Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7600 0671
2396

Праведный Иоанн Кронштадтский - творения


Иоанн Кронштадтский. Мысли протоиерея Иоанна Ильича Сергиева, настоятеля Кронштадтского Андреевского собора о различных предметах христианской веры и нравственности

Память: 20 декабря / 2 января, 1 июня / 14 июня

Мудрый наставник и добрый пастырь, сделавший много для укрепления веры, помощи людям, умирения страны, спасения от надвигающейся смуты. Податель многих исцелений и помощи в различных житейских нуждах, болезнях, при одержимости пьянством. Покровитель миссионеров и катехизаторов, ему возносят молитвы о помощи детям в учебе.

Праведный Иоанн Кронштадтский

Праведный Иоанн Кронштадтский

***

Предисловие автора

"Вся ко благоугождению Твоему и мудрствующе и деюще"
Молитва пред Евангелием на Литургии

 

Не предпосылаю моему изданiю предисловiя: пусть оно говоритъ само за себя. Все содержащееся въ немъ есть не иное что, какъ благодатное озаренiе души, котораго я удостоился отъ всепросвещающаго Духа Божiя въ минуты глубокаго къ себе вниманiя и самоиспытанiя, особенно во время молитвы. Когда могъ, я записывалъ благодатныя мысли и чувства, и изъ этихъ записей многихъ годовъ составились теперь книги. Содержанiе книгъ весьма разнообразно, какъ увидятъ читатели. Пусть они судятъ о содержанiи моего изданiя.

Духовный возтязуетъ убо вся, а самъ той ни отъ единаго востязуется [1 Кор. 2:15].

Протоиерей I. Сергiевъ.

***

Содержание

Отзыв газеты „Русский инвалид" № 126 от 11-го июня 1900 года

Протоиерей отец Иоанн Сергиев, настоятель Андреевского собора в Кронштадте,– сын причетника Архангельской губернии, Пинежского уезда, села Суры, родился в 1829 году. (Ему теперь 69 лет [1]). Он спит не более трёх часов в сутки, a иной раз ему едва удается вздремнуть, сидя, или едучи куда-нибудь в экипажах. Он всегда на ногах, постоянно служа в церкви, исповедуя и приобщая Св. Тайн сотни людей".

"Государь Император Александр III, чувствуя приближение Своей кончины, пожелал видеть отца Иоанна и радостно встретил его. 0. Иоанн молился с Царём, и Царь чувствовал силу его молитвы. 7-го октября, согласно воле Государя, о. Иоанн причастил Его Св. Тайн. Призванный затем Августейшим больным в самый день Его кончины, о. Иоанн, по желанию Царя, прочитал молитву об исцелении Болящего u помазал Его елеем от чудотворной иконы. Затем, по желанию Царя, о. Иоанн возложил руки на Его голову и долго не отнимал их. Государь, бывши в полном сознании, просил о. Иоанна отдохнуть, но о. Иоанн сказал, что не чувствует усталости, и спросил Его: "He тяжело ли Вашему Величеству, что я держу долго руки мои на главе Вашей?" Но Царь сказал ему: "Напротив, мне очень легко, когда вы их держите". Потом Царь продолжал: "Вы праведник: вас любит русский народ". – "Да, ответил о. Иоанн, – Ваш народ любит меня". "Любит – сказал Государь, – потому, что он знает, кто вы и что вы".

И действительно, известность отца Иоанна распространяется далеко за пределы Кронштадта и Петербурга. И известность эта происходит оттого, что о. Иоанн собираемые им от жертвователей деньги умеет раздать, умеет, выдавая, поощрить и научить бедняка уму-разуму. Его воскресные проповеди, произносимые в Андреевском соборе, привлекают тысячи людей. He все слышат, не все имеют возможность быть в соборе, а слышать хотят все ... И вот о. Иоанн стал печатать их. Затем они перешли в газету "Ведомости Спб. Градоначальства" и, наконец, попали в книжку, изданную М. Г. Кривошлыком. О. Иоанн говорит о молитве, о церкви, о чудесах в наше время, о любви, о науке, науке – побеждать грех. Священник соединился в нём с ритором, философ

с простым смертным. Каждое слово дышит верою и любовью к Богу, искренним желанием помочь ближнему и увлечь ближнего своею верою. "Люби без размышления;– любовь проста"- говорил он в одном месте, – "не засматривайся на красоту лица человеческого, а смотри на душу его; не смотри на одеяние его (тело–одежда временная), а смотри на того, кто ею одевается, не смотри на великолепие дома, а смотри на жильца, кто живёт в нём и каков–иначе ты оскорбишь образ Божий в человеке , обесчестишь Царя, поклонившись рабу его, а ему не воздав ни малейшей, ему подобающей чести"... "Учившаяся и недоучившаяся молодёжь",–пишет далее о. Иоанн – "редко ходит в церковь, вообще не ведёт дела воспитания своего духовного, считая его как бы ненужным и отдаваясь житейской суете . На это надо обратить внимание. Это плод гордости, неразвитости духовной. Считают посещение храма и богослужения общественного делом простого народа, да женщин, забывая, что в храме со страхом служат вместе с человеком ангелы и вменяют это себе в величайшее блаженство".

Таков общий характер мыслей о. Иоанна. Он берёт самые злободневные, обыденные явления, общие вопросы и рассматривает их с глубоким знанием сердца человеческого и искренним желанием научить и наставить. Мысли его проникнуты такою верою и любовью, что способны увлечь человека. Книга рекомендована главным управлением военно-учебных заведений для все х классов кадетских корпусов. Есть возраст–13–16 лет, когда молодой мозг мучится сомнением, когда, с одной стороны, бесхитростные рассказы батюшки о сотворении мира и о Иисусе Навине, сказавшем: "Стой солнце и недвижима будь луна"–с другой– теория Дарвина и сведения по космографии никак не желают согласоваться... Когда, с одной стороны, жизнь сквозь щель приотворенных дверей манит соблазном греха, с другой–церковь еще не даёт душевного блаженства, еще не понята. В эти минуты мысли о. Иоанна, простые и глубокие, повествование о сердечном отношении к нему Царя-Миротворца, могут заставить юношу призадуматься и приостановиться у приотворённых дверей мирского соблазна и, приостановившись, прислушаться к далёкому церковному напеву, который зовёт и просит... и, кто знает, может быть молодая душа и спасётся, а кто спасёт "единаго от малых сих"... Во всяком случае эти "мысли", в трудную минуту жизни, с успехом могут стать против безотрадной, мрачной философии Артура Шопенгауэра.

Гр. А. Д.

Протоиерей о. Иоанн Ильич Сергиев

Досточтимый пастырь церкви, протоиерей, отец Иоанн Сергиев, настоятель Андреевского собора во Кронштадте, – сын причетника Архангельской губернии, Пинежскаго уезда, села Суры, родился в 1829 году. На 10-м году жизни, едва умея читать по складам, он был отдан в Архангельское приходское училище. Так как он вовсе не был подготовлен к школе, а помогать ему было некому, и приходилось доходить до всего самому, то грамота давалась ему очень туго, что причиняло ему немало скорби. Но, с детства, будучи приучен примером отца и матери к молитве, он был благочестивым мальчиком и с большим усердием посещал храмы Божии, горячо молясь, чтобы Бог дал ему смысли разум. И Господь внял его мольбам. Вдруг точно завеса спала с его ума, и он стал хорошо понимать учение. Успевая в науках все более и более, он окончил первым учеником семинарию и был послан на казённый счет в СПб. Духовную Академию, по окончании курса в которой поступил священником (1855 г.) в г. Кронштадт, где священствует и по ныне, в сане митрофорного протоиерея.

Этот достойный служитель Божий привлекает к себе сердца всех своей беспредельной любовью к Богу, своим самоотверженным служением ближнему и той верою в помощь Божию, о которой говорил сам Господь: "Если веру имеете и скажете горе: двинься, она двинется". Отцу Иоанну теперь 74-й год; но кто может дать ему столько лет: так он свеж и бодр! Он спит не более 3 часов в сутки, а иной раз ему едва удастся вздремнуть, сидя или едучи куда-нибудь в экипаже . Он всегда на ногах, постоянно в церкви, исповедуя и приобщая Св. Тайн сотни людей. После денного богослужения он ежедневно спешит посещать больных и всех призывающих его для молитвы. Почти каждый день он едет из Кронштадта в Петербург и обратно. Ни непогода, ни усталость, ничто не может остановить его. При виде всегда приветливого, весёлого, довольного лица пастыря, трудно себе представить, что в своём непрерывном служении ближнему он не имеет даже достаточно времени, чтобы подкрепить себя сном и пищей. И кто теперь в скорбях и радостях не прибегает к молитвам о. Иоанна! Наш возлюбленный в Бозе почивший Государь Император Александр III, чувствуя приближение Своей кончины, пожелал видеть отца Иоанна и радостно встретил его. 0. Иоанн молился с Царём, и Царь чувствовал силу его молитвы. 7-го октября, согласно воле Государя, о. Иоанн причастил Его Св. Тайн. Призванный затем Августейшим больным в самый день Его кончины, о. Иоанн, по желанию Царя, прочитал молитву об исцелении Болящего u помазал Его елеем от чудотворной иконы. Затем, по желанию Царя, о. Иоанн возложил руки на Его голову и долго не отнимал их. Государь, бывши в полном сознании, просил о. Иоанна отдохнуть, но о. Иоанн сказал, что не чувствует усталости, и спросил Его: "He тяжело ли Вашему Величеству, что я держу долго руки мои на главе Вашей?" Но Царь сказал ему: "Напротив, мне очень легко, когда вы их держите". Потом Царь продолжал: "Вы праведник: вас любит русский народ". – "Да, ответил о. Иоанн, – Ваш народ любит меня". "Любит – сказал Государь, – потому, что он знает, кто вы и что вы". Это были почти последние слова Больного. Вскоре затем он тихо в Бозе почил. О. Иоанн снял руки свои с головы Его, на которой выступил холодный пот. Трудно описать то впечатление, которое производит богослужение о. Иоанна. Охотно жертвуют православные деньги для добрых дел о. Иоанна, и он принимает с благодарностью и гроши бедняка, и сотни богачей но всё отдает на дела благотворения. Много добра совершает этот великий подвижник Божий. Исповедующихся у о. Иоанна такое множество, что он, не имея возможности исповедать каждого отдельно, исповедует всех сразу, вслух. Потрясающее впечатление производит эта всенародная исповедь. Кто присутствовал при подобной исповеди, тот, конечно, никогда не забудет этих великих минут общения с Богом через посредство великого молитвенника нашего.

Мысли отца Иоанна Кронштадтского 2

Многие не любят быть у Богослужения, потому что не знают его хорошо, во всём его богатстве, величии, мудрости, сладости, животворности.

Ни одно слово искренней молитвы не пропадает даром пред Богом, но приносит плод добрый, ибо чистая молитва есть великая сила, преклоняющая благость Божию на милость и щедроты.

Наши молитвы–церковные, домашние, общественные–страдают в нас и от нас весьма важным недостатком – поверхностностью, или отсутствием глубины и искренности, и поспешностью, или борзостью; от этих двух недостатков часто люди " теряют весь плод молитвы, и молитвы наши хоть брось, как говорится: так он бывают пусты, ничтожны, эфемерны! Дело молитвы–великое дело! Она есть беседа с Богом, словесная жертва наша Богу! Кто же для нас БОГ, и чем мы Его себе представляем?

И пред этим-то всесовершеннейшим, всеправедным, всеведающим, всеблагим, всемудрым и всемогущим Существом мы приносим нерадивую, неосмысленную, несердечную молитву, –пред Тем, от Кого мы получили жизнь, дыхание, и всё! Да будет вам стыдно!

На молитве должна быть у каждого молящегося своя живая мысль, свое тёплое чувство.

***

Если многие из христиан не любят церкви и Богослужения, то потому, что их души не готовы, не расположены к этой любви, не воспитали её в себе, по причине житейских пристрастий, и потому, что не знают церкви, её смысла, её духа, её цели.

Ходите в церковь, слушайте со вниманием глубоким Богослужение, песни, каноны, чтения, и вы привыкнете к церкви, полюбите ее: вы увидите, убедитесь, сколько в ней задатков жизни, мира, утешения, –сколько в ней света, силы, святыни, правды.

Слаба вера наша в вечное воздаяние в страшный и праведный суд; и потому-то мы стремимся восхитить здесь награды свои, иногда, увы! за неисправности свои, – и восприять утешение своё не во время, в превратном порядке... О, если бы мы представляли себе чаще суд страшный, нелицеприятный! У нас бы остыла тогда любовь к земным наградам. О, если бы мы помнили постоянно недремлющее и незабвенное око Судии праведного! Мы не стали бы так усердно награждать себя здесь за всё, как будто бы для того, чтобы в будущей жизни не осталось – за что наградить нас. Какое лукавство князя века сего и какая близорукость с нашей стороны, слепота вольная! Я ощущаю в себе действия его, подстрекательства его к исканию земного и к нерадению о небесном, всякий день с утра до вечера.

Христианин без церкви, как рыба без воды, не может жить истинною жизнью: церковь его стихия.

***

Какая вечно живущая, вечно интересная сторона в нашей православной церкви? Это та дивная любовь, которая дышит во всём Богослужении, любовь Божия к людям и преданность разумных существ–людей Богу Спасителю, любовь Церкви ко всем членам своим и ко всем людям. Вникайте хорошенько в Богослужение, и оно никогда не потеряет для вас интереса, самого высокого, неисчерпаемого.

В церкви находится истинная пища наших душ: Слово Божие, Таинства, Богослужение, или чтения, песнопение, священные обряды, питающие ум и чувство; ходите, люди, чаще и причащайтесь нетления умом, сердцем и устами. В мире вы питаетесь постоянно только тлением: ваше зрение, ваш слух, вкус, обоняние, осязание, разум, память, представление, воображение – все чувства питаются тлением. В церкви всё нетленно: красота нетленная, вечная, сладость нетленная, богатство нетленное, слава нетленная; мирская же, плотская красота, сладость, слава, богатство подвержены тлению, исчезновению; да они и обманчивы, прелестны, греховны. Помни, христианин, что ты из-за вечной жизни борешься со грехом и диаволом, терпишь раны, язвы, переносишь скорби, тесноты, труды, убожество, творишь дела добродетели! Есть из-за чего потрудиться, потерпеть! Долготерпением все Святые получили вечную жизнь. Имейте же, христиане, всегда одну цель в виду. Какую? Вечную жизнь.

Говорят, что ныне нет чудес, но мы живём в мире чудес: особенно в благодатном Царстве Христовом–в церкви бесчисленное множество чудес и было, и теперь совершается, и воочию, и во внутреннем мире , в душах человеческих. Верующие и боящиеся Бога души знают это и славят Господа чудес.

***

Человек постоянно погибает от греха, и ему нужен постоянно ежедневный спаситель. Этот

спаситель – Иисус Христос, Сын Божий; воззови только к Нему внутренне с живою, ясновидящею верою о спасении, и Он спасёт тебя!

Родители и воспитатели! Остерегайте детей своих со всею заботливостью от капризов пред вами, иначе дети скоро забудут цену вашей любви, заразят свое сердце злобою. Каприз – зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу.

Отчего это обиды человеческие мы помним и на обидящих гневаемся и злобимся, а обиды дьявольские, самые злейшие, зловреднейшие и непрерывные, весьма скоро забываем, хотя бы изобижены были от него тысячу раз в день; между тем как одну обиду какого-либо человека держим на сердце иногда не один день? Это прелесть дьявольская!

Ты ненавидишь врага? Ты глуп. Почему? Потому что, когда враг гонит тебя, ты ещё сам себя внутренне гонишь; ибо скажи, не гонение ли, не самое ли жестокое гонение–мучить себя ненавистью к врагу? Люби врага – и ты будешь премудр. О, если бы ты знал, какое торжество, какое блаженство–любить врага и делать ему добро!

***

Душа моя! Помни свое небесное достоинство и не возмущайся из-за вещей тленных и ничтожных. Уважай и в других людях небесное достоинство и из-за чего либо тленного не дерзай оскорблять или ненавидеть их.

Когда тебя злословят, и ты оттого смущаешься и болезнуешь сердцем, то это значит, что у тебя есть гордость, её-то и надобно уязвлять и выгонять из сердца бесчестием внешним. Итак, не раздражайся насмешками и не питай ненависти к ненавидящим и злословящим, а полюби их, как твоих врачей, которых послал тебе Бог для того, чтобы вразумить тебя и научить смирению, и помолись о них Богу. Благословите клянущие вы. Говори: они, не меня злословят, а мою страсть, не меня бьют, а вот эту змейку, которая гнездится в моём сердце.

Нелюбовь, вражда или ненависть не должны быть между христианами даже по имени. Везде ты видишь любовь. И ты всегда и везде обнаруживай любовь! Ещё ли ты будешь не любить, когда везде ты слышишь проповедь о любви, когда только человекоубийца-дьявол есть вражда вечная.

***

Гордый человек, в то время, как другие рассказывают о добродетелях какого-либо человека, лукаво боится, как бы этот человек не был выше его по добродетелям и не затмил его, ибо гордый ставит себя выше всех и не воображает найти такие же добродетели или лучшие в других людях.

Где было бы место для борьбы, для подвигов, для добродетели, если бы не было нам причиняемо зла от ближних, если бы нас не обижали? Где было бы место терпению обид, кротости, смирению? Видишь, что нам надо испытывать и многоразличное зло, чтобы явить свою добродетель и получить венцы.

He раздражайся на погрешающих и оскорбляющих, не имей страсти замечать в ближнем всякие грехи и осуждать его, как это обычно нам; всякий за себя даст ответ Богу; у всякого есть совесть, всякий слышит Слово Божие, знает волю Божию или из книг, или из разговора с другими; особенно, не смотри злонамеренно на грехи старших тебя, до которых тебе нет дела, – каждый своему Господу стоит или подаёт (Римл. 14: 4); ты же свои грехи, своё сердце исправляй.

Для чего Господь попустил быть нищим? Для твоего блага, чтобы ты мог очистить и загладить грехи свои, ибо милостыня очищает всякий грех (Притч. 15: 27, Сирах. 3: 30), чтобы стяжать тебе молитвенников за себя в лице их, чтобы милостивым сделать к тебе Господа твоего, ибо милостивые помилованы будут (Мат . 5:7).

***

Будьте внимательны к себе, когда бедный человек, нуждающийся в помощи, будет просить вас о ней: враг постарается в это время обдать сердце ваше холодом, равнодушием и даже пренебрежением к нуждающемуся. Преодолейте в себе эти нехристианские и нечеловеческие расположения, возбудите в сердце своём сострадательную любовь к подобному вам во всём человеку, к этому члену Христову и вашему собственному – зане есмы друг другу удове (Ефес. 4: 25), к этому храму Духа Святого, чтобы и Христос Бог возлюбил вас; и о чём попросит вас нуждающийся–по силе исполните его просьбу. Просящему у тебя дай и хотящему от тебя заяти не отврати. (Мат . 5: 42).

Человек, озлобленный против нас, есть человек больной; надо приложить пластырь к сердцу его–любовь; надо приласкать его, поговорить с ним с лаской, с любовью, –и если в нём незакоренелая против нас злоба, а только временная вспышка –посмотрите, как сердце его или злоба его растает от нашей ласки и любви, как добро победит зло.

Христианину нужно быть всегда благим, мудрым на то, что благим побеждать злое.

Обиженный кем-либо не будь злопамятен, и когда обидевшие тебя покажут тебе ласковый вид, обратятся с речью к тебе, не обрати сердца своего к злобе, а говори ласково и добродушно, как будто-бы ничего не бывало между тобою и ими; научись побеждать благим злое, злобу благостью, кротостью, смирением. He будь горд и злопамятен, да не прогневается на твоё жестокосердие Господь.

***

Зависть в христианине есть безумие. Нам повелено довольствоваться тем, что имеем. Стяжаем любовь взаимную, доброжелательство и довольство своим состоянием, дружество, гостеприимство, нищелюбие, страннолюбие и верх добродетелей: смиренномудрие, незлобие, кротость, святыню.

Милостыня хороша и спасительна, когда соединяется с исправлением сердца от гордости, злобы, зависти, праздности, лености, чревоугодия, блуда, лжи, обмана и прочих грехов. А если человек не заботится об исправлении сердца своего, надеясь на свою милостыню, то он мало получит пользы от неё, ибо что одною рукою создаёт, то другою разрушает.

Дерзкий к человеку дерзок бывает и к Богу, каковы многие из нас. Уважай в человеке величественный, бесценный образ Божий и долготерпи погрешностям и заблуждениям человека падшего, да и твоими Господь потерпит.

***

Самолюбие и гордость наша обнаруживается особенно в нетерпении и раздражительности, когда кто-нибудь из нас не терпит малейшей неприятности, причиненной нам другими намеренно или даже ненамеренно. Самолюбие и гордость наша хотели бы всё поставить на своём, окружить себя всеми почестями, удобствами жизни временной, хотели бы чтобы нашему мановению повиновались безмолвно и быстро все люди... Христианин! ты должен непременно быть смирен, кроток и долготерпелив, памятуя, что ты–брение, прах, ничтожество, что ты нечист, что всё доброе в тебе –Божие, что Божьи дары–жизнь твоя, дыхание и всё... Кто нетерпелив и раздражителен, тот не познал себя и человечества и недостоин называться христианином...

Каждый день просят у тебя милостыни, и давай каждый день охотно, без озлобления, грубости и ропота: ты не своё, а Божие даёшь Божьим чадам крестоносным, едва имеющим, где главу преклонить; ты приставник Божьего достояния, ты слуга вседневный меньшей братии Христовой, исполняй дело своё с кротостью и смирением, не скучай им. Христу–Судье и Мздовоздателю служишь: великая честь, высокое достоинство!

***

Наша жизнь есть любовь, – да, любовь. А где любовь, там и Бог, а где Бог, там всё добро... С радостью всех питай и услаждай, с радостью всем угождай и надейся во всём на Отца Небесного, Отца щедрот и Бога всякого утешения.

Все неправды человеческие представь Господу, ибо Бог судья есть, а сам люби прилежно от чистого сердца всякого, да помни, что ты сам великий грешник и нуждаешься в милости Божией. A чтобы заслужить милость Божию, надо всячески миловать других...

He огорчайся на людей, выражающих свою гордость и спесь или злобу, изнеженность и нетерпение в отношении к тебе или другим; но, вспомнив, что и сам ты подвержен тем же и большим грехам и страстям, помолись за них и кротко обойдись с ними.

Благо во всех отношениях–подавать нищим: кроме помилования на страшном суде, и здесь на земле, милостынодавцы получают часто великие милости от ближних, и что другим достаётся за большие деньги, то им дают даром...

Быть кротким – значит в незлобии сердца переносить неправды относительно нас, ругательства и прочее и молиться за врагов своих.

Главное в жизни–ревнуй о взаимной любви и никого не осуждай. Каждый за себя даст ответ Богу, а ты в себя смотри. Злобы берегись.

***

Когда в сердце твоём возгорится злоба против кого-либо, тогда поверь всем сердцем, что она–дело действующего в сердце твоём дьявола, возненавидь его и его порождение, она оставит тебя... Тем же руководствуйся и относительно других; когда видишь, что кто-либо злобится на тебя, не считайего злобы прямым его делом; нет, он только страдательное орудие всезлобного врага. Надо сердечно молиться Богу о всех людях, подверженных страстям: в них действует враг.

Храни в себе спокойствие духа и не возмущайся, и раздражайся никакими противностями, обидами, неисправностями, неправдами,–и ты будешь наслаждаться всегда здравием душевным и телесным...

Чтобы управлять другими, надо научиться наперёд управлять собою. Когда я не умею владеть собою, когда нет во мне духа самообладания, духа кротости, святыни, любви и правды, тогда я–плохой управитель...

Будь как можно кроток, смирен, прост в обращении со всеми, считая себя, нелицемерно, ниже всех по душевному состоянию, т. е., грешнее и немощнее всех. Из грешных я первый, говори. От гордости происходит напыщенность, холодное, без всякой искренности, обращение с теми, которые ниже нас, или от которых мы не надеемся получить себе пользу.

Милостыня человеческая подозрительна: боится, как бы не дать тому, кто имеет, или не дать много. Милость же Господня не такова: благ Господь всяческим и щедроты Его во всех делах Его. (Пс. 144: 9)

***

Любовь покоит и приятно расширяет сердце, оживотворяет его, а ненависть мучительно стесняет, тревожит его. Кто ненавидит других, тот мучит и тиранит сам себя, – тот глупее всех глупцов.

Чтобы не помнить тебе злобы против тебя ближнего, а от души прощать его, вспомни, что ты сам не чужд злобы, равно как и всех других страстей...

Истинная любовь охотно терпит лишения, беспокойства и труды, сносит обиды, унижения, недостатки, погрешности и неисправности, если нет от них вреда другим; терпеливо и с кротостью переносить низости и злобу других, предоставляя суд всё видящему Богу, праведному Судье, и молясь о том, чтобы Бог вразумил омраченных неразумными страстями.

Гордецу неприятно, когда от него требуют смирения пред другими; завистливому – когда требуют доброжелательства врагам; мстительному–когда требуют прощения и примирения... Но они должны побеждать в себе свои чувства, свои страсти и с радостью делать то, чего от них требуют или требует Евангелие: иначе, предаваясь нераскаянно, неисправимо страстям своим, они на веки погибнут.

He слушай клеветы врага на ближнего, мерзостей и разных злоб его и гордыни его. На всякого человека смотри просто, с почтением, как на образ Божий, и не думай о нём ничего худого без причины. Когда молишься только внутренне или вместе и наружно, будь уверен крепко, что Господь тут, у тебя и в тебе, и слышит каждое слово, хотя и про себя, хоть только мысленно говоришь. Говори от всего сердца, искренно, осуждай себя также искренно, без малейшего оправдания себя. Имей веру, что Господь помилует тебя – и не останешься не помилованным. Верно. С опыта взято.

***

Ты болен, и болезнь твоя очень мучительна; ты упал духом, уныл; мысли, одна другой мрачнее, обуревают тебя; твое сердце и твои уста готовы к ропоту, хуле на Бога. Брат мой! Прими искренний от меня совет: терпи великодушно свою болезнь и не только не унывай, напротив, если можешь, радуйся своей болезни. Чему же радоваться, спросишь, когда ломает вдоль и поперек? Радуйся тому, что Господь взыскал тебя временным наказанием, да очистит душу твою от грехов: его же бо любит Господь, наказует (Евр. 12: 6); радуйся о том, что ты теперь удовлетворяешь тем страстям, которым удовлетворял бы, будучи здоровым; радуйся, что несёшь крест болезни и, значит, идёшь узким и скорбным путём, ведущим к царствию. Пострадавший плотию, преста от греха (1Петр. 4: 1), сказано в Писании.

Когда подаешь просящему, который не беден, здоров и, по-видимому, не заслуживает подаяния,– отчего сердце твоё пожалеет для него поданной милостыни,–покайся в этом, ибо нам божественная любовь подаёт блага свои, тогда как мы имеем их и без того довольно. Любовь к ближнему должна так говорить в тебе : хотя он и имеет, но не худо, если я увеличу его благосостояние (а, сказать правду, одна или две -три копейки не очень-то увеличат и поправят его благосостояние). Мне подаёт Бог, почему же и мне не подать нуждающемуся? Говорю–нуждающемуся, ибо кто станет протягивать руку без нужды?

Всякий человек на земле болен горячкою греховною, слепотою греховною, одержим бешенством греха; а как грех наипаче состоит в злобе и гордости, то со всяким человеком, страдающим болезнью греха, надо обходиться с кроткою любовью,–важная истина, которую мы часто забываем. Мы часто, очень часто действуем вопреки ей: к злобе подбавляем злобы своим озлоблением, гордости делаем отпор гордостью же. Так у нас и растёт зло, а не уменьшается, не врачуется, а более заражается. Господи, помилуй нас, помилуй человечество.

***

Наука наук–побеждать грех, в нас живущий, или действующие в нас страсти. Например, великая мудрость ни на кого и ни на что не сердиться, ни о ком не мыслить зла, хотя бы кто и причинил нам зло, а всеми мерами извинять его. Мудрость – презирать корысть, сласти, а любить нестяжание и простоту в пище и питье с всегдашнею умеренностью; мудрость – никому не льстить, но всякому говорить правду безбоязненно; мудрость – любить врагов и не мстить им ни словом, ни делом, ни мыслью; мудрость – не собирать себе богатства, но подавать милостыню бедным, да стяжаем себе сокровище, неоскудеваемое на небесах. Увы! Мы едва не всякую науку изучили, а науку удаляться греха вовсе не учили и оказываемся часто современными невеждами в этой нравственной науке.

Страсть горяча, смутна, необдуманна, зла, стремительна, и потому человек в страсти, например, в гневе, говорит много необдуманного, неверного, вымышленного, злого, чего не сказал бы в спокойном состоянии. Поэтому, зная сам по опыту такое свойство страстей, во-первых, и сам не говори, когда ты в смущении, в злобе, и извиняй горячих и раздражённых людей, когда они сыплют ругательствами и укоризнами несправедливыми или справедливыми.

Любить Бога всем сердцем–значит любить всей душой кротость, смирение, чистоту, и целомудрие, мудрость, правду, милосердие, послушание ради Бога и никогда не делать противного этим добродетелям, т. е. не гордиться, не раздражаться, не сердиться ни на кого, удаляться всякого безрассудного излишнего слова и дела, избегать всякой неправды, ненавидеть скупость и корыстолюбие, бегать своенравия и непокорности.

***

У каждого отнимите из вещей видимых то, что он любит больше всего: попросите или отнимите у сребролюбивого деньги, у любящего пресыщение сладкую пищу, у честолюбивого и гордого некоторые его преимущества, назовите его не добрым именем– и увидите, что составляет упование каждого! О! С какими постыдными упованиями приходится иногда встречаться!

Бедствия христиан от того, что они не имеют христианской надежды. Вот у человека теснота греховная на сердце, тоска, скука грешная; если надежды христианской нет у него на сердце, то что он делает?

Прибегает к искусственным средствам прогнать тесноту и скуку, к развлечениям преступным, а не ко Христу, Коего иго–благо сердцу нашему и бремя Его легко; не к молитве, не к раскаянию во грехах, не к слову Божию, которое полезно к научению, к облегчению, утешению. Так делается большею частью. Отсюда необходимость для светских людей театров и множества развлечений. Прибегают к самоубийству. Утверждению в сердце молящегося надежды много способствуют опыты получения просимого. А эти опыты внимательный к себе легко заметит.

Несомненна вера, несомненна надежда, несомненна любовь. Вкорени эти слова в сердце и покажи в жизни.

***

Положи в душе своей твёрдое намерение: крепко ненавидеть всякий грех–мысли, слова и дела, и когда будет искушение ко греху, противостой ему мужественно и с чувством ненависти к нему... Без утвердившейся в сердце ненависти ко греху нельзя часто не падать в него. Самолюбие надо с корнем вырвать: всякий грех от самолюбия...

Ближнего надо ещё более любить тогда, когда он согрешает против Бога или против нас, ибо он тогда болен, тогда он в беде душевной, в опасности. Тогда-то и надо помилосердоваться и помолиться о нём и приложить к сердцу целительный пластырь–слово ласки, вразумления, обличения, утешения, прощения, любви. Прощайте друг другу якоже и Бог во Христе простил есть вам (Ефес. 4:32). Все грехи и страсти, брани и свары, суть истинно болезни душевные,–так и надо смотреть на них. Или все страсти–пожар души, великий огонь, свирепеющий внутри, огонь, выходящий из адской бездны. Его надо тушить водою любви, которая сильна потушить всякий пламень злобы и других страстей...

He презирай ни единого человека, никакого бедняка, но с полным уважением и благорасположением относись ко всякому человеку благонамеренному, особенно к бедным, как к достойным сожаления членам нашим или иначе членам Христовым, в противном случае жестоко уязвишь душу свою....

Когда в глазах твоих люди впадают в различные грехи против тебя, против Господа, против ближних и против себя самих,–не озлобляйся на них, ибо и без тебя много злобы в мире, но жалей их от души и извиняй их, когда они обижают тебя, говори сам себе: Господи! Отпусти им, ибо их путает грех, они не знают, что делают.

***

На ближнего, на собрата озлобляешься и говоришь: он такой и такой, скряга, злой, гордый, или он сделал то и то, и прочее. Что тебе до того? Богу он согрешает, не тебе;. Бог его Судя, не ты, Богу он ответит за себя, не ты. Ты себя знай, сколь грешен ты сам, какое бревно у тебя самого в глазу; как тебе тяжело со своими грехами справляться, как ты хочешь себе снисхождения других в немощах. А брат такой же, как ты, человек. Имей к нему снисхождение, как к грешному человеку, во всём тебе подобному, столь же немощному, как и ты. Люби его, как себя, слыша глаголющего Господа: сия заповедаю вам: любите друг друга. (Иоан. 15: 17).

Злой и гордый человек готов видеть в других только гордость да злобу и рад, если о ком-либо из его знакомых, особенно счастливо, богато живущих, говорят другие худо. И чем хуже, тем более радуется, что другие худы, а он совершенство перед ними, и готов видеть в них только одно зло и сравнивать их с бесами. О злоба! О гордыня! О отсутствие любви!

Чтобы тебе испытать себя–любишь ли ты ближнего по Евангелию, обращай на себя внимание в

то время, когда люди обижают тебя, ругают, смеются над тобою или не отдают должного, принятого в общежитии почтения. Если ты в это время спокоен, не исполняешься духом вражды, ненависти, нетерпения, то ты любишь ближнего по Евангелию, а если раздражаешься, смущаешься, то не любишь...

Сами никому да не мстим ни единым злым помыслом или намерением, но предоставим мстить за себя Богу. Мне отмщение, Аз воздам (Второз. 32:35), говорит Бог.

***

Молясь, мы непременно должны взять в свою власть сердце и обратить его к Господу. Надобно, чтобы оно не было холодно, лукаво, неверно, двоедушно. Иначе что пользы от нашей молитвы?

Как мы быстры на зло и медленны на добро! Вот я хочу быть добрым к врагу и выразить на деле свою доброту, но, прежде чем я успею в сердце сделаться добрым, я уже зол, уже огненная стрела злобы палит мои внутренности. Хочу быть терпеливым, но, прежде чем я утвержу сердце в терпении, я делаюсь раздражителен, нетерпелив. Хочу быть смиренным, но сатанинская гордость нашла уже во мне просторный уголок. Хочу быть ласковым, между тем, когда нужно оказать ласку, я оказываюсь грубым...

Радуйся всякому случаю оказать ласку ближнему, как истинный христианин, усиливающийся стяжать как можно более добрых дел, особенно сокровищ любви...

И святыми Божьими овладевало дьявольское отчаяние и уныние. Что же с нами грешными? О, нас враг уязвляет часто сердечным озлоблением, уничтожением и лютым унынием! Нужно постоянно обращаться к Господу и быть с ним каждую минуту, чтобы не овладело нами вражье озлобление и уныние...

Ты не можешь без благодатной помощи победить ни одной страсти, ни одного греха,–проси же всегда помощи у Христа Спасителя своего. Говоришь, как спастись, когда на каждом шагу грех стоит, и на всякую минуту грешишь? На это ответ простой: на всяком шагу, на всякую минуту призывай Спасителя. Помни о Спасителе и спасёшься, и других спасёшь.

***

Поститься христианину необходимо для того, чтобы прояснить ум, и возбудить и развить чувство, и подвинуть к благой деятельности волю. Эти три способности человека мы затмеваем и подавляем более всего объедением, пьянством и заботами житейскими, а через то отпадаем от источника жизни–Бога и ниспадаем в тление и суету, извращая и оскверняя в себе образ Божий. И как человек унижает себя чревоугодием, объедением и пьянством!

Живите (и ты живи), как члены одного тела, как чада Божии в любви и согласии, в мире и тишине, друг друга уважая, друг другу снисходя, как Господь снисходит нам. He гордитесь, не завидуйте, не враждуйте, плотские похоти обуздывайте, целомудрствуйте, воздерживайтесь от всякого излишества, будьте не леностны на молитву, дела житейские всегда начинайте краткою молитвою, день и начинайте и оканчивайте усердною молитвою к Богу, Царице небесной и Ангелу-Хранителю; за всех молитесь, как за себя, всем желайте добра, как себе, и никому не желайте и не делайте зла.

Все люди–дыхание и творение единого Бога. Как дыхание единого Бога и как происшедшие от одного человека, люди должны, естественно, жить во взаимной любви и взаимосохранении и не должны отделяться друг от друга самолюбием, гордостью, злобою, завистью, скупостью и необщительностью.

Благотвори бедному доброхотно, без мнительности, сомнения и мелочной пытливости, памятуя, что ты в лице бедного благотворишь Самому Христу.

Гнев человека – страшное, противоестественное явление в человеке; он возбуждается часто в сердце из-за причин самых маловажных, по причине самолюбия и гордости.

***

Крепко наблюдай за проявлениями гордости: она проявляется незаметно, особенно в огорчении и раздражительности на других из-за самых неважных причин.

Жизнь – великая опытная наука. Нет ничего труднее, как проходить эту науку, тесный путь и узкие врата. И кто в школе матерней или в училище не навык вере и страху Божию и житию благочестивому – тому особенно будет тяжело учиться в школе жизни. Тот, хотя бы он был в школе наук умён, многосведущ, был в большом почёте за свои способности–в школе жизни оказывается невеждою, – мало того, иногда ни к чему непотребным, ни к семейной жизни, по причине своего неуживчивого характера, или своего необузданного сердца, ни к общественной деятельности. Он бедствует и нередко терпит крушение в жизни, как нагруженное множеством товара судно в море, пущенное во время бури без руля, без снастей и парусов.

Молитва есть возношение ума и сердца к Богу. Отсюда очевидно, что молиться не может тот, кого ум и сердце крепко привязаны к чему-либо плотскому, например, к деньгам, к чести, или кто имеет в сердце ненависть, зависть к другим...

Все приступающие работать Господу в молитве научитесь быть, подобно Ему, кроткими, смиренными и истинными сердцем, не имейте лукавства в душе... Помните, что ни одно слово даром не пропадает в молитве, если от сердца говорится: каждое слово Господь слышит, и каждое слово у Heгo на весах...

***

Не жалей для молитвы сердца; достань из-под привязанностей и страстей, как кора, покрывающих его, да подними его к Богу, да освети его разумом светлым; a то в нём тьма я в этой тьме –гады, им же несть числа. В молитве бей прямо в грешное сердце, в его особенные вопиющие, надоедающие недостатки, выжимай из него; не щади себя; пролей об них слёзы: со слезами выйдут. А коль пощадишь сердце, не тронешь его, вся дрянь так и останется: и нет тебе пользы от молитвы.

Молитва, приносимая от сердца, всегда может быть полезна для души и тела и никогда не вредна для тела, хотя бы и слаб здоровьем был молящийся. Это–опыт. Молитва чудно успокаивает душу, а от душевного спокойствия и телу покойнее. Что же скажете на это вы, отказывающиеся от молитвы слабостью здоровья? На доброе ли дело только вы слабы? 0, плоть грешная! Как ты обманываешь неблагоразумных!

Великая добродетель – терпение и упование на милосердие Божие, а отчаяние – тяжкий грех. Диавол – всеми силами старается повергнуть грешника в отчаяние; но грешник должен крепиться упованием. Пал, и встань.

***

Скорби – великий учитель; скорби показывают нам наши слабости, страсти, нужду в покаянии; скорби очищают душу, вытрезвляют ее, как от пьянства, низводят благодать в душу, смягчают сердце, внушают отвращение к греху, утверждают в вере, уповании и добродетели.

Сердце скверное, сердце нечистое! Ныне я ясно вижу, что всеблагий, праведный и премудрый Господь достойно допустил пострадать тебе значительное время. Если ты и теперь все-таки лукаво, нечисто, смрадно, то что было бы из тебя, если бы ты не испытало за своё лукавство, за свою неверность Богу, жестоких страданий? 0! я вижу, что тебя следует мучить, чтобы выжать из тебя зло которым ты переполнено.

Сердечная вера в мир духовный, особенно в духовное всепросвещающее и всеоживляющее Солнце, радует, живит душу, имеющую непорочную совесть. Вера должна доходить до сердечного зрения. Это значит, что душа должна стать как бы выше чувственности, выше телесного, мрачного естества своего и проникнуть собою – возможно чистым зрением сердца–в мир духовный. Тут-то ей бывает хорошо, тут-то её истинная жизнь, её упокоение и радость. Опыт.

Воображение и представление есть зрение сердца или души созидающей или воспроизводящей известный предмет: оттого оно быстро, мгновенно, носит характер духовный. Это–дагерротип или фотография, делаемая душою известного предмета. Рассудок – живописец, снимающий с этой фотографии.

***

В обыкновенных познаниях человеческих– узнал раз хорошо какой-либо предмет и часто на всю жизнь знаешь его хорошо без помрачения познания о нём. А в вере не так, раз познал, ощутил, осязал, думаешь: всегда так будет ясен, осязателен, любим предмет веры для души моей, но нет: тысячу раз он будет потемняться для тебя, удаляться от тебя u как бы исчезать для тебя; что ты прежде любил, чем жил и дышал, к тому, по временам, будешь чувствовать совершеннное равнодушие; и надо иногда воздыханием и слезами прочищать себе дорогу, чтобы увидеть его, схватить и обнять сердцем.

Помни: разум – слуга сердца, которое есть жизнь наша; если он ведёт сердце к истине, к миру, радости, к жизни, – он исполняет своё назначение, он истина; если к сомнению, к беспокойству, томлению, унынию, мраку, – он уклоняется от своего назначения и непременно лжив (лжеименного разума). Если сердце от веры во что-либо чувствует покой, усладие, легкость–этого и довольно; от рассудка не надо и требовать доказательств в истине этого предмета; он несомненно истинен, в том сердце уверяет своею жизнью, ибо цель всех разысканий есть истина и жизнь.

Храни всячески простоту сердечную, простоту веры, надежды и любви, кротости, смирения, незлобия. Всякое благо от Бога, и Бог есть для нас всякое благо, вот простота веры, надежды и любви!

***

Если не возгревать в сердце теплоты, то может от нерадения совсем погаснуть в нас- вера; может как бы совсем помереть для нас христианство со всеми его таинствами. Враг о том только и старается, чтобы погасить веру в сердце и привести в забвение все истины христианства. Оттого мы видим людей, которые только по одному имени христиане, a по делам совершенные язычники.

Ты воссылаешь славу Богу словами, но не воссылаешь делами. Славь Бога паче делами: воздержанием, трудолюбием, любовью, милосердием, смирением и терпением. Не сомневайся ни в какой истине; маловере, почто усумнился ecи? Беда от нашего сомнения и самомнения.

Когда тебя просят помолиться о спасении кого-либо от телесной смерти, например, от потопления, от смерти по причине болезни, от огня или от другого какого-либо бедствия, похвали веру просящих об этом и скажи в себе: буди благословенна вера ваша, по вере вашей да даст Господь исполнение моей недостойной, маловерной молитвы и да приложит мне веру.

Люби без размышления: любовь проста. Любовь никогда не ошибётся. Также без размышления веруй и уповай: ибо вера и упование также просты; или лучше: Бог, в Кого веруем и на Кого уповаем, есть простое Существо так же, как Он есть и простая любовь.

***

Все мы– едино, и для всех всё – Господь, как для ангелов, для святых, для всех миров вещественных и каждой малейшей части их. Воззрите на птицы небесныя. Смотрите крин сельных... аще сьно(с.38) Бог так одевает, кольми паче вас, маловери... Ищите же прежде царствия Божия и правды Его (любви взаимной), и сия вся приложатся вам (от Бога). Вот тебе необходимейшая истина! следуй ей! Положись же во всём на Бога. Всю печаль вашу возвергните нань, яко Toй печется о вас. В самом деле, как можно жить так, как будто Бога–Попечителя нет. Сами всё думаем устроить, сами себя думаем обеспечить, отстраняя мысль об общем всех Попечителе.

Смотря на мир Божий, что я вижу? Вижу везде необыкновенную широту, игривость жизни: в царстве животном, между четвероногими, между гадами, насекомыми, птицами, между рыбами. Теперь спрашивается, отчего же теснота, скорбный путь жизни у человека и особенно у людей, ревнующих о благочестии? Господь разлил везде жизнь, довольство и радость с простором, и все твари, кроме человека, прославляют Творца довольством, жизнью и игривою радостью. Отчего же во мне разногласие с общею жизнью? Разве я не творение того же Творца? Разгадка простая. Наша жизнь отравляется то нами самими грехом, то врагом бесплотным, особенно им и преимущественно у тех людей, которые подвизаются в благочестии. Жизнь человека, истинного христианина, впереди, в будущем веке; там откроются для него все радости, полное блаженство. А здесь он изгнанник и под наказанием: здесь иногда вся природа вооружается на него за грех, не говоря об исконном враге, который, как лев, рыкая, ходит, иский, кого поглотити. Итак, не смущаюсь тем, отчего в мире везде радость и довольство, а во мне часто нет радости, и я смотрю угрюмо на радость и простор Божьих тварей. У меня есть палач за грех, этот палач всегда со мною и бьет меня. Но и для меня настанут радости, только не здесь, а в другом мире.

***

Если бы жизнь моя продолжилась несколько мгновений, положим десять–и пять из них были мгновениями спокойствия, а другие пять–томления и муки, и тогда я с несомненностью должен был бы говорить: да, несомненно есть и у меня Жизнодавец, и промышляет о мне Жизнодавец мой; также несомненно должен был бы сказать, что есть существо в мире, имущее державу смерти; потому что пять неблагоприятных мгновений должны происходить от противоположного Богу существа; потому что одна и та же причина не может производить противоположных действий. А я, грешный, в духовной жизни моей имею из 100 частей, по крайней мере, 70, принадлежащими Богу, а только 30–дьяволу. Как же не видеть пред собою постоянно Благодетеля, колебаться мысленно в живой вере в Него!

С тех пор, как человек по своей воле отпал от Бога, он, как животное, бывшее некогда домашним, но потом одичавшее в дремучих лесах, неохотно смотрит на место прежнего жительства своего, любит больше мрак леса, т. е. здешнего мира, чем свет прежнего места, т. е. рая Божия. Трудно соединяется с Богом и по соединении часто отпадает от него; трудно верует искренно и в Бога, и во все, что Он открыл ему, не заботится постоянно о сохранении в сердце небесного дара веры.

Если Бог не оставляет Своим благопромышлением травку, цветок или листочек на дереве, то оставит ли нас? 0, убедись всем сердцем каждый человек в том, что верен Господь Сам Себе в Своём промысле о всякой, даже малейшей Своей твари. Уразумей, что каждой твари, невидимо присущ Творец. По словам Спасителя: Бог одевает цветы полевые, питает птиц небесных. Чем Бог не веселит нас, Своих тварей? Даже цветочками. Как нежная мать, по присносущной Своей силе и премудрости, каждое лето из ничего творит нам эти великолепные растения. Будем ими забавляться, да и благость Творца, Отца нашего небесного, не забудем прославлять; будем и сами на Его любовь к нам отвечать своими любящими сердцами.

***

При помыслах сомнения, неверия, хулы – кто страдает: тот ли предмет, о котором сомневаются, коему не верят, который хулят? Эти последние. Они боятся тогда страха, идьже не бь страх (с.41), они мучатся своим сомнением, неверием, хулою; а предмет их агонии остаётся твёрд, недвижим и берёт над ними очевидный верх тем, что их же заставляет переменить свои мысли о нём для их собственного спокойствия и дотоле не даёт им успокоиться, пока они не раскаются в прежних ложных своих мыслях касательно его и не принесут мыслей благоприятных, истинных. Потому безрассудно колебаться и возмущаться, тем больше–малодушествовать и унывать духом, когда приходят на молитве или в другое время мысли сомнения, неверия, хулы и другое подобное.

Соединяйся с Богом душою своею посредством сердечной веры и всё можешь сделать. Борют тебя сильные, невидимые, неосыпающие враги? Победишь. Терзают страсти? Одолеешь. Подавляют скорби? Отвратишь. Унываешь духом? Получишь мужество. Всё с верою возможешь победить и самое царство небесное получишь. Вера–величайшее благо в земной жизни: она соединяет человека с Богом и в Нём делает его сильным и победоносным. Прилепляйся Господеви, един дух есть с Господем (с.41).

Не засматривайся на красоту лица человеческого, а смотри на душу его; не смотри на одеяние его (тело–одежда временная), а смотри на того, кто ею одевается, не смотри на великолепие дома, а смотри на жильца, кто живёт в нём и каков, – иначе ты оскорбишь образ Божий в человеке, обесчестишь царя, поклонившись рабу его, а ему не воздав ни малейшей, ему подобающей, чести. Также–не смотри на красоту печатного шрифта книги, а смотри на дух книги: иначе дух унизим, а тело возвысим; потому что буквы– тело, а содержание книги–дух. He обольщайся мелодичными звуками инструмента или голоса, а пo впечатлению их на душу или по словам узнай, каков дух их; если звуки навевают на душу твою чувства тихие, целомудренные, святые, –слушай и питай ими душу твою; если ж через них вливаются в душу твою страсти, оставь слушать, брось и тело и дух музыки.

Человек, вы сами видите, в слове своём не умирает; он бессмертен в нём и по смерти говорит. Я умру, но и по смерти буду говорить. Сколько между людьми этого бессмертного слова, которые оставили по себе давным-давно умершие и которое живёт, на устах иногда целого народа! Как живуче слово, даже человеческое! Тем более – Слово Божие: оно переживёт все века и будет всегда живо и действительно.

Братия! Какая цель нашей жизни на земле? Та, чтобы по испытании нашем земными скорбями и бедствиями и после постепенного усовершенствования в добродетели при помощи благодарных дарований, предподаваемых в таинствах, нам опочить по смерти в Боге – покое нашего духа. Вот почему мы поём об умерших: Упокой, Господи, душу раба Твоего. Мы желаем усопшему покоя, как края всех желаний, и молим от Бога. He безрассудно ли поэтому много скорбеть над умершими? Приидите ко Мне вcи труждающиеся и обременении, и Аз упокою вы, –говорит Господь. Вот покойники наши, христианскою кончиною уснувши, приходят на этот глас Господа и упокояются. Чего же скорбеть?

***

Сколько пустых и непрестанных предлогов представляет ненавистник рода человеческого к ненавидению ближних наших, так что хоть непрестанно сердись на людей, хоть напрасно злобствуй, живи по адской всеразрушительной воле демонской. He гоняйся за призраками его, оставь всякую вражду и любовь всякого, ибо любовь от Бога.

Острие скорби, которое ты вонзишь невинно в чужое сердце, войдет и в твоё сердце, по строгому закону возмездия: в нюже меру мерите, возмерится вам. He хочешь скорби, не делай её и другим.

Гордость–демон; злоба–тот же демон; зависть – тот же демон; мерзость блудная–тот же демон; насильная хула–тот же демон; насильное сомнение в истине –демон; уныние– демон; различны страсти, а действует во всех один сатана; различны страсти, а вместе лай сатанинский на различные лады, и человек бывает одно, один (разрыв, нет с.44–45)

Тело, как временная одежда души, тленно и не составляет прямой жизни человека; истинная жизнь есть жизнь духовная. Разорви, уничтожь одежду человека, сам он останется жив: так по убиении, по смерти, истлении тела, душа останется жива. Да прилагаем же наибольшее попечение о душе, о её спасении!

***

Показанию помогает сознание, память, воображение, чувство, воля. Как грешим всеми силами души, так и покаяние должно быть вседушевное. Покаяние только на словах, без намерения исправления и без чувства сокрушения, называется лицемерным. Сознание грехов затмевается, надо его пробуждать; воля тупеет, обессиливает для исправления; надо ее принуждать: царство небесное силою берётся. Исповедь должна быть сердечная, глубокая, полная.

Ах, братия мои! Не все ли мы скоро исчезнем с лица земли и будем как бы не бывшие? Где же дела любви? Где исполнение заповедей Творческих? Где дух Христов в нас? Где незлобие, где смирение, где любовь к душам, где бесстрастие к временному? Где ревнование о духовных благах? Суетные, глупейшие мы люди! Исказили мы образ душ наших, исказили жизнь свою, превратили, вверх дном поставили ее. Вместо Христа дьяволу угождаем.

Есть, братия христиане, жизнь истинная, действительная, и есть жизнь мнимая, ложная. Жить для того, чтобы пить, есть, одеваться, гулять, обогащаться, вообще жить для земных удовольствий или забот, равно как заводить интриги, козни, судить да рядить о других, есть жизнь мнимая, жить для того, чтобы угождать Богу и ближним, молиться о спасении душ их и всячески помогать их спасению, значит истинно жить. Первая жизнь есть непрестанная смерть духовная, вторая–непрестающая жизнь духа.

***

Кто отвергает посты, тот забывает, от чего произошло грехопадение первых людей (от невоздержания), и какое оружие против греха и искусителя указал Спаситель, когда искушался в пустыне (постясь сорок дней и ночей), тот не знает или не хочет знать, что человек отпадает от Бога именно наичаще через невоздержание, как это и было с жителями Содома и Гоморры и с современниками Ноя,–ибо от невоздержания происходит грех в людях; кто отвергает посты, тот отнимает у себя и у других оружие против многострастной плоти своей и против дьявола, сильных против нас, особенно через наше невоздержание, тот и не воин Христов, ибо бросает оружие и отдается добровольно в плен своей сластолюбивой и грехолюбивой плоти; тот, наконец, слеп и не видит отношения между причинами и последствиями дел.

He смотри на чужие грехи и не относись враждебно к согрешающему, ни внутренне, ни наружно, но представляй пред собою свои грехи и усердно кайся в них, считая себя действительно хуже всех; молись с любовью за согрешающих, зная, что мы все склонны ко всякому греху.

Учившаяся и недоучившая молодежь редко ходит в церковь, вообще не ведёт дела воспитания своего духовного, считая его как бы ненужным и отдаваясь житейской суете. На это надо обратить внимание. Это плод гордости, неразвитости духовной. Считают посещение храма и Богослужения общественного делом простого народа, да женщин, забывая, что в храме со страхом служат вместе с человеками ангелы и вменяют это себе в величайшее блаженство.

***

Вскрытие морей и рек – образ разрешения души нашей от тела. Воды, разрешившись от льда, становятся лицом к лицу с воздухом, который начинает их колыхать, и с солнцем, которое начинает купаться в их водах. Так чистые души разрешившись от тела, бывают лицом к лицу со Христом, прохлаждаются Им, и осияваются (с.48) Им. Воды, пока на них лежит оболочка ледяная, находятся как бы в темницах, в оковах, не имеют непосредственного сообщения с воздухом и с светом солнечным. Так и души наши, пока живут в оболочке телесной, не имеют непосредственного сообщения с Богом и со святыми, а только через посредство своей оболочки отчасти, а когда спадёт оболочка телесная, тогда узрим нашего Господа лицом к лицу, как воды, по вскрытии от льда, бывают непосредственно обращены к солнцу, и вступают в непосредственное соприкосновение с воздухом.

Ничем не озлобляйся, побеждай всё любовью: всякие обиды, капризы, всякие неприятности семейные, – Не знай ничего, кроме любви. Вини всегда искренно себя, признавая себя виновником неприятностей. Говори: я виноват, я грешен. Помни, что как ты немощен, так и ближний, а немощь за немощь уничтожается, и винить нечего немощных и грешных, если они признаются в своей немощи. Дьявола, сильного во зле, надо винить.

***

Дивлюсь величию и животворности Божественных Тайн: старушка, харкавшая кровью и обессилившая совершенно, ничего не евшая, – от причастия св. Тайн, мною преподанных, в тот же день начала поправляться. Девушка, совсем умиравшая, после причастия св. Тайн, в тот же день начала поправляться, кушать, пить и говорить, между тем как она была почти в беспамятстве, металась сильно и ничего не ела, не пила. Слава животворящим и страшным Твоим Тайнам, Господи!

Для чего нужно и дома молиться, и ходить в церковь к Богослужению? А для чего ты ешь и пьёшь и ходишь на свежий воздух каждый день, или работаешь каждый день? Для того, чтобы поддерживать и возбуждать жизнь души, недугующую грехами, очищать её, как и пищу и питье, иное ты употребляешь для очищения от вредных мокрот или нечистот. Если, поэтому, ты не молишься, то весьма неразумно и безрассудно поступаешь, тело всячески поддерживая, услаждая, укрепляя, а душу оставляя в пренебрежении. Ведь всякий человек двояк, ибо состоит из души и тела.

Обращаете ли достаточное внимание на состояние своей души: здорова ли она, и, поскольку она жива, прочна ли её жизнь, и если благополучна здешняя временная жизнь, то обеспечена ли чем-либо вечная жизнь, вечное благополучие,–например, верою, – есть ли в твоей вера живая в Бога, в Спасителя, в Церковь,–делами добрыми, кротостью, смирением, незлобием, правдолюбием и честностью, воздержанием, целомудрием, милосердием, терпением, покорностью, трудолюбием и проч.? В противном случае, вся работа твоя суетна: душа много делает, может быть, достойных удивления вещей, но сама погибнет. Какая польза человеку аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит.

***

Удивительная вещь: сколько мы не хлопочем о своём здоровье, как ни бережём себя, каких самых здоровых и приятных кушаньев не едим, каких здоровых напитков ни пьём, сколько ни отгуливаемся на свежем воздухе, а всё, в конце концов, выходит то, что подвергаемся болезням и тлению. Святые же, презиравшие плоть, умерщлявшие её беспрестанным воздержанием и постом, лежанием на голой земле, бдением, трудами, молитвою непрестанною, обессмертили и душу, и плоть свою; наши тела, много питаемые и сластопитаемые издают смрад по смерти, а иногда и при жизни, a их тела благоухают и цветут, как при жизни, так и по смерти. Удивительное дело: мы, созидая, разрушаем своё тело, а они, разрушая, созидали; мы, обливая его благоуханиями, не избегаем смрада его, а они, не заботясь о благоухании тела, a о том, чтобы душа была благоуханием для Бога,– благоухали своими телами. Братия мои! Поймите задачу, цель своей жизни. Мы должны умерщвлять многострастное тело или страсти плотские чрез воздержание, труд, молитву, а не оживлять его и страсти его чрез лакомство, пресыщение, леность.

Вы, которые так сильно избегаете в этой жизни страданий тела и скорбей души, которые так лелеете свою плоть и ублажаете душу, – что вы не заботитесь об избежании вечного огня, в тысячу раз лютейшего, чем земной стихийный огонь? Что вы не стараетесь избежать вечных скорбей? Бедные, обратитесь. Ей! невыносимо будет.

***

Настоящая жизнь–не шутка и не игрушка, a между тем люди обратили её в шутку и игрушку: легкомысленно играют временем, данным для приготовления к вечности, играют праздными словами. Соберутся в гости, сидят и празднословят, а потом сядут играть так или иначе; соберутся в театр, и там лишь забавляются и действующие лица, и смотрящие на их действия; иные забавляются своими умственными дарованиями, человеческими слабостями или добродетелями, способностью хорошо говорить и писать; забавляются даже пищей и питьём, употребляя в излишестве, вместо того, чтобы употреблять их только для необходимого насыщения; забавляются одеждами своими, забавляются лицами своими; забавляются детьми своими вместо того, чтобы воспитывать их в вере, благочестии и страхе Божьем. Вся жизнь у них забава. Ho горе забавляющимся!

Помни, человек, что ты нравственное и физическое ничтожество; нравственное–потому, что ты весь–грех, страсть, немощь, и физическое–потому, что тело твоё есть земной: прах; –чтобы чрез это живо, осязательно показать своё пред Богом смирение, как это наглядно изображали древние люди, да и ныне некоторые, посыпая головы свои пеплом, снимая с себя светлые одежды, питающие суетность и тщеславие в бессмертном духе человеческом. Так, человек, самомалейшее добро в тебе от Бога, как самомалейшая струйка воздуха, в тебе находящегося или тобою вдыхаемого, из окружающего тебя воздуха.

Когда уныёт дух твой в болезни и с ужасом начнет представлять смерть, тогда успокой и утешь мятущееся, трепещущее и печальное сердце твоё следующим изречением: Ты, Господи, глубиною мудрости человеколюбно вся строеши и полезное всем подаеши,–и веруй, что Он непременно устроит нам всё во благо: жизнь ли, болезнь ли, напасть ли, скорбь ли, смерть ли, так что лучшего тебе и пожелать нельзя. He говори: рано бы ещё мне умирать, хотелось бы ещё пожить во славу Божию, для пользы родственников, ближних; хотелось бы ещё на свет посмотреть, благами земными насладиться. Будь благодарен Богу и за то, что доселе пользовался ты благами Его, милостями, щедротами Его. Теперь покорись Его воле, Его призванию, а, впрочем, в то ж время не отчаивайся и в продолжение здешней жизни.

Много практикующие врачи, получающие много денег с больных, должны для души своей подавать щедрую милостыню, если верят, что у них есть бессмертная душа; богатые священники, получающие щедро вознаграждение за свои труды молитвенные, также должны подавать богатую милостыню, да не осуждены будут с Иудою предателем, продавшим за сребреники Господа Славы; купцы, получающие большие барыши, должны непременно упражняться в милостыни и в украшении и снабжении храмов Божиих; чиновники, получающие большое жалованье, не должны также считать своим исключительным достоянием щедрое вознаграждение за свои посильные труды, и также помнить нищую братию свою, да приимут награду от Господа и да очищают души свои. Все должны запасаться елеем милостыни и добрых дел, да не туне явится пред Судиею в день страшного испытания, да не наги явятся на одном всемирном поприще.

Внутренний человек из-под суеты света, из-под мрака плоти своей, не связанный искушениями лукавого, выглядывает свободнее утром, по пробуждении, как рыба, выбрасывающаяся иногда на поверхность воды. Всё остальное время он покрыт почти непроницаемою тьмою; на его очах лежит болезненная повязка, скрывающая от него истинный порядок вещей духовных и чувственных. Ловите ж утренние часы, это – часы как бы новой, обновлённой временным сном жизни. Они указывают нам отчасти на то состояние, когда мы восстанем обновленные в общее утро невечернего дня воскресения, или когда разрешимся от этого смертного тела.

И время течёт, не останавливаясь, и тело моё при жизни ещё постоянно меняется и преходит, и мир весь, как видно по его движению, тоже преходит, и как будто поспешает к предположенному концу своему, как заведённая машина. Где же постоянное? Постоянное–то, что всё это движет и направляет к своим целям: постоянна первая причина всего сложного и сотворённого, которая сама не сложна и потому не преходяща, вечна; постоянны ещё созданные по образцу первой Вины духи Ангелов и человеков. Все остальное – мыльный пузырь. He унижаю этими словами творения, но говорю так о нём сравнительно с Творцом и с блаженными духами.

Злоба или другая страсть какая, поселяясь в сердце, стремится – по непременному закону зла–излиться наружу. Оттого обыкновенно говорят о злом или разгневанном человеке, что он выместил свою злобу на том-то, или выместил гнев свой на том-то. В том и беда от зла, что оно не остаётся только в сердце, а силится распространиться во-вне. Из этого уже видно, что виновник зла сам велик и имеет обширную область, в которой он царствует. Мир весь во зле лежит. Как пары или газы, во множестве скопившись в запертом месте, усиливаются извергнуться вон, так страсти, как дыхание духа злобы, наполнивши сердце человеческое, также стремятся из одного человека разлиться на других и заразить своим смрадом души других.

Крепко наблюдай за проявлениями гордости; она проявляется незаметно, особенно в огорчении и раздражительности на других из-за самых неважных причин.

***

Страсти, как жестокие погонщики, так и подгоняют вас, ежедневно понуждая, по нашей страстности к земным вещам, делать противно Господу и нашему истинному благу и угодное сатане льстивому.

Простота да сопутствует тебе везде, особенно будь прост в вере, надежде и любви, ибо Бог–простое Существо, Единица приснопокланяемая, и наша душа проста. Простоте нашей души препятствует плоть тогда, когда мы угождаем ей, когда, например, сладко и вообще приятно и много кушаем и пьём, курим, веселимся, вообще когда угодно ей делаем, ибо тогда она берет перевес над духом...

He смешивай человека – это образ Божий – со злом, которое в нём, потому что зло есть только случайное его несчастье, болезнь, мечта бесовская, но существо его – образ Божий – все-таки в нём остаётся.

Чем, какими страстями ни бороли бы тебя враги, терпи без уныния, без озлобления, с кротостью и смирением, и не допусти в сердце движения нетерпения, злобы, ропота и хулы.

Когда мы слышим дурные отзывы о каком-нибудь человеке, то, внутренне сравнивая его с собою, говорим в сердце своём: я не таков, я в сравнении с ним, совершенство, и, мечтая так о себе и осуждая внутренне других, услаждаемся своим превосходством пред другими. Это гордость сатанинская, это зловоние плотского, греховного человека. Да бегут из души прочь такие помышления! Да помышляем мы себя худшими всех людей! Когда будут о ком отзываться дурно, вздохнём и скажем про себя: мы хуже, грешнее этого человека во сто раз, и от души помолимся об осуждённом брате.

***

Замечай за собою–за своими страстями, особенно в домашнем быту, где они свободно проглядывают, как кроты в безопасном месте; вне дома одни наши страсти обыкновенно прикрываются другими страстями, более благовидными, а там нет возможности выгнать этих чёрных кротов, подкапывающих целость нашей души.

Начинай исполнять заповеди, касающиеся малого, и ты исполнишь заповеди, касающиеся великого: малое везде ведёт к великому. Начни исполнять хотя заповедь о посте в среды и пятницы, или десятую заповедь, касающуюся худых помыслов и желаний, ты исполнишь все заповеди; а неверный в мале и во мнозе неверен есть.

Иоанн Кронштадтский, праведный

Цитировано по:

Рекомендовано главным управлением военно-учебных заведений

для всех классов кадетских корпусов. Издание 8-е, дополненное.

С.-Петербург. Издание М. Г. Кривошлыка. 1903.М. Г. Кривошлык.

- Мысли протоиерея Иоанна Ильича Сергиева. 1899 г. С.-Петербург.

Азбука веры

Примечание

1. К 1903 году достоуважаемому пастырю исполнилось 73 года. –Примечание издателя.

2. Заимствованы из газеты „Ведомости СПб. Градоначальства" за 1897 и 1898 гг. Газета издается под редакцией М. Г. Кривошлыка.

***

Молитва праведному Иоанну Кронштадтскому:

  • Молитва праведному Иоанну, Кронштадтскому чудотворцу. Мудрый наставник и добрый пастырь, сделавший много для укрепления веры, помощи людям, умирения страны, спасения от надвигающейся смуты. Податель многих исцелений и помощи в различных житейских нуждах, болезнях, при одержимости пьянством. Покровитель миссионеров и катехизаторов, ему возносят молитвы о помощи детям в учебе

Акафист праведному Иоанну Кронштадтскому:

Канон праведному Иоанну Кронштадтскому:

Житийная и научно-историческая литература о праведном Иоанне Кронштадтском:

Труды праведного Иоанна Кронштадтского

 

 
Читайте другие публикации раздела "Творения православных Святых Отцов"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru