христово в сердцах? Где самоотвержение? Где отвержение сердцем мира и всего, еже в мире: похоти плотской, похоти очей и гордости житейской [1Ин. 2, 15]? Где совлечение ветхого человека с деяниями его и облечение в нового [Еф. 4, 22 – 24]? Где нетленная жизнь в духе? Где одежда нетления? Ибо вот, мы гоняемся за удовольствиями чрева, за корыстью, за славою тленною, за отличиями, за красотою одежд!

Вчера, 9 июня в воскресный вечер, я совершал крестины в таможне у досмотрщика. Был привешен белый платок батистовый или коленкоровый, довольно простой; я думал, что хороший: ранее сего, на крестинах, я получил подобный платок; я думал, что этот хуже того, и, совершая крещение, под конец уже, я подумал (о, грех!): обменяю мой платок, который в кармане, на этот и нынешний возьму себе, а тот отдам дьячку, – и вот вдруг я лишился благодати мира, тишины, свободы духа и радости: скорбь, теснота, огонь стеснили и зажгли душу мою: я не мог говорить свободно, речь стала трудная, прерывистая, на лице стыд; не мог смотреть на людей и на иконы, едва докончил Таинство! Вот как погубно для души земное пристрастие, особенно во время совершения пренебесного Таинства Крещения! И что же? Платок-то вышел хуже прежде полученного. И куда я с платками, с этим тленом, с этими тряпками? Дьячку отдал прежде полученный платок. О, сколько душа выше и лучше всех этих вещей мирских и всего мира! Душа не больше ли пищи, и тело одежды? [Мф. 6, 25]. Не по образу ли Божию она? Не бессмертна ли, не небесна ли она? Сколь много есть несравненно важнейших предметов, коими должны мы заниматься, кои должны любить, к коим должны прилепляться всем сердцем, о коих должны думать день и ночь! Пастырство душ, вверенных Христом! Свое усовершенствование во всякой добродетели, побеждение страстей, покорение плоти духу! Изучение искусства духовной брани! Благословен Господь Бог мой, научаяй руце мои на ополчение, персты моя на брань [Пс. 143, 1].

Священник Иисуса Христа должен быть выше всего земного – и всё попирать как прах, возносясь непрестанно ко Христу, сидящему горé на престоле с Отцом и Духом Святым. Прочь любоименное, любовещное, любочестное житие, отлучающе меня от истинного источника жизни и славы и от сокровища вечного – Христа, от мира моего пространного и прерадостного живота моего. Буди! 10 июня 1874.

Простая и единая душа моя! Простой и единый живот Твой – Христа – возлюби навсегда, неизменно, неразлучно, вечно! (Премудрость, npо́cmul)... и в самом деле, простота есть премудрость.

Апостолы писали послания уверовавшим – и нашим архипастырям время от времени надо писать послания к паствам своим для наставления их в вере и страхе Божием и для возбуждения духа благочестия.

11 июня

Дождь, холодно. Провожал покойницу Лыкову, жену станционного смотрителя, умершую в сильных страданиях от рака и чахотки. Вынос делал с дьячком Полиглотовым; дьячок Преображенский вчера был очень пьян: гулял в Тиволи с Зреловым. Извозчику не хотел заплатить денег – сегодня я отдал девяносто копеек. Протоиерею надо сказать, что он, дьячок, ненадежен (впрочем, еще потерплю). В непозволенных местах гуляет, пьянствует как сапожник, напивается. Если я буду слаб к нему, то и мне худо будет от Бога и от людей. Снисхождение было ему делано много раз.

Согрешил пред Господом и пред людьми, особенно пред нищими, обругав одного из них татарскою мордою, ленью, швалью и другими именами, с гневом на них. Где уважение к личности человека и христианина? Где христианская любовь? Где кротость, смирение, ставящее себя хуже и ниже всех? Где незлобие, ласковость, сострадательность, нестяжательность? Согрешил пред Господом, – сам я окаянен, и беден, и нищ, и слеп и наг [Откр. 3, 17]. Помилуй меня, Господи!

Орудие, коим диавол умучил по плоти Господа нашего Иисуса Христа, да умучит его самого, диавола; орудие, коим он убил Божественного Страдальца, Сына Божия, по человечеству, да убиет окончательно его самого, диавола, и да разрушит всё дело его лукавое и злобное от начала до конца, да положатся все враги Господа в подножие ног Его [Пс. 109, 1]. Аминь.

Благодарю Господа, удостоившего меня видеть различных зверей, домашних животных азиатской породы, птиц и гадов в Зверинце Петербургском. Видел и остов кита – животное, величиною похожее на большой корабль. Видел Твою премудрость, Твое величие, Твою силу, Господи! Твою благость: Вся к Тебе чают, дати пищу им во благо время. Давшу Тебе им, соберут: отверзшу Тебе руку, всяческая исполнятся благости: отвращшу Тебе лице [рус.: скроешь лице Твое], возмятутся: отымеши дух их, и изчезнут и в персть свою возвратятся [Пс. 103, 27 – 29]. Всё покорил Ты под ноги человеку.

Святой апостол Павел восхищен был до третьего неба и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать [2Кор. 12, 2 – 4]. Ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем [Рим. 8, 38 – 39]. А страдания его!

Пристрастие к земным наградам убивает духовные стремления священника и христианина вообще, полагает величайшую преграду его христианскому совершенству, противно духу христианства и Евангелия, внушающего стремиться к почести горнего звания, иссушает христианскую любовь к Богу и ближним, препятствует накрепко радеть о спасении душ их, вообще, делает человека земным, суетным, порабощенным житейскими страстями, человеком, который печется о минутном и пренебрегает вечное, – вообще делается антихристом.

Да чада расточенная соберет воедино! (Единство Церкви.) Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, иЯв Тебе, так и они да будут в Нас едино... да будут совершены воедино [Ин. 17, 21, 23].

Песнями и чтениями ветхозаветными и новозаветными, употребляемыми в Церкви, равно как чтениями Писания Ветхого и Нового Завета свидетельствуется явление, откровение истины Божественного Ветхого и Нового Завета, сотворения Богом мира и сотворение человека по образу и подобию Божию, его падения, обетования Божия о восстановлении и спасении его и возведении на первое блаженство, а также и истина исполнения в будущем всего предреченного пророками и Господом пророков Иисусом Христом, как-то: оскудения в последнее время веры и любви между христианами, умножение пороков и бедствий, пришествия антихриста, воскресения мертвых, второго пришествия Христова, Страшного Суда, вечного мучения и вечного блаженства. Очень назидательно и богато мыслию богослужение нашей Церкви. Чтый да разумеет.

Вчера, 15 июня, у Балабанова, после всенощной, крайне смутно служил молебен оттого, что проник соблазн в сердце чрез лицезрение девицы. Если бы я любил духовное наслаждение, любил нетленного Господа паче всего видимого и тленного, я не смутился и не соблазнился бы – но я соблазнился: видно, любовь моя ко Господу слишком слаба, видно, надо изнурять и порабощать тело мое и презирать всякую дольнюю красоту, тленную и увядающую, и всякую сладость дольнюю, а возлюбить сладость духовную, нетленную, вечную, горнюю. Буди!

Вчерашнее пиво отозвалось тягостью во время ночи и поутру и неприятною горечью во рту, и слабостью в ногах, и туманностью в голове. Крайне мало, и осторожно, и редко надо его пить. 15 июня, воскресенье. Шесть часов утра.

16 июня

Оскорбил я Господа невоздержанием своим, с вечера пред служением ранней литургии (пиво, рыба, черный хлеб, чай сладкий, сливки), и за то не имел я мира, свободы, силы, помощи свыше во время служения литургии, молебна и панихиды, и особенно когда дьячок пел нехорошо, очень низко, вяло, вздорно, мертво: огорчился на него (точно рожон был в сердце во время обедни) и почувствовал тесноту, бессилие, уничижение, боязнь. Видимое дело, что это огорчение стало от диавола, как и побуждение к нему. Дьячок после говорил, что он диакону приспособлялся, что у него, дьячка, голос охрип, глухота, насморк и прочее. Перед служением ранней обедни не есть с вечера. Жаль, что меня не прослабило с вечера или утром. Запоры – беда для меня: нервы ужасно страдают. (Пива накануне не пить.)

Все и всякое богослужение есть выражение и развитие и доказательство той истины, что человек есть величественный, живой образ Божий, возлюбленное творение Божие, а верующие в Иисуса Христа и возрожденные святым крещением – чада Божии, и что человек есть вместе с тем падшее создание Божие, для восстановления которого Бог не пощадил Сына Своего Единородного и отдал Его на смерть за род человеческий погибающий, чтобы он ожил чрез Него и получил жизнь вечную. О, если бы мы все и постоянно помнили, что мы – по образу Божию, и то, что в нас по образу, ценили бы больше всего на свете, и больше всего любили первообраз свой, Господа Бога, ненавидели грех во всех его видах, как отлучающий и удаляющий от Бога, и любили всякую правду, приближающую к Богу и связующую с Богом, мудрствовали о горнем (о тамошнем лицезрении Бога и Ангелов, всех святых и всякой правды и добродетели), и презирали дольнее (свою многострастную плоть, пищу, питие, сласти, богатство, почести, славу земную, красоту земную, роскошь одежд, здания, земные увеселения, театры, клубы и проч.)! Ибо земные пристрастия суть наша [застарелая] болезнь, наша укоренившаяся привычка, сделавшаяся второй природою, крепкая сеть врага диавола, которою он нас постоянно уловляет и погубляет. Вот чем страдаем мы, сотворенные по образу Божию, вот чем губим себя, безобразим, прогневляем непрестанно своего величайшего Благодетеля, Господа, Творца и Спасителя нашего. Преблаженны апостолы, пророки, иерархи, мученики, преподобные и все святые, презревшие ради Господа и Царствия Небесного земную жизнь свою и плоть свою и положившие ее за Господа, создавшего их, пострадавшего за них и за нас и искупившего их с нами Кровию Своею. Богослужение есть наглядное выражение и осуществление веры, или религии – выражение связи человека с Богом, беседа человека с Богом, восстановленного от жалкого падения; беседа чад с Отцом, прославление и благодарение Его за чудный Его о нас промысел, а также прославление верных друзей и чад Его – святых Ангелов и святых человеков, и прошение их ходатайства о нас пред Богом, должная дань их трудам и самоотверженной любви Богу и ближним и старание подражать им. 16-го июня. Первый жаркий день.

Тяжко согрешил пред Богом, рассердившись на дьячка во время совершения Таинства Крещения и назвавши его пьяницей (тут был восприемником помощника капитана над портом Иван Иванович Федоров). За то я после не мог читать молитв, ибо дух злобы возгнездился в сердце моем, одолев меня и сильно стеснил всего. Нелепо сделал я: долго и глубоко раскаивался в этом и долго ходил в тесноте, смущении и стыде. Также изловил меня диавол во время обедни, подстрекнув огорчиться на дьячка из-за несогласного, вялого пения – низового. Всё призраки бесовские, которые я принимаю, неразумный, за правду. О, привидения, привидения демонские, устрашающие меня! Но вот это-то слово я не могу выговаривать на водосвятном молебне. Отселе буду эту глубокую истину выговаривать твердо.

Первый раз видел я остов кита в Петербургском зверинце. Громадное животное морское, точно морской корабль, столь высок и длинен. Пасть огромная; внутренняя ее полость – точно большая комната. Иона пророк мог свободно пройти в пасть этого животного и помещаться свободно во внутренности его. Дивен Бог в делах Своих!

Слова Николая Михайловича Овидова о присоединившейся к православной вере польской девушке-католичке, о родителях ее зверонравных (католическая вера не воспитывает своих чад в духе христианском), о католическом канонике [95] Сорочинском, о его скверных намерениях относительно девушки.

Всякий, роскошный в пище, одежде, жилище и обстановке его, в театре, грешит против любви к Богу и ближнему, потому что: а) привязывается сердцем к сластям и изысканным одеждам, богато убранному дому, а не к Богу и б) чрез свою роскошь лишает бедных необходимого – пищи, одежды, жилища и проч. (по своему жестокосердию – следствию своей привязанности к земному); в) пренебрегает спасением души своей, которой нет ничего дороже, как созданной по образу и подобию Божию и бессмертной. А вы говорите: роскошь ничего – я не обижаю никого, я трачу свое, не чужое! Нет, именно чужое – собственность ближнего.

19 июня

19 июня после поездки в Рамбов и Питер: Господи! от всего сердца благодарю Тебя за просвещение души моей в ее греховном омрачении и житейском пристрастии, за избавление от греховной печали, скорби и тесноты – вчера и сегодня, когда я в Рамбовском лесу, во владении великой княгини Екатерины Михайловны, пожалел о неполучении мною знака отличия (суета, тщеславие) ордена святой Анны III степени

Когда я вспомнил, что Ты бесконечно почтил меня образом и подобием Своим, саном священства, предстоянием страшному, пренебесному Твоему престолу, священнодействием и причащением Пренебесных и Страшных Таин, совершением и других великих и небесных Тайн – возрождения, миропомазания, а также обожением, спосаждением на престоле славы Своей, и вечным блаженством, и наслаждением неизреченных духовных благ, – то земные награды представились мне ничтожнее всякой суеты, и я сознался, что сам не знал чего я желал и о чем печалился. Это было наваждение лукавого, обыкшего мучить нас суетою мира сего. Когда я искренно сознал все это и признал сердцем, что Бог есть мое истинное сокровище, величайшая награда, простое и вседовлеющее для меня благо, – мне стало очень легко и мирно. И я прославил и возвеличил Господа, избавившего меня от суеты.

Почестей желаем, а сердца своего, а жития своего лукавого не исправляем, а обязанностей христианина и гражданина как должно не исполняем, даром мечтаем пожинать, блистать, славиться пред прочими собратами своими, – не почести, а уничижение нам нужно, да слезы о грехах, да усиленная ревность к деланию заповедей.

Благодарю Господа за избавление меня на кладбище от неприязни к дьячку Константину Александровичу Гуськову от тесноты, смятения и за дарование чувства приязни, расположения, мира, свободы, пространства душевного. Близ Господь... всем призывающым Его во истине [Пс. 144, 18]. 9 июня.

Кильки для меня вредны; яйца – крайне питательны и полезны; больно мне от пищи, от невоздержания, от непощения в пост; как оковами железными связан я по ребрам моим.

20 июня 1874 г

21 июня

Благодарю Господа, сподобившего меня служить соборне литургию в Кладбищенской церкви (за упокой Льва В. Карпова в годовщину его смерти), даровавшего мне слезы умиления и неосужденное причащение Божественных животворящих и Страшных Своих Таин ко очищению и освящению, умиротворению, обновлению и исцелению моему. Благодарю Господа: вот и ночь я покойно спал: не было у меня раздирающей тесноты в боках и спине, – сие дар Божественных Таин! Слава милосердию, щедротам, силам Господним!

В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви [1Ин. 4, 18]. Я далеко не совершен в любви, ибо поддаюсь страху бесовскому во время богослужения. Но да возлюблю Господа и друтов Его, и да изгонит любовь всякий страх.

Согрешил пред Богом, сильно и долго гневаясь на пьяную женщину, приехавшую за паспортом и здесь оставшуюся бродяжничать.

В запрошедшую ночь сгорело на один миллион казенного дорогого лесу вместе с каменным зданием, в коем он хранился. О, злодеи поляки или немцы! Впрочем, это праведный гнев Божий за построение театра и нерадение о храме. К нам возвращаются времена языческие.

22 июня

Теперь я опытом горьким дознал (впрочем, и прежде дознавал), что кто любит мир, его славу, сласти, богатство, роскошь, в том нет любви Отчей [1Ин. 2, 15], то есть к Отцу Небесному, и оттого сердце его смущается, утесняется, умирает, омрачается, делается бессильным. А если так, то прочь все земные блага, да не лишусь любви Отчей. Да кроме того, кто ищет славы земной, тот гордый самосуд, сам себя оценивает высоко и, конечно, ложно, сам ищет, чтоб его хвалили, отличали, хотя в сущности, может быть, его совсем не за что хвалить, ибо делает только должное, да и то часто не так, как должно. В желании наград и отличий земных, временных и мгновенных, действует дух земной, лестчий, бесовский, как в желании богатства, удовольствий житейских, роскоши, блеску земного; дух, прямо противоположный духу Христову, духу небесному. А кто духа Христова не имеет, тот и не Христов [Рим. 8, 9], а раб мира сего, плоти своей многострастной и раб диавола. А как много таковых из христиан! Имя носят христианское, а дела делают чисто языческие, как например первый я.

Кто верный ценитель и судия дел наших, а следовательно, и праведный мздовоздатель? Един Бог, ведущий все дела наши (вем твоя дела [Откр. 2, 2]) и испытующий сердца и утробы [Пс. 7, 10]. Что если тогда, когда мы ищем себе награды и получаем награду – Он пишет нам осуждение за наше самосуждение и самохваление и за неодобрительные дела наши и за всё, что тайно деется внутри нас, за помышления злые, прелюбодеяния, любодеяния, завиды, за око лукавое, хулу, гордыню и под.? Как? – мы должны, непременно должны, по Евангелию и по суду Господа, непрестанно смиряться и осуждать себя, как согрешающие непрестанно и тяжко, волею и неволею, словом и делом и помышлением, а между тем мы ищем похвалы, наружных отличий, желаем, чтобы служебный список наш от начала до конца был исписан похвалами и отличиями! Что это? Насмеяние над Евангельским смирением? Что это? Забвение об Оке всевидящем? Отвержение делом от праведного Судии и Мздовоздаятеля? Или мы думаем, что и Господь произнесет об нас такой же лестный суд, как люди? Но, как часто бывает, что те же люди, которые ходатайствуют о нашем награждении (иногда против своей воли) в тайне злословят нас или иногда и явно смеются над искателями наград? То несомненно, что истинная доблесть не ищет наград, потому что стоит выше этих мелочных движений низкого самолюбия, а награды, если можно так сказать, ее ищут. Истинная доблесть смиренна и неискательна. Кто ищет наград, тот не познал себя, не познал духа Христова, ибо Христос сказал: когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать [Лк. 17, 10]. Не принимаю славы от человеков, сказал Господь [Ин. 5, 41] и нас тому же учит, то есть неисканию суетной, минутной, ложной славы человеческой. Как вы можете веровать, говорил Он, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете? [Ин. 5, 44]. Видишь, искание славы человеческой обличает в нас душевное безверие и то, что мы не видим ничего дальше этого тленного и грешного мира!

Велика ваша награда на небесах, а не на земле, говорит Господь поносимым, гонимым, оклеветуемым за имя Его [Мф. 5, 12]. И се, гряду скоро, и мзда Моя со Мною, воздати коемуждо по делом его [Откр. 22, 12].

Желание земных наград есть сердечное идолослужение: оно отлучает душу от Бога и благодати Его, поражает ее смертию, уничтожает заботу о спасении души, о самоукорении, исправлении, о христианском совершенстве, – о строительстве спасения душ человеческих (если пастырь кто); крайне питает греховное самолюбие человека и вместе с тем, последовательно, иссушает любовь к ближнему, рождает зависть к сослуживцам и соседям, имеющим отличия, немилосердие, жестокосердие, ибо страстный до наград сыплет деньгами людям, ему благоприятствующим, для получения награды, а копейки не дает нищему; производит в человеке льстивое настроение души, потворство страстям и порокам сильных земли, от которых домогается награды. Между тем желание наград, искательство их так обычно в людях – как будто в том и греха нет, как будто это так и быть должно. Но если бы сейчас же Господь явился на суд и потребовал к Себе всех нас на праведное Свое истязание, то не знаю, где бы явились тогда многие, многие из нас, украшенные разными отличиями и прочими преимуществами, – но это дело Божие. Мы человеки и не смеем предосуждать никого, но каждый сам себя должен строго судить, да не осужден будет в час Суда. Мы хотим только сказать, что земные награды, как сделавшиеся предметом искательства, часто бывают несправедливы и вообще награждают внешнюю деятельность человека, тогда как внутренняя, важнейшая, оценивается только Богом, ведающим сердца наши.

Все сокровища, все блага земные в сравнении с Господом, источником всякого блага, суть ничто. Хорошо богатство, хороши награды и отличия, хороша красота земных тварей и всего мира – а Бог бесконечно лучше. Господа избери Сокровищем своим, Господа славы.

22 июня

После вечерни. Благодарю Господа за милостивое услышание и за помощь при насилии вражием, и за умирение и силу свыше при служении повечерия. Пища и питие – мое бессилие.

Примечание

94. Преиму́щий (церк.-слав.) – превосходящий.

95. Кано́ник (лат.) – римо-католический соборный священник.

Июль

4-го июля

Нет, здоровье не в Рамбове, а в Боге. Сколько времени я вчера гулял в лесу великой княгини Е. Михайловны, а толку – ни на грош. Только себя изнурил, да деньги на проезд вперед и обратно издержал. Сидел бы дома, да дело делал. А дождь-то, дождь какой вчера в мою прогулку! В каюте-то народу чай! Ноги-то надо поберечь, пригодятся еще.

С сахаром чаю не пить, и особенно с пивом: сильно крепит; зуд, свербеж сильный в теле.

10 июля

Согрешил пред Богом и пред людьми, что поел вчера вечером ватрушки (с творогом) без нужды и пресытился: ночью долго не спал, а спавши, ворочался с боку на бок – от излишества. Не есть на ночь отселе.

Неискренен, неверен, малодушен оказался я пред Господом на молитве от лица благородных, красивых, богатых, хотя весьма благочестивых, Дмитрия и Марии (лейтенант Булыгин) в доме Шляковой; ложный страх диавольский обуял меня при чтении водосвятной молитвы (доселе было всё хорошо, по благодати Божией) и потом устыдился, окаянный, пред лицем знатных и образованных мира сего мудрости Божией как бы буести [96], в словах молитвы изменил Господу в сердце моем, изменил истине Его, истине Богомудрой Матери моей Церкви, оскорбил ее, от смысла чистую (чистый смысл – 2Пет. 3, 1), возмнив тайно себе, яко мудрейша (о, слепота и окаянство!). О, сколь слабо и колеблемо противными ветрами сердце мое! О, окаянный, постыдился я словес Господа и Церкви в роде сем прелюбодейнем и грешнем, паче же постыжден бых от Господа чрез врагов спасения моего, посмеявшихся надо мною и смеющихся непрестанно в храме и в домах. Помилуй мя, Господи, кающегося; исцели язвы души моея.

23 июня

Воскресенье. Вчера за всенощной я чувствовал себя в духовном отношении крайне худо и тяжело – из-за употребления чаю со сливками. Совершенно одолел меня, связал всего внутренно супостат; голос был слабый, нечистый от стесненного, смятенного сердца; враг томил меня; при чтении Евангелия враг до того одолел меня, что я не мог было продолжать чтение Евангелия и начал снова; читал при насилии врага; кончив, был очень рад, что кончил. И по окончании всенощной на сердце теснота, чувствовал себя связанным. После всенощной ходил к мировому [В...]; не было дома; пришедши домой, опять принялся за пиво, чай, полрюмки водки с шурином Алексеем, прибывшим в гости; пряники. Спал хорошо – молился вечером со слезами. Сегодня обедню служил с крайним бессилием, теснотою; погода серая, но теплая.

Благодарю Господа, изменившего дурное состояние души моей на доброе во время и после совершения Таинства Крещения в доме Громова у земляка крестьянина Пономарева; впрочем, уже за вечерней я чувствовал себя хорошо, легко. Почему же? Потому, что воздержался за обедом, не ел рыбы и ухи, а ел только булку с миндальным молоком и с вареньем. Как полезно воздержание!

Во время всенощной диавол долго язвил и теснил меня, смущая желанием ордена, доколе я решительно не презрел в сердце этого суетного отличия или, лучше, – своего пристрастия глупого. Крайне грешно желать отличий мира сего: из-за пожелания их я отпадаю сердцем от Бога, возлюбляя мир прелюбодейный и грешный, двоюсь сердцем мучительным образом между Богом и миром, делаюсь идолопоклонником, богоотметником, служителем не Бога, а Велиара, прельщающего нас славою мира сего: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне [Мф. 4, 9].

Священник должен быть ревнителем славы небесной, славы святых Божиих, достигаемой делами святыми, делами любви к Богу и ближнему; он должен возлюбить всё небесное и нетленное, а не земное и тленное: богатство истинное, сладость нетленную, славу нетленную, красоту нетленную, то есть Бога, совмещающего в Себе всякое благо. Сердце христианина должно быть неуязвимо от любви земной, ибо она тленна, преступна, прелюбодейна. Да подражаем примеру Предтечи и Крестителя Иоанна, поправшего всё земное и единого Бога возлюбившего, – равно примеру всех святых, дольнее презревших и горних благ возжелавших. Господь – вседовлеющее благо всех, любящих Его. Что ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе сердце мое... Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26].

Пиво бросается в голову: больше стакана пить не должно.

Награды имеют прелесть запрещенного плода: чего, какого томления иной не испытывает, когда его обойдут наградой? Иной не переносит такого мнимого бесчестия.

Нашли же люди насущный хлеб в том, что не насыщает, и славу в том, что не приносит ни малейшей пользы, что льстит лишь нашему мелкому самолюбьишку и питает жалкое тщеславие, мешая нам заниматься делами, заслуживающими нам истинную, вечную славу. А как, однако же, бьют по ребрам эти награды! Точно розгами или палками секут, когда их не получишь! Какое опьянение на душу они наводят, какое ослепление, какую прелесть, какое смятение! Право, мы сумасшедшие! Дел истинного своего долга не делаем, или делаем нерадиво, а отличаемы быть желаем – да не ложь ли это, не неправда ли это вопиющая, не извращение ли смысла, порядка? Или страсть знать ничего не хочет? Так и самую страсть, в свою очередь, знать не следует или потворствовать ей, а обличать и наказывать ее! Topé, горé сердца! Прочь дольняя похоть очей и гордость житейская! Как мучит Велиар желанием награды, как поджигает! Какой жар! Какой яд подпускает к сердцу! Но в этом-то и видна вся лживость пожелания наград! От плод дерево познается. Награда моя в Боге! Мир, покой, свобода, жизнь, сладость, слава, вечность! Доколе хромать на обе плесне [97] [3Цар. 18, 21]? Доколе идолопоклонство? Доколе не буду жить в простоте, угождая всей душою единому Богу и от Него единого ожидая награды, Ему единому поручая оценку дел своего звания? Да не уроню сана священства пренебесного, высочайшего, чудного. Божиею благостию я поставлен на высоте недосягаемой – у престола Господа славы, на высоте непрестанного обожения, когда совершаю такие Божественные, страшные Таинства пречистого Тела и Крови – и причащаюсь Его! Чего еще желать мне? Какой славы? Какого преимущества? Все ничтожно пред этой славой, пред этим преимуществом, коего удостоила священников бесконечная благость Божия. Только дай Бог достойно, чистым, горним умом и сердцем совершать сие Таинство! Тогда всякая слава придет ко мне сама собою. Сия вся приложатся вам [Мф. 6, 33].

Блудная плоть! Ты для тайного блуда ищешь украшаться отличиями, чтобы засматривались на тебя люди, подобные тебе! Ты хочешь украшаться отличиями, как красивыми одеждами, и крест Господень, на котором Господь славы претерпел поругание и мучение и смерть поносную и мучительную, ты думаешь носить для суетной славы, для украшения, как красивую вещь, но это – новое поругание Господу. Смотри, как бы в орденах не забыть тебе о нищете Христовой и о том, что ты окаянен и беден, и нищ, и слеп, и наг [Откр. 3, 17], чтобы не презреть ничем не отмеченную низшую или бедную братию свою в рубищах, у которой, быть может, вся слава внутрь и на которую Господь призирает оком благоволения и милости за ее простоту и смирение. Смотри, как бы слава мира сего не лишила тебя славы небесной, ибо всё высокое в человеках есть мерзость пред Богом. Гордый князь века сего учит сынов своих самомнению, тщеславию и исканию отличия, дабы лишить их будущей славы. Скажи, кто тебя отличает? Что имеешь ты, чего бы не принял от Бога, и если принял, то за что хвалишься, как бы не принявший? [1Кор. 4, 7].

Вот я чувствую горько, как отревает меня от небесного, от духовного, вечного, от любви Божией желание земных наград, которые, в существе дела, нелепы, несправедливы, ибо награда наша только в Боге и от Бога! Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете? [Ин. 5, 44]. Святые Архангелы и Ангелы, помогите нам презирать дольнюю мимотекущую славу! Святой Предтече Спасов Иоанне! поправший мужески славу мира сего и пустыню возлюбивший с безмолвием, молитвою, постом, совершенною нестяжательностию! Помоги нам презреть дольнюю, преходящую, как сон, славу! Вси святии апостоли, мученицы, святителие, преподобные и праведные и вси святии, помогите нам презреть суетную дольнюю славу. Аминь. 23 июня. Вечер, 11 часов.

Образ благочестия у многих есть, а силы его нет [2Тим. 3, 5] – враг давно украл из сердца за самолюбие и разные житейские пристрастия.

Сердце мое непрестанно почти двоится – и тогда, когда не молюсь, и даже нередко тогда, когда молюсь и совершаю Таинства: плевелы греховные глубоко пустили во мне свои корни. Господи, помилуй!

Есть о чем христианину подумать, размыслить, есть что прочувствовать, что полюбить всей душой, чего достигать всей силой, в чем совершенствоваться! До того ли, чтобы заниматься житейскими пустяками и убивать напрасно и ко вреду себе столь дорогое и столь краткое время, данное для приготовления к вечности? Где толк?

Неумеренность в пище – мое бессилие, лишение благодати; воздержание – моя сила.

Достойно наказуюсь от Господа за суетную любовь к миру, во зле лежащему, ибо, любя мир, я враждую против Бога: дружба с миром есть вражда против Бога [Иак. 4, 4]. Прочь слава мира тленного! Прочь ордена! Не унижу своего сана искательством отличий у начальства светского, холодного к Богу и к Церкви Святой, не уважающего духовный сан, выжидающего даров неправедных, проводящих время в неге, роскоши, сребролюбии, игре картежной. Да прилеплюсь всей душой ко Господу – Он моя жизнь, мой мир, мой суд, моя слава, мой Спаситель, мое сокровище нетленное. Боже! Сохрани меня и от мгновенного пожелания ордена, да не разлучит меня с Тобою ни на одно мгновение это грешное пожелание и не причинит мне адского огня, скорби и тесноты. Даждь мне всегда скорбеть о лишении Тебя, благодати Духа Твоего Святого, чрез мое маловерие, мою неблагодарность, мое невнимание к себе, нерадение, леность, злобу, зависть, гордость, непокорность, неуважение, любостяжание, нечистоту, невоздержание, своенравие, тщеславие, лицеприятие и лицемерие, нетерпение, раздражение, гневливость, ропотливость, дерзость, жестокосердие, немилосердие, биение и прочие страсти; поистине, я достоин не награды, а наказания за свои бесчисленные грехи. Пусть ищут и награждаются мирскими наградами мирские люди, не знающие духа Евангельского – духа смирения, самоосуждения, покаяния, или люди достойные, не как я – немощный, недостойный, непотребный, многогрешный; а я да ищу слез покаяния, да исправляю непрестанно окаянное сердце и житие мое, да не отвожу очей от ран сердца моего, ран, причиненных мне страстями моими, – от внутреннего безобразия и гноения моего (образом коего служит золотушный гной). Может быть, призрит Господь на смирение мое и помилует меня и ныне, и в день Судный.

Ошибочный, близорукий отзыв мирских начальников о твоей службе не тожествен с судом Господа и Церкви Его; часто бывает, что, когда те хулят или проходят молчанием труды и заслуги, Господь благословляет и Церковь также. Единому Господу совершенно известны плоды нашего делания – Он и воздаст каждому по делам. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный [2Тим. 4, 7 – 8].

24 июня

Благодарю Господа всем сердцем, яко сподобил меня совершить легко и непреткновенно Божественную литургию, на великом входе выговорить непреткновенно весь царствующий дом по именам и причаститься неосужденно Божественных и животворящих Таин к очищению, освящению и миру, свободе и дерзновению души и во здравие души и тела. Аминь.

Пред вечерней увидел отца Арсения Щипунова иеродиакона и при нем служил вечерню без ектении, смущение не позволило. После вечерни я хотел пригласить его с товарищем его к себе, но крестины заставили подождать их, пока я совершу Тайну возрождения. Присутствовал он при крещении – меня взяла ревность Божия, бесстрашие, и с помощью Божиею совершил я Таинство с дерзновением, искренностию и силою.

Добрый отзыв их о моем служении. Богу, не мне слава – Церкви Святой, а не мне.

Поел на ночь холодной ухи, ершей с черным хлебом – и вышел излишек; крепило; зуд в теле. Не есть на ночь никогда.

От рыбы ночью сильное блудное напряжение члена детородного, загрубение сердца, жестокость и зуд в теле.

25 июня

Благодарю Господа, утешившего меня ныне Божественным причащением и непреткновенным совершением Божественной литургии.

Благодарю Господа, многократно отъявшего от души моей скорбь, тесноту, смущение, боязнь, удручавшие меня вследствие страстей моих. Ибо когда я обращался к Нему всем сердцем с искренним покаянием, Он, многомилостивый, избавлял и спасал меня от тиранства страстей и злых демонов, с лютостью адскою нападавших на меня, и из тесноты выводил меня на пространство, от смущения в мир. Вот и сегодня за всенощной несколько раз явно спас меня.

Бог сделался человеком для спасения и обожения человека, растлившего образ и подобие Божие грехом, – человек чрез сие делается причастником Божественного естества, отбегая тли похотей [2Пет. 1, 4]. Важность посланничества святых апостолов Сыном Божиим, Искупителем мира.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, совершившему дивное и ужасное таинство искупления рода человеческого и ныне, в Новом Завете, и присно, в Ветхом Завете, и во веки веков, в будущем веке. (Соединение Ветхого и Нового Завета, связь.)

Великость зол и бед, в кои погружено человечество; бесконечность мучений, уготованных нераскаянным грешникам. Бесконечна великая жертва спасения, или цена за спасение мира: не оставль недра Отча, и нашу нищету посетив [98].

В четверг 27-го июня в дом Касаткиной; к телеграфисту молебен в 12 часов, после обедни.

26 июня

Среда. Праздник Тихвинской иконы Божией Матери. Благодарю Господа, явившего на мне ныне утром дивную милость Свою и силу, внегда избавити мя от адского огня и адской тесноты, за жестокосердие к нищему постигших меня. В покаянии воззвал я ко Господу, взирая на икону Его в доме Халитова на Северном бульваре за рынком, где я служить молебен собирался, – и послал мне Господь спасение Свое. Славлю Его благопослушливость, скоропослушливость и милосердие.

За обедней чувствовал также крайнюю тесноту и лишение благодати за вчерашнее чревоугодие и ядение рыб, и икры с питием вина, и сладкого чаю у Николая Михайловича Семенова, после всенощной у него; после невыговора на великом входе некоторых имен царской фамилии последовала особенная теснота вражия. Едва я мог справиться с собою, служить обедню; после причащения почувствовал себя хорошо, но когда говорил молитвы пред причащением одной женщины, не выговорил слов: Пречистых Твоих Таинств, уел слово – и стало томно и тесно. На молебне водосвятном тоже чувствовал себя в тесноте ужасной. После потребления Святых Даров успокоился.

Страстная самовольная плоть наша есть гибельное, адское средостение между [Богом и] богообразной и богоподобной душой, и потому ее надо непрестанно умерщвлять и порабощать, то есть ее прихоти, пожелания, страсти: блуд, сребролюбие, чревоугодие, сластолюбие, невоздержание, самолюбие, гордость, зависть, непокорность, вольномыслие, ропот, уныние, леность, нерадение и проч. Для того и посты установлены, для того бдения, или молитвы продолжительные.

Мы здесь странники и пришельцы и готовимся узреть Отца Небесного после здешнего очищения, освящения и обновления – что же мы нерадим об этом очищении и обновлении, что более и более оскверняемся грехами и суетою мирскою, страстями века сего?

Плотоугодие и самолюбие нынешних людей всё истощает для себя и мало-мало, часто ничего, для ближнего; себе всё позволяет и всё прощает, нищему – ничего. Это относительно курения табаку и пр. Лишние и вредные удовольствия очень грешны.

Вздумал я опять прибегать к самооправданию, порождению самолюбия и гордости и славолюбия, хотя сам кругом виноват, – и за то, за эту дерзость пред Господом, крайне пострадал вечером и сегодня утром: лишился благодати и помощи Божией; в служении крайне смущен, утеснен; опален, омрачен был во время утрени. Господь терпел ради меня неправедное бесчестие – а я и праведного, заслуженного не хочу перенести, а самооправданием хочу избавиться от него. Нет, перенесу безмолвно. Если Господу угодно, Он Сам оправдает, а справедливее – я делами должен оправдать себя.

28 июня

Благодарю Господа за благодать литургии и за причащение животворящих Тайн ко оживлению моему.

29 июня

Сегодня не имел дерзновения пред Богом и людьми ради вчерашнего сластолюбия и пресыщения (у Берзиной, да дома – булка с миндальным молоком и с малиновым вареньем за обедом и за ужином, или чаем). Совершенно обессилил и одолел враг, особенно на великом входе, во время причащения и при чтении Евангелия на молебне и отпуста на панихиде в церкви. Достойно лишился помощи Божией; в боках и в животе чувствовал тесноту от избытка пищи и питья.

29 июня

Благодарю Господа за препоясание силою свыше и за дерзновение во время произношения мною проповеди за поздней обедней; эта проповедь принесла обильный плод милостыни кронштадтским бедным – 72 рубля 88 копеек.

Жатва в Кронштадте многа – много душ, готовых на дело доброе, но делателей мало, возбудителей, руководителей нет.

После того как я припадал к престолу в Покровском приделе, моля Господа верою и упованием препоясать меня миром и силою свыше, я почувствовал силу Божию в себе, умирение сердца, спадение как бы чешуи с внутренностей. Слава Господу, давшему мне крепость и отъявшему от меня бесовскую срамоту.

Тогда как христианин должен более и более расширять сердце свое для любви к Богу и ближнему – современный человек весь закутался в самолюбие, плотоутодие, сластолюбие, честолюбие, корыстолюбие. Всё себе и ничего другому: я имею, думает он, право на все блага земные (благо, что не небесные); другой, не имеющий их, бедняк, должен влачить бедственную жизнь, и он того достоин, думает он, ему так суждено. Посмотрите на этого молодого человека: он в год выкуривает табаку на триста рублей – то есть он бросает на ветер содержание целого бедного семейства в год, дозволяет себе безрассудную, вредную роскошь. А вот эта госпожа в год шьет излишних платьев на пятьсот рублей и более, которые у ней лежат большею частию в гардеробе.

Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше [Мф. 6, 21]. Ты пришел в храм молиться – но где сокровище твое, там будет и сердце твое: ты стоишь в храме – а сердце твое где пресмыкается? С кем и чем собеседует? Чем уязвляется, от чего смущается, чем услаждается?

30 июня

Ночью и утром боль в пояснице, вероятно, от жирной, скоромной пищи или от узкого одеяла [красного] (директорского). Трески не есть (я тресковый соус ел на ночь).

Воздержание, воздержание, воздержание! Господь гневается на невоздержного Исава, ибо сердце Исава говорит развратное.

Сколько сладости, блаженства, света, мира, пространства для сердца в вере христианской – но именно, но для сердца воздержного, чистого, простого. Ради того одного, чтобы должным образом проникаться сею небесною верою, чтобы она могла иметь на нас свое спасительное действие и мы могли быть ею блаженны, мы должны непременно хранить всегдашнее воздержание – иначе чего, каких благ мы лишим себя из-за невоздержания! И это как здесь, так и там!

В акафистах Спасителю и Божией Матери воспевается воплощение Бога Слова и плоды воплощения для человеческого рода, особенно для верующих.

В них воспевается бездна милосердия Божия и неисчетных благодеяний Божиих к роду человеческому, явленные в воплощении Сына Божия, благодеяний, за которые, если бы мы принесли Богу столько же песней, сколько песчинок на земле, – и тогда бы достойно, сообразно величию благодеяния не восхвалили и не возблагодарили Бога. И Церковь составила почти равночисленные песку песни, в коих прославляет чудеса воплощения и искупления.

Господь влечет нас горé – на небо, а диавол приковывает, приковал наши сердца к земле – к сладостям земным, к красоте земной, к деньгам, развлечениям, веселостям.

Каково желание вещи или предмета, такова и скорбь по неисполнении желания. Потому лучше не желать тленного, да не тлит души.

При нашей привязанности к здешним благам у нас нет желания благ небесных, вечных; имея их, привязываемся к ним – и от Бога отпадают наши сердца; желая и не получая их, скорбим безрассудно – и тем опять оскорбляем Бога, Который есть един праведный Судия дел наших и мздовоздаяния Владыка и Господь, всем воздает по делам. Здешние воздаяния часто и пречасто бывают неправедны.

Всё, что двоит наше сердце, препятствуя сосредоточиться в Боге, должно быть отброшено, потому и награды земные тоже, – они двоят сердце, от них веет духом мирского пристрастия, мирского тщеславия мирской любви, мирского величания. Они иссушают дух христианской любви, ибо кто ищет отличия пред другими – тот не любит, не уважает их искренно, тот достоинство человека поставляет в количестве наград, которые он имеет, а кто их не имеет, тот в его глазах теряет много.

О, как хорошо, что святые апостолы не имели внешних наград! Оттого и сами любили друг друга чистой небесной любовью: не было у них соперничества, зависти, кичения, тщеславия, – и людей любили пламенной любовью; а когда у нас иной наденет на себя все свои ордена, то иногда не смей к нему подступить близко – такое напускное, ложное величие принимает на себя, как бы требуя себе трепета и благоговения; уже не веет от него отеческой любовью, простотою, а если при том он еще богатый человек – тогда и никто не равняйся с ним! На всех смотрит свысока, независимо!

Если я ищу возвышения, отличий, я этим уже обижаю равных себе (апостолы Иаков и Иоанн, просившие у Христа первых седалищ [Мф. 20, 20 – 21]), уже во мне нет христианского смирения, христианской любви, ибо любы не превозносится, не гордится [1Кор. 13, 4]. А ищущий наград нагло возносится над ближним, рядом с ним стоящим! О, век суетный, безумный! Где истинное достоинство человека? В чинах ли, в титулах ли да в орденах? Не внутри ли, не в сердце ли – не в истинном ли смирении пред Богом и людьми, не в любви ли ко всем нелицемерной и в усердном, бескорыстном, нелицемерном служении Богу и ближним? Не в кротости ли? Не в чистоте ли сердечной? А где же эти незримые и не награждаемые земным начальством доблести? В ищущих наград их нет, верно. Истинное достоинство нередко кроется под рубищем. (Алексий человек Божий.)

Боже мой! Какое величайшее таинство совершено для нас, человеков, – воплощение Сына Божия! Плоды его вкушает воздержный, трудолюбивый, бескорыстный, чистый сердцем христианин.

Имею ли я веру, надежду и любовь? Если я имею веру, то в делах должна она показываться, если имею надежду- то должен надеяться воздаяния от Бога за свои дела, должен надеяться на лицезрение Христа, Солнца правды, и в этом чаянии очищать себя от всякой скверны плоти и духа, проводить время в делании благих дел, в постоянных трудах, не должен искать наград и отличий в этом мире, предоставляя Богу наградить или наказать нас.

На всяком шагу мне опасности от нечистого сердца: если встречаю красивую женщину, красивого человека, то засматриваюсь на них; если безобразную – отвращаюсь, презираю и выхожу лицемером, с лицемерною любовью к людям, которые все одинаково – безобразные и красивые – по образу Божию. Окаянный я человек! Всегда и всячески прогневляю Бога!

30 июня

Благодарю Господа, безмерно меня утешившего причащением святых животворящих Таин после сильных искушений и огорчений от противника во время литургии, после крайней тесноты, произведенной врагом.

Проповедь Преосвященного Григория Казанского (митрополита Петербургского). Говорил бодро, спокойно, свободно, весело. О беспечности в своем спасении. Воскресение. Служил в Думе. Присно я в смерть духовную предаюсь, да и живот Иисусов явится в мертвенной плоти моей [2Кор. 4, 11].

2-го июля

Господи благопременителю, благодарю Тебя от всего сердца моего за содеянное о мне: за отъятие печали моей и недоумений моих касательно службы моей по гимназии и за благопременительность в мыслях начальника ее, Петра Николаевича Яниша. О, если бы то же сделалось и с Кириллом Петровичем [Яновским]! Но наипаче Ты, Господи, благоволи о мне грешном! Твой Дух да будет во мне всегда; Он да наставляет меня всегда на землю праву.

Пред Богом все одинаковы, и различать по чинам, званию, красоте, богатству, силе, знатности никого не должно, когда дело касается общей веры, богослужения, Таинств. Но наше лукавое сердце приучено, привыкло к лицеприятию – эту страсть, этот грех, эту болезнь души надо немедленно отсечь, чтобы она не укоренилась сильно; надо помнить, что все равно грешны, и часто знатные и богатые особенно грешны, все немощны, все подвержены недугам душевным и телесным, все смертны, все подвержены, как грешники, гневу Божию, всем угрожает за нераскаянность геенна.

Благословение священника и архиерея – от Отца и Пастыря.

Прежде занимались подачкою отдельные лица и за то подвергались нареканию иногда очень и очень несправедливому и незаслуженному, – теперь призываются к участию в попечении о бедных все граждане по сущей справедливости, ибо попечение о бедных общества есть дело всего общества; каждый благоволит уделить свою долю на бедных; каждый пусть дает, если хочет, совет, как лучше устроить бедных, помочь им или дать им труд.

Сильно крепит живот мой: надо меньше есть, а икра производит сильную блудную похоть: надо избегать ее, особенно на ночь не есть ее. 11 июля 1874 года. Дождливый день.

Чудная премудрость Божия и животворящая сила в мире видимом; чудная красота, польза; дивное благоухание в растениях! Чудный, богатый, щедрый, живительный свет в солнце; чудная теплота, всё оплодотворяющая! Дивен Ты и преславлен, всеблагий, всемогущий, премудрый Господи! Если дело рук Твоих таково, каков Ты Сам, Господи! Если столь прекрасно, полезно, животворно создание – сколь прекрасен Сам Ты, Создатель, сколь животворящ, сколь премудр, сколь благ! Если тленный мир так прекрасен – о, сколь прекраснее нетленный! Если временное столь хорошо – каково вечное? Если столь прекрасны и благоухающи тленные, из грубого вещества растения, о, сколь благоухающи древа райские и древо жизни, сколь благоуханны цветы райские – наипаче же бесконечная Святыня Твоя, Отче, Сыне и Душе Святый, Троице Святая; сколь благоухают чудные добродетели всех святых Ангелов, всех воинств небесных, всех святых! Если свет тленный, каков свет солнца, столь прекрасен, животворящ, обилен – то сколь прекраснее, животворнее, обильнее свет нетленный, свет неприступный Твоего Лица, Господи, Пречистой Богородицы, Престолов, Херувимов, Серафимов, Господств, Властей, Сил, Начальств, Архангелов и Ангелов и всех святых угодников! Если чудна красота иного лица человеческого, привлекающего взор и сердце, – сколь чудна, восхитительна, пленительна, животворна, неизреченна Красота Самого Творца твари, красота святых Твоих Ангелов! Красота святых! Удивляюсь Тебе, Творцу моему, во всех делах Твоего творения: в драгоценных камнях, во всех растениях, во всех птицах небесных, в рыбах, птицах, гадах, насекомых, в четвероногих скотах и зверях и наипаче в человеке, прекрасном, умном, словесном создании Твоем. Удивляюсь Тебе – во всем строении земли, в стихиях, ее составляющих, воздухе, в воде, в этих неизмеримых морях, в реках, озерах, источниках; в бездне огненной, сокрытой внутри земли, и во всех телах, в животворящей, премудрой, художественной силе Твоей, сокровенной в земле и непрестанно делающей, творящей, украшающей, благоухающей, оживляющей; дивлюсь Тебе в чудном светиле сем, в солнце, во всех других светилах, в луне и звездах, – во всем творении Твоем, и умоляю Тебя: избавь меня от мучащего меня, умерщвляющего меня, безобразящего, смердящего греха и даждь мне внити в живот Твой, восприять красоту образа Твоего, наслаждаться лицезрением чудного зрака Твоего, благоухать благоуханием святыни Твоей. (После прогулки в Инженерном саду – после дождя 5-го июля, в пятницу.) Вот Тебе, Господи, жертва моего благодарения, удивления, прославления! Господи! помяни вся люди Твои, наипаче достояние Твое, отрожденное водою и Духом [99]!

А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете. Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня [Ин. 14, 4 – 6] (вот куда идет Иисус Христос и куда должны мы идти!)... Итак, все пойдем немедля к Отцу Небесному чрез Иисуса Христа, Ходатая, и при помощи Его... Всяк, имеяй надежду видеть Отца, очищает себя от всякого греха [1Ин. 3, 3]... Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием [2Кор. 7, 1]. Ко Отцу, к Отцу!

Купить в Синодной лавке толкование Евангелий воскресных Никифора Астраханского [100]. Объяснение Псалтыри Палладия [101]; Ефрема Сирина [102]; объяснение литургии Арсения Киевского [103]; Историю Церкви Рудакова9. Слова Иринарха Рязанского [104].

7 июля

Благодарю Господа, многократно вчера спасшего меня милосердием Своим от страстей моих (зависти, неприязни к отцу Матфею до и во время всенощной), когда я покаялся от души и осудил себя искренно; благодарю и за самое осуждение мною себя самого – и сие от Бога.

Ночь провел очень беспокойно: сильный зуд в теле всю ночь – от кофе ли, от молока ли деревенского, дурно пахнувшего навозом, от вина ли, портвейну, или от того, что поздно вечером пил чай с сахаром? Сахар не причина ли этого зуду? Суп ли старый за обедом?

Плоть моя не распята со страстями и похотями, а оживлена – оттого я и слаб духом. Крепче заметь это и убий змею свою.

Евангелие о слепых и немом бесноватом [Мф. 9, 27 – 33]. Сердечные очи мои ослеплены самолюбием, плотоугодием, чревоугодием, объядением и пьянством, гордостью, честолюбием, завистью, сребролюбием; ропотом, нетерпением, унынием, сладострастием, лицеприятием и лицезрением, лицемерием, суетностью, леностью, нерадением, жестокосердием; скупостью, злопамятством, укорением, оклеветанием, ложью, обманом, легкомыслием, божбою, зложелательством, злорадством, лукавством, хулою, братоненавидением, придирчивостью, подозрительностью, раздражительностью, ссорою, уничижением ближнего, ругательством, предательством и иными бесчисленными грехами. А конец всего этого – смерть [Рим. 6, 21], если не покаюсь и не исправлюсь.

7-го июля

Воскресенье. Спал дурно, зуд во всю ночь; чай пил поздно, в одиннадцать часов. Раннюю обедню служил дурно, с трудом; сердце засорено крайне от неслужения Господу целую неделю и бесполезного гуляния по дачам (у директора, у Полякова), от нарушения поста (вечером в пятницу), и голос крайне труден и нечист; коварства вражии умножились до крайности; изнутри совсем одолел враг; на душе смятение, боязнь, связание; многих возгласов и поминания на великом входе говорить не мог; на молебне молитву водосвятную совсем прочитать не мог. Беда со всех сторон, благодать Божия по грехам моим оставила меня. И после причастия не было полного мира, а смятение, раздражение, теснота.

Ризы новые ([Семенова]). Не броня ли чужа?

8-го июля

Благодарю Господа: ночь провел хорошо, спокойно – от вчерашнего служения и причащения Святых Таин, особенно от прославления Владычицы за всенощною – громкого, смелого: голос образовался отличный. Слава Богу! Утро.

Раннюю обедню служил сначала порядочно, но при тесноте сердечной и сердечном бессилии; голос нечистый; враг как бы обвился по ребрам моим, причиняя мне уныние. И это по причине пития двух рюмок хересу и ядения икры и сыру вечером у Сребрениновых вместе с невестою, вдовою, вступившею во второй брак с своей стороны с мужчиною, вступившем в третий брак – Евдокимом Краюшкиным. Тут была жена Гавриила Краюшкина. Мое смятение усилилось, когда дьячок Полиглотов стал проситься вон от обедни, служенной с отцом Матфеем, а дьячка Преображенского – пьяного – не было; я возмутился сильно духом и вознегодовал на пьяного дьячка, которого нельзя было дозвониться. Заамвонную молитву прочитал всю; на молебне водосвятном особенно я смутился и от волнения не мог читать, когда увидел виновника беспорядка, дьячка. Бог ему судья.

А когда я венчал Краюшкина, то мне было тяжело как в аду: смущение, стыд, боязнь, теснота, бессилие сердца; я чувствовал, что змей обвился около сердца моего и давит меня кольцами своими, как удав; тут всплыли наверх все грехи мои – блуды мои, чревоугодие, сластолюбие, лицезрение, человекоугодие, раболепство, суетность, ложный стыд, ложный страх, лукавство, стыд Христа, Церкви и словес Его и словес ея. Я был вполне поруган, оплеван бесплотным врагом; пред этим я пил сладкий чай у старушки Екатерины Степановны, ел пирог с рыбой и с вареньем, пил херес, ел ягоды – словом, чревоугодничал, сластолюбствовал. Это породило сласть блудную, гнушение молитвою, людьми. Правда, в церкви были люди, прехолодные к Богу и Церкви, исполненные житейской суетности, и из-за них, думаю, отчасти могла быть тягота; знакомых девиц Козляниновых очень стыдился. Вот малодушие! Боже! милостив буди мне, грешному. Я роптал на Тебя, что, просив помощи крепким воплем, не получил ее от Тебя, хотя сам я недостоин был Твоей помощи, будучи исполнен бесчисленных грехов и сам дав оружие врагу против меня самого. И третий брак был причиною тесноты моей.

Окаянный, я не сохранил любви при обличении согрешившего брата, но смутился, раздражился, озлобился, ругался – ив алтаре, назвав подлецом и его, и товарища его и другими словами бранными. Сам себя испортил, уязвил, лишил благодати Божией, мира, свободы, правды, радости в Духе Святом. Помнить надо дух Евангельской любви: любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не раздражается, не ищет своего... и прочее [1Кор. 13, 1 – 8], или: если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов [Гал. 6, 1 – 2].

(Никитину Владимиру напомнить, что надо письмо написать прихожанам и деньги собирать, чтобы было чтотдавать бедным осенью и летом; что много голодных, без приюта.)

9-го июля

Всем воспевающим Тя (Божию Матерь) мир подавающая [105]. Я испытал и испытываю это на себе. Благоговею пред Всецарицею и благодарю от всего моего сердца.

Великая сила невидимого врага над нами и великое его тиранство над нами есть вместе и разрушение его козней в нас и владычества его. Потому не унывай, когда видишь, что он сильно издевается над тобою и мучительски ругается тебе: тут-то и сокрушит его Господь, а тебе даст отраду. Тебе душу проходит оружие, да открыются от сердца твоего помышления лукавые, страсти лукавые.

Видел я во сне священника, пришедшего в церковь и огорченного крайне на другого священника, задом стоя к собрату. В каких горьких выражениях он его укорял! – я заступился за укоренного – и сделался другом укоряющему за правду; крепко поцеловались, обнявшись. А Гурнова видел нагим и не стыдящимся.

Благодарю Господа, услышавшего меня в час греховной тесноты и печали, когда я допустил овладеть сердцем своим неприязни на кладбищенского дьячка Константина без всякой причины, и в покаянии воззвал ко Господу о помиловании, мире и свободе. Получил просимое. Благодарю Господа, милостиво и скоро услышавшего меня, когда я, огорченный и смущенный непочтительностию (некоторою) Ф.Ст. Герасимова и жены его, молодой франтихи, в квартире Полякова (крестины) обратился к Богу с тайной молитвою о помиловании и прощении мне злобы. Получил и это. Я ощутил мир, свободу. Сам себя осудил и их извинил и об них искренно помолился, как неведущих и нимало меня не обидевших; себя признал всевиновным в злобе и гордости.

От сладкого чаю и кофе крайне слабеет сердце мое и подвергается мучительству врага бесплотного, как это случилось сегодня (10 июля) у помещика и почтмейстера Антона Малаховского в квартире, при жене бывшего почтмейстера Мякотина, – боязнь нелепая, всеянная в сердце от врага, одолела меня; а у чиновника артиллерийского Тимофея Герасимова (крестник Александра) враг обдал внутренности и сердце блудным вожделением – жало сластное вонзил; и все от сладкого чаю и кофе, который я дома опять пил. Боже, помилуй мя! Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей [Пс. 50, 12]! (10 июля 1874 г. Десять с половиной часов вечера.)

Внутренний человек! На него всё внимание обращай: презирай внешнего, презирай плоть; прочь самость! Обращай внимание на красоту нетленную, на красоту внутреннюю человека: стыдливость, чистоту, целомудрие, кротость, незлобие, простоту, доброту, великодушие, сострадание, терпение, покорность, послушание, нелицемерную любовь. Прочь погоня за тленною увядающею красотою, за преходящею сластию, за внешним убранством.

В чем состоит практическая христианская мудрость? В смирении, пощении, молитве непрестанной, в терпении, в послушании, в трудах, в самоотречении. Святые апостолы, иерархи, мученики, преподобные, бессребренники, столпники, угодившие Богу, были истинные философы христианские. Достойно и предостойно они ублажаются во все веки. Они предмет подражания всех истинных христиан. Они непрестанно побеждали грех – мы непрестанно побеждаемся грехом.

10-го июля

10-го июля, в среду венчал свадьбу Краюшкина Евдокима в третий брак крайне дурно; смятение необыкновенное, боязнь, стыд, страх, немощь, насилие врага бесконечное

13-го июля

Суббота. Ранняя обедня. Благодарю Господа за бесконечно великий дар Его милосердия, за непреткновенное совершение литургии и за животворное причащение Божественных Таин; благодарю Господа, восставившего меня от падения моего в грех раздражения и ярости на брата моего, причетника Алексия за неблаговременный уход его в баню после ранней обедни (с Полиглотовым вчера гуляли они). Покаялся я в тесноте и огненном искушении, бывшем после греха, и, хотя нескоро, получил от Господа прощение и мир с дерзновением; на бирже служил молебен благополучно, свободным духом.

Благодарю Господа, даровавшего мне умиление и мир и просвещение во время служения всенощной воскресной; благодарю за победу над врагами невидимыми по молитве Пречистой Богоматери во время служения молебна пред новой чудотворной иконой Ее, за мирное чтение двух Евангелий. Слава Господу, победителю ада во мне. 13 июля. Одиннадцать часов вечера.

Взирая на крест и на раны Господа, говори в сердце своем: этими ранами я исцелен и исцеляюсь непрестанно, очищаюсь от грехов, воскресаю духом из мертвых и потому славлю и благодарю Господа и язвы сии сердечно целую.

15-го июля

Благодарю Господа за дарование мне благодати умиления и слез при совершении Божественной литургии вчера, в воскресенье, и дерзновение во время проповеди. На царском молебне конец благодарственной молитвы прочитал не весь, именно: не мог от боязни прочесть слов: всегда благодарение приносити и преблагая глаголати и воспевати сподобиши... Раскаялся в своем малодушии и получил прощение от Господа и мир.

Благодарю Господа за удостоение служением литургии нынешний день, 15-го июля. Пред Херувимскою песнию, во время её и великого входа и потом до конца беспокоила меня утайка двух рублей из братских доходов в пользу потребного для братии же и для нищих: земляк приказчик [...] заплатил мне пять руб. Обещал Господу записать рубль еще, а остальные взять на расходы и извозчиков.

16 июля

Благодарю Господа, благодатию Своею благопоспешившего мне в мирном и непреткновенном служении утрени сегодня.

Благодарю Господа, оживотворившего меня вчера во время литургии причащением пречистых и животворящих Своих Таин. Видех, Господи, видех, живоначальную Твою длань, от греховной смерти меня избавившую, и славлю Твое безмерное милосердие, яко не препобеждаешься неправдами моими, но покаяние ми даруеши и кающегося милуеши неизреченно и постоянно.

Вчера на ночь, после прогулки, закусил килек с черным хлебом и поел ватрушки, а потом пил чай, спустя час времени, – и сделал нехорошо: сон отогнал от себя, с боку на бок ворочался. (Днем спал – и потому еще ночь нехорошо спал.) На ночь чай не пить.

Жестоко и справедливо я пострадал от ядения мясных котлет и от лишнего стакана (за обедом) молока, а потом вечером от рюмки водки и части ватрушки у отца Матфея: искушения злобы от врага жестокие; ночью сон непокойный; вставание сопряжено с тяжестью. Да не ем мяса... Боже, помоги!

17 июля

Благодарю Господа за чудную победу над врагами моими невидимыми и за дивное оживотворение Божественными Тайнами, когда я, недостойный, приобщился их.

Во время обедни сильно искусился напрасною злобою на дьячка Алексея Преображенского: я сам был виноват, что он не хотел петь. Я сбил его. Раскаялся я, и Господь чрез долгое время простил.

Согрешил я опять против дьячка, а он против меня: я рано пришел на панихиду и начал без него панихиду, а когда он пришел, я рассердился на него: нетерпение показал, руками всплеснул от нетерпения. Согрешил ко Господу! Прости мя.

Благодарю Человеколюбца, Спаса моего, избавившего меня во время вечерни сегодня 18-го июля (четверг) от бури бесовской по случаю намеренного или ненамеренного пропуска дьячком Славы и ныне на стихирах (на Господи, воззвах); я подумал, что намеренно, с лукавством – и от этого возмутился духом; но помог мне Господь одолеть дух смущения и выговорить прошения ектений просительной и сугубой, а потом и молебен с водосвятием совершить добре. Слава Господу сил, помогающему мне, непотребному. Не лиши меня, Господи, помощи Твоея во все дни живота моего. Буди!

На святых взирай, как на обоженное человечество, безмерною почестью почтенное от Бога; также и на истинных благочестивых христиан, хотя они и содевают по немощи человеческой некоторые грехи. Благодари Господа за этот бесконечный дар Его милосердия и старайся сделаться достойным его своими делами, обновлением сердца своего.

Церковь в своем богослужении и Таинствах изображает и священнодействует силою Иисуса Христа, Духом Святым чудесное восстановление падшего образа Божия в человеке и обожение его. Дивное богослужение! Дивное Таинство!

Даруй мне, Господи, искренно возненавидеть всякий грех, искренно возлюбить всякую правду, наипаче возлюбить Тебя, Бога моего, всем сердцем и ближнего, как себя. Многое, многое во мне и у меня свидетельствует о том, что я слишком много люблю себя и не люблю Тебя всем сердцем, а ближнего, как себя.

Зачем я жрал с алчностью сливки со сладким чаем? Оттого детородный уд беснуется сластию, оттого устрашающие сновидения.

Вчера, ночью (у Гурова в квартире) от свадебной пирушки Кедровской случилась у меня блудное осквернение: диавол представил во сне одну из девиц танцевавших в прелести сонной – и я искусился. Согрешил ко Господу! И ел, и пил на свадьбе довольно мяс, и рыб, и вино.

19 июля

Утро. Ночь спал не очень хорошо; сон довольно беспокойный оттого, что пил на ночь сливки и чай сладкий с булкой, когда природа не требовала и аппетита не было (чай пил со сливками же пред вечерней); детородный член от сладкого чаю и сливок в крайнем напряжении блудном. Сладкого чаю для Бога и чистоты тела идуши не должно пить; сливок сколь можно меньше употреблять.

19 июля

Позднюю обедню служил с крайней теснотою в боках, особенно в правом, от крепости ли желудка и от избытка соков, или от действия лукавого (что вернее). А вчера вечером излишне пил чаю и много сливок пил (они-то, между прочим, и теснили меня). После причастия чудно оживился и укрепился духом. Слава Господу, победителю во мне ада. Младенцев множество причащалось, народу полная церковь. Доходу от обедни 34 рубля 50 копеек. Небывалый! Благодарение Господу!

За всенощной, как и ранее за вечерней, голос был слаб от рыбы и пива; до всенощной чувствовал себя крайне вяло и уныло, после чаю пред всенощной оживился. К половине всенощной голос сделался хорош от внутренней борьбы и освобождения от греховной коры внутренней. К концу всенощной смутился было от пожелания протоиерейства по случаю имеющего скоро быть двадцатилетия моей службы. Раскаялся, вспомнив просьбу сынов Зеведеевых о первенстве в Царстве Христовом и ответ Господа: можете ли пить чашу страданий? [Мк. 10, 38]. Скорбей и страданий за Христа избегаем, а получать отличия и повышения куда как падки мы! Первые места занимать! А грех внутри побежден ли? А сердце новое ли? А долг пастырский исполнили? А овец многих ли спасли? Изнемогшее подняли ли? Болящее уврачевали ли?

20 июля

Опять прельстился от плоти – поел вчера вечером поздно рыбы с черным хлебом, что потребовало долгой прогулки. Согрешил чревоугодием и невоздержанием.

От ядения вчера поздно вечером судака с мучным соусом и с черным хлебом были дурные последствия утром за ранней обедней: эта пища легла мертвящим свинцом на сердце моем и вражеской батареей против меня – из-за этой яди я умер, окаянный, духом, и только многомилостивый и долготерпеливый Господь воскресил меня из мертвых силою Божества Своего, по приятии Пречистой Плоти и Крови Его. Слава силе Твоей, слава милосердию Твоему, Господи! Наука мне делать не брашно гиблющее, то есть не чревоугодничать, но делать брашно, пребывающее в животе вечном [Ин. 6, 27], то есть презирая тленную пищу, стараться причащаться чаще, достойно приготовясь молитвою и постом нетленного брашна, животворящих Тайн Тела и Крови Господней.

Сытая душа попирает и сот [Притч. 27, 7]. Так, один священник в Петербурге, кажется военный, вероятно пресыщенный вином и пищей и помешанный на картежной игре, наругался над Святыми Тайнами, призвав солдата и приказав употребить Святые Дары; тот отказался, тоже с пренебрежением. О, ужас! О, предательство, горшее Иудина! О, хула диавольская! (Отзыв отца Иоанна Никитича Полисадова о профессорах и студентах Академии как вольнодумцах, безбожниках. Истина! – Жалко! Воспою Возлюбленному моему песнь Возлюбленного моего о винограднике Его [Ис. 5, 1].)

Церковь в ектениях своих – великой, просительной и малых, часто напоминает христианам о том, что они вместе и со святыми и Богоматерью – члены единого тела одушевляемого единым Духом Божиим, и что Глава этого тела – Христос Бог, Которому, как Богу, и Пастырю, и Посетителю душ наших, мы должны предать себя и друг друга совершенно. Цель богослужения та, чтобы вдохнуть во всех членов братскую любовь друг к другу, всецелую любовь и преданность к Спасителю и Божией Матери, чтобы испросить прощение грехов, освящение, укрепление, просвещение, дать животворную пищу и питие в Крови Господней, чтобы приготовить к общению со святыми на небесах и вечному блаженству.

Держава, то есть царская власть, держит всех и всё в порядке, благозаконии, благополучии, или благобытии, в тишине. А держава Божия бесконечною мудростию и могуществом Своим и благостью Своею содержит в порядке и благобытии все ангельские чины, лики святых, человеческий род, все миры во вселенной и все роды животных, птиц, рыб, гадов, пресмыкающихся, всех насекомых, – все роды и виды растений, всю землю и все воды, весь воздух, всю огненную стихию, всю стихию света, всё. Слава державе Божией, под которой мы всегда сохраняемся день и ночь, все дни и годы.

Вчера 20 июля покушал творогу с пресным молоком без хлеба и чаю попил довольно (три стакана), и оттого ночью боль в пояснице, плохо спалось, да и от дождя проливного во всю ночь и утром. У меня должно быть завал в животе (или еще от вчерашнего пирога с семгой у Ивана Андр.?).

Кто даст мне искреннюю, пламенную, широкую любовь ко всем человекам, чтобы горящим духом молиться о спасении всех непреткновенно, свободно, дерзновенно? Господи! Кроме Тебя, никто не может дать сего: Тебе всё возможно – созижди во мне сердце чисто и обнови дух правый во утробе моей и даждь ему бесценное сокровище любви Твоей, а любовь мира сего, тленную и нечистую, отыми. Вот на нынешний день желание и молитва сердца моего пред Тобою! (21 июля 1874 г.)

Реформа духовных учебных заведений, особенно высших Академий, довела до горьких крайностей – до вольнодумства, деморализации (безнравственность). Никто в монахи не идет, смеются над монашеством, олютеранились совсем. К таким же гибельным, и хуже еще, последствиям приведет и духовно-судебная реформа, когда будет в Церкви Божией преобладать светское начало и власть белого духовенства. И теперь характера Православия весьма мало в жизни мирян и духовных, а тогда, при уничижении начала монашеского, которое всегда с особенною силою отстаивало этот характер в вере, богослужении и жизни православных христиан, – и совсем исчезнет. Худые времена! Что делают наши митрополиты, архиепископы и епископы и архимандриты? Зачем молчат? Ордена обезоружили их.

21 июля

Воскресение. Поздняя обедня. Благодарю Господа, даровавшего мне при немощи телесной, при унынии и разленении от дождливой погоды умиление сердечное при совершении литургии и чудное оживление и обновление после причащения Святых Таин. Проповедь говорил митрополита Григория с одушевлением. После обедни ужасное искушение – гнев мой на дьячка за неповоротливость при множестве треб, и особенно соборования больной Екатерины Прокофьевны. Смутился, озлобился, разбранил дьячка, уязвился, и в этом виде неудовольствия, и огорчения, и смятения, тесноты соборовал. После соборования зашел в думскую церковь, припал к престолу, каялся в своем безумии и милости, и исцеления, и прощения просил у Бога – и получил чудное спасение. Слава Господу!

Похвалы литургии: литургия всемирная, пренебесная, премирная, чистительная, просветительная.

Богослужение совершать реже, выговаривая всё: в мире быть поспеем – там один грех и козни врага, там похоть плоти, очей и гордость житейская [1Ин. 2, 16 – 17].

Агрипина, девица, служанка вдовы Прокофьевой, умерла от родов, от приращения младенца к матке – это в показание праведного Суда Божия прелюбодейцам и прелюбодеям и в страх всем, живущим в так называемом гражданском браке. 21 июля одиннадцать часов вечера.

22-го июля

Благодарю Господа, сподобившего меня спокойно, свободно, непреткновенно (только при говорении отпуста запнулся, не выговоривши святых Константина и Елены и великомученика Прокопия) совершить Таинство Брака, при самом малом количестве народа. Свадьба простая, Дмитрия и Дарьи. Невеста имела девственный, кроткий, ангельский взор, прямой, открытый, простой.

23 июля

С моим чревоугодием я непрестанно проигрываю многое для души и тела: теряю благодать Божию, милость мира, [лишаюсь] спокойного сна, света умственного, чувства сердечного, чувства искренней любви к Богу; чувствую обременение во всем теле; кроме того, должен часто ходить на воздухе, чтобы делать променаж; лишаю себя чтения слова Божия, сочинения назидательных произведений, лишаю своих духовных детей многого весьма полезного, делаюсь не пастырем, а наемником, радящим только о себе и наипаче о своей плоти. Сколько бы я прочитал книг духовных – с великим наслаждением духовным, сколько бы написал книг полезных, если бы не чревоугодничал! Сегодня спал дурно; покоя в душе не было, а скорбь, смятение, теснота. Вечером сладкий пирог с черникой. Нищим вечером поздно не подал. Зачем вечером пиво пил? Пива не пить – это отчуждает от благодати Божией.

Благодарю Господа за премирную Божественную литургию, за непреткновенное и неосужденное совершение ее, за сладкое очищение грехов, за мир, свободу, дерзновение, радость, крепость, дарованные мне в причащении Святых Таин. Ранняя обедня от Евдокии Ивановны Шляковой.

Поверхностных молельников, то есть близких к Богу только на языке, а не в сердце, – есть много, а молящихся всем сердцем, из глубины души, с горячею к Богу любовью, с твердым упованием – мало. А что пользы этим молельщикам и от этих молельщиков? Никакой. Сам Бог говорит об них, что их сердце далече от Него и они всуе, понапрасну чтут Его [Мк. 7, 6], то есть кланяются своим телом, болтают языком, кадят кадилом, ставят свечи, топчут дворы Его, – ибо в сердце остаются такими же развращенными, какими и были: жестокосердыми, злыми, завистливыми, горделивыми, блудными, невоздержанными, скупыми и корыстолюбивыми, лукавыми, неправедными, лихоимцами, мздоимцами, праздными, тунеядцами и проч. Почему из глубины сердца надо молиться? Потому что грех лежит во глубине души, препятствуя искренней молитве, истинной, нелицемерной, – и чтобы помолиться богоугодно, надо отвергнуть грехи, разлучающие нас с Богом, как стена.

За литургией совершается Тайна примирения Бога с грешным человеком, раздражающим непрестанно правосудие Божие, – тайна очищения, освящения, обновления и обожения верных; таинство величайшего, бесконечного милосердия, снисхождения Божия.

24 июля 1874

Четверг. Благодарю и превозношу Господа, приявшего покаяние мое во грехах озлобления против нищих по наветам Аристарха Козловского, медных дел мастера, укорявшего и меня в подаянии милостыни тунеядцам, из-за чего будто бы народ (весь народ) работать не будет, надеясь на легкое средство (прошения милостыни) добывания денег. Я, говорит, никогда не подаю и не подам никогда. Я крайне огорчился и на нищих, сознавая долю правды в словах непрошеного советника, и на него, Козловского – ругателя и высокомерного самохвала во зле.

Александровская площадь

дом госпожи Дугомиль

При сем посылаю Вам садовника, которого Вы просили.

Садоводство Юлия Оттовича Фогт

Мариинская слободка, Александровская улица, собственный дом, N 36-й.

В Москве.

Господь помиловал меня, отъял смятение, скорбь и тесноту, и даровал мир со дерзновением и славное, без преткновения служение литургии в кладбищенской церкви Святой Троицы с премирным, сладостным причащением Святых Таин. Но я чувствовал, что эта благодать дана мне и за воздержание с вечера от пищи и излишнего питья. После причащения Святых Таин ощущал в себе избыток мира, силы духовной и дерзновения. Слава Господу сил! Он – Первообраз, Господь – любит меня, Свой образ, и я, Его образ, должен всемерно любить Его, свой Первообраз. Буди! Что достойней любви нашей, как Господь?

25 июля

Пятница. Благодарю многомилостивого, всещедрого, благопослушливого и скоропослушливого Господа моего, спасшего меня от тесноты моей греховной в Инженерном саду и потом в Соборе за всенощной, когда я всем сердцем в покаянии помолился Ему.

Согрешил я пред Господом зело, зело, при совершении Таинства Соборования (Елеосвящения) над старушкою Ивакинской на горе, подумав о вознаграждении денежном себе во время чтения молитв и даже Евангелия. Забыл я слова Евангелия: даром получили, даром давайте [Мф. 10, 8]. Оскорбил я благодать Божию пожеланием сребра за дар Божий и благодать Божию на сребро продати. И за то лишился мира, свободы, дерзновения, радости в Духе Святом, доселе наполнявших душу мою и делавших меня блаженным в священнодействии. Не деньги, а именно эти дары благодати Божией и есть для меня величайшая, бесценная, нетленная, славная награда за искреннее совершение всех молитв, Таинств, священнодействий, обрядов. Да не помышляю же впредь о материальном вознаграждении: оно придет само собою, приложится, по Божию непреложному слову [Мф. 6, 33], а да пекусь о Царствии Божием, еже внутрь нас, по милости Божией; стяжание Его да считай дороже многих миллионов сокровищ вещественных. Отче, Сыне и Душе Святый, Троице Боже мой, помилуй мя.

26

За прославление святого великомученика и целителя Пантелеймона в каноне богослужебном Господь даровал мне молитвами его благодать мира, свободы и дерзновения, и с сею благодатию я благополучно, смело, искренно совершал Таинство напутствия больной и Таинство Елеосвящения, доколе пожелание сребра не сбило меня с толку и повергло в смятение, тревогу, омрачение, тесноту и посрамление. За всё благодарение Господу: за обличение и наказание, за милость и мир, ибо всё ко благу, к исправлению моему, и да стою на истинном пути и спасительном, а не на ложном, прелестном и погибельном.

Луку не есть, соусов мучнистых тоже; треску – реже.

29 июля

Благодарю Господа, обличающего и наказующего мя. Вчера я оставил в пользу бедных рубль серебром из братских доходов, и вот во время венчания второго брака, увидев диакона Петра у дверей, смутился, стало мне тесно; не мог я говорить молитв покойно – совесть обличает.

Пошли соборовать тещу Хренова: опять от смущения и срамоты внутри не мог читать; но лишь я в сердце дал обет записать рубль в кружку, как тотчас успокоился: стал спокойно, радостно, с великим дерзновением совершать Таинство. Слава Господу!

30 июля

Благодарю Господа, благодарю Пречистую Матерь Божию, что Он, купно же и Она, по неизреченной Своей милости исцелил меня от расслабления желудка и от сильной головной боли, приключившейся вечером вчерашнего дня. Да славлю Тя, Господи, все дни живота моего.

Благодарю Господа, прекратившего страдания младенца (28 июля) по молитве моей, Аще и недостойной, в 4-й казарме матросской, и прежде сего других младенцев. Младенец, долго страдавший и не спавший, заснул и потом умер. Надежда моя, Господи, слава Тебе!

Примечание

96. Бу́есть, буйство (церк.-слав.) – глупость, безумие (от бу́ий – неразумный, невежда).

97. Плесна́ (церк.-слав.) – ступня ноги.

98. Ирмос 4-й песни воскресного канона на утрени, глас 8-й.

99. То есть принявших Святое Крещение людей.

100. Никифор Феотоки (†l799), родом с острова Корфу. С 1786 года архиепископ Астраханский: с 1799 – Херсонский.

101. Палладий (Пьянков; 1816 – 1882), епископ, экзегет. Родился в семье протоиерея Пермской губернии. Окончил Московскую Духовную Академию в 1840 году и был назначен в Пермскую Духовную семинарию. Рукоположен в иереи в 1844 году. Овдовев, принял монашество (1846 год) и был назначен инспектором Саратовской, а затем Казанской семинарии. С 1854 года архимандрит. Последовательно занимал должность ректора Пермской, Кишиневской и Орловской семинарий. В 1869 году хиротонисан во епископа Кинешемского, викария Костромской епархии. Позднее был викарным епископом в Вятской епархии. В 1877 назначен на Олонецкую кафедру. Епископ Палладий занимался вопросами расколоведения, но его главные работы носят экзегетический характер. В 1874 году он опубликовал "Толкование на псалмы", составленное по еврейским, греческим и латинским текстам.

102. Ефрем Сирин (ок. 306 – 373), преподобный, один из великих учителей Церкви IV века. Первое место среди его сочинений занимают толкования на Священное Писание. Память 28 января (10 февраля).

103. Арсений (Москвин; 1795 – 1876), митрополит Киевский и Галицкий (с 1 июля 1860 года). Митрополит Арсений муж высокого, светлого ума и доброго сердца, много послужил на пользу Церкви в Тамбове, Подолии, Варшаве и Киеве; постоянно боролся против сектантов-молокан и духоборов, издал много духовных книг. В 1874, а затем в 1879 году в Киеве вышла в свет его книга "Изъяснение Божественной литургии, составленное из бесед, говоренных к Тамбовской пастве в 1836 – 1837 гг.".

104. Иринарх (Попов; 1790 – 1877), архиепископ Рязанский и Зарайский. В 1836 году хиротонисан во епископа Старицкого, викария Тверской епархии. Занимал различные кафедры; 20 декабря 1863 года переведен в Рязань. 29 августа 1867 года уволен на покой по болезни и определен на жительство в Рязанский Спасский монастырь, а в 1868 году – в Рязанский Троицкий монастырь. Архиепископ Иринарх по своему образованию и по своим выдающимся нравственным качествам был замечательным человеком своего времени. Он был глубоким богословом, замечательным языковедом, неутомимым и ревностным проповедником. Жизнь его была образцом умеренности, бескорыстия и кротости. Его сочинения были изданы в 1868 году в десяти книгах.

105. Ирмос 5-й песни канона Пресвятой Богородице.

Август

1 августа

Благодарю Господа, приявшего покаяние мое в неприязни и озлоблении моем на отца протоиерея, что послал меня из Успенской церкви прежде времени в Собор чрез сторожа; я покаялся Богу, что не прав я был, огорчась на начальника, признал свою строптивость, гордость, непокорность, просил себе приязни к нему, начальнику, и получил от Господа. Слава Господу благопослушному и благопременителю моему, Спасителю моему!

Демоны трепещут, когда оружие Христово – Крест святой несется в воздухе в крестном ходе; в комнатах и на улице, где бывает молебствие простое или с водосвятием, также очищается воздух от демонов и их козней. Великое дело веры – возношение Креста.

Благодарю Господа, устроившего скоро дело рабы Божией Анастасии Михайловой с мужем ее Алексеем Антоновичем, находящихся в заграничном плавании в Греции. Услышал Господь молитвы наши, приял веру нашу.

Благодарю Господа, сохранившего меня крестом Своим в прошлую ночь от блудных сновидений и блудного излияния семени; когда я знаменовался крестом, исчезли мерзкие сновидения и пошли священные. Благодарю святого Ангела Хранителя моего, светоносца Божия. Аминь. Десять часов вечера.

Что требуется главным образом от всякого человека-христианина во время молитвы его, одного или общей? – Искренность, чтобы он искренно говорил то, что говорит в молитвах, или искренно повторял то, что другие говорят, читают и поют, чтобы искренно молился за себя и за членов Церкви и государства, и за всех христиан, и за весь мир! Чтобы искренно сознавал свои грехи, ненавидел их и каялся в них Богу; чтобы искренно желал исправиться, чтобы искренно любил Бога и святую правду Его, святой закон Его и искренно желал исполнять его всей душой, всей силой, всею мыслию; чтобы любил искренно ближнего, как себя, желая всякому от всей души всего доброго и не желая ему ни тайно ни явно ничего худого, не злорадствуя ни при чьей напасти. Всё сие даруй мне, Господи, и всем христианам, всякому человеку чрез познание Тебя. 2 августа 1874 г.

Благодарю Господа, пременившего чудно сердце жены моей от зла на добро, от смятения на мир ко мне, оскорбившему ее утром по данному от нее поводу зла на больных слуг. Не вотще я припадал с дерзновением к престолу Владыки моего. Чудные, страшные дела совершаются на этом престоле Духом Святым! Огнь небесный, огнь Духа Святого сходит на Святые Дары! Страшно есть место сие [Быт. 28, 17]!

Мясо легло камнем на сердце сегодня (3 августа) и из-за него враг одолел меня сегодня на всенощной. А я думал, что оно укрепит меня.

Если в театре нет праздных слов, которые говорят актеры и актрисы и которые слышат зрители и слушатели, то театр [невинен]. А если театр преисполен праздными словами, то судите сами, что из этого следует. За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда [Мф. 12, 36]. Мы слишком злоупотребляем словом, столь высоким и драгоценным дарованием Божиим, и в театре, и в разговорах, и в журналах, и в книгах. Сколько суеты!..

С Филиппом Степановым сегодня неладно встретился: я шел по одной, он по другой стороне мостовой – ни я, ни он не поздоровались: я отворотил глаза сначала, думая взглянуть на него, когда он будет ближе, но, заметив это во мне, отвернул и он глаза и прошел не раскланявшись. Это меня огорчило как духовного отца – думаю, и его. Но я хотел раскланяться и всегда впёрвые раскланивался с ним, но, зная его гордость, издалека кланяться не хотел, ожидая с его стороны некоторого внимания. Смири дух его, Господи, смиряяй всё высокое и вознесенное, ибо я – Твой раб. Сын духовный да знает чтить духовного отца. Ты, Господи, Отче Святый, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле [Еф. 3, 15], смири духовного сына моего да сыновния помышления и чувства ко мне имать, да имам доступ к его сердцу, да возмогу пасти его. Буди, буди! Господи! довольно двусмыслия, лицемерия с его стороны, гордости, высокомерия, презрения к духовному отцу. (Только два – он и М.Н. Синебрюхов выше всех подъемлют главу свою.)

Слава вере Христовой, чудной, миротворной, всё покоряющей, всё соединяющей. Верую сему и вижу сие.

Помяни, что члены царского дома суть члены Церкви Христовой, члены Царствия Христова, украшенные совершенствами образа и подобия Божия, как и прочие, добрыми, чувствительными душами, разумом и с благородными стремлениями воли. Молись за них искренно, как за членов Церкви, как за братию кровную. Так и Господь повелел, и святые апостолы, судии всей земли и судии ангелов [1Кор. 6, 2 – 3]. Вражией холодности к ним противопоставляй любовь христианскую и любовь гражданина, памятуя, что они в тысячу раз лучше тебя, благороднее, возвышеннее, мужественнее, добродетельнее.

4 августа

Воскресенье. Обедня поздняя. В великий агонии от наветов [106] духов злобы был я сегодня во время обедни, тотчас пред великим входом, во время великого входа и после великого входа, – из-за чего же? Из-за просфоры, взятой мною на свой счет для дачи ее кому-либо из знакомых; чревоугодие, человекоугодие спутали мои духовные стопы: враг поймал меня чрез мое мирское пристрастие. Горький урок: не думать ни о чем житейском при совершении пренебесного Таинства. Едва не поглотил меня совсем враг, так страшно я смутился, уязвился, взволновался от него! Сколько раз я припадал к престолу Божию, милости и мира прося у Бога, – се, враг, как лев, терзал меня, когда не было избавляющего и спасающего [Пс. 7, 3]. Но Господь, наказав, помиловал меня и даровал мир, отъяв смятение, исцелив язву, прогнав страх, уныние. Господи! Какая буря бесовская нашла! Отмстил мне враг за вчерашние мои ему ругательства! А я не остерегся: табачку вечером покурил, пива выпил. Пред обедней Господь еще спас меня от адской тесноты за озлобление мое на нищих и на родильницу за неблаговременный будто бы приход. Беседу говорил свободно и торжественно о просительной ектение! Беседы-то мои более в ярость приводят бесов. Но Господь мой всесилен. Вечерню совершал свободно; двои крестины тоже.

Чрез державную власть, чрез государя, отца моего, и чрез Святейший Синод я получил неисчислимые благодеяния от Господа. Господи, спаси царя и супругу его и весь царствующий дом, спаси и помилуй, умудри, утверди Святейший Правительственный Синод.

Читаю часто слово о кротости (в Евангелии), говорю и сам о кротости и смирении с церковной кафедры – и продолжаю, окаянный, оставаться, злым, нетерпеливым, раздражительным: вот за городом рассердился и раскричался (на всю окрестность) на одного нищего, подошедшего ко мне нечаянно с просьбою о милостыни. Научитесь от Меня, говорит Господь, ибо Я кроток и смирен сердцем [Мф. 11, 29]. А как кроток? Не воспрекословит, не возопиет (не закричит), и никто не услышит на улицах голоса Его; трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит [Мф. 12, 19–20]. Как кроток и смирен? Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному [1Пет. 2, 23]. Как кроток? Так, что беспрекословно допустил связать Себя, претерпел безропотно оплевание, биения, заушения, крест и смерть. Сравни свою жизнь с жизнью сего Праведника – Иже есть нам пример для всех для подражания. Вспомни умовение Им ног учеников и самому Иуде на Тайной вечере. О, как я скор на гнев, злобу, досаду!

Я смердящий труп от юности! Против кого мне восставать? Против великого ли, всеми признанного таковым Филарета Московского [107]? Не против своего ли ветхого смердящего человека? Это верный путь. Помилуй меня, Господи, окаянного, смердящего, непотребного, немощного, темного, срамного.

Теперь трудись для бедных (в Попечительстве) и для прихода; отдых вечный и сладкий в вечности для всех, трудившихся в духе Евангелия и по наставлению Евангелия. Милостынею приобретается милость Божия на суде.

5 августа

Понедельник. Благодарю Господа за милостивое избавление от скорби и тесноты за жестокосердие и немилость к бедняку, постигшей меня праведно. Покаялся пред престолом, милости и мира прося у Господа, и скоро получил спасение с дерзновенным и непреткновенным служением. Слава Господу!

От излишества мучнистой пищи (пирога) болят у меня зубы, а сердце дебело и грубо. Воздержание нужно и для этого: оно на всё полезно.

Благодарю Господа, подавшего мне вчера (4 августа) по причащении Святых Таин небесный мир и небесную жизнь, дерзновение, радость, свободу, силу, лепоту и все напасти прогнавшему.

Благодарю Господа, и сегодня даровавшего мне благодать совершить литургию с умилением и теплотою, особенно после великого входа, и причаститься к оживлению моему. Но после обедни, во время панихиды, согрешил пред Господом и прогневал Его напрасным озлоблением на алтарного сторожа Ивана за его неблагообразное лицо, как будто он виноват; таким образом, согрешил лицеприятием и неприязнью. О, лицемер, лицеприятию навыкший и красивыми и некрасивыми лицами блазнящийся, к одним привязывающийся, а от других отвращающийся! Не все ли одинаково по образу и подобию Божиею созданы? Не одинаковая ли душа у всех! Не все ли равно члены Христовы, чада Божии, братия Христова! Я покаялся в сем и получил милость от Господа. Слава Господу!

5 августа

После всенощной. Желаешь ли ты, душа моя, осияния светом присносущным, нетленным, каким просиял Господь на Фаворе? – Удаляйся от пристрастия к миру, от чревоугодия, многоядения, крепких напитков, от сребролюбия, суетной чести, нарядных одежд, вообще – любви мирской.

Благодарю Господа, показавшего во мне силу благоутробного милосердия Своего в прощении моих согрешений и в отнятии теснот во время всенощной на Преображение Господне, когда я в покаянии усиленно просил Господа отъять диавольскую тесноту, боязнь, блазнь. Сила Господня помиловала и исцелила меня и даровала мне великое умиление молитвенное со слезами. Искренно просил я у Господа просвещения всему миру, не только христианам православным, ибо Господь искупил весь мир ценою крови Своей и искупительной смерти Своей. Уповаю, что Господь услышал молитву мою. Христе, Свете истинный прочитал спешно, с пропусками, по причине диавольского смущения. А между тем какая молитва прекрасная! Особенно в день Преображения надо было ее прочитать с умилением, спокойно, сполна! Прости, Господи, смущение мое! Даждь мне всегдашнюю смелость. Народу было много.

Празднуя Преображение Господне, мы, братия, как члены Иисуса Христа, как чада Его, должны начать, продолжать и совершить, с помощью Его, свое собственное преображение от душевной тьмы во свет, от злобы в кротость, от тщеславия в смирение, от корыстолюбия в нищелюбие, от зависти в искреннее ко всякому доброжелательство, от нецеломудрия, от нечистоты – в чистоту и целомудрие, от суетности в истину.

6 августа

Во время поздней обедни подвергся страшному искушению лукавого со стороны дьячка Преображенского, а лучше сказать – со стороны своего ветхого человека, от своего чревоугодия, нетерпения и злобы: сильно возмутился я духом оттого, что дьячок не читал стихов псаломных на третьем антифоне, о чем он меня предуведомил; показалось мне это непослушанием, нерадением, и одолела меня неприязнь вражеская на него, смущение и теснота и срамота одолели меня, и я был в сильной агонии пред Евангелием и после, при чтении ектений и молитв до великого входа, на великом входе и после до призывания Святого Духа; голос самый ослабел. Согрешил я пред Господом и пред братом. Согрешающего надо жалеть, что погибнет из-за греха своего, а не иметь вражды и презрения к нему. Вражда – злейший и опасный недуг души. Причастился Святых Таин довольно спокойно и оживился. Слава Господу, обличающему и наказующему меня. Яко явил ми ecu скорби многи и злы; и обращься [108] оживотворил мя ecu [Пс. 70, 20], внегда с верою приступати к престолу Твоему и лобызати его, якоже Тебе Самого, сидящего на престоле. Благодарю Господа за дар слова проповеднического.

Сегодня вечером поел рыбы, пирога, киселя, пил пиво. Да не будет сие во вред по милости Твоей, Господи, но в пользу волу Твоему молотящему.

После сильных искушений сегодня и после причащения Святых Таин мне сегодня очень легко благодатию Божиею, здравие душевное и телесное ощущаю.

7 августа

Благодарю Господа за силы, явленные во мне нынешний день за утреней и литургиею и вечерней при служении моем, за избавление от ядовитых прилогов вражиих.

С какой стати я ем на ночь, когда этого не требует мое тело, когда я, напротив, от этого страдаю и много теряю: читать и писать не могу, спать не могу, делается зуд в теле, тягость и какое-то оцепенение в душе и теле? Таковы последствия, когда без нужды и в излишестве, хоть и с удовольствием, употребляется пища! Не ешь я на ночь и вечером, я мог бы много сделать дела, и ночь спал бы покойно, и утром я был бы гораздо развязнее на церковной молитве. 8 августа.

Помилуй мя, Господи! Помоги мне, Господи, в благом намерении. Да не идолопоклонствую паки, да насыщаюся Тебя всегда ненасытною душою.

9 августа

Пятница. Благодарю Господа всем сердцем моим за избавление от многих и лютых искушений прошедшего дня, бывших мне из-за дьячка Преображенского, дерзнувшего в пьяном виде прийти к обедне и в таком виде служившего. Я сначала обманулся в нем и благословил ему стихарь надеть, а после узнал своего соловья. Благодарю Господа, не давшего мне вконец смутиться от пакости сего дьячка. После обедни стал он защищаться: что надо еще, говорит? Я пел и читал: еще хуже служат меня. Я запретил ему ходить в церковь служить; взял дьячка Полиглотова.

Благодарю Господа за бесконечный великий дар Его милосердия – за причащение животворящих, чудных Тайн Пречистого Тела и Крови Его и за благодатное служение мною святой литургии чистым голосом, непреткновенно, кроме великого входа (преткнулся ради чревоугодия своего – две просфоры). После причастия чудно ожил душой и телом, Слава Господу!

Крайне согрешил пред Богом и бедными корыстолюбием и жестокосердием – не подал достаточной милостыни бедным, сидевшим долго и ожидавшим подаяния у забора; сам пресыщаюсь, окаянный, а они голодают; сам имею десятки одежд, а их нагими оставляю ходить. Даже доселе, при стольких мне благодеяниях Божиих, неисправленное сердце и неисправленный нрав имею. О, окаянный я!

Письмо написать надо сестре Анне Ильиничне и Василию Ивановичу.

Сколько раз зарекался я не есть на ночь – а вчера опять поел поздно вечером селедочки с луком, жаренной на постном масле рыбы с черным мягким хлебом, – и потом пиво пил. Ночью же, при сделавшимся холодном северном ветре, сделался сильный зуд в теле от излишества принятой пищи и от излишества жизненной влаги, соков и крови, а чрез то и спать не мог! Вот плоды безумного чревоугодия, жадности!

10 августа

Суббота. Причастники. Благодарю Господа за благодать Его, туне щедротами Его дарованную мне сегодня при служении утрени: служил я с дерзновением, громогласно, непреткновенно; также и обедню; пред обедней враг запинал меня несносною теснотою, но верою в милосердие и силу Господню прогнал его и тесноту его и стал свободен и мирен. После причастия и ощущений мира и дерзновения и радости вскоре было опять враг нашел лазейку в сердце и смутил и стеснил мое сердце, но и опять верою в Господа был побежден. Слава Богу за всё.

Всенощную в думской церкви также по благодати Господней служил с чувством и умилением, особенно при мысли о том, какое снисхождение показал к нам Сын Божий в Своем вочеловечении, обожении нас, обновлении, какую премудрость, какое всемогущество, милосердие, как он почтил нас, особенно священников, сих богов по частому обожению в причащении Святых Таин, в служении Божественной литургии – по власти, данной Им от Бога вязать и решить, учить, совершать Таинства и людей обновлять, обожать.

Какое основание обрядов и возгласов пред чтением Апостола и Евангелия? Вонмем... Мир всем... Премудрость, прости, услышим...Следовательно, мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть [Евр. 2, 1].

Великое избавление Господь послал мне сегодня пред всенощной в Успенской церкви, отъяв смущение мое, тесноту, огнь, происшедший во мне от сильного негодования на отца протоиерея, что не хочет исполнять приходских треб, говоря, что не живет в городе, а на даче, и взвалил всё бремя на младшего священника.

Душу мою паки воскресил, оживил, обновил. Слава Господу! Слава Его милосердию и долготерпению! Слава силе Его непобедимой, пред которой не может стоять никакая смерть духовная, свирепеющая в нас грех ради наших. Слава Тебе всеспасительный Господи Иисусе! Десять часов вечера.

11 августа

Воскресенье. Благодарю Господа за избавление меня от тесноты душевной по молитве моей, за чувство умиления при служении литургии и за непреткновенное служение литургии и молебна благодарного – а наипаче за причащение Божественных Тайн и оживотворение ими.

Ризу мне подаждь светлу [109]. Светлые ризы священнослужителей означают ту светлость, в которую облек нас Господь Своим воплощением, обновлением, преображением на Фаворе: Облече бо мя в ризу спасения и одеждею веселия одеямя [Ис. 61, 10] – одежду чистоты, святости, обожения.

Дурно есть рыбу жареную с черным хлебом вечером: сильно крепит живот и тотчас делает зуд в теле.

Рыба ужасно крепит мой живот: никогда на ночь ее есть не надо. 13 августа.

О Гореве, который в ужасном горе сумасшествия, беснования и скотоподобия (обжорства), помолился на литургии и дома; о больной Евдокии Серебрениновой и болящих душевно чадах ее Иоанне, Марии, Марии тоже! О Цеповых – раскольниках, да обратит их Господь, тоже.

18 августа

Всем сердцем благодарю Господа, державно избавившему меня по великой милости Своей от всех смущений и страхов лукавого, от всей злобы и всех козней его, особенно от неприязни к Филиппу Степановичу Степанову, и за дарование по молитве моей благорасположения к нему братского и отеческого, за мир, дерзновение, силу, достоинство – во время производства Окружного суда в Думе.

Согрешил пред Богом – разгневавшись на нищего за обман и злоупотребление деньгами, данными ему на одежду и на дорогу (один рубль); я драл его за уши и за волосы, а рубашку ветхую несколько разодрал – так мне было досадно на него. А сам я как злоупотребляю дарами Божиими каждый день – на лакомства, излишние одежды, излишние вещи?! Положим, что нищий, говорят, проиграл деньги в карты. Это дурно, но и я поступаю не лучше, издерживая деньги на излишества. Прости меня, Господи! Прости и нищего и устрой его на место Сам.

На панихиду в 8 часов утра 14 августа... Записать в диптих [110] завтра же Николая. Дароносицу из Собора в Думу взять. Проповедь на 26 августа.

Благодарение Господу, услышавшему тайную молитву мою в окружном суде, избавившему меня от волнения страстей, даровавшему мир, дерзновение, свободу держаться прилично сану моему во время чтения присяги.

15 августа

Благодарение Господу, пославшему мне избавление вчера при начале всенощной от теснот вражиих, по случаю некоторой зависти братии моей, украшенной орденами; в сравнении с тем, что в нас есть по образу и по подобию, и в сравнении с превысочайшим саном священства эти знаки земных отличий – ничто, тень. Совершать такие Таинства, стоять у престола Благого и Владыки, столь истинно причащаться Его, ходатайствуя о людях, о всем мире, поучать и руководить народ Божий, славословить и благодарить с апостолами, пророками, иерархами, преподобными, мучениками, со всею Церковию небесною и земною – это превысочайшая честь. Благодарю Господа, давшего мне величайшую радость и умиление от созерцания сих преимуществ священного сана, которым я, недостойный, облечен и от созерцания красоты Божией, от вкушения Божественной сладости Его, от дивного пения ирмосов на Успение Божией Матери.

Единство, связь, последовательность домостроительства человеческого спасения от начала мира доныне и до скончания века – изумительная, премудрая, божественная, без всяких скачков. История Ветхого и Нового Завета и Церковная история изображается в Богослужении нашей Церкви, суточном, недельном и годовом. Человек сотворен по образу Божию – вот основная истина, которая проходит чрез всё продолжение времени от начала мира до ныне и до скончания века сего, на которой зиждется вся священная церковная история, всё богослужение церковное, все Таинства, к которой прививается и самое величайшее чудо – воплощение Сына Божия, Его житие на земли с человеками, Его чудеса, Его страдания, смерть, погребение и воскресение из мертвых и вознесение на небо. Это чудо – воплощение – было бы немыслимо, невозможно, если бы человек не был создан по образу Божию; образ Божий в человеке – это величайшее сокровище неоцененное, драгоценнее всего мира, по слову самого Спасителя: какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? [Мк. 8, 36–37] – хотя это сокровище люди века сего меньше всего ценят, меньше всякой мирской вещи, меньше земного праха, каковы пища и питие, одежда, деньги, земные почести и удовольствия!

Благодарю Господа, избавившего меня от тесноты вражией во время литургии в день Успения Божией Матери в думской церкви и чудно оживотворившего меня причащением Божественных Тайн. Благодарю Господа за милосердие Его надо мною, за силы Его, явленные во мне державно, за легкое обхождение со крестом и святою водою домов прихожан в восточной части города и за благорасположение ко мне их. (Собрано до пятидесяти рублей.)

17 августа

Утром, в субботу, неумеренно употребил сливок, молока, масла с черным хлебом и чаю. Согрешил ко Господу и пред собою. Да оставлю безумие и жизнь бессловесную. Бессловесие при служении – от невоздержания.

Благодарю Господа, простершего ко мне руку спасения, по молитве покаяния моего, после гнева моего на домашних за разорвание книги духовного содержания. Слава Твоему благому Царству, Господи! Научи мя, Владыко, оправданием Твоим, даждь мне сохранити словеса Твоя. Даждь мне дышать псалмом 118-м великим: Блажени непорочнии в путь, ходящии в законе Господни [Пс. 118, 1].

Нельзя очень красивых людей созидать: засматриваться будут сами на себя и другие люди будут на них засматриваться, а на Господа, источника красоты, Который Сам есть бесконечная красота, перестанут взирать. Но какова же Ангельская красота! Представить невозможно. 18 августа 1874 г.

Написать о православии Православной Церкви.

Как враг всех усиливается разделить, истину Божественную затмить и исказить мнениями человеческими, всё смешать. Проследить сначала и до конца историю Церкви Божией с разделения Каина и Авеля до разделения последних времен.

Столько благ духовных и телесных Господь даровал мне, что я, здраво судя, не могу завидовать никому: я почтен Ангельским саном священства, наслаждаюсь часто совершением Божественной пренебесной литургии, причащаюсь Божественных Таин, обожаюсь, обновляюсь, очищаюсь, освящаюсь, укрепляюсь; имею, по благодати Божией, просвещенный высшим просвещением разум; имею содействующую мне всегда благодать Божию, имею Бога премилосердого, благопослушливого, благопременительного, всемогущего, вечного, премудрого, неизменного; имею здравие телесное и благообразие, образу Божиею и подобию свойственные; имею пищу и питие в избытке, одежду, жилище, даже отличия, как святой наперсный крест и камилавку. Я безумен, когда завидую кому еще в чем, ибо тысячи бесполезны и вредны, когда нет благочестия.

18 августа

Воскресенье. Ранняя обедня. Благодарю Господа, причащением снова оживотворившего меня, умерщвленного чревоугодием и пресыщением вчерашнего дня; я ощутил в сердце своем дивную силу Господа, после причащения пречистых и животворящих Тайн Тела и Крови Его, ожил, укрепился, исцелился, возрадовался. При поминании митрополита смутился и не мог всего выговорить, то есть слов: ихже даруй Святым Твоими Церквам в мире, целых, честных, здравых, долгоденствующих.При причащении детей враг искушал неприязнию.

Почти всякий из нас связан пленицами разных грехопадений: кто чревоугодием и пресыщением, кто пьянством, кто сребролюбием или корыстолюбием, кто курением и картолюбием, кто страстью блудною, кто скупостью и жестокосердием к бедным, кто леностью и рассеянностью во время молитвы. Над всяким из нас ругается древний человекоубийца и губит всякий, начинающийся и даже зреющий плод добродетели и оставляет нас ни с чем, без плода. В этом смысле приложима к каждому из нас притча о сеятеле и о семени [Мф. 13, 1–23 и др.] или притча о плевелах [Мф. 13, 24 – 30]. Кто имеет уши слышать, да слышит! [Мф. 11, 15].

Не тебе ли наипаче, о иерей, говорится: делайте не брашно гиблющее[рус.: старайтесь не о пище тленной], но брашно пребывающее в живот вечный, еже Сын Человеческий вам даст [Ин. 6, 27]? Ты имеешь блаженство вкушать это брашно почти каждый день, и между тем ты гоняешься за брашном тленным, сластолюбствуешь, пресыщаешься сладостными яствами, идолопоклонствуешь, ибо чревоугодие есть идолослужение, включаешь себя в число людей, имже бог чрево[Флп. 3, 19]. Устыдись хотя с нынешнего дня своего безумия, своей неблагодарности пред Богом; устрашись прогневляемого тобою непрестанно Господа, столько нас возлюбившего! Взирай на него чаще, постящегося ради тебя сорок дней и ночей в пустыне, – чтобы научить тебя всегдашнему воздержанию!

Вчера при чтении водосвятного Евангелия враг вложил в меня блудного скверный и хульный помысл и крайне смутил меня этим – но верою, покаянием, молитвою внутреннею я испросил у Господа прощение, исцеление, очищение, мир, милость. Благодарю Господа.

В Инженерном саду гулял я в два часа пополудни, и там резвились и кружились маленькие девушки, гуляки, нарядные девы и женщины; опять помыслы стали склонять меня к плотским чувствам и смущать и расслаблять душу и сердце. Но когда я с искренним убеждением и желанием сказал себе: Господь – красота бесконечная, Господь – сладость бесконечная, Господь – мой свет и мир, моя сила, моя мудрость, слава, моя вечная жизнь – тогда я тотчас успокоился, и мне стало так добро и сладостно, ибо Господь был во мне. Слава Господу о сем!

Доселе я заблуждался касательно характера жены моей, думая, что у ней характер ворчливый, злой, придирчивый, – а у ней характер добрый, ревниволюбивый, осторожный; она часто кричит, чтобы запирали форточки, двери, чтобы не выходил я гулять после бани, но это потому, что любит детей сестры своей и меня, потому что крайне бережет наше здоровье, хоть и напрасно опасается за него во многих случаях. Да покрывай же снисхождением ее недостатки ради любви.

На всех творениях, малых и великих, одушевленных и неодушевленных, положена печать творческого ума, творческой красоты, творческого всемогущества, творческой правды (все творения управляются строгими точнейшими законами и оттого все правильны, верны, прекрасны). О ты, сын персти и вместе чадо Отца Небесного, почтенный образом и подобием Божиим, благоговей пред Богом и разумно взирай на дела рук Божиих, на этот мир видимый и на всё, что в мире сем; относись ко всему и ко всем правильно, законно; умеренно ешь, пей; не скрывай сокровищ на земле, но употребляй их в пользу свою и ближних, для коих даны сокровища; храни сердце свое и тело свое, этот храм Божий, от растления невоздержанием или блудом и подобных себе не растлевай, да не подвергнешься суду правды Божией; зри горé, туда, где – Творец Спаситель и Отец твой и где твое истинное вечное Отечество, где красота бесконечная, сладость бесконечная, свет невечерний, неизреченный, святость и правда бесконечная, блаженство нескончаемое.

Благодарю Господа, хранящего меня силою крестною от блудных диавольских мечтаний в ночное время и от растления плотского; и во предняя [111] сохраняй, Господи, недостойного раба Твоего; такожде и от диавольской злобы, как было сегодня ночью: я схватился в порыве злобы с бывшим товарищем Алексеем Ивановским и залил его чернилами. Осквернихся злобою во сне – помилуй мя, Господи, и очисти мя: согреших Ти. 19 августа.

Без веры угодить Богу невозможно [Евр. 11, 6] – по причине прирожденной испорченности и силе греха, поревающего нас непрестанно ко греху, и потому, что только чрез веру получается свыше благодать, или спасительная помощь Божия к деланию добра и благоугождения Богу. Слава Богу, давшему нам веру Свою, это бесценное сокровище небесное, доставляющее человеку-грешнику величайшее утешение, помощь и избавление в жизни.

Благодарю Господа, сподобившего меня совершить литургию заупокойную на кладбище по бывшем ученике моем, теперь офицере, Крюкове Александре. Внял Господь слезной молитве моей и даровал мне благодать со дерзновением и теплотою сердца совершить литургию и причаститься во спасение, в мир, и утверждение, и здравие Пречистых и Животворящих Тайн и непреткновенно совершить всё отпевание. Во время обедни искушал враг жалом сластолюбия и лицезрения. Победил это грешное чувство мыслию: Господь – моя бесконечная, вечная сладость, бесконечная, несравненная красота.

Благодарю Господа, преклонившегося к слезной молитве моей, когда я каялся в жестокосердии моем к нищим, коих я прогнал и бранил, не дав ничего. Христе мой! Я прогневал Тебя в лице нищих сих, ибо они члены Твои. А я еще причащался сегодня пречистого Тела и пречистой Крови Твоей, Господи! О, неблагодарный, бесчувственный, злонравный!

Господи, помилуй государя цесаревича, великого князя Александра Александровича и принца Великобританского, о коих я поведал жене и свояченице нечто неблагопристойное, сделанное ими.

Вчера, 20 августа, выпил без нужды пива баварского полтора стакана и из-за того плохо спал ночью, хотя днем на минуту не уснул и утром вчера встал в пять часов.

Извиняй, а не обвиняй в сердце свояченицу свою Анну Константиновну за ее капризы, гордость, высокомерие, злобу, памятуя, что все мы, и я особенно, подвержены недугам душевным и телесным; долготерпи, будь мирен, молись за немощных и недугующих страстями различными; смотри крепко и внимательно за собой, за движениями своего сердца, укрощай всемерно страсти свои, да не совьет в тебе сатана своего гнезда и не произведет великого волнения в тебе и в окружающих; не попускай тлеть огню геенскому в душе твоей... Помоги, Господи!

Когда я был в гостинице "Константинополь" за городом и читал молитвы о примирении рабов Божиих Иоанна и Феоктисты, коих мир возмутил враг, – тогда-то тот же враг возмущал, палил и теснил меня адским огнем сребролюбия и любостяжания, а я противился и молился. Да будет проклято сребролюбие, отлучающее душу от Бога и умертвляющее ее. (За труд путешествия я получил доброе воздаяние.) Обедню за отца Матфея совершил в тот день (21 августа) довольно хорошо; Господь дал умиление, но мало готовился к обедне, потому чувствовал бессилие и мертвость в душе довольно долго; причащение оживило. Благодарю Господа. Обедню кончил три четверти одиннадцатого, начав в сорок минут десятого; пришел пешком в гимназию на урок в десять минут двенадцатого, а надо было в пять минут.

23 августа

Благодарю Господа, спасшего меня от озлобления, смятения, от тесноты и срамоты и омрачения, после настойчивой молитвы покаяния глубокого. О, коликократно прогневляю я Бога моего злобою своею, нетерпением своим, самолюбием, раздражительностью!

Вчера поел вечером в десять часов рыбы с черным хлебом, очень мало, и ночью боль в спине была. Никогда на ночь не ешь. 24 августа. Согрешил ко Господу, пред ранней обедней. О, Исав невоздержный!

24 августа

Ранняя обедня. По причине грехов моих крайне искусился сегодня из-за поспешного пения дьячком обедни: огорчился и озлобился на него; послал сторожа сказать дьячку во время пения Достойно, чтобы или реже пел, или еще в другой раз пропел то же, а он не послушал (сознаю, что мое требование было безрассудно); после обедни сделал гневный выговор, отринул его, взял дьячка Полиглотова на молебен; а потом, пришедши домой и сильно побранив его, помирился с ним. Это искушение за мое пресыщение с вечера (рыба и черный хлеб) и за обедом, а может быть, и за Дмитрия Федоровича Никитина, коего деньги на милостыню я вчера получил (5 рублей). Согрешил пред Господом. Урок мне – отнюдь не гневаться ни на кого ни за что, особенно во время обедни и после нее. Жалеть согрешающих, а не презирать и не бранить их, чем они ожесточаются. Вся мнелюбовию да бывают [1Кор. 16, 14] – и признательность, и выговор, и наказание, и обличение. Даруй, Господи! Страшная буря сегодня постигла душу мою; едва я успокоился, чтобы употребить Святые Тайны. На панихиде, когда я гневно взглянул на дьячка и не покадил ему, особенно смутился и потом на молебне не мог успокоиться (ученики Технического училища).

24 августа

После всенощной. Благодарю Господа за слезы умиления во время всенощной, начавшиеся с пения стиха: Сподоби, Господи, в вечер сей... и до конца. Стоя у Евангелия, плакал пред Господом о том, что грех отчуждает нас от Бога с самой юности, и молил Господа, да простит грехи наши и присвоит нас Себе всех навеки, да победит благость Его множество злоб наших, да свет Его проженет [112] тьму нашу, да милосердие Его победит безмерное лукавство и злобу диавольскую.

Благословено Царство Отца и Сына и Святаго Духа... Мы члены сего Царства благодатного.

Благодарю Господа, победившего во мне по молитве моей насилие диавольское и даровавшего мне выговорить все слова молитвы: Христе, Свете истинный... На отпусте же всенощной поддался диавольской боязни и не сказал святых дня и святых апостолов храма.

25 августа

Благодарю Господа за дар предстояния престола Его при совершении мною ранней (вместо протоиерея) обедни воскресной, непреткновенного, громогласного, со умилением совершения литургии и неосужденного причащения пречистых, бессмертных и животворящих Таин. Велико милосердие Божие ко мне грешному! Чем воздам многомилостивому Господу? Благодарю Господа, яко весь день даровал мне провести в служении Ему и прихожанам. Пишу это 25 августа. Благодарю за прошедшую ночь, за наступивший день Его благости и промышления чудного. Даждь, Господи, совершить литургию соборне добре и причаститься чудных Твоих Тайн неосужденно.

Пошли мне раба Твоего Иоанна, вверившего мне сокровище свое; да разумно говорю ему и пременю несколько волю Его, да направлю ее, да на другие лица и место благотворения принесет жертву свою. Даждь известие об нем, Всевидче Господи!

26 августа

Благодарю Господа за сослужение соборне литургии и за причащение Божественных Таин ко очищению и оживлению и за сказанное слово. Благодарю Господа за совершенное добре крещение по литургии, за помощь во время вечерни, за непреткновенное произнесение всех ектений, за препобеждение искушения со стороны дьячка Преображенского, вымогающего с наглостью деньги от бедных прихожан за писание обысков [113]. Благодарю Господа за непреткновенное, бодрое, спокойное венчание брака. Матерь Божию благодарю за молебен пред сим, успокоивший меня.

На каждый день говорить поучение на Евангелие. Вчера за ранней обедней Господь легко дал мне сказать доброе слово. Слава источнику премудрости – Господу!

Учебник по богослужению составить.

Слава очищающему, освящающему, оживляющему и укрепляющему душу и тело мое служению моему Господу Богу в сане священства! Чудное служение! Все небесные Силы! Сорадуюсь вашему всерадостному служению Господу сил! Сорадуюсь вашему прерадостному, славному служению Господу нашему! Всесвятый! Слава Тебе, Владыко Господи, приемлющему от нас, недостойных, служение Твоей святыне, Твоей неприступной славе!

Чревоугодие и пресыщение умерщвляет душу – это опытом многократным дознал я на себе, особенно во время Божией службы. Какое же страшное зло мы делаем себе, когда чрез меру лакомимся! Ценою грубого минутного удовольствия продаем, губим бессмертную душу, искупленную Кровию Сына Божия!

Согрешил я пред Богом и пред собою вчера поздно вечером, скушав кусок пирога и часть малую мяса и молока, после того как я за час или полтора пред тем закусывал печеньем в гостях.

28 августа

Благодарю за помощь Господа, сотворившего небо и землю, при служении мною утрени с дьячком Полиглотовым; сначала был немощен духом, а потом укрепился благодатию Божиею. Слава Господу, слава Пречистой Богородице, Помощнице, Заступнице.

Благодарю Господа за избавление от тесноты при начале литургии, за непреткновенное служение литургии и за причащение Божественных Тайн. Чувствовал себя во время литургии очень сытым, что не одобрительно в священнике.

Всенощную службу служил не с желанным чувством умиления по причине чревоугодия и пресыщения на обеде именинницы купца Иванова и до обедывания дома! Голос был хорош из-за употребления вина и арбуза.

29 августа

Теснота страшная, бессилие, боязнь демонская на вселенской панихиде и на обедни; душа моя была как умершая, и все из-за вчерашнего пресыщения, ибо с вечера, пивши чай с булкой с монахами Веркольского и другого монастыря, после них по предложению жены я ел сига с соусом и с булкой. Сегодня чувствовал себя утром и за обедней и после пресыщенным. Согрешил пред Богом. (Не мог вспоминать императора Александра I и православных воинов, на брани убиенных, из-за пакости и коварства невидимых врагов.)

В вечернюю пору, до всенощной и во время оной, дважды Господь многомилостивый избавил меня от крайнего смятения и тесноты вражией, постигших меня по грехам моим; в первый раз теснота вонзилась в меня в доме Балабановой, при окончании молебна святому Александру Невскому, когда я говорил отпуст и, не смея глядеть прямо на девиц, чтобы не соблазниться, убоялся ложною боязнью бесовскою и не выговорил имени святого Александра Невского. Сильно смутил и уязвил меня тут диавол; я пошел в церковь крайне ядовито ужаленный; я долго молился, припадая к престолу в покаянии; наконец Господь простил, исцелил, очистил, успокоил, оживил, воскресив из мертвых; именно это милосердие было равносильно воскресению. В другой раз враг смутил и уязвил пред Евангелием чрез неблагообразие и неряшество алтарного сторожа Ивана – и то беда, что он неблагообразен, некрасив; красота прельщает – безобразие отвращает, внушает неприязнь. Вот грех! Вот лукавое, грешное, блудное сердце! Вот лицезрение, лицеприятие в самом священнике! Не один ли образ Божий во всех? Не все ли члены Христовы, чада Божии, члены Божии? Благодарю Господа, паки державно спасшего меня, умирившего, оживившего.

В госпиталь сходить, отыскать раба Божия Иоанна, офицера штурманского.

30 августа

Благодарю и превозношу Господа, в Троице славимого, сотворившего во мне сегодня дивные чудеса милосердия, избавления, спасения во время литургии. Гневался я на дьячка Преображенского и не хотел принимать его в служение с собою, горячо противился у самого престола настоятелю и отцу Матфею, увещевавшего меня простить виноватого; наотрез отказал им пред Богом принимать его к себе в сослужение, – но чего не хотел сделать по слову братии, то сделал по слову Апостола, читавшегося сегодня: Плод же духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера [Гал. 5, 22 – 23], и по слову Самого Господа в ныне чтенном Евангелии: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашым [Мф. 11, 29]. И благодарю Господа, что Он помог мне простить от сердца дьячку его обиды мне и нетрезвость. Ибо и сам я без числа грешен, и ко мне паче всех долготерпит Господь. Как же мне не потерпеть ближнему? Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов [Гал. 6, 2].

Вечерню служил с дерзновением, доброгласно, непреткновенно по благодати Божией; брак венчал доброгласно, непреткновенно, с великим и чудным дерзновением; Таинство Крещения совершал у Луки Попова также с торжествующим свободным духом. За всё слава и благодарение Господу. Слава Ему, Творящему чудеса милосердия, силы в душах наших! Слава Его животворящим Тайнам, таковое в нас творящим!

Святыню храма телесного – [сердце] береги христианин, ибо оно – храм Духа Святого; сердце твое храни от всякого помысла лукавого, скверного, злого, ибо оно – храм Божий. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть [2Кор. 13, 5].

Примечание

106. Навет (церк.-слав.) – покушение, нападение.

107. Филарет (Дроздов; 1783 – 1867), святитель, митрополит Московский. Выдающийся церковный и политический деятель. Родился в Коломне, в семье дьякона. Учился в Коломенской семинарии, а с 1800 года – в философском классе Троицкой семинарии; с особым усердием изучал древнегреческий и древнееврейский языки. В 1808 году принял монашеский постриг. С того же года – инспектор, а с 1812 года ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии; профессор философии и богословских наук. С 1817 года епископ, с 1826 года и до дня кончины – митрополит Московский. Выдающийся проповедник; его богословие выразилось в первую очередь именно в проповеди, утверждающей идеалы не столько внешне, сколько внутренне-деятельного христианства, всецело следующего авторитету Священного Писания и святых отцов. Его перу принадлежит несколько историко-богословских трудов. Едва ли не важнейшим делом жизни святителя, равно как и важнейшим вкладом в отечественную словесность, явился его многолетний труд по переводу Библии на русский язык. Автор "Катехизиса", книги о православной вере, выдержавшей бесчисленное количество переизданий. В 1994 году причислен к лику святых. Память его Святая Церковь совершает 19 ноября (2 декабря).

108. Обратился (церк.-слав.) – повернулся лицом, отозвался.

109. Тропарь глас 8-й из последования Таинства Крещения.

110. Диптих – список имен, поминаемых во время литургии.

111. Во предняя (церк.-слав.) – в будущем.

112. Проженет (церк.-слав.) – рассеет, разгонит.

113. Обыск – в церковной практике акт, совершаемый причтом пред венчанием, для удостоверения наличности условий для брака.

Сентябрь

1 сентября 1874 г

Новый церковный год. Благослови, Господи, венец лета благости Твоея. Славлю Господа, яко и еще и еще не оставил меня, но, когда я искал Его сердцем моим, нашел Его, сокровище нетленное, бесценное, святейшее. Благодарю Господа за благодать умиления, простора и сердечной теплоты (после тесноты и хлада вследствие ядения мяса и рыбы трески), дарованную мне на воскресной всенощной в думской Церкви. Благодарю Господа, яко духовных чад моих Николая Григорьевича Сидорова и Филиппа Степанова примирил со мною, наипаче сегодня (приводил к присяге).

Благодарю и превозношу Господа, удостоившего меня совершить сегодня Божественную литургию в думской Успенской церкви и оживотвориться чудно Божественными Тайнами Пречистого Тела и Крови Христовой. Благодарю за дерзновение при совершении Таинства Крещения в двух домах – у Лаврова и Буранова.

Доброго настоящего нельзя рассматривать вне связи прошедшего: настоящему основанье положено прошедшим, как доброму, так и худому. Это надо помнить твердо при изучении истории церковной и гражданской. Надо благодарить Бога не только за настоящее [...], или за настоящих живущих людей, но и за прошедших, подготовивших нам доброе настоящее.

3 сентября

Сегодня в ночи бес нечистый осквернил меня, многострастного, скверным привидением, от того что я лег на левый бок и теплее обыкновенного оделся одеялом. О, сколько во плоти моей многострастной греховных наклонностей и как необходимо умерщвлять, порабощать тело свое, распиная плоть со страстьми и похотями [Гал. 5, 24]! Господи, помилуй и очисти меня, многогрешного.

4 сентября

Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного [Мф. 18, 10]. Это помни при обращении с детьми и искренно обращайся с ними, с теплой любовью.

6 сентября

Пятница. Благодарю многомилостивого и долготерпеливого ко мне Господа, яко и в нынешний день многократно явил во мне чудеса милосердия Своего, скоро услышав меня и избавив от тесноты, омрачения и срамоты озлобления моего в гимназии на невежливого Удальцова и дома на жену двукратно за ее грубость. О Боже мой, даруй мне любить их и молиться за них. Да будут добры и ласковы. Исправи и меня, Господи, да никогда ни на кого ни на мгновение не озлобляюсь, ибо ближние мои – члены Твои.

Из самих нищих (им делать также нечего) набрать органы Попечительства для сбора пожертвований по кружке, на которой должна быть надпись: Приходское попечительство. (Имена и фамилии сборщиков для предотвращения обмана со стороны мошенников объявить в "Вестнике".)

Сам я, обходя со крестом прихожан, должен вербовать деятелей Приходского попечительства, говоря: прихожу к вам как апостол с проповедью о покаянии и милостыни, о вечном правосудии Божии и о Страшном Суде; вспомните множество любви, благодеяний Божиих к вам и множество грехов своих; вспомните, что делал для вашего спасения Бог, а вы не сделали для спасения своего ничего; если хотите вечного помилования от Бога, милуйте бедных; час смертный, значит и суд Божий над нами, близки к нам. Грехи твоя милостынями искупи и неправды твоя щедротами убогих (Даниил [4, 24]). Вспомните вечную казнь грешникам нераскаянным, неисправленным! Только милостыня от вечной смерти избавляет и очищает всяк грех.

В воскресные и праздничные дни говорить проповеди с приглашением к пожертвованиям.

Сладкий чай крайне вреден для целомудрия, усиливая плотское сладострастие. Избегай сладкого чаю, особенно без пищи.

Да приидет Царствие Твое [Мф. 6, 10]. Господь должен быть царем в нашем сердце, а не диавол – правда, а не грех; каждый из нас должен быть царем над собою, над своими страстями, порочными наклонностями. Даруй мне, Господи, владеть собою, с помощью благодати Твоей, ибо без Тебя не могу ничего.

8 сентября

Мертв духом был я сегодня за ранней обедней, болезнен и безумен сердцем от бывшей на этой неделе ночной поллюции от скверного сновидения диавольского, а также от мясной пищи, которую вчера я ел в изобилии вместе с пирогом из рыбы. Только благодать Божия, усердною молитвою у Бога испрошенная, оживила меня и уврачевала лютые язвы сердца моего; растление было глубокое, немощь великая; я не мог от бесовского страхования выговорить слова: В первых помяни, Господи, Святейший Правительственный Синод и господина нашего Высокопреосвященнейшаго Исидора, митрополита Новгородскаго, Санкт-Петербургскаго и Финскаго, ихже даруй святым Твоим церквам в мире, целых, честных...

Свою целость потерял, не испросив целости другим.

На великом входе от прилога лукавого не имел силы выговорить императрицы Марии Александровны... и благоверного государя великого князя Николая Александровича. Но после причащения Святых Таин (слава силе Твоей, Господи) всё непреткновенно совершил – и заамвонную молитву прочитал, и молебен водосвятный; только на молитве водосвятной только на мгновение запнулся, смутившись от бесовского прилога, и пропустил несколько слов... Проповедь сказал с одушевлением, собрал на блюдо в пользу бедных 33 рубля 20 копеек. Слава Богу!

Дерзновения, дерзновения более даруй мне, Господи! Враг крадет у меня дерзновение, всевая страху боязни, мечтания.

Святые угодники суть рождение Божие, чистое, святое дыхание Духа Святого, – как не чтить их, другов Божиих, как не просить их ходатайства о нас грешных пред Богом!

Доколе я, как младенец, буду заниматься игрушками – пищею и питием, без удержи лакомиться пирогами, сладким чаем и подобными тому вещами? Доколе самопроизвольно повергать себя буду в смерть духовную, лишать себя благодати Божией, которая не может обитать в сердце, любящем земные наслаждения, телесные, грубые? Доколе делаю брашно гиблющее, то есть гоняюсь за пищей и питием, угождаю чреву, этому домашнему идолу, а не брашно нетленное, еже даст Сын Человеческий... хлеб Божий... сходяй с небесе и даяй живот миру [Ин. 6, 27, 33]? Вот что я думал и чувствовал, между прочим, сегодня, во время домашней всенощной у госпожи Броун, когда пришел к ней служить всенощную с сердцем, отягченным пищею пирожною, употребленною дома за обедом, хотя и ел только один пирог. Много было нужно мне чувства покаяния, умиления, сокрушения, чтобы возродиться снова чрез пламенную молитву в благодатную жизнь из плотяной и одолеть запинавшего меня смущением врага. О, как нужно священнику всегдашнее воздержание! Даруй мне, Господи, сие воздержание!

9 сентября

Благодарю Господа, здрава мя воздвигшего от сна и сохранившего от ночных грез.

Окаянен я человек: милуемый Господом, продолжаю согрешать и грехи к грехам прилагать, растление к растлению, хоть не блудное растление тела, но растление души; сподобляемый благодати животворящей, теряю благодать ради детского наслаждения пищею. Крутой характер сестры Анны К. проистекает от природы, от темперамента, от первоначального воспитания, как и у меня. А нет ничего труднее, как справиться с своим характером или идти напротив ему. Это всё равно, что идти напротив сильного течения реки. Сужу сам по себе, ибо и я не могу еще во многом удерживать себя, а уязвленный, – смущаюсь тотчас чем-либо мне противным. Как тяжело было мне вчера держаться против напора искушений от врага и от плоти после обедни за молебном Божией Матери. Плакать, плакать надо было, чтобы привлечь небесную помощь; [...]. О блудная плоть! Распинать тебя надо. Постоянно!

Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный [Лк. 5, 8]. Словами апостола Петра и я многогрешный возопил сегодня ко Господу, когда Он был у меня во Святых Своих Тайнах, ибо пререкание видел я в дому своем от жены своей, а в себе – раздражение. И правда – в доме нельзя держать постоянно Божественных Тайн, а только по нужде, на время, да не оскорбим Почивающего во святых, почивающего на престоле славы Своея, почивающего на разумных престолах небесных.

10 сентября

Сон. Новая лодочка, в которой я плыл по морю, быстро наполнялась водою (я наполняю чрево и сердце свое питьем) и наконец готова была потонуть, и только чудом я очутился у пристани; у меня был длинный шест, которым я измерял глубину: она быстро увеличивалась по мере отдаления от берега. Я могу потонуть от чревоугодия (затопить душу свою).

Другой сон – вскоре же после первого: я в каком-то судне; у меня в руках сосуд, до половины имеющий в себе каких-то хлебных сухарей, а ниже – водою (это пища и питье, мною в избытке употребляемые, а сосуд – мое сердце). Мне говорят: возьми и пусти голубя в этот сосуд; я подумал: как голубю быть в таком малом и тесном сосуде, притом с хлебом и водою. Он вылетит оттуда сейчас же! Я взял его руками и положил в сосуд, но он вскоре вылетел, потому что там ему было тесно и душно, и бывшие тут вскричали: ах, ах, вылетел! Дух Святой не может обитать в сердце, отягченном яствами и питьем, но вылетает. О, горе мое! Это мне нравоучение – доброе, простое, наглядное. Я вчера вечером много ел и пил. Жадный, безрассудный.

Благодарю Господа, сподобившего меня вчера совершить мирно, свободно, торжественным духом Таинство Крещения в доме Вальриндта и Елеосвящения в доме Сорокиной, над Королевой.

О, сколь тяжелы мне стали просфиры и масло скоромное – от неумеренного их употребления! На ночь (как вчера, и по утрам, как сегодня) никогда не есть просфиры, разве в голоде, и то немного.

Настоящее не может быть без прошедшего: настоящие люди, настоящий порядок вещей, строй Церкви, строй государства, нравы, обычаи – всё коренится в прошедшем, которое весьма богато примерами мудрости, добродетели, доблести, мужества, терпения, любви, силы, дерзновения, твердости, верности, постоянства. Потому весьма, весьма полезно знать и изучать прошедшее, повествование о прежде бывших лицах, отличившихся этими делами, о их доблестях и добродетелях, равно как и преткновениях, пороках, для подражания первым и избежания последних, – одним словом, весьма важно изучать историю. В этом отношении весьма важно особенно изучение истории Церкви и истории гражданских обществ, и в частности – истории отечественной Церкви и государства.

Благодарю Господа, сподобившего меня непреткновенно, со дерзновением, торжественным духом, совершить крещение у офицера Василия Семеновича Голубцова и сим священнодействием оживившего меня. Слава Тебе, Владыко животворяй!

12 сентября

Согрешил пред Богом, пред женою, младенцем Лизою, пред собою и слугами, браня жену за убегание с младенцем от свежего воздуха (дурой назвал, пожелал дурного – чтобы бояться им всегда всего с сестрою своею Анной)! О, нетерпение! О, самолюбие! О, недоброжелательство! Нелюбление ближнего, яко себе. Разорил я, окаянный, заповедь Господню. Но каюся, Господи, помилуй мя, исцели, очисти и спаси мя. И уже Ты помиловал, исцелил лютую язву греха моего, очистил, спас меня. Благодарю Тебя, премилосердого и благопослушливого и благопременительного Бога нашего. Аминь. Соблюди мя во предняя от всякого греха. Да не забываю, что жена моя – орудие великой мне милости Божией: чрез нее Господь даровал мне и честь священства, и всякое внешнее довольство. Да научусь снисходить, терпеть и долготерпеть к ней и к сестре ее, вдове, хотя своенравной и гордой. И терпеть-то не много надо.

Не поддавайся (о имени Господни) врагу бесплотному ни в едином слове, но каждое слово, которое он старается вырвать у тебя, смутив тебя и обессилив, – выговаривать твердо. Благодарю Господа, услышавшего пред молебствием на закладку дома молитву покаяния моего и исцелившего язву мою, отъявшего смятение мое и даровавшего мне мир. Сначала хорошо, спокойно служил, а потом – на малой ектении, поминая Пречистую Богородицу, усумнился, смутился и онемел, – а оттого крайне уязвился во всем существе, ядом наполнился диавольским. Господи! Какое наказание мне по грехам моим! А впрочем, это и из-за молока с черным хлебом!

Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее [Лк. 9, 24], разумеется плоть страстную, или ветхого человека, которые надо распинать и умерщвлять, как сказано: те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями [Гал. 5, 24]; усмиряю и порабощаю тело мое [1Кор. 9, 27]; умертвите земные члены ваши [Кол. 3, 5].

Благодарю Господа, избавившего меня сегодня от великой тесноты при воззрении на святую икону Его в гимназии (в учительской и в пятом классе).

Правая вера есть та, которая дает самые верные средства ко спасению, оправданные бывшими и настоящими опытами. Такова святая Православная вера наша – истинная, Евангельская, Апостольская. Как она чудно спасает непрестанно искренних христиан! Как изменяет, обновляет, очищает, животворит, освящает, спасает, даруя нетление, мир, свободу. В других верах заметна во всех сословиях разнузданность в разуме, в сердце, в воле, в действиях, в словах, во всей жизни. Жизнь там языческая. Потому весьма, бесконечно важно исповедывать христианскую Православную веру, истинно Божию, Апостольскую, вселенскую.

Господь Своею смертью и погребением и сошествием во ад уровнял мне, очистил путь могильный, загробный, победил враждебные нам полки духов злобы и многих, многих святых воскресил. Нечего бояться мне смерти, когда я с Господом. Аще и пойду посреде секи смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною ecu [Пс. 22, 4].

Иди напротив своей плоти, грешной, мерзкой, злой, лукавой, богопротивной; если ты не пойдешь против ней, то она пойдет против тебя и против Бога.

Воздвизается Крест Господень. – Сколько воспоминаний печальных, страшных, великих и вместе радостных пробуждается при виде воздвизаемого креста или при одном виде креста!

Кто воздвижен был на кресте? Сам Царь славы, Сам Творец небесе и земли, Господь Иисус Христос. За кого? За нас – за меня с вами Царь правды, Бог всемогуший принял казнь человеческим естеством Своим за наши прегрешения. И какую казнь? Казнь самую поносную, самую мучительную! О, таинство ужасное! О, таинство, невольно извлекающее слезы умиления! Мы не так поражаемся, не приходим в умиление, когда видим, что правосудие казнит злодея, убийцу. Но как не умилиться при виде казни не преступника, а величайшего Праведника, кроткого, смиренного, незлобивого, милосердного, совершившего бесчисленные благодеяния человекам и ни единого зла не соделавшего? Не напрасно померкло солнце, тряслась земля; раздиралась завеса храма, распадались камни! Вся бесчувственная природа – дивное дело – сострадала Создателю всего!

А окаменившие сердца свои иудеи не сострадали! А народ зевал, ходя около креста и говорил насмешливо: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий! спаси Себя Самого и сойди со креста [Мк. 15, 29 – 30].

Крест являет гармонию совершенств Божиих (согласие): вечной, неизменной правды Божией, любви и милосердия Божия, премудрости Божией. Святость и правда Божия не могла принять в общение с Собою грешника, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? [2Кор. 6, 14]. Надо было примирить грешника с правосудным Богом, надо было соразмерно преступлению наказать его (или, лучше – сообразно преступлениям всего человеческого рода); потом даровать человеку благодатные силы к деланию добра, заслуженные страданиями и смертью Богочеловека, Сына Божия; надо было установить чистительные токи для грешников в Церкви в Таинстве Крещения, Покаяния и Причащения, чистительную, освятительную благодать Духа Святого – и тогда уже принять его в общение с Собою навеки. То и сделал Господь с апостолами, иерархами, мучениками, преподобными и бессребренниками.

Чревоугодие и пресыщение – бич благодати, отпадение от Бога, ниспадение в страсти плотские, в тление, прилепление к миру.

Выпил я немного молока в пятницу Воздвиженскую – и что сделалось со мною в третьем классе гимназии! Как наводнил меня грех нелепый!.. Как омрачил, осквернил, смутил, связал постыдно! Благо, что я обратился еще сейчас к Богу, – а то беда была бы! Вот повод к чему подает чревоугодие!

От вчерашнего ядения вечером сегодня у меня гланда (железа) под левым ухом; а от вчерашнего чаю и кофе (без надобности) пред всенощною я не имел голоса, но какое-то было нервное дребезжание. Напрасно я вчера ел вечером поздно рыбу жареную потому только, что она осталась. О, ученый глупец! В таких ли маловажных вещах несмыслен?.. Из-за этого ли теряешь бесценную благодать? За это ли продаешь себя Велиару? Боже милосердный! Помилуй мя! Я оживляю многострастную плоть чревоугодием и пресыщением своим, которое есть смертный воистину грех, ибо душа умирает от него.

Крайне усилилась золотуха моя многоядения ради. То, что для других не много, для меня – много, ибо у меня малая потребность при хранении и не рассевании семени, в коих сила моя.

14 сентября

Благодарю Господа, сподобившего совершить раннюю литургию; при словах: В первых помяни, Господи... напал диавольских страх, и слова: Исидора, митрополита Новгородскаго, Санкт-Петербургскаго и Финскаго, ихже даруй святым Твоим церквам в мире, целых, честных, здравых, долгоденствующих, право... не мог выговорить...

От употребления постного пирога в довольном количестве и водки рюмки большой после сна заболела голова...

Благодарю Господа за многократное, милостивое благопослушание меня, кающегося и стенящего во грехах, и избавление от тесноты греховной, наипаче во время всенощной, в начале. Благодарю Господа за дар умиления во время предстояния престолу животворящему и Евангелию во время лобызания его. Благодарю Господа, избавившего меня от скорби и тесноты, постигшей меня за огорчение и крик на мальчиков нищих, гнавшихся за мною в Думу, сегодня после всенощной. Непрестанно испытываю на себе величайшие милости Владыки и Бога моего. Слава Господу! Сколь благопослушлив Господь! Бесконечно великий Творец слушает тленного червяка, как я! О, снисхождение! О, благоутробие!

В мире чудес живу я – в Церкви Божией, чудес милосердия, всемогущества, премудрости Божией.

В театре люди, как маленькие дети, забавляются житейскою суетою, часто своими шалостями.

Грех произвел страшное средостение между Богом и человеком. Надо было разорить это средостение – и премилосердый Спаситель разорил его крестом, убив вражду на нем, и заслужил человекам благодать на благодать [Ин. 1, 16]: очищает, освящает, утверждает их посредством Таинств благодати, и человеки опять соединяются с Богом чрез освящение и обожение от Сына Божия и Духа Святого. Слава милосердию Божию, премудрости Божией, силе Божией!

Варенье крайне мало надо употреблять: оно расслабляет нервы.

16 сентября

Благодарю Господа, чудодействующего во мне чрез Святые Тайны: утром я был болезнен, немощен – во время литургии стал здоров, особенно по причащении Святых Таин совсем ожил, успокоился, ободрился, возвеселился. Слава Господу Многомилостивому! Немощен я был от вчерашнего многоядения у инженера-механика Федорова после крестин за ужином и от расстройства желудка. Спать крайне хотелось мне до обедни и во время обедни, но, прикоснувшись к престолу Господа, я воспрянул от уныния и немощи и ободрился. Чудна Божественная литургия! Чудны Святые Тайны! Обедню без преткновения совершил. Хорошо, что меня прослабило до обедни два раза – живот очистился.

Сообщить о разборе нищих, бывших 13-го и 16-го сентября, о количестве и качестве лиц, явившихся к разбору; о результате разбора, или что сделано для них.

Если мы, получив познание истины, произвольно грешим [слав.: волею согрешающым нам по приятии разума истины] , то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников [Евр. 10, 26 – 27]. Внимай, что говорится. Ты этот безумный, согрешающий волею по приятии разума истины и, что еще гораздо важнее, по толикократном причащении Божественных животворящих Таин Пречистого Тела и Крови Христовой. – Ты чревоугодник; ты имеющий блудное сердце; ты всякими грехами обремененный грешник.

Благодарю Господа, демонский страх отъявшего от сердца моего и даровавшего мне смело и твердо выговорить прощение во грехах пред народом в церкви на вечерни.

17 сентября

Благодарю Господа, оживотворившего меня Божественной литургиею и Божественным причащением пречистых и животворящих Тайн. Я был немощен крайне до обедни от расстройства желудка. Чудо чудес Божия литургия! Враг уязвлял после литургии, но я опять исцелился верою в пречистые Тайны и призыванием Господа. Славлю силу и милость Его Аще и недостойный раб Его. Благоволи Господи и о мне, грешном. Голос был сильный, звонкий и оттого, что живот прочистило и грудь стала свободна.

18 сентября

Благодарю Тебя, всемилосердого Владыку за избавление меня от скорбей, теснот, малодушия и за дарование мира, свободы, дерзновения, здравия души и тела, очищения грехов, что все вместе и порознь есть величайшее благо человека на земле. Благодарю Господа за избавление от злоб моих. О чудный, близкий, всеведущий, всесвятый, всеблагий, всепреведный Господь, слава, слава, слава Тебе!

20 сентября

Благодарю и превозношу милосердие и силу Бога моего, избавившего меня от скорбей и теснот и во время утрени и литургии, и вечером. И при соборовании старушки в доме Януарского, когда чрез движение злости сердце мое смутилось и овладела мною теснота и скорбь, лишь только с живою верою я призвал Господа, вообразил Его в сердце – тотчас исцелился успокоился. Слава Господу.

Испытал я, что весьма благодетельно мало кушать днем и вечером: легко спится, легко молится, легко побеждаются страсти, да и слабые бывают прилоги страстей.

Хорошо сказано, что во истлении своем истлеют [2Пет. 2, 12].

Да приидет Царствие Твое [Мф. 6, 10]. Кто возлюбил Бога паче всего, всем сердцем, всею душою, всею мыслею, всею крепостию, для того пришло Царствие Божие, а кто еще предан миру, хотя и служит Богу, для того еще не пришло.

Благодарю Господа за чудные дела Его милосердия во мне грешном, ибо и ныне чудно оживил меня Господь Своими животворящими Тайнами, очистил, освятил, насытил, укрепил душу мою.

Благодарю Господа, препоясавшего меня силою свыше совершить Таинство Брака земляка моего, вимбергского приказчика Николая, и Татьяны. Добре венчал, только под конец на певчих Владимирской церкви огорчился за вялое и ленивое их пение и не вовремя начинание пения. Враг затеснил было, смутил, зажег, посрамил меня, и я едва кончил, не выговорив многих слов; но по окончании венчания и молебна, припавши к престолу с верою и упованием на Господа, я ощутил в душе удивительную спасительную и животворящую руку помощи Господа моего Иисуса Христа и умиротворился, распространился, оживился – за что и возблагодарил от всего сердца Господа моего, спасающего кающихся грешников вскоре. После брака был у Екатерины Степановны и назидательно говорил.

Вообще нынешнюю седмицу за службой и вне службы я спасался в бесчисленном множестве случаев благодатию Божиею; всегда многомилостивый Господь внимал мне, грешнику кающемуся, и спасал меня долготерпеливно. Благодарю Господа, располагавшего ко мне сердца прихожан наших. Благодарю Господа за успехи по гимназии и за успехи по приходскому Попечительству особенно сегодня, 20 сентября, в пятницу. Слава действующему вся во всех [1Кор. 12, 6]!

21 сентября 1874 г

Ночью было сатанинское блудное мечтание (да не помянется оно!). Благодарю Господа, очищающего все беззакония мои милосердием Своим к кающимся и неизреченною, всепресветлейшею святынею Своею. Благодарю Господа, явившего мне помощь в служении утрени. Отдание Воздвижения Креста.

21 сентября

Суббота. Благодарю Господа, сподобившего совершить непреткновенно Божественную литургию и причаститься всерадостных, премирных, Божественных, животворных Тайн. Искушению подвергся по причине плотского расслабления от бывшей прошлою ночью осквернения. Когда говорил вслух молитву: Верую, Господи, и исповедую... не выговорил слов: Пречистых Твоих Таинств... и: причащение Пречистых Твоих Таинств, Господи, но во оставление грехов и в жизнь вечную... пред причащением жены Кожевнина Анастасии... Нашел, что осквернение приключилась от сладкого чаю, который пил у Екатерины Степановны; потом крайнее расслабление души блудным, невольным движением случилось после обедни, при совершении Таинства Крещения в церкви: восприемницей была девица, дочь Хрисанфа Могилева, весьма благообразная. Согрешил ко Господу! Едва удержался от блудного движения – так плоть сильно возбесилась от представления лепоты девической, хотя я и славил Бога, Виновника всякой лепоты и красоты. О, сколь необходимо нам, растленным, особенно мне, растленному, к единому Богу взирать непрестанно!

За обедом довольно ел мяса, вследствие истощения от осквернения. Но больше никогда бы не есть!

22 сентября

Не дай Бог есть мяса за обедом и пить молоко на ночь и сладкий чай [...]! Утверди, Боже, не есть мяса и не пить сладкого чаю и молоко, кроме необходимых случаев, и то – мало.

От бесчисленных грехопадений и зол спасает меня Господь священством Его, возложенным на меня, особенно ежедневным служением литургии на очередной неделе: спасает от чревоугодия утреннего, от многих других греховных преткновений, очищает постоянно душу и тело от греха, освящает, умиряет, живит, укрепляет. Благодарю Господа! Священство спасает меня и от посещения театра, где взоры и слух мои могли бы встретиться с предметами соблазнительными и омрачить мой дух и сердце! Театр – храм бога мира сего, с его суетою, с его страстями и похотями. Это зеркало мира прелюбодейного и грешного, во зле лежащего. Правда, что в людях были и бывают благородные порывы, и они изображаются на сцене, – но все же это героизм мирской, бывалый и в языческие времена, но не героизм христиан, борющихся с грехом ради веры и любви к Богу и Христу Спасителю. Благодарю Господа, заградившего мне и сану моему вход в такие места.

23 сентября

Благодарю Господа, стершего вчера во время литургии и после ее главы духовных змиев во мне, смущавших и уязвлявших меня, особенно при отпусте на благодарственном молебне, который весь украл у меня враг, после чего мне было особенно нехорошо, – но воззвал всем сердцем ко Господу, сказал врагам моим: аще бо паки возможете, паки побеждени будете [Ис. 8, 9], вообразил в себе Господа сердечною верою, что Он во мне и может сокрушить всё коварство змия, и – о, блаженство, мир, свобода, дерзновение! Вся мгла бесовская гибельная исчезла! Молебен служил потом с величайшею свободою, брак венчал с величайшим дерзновением и свободою. Благодарю Господа!

25 сентября

Благодарю Господа за пренебесный дар литургии и животворящих Таин и за оживотворение ими, за сотрение неоднократное диавольских козней и греховных теснот, за бодренное служение молебна у Якова Андреева, за [благопомощное] служение литургии в думской церкви (конца Евангелия недочитал от вражиего смущения). (На дьячка не следовало огорчаться: он готов к услугам. На слуг Екатерину и Анну тоже не надо гневаться из-за пустых вещей, да и из-за важных: гнев человека не творит правды Божией [Иак. 1, 20].)

26

Прогневал я сегодня Господа злобою своею, когда нищие стали приставать ко мне и гнаться за мною; одного из них я толкнул и – о, дерзость! сказал ему: ступай к черту! Члена Христова, Самого Христа я так оскорбил! И когда я покаялся в этом, долготерпеливый и милостивый Господь приял меня, помиловал, умиротворил, освободил от уз адовых и даровал мирно совершить литургию. Славлю чудное милосердие! Я не лишен был и слез умиления во время совершения литургии, а слезы покаяния – пища моя. Ибо что остается мне, грешнику, какое врачевание, как не слезы? И за дар слез благодарю Господа.

Ты свободен – зачем сам попал в ад? Кто тебя сюда звал? Не предостерегли ли тебя? Не говорили ли тебе о вечных здесь мучениях? Ты не верил? Новая дерзость! Как ты осмелился, дерзнул не поверить Самой Истине?

Не раболепствуй, о иерей, ни единому человеку из сильных, знатных или богатых мирян и ни пред кем из них не смущайся. Бога единого бойся и Ему служи всем сердцем.

Приблизилось Царство Небесное [Мф. 4, 17], – не мы приблизились к Царству Небесному, а само Царство Небесное, Сам Христос, Царь Небесный, приблизился к нам, приклонивши небеса и сошедши, как написано: Я открылся не вопрошавшим обо Мне; Меня нашли не искавшие Меня [Ис. 65, 1]. О, снисхождение, о, благость, о, щедрость неизреченная! И как приблизился Христос Господь! Дал Себя в снедь и питие верным! И всегда преподается, когда восхощем! О, приближение Царствия Небесного, дивное, дивное и поразительное для умов Ангельских! А мы, окаянные, бежим от Царства Небесного к суете мира сего, в храм Божий редко ходим, крайне редко причащаемся Святых Таин!

О, как неизреченно возвышено естество человеческое в лице Богочеловека Иисуса Христа и Пречистой Его Матери, как освящено, прославлено, обожено! О, какой чести и славы удостоились все освященные во Христе Иисусе, то есть все святые, угодившие Богу верою, надеждою, добродетельным и святым житием! Какой чести удостоены и мы с вами, братия, имеющие несравненное счастье именоваться и быть (дай Бог только чтобы быть, а не именоваться только) христианами православными, членами Церкви Христовой и Самого Христа Бога, чадами Божиими и чадами Матери Божией по усыновлению, рабами Господа и Пречистой Его Матери! Но эта честь, братия, требует дел, сообразных имени и званию христианскому. Очистим же себя от всякой скверны плоти и духа, творяще святыню в страхе Божием [2Кор. 7, 1]. Прославляем мы в Матери Божией наипаче святыню безмерную, смирение высочайшее, милосердие и сердоболие к нам, грешным, неисчетное. Будем же и сами ревновать всегда о святости жития, о смирении нелицемерном, которое искренно считает себя ничтожеством, а ближнего почитает, любит, снисходит, терпит и долготерпит ему, извиняет и прощает, если это безвредно для других; постараемся искренно, всесердечно и сами быть мягкосердыми и состарадательными к ближним, особенно нуждающимся в нашем сочувствии, да и сами удостоимся любвеобильного сострадания и милосердия Матери Царя Небесного.

Несчастны те протестантские общества, которые разорвали всякое общение с Церковью первородных, на небесех написанных [Евр. 12, 23], и не призывают никогда в молитвах своих Божией Матери. Это гордость несмысленная, горшая всякой гордости! Это безумство непонятное! Это дерзость гордого сатаны! Вот что значит святотатственно разорвать животворную связь с Церковию Вселенской, Апостольской, Православной, видимой! Порвавшие связь с видимой на земле Церковью, порвали тем самым и с Церковью небесною, и с Главою Церкви. Тому Бог не Отец, кому Церковь не мать, говорит один святой отец [114].

29 сентября

Воскресенье. Ранняя обедня. Благодарю Господа, воскресившего меня от смерти греховной, которою я умер в течение седмицы от чревоугодия и пресыщения и других грехов. Я чувствовал, что внутри враг кругом облегает меня, облекши меня собою, как одеждою; я был немощен, несвободен, смущен, бессилен; на великом входе враг не дал мне говорить имени Марии Александровны императрицы, наследницы и великого князя Николая Александровича; пред самым причащением враг уязвил меня жестоко презрением и ненавидением к алтарному сторожу Ивану за его курносие, безобразие, хотя он прекрасный, добрый, простой, совестливый человек; враг одолел меня, лицеприятного, услаждающегося приятною наружностию человека и гнушающегося неблагообразной; впрочем, искренним покаянием Господь приял меня в милость Свою и дал мне животворно причаститься Святых Таин; не выговорил: В первых помяни, Господи... И сподоби нас, Владыко... Благодатию и щедротами и человеколюбием – до конца; молебен водосвятный служил с Божией помощью бодро; а пред молебном и во время молебна было крайнее искушение и только слезами покаяния получил я помощь свыше! Как я грешен, мерзок, немощен!

После обедни, пред венчанием свадьбы во втором часу огорчился на жениха и невесту; диавол вошел в сердце, овладел мною, и я, не могши освободиться от духа неприязни, смутно и в тесноте венчал ее, в крайнем бессилии душевном и посрамлении; потом крестил у лейтенанта Пелия с крайним трудом, но после обеда у них от вина, мяса, пирогов дьяволокончательно одолел меня, и я не мог говорить на крестинах у Суетина, особенно оттого, что с подобострастием воззрел на разряженную куму Латт, – беда, да и только: стал враг [поперек]; свадьбу в семь часов вечера также с крайним трудом венчал; говорить совсем не мог, многократно страшно враг противился; благожелания мужу и жене не сказал! Возвеличися женише... невесто – не сказал; молитвы о разрешении венцов не сказал; отпуста не сказал. Ужасно было трудно! Вот тебе обед без молитвы на крестинах, в курной комнате. Вот тебе чоканье бокалом и рюмками с людьми, коих жизни ты не знаешь. Но особенно за злобу наказал меня Господь, и когда – после причастия Святых Таин, – такова моя неблагодарность и дерзость! Поделом срамота покрыла лицо мое.

Примечание

114. Священномученик Киприан Карфагенский: "Кто Церкви не слушает, тот не есть сын Церкви, а кому Церковь не мать, тому Бог не отец".

Октябрь

1 октября

Ранняя обедня. Благодарю Господа, чудно меня оживотворившего служением Божественной литургии и особенно причащением Божественных Тайн (я воскрес из мертвых ими) и даровавшего совершить громогласно, с умилением всю литургию, и проповедь сказать, и собрать на бедных 18 рублей 45 копеек. Потом молебны служил; нога заболела. Домой пришел на минут шесть – двери заперты из кухни в столовую: мне надо скоро было; я рассердился и крикнул на жену: демон злой в сердце мое вселился; довольно долго не мог выгнать его совершенно; с несколько смущенным, уязвленным, стесненным сердцем говорил проповедь; собрал на бедных опять 44 рубля серебром. На молебне, по молитве усердной бес наконец вышел; я успокоился; но нога болела; у Никитина старосты закусил – и нога прошла! У Куликова гуся поел, пирога с капустой; у Ивана Матвеевича – чай пил и свинины с желе поел – вышло от этого дурно: голова потом сильно болела. На следующий день утром в три часа сорвало: головная боль прошла. Шапочка от гроба Господня на голове была надета. Слава Господу, долготерпящему о моих согрешениях.

3 октября

Четверг. Господи! не престану благодарить и славить Тебя, не престающего избавлять и спасать меня от грехов моих, скорбей и теснот моих. Вот я, сластолюбивый и самолюбивый, рассердился на крестьянина Вавилова, что он пришел меня просить свидетелем к мировому о его жене и не сказал имени и фамилии мирового, два раза заставив меня писать одно и то же и дурно мне стало, – преклонил я колени пред Господом, покаялся, и Господь помиловал, умиротворил, распространил, исцелил. Даждь мне, Господи, так же молиться и за всех людей, и так же скоро исполняй молитвы мои! Помяни в час сей больную Анастасию, Господи, и исцели ее. Аминь.

4 октября

Обличаю себя, непотребного сластолюбца, в чревоугодии и пресыщении; вчера после бани увлекся сладкими пряниками-гостинцами и поел их довольно на ночь: вышло нехорошо, обременительно; кроме того, без нужды выпил стакан чаю с молоком. Согрешил Богу!

5 октября

Суббота. Утренняя еда, питье и вообще неблаговременное и излишнее употребление пищи и пития обессиливает мой дух и тело, производит иногда, во время сырой погоды, как сегодня, головную боль, с наклонностью к рвоте, от засорения желудка. О, рабство постыдное чреву! И это в христианине и в священнике! Помилуй мя и еще, Боже милосердия и щедрот!

6 октября

Человек я или свинья? Зачем вчера после всенощной, после такого обилия благодати Божией во мне, после такого умиления, такой величественной, любвеобильной молитвы к Богу о всех я позволил себе много есть и пить после крестин у лейтенанта Бровцына в доме Русанова?.. Ростбиф с кровью и проч.? Господу каюся и милости прошу паки; не предаждь меня врагу, Господи сил, но и еще защищай меня. Ты щит мой и столп крепости от бича вражия.

Молился вчера Господу и о смирении купцов, ратующих против нас и против моего недостоинства и противящихся моим благим начинаниям, и о племянниках моих, бедствующих по неумению начальства воспитывать детей, и об учрежденном Попечительстве, но особенно о собравшихся в храме – о всех христианах и о всех людях, в мире живущих, да всем познан будет Господь, как мне непотребнейшему познался по неизреченной Своей милости.

Благодарю Господа, избавившего меня утром сегодня (б октября) двукратно от скорби и тесноты, постигших меня за гнев мой на нищих и на домашних за беспорядки дома: припал с верою, упованием, со страхом к престолу Божию – и получил милость и мир.

Вчера за всенощной я благодарил Господа и за возвеличение меня саном священства, которого нет ничего выше на земле, за предстояние престолу Его с апостолами и святыми, за совершение пренебесных Тайн Крещения, Причащения, Покаяния и пр., за частое обожение в Святых Тайнах, за чрезвычайную помощь в служении моем; за бесчисленное разрешение и прощение моих и людских прегрешений, за бесчисленное исцеление язв душевных и телесных, от грехов моих приключившихся мне. Какой грех остался непрощенным, неочищенным? Какая язва неисцеленной? Слава за всё Господу.

И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон [Евр. 5, 4]. А я ищу протоиерейства.

Еще не научился я терпению, еще раздражаюсь из-за беспорядков в доме от детей и жены. Но беспорядки надо терпеливо исправлять – тут-то и покажи свое терпение, незлобие, кротость, беспристрастие ко всем лицам, из-за которых происходит гнев и досада. Любовь долготерпит, покрывает.

Се, третицею Господь спас меня сегодня от смятения, скорби, огня, тесноты. Благодарю за безмерную милость Спасителя моего. Аминь.

Крайне тяжело было мне служить сегодня обедню из-за вчерашнего угощения после крестин у господина Бровцына – какая страшная теснота, какое подавляющее бремя! Какая грубость сердца! Ужасны были минуты служения обедни! Но поделом! Не прогневляй Господа идолопоклонством чревным! Цени пост!

До того теснота была велика в душе, что не мог я читать благодарственные молитвы на молебне царском; да и заамвонную молитву на литургии не всю прочитал тесноты ради. И всё, всё это из-за чревоугодия! Сколько уроков – и всё неймется. Вчера на крестинах у Щеголева хлеба с селедкой поел более надлежащего. О, чрево! Тленный и гнусный бог! Зловонный демон!

7 октября

Благодарю Господа за неизреченную Его милость ко мне в нынешний день, яко избавил меня в начале литургии от скорби и тесноты, бывшей от неприбытия к проскомидии диакона Софронова; я извинил, оправдал его делами житейскими, как семьянина и отца, попросил искренно прощения у Господа, и мир водворился в сердце. Опять совершал [обедню] благополучно, но чувствовал себя не совсем здоровым; после причащения чудно оживился, укрепился, исцелился; от несделанного отпуста (вследствие бесовского смущения) жене-родильнице Гречухиной – опять теснота, но животворящими Тайнами, на кои я положил надежду, Господь опять помиловал. И всё последование отпевания и проводов, отпустов совершил непреткновенно. По приходе из гимназии домой, огорчил меня протоиерей своим кляузничеством благочинному, придирчивостью. То, что я не подымал росписей о раскольниках [115]. Суди ему, Господи, по лукавству его вскоре. Господи, да не впаду в притчу противления! Господи! помоги мне!

Примечание

115. Роспись (устар.) – письменный перечень чего-либо. Духовенство, помимо исповедных росписей, вело росписи о раскольниках, фиксируя сведения о не принадлежащих Православной Церкви.

Памятная книга

Священника Кронштадтского Андреевского Собора Иоанна Сергеева. Сентябрь 14 дня 1873 года.

1 июня был экзамен в четвертом классе по Закону Божию, и он доказал, что я дело преподавания вел неудовлетворительно, потому что ученики отвечали не соответственно моим ожиданиям и некоторые очень слабо, как Данилов и Скобкин Господин помощник попечителя справедливо лишил меня орденской награды: я ее не стою ни по-Божески, ни по-человечески. Мучился я, когда сидел на экзамене, и хорошо, что только здесь [...]. Надо вперед вести дело гораздо солиднее и не дремать.

4-го июня

Экзамен в шестом классе по богослужению; отвечали не шибко; по истории очень хорошо. Для богослужения надо практичнее преподавать: вопросы давать чаще, чтобы отвечали. (Без веры и любви нельзя приступать к причащению, поэтому призываются все засвидетельствовать свою веру и любовь чтением Символа Веры и лобзанием любви.)

Умер для всех и всего и жив для единого Господа – буди. 2 июня 1874 г.

[...], а страсть покорится воле Божией.

NB [116]. С палтусиной пирогов не есть: крайне вредны для золотушного моего организма.

Иоанн Кронштадтский, праведный

Азбука веры

Примечание

116. NB – сокращение латинского выражения "nota bene" – "заметь хорошо", "обрати внимание".

***

Молитва праведному Иоанну Кронштадтскому:

  • Молитва праведному Иоанну, Кронштадтскому чудотворцу. Мудрый наставник и добрый пастырь, сделавший много для укрепления веры, помощи людям, умирения страны, спасения от надвигающейся смуты. Податель многих исцелений и помощи в различных житейских нуждах, болезнях, при одержимости пьянством. Покровитель миссионеров и катехизаторов, ему возносят молитвы о помощи детям в учебе

Акафист праведному Иоанну Кронштадтскому:

Канон праведному Иоанну Кронштадтскому:

Житийная и научно-историческая литература о праведном Иоанне Кронштадтском:

Труды праведного Иоанна Кронштадтского

 

 
Читайте другие публикации раздела "Творения православных Святых Отцов"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru