Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Обличение ересей протестантизма


Православие - протестантизм. Крещение

В основе разногласия в понимании крещения между православными и протестантами лежит глубинное расхождение в вопросе о спасении. Протестанты акцентируют момент, в который уверовавший "принял Христа как личного Спасителя". Ему прощаются все грехи, и гарантируется Царство Божие. Православие понимает спасение как жизнь Бога внутри человека, исцеление плоти и духа благодатью Божией, обитающей в нас (Кол. 1:27).

Святые отцы о обязательном совершении Крещения через троекратное полное погружение и о недопустимости совершения Крещение через обливания

Правильное Крещение через полное троекратное погружение

Содержание

***

Крещение

"Приступи ко крещению не так, как к воде простой,
но как к духовной благодати, с водою даруемой"

Кирилл Иерусалимский [1]

 

В основе разногласия в понимании крещения между православными и протестантами лежит глубинное расхождение в вопросе о спасении. Протестанты акцентируют момент, в который уверовавший "принял Христа как личного Спасителя". Ему прощаются все грехи, и гарантируется Царство Божие. Православие понимает спасение как жизнь Бога внутри человека, исцеление плоти и духа благодатью Божией, обитающей в нас (Кол. 1:27).

С.В. Санников пишет: "Догматика Православной Церкви отождествляет крещение с возрождением, считая, что смерть для греха и возрождение от Духа Святого происходит с крещаемым независимо от его личной веры. Таким образом, утверждается, что при крещении (если таинство произведено правильно), обязательно происходит возрождение". [2]. Это неверное понимание таинства. Так учит догматика католической церкви. В Православии даже тем, кто никогда не читал творений Афанасия Великого, знакома его формула: "Бог спасает нас не без нас!", а посему этот упрёк баптистского богослова, как это часто бывает, направлен не по адресу.

Путь в горний Иерусалим лежит через очищение и возрождение здесь на земле. Как видим, иногда протестанты смешивают два разных действия, часто называющихся одним и тем же словом – "возрождение". В Православии тоже есть понятие о возрождении как обретении веры, покаяния, преданности и т.д. Но когда говорится о возрождении в таинстве крещения, разумеются более глубокие вещи. А именно: усыновление Богу через Иисуса Христа (Еф. 1:5). Первое возрождение открывает Спасителя, второе – соединяет с Ним. Возрождённый верою приходит к купели, чтобы возродить своё падшее естество к обновлённой жизни (Рим. 6:4), стать чадом Божиим. Об этих двух возрождениях души апостол Иоанн благовествует: А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1:12). В крещении происходит поистине рождение нового человека. Нового не только по умонастроению, но и по характеру единения с Богом. Потому что вы... приняли Духа усыновления – напоминает ап. Павел "плотским" христианам. "Итак, никто не помышляй, что якобы крещение есть благодать оставления грехов только, каково было Иоанново крещение, но оно есть и благодать усыновления" - говорит св. Кирилл Иерусалимский. [3]. Если же понимать "возрождение" лишь в первом его значении, то каким же образом человек может возродиться (т.е. заново родиться), ещё не будучи погребён в крещении (Рим. 6:4)?

Если протестант приходит к купели потому, что он уже со Христом, то православный крестится потому, что желает жить со Христом теснее. Протестант актом крещения свидетельствует о том, что здоров. Для православного крещение - это путь к исцелению, лекарство, необходимое для воссоздания первобытного единства с Богом.

Таинство святого крещения было установлено Самим Господом Иисусом Христом. Поэтому в этом погружении мы должны видеть нечто большее, нежели просто ещё одну форму для прежде бывшего содержания. Спаситель не стал бы устанавливать дополнительный обряд, в котором совершалось бы то, что было и раньше совершаемо и в другой форме или обряде. Значит, в таинстве крещения должна быть своя, так сказать, специфика. Оно должно отличаться от всего. В крещении должно иметь место то, чего в принципе не было и не могло быть ни в ветхозаветной религии Израиля, ни тем более у язычников. Крещение есть таинство Нового Завета Иисуса Христа. Следовательно, по сути своей оно определённо должно быть уникальным, как уникален Сам Совершитель Завета.

Этой неповторимой сущности крещения мы не находим в исповедании баптистов. Все их концепции сводятся к повторению того, что было возможным и продолжает быть возможным и без троекратного погружения в воду. Баптистское богословие различает в крещении главным образом три основных элемента: покаяние, обещание Богу, свидетельство о своей вере. Всё это, присутствует и в православном учении о крещении, но для нас это служебные моменты, необходимые для принятия особого дара. Главное же в крещении – тот дар Святого Духа, о котором говорит ап. Пётр (Деян. 2:38). Для протестантов условия принятия дара, подаваемого в крещении, культивируются в его смысл. Остальное отрицается. Таким образом, по православному мнению крещение у протестантов остаётся бездарным. Богу трудно преподать дар там, где его совсем не ждут. Итак, рассмотрим необходимые элементы крещения общие для христианских конфессий, но составляющие его суть в баптизме.

1) Покаяние. Но, оно должно быть у хотящего креститься ещё до крещения. Оно должно быть неотъемлемой частью духовной жизни и после крещения. Мы каемся ежедневно в самом серьёзном значении этого слова. Хотя бы поэтому покаяние не может составлять сути крещения.

2) Обещание Богу доброй совести и т.п. также имело место и в дохристианский период. И оно тоже естественно составляет часть повседневных молитв (например: вечерних). Сколько раз христианин оскорбляет Бога, столько же и кается и блюстись обещается. И хотя мы... в смерть Его крестились... мы погреблись с Ним крещением в смерть (Рим. 6:3-4). Но, я каждый день умираю (1Кор. 15:31) – свидетельствует о себе ап. Павел. А значит и эти важные моменты вовсе не уникальны или неповторимы, чтобы ради них устанавливать отдельное обрядовое действие.

3) Свидетельство о вере и спасённости обрядом погружения приемлемо лишь как прилагаемое, сопутствующее, а не как составляющее его суть. Кому свидетельствует, кого убеждает крещающийся в своей спасённости, вере и преданности? Если Бога, то Бог больше сердца нашего и знает всё (1Ин. 3:20). Зачем же Ему, как выражается Сауси, "пользоваться подтверждением действительности спасения" [4]? А если это свидетельство для людей, то неужели баптистов необходимо обрядным способом убеждать в том, что их брат принял Христа как личного Спасителя? Так да светит ваш свет перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16; 1Пет. 2:12; Фил. 2:15). Если сама жизнь недостаточно уверяет братьев во Христе в искренности сердца, то обряд разве может о чём-то всерьёз свидетельствовать? Креститься и обещать нетрудно. Крестился и Симон волхв и кровосмесник, Диотреф и им подобные.

Предварительный вывод из вышесказанного: протестантское крещение лишено специфики. В нём и сами протестанты не видят ничего особенного. Далее мы в этом убедимся, читая их собственные утверждения.

Всё, что протестанты говорят о символике крещения, православные признают уж 2000 лет. Разница меж нами, как и в других случаях, пролегает в том, что они в крещении отрицают, а не в том, что они о нём утверждают.

Лучше всего ознакомиться с баптистским отношением к крещению со слов самих баптистов. Слово предоставляется наиболее авторитетным источникам: "Крещение символизирует покаяние и прощение грехов (Деян. 2:38; 22:16), - пишет Ч.Райри, - соединение со Христом (Рим. 6:1-10), начало пути ученика Христа (Мф. 28:19). Крещение знаменует начало христианской жизни (хотя само по себе оно не производит ни прощения грехов, ни всего другого, что перечислено выше)". [5]. Итак, крещение в понимании баптистов это богатство символов и абсолютное отсутствие существенной (действенной) части самого акта крещения. "Водное крещение и вечеря Господня... не являются таинствами, но установлениями. Они сами по себе не сообщают благодати. Они суть внешние символы". Это сами баптисты называют своими основными принципами. [6].

Баптисты, видимо, стесняются называть обрядами те свои действия, которые они не считают таинствами. Потому крещение обрядом называют нечасто. Слово это они своими обличительными проповедями сделали неблагозвучным, посему, те таинства, которые превратились у них в обряды, они почему-то называют установлениями. Хотя установлено было Господом, прежде всего, не форма, чин или последование, а таинственное (т.е. непостижимое) содержание.

Понятнее станет их отношение к таинству крещения, если обратить внимание на то, как они именуют этот акт. Генри Кларенс Тиссен: "В Церкви существует два ритуала: крещение и Вечеря Господня. Эти ритуалы называются обрядами или таинством... Чтобы избежать мистицизма и сакраментализма, характеризующегося выражением "таинства" (сакрамент), лучше было бы пользоваться словом "обряд" для определения этих двух ритуалов Церкви". [7]. Магистр богословия М.В. Иванов о крещении и евхаристии говорит так: "(христианство) придерживалось двух обязательных церемониалов: Водного крещения и Вечери Господней". [8].

"Нет более неосновательного обвинения, как утверждение, что баптисты держатся обрядности и таинств. Они как раз их отрицают", [9], - заносчиво декларируют ЕХБ. На самом деле нет более неосновательного утверждения, чем то, что баптисты отрицают и обрядность и таинства. Действие Духа Божия (т.е. таинство), безусловно, ими отвергнуто, а обрядность осталась. Формы и действия как пустые сосуды остались одни без содержания.

"Бог по милости Своей может дать Свои дары людям, которые совершают символические действия; однако само по себе установление не несёт в себе силы", [10], – объясняет Чарльз Райри. Да, само по себе установление, конечно же, не может иметь силы, ибо оно и не существует само по себе. Но если "символические действия" сопровождаются благоговейной молитвой о ниспослании Святого Духа, то и Бог, верный Своим обещаниям (Лк. 11:13; Ин.14,13; Мф. 7:11; 21:22; Мк. 11:24), по милости Своей подаёт Свои дары. Тогда форма становится содержательной, тогда "символические действия" становятся таинством. В противном случае, если не происходит последнего, и никто даже не просит и не ждёт дара от Бога, остаётся лишь пустая оболочка. Горше всего то, что с этим фактически соглашается (а иногда и решительно утверждает) протестантское богословие. Наверное, поэтому, по свидетельству Г.К. Тиссена, "в крещении... не наблюдается особых проявлений благодати". [11].

***

Читайте также по теме:

***

Протестанты во святом крещении видят лишь образы да символы: "Крещение, по словам Священного Писания, является символом погребения греховной жизни", "крещение - прообраз омытия наших грехов", "наше публичное свидетельство пред людьми и перед Богом о том, что в смерти Христа мы нашли спасение". [12]. "Крещение напоминает нам реальность нашего союза со Христом, так как мы соединены с Ним подобием Его смерти, погребения и воскресения". [13]. "Церемония крещения, несомненно, символизирует наше погребение и воскресение со Христом". [14]. "Крещение водою есть внешний знак совершившегося в душе ранее крещения Духом Святым". [15]. "Это открытое и публичное исповедание Христа Господом". [16]. "Оно есть торжественное обещание Богу доброй совести, а также видимый знак веры". [17]. "Крещение есть публичное исповедание Господа Иисуса Христа как личного Спасителя и торжественный акт добровольной отдачи самого себя на служение Богу". [18]. По-военному, парадно звучит исповедание "Основных принципов веры евангельских христиан-баптистов". Но эта присяга целиком человеческое публичное мероприятие. Богу при этом торжественном параде баптисты отводят кафедру маршала, лишь одобрительно взирающего сверху. Нет Ему места в созидании самого торжества и святости крещения.

Апостол Павел в крещении видит одновременно и символ, и реальность, называя его банею возрождения и обновления Святым Духом (Тит. 3:5). Если признать, что в крещении действует Сам Бог (т.е. попросту согласиться со Св. Писанием), значит, это - таинство, т.е. человеческое действо, исполненное благодатью Божией. Апостол Павел вполне ясно исповедует крещение делом Святого Духа, а не просто человеческим, говоря: все мы одним Духом крестились в одно тело... и все напоены одним Духом (1Кор. 12:13). Ту же наполненность новозаветного крещения видел и Иоанн Креститель: Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною… будет крестить вас Духом Святым (Мф. 3:11). Эту то реальность Духа Божия в крещении и отрицают протестантские богословы.

Протестанты предпочитают отождествлять человеческое произволение с новорождающим и очищающим действием Святого Духа. Но, человек верою приходит к купели, чтобы очиститься, а духовное рождение (т.е. крещение Ин.3:3) совершается свыше. И такими (грешниками) были некоторые из вас, - пишет ап. Павел коринфянам, - но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего (1Кор. 6:11). Апостол Варнава также мыслит совсем не по-протестантски: "Крещение подаётся во оставление грехов. Мы входим в воду, отягчёнными грехами и нечистотою, а выходим из воды плодоносящими в сердце страх и надежду". [19]. Так же мыслит Климент Александрийский, который в таинстве крещения видит большее, нежели просто наше свидетельство о том, что с нами произошло накануне: "Будучи погружаемы (в воду), мы просвещаемся. Просвещаясь, усыновляемся Богу. Усыновляясь, становимся совершенными и через это бессмертными... равным образом называется это действие: благодатью, просвещением и купелью". [20].

У Чарльза Райри в параграфе "важное значение крещения", состоящем из 6 пунктов, важность усматривается в следующем: "1) Иисус был крещён... 2) Ученики Иисуса крестили... 3) Он заповедал совершать крещение... 4) В апостольские времена все уверовавшие крестились... 5) ...крещение – символическое изображение богословских истин... 6) В послании к Евреям крещение перечисленно в числе других основополагающих принципов...". [21]. Таким образом, тема важности крещения превращается в обоснование того, что оно обязательно должно быть. Но чем же оно так важно, чтобы быть таким обязательным? Неужели тем, что оно символично? Но в Церкви весьма многое символично. Даже в протестантских общинах есть множество традиций, обрядов, жестов и прочих моментов "символически изображающих богословские истины".

Видимо внутренне понимая, что во святом крещении всё же должна быть своего рода уникальность и важность, протестантские богословы тем не менее не находят в нём большей ценности, чем обрядовый символизм. "Христианское крещение – резюмирует своё изложение Ч.Райри, - символизирует принятие Благой Вести, соединение со Спасителем и вступление в Церковь. Вот каков глубокий смысл крещения; не понимая этого, мы духовно обкрадываем сами себя". [22]. Если богослов называет символический смысл глубиною, то более существенной глубины и значения в крещении, чем условного, символического баптисты не предполагают. Что ж, можно поздравить их с тем, что они, по крайней мере, прекрасно понимают символику крещения. С православной же точки зрения "духовно обкрадывает себя" тот, кто в Богом установленном, духовном таинстве видит лишь картинки, да изображения духовности.

Миллард Эриксон о значении крещения: "Оно имеет большое значение, ибо представляет собой знак союза верующего со Христом, и признание этого союза - дополнительный акт веры, ещё крепче цементирующий эту связь". [23]. Итак, "большое значение" крещения протестантское богословие видит, опять же, не в нём самом, а в том, что оно олицетворяет. Но, такое представление о крещении вовсе не выделяет его от прочих добрых дел или поступков, таких как: прощение обид, помощь ближним, проповедь, благочестие и т. п. Все они разве не "являют собой знак союза верующего со Христом"? и разве не утверждают (цементируют) христианина в добре?

Баптисты, у которых и название-то произошло от именования сего таинства, его необходимость, на наш взгляд, объясняют крайне бедно: "Креститься повелел Христос (Мф. 28:19–20). Поскольку этот обряд предписан Им, его следует принимать скорее, как предписание, а не как таинство. Сам по себе он не производит в человеке какого-то духовного изменения. Мы продолжаем совершать обряд крещения просто потому, что так повелел Христос, и потому, что он играет роль публичного свидетельства. Он подтверждает факт спасения человека для него самого и для окружающих". [24]. Подтверждает спасение для спасённого?! Человек, переживающий спасение, не нуждается в подтверждениях, тем более - искусственных (обрядных)! Это всё равно, что плывущий в волнах демонстративно шлепнет по воде, чтобы убедить себя и других, в том, что он плывёт на самом деле. А если спасённому действительно необходимо подтверждение спасения им переживаемого, то резонно поставить вопрос: а действительно ли он принял Христа в своё сердце?

"Итак, крещение – выражение веры, - заключает М. Эриксон после подробного рассмотрения этой темы, - и свидетельство единения человека со Христом в его смерти и воскресении, то есть его духовное обрезание – это публичная демонстрация верности Христу". [25]. Итак, что же, реально крещение необходимо лишь для публики? Это лишь для публики баптистские общины устраивают демонстрацию и показ (show) верности крещаемых Христу? Неужели смысл крещения осуществляется не в самой купели, а во вне – в сознании зрителей? "Крещение – мощное заявление. – Продолжает М.Эриксон, - Это провозглашение истинно совершённых Христом делах... Это символ, а не знак, ибо он наглядно выражает передаваемую истину. Между знаком и его соответствием нет внутренней связи. Например, зелёный сигнал светофора мы просто условно воспринимаем, как разрешение ехать дальше. А вот на пересечении с железной дорогой смысл находящегося там знака иной – это символ, он ясно показывает, что здесь шоссе пересекается с железнодорожными путями. Крещение это символ, а не знак, поскольку оно олицетворяет смерть и воскресение верующего со Христом". [26]. Так или иначе, смысл крещения остаётся сугубо внешним, прикладным. Знак на перекрёстке никак не влияет на пересечение дорог и не творит его. Он необходим лишь постольку, поскольку есть люди, которые об этом пересечении могут не знать. Он служит им. Знак лишь "наглядно выражает", "ясно показывает" и "олицетворяет" факт которому сам отнюдь не способствует. Дороги пересекаются в любом случае, со знаком или без него. Он нужен для сторонних. Таким образом, вопрос о необходимости крещения для самого крещающегося остаётся открытым.

По мнению протестантов в крещении не происходит и не может происходить ничего существенного. Всё, что может быть спасительным для стремящегося к спасению, уже произошло до крещения, на долю которого осталась лишь символика.

Анания сказал Павлу (тогда ещё Савлу): Итак, что ты медлишь? встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса (Деян. 22:16). Вероятно, на месте Савла, грамотный баптистский богослов ответил бы Анании, что нет необходимости после слова "крестись" добавлять "омой грехи твои", потому что "крестящийся актом крещения исповедует, что он чрез веру (уже!) вступил в тесное общение со Христом и получил от Него прощение грехов". [27]. "Крещение является как бы подтверждением того, что дар спасения нами уже принят, что Голгофская жертва и Дух Святой уже совершили дело спасения в нашем сердце, что мы уже приняли дарованную нам жизнь во Христе и наслаждаемся ею". [28]. Эти же слова можно было бы поставить в возражение и ап. Петру, который прощение грехов также неразрывно связывает с таинством крещения, говоря: Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов и получите дар Святого Духа (Деян. 2:38). Пётр призывает креститься для прощения грехов, а не исповедовать, уже полученное прощение. Все вы во Христа крестившиеся во Христа облеклись (Гал. 3:27), а не наоборот!

Баптисты, исключив таинственность из таинств и богослужений, превратили свою религию в сплошной психотренинг. Если крещение – это только то, что я хочу засвидетельствовать пред Богом, если это лишь действие человека и в акте крещения отсутствует Сам Бог, то само крещение – не более, чем странный, чисто человеческий обряд, не имеющий в себе ни малейшего посыла Божественной благодати. При таком взгляде на крещение учение Христа о благодатной связи крещения и спасения выглядит странно и даже в какой-то мере жестоко. "Кто будет веровать и совершать такой-то обряд - будет спасён!" (Мк. 16:16). Есть над чем задуматься! Обязательность крещения очевидна (Ин. 3:5), и если оно безблагодатно, то апостолы ничем не лучше фарисеев, которых все привыкли обвинять в обрядоверии. Тогда таинство крещения превращается в пустую формальность, однако без которой почему-то, по словам Спасителя, никто не войдет в Царство Божие (Ин. 3:5). "Хотя крещение не спасает, - пишет Сэмюэль Уолдрон, - однако оно официально оформляет спасение в обряде или соглашении". [29]. В этом свете крещение уподобляется справке с места работы (службы, учёбы), без которой нас не пропишут в городе. Так получается для того, чтобы прописаться в Небесном Иерусалиме, необходимо иметь свое свидетельство, заверенное обрядом, без которого нам не поверят, что мы "уже приняли дарованную нам жизнь во Христе и наслаждаемся ею". [30].

Если же признать, что в крещении действует Бог, с чем нетрудно соглашаются здравомыслящие баптисты, то отсюда очевиднее становится ущербность протестантской концепции. Дело в том, что даже в том случае, когда баптисты признают действие Бога в таинстве крещения, то в их (обще-протестантском) понимании этого установления Ему всё равно там делать нечего!

Все протестанты со ссылкой на 1Пет.3: 21 сводят крещение к присяге на верность Богу и "обещанию Богу доброй совести". "Этот аргумент строится на неверном переводе Писания. С сожалением должен сказать,- замечает диакон Андрей Кураев, - что и синодальные переводчики в этом месте ошиблись. Ближе к оригиналу церковно-славянский перевод: крещение не обещание Богу доброй совести, а вопрошение у Бога совести благи. Здесь крещение оказывается не приношением, не обещанием, но просьбой... Может свв. Кирилл и Мефодий плохо понимали греческий [31]? Но вот природный грек и христианин ещё вполне ранних времен Григорий Богослов (IV век) подтверждает, что речь у ап. Петра идёт о даровании доброй совести в крещении. [32]. Причём контекст богословия св. Григория вообще не допускает толкования крещения как обета. Со ссылкой на Екл.5:4 Григорий Богослов пишет: "Ничего не обещай Богу, даже и малости. Потому что все Божие прежде, нежели принято от тебя". [33].

Глагол eperwtao в классическом греческом языке может означать обещание. Но в новозаветном койне он однозначно имеет смысл вопрошения, просьбы. Например, Мф. 16:1: фарисеи ephrwthsan - "просили" Христа. Встречается этот глагол также в Мф. 22:46; Мк. 9:32; 11:29; Лк. 2:46; 6:9; Рим. 10:20; 1Кор. 14,35. Отглагольное существительное от него употребляется в 1Пет. 3:21. И нет ни одного случая употребления этого греческого глагола в корпусе Новозаветных текстов в смысле обещания, приношения. Вполне логичен латинский перевод этого слова interrogare, rogare, т.е. также - вопрос, просьба. И даже в протестантской литературе уже встречается правильное понимание этого стиха: крещение есть просьба. [34]. О чём эта просьба? Продолжение фразы апостола Петра разъясняет: Крещение… спасает воскресением Иисуса Христа. Крещение даёт дар от Бога (eiV Qeoўn) через воскресение (diў aўnastasewV) Иисуса Христа. Не Богу приноситься дар, но от Бога ожидается помощь. Крещение спасает не тем, что в нём мы что-то обещаем Богу, а тем, что Спаситель дарует нам плод своего воскресения. В крещении мы и спрашиваем у Бога дарование доброй, обновленной совести". [35].

Если всё же настаивать на синодальном переводе этого места, то получится, что одним лишь усилием воли человек способен обрести добрую совесть. Добрая совесть, т.е. чистота души - это и есть дар, о котором говорит Иоанн Златоуст: "В крещении через чувственную вещь - воду сообщается дар". [36]. И если у уверовавшего и без Христа есть добрая совесть, в которой он так уверен, что даже дает клятву, что она у него будет всегда, то зачем ему "спогребаться со Христом крещением в смерть"? Если всё, что необходимо для спасения, уверовавший уже имеет и без крещения, то не оказывается ли крещение совершенно излишним?

И действительно, баптисты сделали всё для рождения этого вывода. Например, в трёх главах книги П.И. Рогозина, посвященных крещению, мы не находим ответа на главный вопрос: что делает акт крещения необходимым?

В I главе - "Крещение" - Рогозин кратко констатирует, что "с начала III столетия и вплоть до наших дней"[37]. никто толком не понимал и не понимает сущности крещения (разумеется кроме баптистов).

Во II главе - "Что такое крещение?" - даётся ответ: "крещение - наше публичное свидетельство пред людьми и пред Богом о том, что... мы нашли спасение". [38].

В III главе "Спасает ли крещение?" ответ сводится к тому, что оно, конечно, не спасает, да и не предназначено для этого. Г.К. Тиссен это выразил внятнее: "Совершенно очевидно, что крещение не производит спасения, оно, скорее, следует за ним". [39]. Конечно же, никакой акт, в том числе и крещение, не может сам по себе "производить спасения", но в Православии крещение связано с "совершением спасения" (Флп. 2:12), ибо принимается ради него. В баптизме никакой связи с осуществлением спасения нет. Оно лишь "следует за ним" как извещение следует за событием. Само же ни на йоту не участвует в его созидании.

И всё же, после громких утверждений о том, что креститься имеют право только "те и только те, кто знает Господа (Иер. 31:34), кто имеет духовное обрезание (Фил. 3:3), и рождён от Бога (Ин. 1:12-13)". [40]. Да и вообще: "Крещение никого не спасает. Спасает Христос Своей пречистой Кровью", [41], остается всё тот же вопрос: тогда зачем оно нужно? Почему креститься так обязательно? Почему этим обусловливается вхождение в Царство Небесное? Не дано протестантам указать на жизненную необходимость крещения. Все, попытки объяснения строятся по следующему шаблону в более или менее развёрнутом виде: "Крещение есть личное повеление Господа, данное: проповедникам Евангелия - крестить (Мф. 28:19), а верующим в Евангелие - креститься (Деян. 2:38)". [42]. "Господь не предложил совершать эти ритуалы. Он повелел исполнять их!... Эти священнодействия (крещение и хлебопреломление) являются Божьими установлениями, и мы должны исполнять их как Богом данные обязанности". [43]. Вот так, всё строго "по-евангельски". Всё подтверждено цитатами, кому что делать. Но зачем? Если апостолы только потому и крестили, что им так сказал Христос или у них такие "обязанности", а сами в этом не видели никакой жизненно-важной необходимости, то они оказываются хуже фарисеев, которые и в самом нелепом обряде усматривали какой-то таинственный смысл!

Василий Великий, которого многие баптистские богословы считают созвучным себе и без иронии называют его одним из отцов Церкви, также в корне не согласен с протестантской концепцией крещения: "Почему мы христиане? Всякий скажет: по вере. А каким образом спасаемся? Таким, что возрождаемся именно же благодатью, подаваемою в крещении. Ибо чем иначе спастись?". [44]. "Изображением смерти служит вода, а залог жизни подаётся Духом". [45]. Так же мыслит и святой Амвросий: "В крест Господа Иисуса верует и оглашенный, которым и сам знаменуется, но если он не будет крещён во имя Отца и Сына и Святого Духа, то не может получить отпущение грехов и сподобиться дара духовной благодати". [46].

Протестанты, с одной стороны, утверждают, что у человека не может быть дел, способствующих спасению, а с другой стороны, чисто человеческое дело - крещение оказывается делом, обусловливающим вхождение в Царство Небесное. Если действительно, как пишет автор, "дар спасения нами уже принят... дело нашего спасения в нашем сердце" уже совершено, [47], то, что же препятствует нам войти в Царство Божие? Если человек "вступил в тесное общение со Христом", [48], то негоже Христу не впускать такового в Своё Царство только из-за того, что тот не исполнил пустой формальности. Неужели если человек тысячи раз свидетельствовал пред людьми и Богом о своей спасённости, тысячи раз обещал быть верным, это всё не считается, если при этом он не окунулся в воду?!

Даже если протестанты согласятся, с тем, что в крещении прощаются грехи, то при сохранении их концепции, это отнюдь не делает его необходимым. И хотя скверный и не может войти в Царство Божие (Откр. 21:27), но если учесть, что он и без очищающего крещения находится в теснейшем общении с Богом, то скверным такового уже никак не назовёшь!

Краткий вывод из всего вышеизложенного: баптистское понимание таинства крещения можно определить как – фрагментарное, частичное. Причём фрагменты православного учения о крещении, принимаемые баптистами, самые поверхностные – символический и психологический. Это то, что, с православной точки зрения, делает такое "неполное" понимание крещения – еретическим. Теперь, пожалуй, время перейти к изложению православного понимания этого великого таинства.

Церковь содержит в себе полноту даров Святого Духа (Еф. 1:23). Только жизнь в Церкви есть жизнь во Христе, ибо Церковь есть Тело Христово, а мы члены тела его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5:30). Посему вхождение в Церковь (т.е. крещение) - это причастие Церкви, причастие Христу, поэтому оно не может быть безблагодатным. Сам Христос в беседе с Никодимом назвал крещение рождением свыше: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия... если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рождённое от плоти есть плоть, а рождённое от Духа есть дух (Ин. 3:3:5-6). "Когда "дух" и "плоть" противопоставляются друг другу (Гал. 5:16-23; Рим. 8:5-8), то разумеются не душа и тело, а два противоположные направления жизни, которые, проникнув в существо человека, являются в нём как бы двумя враждебными природами. Греховное начало настолько укоренилось в падшей природе человека, что последняя может освободиться от него не иначе, как посредством воссоздания, которое силен сотворить только один Бог. Сын Божий, восприняв природу человеческую, воссоздал её в Себе и дал возможность всем людям через принадлежность к Телу Его - Церкви быть участниками этой новой природы, сонаследниками, составляющими одно тело, [49], и сопричастниками обетования Его (Еф. 3:6) и только тот, кто во Христе, тот новая тварь (2Кор. 5:17). Начало этой новой, духовной, богообщной жизни подаётся человеку в крещении". [50].

Господь даровал способ, благодаря которому можно получить духовное семя Нового Адама. Это семя - и есть начало рождения! Грехи прощаются во многих таинствах. Прощение личных грехов в крещении не составляет его назначения (цели). В чём же особенность таинства крещения? Вся суть крещения в том, что в этом таинстве происходит рождение нового человека. Иоанн Богослов пишет, что всякий, рождённый от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нём, и он не может грешить, потому что рождён от Бога (1Ин. 3:9). Учение о крещении как семени является не только православным, но и апостольским. "Бог Слово входит в человека и пребывает в нем как семя. Спасительная благодать есть дар Божий, который как семя Божественное всевается всякому крещающемуся". [51]. Это делает крещение непостижимым таинством. При крещении даётся семя, которое мы должны в себе возрастить. Разве происходит преображение в нового человека автоматически? Нет, мы остаёмся плотяными, т.е. подверженными всем болезням (духовным и физическим) и самой смерти. Происходит нечто иное: в нашего ветхого человека всевается семя Нового Человека и, как при каждом таинстве, происходит освящение. Однако ветхий человек автоматически не превращается в первозданного. Что же происходит в человеке? Первичное заражение в нас не исчезает и ничуть не умаляется. Но при этом в крещении подаётся нечто новое - начаток инобытия, новый (для падшего естества) образ единения с Богом, начало жизни во Христе. В ветхое привносится новое, чтобы этой новизной преобразить всё естество и сделать его христоподобным. "Оная будущая жизнь как бы вливается и примешивается к сей настоящей". [52]. Таким образом, человек вырывается из состояния фатальной смерти, господства повреждённого естества. "Искуплением обновлено человеческое естество. Богочеловек обновил его Собою и в Себе. Такое обновлённое Господом естество человеческое прививается, так сказать, к естеству падшему посредством крещения. Крещение, не уничтожая естества, уничтожает его состояние падения; не делая естества иным, изменяет его состояние, приобщив человеческое естество естеству Божию", [53], - со ссылкой на 1Пет. 1:4 излагает православное учение святитель Игнатий Брянчанинов.

Древо жизни посажено, но неуместным было бы говорить о прощении греха первородного или о том, что он прощён не вполне. Прощаются грехи личные. Первородный грех недостаточно просто простить. Это - повреждение природы, требующее действенного исцеления. Это болезнь, её мало простить, её нужно исцелить. Исцелённую природу мы видим у воскресшего Христа. Тот, кто остаётся смертным (т.е. тленным), ещё не исцелён. Ему дано только начало, только семя Христова преображения. Уничтожив в нас диктат греха, крещение не уничтожает его самого. Мы не перестаем быть способными совершать грех. "Купель даёт отпущение грехов соделанных, а не содееваемых". [54]. При помощи благодати Божией, подаваемой в крещении, нам предстоит самим искоренить в себе греховные наклонности. "Должно стараться, чтобы вы познали, каким путём можете достигнуть отпущения грехов и получить надежду наследия благ обетованных. Другого пути к сему нет, кроме того, чтобы, познав Христа и омывшись крещением во оставление грехов, начали потом жить безгрешно". [55]. "Христос насаждается в сердца наши таинством святого крещения как семя в землю. Дар этот сам собою совершен: но мы его или развиваем или заглушаем, судя по тому, какое проводим жительство. По этой причине дар сияет во всём изяществе своём только в тех, которые возделывают себя евангельским заповедями и по мере этого возделания". [56].

Благодатное Царство Христово в крещении только зачалось, но ещё не завоевало всей его природы, не преобразило её в себя целиком. В этом смысле, очевидно то, что даже при действительном таинстве сила его действенности всецело зависит от течения дальнейшей духовной борьбы. "Духовная благодать, – говорит св. Киприан Карфагенский, – которая в крещении равно приемлется верующими, потом поведением и действиями нашими или уменьшается или умножается, подобно тому, как в Евангелии семя Господне равно сеется, но, по различию почвы иное истощается, а иное умножается в разнообразном изобилии, принося плод в тридцать, шестьдесят или сто раз больше". [57]. Святитель Игнатий Брянчанинов: "Крещённый человек, делая добро, принадлежащее естеству обновлённому, развивает в себе благодать Всесвятаго Духа, полученную при крещении, которая, будучи неизменяема сама по себе, светлее сияет в человеке по мере делаемого им Христова добра. Так светлее сияет неизменяющийся сам по себе солнечный луч по мере того, как свободнее небо от облаков. Напротив того: делая по крещении зло, доставляя деятельность падшему естеству, оживляя его, человек теряет более или менее духовную свободу. Грех снова получает насильственную власть над человеком, диавол снова входит в человека, соделывается его владыкой и руководителем". [58].

Недостаточно просто отречься от прежней греховной жизни, необходимо всеми силами в новой своей жизни с корнем вырывать остатки старой. Потому и взывает к Богу всякий православный: "Не остави мене, яко семя тли во мне есть". [59]. "В крещении человек одержал первую и, можно сказать, решительную победу над грехом. Но, чтобы окончательно восторжествовать над грехом, необходимо его изгнать совершенно из своей природы. Нужно совершенно очистить свою душу и тело от малейших признаков ветхого человека. Тогда только спадут окончательно "путы" греха, и человек вполне усвоит себе вечную жизнь". [60]. Таким образом, "святое крещение – по выражению св. Афанасия Александрийского – отверзает нам (только) путь к просвещению". [61]. Путь спасения и вечной жизни зачинается в крещении и после продолжается развитием положенного семени гармонией свободы и благодати. И завершается, по слову Сергия Страгородского, "вступлением человека туда, куда он себя, при помощи данных ему средств, приготовил, к чему развил восприимчивость". [62].

В католицизме точность крещальной формулы определяет действенность таинства. В Православии она поставляется в тесную зависимость от нравственного состояния приступающего к купели. В крещении человек не другую душу получает и не становится праведным, сам о том не подозревая, а с прежней душой решается жить иначе. Поэтому очень важно то, как сам крещающийся переживает происходящее. Глубина его покаяния, его жажды непрестанного следования за Господом, видение необходимости дара Христова - и есть его способность к восприятию этого таинства. Иоанн Златоуст выражает это так: "Насколько по свободному произволению отлагаем мы в крещении ветхого человека, настолько же произвольно и сыноположение. Потому что Бог всё предоставил на волю того больного, которого Он хочет излечить в крещении". "Если нет воли, – говорит преп. Макарий Египетский, – Сам Бог ничего не делает… совершение дела Духом зависит от воли человека". [63]. "Ожидающему от Бога принять семя благодати надлежит сперва очистить землю сердца, чтобы падшее на неё семя Духа принесло совершенные и обильные плоды". [64]. Господь желает подарить Себя каждому, войти в общение с каждым. Бог взыскует не свидетельств о богообщении (крещении), а способности к восприятию этого общения. Глубина же и действенность богообщения всецело обусловлены мерою, которую человек способен вместить. Исходя из этого понимания крещения, нравственная подготовка к таинству есть соучастие в нём. "Выжмем себя покаянием, – призывает преподобный Ефрем Сирин, – чтобы не утратить нам благодати прощения, как настоящей своей краски. Выжимание есть тщательное отложение противного. Ибо таким образом наведённый на нас цвет, закалившись в душах наших, уже не сойдёт". [65]. Образ приспособления души к восприятию благодати указал Сам Господь: Кто не примет Царствие Божие как дитя, тот не войдёт в него (Мк. 10:15). Прежде, нежели сеять семя Божией благодати, необходимо возделывание своей тернистой почвы, уподобление своего восприятия - детскому. У взрослых сознание (душа) засорено греховным навыком. Покаяние есть вырывание греховных плевел. Оно болезненно, но необходимо, чтобы не сделать сеяние тщетным (т.е. крещение бесплодным).

Если протестант крестится "потому, что...", то православный – "для того, чтобы...". Эта разница – дочь богословия и мать духовной жизни. Мы погреблись с Ним (Христом) крещением в смерть, чтобы... ходить во обновлённой жизни... ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху (Рим. 6:4-6). У Рогозина, видимо в противовес католическому автоматизму, от лица крещающегося звучит твердое: "Я даже не допускаю мысли о возможности исправления своей ветхой греховной натуры". [66]. В Православии же, уничтожение греховного в человеке не вменяется по-католически как совершаемое "ex opere operatо", но и не отрицается по-протестантски как невозможное. Его исправление (исцеление) полагается целью крещения и всей жизни.

Протестантизм не оставляет смысла для жизни после крещения. С православной точки зрения жизнь христианина должна сопровождаться миссионерской и благотворительной деятельностью, а не составлять её суть. Христиане духовны, а значит, духовная жизнь и есть жизнь в собственном смысле для христианина. Смысла для этой духовной жизни нет у крещеного протестанта. Христос за всё заплатил, вполне искупил. Доплачивать что-либо сверх, к чему сводится духовная жизнь католика, не имеет смысла.

Православие осмысливает и переживает крещение иначе. Крещение во спасение – это событие, происходящее не в Божественном сознании только, а в существе всего человека. И если праведность, полученная человеком в крещении, является скорее целью, чем её достижением, если она есть только семя, тогда дальнейшая духовная жизнь становится весьма важной и осмысленной.

В заключение не лишним будет для справки приведести несколько свидетельств из отцов Церкви. Это иногда бывает уместно, чтобы подчеркнуть основу истины – неизменность. Когда века созвучны, об этом стоит задуматься.

Кирилл Иерусалимский: "Великая вещь - крещение. Оно есть пленных искупление, грехов отпущение, смерть греха, возрождение души, одежда светлая, святая, нерушимая печать, колесница на небо, утешение райское, царствия ходатайство, дар усыновления". [67].

Святитель Григорий Богослов: "Благодать и сила крещения... очищает грех в каждом человеке и совершенно измывает всякую нечистоту и скверну, привнесённую перворождением". [68].

Святитель Иоанн Златоуст: "Погрузившись в купель вод, он (грешник) выходит из Божественных вод чище лучей солнечных. Выходя из сей купели, становится не только чистым, но святым и праведным. Ибо апостол сказал: не только омылись, но и освятились и оправдались (1Кор. 6:11) ... Крещение не просто отпускает нам грехи, не просто очищает нас от беззаконий, но так, как бы мы вновь родились. Ибо оно вновь творит нас и образует". [69].

Блаженный Феодорит: "Крещение... сообщает дары Святого Духа и делает сынами Божиими, и не только сынами, но и наследниками Богу и сонаследниками Христу". [70].

Цитатами Писания, гармонией отцов, логическими и нравственными выводами, конечно, можно пренебречь ради своей первоначальной установки, но будет ли это правильно? Отрицание благодати крещения – это еще один опыт пустоты, ставший для многих определяющим. Апеллирование к собственному нечувствию в принципе не может отрицать чужого положительного опыта. Если вы чего-то не чувствуете, что-то отказываетесь пережить, то это не значит, что этого вообще нет и быть не может. Атеисты на основе своего опыта отрицают бытие Бога, но у нас есть другой опыт. Протестанты в крещении видят лишь свои действия, и причина этому – не цитаты из Библии или наглядная очевидность, а характерная черта позиции отрицания.

Вячеслав Рубский, иерей

Использованная литература

1. Кирилл Иерусалимский. Огласительное поучение III, п.2. цит. по Творения Святого отца нашего Кирилла архиепископа иерусалимского. Изд. М. 1900г. (или РПЦ Заграницей 1991г), стр. 33.

2. С.В.Санников. "Начатки учения". изд. Одесской библейской школы 1991 г., стр. 187.

3. Кирилл Иерусалимский. Поучение тайноводственное II. п.6. цит. по Творения Святого отца нашего Кирилла архиепископа иерусалимского. Изд. М. 1900г. (или РПЦ Заграницей 1991г). стр. 323. подробнее о православном понимании таинства святого крещения мы поговорим ниже.

4. "Когда спасительная вера ищет своего выражения объективным образом через крещение, Бог пользуется подтверждением действительности спасения". Цит. По Генри Кларенс Тиссен. Лекции по систематическому богословию. Изд. "Логос". СПб. 1994г. стр. 353.

5. Чарльз Райри. Основы богословия. М. 1997г. стр. 501.

6. "Основные принципы веры евангельских христиан-баптистов". Одесса. изд. "Черноморье" 1992г. стр. 71.

7. Генри Кларенс Тиссен. Лекции по систематическому богословию. Изд. "Логос". СПб. 1994г. стр. 351.

8. М.В. Иванов. История христианства. Изд. "Библия для всех". СПб. 2000г. стр. 18.

9. "Основные принципы веры евангельских христиан-баптистов". Одесса. изд. "Черноморье" 1992г. стр. 96.

10. Чарльз Райри. Основы богословия. М. 1997г. стр. 500.

11. Генри Кларенс Тиссен. Лекции по систематическому богословию. Изд. "Логос". СПб. 1994г. стр. 351.

12. Павел Рогозин. "Откуда все это появилось". Луцк. Стр.41.

13. Пол Р. Джексон.Доктрины и устройство баптистских церквей. Изд. "христианское просвещение" 1993г. стр. 56.

14. Пол Р. Джексон.Доктрины и устройство баптистских церквей. Изд. "христианское просвещение" 1993г. стр. 57.

15. "Вероучение Евангельских христиан составленное И.С. Прохановым (1910г)". цит. Из История баптизма. Вып.1., ОДС ЕХБ, изд. "Богомыслие", 1996г. стр. 451.

16. Генри Кларенс Тиссен. Лекции по систематическому богословию. Изд. "Логос". СПб. 1994г. стр. 352.

17. "Исповедание веры Одесской Богословской Семинарии Евангельских христиан-баптистов (1993г)". цит. из История баптизма. Вып.1., ОДС ЕХБ, изд. "Богомыслие", 1996г. стр. 479.

18. "Основные принципы веры евангельских христиан-баптистов". Одесса. изд. "Черноморье" 1992г. стр. 114.

19. Послание ап.Варнавы, § 11.

20. P&dag III, c.6.

21. Чарльз Райри. Основы богословия. М. 1997г. стр.501. У Г.К. Тиссена в аналогичном параграфе самым значимым является то, что "оно символизирует, что верующий отождествился со Христом, потому что он крещён "во имя Иисуса"". Однако, "водное крещение не производит отождествления, а только предполагает и символизирует его". См. Г.К. Тиссен. Цит. Изд. стр. 352.

22. Чарльз Райри. Основы богословия. М. 1997г. стр.502.

23. Миллард Эриксон. "Христианское богословие" изд. СПб 1999г. стр. 933.

24. Миллард Эриксон. "Христианское богословие" изд. СПб 1999г. стр. 925.

25. Миллард Эриксон. "Христианское богословие" изд. СПб 1999г. стр. 929.

26. Миллард Эриксон. "Христианское богословие" изд. СПб 1999г. стр. 930.

27. Последнее из того, что "крестящийся как бы говорит", это: "перехожу на сторону Христа и выступаю против самого себя" (стр.41), что более похоже на типичную шизофрению, чем на исповедание веры Христовой. Не стоит всё-таки забывать, что мы боримся не против себя, а за себя, и от нас требуется не самоуничтожиться, а победить козни диавольские. Наша брань… против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Еф. 6:12).

28. П.И. Рогозин. Цит. изд. стр.41. По суждению баптистов, Савл к тому времени уже был спасён и пребывал в Боге, Само крещение это лишь подтверждало (как будто Анания или Бог в этом сомневались). То же самое и в случае с евнухом, которого крестил Филлип (Деян. 8:39).

29. Сэмюель Уолдрон. Современное толкование баптистского вероисповедания 1689 года. изд. "Мирт". С-Пб. 2000г. стр. 399.

30. Павел Рогозин. "Откуда все это появилось". Луцк. Стр. 41.

31. П.Рогозин весьма похвально относится к "солуньским братьям". В главе "Сектантство" он описывает их как бунтарей, которым "пришлось вести с папами непрестанную борьбу" (стр.99). К тому же автор, называя их "двумя образованными греками" (стр. 98), должен был хотя бы обратить внимание на их главный письменный труд - перевод Св. Писания.

32. Слово на крещение § 40.

33. Св.Григорий Богослов." Мысли, писанные четверостишьями", 8. "Творения", том II, М.1994, стр. 226.

34. См. Котрелл Дж. "Крещение". М. 1993г.

35. Эта большая цитата с объяснением особенности перевода Пет.3:21 взята из книги диакона А. Кураева "Протестантам о Православии", М. 1997г. стр. 71-72.

36. "Беседы на Евангелие от Матфея", 82:4, том III, стр. 421.

37. Павел Рогозин. "Откуда все это появилось". Луцк. стр. 40.

38. П.И.Рогозин. Цит. изд. стр.41.

39. Генри Кларенс Тиссен. Лекции по систематическому богословию. Изд. "Логос". СПб. 1994г. стр.352.

40. Сэмюель Уолдрон. Современное толкование баптистского вероисповедания 1689 года. изд. "Мирт". С-Пб. 2000г. стр.405.

41. Павел Рогозин. "Откуда все это появилось". Луцк. стр.41.

42. П.И.Рогозин. Цит. изд. стр.42.

43. Пол Р. Джексон. Доктрины и устройство баптистских церквей. Изд. "христианское просвещение". 1993г. стр. 56.

44. О Святом духе. Гл.10 в" Творениях Святых Отцов", том VII, стр. 296.

45. Сокровищница духовной мудрости. Изд. Св.-Троицкая Сергиевая лавра. 2000г. стр. 240.

46. De myst. стр. 4.

47. Павел Рогозин. "Откуда все это появилось". Луцк. стр. 43.

48. П.И.Рогозин. Цит. изд. стр. 41.

49. В более точном славянском переводе - "стелесниками", что буквально соответствует греческому подлиннику.

50. И.Гумилевский. "Краткая история и обличение новых рационалистических сект". Киев, 1910г., стр.68.

51. Преп. Симеон Новый Богослов.

52. Св. Николай Кавасила. Христос, Церковь, Богородица. Изд. М. 2002г. Храм мч. Татьяны при МГУ. Стр. 11.

53. Творения святителя Игнатия. Том II, изд. Сретенский монастырь 1998г. стр. 376.

54. Св. Григорий Богослов. Слово на святое крещение. " Творения святых отцов", том IV, стр. 306.

55. Иустин Философ. Диалог с Трифоном § 44.

56. Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово о человеке. п.2. Также см. Преп. Марк Подвижник. Слово о крещении, Ксанфопулов главы 4, 5 и 7; также Слово о трех отношениях естества человеческого к добру и злу. Аскетические опыты, ч. 2.

57. Архиеп. С. Страгородский. "Православное учение о спасении". Изд. Казань, 1898г. репринт М. 1991г. стр. 213.

58. Творения святителя Игнатия. Том II, изд. Сретенский монастырь 1998г. стр. 378.

59. Фраза святого Антиоха из вечерних молитвословий.

60. Архиеп.С.Страгородский."Православное учение о спасении". Изд. Казань, 1898г. стр.209.

61. Цит.там же. стр. 211

62. Там же, стр 217.

63. Цит. из Архиеп. С. Страгородский. "Православное учение о спасении".Изд.Казань, 1898г. стр.199.

64. Цит. по Сокровищница духовной мудрости. Изд. М. Св-Троицкая Сергиева лавра. 2000г. стр. 61.

65. Там же, стр. 198.

66. Там же.

67. "Поучение предогласительное", п. 16. То же самое близко к тексту говорит святой Василий Великий в беседе, побудительной к крещению, в "Творениях святых отцов", том 8: стр. 233.

68. Св. Григорий Богослов. " Слово на святое крещение". В "Творениях святых отцов", том III, стр. 277.

69. Ad illumin. Cateh n.3 а также и в Act homil XI, n2.

70. "Краткое изложение Божественных догматов", гл. 18.

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru