Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

РазделыНовоеСоцсетиПоиск


Секты / Церковь Христиан Адвентистов Седьмого Дня


Загадка Адвентизма Седьмого Дня (продолжение)

Примечание автора относительно "числа зверя"

Позиция адвентистов седьмого дня относительно знака зверя была уже подробно рассмотрена ранее. Однако, часто можно слышать заявления о том, что адвентисты учат о зависимости спасения человека от того, какой день недели он почитает и, что все почитатели воскресенья обречены на получение начертания зверя (Откр. 13:16 - 17). По причине безусловной важности вопроса давайте более подробно исследуем данное предположение.

Секта "Церковь Христиан Адвентистов Седьмого Дня"

Один экс-адвентистский автор писал, что существуют "некоторые характерные ошибочные доктрины секты... обязательное хранение субботы - седьмого дня для всех истинных христиан и "начертание зверя" для почитателей воскресенья". Если данное заявление является правильным, мы, в свою очередь, должны задуматься о продолжении контактов с адвентистами. Однако это не так. Даже Эллен Уайт во многих своих заявлениях подчеркивала ошибочность того, что считается позицией адвентистского движения по данному вопросу. Она писала:

Еще никто из людей не получил начертания зверя. Время испытаний еще не пришло. В любой христианской конфессии , включая Римскую католическую церковь, есть истинно верующие люди. Никто не будет осужден до тех пор, пока не получит свет и не осознает необходимость соблюдения четвертой заповеди... Хранители воскресного дня еще не получили знака зверя и не получат до того момента, когда человечеству будет дан закон о соблюдении этой "идольской субботы" [40]

В качестве дополнения к этой цитате адвентисты заявляют: Когда почитание воскресенья будет навязано законом, и мир будет просвещен о хранении истинной субботы, тогда те, кто нарушит эту Божию заповедь для того, чтобы исполнить предписание, которое не выше законов Римской католической церкви, будет, тем самым, признавать авторитет папизма над заповедями Божиими" [41]

В качестве заключения адвентисты заявляют:

Бог, безусловно, не будет осуждать людей за преступления против тех истин, которые еще не являлись предметом их знаний и понимания... У нас есть твердое убеждение в том, что миллионы истинных христиан всех конфессий всех времен и народов, которые нелицемерно верили и верят в Христа-Спасителя и следуют его учению, обретут спасение в последний день. Тысячи из них шли на смерть как мученики за Христа и за свою веру. Более того, бесчисленное число римских католиков, также будет включено в ряды спасенных. Бог ведает, что на сердце у каждого человека, знает наши намерения и знания... Адвентисты седьмого дня интерпретируют пророчества о звере и принятии его работы, как события, которым надлежит исполниться непосредственно перед Пришествием нашего Господа во Его славе на землю. По нашему представлению это будет испытанием мирового масштаба для живущих на земле" [42]

Заявление о том, что адвентисты седьмого дня считают всех хранителей воскресного дня обладателями знака зверя (или знака вероотступничества было сделано без учета приведенных выше текстов. Что является причиной попыток критиков представить адвентистов рассматривающими своих братьев- христиан потерянными для вечной жизни? Авторитетные заявления адвентистской церкви являются доступными для ознакомления каждому. Несомненно, некоторые адвентистиские авторы имеют большие расхождения с официальным учением церкви, однако, обвинение вероучения в целом на основании отдельных заявлений является перегибом, который не подходит ни по этические ни под христианские нормы.

Концепции о Святилище, Суде-расследовании и "козле отпущения"

Основой организации адвентистов седьмого дня явился их собственный взгляд на пророчества, впоследствии ставший целым учением об интерпретации текстов Священного Писания, учением, которое придерживалось принципа раскрытия значения пророчеств в свете исторического развития человеческого общества. Наибольшее свое выражение эта идея нашла в Уильяме Миллере и его последователях, которые учили о том, что 2300 дней, упомянутых в Книге пророка Даниила (8: 14) означают 2300 лет человеческой истории. Взяв 457 до р.х. за точку отсчета (год восстановления Иерусалима по последним данным ученых), миллериты пришли к числу 1843 - году возможного Второго пришествия Иисуса Христа. Миллер и его последователи, среди которых были Джеймс и Эллен Уайт и другие известные деятели адвентизма, понимали по "святилищем" (Дан. 8:14) Землю, которой предстоит быть очищенной Христом в "великий и ужасный День Господа", истолковываемый ими как день Второго Пришествия. Мы, однако, видели крайнее разочарование миллеритов, и когда их ожидания не осуществились, Миллер произвел публичное отречение от своей системы интерпретации и всех, основывающихся на этой системе учений, включая адвентизм седьмого дня. Однако первые адвентисты, положившись на "видение" Хирама Эдсона, "перенесли" местоположение "святилища" с Земли на Небо и провозгласили, что в 1844 году Христос перешел во вторую обитель небесного святилища (в настоящее время адвентисты седьмого дня используют термин "вторая фаза" Его служения) с целью определения там достойных вечной жизни. Эту фазу служения Господа адвентисты назвали "исследовательским судом". Эта уникальная теория имеет своей целью, по моему мнению, дисциплинировать христиан страхом нелицеприятного суда и осуждения тех, кто будет признан недостойным богообщения. В соответствии с теорией адвентизма Суд - расследование будет иметь место во время Второго Пришествия Иисуса Христа, и дьявол будет ввержен в вечную муку или погибель за то, что от него вошел во вселенную грех.

Джеймс Уайт, один из наиболее деятельных лидеров адвентизма, выражал свое полное несогласие с доктриной о Суде- расследовании, когда он впервые ознакомился с ее принципами, приводя в качестве доказательств то, что будет впоследствии принято за основу построения критики данной доктрины всеми бывшими членами адвентистской церкви. И только по прошествии значительного промежутка времени Джеймс Уайт согласился с правомочностью доктрины о Суде- расследовании. Множество критиков адвентизма, приближаясь к рассмотрению таких концепций, как концепции о "святилище", "Суде - расследовании" и "козле отпущения", поднимают на смех и передразнивают ранних адвентистов и их преемников за то, что они приняли эти бездоказательные и внебиблейские теории, однако осмеяние не может служить ответом или каким-либо аргументом против богословских теорий, и необходимо помнить о том, что адвентисты искренне верят в эти доктрины. Поэтому, если кто-то когда-нибудь будет пытаться доказать адвентистам ошибочность их теории, то это доказательство должно быть построено исключительно на фактическом материале Священного Писания.

Точка зрения Хирама Эдсона, судя по тем заявлениям, которые были сделаны этим автором, состоит в попытке вырваться из под страшного натиска всевозможной критики, которая обрушилась на движение миллеритов, разочарования и смущения, последовавшими за неудачей толкования миллеритов на Книгу пророка Даниила. Мы ограничимся в данном кратком исследовании этих теорий лишь выдержками из богословских изданий адвентистов, рассматривающих данное учение. Касательно интерпретации пророчеств автор высказывает свое убеждение в том, что Святой Дух промыслительно скрыл от пытливых глаз и человеческого разума множество великих истин, которые, вне всякого сомнения, станут известны при приближении последних времен. Не наше дело судить об правоте тех или иных подходов к интерпретации пророчеств, и мы не должны уделять повышенное внимание вопросу о времени Пришествия Христа - до, во время или после великой катастрофы. Нам более следует задуматься о том, что Он рано или поздно придет, и мы все, как адвентисты так и неадвентисты, находимся "ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа" (Тит. 2:13).

Святилище

С того момента как адвентисты выдвинули гипотезу о том, что святилище, которому надлежит быть очищенным, находится на Небе (Дан. 8:14) а не на Земле как полагали миллериты  (одна из основных их ошибок движения), мы можем задать следующие вопросы: "Каков смысл небесного святилища и его очищения?", " О чем на самом деле учат адвентисты?"

В Послании к Евреям определенно указывается на "святилище", в котором Христос - священнодействователь (Евр. 8:1-2), и автор послания постоянно сопоставляет Господа Иисуса Христа - нашего Верховного Пастыря и священство Аарона. Апостол показывает, что, как священник по "чину Мелхиседека", Христос устанавливает Свои полномочия и власть "жизни непрестающей" (Евр. 7:16) и, что Он рожден  Верховным Пастырем, принесенным в жертву на Голгофе [43]. Адвентисты принимают эти тексты.

Бесполезно спорить на тему о том, что слово "святилище" не упоминается в тексте как "небесное святилище" или не указывается о его небесной природе, хотя Писание учит именно этому. Однако ошибкой адвентистов является то, что они взяли из всех интерпретаций Священного Писания те, которые не могут быть подтверждены какими-либо серьезными толкованиями, но основываются на выводах и заключениях, приведенных в богословских трудах их собственного сочинения.

В своем учении о святилище адвентисты приводят слова Эллен Уайт: "В древние времена за грехи людей по их вере были приносимы жертвы, кровь которых проливалась на жертвеннике в земном святилище, в новые времена грехи по вере кающихся воспринимаются Христом и перемещаются в небесное святилище. И если типичное очищение земного святилища происходило путем уничтожения грехов, которыми оно было загрязнено, то действительное очищение небесного святилища происходит при удалении или выведении записанных там человеческих грехов [44].

Здесь мы видим самую основу учения адвентистов седьмого дня относительно искупления грехов, которое состоит в том, что грехи верующих переносятся (или записываются) в небесном святилище и в настоящее время являются предметом рассмотрения Суда - расследования.

***

Читайте также по теме:

***

Давайте снова обратимся к идеям миссис Уайт

"В жертвоприношениях за грехи, совершающихся в течение года, происходила замена грехов человека на кровь жертвы; однако эта кровь не делала полного искупления греха. Это только обеспечивало перенесение греха на святилище. Путем принесения крови жертвы грешник признавал полномочие закона, свою вину в его нарушении, выражал веру в Того, Кто должен взять на себя грехи всего мира; но не был полностью оправдан перед законом. В день искупления верховный священник брал жертву для заклания за свою паству, входил в Святая Святых и кропил кровью жертвы специальное место над столом закона. Этим удовлетворялись требования закона, предписывающие лишать жизни человека за те или преступления. Затем священник, выполняя роль посредника, брал на себя грехи своей паствы и оставлял святилище, неся бремя грехов Израиля. При дверях скинии он клал руки на голову жертвы и исповедывал над ней все беззакония, грехи и преступления, совершенные "детьми Израиля", перенося их на данную жертву. После заклания жертвы вместе с ее смертью уходили и человеческие грехи, исповеданные священником."

Миссис Уайт далее писала: "До тех пор, пока жертва не была принесена люди не могли считать себя свободными от своего греховного бремени" [45].

Таким образом, адвентистское учение состоит в том, что Христос, как наш Верховный Пастырь, перенес грехи верующих (т.е., в понимании адвентистов, записал грехи) в небесное святилище, которое будет окончательно очищено в великий день искупления, венчающийся исследовательским судом. Затем все грехи праведников будут удалены, после Пришествия Господа Иисуса Христа в Своей славе. Миссис Уайт дает ясно понять, что грехи перенесенные в Небесное святилище будут находится там до завершения Суда- расследования и последующего очищения святилища.

"Кровь Христа, принесенная для освобождения кающегося грешника от осуждения перед законом, не искореняет сам грех, он (этот грех ) будет оставаться записанным в святилище до момента окончательного искупления; таким образом, кровь жертвы за грех очищает грешника от этого греха, который остается в святилище вплоть до дня искупления" [46].

В качестве доказательства правомочности этой теории адвентисты приводят текст из Деяний апостолов (3:19) в версии короля Джеймса: "Итак, покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши, когда придут времена отрады от лица Господа".

Главной проблемой в позиции адвентистов по данному вопросу является то, что греческий перевод этого отрывка из Деяний апостолов не доказывает правомочность теории о заглаживании грехов как отдельного события от события прощения грехов. Согласно современным переводам Священного Писания (Revised, American Standard и Revised Standard) этот отрывок следует читать следующим образом: "Итак, покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши, !да! придут времена отрады от лица Господа". Апостол Петр призывал слушающих его к покаянию и обращению от своих грехов для получения прощения, которое может прийти только от лица Господа. Этот текст ничуть не оправдывает учений наших братьев-адвентистов о "небесном святилище и Суде- расследовании".

Суд - расследование

В Священном Писании достаточно четко определено, что когда человек принимает Христа как Господа, то Бог прощает такому человеку все грехи и возводит его от духовной смерти к духовной жизни исключительно благодаря искупительной для нас жизни и смерти Господа Иисуса Христа. И, если адвентисты, как христиане, придерживаются этого учения, то их теория исследовательском суда не согласуется с приведенной выше посылкой. В греческом переводе Евангелия от Иоанна (5:24) мы читаем текст, полностью низлагающий позицию адвентистов относительно Суда- расследования: "Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную; и на !суд! не приходит, но перешел от смерти в жизнь" (буквальный перевод).

Христианам, таким образом, нет необходимости находится в ожидании Суда- расследования, на котором будут тщательным образом рассматриваться содеянные ими грехи. Действительно, мы все должны будем "явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое" (2 Кор. 5:10), однако это судилище не имеет ничего общего с "исследовательским судом" адвентистов. Христов суд - это акт воздаяния. В Священном Писании упоминаются несколько судов, но, по моему мнению, ни одно из мест Библии не подтверждает правомочность теории об Суде- расследовании - теории, которая основывается на внеконтекстных цитатах и "духе пророчества".  Адвентисты могут исповедывать свое учение, однако приверженность к  Новозаветному учению запрещает полагать, что "кровь Христа, принесенная для освобождения кающегося грешника от осуждения перед законом, не искореняет сам грех, он (этот грех ) будет оставаться записанным в святилище до момента окончательного искупления; таким образом, кровь жертвы за грех очищает грешника от этого греха, который остается в святилище вплоть до дня искупления". Священное Писание ясно учит: "Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды" (2 Ин 1:9). Далее, для того, чтобы окончательно засвидетельствовать акт прощения от Лица Божия и власть Крови Христа очистить наши грехи в первой главе Послания к Евреям, где Святой Дух благовествует от том, что Христос - "сияние и образ ипостаси", "держа все словом силы Своей", совершил " Собою очищение грехов наших"  (Евр. 1:3).

Слово "очищение" употребляется в греческом переводе как katharismon, из которого затем произошло слово cathartic ("очищение" англ). Следовательно, этим сказано, что только Господь Иисус Христос своими голгофскими страданиями завершил акт очищения нашей грешной природы. Христиане могут сегодня радоваться о том, что Господь не будет взвешивать последствия наших слабостей и ошибок, поскольку "позна создание наше, помяну, яко персть есмы" (Псал. 102:14). Поэтому, мы не можем принять авентистскую концепцию о Суде- расследовании, поскольку мы уверены в отсутствии какого-либо доказательства ее правомочности в Священном Писании. Мы должны отвергнуть по нашему убеждению анти-библейскую концепцию, состоящую в том, что грехи верующих остаются в святилище вплоть до дня искоренения всех грехов.

Наши адвентистские братья, проповедуя свою доктрину, упустили тот факт, что "познал Господь Своих" (2 Тим. 2:19) и нет большей власти, чем власть Христа, который сказал:" Я знаю Моих и Мои знают Меня"( Ин. 10:14). Апостол Павел писал: "Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечистивых... Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками... будучи врагами , мы примирились с Богом смертью Сына Его" (Рим. 5:6;8;10). Эти тексты никак не отвечают учению адвентистов седьмого дня о небесном святилище, перенесении грехов и Суде- расследовании. В своем послании к Колоссянам апостол Павел пишет: "..умиротворив через Него, Кровию креста Его...вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле Плоти Его, смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою" (1:20-22). Еще раз Святой Дух напоминает, что  нас, которые были мертвы во грехах Христос оживил вместе с Ним, !простив нам все грехи! (Кол. 2:13).

Адвентисты седьмого дня полагаясь на Книгу пророка Даниила 8:14; 7:9-10 и Откровение святого Иоанна Богослова 14, 7:11, 18, где упоминается о "суде" и о "книгах" делают попытку "доказать" то, что в этом подразумевается Суд - расследование, однако более подробное исследование данных текстов открывает незначительность этих "доказательств". Ни в одном из этих текстов не упоминается о Суде, происходящим в настоящее время. Грамматический и контекстуальный анализ также не приводит к оправданию позиции адвентистов. Единственное на чем можно построить доказательство этих теорий это на посылке о том, что исторически сложившаяся адвентистская школа толкования пророчеств является единственной верной и не может ошибаться в определении концепций святилища и Суда- расследования. Примечательным является тот факт, что неадвентистские ученые богословы никогда не позволяли себе использовать интерпретацию в виде концепции о "Суде- расследовании", за отсутствием ее подтверждения в текстах Священного Писания кроме замысловатых и спорных выводов их адвентистских коллег.

Как было упомянуто выше, Джеймс Уайт был первым, кто категорически отверг учение об Суде- расследовании и привел достаточно веские причины этой своей позиции. Несмотря на то, что вскоре он принял это учение, его первоначальные доводы по-прежнему остаются в силе:

"Не является очевидным то, что окончательный приговор будет вынесен перед первым воскресением из мертвых, как учат некоторые богословы; Христос и ангелы будут безусловно знать имена святых, написанные на Небесах , кто достоин войти в Новый Иерусалим... В День Суда Сын Человеческий придет воскресить умерших святых и преобразить живущих [47].

Относительно времени начала Страшного Суда Джейм Уайт цитирует 2 Послание апостола Павла к Тимофею (4:1): "Итак, заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, Который будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его  [а не раньше]" [48].

Отвечая на вопрос о времени совершения суда, описанного в седьмой главе Книги пророка Даниила Джеймс Уайт писал: "Пророк Даниил в ночном видении наблюдал то, что право судить было дано не святым из смертных, а имеющим наибольшую святость. Всему этому надлежит свершиться не раньше тех дней на исходе последних времен, когда малая труба возвестит о приближающемся их конце, и не раньше того, как все будет разрушено Светом и Славой Пришествия Христова" [49].

Мы видим, что Джеймс Уайт в начале отрицал идею о Суде- расследовании, приводя разумные доводы. Следующие два его заявления говорят сами за себя:

"Тот факт, что Ангел Господень, в Откр. 14:6-7, говорит громким голосом: "убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его" не является доказательством того, что День Суда произойдет в 1840 или 1844 году или когда-либо еще до Второго Пришествия.... Некоторые полагают, что День Суда будет до Второго Пришествия. Эта точка зрения не находит своего подтверждения в Слове Божием" [50].

В те годы Джеймс Уайт стоял на твердой библейской позиции, однако позднее он отказался от своих прежних мировоззрений в пользу теорий и "пророческих" исследований, опубликованных его женой  и прочими адвентистскими лидерами. Наш Господь Иисус Христос Сам назначил время Суда после Своего второго пришествия, когда сказал: "Когда же прийдет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей и соберутся пред Ним все народы" (Матф. 25:31-32). Только по этому тексту можно сделать вывод о том, что Суд Божий над верующими и неверующими является делом будущего. Обратим внимание на язык, используемый в следующих отрывках из Священного Писания:

1. "Будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его" (Деян. 10:42; 1 Петр. 4:5; 2 Тим. 4:1).

2. "Когда же придет Сын Человеческий во славе Своей.... и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов" (Мф. 25:31-46).

 3. О пшенице и плевелах: "Так будет при кончине века сего" (Мф.13, 24-30; 36-43)

;4. "Ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое" (2 Кор.5:10).

5. "Итак, каждый из нас за себя даст отчет Богу" (Рим. 14:10-12).

6. "Каждого дело обнаружится; ибо день покажет; потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть" (1 Кор. 3:13).

В дополнение к этим отрывкам, которые безоговорочно определяют будущий Суд автор Послания к Евреям заявляет: "И как человекам положено однажды умереть, а потом суд" (Евр. 9:27). Эти слова являются для любого неадвентиста окончательным свидетельством  того, что никакой суд над верующими в настоящее время не проходит.

В Послании к Евреям 4:13 также приводятся слова, не стыкующиеся с концепцией "Суда- расследования": "И нет твари, сокровенной от Него, ко все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет". Если наш Господь обладает знанием о делах каждого, то в чем того состоит необходимость Суда- расследования? Мы уверены, что Священное Писание не дает никаких поводов к существованию подобных доктрин.

Завершая анализ концепции о Суде- расследовании, укажем на то, что воздаяние верующим будет произойдет после Второго Пришествия Господа или в "воскресение праведных" для воскресения к жизни (Ин. 5:29; Лк. 14:14). Даже адвентисты признают то, что суда над грешниками не будет до конца этого мира (Откр. 20:11-12; Мф. 25:31-46).  Еще раз мы можем убедиться в том, что теория о Суде- расследовании  вступает в конфликт с библейским учением о суде как над праведниками так и над грешниками. По мнению автора, глубочайшим заблуждением и ошибкой учений о святилище и Суде- расследовании является посылка о том, что грехи, исповеданные христианами не исчезают без следа, но остаются до вынесения приговора Суда- расследования, чего абсолютно не следует из текстов Священного Писания.

Адвентисты, по мнению консервативных ученых богословов, не говоря о представителях либерального крыла протестантизма, занимаются исключительно спекуляцией на своих теориях о святилище и Суде - расследовании. Многие ученые, практически, уверены в своем предположении, что эти доктрины были придуманы адвентистами в качестве компенсации своих неудач в интерпретации пророчеств. Эти доктрины, имеющие целью разрешить их богословские проблемы, привели только к еще большему противоречию - противоречию, которое все еще не разрешено! В Послании к Римлянам 8:1 говориться: "Итак, нет ныне никакого осуждения ("суда" judgement греч.)тем, которые во Христе Иисусе", что относится к каждому христианину. Мы никогда не сможем быть осужденными за исповеданные нами грехи, поскольку Христос понес полное за них наказание. Для тех, кто верит в Иисуса Христа более нет суда и наказания за грехи, т.е. вечного отлучения от Бога. Однако, как учит апостол Павел во Втором послании к коринфянам (5:10) мы все должны будет ответить за то, как мы жили как христиане. Мы полагаем, что адвентисты седьмого дня неразумно подписались под доктриной, которая не разрешает их основных проблем ни привносит мир в сердце. Для меня крайне трудно понять как адвентисты, являясь сторонниками доктрины об Суде- расследовании, могут испытать радость спасения и осознания прощения грехов. Это, однако, является отражением так называемого арамейского богословия, которое учит о том, что вечная жизнь, даруемая верующим Богом, зависит от силы веры человека перед Лицом милости Божией.

После сказанного выше мы дадим некоторые разъяснения и краткое изложение доктрины о Суде- расследовании, приведенное на станицах "Вопросов о доктрине".

"Наше понимание Христа как Первосвященника содержат Его заступническую миссию на небесах при вынесении окончательного вердикта. Он начинает Свой великий труд со стадии расследования. По завершении расследования выносится приговор. Далее Христос как Судья переходит к наказанию и осуществляет его в соответствии с приговором. По величию ни одно из пророчеств не может сравниться с описанием схождения Господа нашего Иисуса Христа с небес, но не в качестве священника, а как Царя царей и Бога богов. И с Ним все ангелы небесные. Он господствует над умершими и тем бесчисленным множеством, которые спят во Христе в ожидании бессмертия. В тоже время те из живущих кто является во истину детьми Божиими собираются вместе со спасенными всех времен, чтобы встретить Спасителя и быть с Ним вовеки...

Как мы предположили выше, адвентисты седьмого дня верят, что во Второе пришествие Христа вечная судьба всех людей будет окончательно зафиксирована в решениях Страшного суда. Это приговор, очевидно, будет вынесен еще при земной жизни. Люди могут быть в совершенном неведении о своем небесном предопределении. Трудно предположить, что у Бога недостаточно сил, чтобы предупредить людей о неминуемом приговоре и его последствиях. Адвентисты седьмого дня верят, что пророчества действительно предсказывают приговор и, кроме того, указывают точное время его исполнения...

По завершении своего служения в земном святилище в день искупления, первосвященник подходил к дверям святилища. Затем происходило действие над вторым козлом, Азазелем. Подобно тому, как Господь, завершая Свое служение в Небесном Святилище, так же выходит из него. Этим оканчивается навечно акт спасения. Каждая душа должна будет определиться по отношению к Сыну Божьему. Затем сатана, искуситель, встанет перед ответственностью за привнесение зла в мир. Но это не будет его (сатаны) искупительной жертвой за грехи народа Божьего.Все грехи были полностью искуплены Христом на Голгофе [51].

Очевидно, что для адвентистов стадия расследования при вынесении приговора является бесспорной реальностью и они верят, что окончательное уничтожение их грехов зависит от результатов подобного расследования, кульминацией которого будет окончательное исчезновение порока и сатаны, что символизирует собой козел отпущения в 16 главе книге Левит.

Козел отпущения

Возможно в доктрине адвентистов седьмого дня не ничего более непонятного, чем учение о козле отпущения (Лев. 16). Из-за неудачного выбора слов некоторыми адвентистскими авторами создается впечатление, что адвентисты рассматривают сатану лишь как частичного носителя греха людей Божиих. Это может быть объяснено тем, что на ранних этапах теология адвентизма была построена в основном вокруг Моисеевой скинии, широко использующей фразеологию перевода Священного Писания короля Джеймса. С тех пор они сталкиваются с трудностями, когда имеют дело с устаревшим ветхозаветным понятием, как "козел отпущения" (Лев. 16). Однако не мало исследователей поддерживают концепцию адвентистов седьмого дня, что Азазель представляет собой сатану. Если это так, то очень важным становится место "козла отпущения" по отношению к искупительной жертве Христа. Верят ли адвенитисты седьмого дня, что сатана, в конечном счете, становится носителем их греха? Вовсе нет! Автор "Вопросов доктрины" убежден, что адвентистская концепция козла отпущения в связи с концепциями Дня Искупления, Святилища, Суда-расследования, то причудливая комбинация интерпретации пророчеств и типологии; но это отнюдь не концепция об уничтожении душ, как полагают многие. Предоставим слово самим адвентистам:

Мы стоим на евангелистской позиции, что смерть Иисуса Христа является единственным умилостивлением за грехи наши (1 Ин. 2:2; 4:10); что для спасения нет других средств или посредников, нет иного Имени под небом, которым мы можем быть спасены (Деян. 4:12); и что пролитая кровь Иисуса Христа одна несет в себе прощение грехов наших (Мтф. 26:28). Это фундамент нашего вероучения.

Когда сатана искушал наших прародителей вкусить запретного плода, он также, как и они не избежал ответственности за совершенное: он - подстрекатель, они - преступники. Подобным же образом во все времена во всех греховных делах сатана связан ответственностью как создатель, подстрекатель и искуситель (Ин. 8:44; Рим. 6:16; 1 Ин. 3:8).

Что касается меня, Христос умер за мои грехи (Рим. 5:8). Он претерпел за мои ошибки и за мои злодеяния (Ис. 53). Он принял на себя мою ответственность, и Его кровь одна очищает меня от всех грехов (1 Ин. 1:7). Расплатой за мои грехи является единственно пролитая кровь Христова.

Что касается греха сатаны и его ответственности как провокатора и искусителя, то спасения для него нет. Он должен понести наказание за все... Он должен сам расплатиться за грех вовлечения людей во зло, так же как уголовный авторитет бывает казнен в газовой камере или на электрическом стуле за те преступления, в которые он вовлек других людей. Только в этом смысле мы можем понять слова из Левита 16:10 о козле отпущения и о том за что он расплачивается.

Сатана - ответственный организатор великого преступления, и ответственность за это ляжет на его собственную голову. Он должен нести подавляющий груз ответственности за грехи всего мира - как порочного так и праведного. Элементарная справедливость требует, чтобы в то время, как Христос страдает за мою, сатана также был наказан как подстрекатель к греху.

Сатана не расплачивается за наши грехи. Но в конечном счете сатана понесет заслуженное наказание за греховность всех людей, как праведных так и порочных.

Таким образом, адвентисты седьмого дня не принимают в целом какую-либо идею, предположение или намек на то, что сатана является в некотором смысле или степени носителем нашего греха. Эта мысль неприемлема для нас и совершенно святотатственна.

Только Христос, Творец, только Он один, Богочеловек, мог взять на себя расплату за людские грехи. Это Христос сделал полностью, совершенно и один за всех на Голгофе" [51].

Несомненно у адвентистов уникальная концепция козла отпущения, но в свете их отчетливо высказанных объяснений невозможно не кривя душой предъявить им обвинение в ереси относительно их того, что касается искупления нашего Господа. Адвентисты недвусмысленно заявляют, что Иисус Христос - это единственный искупитель грехов и что сатана не играет в этом никакой роли. Автор соглашается, что сатана - владыка зла в мире и что это неприложно, поэтому он должен понести наказание как инициатор ангельского или людского противления. Существует, конечно, множество интерпретаций 16 главы книги Левит в изложении ученых, подавляющее большинство которых все-таки неадвентисты; так что в лучшем случае вопрос остается открытым. Обратимся к методистским комментариям к Библии в том, что касается главы 16 книги Левит и концепции козла отпущения ("Abingdon Bible Commentary"):

"На роль жертвенных козлов должен был быть брошен жребий между Иеговой и Азазелем. Перевод "отпущенный" в переработанной версии, приведенной здесь не приемлем, так как базируется на ошибочной этимологии. Что это слово значит неизвестно, но оно должно быть сохранено как точное имя самого ужасного демона".

К этому утверждению следует добавить мнения Самуэля Звеммера, И. В. Хенгстенберга, Дж. Б. Ротерхэма и Дж. Рассела Хаудена, последний из которых написал в "Вестнике воскресной школы" ("Sunday School Times") от 15 сентября 1927 г.:

"Приписывание этого образа Азазелю, как иногда ошибочно переводят, служит типичным образцом божественного вызова сатане. Среди двух козлов один - это Иегова, означающий божественное принятие жертвоприношения за грехи, другой - Азазель. Он может быть истолкован как персона, соседствующая с Иеговой в предыдущем предложении. Поэтому Азазель, возможно, синоним сатаны".

Хотя адвентисты седьмого дня не пользуется поддержкой интерпретаторов в их концепциях святилища и суда-расследования в одном можно быть уверенными: у них более чем существенная поддержка среди схоластов в обозначении Азазеля как сатаны в 16 главе книги Левит в том, что касается козла отпущения; но там, где Священное Писание не говорит определенно на много мудрее воздержаться от комментариев. Многие критики в своем усердии, чтобы уничтожить адвентистов седьмого дня и классифицировать их как "опасный нехристианский культ", придают особое значение учению о козле отпущения. В свете современных утверждений адвентистов относительно их понимания козла отпущения недоразумения прошлого были выявлены, открыты, высвечены и представлены в правдоподобном виде.

Многое, очень многое могло быть написано относительно концепции адвентистов седьмого дня о святилище, суде - расследовании и козле отпущения, поскольку они нерасторжимо связаны между собой. Но такие авторы как У. У Флетчер "Основы моей веры" (The reasons of my faith) и другие бывшие адвентисты седьмого дня исчерпывающе опровергли позицию своего бывшего движения. Читатель вынужден просматривать библиографию для дополнительной информации по этому вопросу. Спасительным в этой ситуации является то, что, к счастью, адвентисты отрицают логические заключения, к которым должна быть сведена их доктрина; то есть это - отрицание полной действенности искупления Христа, чью законность они убежденно отстаивают и проповедуют со всем пылом - парадоксальная ситуация в лучшем случае!

Примечание автора

Мы могли бы пожелать, чтобы некоторые из ранних непоказательных положений учения адвентистов седьмого дня о козле отпущения не были созданы или еще лучше, чтобы они не имели столь широкого распространения. Однако игнорировать их открытые настоящие заявления, я думаю, совершенно несправедливо. Я, по-видимому, немного выше слепого предубеждения. В одной рецензии на книгу "Вопросы доктрины" содержится часто встречаемое в критической литературе заблуждение. Принимая во внимание, что позиция адвентистов не выдерживает критики, рецензия начинает разрушать ее как уже разоблаченную и опровергнутую вредоносную ошибку. Несмотря на то, адвентисты седьмого дня действительно верят, что Азазель в 16 главе книги Левит представляет сатану, их интерпретация этого намного обоснованней соломенной постройки рецензента. После цитирования утверждения адвентистов: "Адвентисты отвергают совершенно какую-либо мысль... что сатана носитель наших грехов," - рецензия констатирует: "Но потом две полные главы посвящены доказательству того, что сатана действительно носитель наших грехов." Это происходит, чтобы представить позицию адвентистов как "отвратительно богохульство" и "нечестивое искажение Священного Писания. Даже если адвентисты вполне здравы во всем, кроме этого, и выдерживают эту одну, но огромную ошибку, мы будем вынуждены рассматривать их как неевангелистский культ"  [52].

С некоторыми положениями этой рецензии мы согласны. Но многие утверждения обнаруживают заметную склонность автора вырывать различные куски из контекста и, совмещая, доказывать их противоположность без учета последовательности изложения.  Автор игнорирует все положения адвентистов седьмого дня, которые противоречат это внеконтекстной критике. Настоящая глава преследует цель дать ясно понять, что адвентисты не признают то значение, которое рецензент придает концепции козла отпущения. Как мы уже с сожалением отмечали, некоторые адвентистские авторы так изложили это учение, что создается впечатление, что в козле отпущения сатана выступает в роли носителя наших грехов, но вне всякого сомнения адвентисты уже пролили на это свет в огромном количестве публикаций.

Вопросы доктрины" разъясняют концепцию козла отпущения в теологии адвентистов седьмого дня. Согласно положениям адвентистов, когда Господь Иисус Христос вернется, Он возложит на сатану полную ответственность за подстрекательство и искушения к греху. Так как сатана толкнул ангелов и человека на путь восстания против своего Создателя, адвентисты убеждены, что Азазель, козел отпущения Лев. 16, это символ сатаны, получающего причитающееся ему наказание. Однако, как мы уже видели, адвентисты отвергают какую либо идею, что сатана выступает как их образ носителя греха. Они отмечают, и это совершенно справедливо, что в 16 главе книги Левит только первый козел был убит в качестве жертвоприношения. Второй козел не был убит, но был послан в пустыню умирать. Сатана, таким образом, несет груз вины и окончательной расплаты, кульминацией которого будет уничтожение хозяина преступного мира, распространившего грех в период Божией благодати к падшему человечеству. Процитируем самих адвентистов:

"Даже тысячекратная смерть сатаны не сможет никогда сделать его спасителем. Он самый большой грешник в мире, автор и инициатор греха. Только Христос, Творец, только Он один, Богочеловек может искупить людскую греховность. И Он это исполнил полностью и совершенно один за всех на Голгофе"  [53].

Закон, благодать и спасение

Чтобы понять точку зрения адвенитистов на закон, благодать и особенно на то, что касается вечного спасения, мы должны рассмотреть неприятие адвентистами такого понятия как антиномианизм.

Само слово "антиномия" (anti - против, nomos - закон) описывает конфликт между теми, кто верит, что на Голгофе были отменены не только десять заповедей, но также упразднены и основополагающие их принципы, поэтому христианство не связано ими; и теми, кто верит что Десятисловие столь же обязательно сегодня, как тогда, когда они были даны на Синае.

С начала истории Церкви огромное число христиан-евангелистов столь же сильно противостояло антиномианизму, как адвентисты сейчас. К несчастью, однако, последние имеют тенденцию навешивать ярлык антиномианисти на любого, кто не согласен с их пониманием "закона Божия". В результате это создало огромную семантическую проблему, которая разрушила связи и возможность общения между адвентистами и другими христианами. Хотя мы верим в подчинение законам Божиим и в хорошие дела как проявления спасительной веры, мы серьезно возражаем против "соблюдения Заповедей" как меры мнимого духовного превосходства. Основная причина столь правоверного рвения - это абсолютное неприятие адвентистами антиномианизма.

На том основании, что они выполняют четвертую заповедь, также как остальные девять, адвентисты считают себя единственной церковью, полностью исполняющей заповеди. Конечно, теологи расходятся во мнениях по вопросу природы и меры нравственного закона Божьего, и несомненно то, что споры будут продолжаться до Второго Пришествия Господа нашего. Любая группа, однако, которая полагает, что только они одни исполняют заповеди Божии, вносят раскол в Тело Христово.

С самого начала адвентисты уделяли много внимания "закону Божьему", и в "Вопросах доктрины" толкованию этого предмета посвящены 34 страницы. Хотя адвентисты не признают за собой легалитстких тенденций и считают, что доктрина, исполняющая закона заслуживает спасения, дух легализма все равно присутствует в некоторых аспектах их учения. Например, отрицая то, что формальный закон связывает христиан, они охотно цитируют его, чтобы оправдать свою классификацию определенной пищи как "нечистой". Хотя адвентисты не признают антиномианизм, в своем желании избежать злоупотреблений благодатью они в действительности извращают ее, преувеличивая значение буквы закона. То, как адвентисты пришли к такой позиции хорошо объяснено Д. Н. Канрайтом (Seventh-Day Adventism Renounced  [глава 17]). В одном месте Канрайт выдвигает ряд утверждений, которые в некоторых областях неопровержимы по точности интерпретации и с которыми я полностью согласен.

Сейчас давайте проверим утверждения адвентистов о том, что закон связывает христиан по тому, как это было изложено в основах их вероучения, "Вопросах доктрины", и в другой литературе адвентизма по этому вопросу.

Основы закона

Для начала мы согласимся с утверждением, что принципы, лежащие в основе нравственных законов Божиих, действительно неизменны и исходят из Его Сущности. Однако мы должны отличать саму основу закона Божьего и его выражение в специфических законоуложениях, таких, как, например, Десятисловие. Адвентисты не проводят этого различия и, как кажется автору, они связывают закон с благодатью, что является вредной практикой. Они утверждают, что "закон" был в действительности в раю и с течением времени был дан оттуда на Синае. Везде, где Библия говорит "заповеди" или "закон", большинство адвентистов, по-видимому, подразумевает Десятисловие. Мы должны, однако, ясно отличать основу закона Божьего от функции закона Божьего, что было продемонстрировано в Десятисловии. Не только адвентисты, но и многие протестантские группы потерпели неудачу, пытаясь провести это различие, следовательно, они несут ответственность за перенесение в Новый Завет некоторых Ветхозаветных иудейских функций закона.

Теория двойного закона

В "Вопросах доктрины" адвентисты различают "нравственный закон Божий - десять заповедей - и формальный закон", излагая эти различия в двух разделах [54]. Первый раздел содержит десять заповедей, произнесенных Богом, написанных на каменных скрижалях, данных Моисею и помещенных в ковчег завета. Там говорилось о нравственных предписаниях, обнажался грех, что актуально и по сей день. Они настаивают на том, что христиане должны "соблюдать весь закон" (Иак. 2:10) и что мы будем судимы по этому закону (Иак. 2:12). Они верят, что десять заповедей утверждаются в жизни христанина верой в Христа (Рим. 3:31) и что Христос возвеличил этот закон (Ис. 42:21), который апостол Павел описал как духовный (Рим. 7:14).

Во втором разделе адвентисты анализируют закон формальных постановлений, которые были упразднены на Кресте. Они противопоставляют это "нравственному закону Божьему - Десятисловию", утверждая, что последний не был отменен так как отделен от формального закона. Что касается последнего, адвентисты учат, что он был произнесен и записан Моисеем, и дан левитам, которые поместили его рядом с ковчегом и что этим законом регулируются обряд и ритуал. По этому закону предписывается жертвоприношение за грехи, но апостолы не учили держаться этого, и христианин не связан этим и не может быть этим благословлен. Действительно, они говорят, что "христианин, который следует этому закону, теряет свою свободу"; он "был отменен Христом, это был закон о плотских заповедях", не имеющий ничего общего с нравственностью, и только Десятисловие является "нравственным законом Божиим".

Хотя в Пятикнижии содержаться оба, нравственный и формальный, аспекты закона также как гражданский и судебный, в Библии нигде не говорится об их противопоставлении. Действительно Библия в целом учит, что "закон был дан чрез Моисея" (Ин. 1:17), и что это, по существу, единство, - факт, который адвентисты упустили из виду. Мы делаем этот обзор после сравнения использования термина "закон" в Ветхом и Новом Заветах.

Для иллюстрации: как было отмечено выше, адвентисты утверждают, что закон Моисея и Десятисловие разделены: один является формальным, другой - "нравственным Законом Божиим". Следовательно, хотя формальный закон был отменен на кресте, нравственный сохранил свою действенность; вследствие этого они настаивают на "соблюдении заповедей" не для того, чтобы заработать спасение, а так, как это работает в практике многих - чтобы помнить о спасении. Если, однако формальный закон и Десятисловие связаны в один сложный узел и оба относятся к понятию "закон", разница, которую адвентисты и иже с ними стараются между ними обнаружить, фиктивна. Чтобы доказать это, необходимо признать ложной их интерпретацию "нравственного закона". Давайте проанализируем Писание, чтобы посмотреть, где различие ими предполагаемое может быть подтверждено.

Высшим авторитетом в этой области является Господь Иисус Христос. Когда Он говорит "закон", Он имеет в виду как нравственные так и формальные заповеди, как-то: Мк. 10:19 (нравственные), Лк. 5:12-14 (формальные). Евангелия изобилуют подобными ссылками на "закон" без разграничения нравственного и формального аспектов и, конечно, не учат, что это - две различные системы.

Мы не подразумеваем, что закон сам по себе не содержит нравственного и формального аспектов, но это только аспекты, а не разные системы или образования. Это стороны одного закона, который "был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою" (Гал. 3:24). Апостол Павел, один из безусловных авторитетов в области "закона", категорически утверждает, что роль учителя исчерпала себя и что христианин мертв перед законом. Заметим также, что слово "учитель" употреблено в единственном числе, что разрушает представление адвентистов о более, чем одном законе. Если нравственный аспект закона отделен от формального, вместо того, чтобы быть сторонами одного закона, Павел был бы должен написать, что законы как учителя наши приведут на к Христу, и что сейчас "мы уже больше не под нашими учителями". Но он знал и учил, что закон - это единство и он был исполнен совершенно в жизни нашего Господа и на Голгофе.

Своей жизнью Господь Иисус Христос воплотил все требования нравственной стороны закона. Своей смертью Он осуществил все условности, которые послужили предзнаменованием его Воскресения и Жертвы. Он сам говорил:

"Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или не одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все" (Мф. 5:17-18).

Какой закон исполнил Христос? Если это был только закон формальный, как утверждает дуалистическая теория закона, нравственный закон еще не исполнен. Но "конец закона - Христос, к праведность всякого верующего". (Рим. 10: 4). Как мы уже показали выше, у закона нет разных кодов нравственного и формального. Различие это произвольно и противоречит высшему принципу сформулированному в Священном Писании, по которому живет каждый верующий. "Закон духа жизни во Христе освободил меня от закона греха и смерти" (Рим. 8:2).

Для того, чтобы отстоять дуалистическую теорию вопреки библейским утверждениям, что у одного закона есть разные разделы и аспекты, адвентисты должны объяснить почему из по крайней мере двадцати отрывков Нового Завета в двенадцати из них словами Иисуса Христа Святой Дух учит, что нет двух законов, а один; что этот закон не только в Пятикнижии Моисея, но и в книгах пророков и в псалмах. Христос рассматривал нравственные, формальные и пророческие заповеди как составляющие единого закона, о чем свидетельствовала Его жизнь, служение, смерть и воскресение как Он говорил своим ученикам в первый день Пасхи "И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и  псалмах" (Лк. 24:44).

Изучение соотносимых библейских отрывков (включая Ин. 8:17 и Вторзак. 19:15; Ин 10:34 и Пс. 82:6; Ин. 12:34 и Пс. 72:17; Ин. 15:25 и Пс. 35:19; Ин 19:7 и Лев. 24:16) должно убедить любого непредвзятого читателя, что закон - это единая гигантская структура, содержащая несколько аспектов, нравственный, формальный, гражданский, судебный и пророческий. Вся эта структура была сведена Христом и апостолами к единому понятию "закон" и была полностью исполнена жизнью и смертью Господа Иисуса Христа, который установил всеобщий принцип божественной любви как воплощения каждого аспекта и каждой функции закона. Наш Господь говорил: "Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди. так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки... "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем, и всею душею твоею, и всем разумение твоим" : Сия есть первая и наибольшая заповедь; Вторая же подобная ей: "возлюби ближнего твоего, как самого себя". На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки" (Мф. 7:12; 22:37-40).

Вместо веры адвентистов в то, что закон должен быть "соблюдаем" как знак почитания Бога, Христос учит здесь, что Христианин повинуется Богу, когда он повинуется высшей заповеди любви. Эта мысль была неоднократно повторена величайшим из апостолов, который писал к Галлатам: "Ибо весь закон в одном слове  заключается: "люби ближнего твоего, как самого себя" (Гал. 5:14). Очевидно, что, если мы делаем это, потому что мы любим Бога всем сердцем, душой и разумом. Если мы не любим Бога так сильно, мы не можем любить ближних как самих себя. Таким образом на этой "наибольшей заповеди" покоится весть закон во всей своей многосторонности.

Отметим в нескольких словах язык этих отрывков, т. к. они несут на себе следы сильного ударения, сделанного на них Господом. В Евангелии от Матфея 22, 40 Христос употребляет греческое слово "holos", переведенное в Новом Завете как "все" 65 раз, как "весь" 43 раза, дважды как "каждая мелочь", однажды как "все вместе" и однажды - "везде". С подобными толкованиями согласны все словари, поэтому не может быть никаких сомнений с точки зрения лингвистики, что всеобъемлющий принцип, который связывает и сводит воедино все аспекты закона, чтобы воплотиться в жизни верующего так, как это было осуществлено Спасителем, - это опять-таки принцип "любви".

Апостол Павел употребляет совершенно другое слово, чтобы подытожить единство законодательного принципа и единственный принцип, который, как говорит Писание воплощает это. Это - греческое слово "pas".

В Новом Завете pas 748 раз приведено как "все", 170 раз как "все сущее" (all things), 117 раз как "каждый", 41 раз как "все люди" 31 раз как "кто бы ни", 28 раз как "все", 12 раз как "весь" и 11 раз как "каждый человек". Мы видим, таким образом, как Святой Дух делает лингвистически невозможным избежать прямой  декларации того, что принцип любви действительно исполняет все заповеди закона в их совершенстве, поскольку два термина употребляемые наиболее часто в Новом Завете, чтобы описать включенность, были использованы как Христом, так и Павлом, чтобы сформулировать это существенное различие.

В конце отметим грозное предостережение Павла верующих в Риме: "Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого", и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего как самого себя". Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона" (Рим. 13:8-10).

В данном контексте величайший авторитет в области закона в Новом Завете, второй после Иисуса Христа, употребил очень выразительное греческое слово etera, которое в Новом Завете 42 раза приведено как "другой". Бесспорно апостол Павел рассматривает не только закон, единица которого - Десятисловие является лишь его частью (цитируя 5 из 10 заповедей), но и указывает на остальные аспекты закона - формальный, гражданский и судебный - словом "другой" . Таким образом, если кто-то действительно является "хранителем заповедей" он вынужден подчиниться Божественному принципу любви и Бог смотрит на это как на исполнение "закона". Святой Дух не разделяет нравственный, формальный и гражданский законы. Он подчеркнуто утверждает, что любовь есть исполнение "закона" - потрясающе важное заявление, если не сказать больше!

Очень важно, что в 13 главе послания к Римлянам, после цитирования пяти заповедей, которые, как непоколебимо утверждают адвентисты,  составляют "нравственный закон",  апостол демонстративно упускает то, что адвентисты считают главной "печатью" Бога - заповедь о хранении Субботы. Действительно, слова "любая другая заповедь" должны включать в закон любви и заповедь о Субботе. Ни в чем это не нашло столь определенного выражения, как в употреблении своеобразного понятия, которое дважды появляется в Новом Завете; здесь в послании к Римлянам 13:9 и снова в послании к Ефесянам 1:10. Термин, о котором идет речь - это греческое слова "anakephalaioutai" в обоих случаях значит "суммировать", "повторять вкратце", также "сводить к короткому изложению"..."собирать воедино".

Мы видим, что апостол Павел, вдохновленный Святым Духом, учит в обоих случаях (Рим. 13:9 и Ефес. 1:10), что, как Бог по окончании времен намеревался "собрать вместе" (перевод короля Джеймса) или "суммировать", "подвести итог" тех, кого Он выбрал во Христе, точно также Он навсегда свел вместе, суммировал, охватил или собрал закон во всех его аспектах и разделах всеобъемлющим принципом любви. Но не придерживаясь строго установленных законов, озвученных толкователями Священного Писания, адвентисты седьмого дня кажется упускают этот факт из Нового Завета. Во время изучения литературы авдентистов седьмого дня мы были поражены тем, что некоторые из них цитируют библейские тексты совершенно вырывая их из контекста и не считаясь с их грамматической структурой, в чем отражается попытка навязать произвольную теорию двух законов (нравственного и формального) верующему в эпоху действия Божией Благодати. Таким образом они грубо нарушают тот принцип, который апостол Павел сформулировал как собирание и сведение всех заповедей в единый закон, совершенно воплощая их в одной "наибольшей заповеди", на которой держатся, по словам Господа "весь закон и пророки", заповеди любви.

На странице 131 "Вопросов доктрины" утверждается, что формальный закон ныне "упразднен" (Ефес. 2:15); и христианин, сохранивший его, не будет благословлен, а подвергнется "игу рабства".  (Гал. 5:1,3). Тем не менее, адвентисты рассматривают с религиозных позиций некоторые аспекты формального закона, особенно те, что касаются "нечистой пищи". Сейчас, хотя они отрицают, что их неприятие "нечистой" еды основывается на пророчествах Моисея, вся их литература по этому вопросу апеллирует к тому закону, который , как они настаивают, был "упразднен". Согласно закону, ни где-нибудь, а в формальных аспектах закона Моисея людям запрещается есть устрицы, другие моллюски, раки, крабы, рептилии, кролики и свиное мясо, и адвентисты до сих пор настаивают на обоснованности этих запретов. Нам бы хотелось, чтобы они были более последовательными в своей дуалистической теории закона и отказались от ограничений, связанных с "нечистой едой", которые привязывают их к утверждению об опасности для христианина подвергнуться "игу рабства" и упустить благословение Бога. Рассуждая о проблеме нечистой еды со всем своим апостольским авторитетом и исполненный Святого Духа, Павел недвусмысленно утверждал: "Следовательно да никто не осудит тебя по вопросу еды или пития". И он предупреждает Тимофея , что в последние дни некоторые "запретят воздержание от еды, которая создана Богом, чтобы быть принятой с благодарностью теми, кто верит и знает правду. Все созданное Богом есть добро, и ничего не может быть отвергнуто, если это принято с благодарностью и освящено словом Божьим и молитвой". В конце он подводит итог следующим образом: "Я знаю и уверен в Господе Иисусе, что нет ничего в самом себе нечистого; только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто... Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе. Кто сам служит Христу, тот угоден Богу и достоин одобрения от людей". (Рим. 14:14, 17-18).

Из этих текстов становится очевидно, что адвентисты ограничивают свою собственную свободу во Христе добровольной зависимостью от формальных, заповедей и именно дуалистическая теория закона во многом обуславливает эту путаницу и логическую ошибку в сохранении закона.

По этому учению, которое столь легко впадает в легализм, мы не нейдем в Библии авторитета, согласно которому было бы доказуемо, что закон Моисея и десяти заповедей представляют собой единство, описанное в Библии как "закон". Тот факт, что десять заповедей были написаны на камне (Исход 31:18), а закон Моисея записан в книгу (Исход 24:4; Второзак. 31:24) не доказывает того, что один из них закон нравственный, а другой формальный. Как мы уже видели, закон Моисея, записанный в книгу и помещенный левитами в ковчег завета, имеет дело не только с формальными ритуальными вопросами, но и с нравственными заповедями, которые содержатся в Десятисловии. Одно не могло быть осуществлено, т.к. Христос предсказывал и исполнил, другое осталось не воплощенным т.к. жертвенный план Бога мог быть не совершен на Голгофе.

"Закон" в Новом Завете

Когда авторы Нового Завета говорят "закон", они обычно имеют ввиду все пять книг Моисея, которых содержатся нравственные, формальные и гражданские предписания. Но они носят чисто национальный характер и приемлемы только  в Израиле и для всякого, кто стал израильтянином. Нигде в Писании они не применяются к кому-либо еще. Несмотря на то, что язычники, по словам Павла, "не имеют закона", этот великий нравственный принцип применим к ним, так как язычники от природы поступают так, как предписано законом, но они не подпадают под его влияние в том его виде, как он был дан в Израиле.

В Деяниях апостолов (15:23-32) описывается как главы христианской церкви в Иерусалиме, все евреи, были очень осторожны в том, чтобы не налагать требования закона на язычников. Для них весь "закон" - нравственный, формальный и гражданский - был исполнен, и существовал лишь закон, действующий и сейчас, любить Бога и ближнего. Блаженный Августин отмечал: "Любите Бога и делайте, что вам нравится", так как если мы действительно любит Бога "всем сердцем, и всею душою твоею, и всем разумение твоим", творим только то. что приятно Ему. Это - "закон" Нового Завета, единственный путеводитель для христианина. Мы "больше не под законом, а под благодатью", и роль "детоводителя" (Гал. 3:24) навсегда и невозвратно закончена.

Давайте посмотрим как первые христианские учителя решали проблему "закона":

"Написавши и вручивши им следующее: Апостолы и пресвитеры и братия находящимся в Антиохии, Сирии и Киликии братиям из язычников: радоваться. Поелику мы услышали, что некоторые вышедшие от нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, говоря, что должно обрезываться и соблюдать закон, чего мы им не поручали. То мы, собравшись, единодушно рассудили, избравши мужей, послать их к вам... Итак мы послали Иуду и Силу... Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови и удавленины и блуда, и не делайте другим того, чего себе не хотите; соблюдая сие, хорошо сделаете. Будте здравы."(Деян. 15, 23-25, 27-29)

Поскольку "закон" включает правила десяти заповедей и определенные части псалмов и пророков, это послание к язычникам вступает в противоречие с утверждением всех сторонников дуалистической теории закона, что мы должны во что бы то ни стало "соблюдать закон". Мы знаем из сравнения Нового и Ветхого Заветов, что Десятисловие само по себе не включает в себя полный нравственный Закон Бога. Ничем часто настаивают наши братья-адвентисты; существует много других заповедей, которые не подразумеваются не имеются в виду, не содержатся в Десятисловии, но которые нравственны как ничто другое, содержащееся 20 главе книги Исход. Хотя 10 из 10 заповедей изложены в Новом Завете, мы видели, что они "обобщены, суммированы и сжато выражены словами апостола Павла" о наибольшей заповеди любви (Рим. 13, Гал. 5). Таким образом, у адвентистов нет аргументов против полного воплощения всего закона в жизни и смерти Спасителя.

В Деяниях апостолов 15:24 главы церкви в Иерусалиме неоднократно повторяют этот принцип в своем послании к язычникам: "Некоторые, вышедшие от нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, говоря, что должно обрезываться и соблюдать закон, чего мы им не поручали".

Хотя адвентисты седьмого дня утверждают, что соблюдением закона нельзя заслужить спасения, тем не менее они учат, что нарушение закона ведет к утрате спасения. Они взывают к принципу, который был исполнен в жизни и смерти Христа; таким образом они сами себя ставят в прямую оппозицию великому принципу любви, провозглашенному Христом и апостолами, и в действительности "желая возложить не выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, не мы? (Деян. 15:10). Тем, кто взывает к закону как критерию послушания в христианской жизни, Слово Божие отвечает: "Чего им мы не поручали" (Деян. 15:24).

Слова Павла "все другие заповеди" в послании к Римлянам 13, 9, конечно, включает воздержание от идоложертвенного, крови, удавленины и блуда ради любви Бога требует проницательности и послушания во всех этих вещах.

В поддержку своего аргумента, что христианин должен подчиняться заповедям, адвентисты и другие христианские конфессии цитируют эти отрывки следующим образом:

"Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня." (Ин. 14, 15, 21). А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди. Кто говорит: "я познал Его", но заповедей не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины... и чего не попросим, получим от Него потому что соблюдаем заповеди Его и делает благоугодное пред Ним... и кто сохраняет заповеди Его, тот пребывает в Нем, и Он в том. А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам... что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его. Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его не тяжки." (1 Ин. 2:3,4; 3:22,24; 5:2,3).

Мы также находимся под влиянием авторитета этих строк; но в позиции, что слово "заповеди" всегда относится к 10 заповедям, которые содержат "нравственный закон Божий", кроется ошибочный вывод. Эта идея не находит достаточного подтверждения в Писании и фактически опровергается им. Давайте посмотрим как Господь Иисус Христос и апостол Иоанн употребляют слова "заповедь" и "закон". Сначала рассмотрим беседу Господа с законником в Евангелии от Луки 10:25-28: "И вот, один законник встал и, искушая Его сказал, Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить."

Очевидно, что Господь Иисус не присоединяется к точке зрения адвентистов седьмого дня, что "соблюдение заповедей значит соблюдение всех десяти заповедей", ни одну из которых Он не упоминает в этом отрывке. Христос не говорит: "Соблюдай десять заповедей, особенно четвертую, и будешь жить." Он сказал фактически: "Подчиняйся закону любви, которым определяются все законы и остальные заповеди и будешь жить". Это опровергает утверждение адвентистов, что когда Иисус говорит о заповедях, Он имеет в виду только Десятисловие.

Среди слушателей беседы Господа в сионской горнице был апостол Иоанн, который записал: "... как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга"(Ин. 13: 34). На эту заповедь Иоанн ссылается в отрывках, процитированных из его первого послания. Очевидно, что он нигде не упоминает Десятисловия или какую-либо часть нравственного закона Божия. Вместо этого он пишет:

"А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам... И мы имеет от него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего" (1 Ин. 3:23; 4:21).

Во втором послании он говорит: "И ныне прошу тебя, госпожа, не как новую заповедь предписывая тебе, но ту, которую имеем от начала, чтобы мы любили друг друга. Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям его. Это - та заповедь, которую вы слышали от начала, чтобы поступали по ней" (2 Ин.5:6).

Что, таким образом, имеет в виду Иоанн, когда он говорит "заповедь" или " заповеди"? По его собственным словам, он подразумевает: "... ту, которую имеем от начала, чтобы мы любили друг друга. Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям его. Это - та заповедь, которую вы слышали от начала, чтобы поступали по ней" (2 Ин. 5:6).

Какая разница с тем твердолобым послушанием тому, что многие, включая адвентистов, называют "вечная десятка"! Под "праведностью закона" и исполнением закона Христос и все авторы Нового Завета понимают не десять заповедей, а вечный закон любви. Движущая сила мира, любовь, есть двигатель послушания Господу. Любя Его и друг друга, мы исполняем весь нравственный закон. Основная функция закона - это обнаружить грех и "избить" душу: то, к чему правоверный должен прийти через веру дано невозрожденным, но не спасенным: "Зная, что закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокоривых, нечестивых и грешников, развратных и оскверненных, для оскорбителей отца и матери, для человекоубийц" (1 Тим. 1:9).

Бремя фарисейства

Своей верой, что они являются церковью, соблюдающей заповеди Божии, адвентисты раскрывают себя как носители фарисейства. Поскольку они монополизировали право на трактовку следующих высказываний, создается впечатление, что они единственные люди на земле:

1) "сохраняющими заповеди Божии";

2) "соблюдающими Божии заповеди и веру во Иисуса";

3) "блаженны те, которые соблюдают заповеди Его [55], чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами" (Откр. 12:17; 14:12; 22:14).

Нас восхищает желание наших братьев-адвентистов подчиняться Божьим заповедям; но, спрашиваем мы, каким заповедям? Если они отвечают: "Десятисловию", - мы отвергаем их попытку ограничить нас этими рамками, так как мы "не под законом, но под благодатию" (Рим. 6:14). Если невозможно принять, что "закон" Нового Завета есть любовь к Богу и друг к другу  и что это воплощает в себе и замещает все предыдущие воплощения божественного принципа, тогда разногласие становится очевидным. Такие люди говорят подобно "шуму гонга и звону цимбал", так как они отдают преимущество "новой" и "наибольшей заповеди".

Завершая эту часть, посвященную основному принципу закона, коротко подведем итоги:

Настойчивое утверждение адвентистов, что существует два отдельных свода законов, нравственный и формальный, первый из которых актуален и сегодня, а последний был упразднен на кресте, не находит, как мы полагаем, ни теологической ни интерпретационной базы в Писании. Мы также показали, что отдельные тексты вырываются из контекста и приводятся в порядке, подтверждающем их (адвентистов) теорию. Мы увидели, что величайшая из заповедей не включена в Десятисловие, или "нравственный закон". Тем не менее, в этой "наибольшей заповеди" - любви к Богу и ближнему - "весь закон и пророки". Одной 19 главы книги Левит достаточно, чтобы опровергнуть дуалистическую теорию, так как в ней содержатся нравственный, формальный и гражданский законы, появляющиеся иногда все вместе в одной строфе, однако Левит назван Христом "закон", как и другие четыре книги Моисея.

Возражение адвентистов, что с тех пор, как десять заповедей были даны Богом, записаны на скрижалях и положены в ковчег завета, они стоят выше закона, записанного Моисеем в книгу, помещенную рядом с ковчегом, ошибочно. Это справедливо, потому что в книге, помещенной вне ковчега, фактически содержится закон более нравственный, чем в Десятисловии. И, следовательно, превосходящий Десятисловие, по крайней мере по масштабу.

Библия опровергает спорное утверждение адвентистов, что закон был в силе еще в раю и был хорошо известен Адаму, Ною, Аврааму и патриархам. Ни одна строка Священного Писания, взятая без подтекста, интерпретации и вывода, не подтверждает эту доктрину. Слово Божие неоднократно утверждает: "Ибо закон дан через Моисея... не дал ли вам Моисей закона... Если бы совершенство достигалось посредством левитского священства, - ибо с ним сопряжен закон народа... То, что завета о Христе, прежде Богом утвержденного, закон, явившийся спустя 430 лет не отменяет... Господь, Бог наш, поставил с нами завет на Хориве, не с отцами нашими поставил Господь завет сей, но с нами" (Ин. 1:17; 7:19; Евр. 7:11; Гал. 3:17; Второзак. 5:2-3).

Вследствие этого, спорное утверждение адвентистов о вечной природе Десятисловия и временном характере применения его к людям является не более, чем предположением. Хотя мы признаем, что принцип закона был действительно записан в сердцах людей Святым Духом, - поэтому они будут осуждены по нему (Рим. 2), - существует ограмная разница между принципом закона и его воплощением в дарованном своде законов (Синайско -Моисейском), что адвентистами ошибочно не признается.

В конце концов, ветхозаветное писание учит единству закона. Это подтвердил Христос и подчеркивали апостолы: главная цель закона вынести человеку приговор и показать ему необходимость искупления, чтобы прийти к Христу, автору и исполнителю всего закона. Если вы "духом водитесь, то вы не под законом" (Гал. 5:18); т. к. "любовь есть исполнение закона" (Рим. 13:10). Эта любовь дает нам силы "жить не по плоти, но по духу", который в нас "чтобы оправдание закона исполнилось в нас" (Рим. 8:4). В книге пророка Иеремии 31:31-34 пророк утверждает, что под новой заповедью Бог подразумевал Его закон: "вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его". Во 2-м послании к Коринфянам 3, 3 апостол Павел пишет, что христиане есть "письмо Христово... написанное не чернилами, но Духом Бога Живаго, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца!" Основным мотивом подчинения этому закону является императив любви - "Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас".

Великий фундаментальный нравственный закон вселенной заявлен, таким образом, как закон неизменной (вечной) любви. Это принципиально отличает его от национального или Моисеева закона данного только Израилю. Тот закон был записан, чтобы исполняться, даже хотя он был основан на вечных принципах нравственного качества Бога (Кол.2:14-17). И когда это исполнение присходило и верующий постигал качество Бога, что наделяло его жизнь Силой Духа, поселившегося в нем, цельная система Моисея исчезала; но вечный принцип, лежащий в ее основании, оставался, и функционирует сегодня как закон любви, "наибольшая заповедь" и единственный закон, по которому должен жить христианин.

Концепция закона адвентистов седьмого дня ведет их, т.о. к не библейской, а временам и легалистской позиции, хотя они "под благодатью", ошибаясь в "исполнении заповедей", они в опасности опять прийти "под иго закона".

Слово Божие, однако, описывает христианина по благодатью как "мертвого для закона, чтобы жить во Христе" (Гал. 2:19) и нигде не учит, что для того, кто может "возродиться", роль закона продолжится

Отношение благодати и спасения

Хотя адвентисты уделяют огромное внимание "исполнению заповедей" и "подчинению нравственному закону Господа, содержащемуся в Десятисловии, они посвящают значительную часть своих произведений доктрине благодати в Новом Завете. Как мы видели ранее, адвентисты седьмого дня верят в спасение только благодатью и страстно отрицают какую-либо роль "закона" как основы искупления. По их собственным словам:

"Спасения ни сейчас ни когда-либо еще не было достижимо служением закону или делами. Спасение - это исключительно благодать Христова. Более того в планах Господа не было никогда случая спасения человека его делами или его собственными силами. Люди ничего не могли и не могут совершить, чтобы заслужить спасение.

Хотя дела не средство для спасения, праведные дела являются неизбежным результатом спасения. Однако такие хорошие дела возможны только для детей Божьих, чья жизнь в руках Духа Божия... Одно совершенно определенно, человек не может спастись своими силами. Мы глубоко верим, что ни исполнение закона, ни его дела, ни усилия быть может похвальные, ни праведные поступки - сколько бы их ни было, жертвенных или нет - не могут ни коим образом оправдать грешника (Тит. 3:5; Рим. 3:20). Спасение - это только лишь (совершенно) благодать, это дар Божий (Рим. 4:4-5; Ефес. 2:8) [56].

Эти и многие другие столь же недвусмысленные положения текущей авторитетной литературы адвентистов седьмого дня показывают, что, несмотря на "дуалистическую теорию закона" и своеобразную концепцию, что закон до сих пор еще определяет жизнь верующего, адвентисты признают, что основой их спасения является благодать и только благодать, единственный фундамент, на который снисходит Бог, чтобы спасти падших "детей Адама".

В 14 главе "Вопросов доктрины" адвентисты недвусмысленно провозглашают свою приверженность Божественной благодати как единственному пути к спасению. Согласно вере адвентистов седьмого дня, не существует и не возможно спасение через закон или дел по закону, но только через спасительную Божью благодать [57].

Те христиане, которые знакомы с историей теологии, знают, что позиция адвентистов по поводу закона, хотя и слегка окрашена легализмом, уходит корнями в теорию арминиан (Прим. Религиозное течение, основоположником которого является Якоб Арминус, противоп. кальвинизму) что спасение является свободным даром Божьим; но однажды получив этот дар верующий несет ответственность за его поддержание и продолжительность, а главные средства для достижения этого - это "исполнение заповедей" и " подчинение всем законам Божьим".

Т. к. адвентисты в основе своей арминиане, мы можем логически заключить : что в некотором смысле, спасение в их представлении имеет законные основания. Фактором спасения  в этой дилемме является то, что по свидетельствам адвентистов они, как и прочие так называемы арминиане,  пережили опыт "нового рождения", который был дарован одной лишь благодатью Божьей, через веру в Господа Иисуса Христа и Его жертву на кресте. Надо быть жестоким и бессердечным, чтобы действительно не принять их признание в зависимости от одного Христа в деле искупления человечества, даже если они непоследовательны в своей богословской системе.

Некоторые христиане придают огромное значение учению о "вечном спасении" (eternal security), т. к. это действительно очень важно. Однако, как бы сильно мы не чувствовали, наша убежденность не дает нам права судить о мотивах и духовных предпосылках других верующих в этой ситуации. Это является вполне достаточной причиной для того, чтобы рассматривать позицию адвентистов седьмого дня как христианскую, с верой в историческое значение Евангелия. Они не могут быть на законном основании названы ни носителями нехристианского культа, ни иудеями, пока к ним применимы доктрины Нового Завета, включая благодать и искупление через заместительную жертву Иисуса Христа "одного за всех" (Евр. 10:10) и они свидетельствуют о своей "жизни во Христе".

В течение многих веков вокруг сопоставления принципов закона и благодати в Священном Писании велась широкая полемика. Если спросить евангелистов сегодня: "Верите ли вы, что благодать и закон находятся в прямой оппозиции?" - ответ в большинстве случаев будет безусловно утвердительным. Многие годы путаница была вызвана неправильным употреблением обоих принципов двумя группами в равной степени искренних христиан. Одна из них верит, что действие всего закона прекратилось; другая, что десять заповедей все еще являются Божьей мерой праведности, которой должно подчиняться, иначе спасение будет потеряно. То, что не удалось осознать обеим группам, - это то, что огромный конфликт существует не между законом и благодатью как таковыми; по большей части он сконцентрирован вокруг истинного понимания их взаимоотношений и относительных функций.

Мы доказали, что любовь есть основа и источник доктрины о благодати, закон необходим, чтобы обнаружить греховность греха и глубину нравственной развращенности человека. Когда закон становится основой спасения или фактором удерживающим христианина от греховной практики, он вторгается в сферу благодати. Когда христианин живет не по любви, благодать извращается, а ее цель становится недействительной. Весь закон исполнен любовью, как учили Спаситель наш и апостолы, и христианин никогда не сможет порадовать Бога, если он подчиняется только из страха перед законом. Жизнь по закону связывает душу, так как основная тенденция для человека в послушании не из желания угодить Богу, но из страха Божьего суда. Под благодатью любовь возрождает сердце, и то, что было легалистским долгом перед законом, становится приятным служением благодати. В действительности, благодать и любовь требуют большего, чем закон, который, по мнению фарисеев, нуждается только в формальном исполнении. Благодать повелевает нам "исполнять волю Божию от души" (Еф. 6:6). Адвентисты седьмого дня утверждают, что они повинуются закону не из страха, но из любви к Богу, но мы с сожалением должны заметить, что в огромном количестве их литература по этому вопросу они пишут, что исполнение закона необходимо ради спасения, таким образом они рассматривают мотив страха вместо библейского императива любви.

Апостол Иоанн внес ясность в этот спорный вопрос, когда писал: "Ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа" (Ин. 1:17). Как руководящий принцип, мера праведности учитель и инструмент смерти закон вытесняется благодатью - незаслуженной Божьей милостью. Все верующие в Господа Иисуса Христа, прошедшего от смерти к жизни через искупительную жертву Сына Божия, обладает Божественной природой и праведностью. Так как Он первым возлюбил нас, мы принуждены и побуждаемы любить Его и служить Ему. Повинуясь великому закону любви, христианин исполняет праведность от закона (но не закон как таковой; это осуществил только Христос); преобразуемый силой вездесущего Духа Святого, он будет "жить не по плоти, но по духу" (Рим. 8:4).

Адвентисты седьмого дня верят, мы повторяем, что они спасутся благодатью. Однако зачастую они склонны верить, что их спасение зависит от "исполнения заповедей".

Автор спасения

Так как Он принял на Себя все наши грехи, исполняя волю Отца Своего, Господь Иисус "сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного" (Евр. 5: 8-10). В эту истину верят адвентисты седьмого дня. Они твердо отстаивают свою веру в божественность Господа Иисуса Христа, Его равенство с Отцом, совершенство и безгрешность человеческой природы и излагают свою веру детально. Однако они учат, что перед Своим воскресением Господь Иисус Христос носил имя Михаила Архангела. Эта интерпретация абсолютно отличается от точки зрения Свидетелей Иеговы, которые верят, что Христос был сотворенным человеком и что "Он был Богом, но тем всемогущим Богом, каким является Иегова" [58]. Адвентисты очень четко проясняют это:

"Мы решительно отвергаем идею... и позицию, поддерживаемую Свидетелями Иеговы. Мы не верим, что Христос был сотворенным человеком. Мы как люди не считаем, что идентификация Михаила - тема достаточно значимая, чтобы задерживать свое внимание на ее детальном рассмотрении ни в нашей литературе ни в проповедях.

Мы думаем, что "Михаил" - это одно из многих обозначений Сына Божьего, второго Лика Божия. Но подобная точка зрения нисколько не противоречит нашей вере в Его божественное и вечное пресуществование и не в коей мере не унижает Его личность и дела"  [59].

Хотя многие авторитетные комментаторы поддерживают взгляды адвентистов, Новый Завет, как я полагаю, не дает оснований для подобных заключений. Большая часть доказательств, приводимых адвентистами - из книги пророка Даниила, а остальные - из Апокалипсиса. Сравнивая такие обозначения, как "ангел Иеговы", "ангел Господень", "Князь" и "Михаил", адвентисты приходят к заключению, что Михаил - это еще одно имя для Господа Иисуса Христа. Но адвентисты седьмого дня утверждают, что, хотя он завется "арх-ангел" (archangelos или "первый весник"), он не являестся сотворенным человеком, так как в Ветхом Завете "ангел Иеговы" употребляется для обозначения божественности. В свете этого мы не осуждаем их точку зрения на Михаила, но обращаем внимание читателей на 9 стих послания Иуды, в котором говорится: "Михаил архангел, когда говорил с диаволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнесть укоризненного суда, но сказал: "да запретит тебе Господь".

Слово, переведенное как "смел" (durst), в Библии в переводе короля Джеймса является устаревшей формой прошедшего времени глагола "сметь" (dare); таким образом Михаил "не смел" вынести против сатаны укоряющего или богохульного обвинения. Греческий аналог слова "сметь" - tolmao, которое в Новом Завете появляется 16 раз и в негативной форме всегда означает "не сметь из страха возмездия". Таким образом, если Михаил - это Христос, согласно адвентистам седьмого дня, "Он не смел" упрекнуть сатану из страха возмездия.

Адвентисты соглашаются, что 15 раз в Новом Завете слово "talmao" носит указанное выше значение. Но так как его употребление в 9 стихе Иуды опровергает их представление о том, что Михаил - это Христос, они здесь извращающего значение! Как знают адвентисты, никто из комментаторов, к которым они апеллируют, не занимался ни грамматическим анализом этого отрывка, ни сопоставлением с греческим оригиналом, ни тем более критическим толкованием употребления исключительно слова tolmaoв тексте Нового Завета . Согласие с таким толкованием не дает тем не менее никакого основания к неправильному употреблению адвентистами слова talmao. Воплощение Христа, Бога-Слова (Логос), имеющего Божию природу (Ин. 1:1), конечно, не ставит в упрек Богу - Отцу создание сатаны. В течение Своего пребывания на земле, Христос, Творец, упрекал сатану неоднократно. Значит ли это, что Он будет бояться его в Своей превоплощенной жизни? Писание противоречит этому. Адвентисты объясняют это следующим образом:

"Дьяволу - князю тьмы, вполне заслуженно могли быть сказаны это слова укоризненного осуждения, и это не остановило бы Михаила. Сказать, что Михаил не смог, в свете этого значило бы, что у него не было достаточной власти или авторитета, что неверно. В этом смысле говорить о Михаиле не смог слишком узко, скорее он не стал бы таким образом выражать свое отношение"  [60].

Подобное утверждение обнаруживает попытку избежать того факта, что значение слова "сметь" (dare (англ.), tolmao (греч.)) в Новом Завете всегда означает страх, включая и его употребление в 9 стихе послания Иуды. Из текста становится очевидным, что, поскольку Михаил не обладал авторитетом, достаточным для того, чтобы упрекать сатану, "он не посмел" совершить это из страха высшего возмездия. В тексте не содержится информации о том, что положение Михаила было столь высоко, что он "не остановился бы". Контекст, грамматика и основное значение tolmao противоречат попытке адвентистов использовать этот текст для обоснования своей точки зрения на Михаила. Все авторитеты в области греческой грамматики согласны в том, что адвентистсткое толкование извращает классическое использование в Новом Завете слова tolmao.

Таким образом представление адвентистов о Михаиле не с лингвистической, ни с текстологической точек зрения не правильно, хотя они отвергают позицию Свидетелей Иеговы, они искажают истинное содержание этого отрывка и прочитывают его в контексте своей собственной теории о Михаиле как о Христе.

В заключении, я убежден в искренности адвентистского утверждения о возрождении и преданности новозаветному принципу спасительной благодати. Я высоко ценю их уважение к Закону Божьему и их желание соблюдать его. Но я не могу согласиться, однако, с их настойчивым желанием связать "исполнение заповедей" с соблюдением формального закона, особенно со взглядами на "нечистую" еду. Более того, я чувствую, что они заблуждаются, говоря, что Михаил - это имя Христа, и я надеюсь, что мне удалось показать, что они извращают лингвистическое и текстологическое толкование 9 стиха послания Иуды.

Примечание автора

Одним из главных критиков адвентистов седьмого дня является громогласный экс-адвентистский издатель из Миннеаполиса, человек много написавший против своей бывшей церкви. В своей статье в "Мече Господнем" (The Sword of the Lord ), 2 августа 1957 года, он зло нападает на адвентистов седьмого дня как на невольных обманщиков. Поскольку его произведения неоднократно цитировались большинством других критиков, мы будем обсуждать его обвинения, но в интересах краткости ограничимся одной из основных критикуемых областей богословия адвентизма - законом и спасением.

Этот критик цитирует книги "Шаги к Христу" (Steps to Christ) госпожи Эллен Г. Уайт следующим образом: "Условием вечной жизни является сегодня то же, что было всегда... совершенное исполнение Закона Божия."

Далее он утверждает, что в это верят адвентисты седьмого дня, но на поверку оказывается, что он доказывает свою точку зрения, а именно, что, согласно адвентистам, спасение - это комбинация благодати, веры в Христа и исполнения Закона. Более пристального взгляда на это утверждение в контексте, из которого критик изъял его, достаточно, чтобы опровергнуть эту позицию. Госпожа Уайт пишет буквально следующее:

"Мы не зарабатываем спасение своим послушанием так как спасение - это свободный Дар Божий, чтобы воспринять веру. Но послушание само является продуктом веры... и это истинное мерило. Если мы живем во Христе и любовь Бога пребывает в нас, наши чувства, мысли, наши дела будут в гармонии с Волей Божьей, которая выражена в заповедях Его Священного Закона. Праведность определена стандартом Божественного Священного Закона, выраженного в десяти заповедях, данных на Синае. Это так называемая вера в Христа, исповедуемая, чтобы освободить людей от обязанности послушания Богу, есть не вера, а самонадеянность. "Благодатью будешь спасен чрез веру". Но "вера, если она не работает, мертва." Иисус перед тем, как пришел на землю, сказал себе: "Я с наслаждением совершаю Твою волю, о мой Бог. Да, Твой Закон в Сердце Моем". А перед самым Вознесением опять на Небеса Он изрек: "Я исполнил заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви". Писание говорит: "Сим мы действительно знаем, что знаем Его, исполняя заповеди Его. Он, который говорит, что Он пребывает в Нем, должен Сам идти так же, как Он шел", потому что  "Христос также пострадал за нас, оставив нам пример, которому должно следовать".

Условием вечной жизни сейчас является то же, что было всегда - что было в раю перед грехопадением наших прародителей - абсолютное послушание Закону Божьему, безупречная праведность. Так как мы грешны, не святы, мы не в силах точно исполнять Святой Закон. У нас нет собственной праведности, удовлетворяющей всем требованиям Закона Божия. Но Христос создал для нас путь спасения. Он жил на земле среди таких же искушений и соблазнов, которые окружают нас. Он жил безгрешной жизнью. Он умер за нас, и сейчас Он предлагает взять наши грехи и отдать нам Свою праведность. Если вы отдадите себя Ему и примите Его как своего Спасителя, тогда вся греховность, которая может быть в вашей жизни, ради Него посчитается праведностью. Свойства Христа станут на место ваших свойств, и вы предстанете пред Богом так, как будто у вас никогда грехов и не было. Таким образом в нас самих нет того, чем можно было бы гордиться. У нас нет основания восторгаться самими собой. Наша единственная надежда, что в праведности Своей Христос осенил нас Святым Духом, творящим в нас и через нас"  [61].

В свете полностью приведенного выше рассуждения госпожи Уайт по этому вопросу наш критик упустил из виду принципиальный для нее тезис, что мы будем спасены благодатью. Это не просто несколько примеров подобной неаккуратности со стороны автора статьи. В результате эта работа во многом подорвала к себе доверие и не принимается в расчет теми, кто знаком с корректными методами исследования.

Адвентисты седьмого дня прекрасно осознают проблему закона и благодати. В Вопросах доктрины они пишут: Это было прискорбное непонимание нашего учения о благодати, законе, праведных делах и их взаимоотношении. Согласно вере адвентистов седьмого дня не существует и не может быть спасения через закон или праведные дела согласно закону, а только через спасительную Благодать Божию. Этот принцип - наша основа [62].

Далее адвентисты пишут: "Спасение ни сегодня и никогда не приходило через закон или праведные дела; спасение - это исключительно благодать Христа. Более того, не было никогда такого момента в намерениях Бога, когда спасение приходило через праведные дела или усилия человека. Люди ничего не могу и никогда не могли сделать, чтобы заслужить спасение.

Поскольку праведные дела не могут быть средством спасения, они являются неизбежным результатом спасения. Одно совершенно определенно: человек не может быть спасен лишь своими собственными силами. Мы глубоко убеждены, что ни дела, ни подвиги во имя закона, ни усилия, какими бы похвальными они ни были, ни благие дела - сколько бы их ни было и насколько бы жертвенными они не являлись - не могут оправдать грешника (Тит. 3:5; Рим. 3: 20). Спасение - это только лишь благодать; это - дар Божий (Рим. 4:4,5; Ефес. 2:8)"  [63].

Эллен Г. Уайт, безусловный авторитет в вопросах адвентизма подводит следующий итог:

"Христос - это заступник за Церковь на Небесном Суде, заступник за тех, за кого Он заплатил искупительную жертву Своей Живой Кровью. Ни века, ни эпохи не могут преуменьшить действенность этой Искупительной Жертвы. Послание Евангелием Его благодати должно было дать Церкви в ясных и отчетливых строках, что мир не должен больше говорить, что адвентисты седьмого дня обсуждают закон, вместо того, чтобы учить или верить в Христа"  [64].

Уолтер Мартин

Библиотека православного миссионера

 

Использованная литература и примечания

1. Фрэнсис Д. Николь "Полуночный плач", Вашингтон, 1944 г., стр. 35

2. "Признаки времен" (" Signes of  the Times"), 25 января 1843 г

3. Различные суждения о том, что миллериты были фанатиками, ожидающими на крышах домов и облаченными в белые "балахоны восхождения"- Пришествия Христа, и потом, после "великого разочарования" массовым порядком сходившие с ума, являются чистым вымыслом по характеру и имеют под собой минимальную почву, подкрепленную проверенными фактами (См. "Полуночный плач" ("The Midnight Cry"), стр. 321-498)

4. Там же, p. 169

5. " Воспоминания Уильяма Миллера" ("Memories of William Miller") 1853, стр. 256

6. "Полуночный плач" ("The Midnight Cry"), стр. 243

7. Там же, p. 256

8. Herald publishing association, 1950

9. Зигфрид Хорн, Линн Вуд "Хрoнология Ездры7", Вашингтон 1953 г. (Siegfried H. Horn, Lynn H. Wood "The Chronology of Ezra7"

10. "Пророческая вера наших отцов" ("The Prophetic Faith of Our Fathers") т. 4, стр. 881. Крайне буквально понимаемая концепция, которая опровергается Посланием к Евреям 9,12; 24 и Деяниями Апостолов, показывающими, что при своем Вознесении Христос взошел на "небо", но не во вторую небесную обитель в 1844 году. Адвентисты седьмого дня в своем учении дали этому определение "фазы".

11. Позднее Крозье отверг эту концепцию, хотя она была поддержана Эллен Г. Уайт и другими лидерами адвентизма. (D. M. Canright "Жизнь миссис Э. Г. Уайт" ("Life of Mrs. E. G. White"), стр. 107.

12. "Вопросы доктрины" (" Questions on Doctrine"), стр. 8

13. Энтони Хоекема (Anthony Hoekema) "Четыре основных культа" ("The Four Major Cults") Grand Rapids,  Edermans Publishing Company, 1963, стр. 389, 403.

14. " Королевское дело" (The King’s Business), апрель 1957 г.

15. "Вопросы по Доктрине" (" Questions on Doctrine") стр. 354-355

16. Эллен Г. Уайт "Зарисовки к жизни" (Life scatches), Вашингтон, стр. 64-68

17. "Пророческая вера......" (The Prophetic Faith.....), том 4, стр. 978

18. В письме к автору.

19. "Слово к "малому стаду" (A Word to the Little Flock), Джеймс Уайт старший (Elder James White) 1847 г., стр. 29.

20. W. A. Spicer "Our Day in the Light of Prophecy", Вашингтон, Review and Herald Publishing Assosiation, стр. 127.

21. Веймарская редакция "Работ" (Works) Лютера, том 7, стр. 131, 132.

22. "Ответ в диалоге с господином Томасом Моуром" (An Answer to Sir Thomas More-s Dialogue), 1850, книга 4, глава iv, стр. 180, 181

23. "Работы" (Works), том 25, стр. 321

24. "Вопросы доктрины" (Questions on Doctrine), стр. 515, 520.

25. "Вопросы по доктрине", стр. 527, 528,

26. "Ибо не вечно буду Я вести тяжбу и не до конца гневаться; иначе изнеможет предо Мною дух и всякое дыхание" (Ис. 57:16). "Пророческое слово Господа об Израиле. Господь, распростерший небо, основавший землю и образовавший дух человека внутри него..." (Зах. 12:1)."Приклоните ухо ваше и придите ко Мне: послушайте, и жива будет душа ваша, - и дам вам завет вечный, неизменные милости, обещанные Давиду" (Ис. 55, 3). "И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но его отец назвал его Вениамином" (Быт. 35:18).

27. Среди богословов всего мира признано, что Екклесиаст изображает отступничество Соломона и, поэтому, вряд ли может служить основателем какой-либо доктрины. Он показывает жизнь человека "под солнцем" и безнадежное состояние его души без Бога

28. "И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне" (Мф. 10:28); "И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть" (Лк. 8:55) "Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа" (1 Фес. 5:23); "Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, суставов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные"(Евр. 4:12); "Второй Ангел вылил чашу свою в море: и сделалось кровь, как бы мертвеца, и все одушевленное умерло в море" (Откр.16:3).

29. "Вопросы доктрины" (Questions on Doctrine), стр. 514, 517, 518.

30. Личное соединение или содружество с Христом. Духовная смерть является противоположностью вечной жизни, когда душа лишена подобного соединения или содружества и осознает это.

31. Духовная смерть, являясь далеко не бессознательным состоянием, состоит в осознанном восприятии одного только гнева Божия.

32. Francis Pieper "Христианские догматики" (Christian Dogmatics) Grand Rapids, MI: Zondervan Publishing House, n.d. (reprint) 3 том, стр. 544, 555.

33. Библейская колонка в "Signs of Times" от 8 января 1952 года

34. W. E Vine "An Expository Dictionary of New Testament Words", Old Tappan, NJ: Fleming H. Revell Company 1940, стр. 311-313

35. M. R. Vincent "Word Studies in the New Testament", Vac Dill AFB, F": MacDonald Publishing Company,n.d том 2, стр. 494.

36. D.H. Alford "The New Testament for English Readers", Grand Rapids, MI: William B. Eerdmans Publishing Company, n.d, стр. 1299, 1300

37. Там же стр. 1300

38. D. H. Alford "Commentary on Colossians", Grand Rapids, MI: William B. Eerdmans Publishing Company, n.d. стр. 225

39. "The New Testament for English Readers", op. cit., стр. 229

40. "Вопросы доктрины" стр. 183, 184

41. Там же, стр. 178

42. Там же, стр. 178, 184, 185

43. Евр. 7:2, 4-7, 14, 16, 22, 25, 26; 8, 1, 2, 6-8, 10; 9, 2-12, 14, 23, 24, 26-28; 10, 1-10, 12, 19-21.

44. "The Great Controversy", op. cit., стр. 421, 422.

45. Ellen G. White "Partiarchs and Prophets", Washington, D.C: Review and Herald Publishing Assosiation, n.d., стр. 355, 356

46. Там же, стр. 357

47. "A Word to the Little Flock" 1847г., стр. 24

48. Джеймс Уайт в "Advent Review", август 1850 г. (слова в скобках принадлежат Джеймсу Уайту.

49. Там же.

50. Там же.

51. Questions on Doctrine, стр. 396, 398-400

52. The King's Business, март, 1958,стр. 22, 23.

53. Questions on Doctrine, стр. 400.

54. Сс. 130, 131

55. Во всех древнейших и лучших греческих списках в Откр. 22, 14 читаем: "Те, которые омыли свои одежды", таким образом эта строка никак не поддерживает "соблюдение заповедей". Этот факт просвещенные адвентисты признают, но значительное их число все еще пытаются использовать ошибочный, неправильный английский перевод, чтобы доказатьсвою позицию.

56. Questions on Doctrine, стр. 141 , 142

57. Там же., стр. 135.

58. Let God Be True, Brooklyn. NY: Whatchtower Bible and Tract Society, 1952,стр. 100.

59. Questions on Doctrine, стр. 71

60. Qustions on Doctrine, стр. 80

61. Ellen G. White, Steps to Christ, Washington, D.C: Review and Herald Publishing Association, 1945, стр. 36-49

62. Questions on Doctrine, стр, 135

63. Questions on Doctrine, стр, 141,142

64. Ellen G. White, Testimonies to Ministers, Mountain View, CA: Pacific Press, n.d., стр. 92

 

 

Вернуться на исходную страницу

 



Разделы проекта:

• Поиск
• Соцсети
• Карта сайта

• RSS-рассылка
• Subscribe
• Новые статьи

• О проекте
• Помощь
• О центре
• Контакты

• Библиотека
• Авторы
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Наша вера
• Догматика
• Таинства
• Каноны
• Литургика

• Церковь
• Благочестие
• О посте

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога

• Иудаизм
• Католичество
• Протестанты
• Лжеверие

• Атеизм
• Язычество
• Секты
• Психокульты

Читайте нас в социальных сетях

• Ваши вопросы
• На злобу дня
• Книга

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравы
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность
• Вакцинация

• Оккультизм
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания

• Лженаука
• MLM

• Самоубийство



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2021

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Контакты редакции

Top.Mail.Ru