Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7600 0671
2396

Современные Содом и Гоморра


Заключение по содержанию, направленности и фактическому значению публикаций И.С. Кона

Целью заключения является анализ содержания и направленности публичных выступлений И.С. Кона, ориентированных на разрушение традиционных культурных ценностей России.

Список проанализированных источников:

1. Кон И.С. Любовь небесного цвета - http://sexology.narod.ru.

2. Кон И.С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. - М.: Олимп; ООО "Фирма "Издательство ACT", 1998. - 496с. - http://sexology.narod.ru.

3. Кон И.С. Человеческие сексуальности на рубеже XXI века / Переработанный текст доклада на конференции в Санкт-Петербурге в январе 2001 г. - http://sexology.narod.ru.

4. Кон И.С. Состояние общественного сознания - http://sexology.narod.ru/publ028.html.

5. Кон И.С. Сексуальные ценности и сексуальное поведение на фоне исторических перемен / Тезисы доклада на научной конференции "Демографическая модернизация, частная жизнь и идентичность в России", Центр демографии и экологии человека ИНП РАН, Институт этнологии и антропологии РАН, Москва, 27-28 февраля 2002 г. - http://sexology.narod.ru/publ025.html.

6. Кон И.С. Мастурбация – душевная болезнь или метафора творчества? - http://sexology.narod.ru/publ020.html.

7. Кон И.С. Совращение детей и сексуальное насилие в междисциплинарной перспективе // Социальная и клиническая психиатрия, 1998, том 8, № 3; Педагогика, 1998, № 5 - http://sexology.narod.ru/publ002.html.

Содержание данных публикаций И.С. Кона анализировалось по следующим основным позициям:

1. Научность публикаций И.С. Кона (можно ли рассматривать публикации И.С. Кона как научные работы, и если да, то в какой области знаний).

2. Философско-культурологические основы публикаций И.С. Кона.

3. Направленность и характер воздействия публикаций И.С. Кона на российское общество.

 

О научности публикаций И.С. Кона: можно ли рассматривать публикации И.С. Кона как научные работы, и если да, то в какой области знаний

 

И.С. Кон имеет ученую степень доктора философских наук, является профессором, главным научным сотрудником Института этнологии и антропологии РАН, а также академиком Российской академии образования (по отделению психологии). По всем формальным признакам (ученая степень, должность в научном учреждении, звание академика) он может называться ученым. Однако, рассмотрев содержание его публикаций, можно сделать вывод не только об отсутствии в них признаков научности, но и о ярко выраженной их "культурной" тенденциозности деструктивной направленности.

Ученые степени и должности И.С. Кона связаны, по преимуществу, с его базовой специализацией - марксистско-ленинской философией. И.С. Кон являлся официальным пропагандистом коммунистической партии и именно на этом поприще сделал себе "научное имя". Учитывая некоторые особенности коммунистической социальной утопии и соответствующей политической практики (тоталитарное деструктивное отношение к национальному государству, религии, обществу, традиционной духовной культуре народов России, социальному институту семьи и др.) именно изначальная принадлежность И.С. Кона к особому корпусу советских коммунистических пропагандистов определяет характер и современной его деятельности в российском обществе. Учитывая, что марксистско-ленинская философия является во многих отношениях не философией, а политической пропагандой, - "единственно верным учением" и т.п., базовая научная квалификация И.С. Кона (философская ученая степень) является, по существу, лжеквалификацией.

На основе базовой квалификации коммунистического пропагандиста И.С. Кон специализировался, в частности, на темах сексологии, как особой отрасли гуманитарных антропологических и социологических знаний. Учитывая его коммунистическую мировоззренческую идентификацию, взгляды И.С. Кона в области философской антропологии закономерно базируются на лженаучных стереотипах вульгарного материализма. Те же стереотипы вульгарного материализма, дополненные околонаучными домыслами З.Фрейда, определяют и его современные "исследования" в области человеческой сексуальности.

Вульгарный материализм является вырождающейся формой философии, которая, по сути, не обладает многими признаками философского знания (целостностью, диалогичностью, рефлексивностью и т.д.). В отношении к науке и научным исследованиям общества эта методология выступает теоретическим обоснованием вульгарного социального редукционизма, для которого характерна примитивизация явлений действительности, тенденция к упрощенным схемам в познании человека и общества, бездуховность и аморальность. Отсутствие научной логики, рефлексии на собственные утверждения, опошление и огрубление социальных явлений в этом подходе компенсируются, как правило, неимоверным апломбом, претензиями на бесспорность и всеобщую значимость.

Отмеченные выше особенности находят свое подтверждение в текстах И.С. Кона, которые он выдает за научные работы.

Главным "научным тезисом", на который опирается И.С. Кон во всех своих сексологических сочинениях, является утверждение, что сексуальность дана человеку не только для того, чтобы рожать детей. Эту простую мысль, которая всем известна и с которой никто не спорит, И.С. Кон выражает не простым русским языком, а заумным псевдонаучным "новоязом":

"Хотя образованность сама по себе не избавляет людей от предрассудков и предубеждений, при прочих равных условиях, она облегчает их преодоление. Однако важна не только общая, но и сексуальная образованность, включающая в себя понимание множественность функций и смыслов сексуального поведения. До тех пор, пока человек считает сексуальность только аспектом репродуктивного поведения, любая нерепродуктивная эротика будет казаться ему сомнительной, даже если он сам ее практикует. Сексуальное образование - необходимая когнитивная, познавательная предпосылка сексуальной терпимости" (1, "Взгляд в будущее").

То, что сексуальность человека оказывает некоторое воздействие на жизнь личности и общества, а не только на воспроизводство населения, - это так же давно известно. Сексуальность человека действительно не является только аспектом репродуктивного поведения, но, будучи обогащена и проникнута очеловеченными душевно-духовными переживаниями, влияет на искусство, социальные отношения, культуру общества в целом. В этом никого убеждать не надо. Но при этом она является лишь существенной физиологической компонентой собственно человеческих чувств, переживаний, умонастроений. Для И.С. Кона, однако, факт множественности функций и смыслов сексуального поведения человека, кроме функции человеческого воспроизводства, дает возможность считать репродуктивный аспект этого поведения не только одним из многих в ряду других, но и отказаться от него вовсе, т.е. рассматривать сексуальное поведение вообще в отрыве от воспроизводства. То, что получается в результате - пропаганда гомосексуализма и прочих половых извращений, несовместимых с нормальной репродукцией человека. Все это И.С. Кон пропагандирует как вид "нормы", наряду с нормальным сексуальным поведением, которое так или иначе связано с воспроизводством. В этой незатейливой мысли сосредоточена вся "наука" И.С. Кона, и на ней же основывается весь "научный смысл" его публикаций.

Это типичный пример редукционизма в социально-гуманитарном познании, о котором говорилось выше. Другие "коны", в свое время, обнаружив феномен частной собственности в обществе и определив "множественность его функций и смыслов", также решили, что люди могут вполне обойтись без частной собственности. То же самое и так же "научно" они решили в отношении семьи, государства в обществе. Примеры можно продолжать, но суть понятна. Когда эти коны столкнулись с критикой такой "науки", они также, как и И.С. Кон объявили всех, кто не согласен с их безумными теориями, ретроградами, фашистами и т.д.

Итак, по И.С. Кону, сексуальные отношения не сводятся к воспроизводству населения, и потому имеют право существовать безо всякого воспроизводства населения. Вот такая "научная логика". Поэтому, мол, следует уравнять в правах нормальную семью с парой мужеложников, нормальные отношения мужчины и женщины с сексуальной жизнью педофила и т.д. и т.п. Такая "научная позиция" позволяет И.С. Кону "размывать" все понятия нормы и здоровья в области сексуальной жизни человека и сводить все к вопросу о том, "хорошо" ли самому человеку, т.е. испытывает ли он удовлетворение. Так выявляется главный смысл и функция сексуального поведения, которую И.С. Кон ставит в качестве ведущей на место репродуктивной функции. Это – получение удовольствия. Тот факт, что удовольствие может получать и извращенец, и преступник, и садист, И.С. Кона не волнует. Понятно, что в системе понятий: "удовольствие-неудовольствие", место для науки уже не остается. И.С. Кон с удовлетворением констатирует:

"В XX в. положение изменилось. Общественное сознание (нормативная культура) приняло тот факт, что сексуальность не направлена на деторождение, не нуждается в легитимации и является самоценной. Эта гедонистическая установка явно противоречит принципам антисексуальной цивилизации, допускающей сексуальную жизнь только ради деторождения. Христианские фундаменталисты выступают против контрацепции не менее яростно, чем против абортов, потому что речь идет не только о праве человека воспрепятствовать рождению новой жизни, но и о легитимации чувственности, которую они отрицают в принципе"(3).

В этой цитате характерно не только полное отсутствие научной доказательности и логики. Здесь и явное искажение действительности, которое возможно только в аудитории, составленной из таких же конов. Из того факта, что христианская культура (как и любая другая культура), признавая чувственную сторону жизни человека, указывает на ответственность личности в области сексуальных отношений и утверждает нормы этой ответственности (в разных культурах свои), никоим образом не следует, что чувственность отрицается в принципе или строится некая "антисексуальная цивилизация". Можно ли отрицать то, что существует? Речь здесь идет о культуре чувств и чувственности, о культуре человеческой сексуальности, которая и делает человека человеком, а не животным. Так что все эти выдумки И.С. Кона о христианстве – следствие базового, так сказать, невежества "коммун-философа" И.С. Кона в области духовной культуры. Ведь его философская подготовка имеет мало отношения к настоящей культуре, а тем более к духовной культуре, регулирующей, облагораживающей чувственную жизнь личности. А если это не выдумки И.С. Кона – то это прямая нападки вульгарного атеиста, ненавистника христианства. И опять же, к науке все это не имеет никакого отношения. А ведь это цитата из выступления И.С. Кона на "научной конференции"!?

Судя по публикациям И.С. Кона для него не существует понятия дегенерации, понятия "нормы" и отклонения от "нормы". Одним из основных его методологических положений, которым он "научно" прикрывает свою асоциальную деятельность, является полный релятивизм в сфере морали и сексуальной жизни. Наука, однако, не может строиться на всеобщем релятивизме, это противоречит самой сущности научной методологии, стремлению науки к точному и определенному знанию. Нечего и говорить, что релятивизм исключает культуру, разрушителен по отношению к ней.

Не надо быть особенно ученым, чтобы понять, что неполноценными или дегенеративными моделями семьи являются любые модели сожительства индивидов, которые, даже сохраняя внешнюю социально-правовую форму семьи, делают невозможным реализацию основных функций семьи. Прежде всего – функцию воспроизводства населения и социализации детей, приобщения их к обществу и культуре. Если половое сожительство индивидов не обеспечивает реализацию этих функций, можно говорить о том, что это либо неполноценная форма семьи, либо вообще не семья. Так, если в семье родители принципиально рождают только одного ребенка, семья оказывается неполноценной с точки зрения функции воспроизводства. Другая форма неполноценной семьи – неполная семья, семья с одним родителем. Но это такие формы семьи, которые могут стать полноценными (родители могут решить рожать детей, оставшийся одним супруг может жениться или выйти замуж и тоже иметь детей). Даже в том случае, если семья не может иметь своих детей, супруги могут взять на воспитание сирот. Но сожительство гомосексуалистов никогда не сможет стать семьей, даже если они и возьмут детей на воспитание. Это будут несчастные дети, заранее обреченные быть ущербными в смысле воспитания в семье без матери или без отца. Для И.С. Кона же, напротив, важно "научно" убедить общество в том, что сожительство гомосексуалистов это тоже одна из моделей семьи. Целью и результатом такой пропаганды является разрушение в сознании (прежде всего - молодежи) самого понятия семьи и, в конечном итоге – сокращение населения России.

Ученый стремится установить точные параметры явления, а не размыть его, что характерно для мифологического и обыденного сознания. Размывание понятий особенно характерно и для пропаганды. Поэтому публикации И.С. Кона являются, по существу, не научными работами, а формой пропагандистской деятельности по распространению определенных взглядов, формированию у людей определенных убеждений. На показанном выше примере – это не научное, а некритическое убеждение читателя в самоценности "нерепродуктивной эротики" - сексуальной жизни человека вне ее основного смысла – рождения детей. Хотя очевидно, что никакое сопоставление тут логически невозможно. Ведь теоретически, люди в семье, имея детей, могут вдобавок иметь и всю эту "нерепродуктивную эротику", если потребуется. Получается, что те, кто не имеет детей, в любом случае обделены, ущербны. В том числе и в области чувственности. Какое же тут может быть равенство?

И опять проведем аналогию с "конами от социологии". Тем более что и сам И.С. Кон осознает свое духовное сродство с леворадикалами, марксистами и анархистами: "Среди гомосексуалов первой половины XX в. были чрезвычайно сильны леворадикальные, марксистские и анархические идеи" (1, глава 7 "Любовь, не смеющая назвать себя").

Леворадикалы, марксисты и анархисты тоже убеждали русских людей, что, отказавшись от частной собственности, национальности, религии, мы обретем счастье, радость свободного труда, свободных отношений и т.д. Но все это можно иметь, и не отказываясь от своей национальности, религии или частной собственности. И.С. Кону зачем-то надо убедить русского читателя отказаться от нормального человеческого стремления иметь семью и детей – именно эта мысль, в сущности, лежит за всеми его "научными" рассуждениями о свободе гомосексуализма и самоценности "нерепродуктивной сексуальности". А взамен, отняв у человека все собственно человеческое, И.С. Кон готов бросить ему немного "чувственности" в виде педофилии, порнографии или, на худой конец – мастурбации.

В отношении ко всем этим явлениям духовной, моральной и физической порочности и деградации И.С. Кон пытается научно обосновать терпимость. Чтобы продемонстрировать используемый при этом уровень научной аргументации приведем несколько цитат:

"Еще более деликатна проблема педофилии. Чтобы приобрести респектабельность, геи отмежевываются от обвинений в том, что они преследуют и совращают мальчиков. Теоретически сделать это несложно - мужчины, любящие мужчин, действительно сексуально равнодушны к незрелым мальчикам, а количество педофилов среди геев такое же, как и среди гетеросексуалов. Но социально-возрастные и юридические границы "мальчикового" возраста подвижны, особенно проблематичен статус 13-16 летних подростков. Педофильские организации доказывают, что мальчики этого возраста сами вправе решать, что им нравится, поэтому сексуальные связи с ними на добровольных началах не должны преследоваться. Широкая публика с этим категорически не согласна, а легальный возраст согласия, начиная с которого взрослые могут безнаказанно вступать в сексуальные отношения с подростками, колеблется в разных странах от 12 до 18 лет" (1, глава 8 "Выход из подполья").

Если бы педофильские организации не доказывали публично, что 13-летние подростки вправе сами решать вопрос о том, давать ли развращать себя педофилам, И.С. Кон бы уже доказал, что гомосексуалисты не имеют никакого отношения к педофилам. Но И.С. Кон старался, и, по крайней мере, почти якобы "доказал", что статус 13-16-летних подростков "проблематичен" в отношении того – отдавать их педофилам или еще подождать до 18 лет. И это пишет человек, который называется академиком Российской академии образования!? Следовало бы обратиться к другим академикам этой уважаемой Академии, особенно тем, кто голосовал за присвоение академического звания пропагандисту содомии: неужели в России нет достойных людей в области образования и педагогики?

Еще одно научное открытие И.С. Кона: "Феноменологически, по типу переживания, однополая любовь ничем не отличается от разнополой. Предметом любви является не пол, а конкретный индивид, точнее - его образ. Гомоэротические тексты, в которых отсутствует прямое указание на пол любимого, без малейшего труда принимаются за описание и выражение гетеросексуальных чувств, и наоборот" (1, глава 17 "Секс, любовь и фантазия").

"Феноменологически" сношения гомосексуалистов и любовь мужа и жены для И.С. Кона – ничем не отличаются. Вот как проявляется величие науки! Знает И.С. Кон научное слово "феноменология", и сколько возможностей открывает это знание для доказательства нормальности ненормального для того, чтобы внушить мысль об обыденности и "нормальности" патологии.

При описании нормальных сексуальных отношений у И.С. Кона все расплывается, делается каким-то неопределенным, неясным и сомнительным. Ни на что нельзя опереться, установить что-либо определенно и точно не представляется возможным. Только тогда, когда описание И.С. Кона погружается в сферу "однополой любви" и "нерепродуктивной сексуальности", сразу появляется определенность.

Эта определенность выражается в точных и, по-своему, ярких описаниях, типа:

"Некоторые гомосексуальные техники опасны и неприемлемы с точки зрения гигиены и эпидемиологии. При так называемом "фистинге" (fisting, от слова fist -кулак), когда в задний проход засовывают кулак и всю руку по локоть, нередко разрываются стенки прямой кишки. "Rimming" (анилингус) - вылизывание заднего прохода или засовывание туда языка - способствует переносу желудочно-кишечных инфекций. Анальная интромиссия без предохранения - самый вероятный способ передачи ВИЧ и т.д. Но столь же несимпатичные и негигиеничные игры существуют у гетеросексуалов. Как сказал когда-то блаженный Августин, мы рождаемся между мочой и калом. Самые брезгливые люди вообще не занимаются сексом, а остальные находят приемлемый для себя и других модус вивенди. Говорить об этом надо спокойно и аргументированно, что и делают современные учебники гомоэротики, которые на Западе свободно продаются в самых обычных книжных магазинах. Когда несколько лет назад канадские власти попытались запретить распространение одной такой иллюстрированной книги за то, что она "пропагандирует анальный секс", мудрый судья (бывают и такие) дело прекратил, написав в официальном заключении, что говорить о гомосексуальности, не касаясь анального секса, - то же самое, что писать историю музыки, не упоминая Моцарта" (1, глава 17 "Секс, любовь и фантазия").

Появляются у И.С. Кона и какие-то "наукообразные" классификации:

"Существует несколько наиболее распространенных типов однополых отношений.

1. Институционализированные (то есть официально принятые культурой и оформленные специальными ритуалами) разновозрастные отношения, чаще всего - между взрослыми мужчинами и мальчиками - подростками.

2. Институционализированные отношения между взрослыми людьми, один из которых изменяет при этом свою половую/гендерную идентичность, одежду, род занятий и т.п.; то есть мужчина социально и символически как бы становится женщиной, и наоборот.

3. Институционализированные "профессиональные" отношения, связанные с выполнением определенной социальной или сакральной (религиозной) роли, делающей сексуальную связь с лицами собственного пола обязательными для него (например, священная храмовая проституция).

4.Равноправные и добровольные сексуально-эротические отношения, основанные на индивидуальном влечении людей друг к другу. Разные культуры имеют на этот счет разные представления и нормы, часто неодинаковые для разных социально-возрастных групп. Например, сексуальные игры и контакты между мальчиками-подростками считаются нормальным проявлением юношеской сексуальности, на них смотрят сквозь пальцы или даже одобрительно, а такое же поведение взрослых вызывает настороженность и осуждение.

5. Социально-неравные, иерархические отношения, когда человек более высокого социального статуса, обладающий властью или деньгами, сексуально эксплуатирует бедного и зависимого. Решающее значение имеет при этом не пол сексуального партнера (кто с кем спит), а сексуальная позиция (кто кого "трахает"); в равных отношениях это дело индивидуального вкуса" (1, глава 4 "Красивый путь" или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии").

Вот еще пример такой "научной классификации", с "научным" разоблачением невежественного "обыденного сознания". Это притом, что на соседних страницах И.С. Кон развенчивает уже наоборот, - "предрассудки" ученых мнением "общества":

"Одно из самых серьезных обвинений против геев заключается в том, что они преследуют и совращают мальчиков. Для обыденного сознания гомосексуальность, педерастия и педофилия - синонимы. На самом деле это не так. В сексологической литературе сексуальное влечение к младшим по возрасту, социально или сексуально несовершеннолетним, независимо от их пола, подразделяется на три категории: 1) педофилия, влечение к допубертатным детям; 2) гебефилия, влечение к пубертатным подросткам, от 12 до 14 лет; 3) эфебофилия, влечение к постпубертатным подросткам и юношам, от 14 до 18 лет. В отличие от первых двух категорий, которые употребляются в качестве диагнозов, эфебофилия считается психологически нормальной, хотя в некоторых странах удовлетворение такого желания противозаконно, это зависит от легального "возраста согласия". Влечение к взрослым, половозрелым мужчинам называется андрофилией" (1, глава 18 "Возрастные предпочтения и каноны красоты").

Получается, что если когда-нибудь И.С. Кон и ему подобные добьются установления легального возраста согласия, скажем, с 13 лет, то уже и ко второй категории извращенцев нельзя будет "употреблять диагноз". А если добьются того же в отношении 11-летних детей, то вопрос о педофилии вообще отпадет, сам собой. Вот такая "наука" от профессора И.С.Кона.

И все это говорит академик от образования!? Может быть, другие академики РАО соберутся и объяснят И.С. Кону, когда ребенок физиологически становится взрослым, когда, в среднем, человек достигает уровня социальной зрелости, достаточной для того, чтобы ответственно, не во вред себе и другим людям, вступать в половые отношения. Но разве педофилов интересуют такие "мелочи" как последствия для физического и психического здоровья, для будущей жизни в обществе совращенных детей… Не интересует это и академика И.С. Кона. Его в этом вопросе интересует только официально установленный "возраст согласия". Когда за совращение ребенка педофил сможет увильнуть от тюрьмы. Вот и вся наука.

Совращение также относится к ряду понятий и категорий, которые для И.С. Кона всегда, "по определению" непонятны и неопределенны: "Неоднозначен и долгосрочный эффект сексуального совращения" (7). Такое заявление, по существу, можно рассматривать как подстрекательство к совращению малолетних.

Для контраста приведем еще одно глубокомысленное "научное описание" И.С. Кона, которое касается других вещей, понятных и определенных для него:

"Техника однополого секса так же многообразна, как и гетеросексуальная. Отсутствие у однополых пар анатомической взаимодополнительности гениталий компенсируется повышенной эмпатией, т.е. способностью настроиться на эмоциональную волну партнера, почувствовать, что именно доставляет тому удовольствие и действовать соответственно этому. Вообразить себя на месте человека своего пола легче, это обогащает эротический репертуар геев и лесбиянок, тем более, что геи в среднем эмоционально чувствительнее обычных мужчин. Это дополняется специфическими коммуникативными средствами. В гетеросексуальном мире многие сленговые эротические слова табуированы, "мужской" язык неприемлем и оскорбителен для женщин, а другого словаря у людей нет. Геи обладают развитой эротической лексикой и свободнее выражают свои сексуальные чувства и переживания. Хорошо развита у них и невербальная коммуникация. В барах и дискотеках мужчины могут почти ничего не говорить, в некоторых ситуациях разговаривать вообще не принято, все происходит молча, разве что "спасибо" в конце, тем не менее они отлично понимают друг друга. Секс сам по себе - мощное средство общения, позволяющееся выразить самые разнообразные чувства и потребности - желание, нежность, ласку, заботу, господство, подчинение, интерес, скуку, ненависть, удовольствие, любовь. В геевской субкультуре эротические предпочтения нередко обозначаются специальными опознавательными знаками. Отправляясь на поиски секса, мужчины показывают, что именно они хотят или готовы делать, с помощью специальных знаков, размещенных по разным сторонам тела. Левая сторона обозначает активную, правая - пассивную, рецептивную сексуальность. Серьга или ключ на боку слева или кольцо на левой руке означают желание играть активную, доминантную роль. Предпочитаемый вид сексуальной активности обозначается цветом: белый цвет означает мастурбацию (белый платок слева - мужчина хочет, чтобы мастурбировали его, справа - готовность мастурбировать партнера), голубой - оральный секс, синий - анальный секс, черный - садомазохистские склонности. Темно-зеленый цвет означает, что нужен военный мундир. Горчичный платок слева означает, что его хозяин обладает большим членом, справа - запрос на таковой. Одежда и украшения из черной кожи - знак "кожаного мужчины", который любит сильные ощущения (связывание, порку, опасный секс) и т.д. " (1, глава 17 "Секс, любовь и фантазия").

"Спасибо в конце" - вот идеал вербальной коммуникации эмоционально чувствительных гомосексуалистов И.С. Кона. А конец цитаты вполне подойдет для научного отчета по сравнительной культурологии мужеложников для Института этнологии и этнографии РАН.

В качестве научных авторитетов, на мнения которых главным образом опирается И.С. Кон – такие же, как и он сам, пропагандисты гомосексуализма:

"Самый влиятельный исследователь и теоретик гомосексуальности начала XX в. - Магнус Хиршфельд (1865-1935). Сам будучи гомосексуалом, Хиршфельд посвятил всю свою жизнь делу реабилитации и декриминализации однополой любви. Уже в своей первой, выпущенной под псевдонимом, книге "Сафо и Сократ" (1896) Хиршфельд утверждал, что однополая любовь - неотъемлемая форма человеческой сексуальности, а отмена уголовного преследования гомосексуалов отвечает высшим интересам общества. Речь идет не о милости, а о справедливости, ибо гомосексуальное влечение не является предметом свободного выбора, но имеет глубокие конституциональные корни" (2, глава "От ответов к вопросам").

Вот пример научных достижений этого теоретика, сводящихся к социологическим опросам его сотоварищей по развлечениям в области "нерепродуктивного секса": "В начале XX в., по наблюдениям Хиршфельда, 40% гомосексуалов практиковали взаимную мастурбацию, столько же – фелляцию, 12% удовлетворялись трением друг о друга и только 8% занимались анальным сексом" (1, глава 17 "Секс, любовь и фантазия").

Приведем еще две пространные цитаты "научных описаний" И.С. Кона, включающие и "научные классификации".

"Активная" позиция ближе к гетеросексуальной практике, не обременена стигмой и легко позволяет достичь оргазма. Рецептивная позиция выглядит менее физиологичной, ассоциируется с подчиненностью и требует специальной физиологической (смазка) и психологической (умение расслабиться, преодолеть чувства страха и тревоги) подготовки. Популярные руководства по гомоэротике подчеркивают, что первый анальный контакт физиологически и психологически не менее сложен, чем дефлорация девушки, поэтому с неопытным или эгоистичным партнером, который будет спешить и думать только о себе, лучше не связываться. Физиологически склонность к рецептивной позиции может быть связана с повышенной индивидуальной чувствительностью анального отверстия, предстательной железы и прямой кишки. Некоторые гетеросексуальные мужчины и женщины также любят, чтобы во время любовных ласк им раздражали и щекотали задний проход. Но главное здесь, как в любом сексе, не физиологические рефлексы, а психические переживания. Психологические смыслы анального секса многообразны. Некоторые геи видят в нем ядро своей сексуальной идентичности: "Это больше, чем что-нибудь другое, позволяет мне чувствовать себя геем". Для других это прежде всего "восхитительное чувство, я просто не могу без этого"; "мне нравится, когда меня трахают". Некоторым анальный секс дает самый сильный оргазм: "Трахать кого-то - самый лучший и наиболее физиологичный путь к оргазму"; "кончить, когда кто-то находится во мне, - величайшее наслаждение". Анальная интромиссия ассоциируется с максимальной телесной близостью, любовью и интимностью: "Главное - абсолютная близость, телесная открытость", "это высшее проявление любви и интимности". "Пассивный" партнер реализует таким образом свою потребность в безоговорочной самоотдаче, а "активный" - в овладении другим. Если одни мужчины подчеркивают момент доверия и релаксации, то другие - мотивы власти, господства и подчинения: "Это демонстрация могущества и власти", "Это делает меня сильным, мне нравится быть сверху" или "Мне приятно чувствовать себя беспомощным, когда меня трахают и кто-то обладает властью надо мной". Но это не обязательно связано с сексуальной позицией. Некоторые мужчины, предпочитающие быть "снизу", говорят, что именно в этой позиции они обладают наибольшей властью над партнером, от них зависит не только "дать" или "не дать", но и как именно это сделать. То есть опять-таки на первом плане оказываются индивидуальные различия. Особенно деликатная проблема гомоэротики - так называемый "авторитарный", "кожаный секс" (Leather sex) или "связывание и дисциплина" (bondage and discipline); психиатры называют это садомазохизмом (СМ). Существуют по крайней мере три разных сексуальных сценария, которые лишь с натяжкой можно считать разными степенями "одного и того же".

1. Господство и подчинение не требует от участников ни боли, ни унижения, оно только жестко инсценирует разные степени и формы властных отношений: учителя и ученика, отца и сына, тюремщика и заключенного, начальника и подчиненного. Господствующий партнер ("Хозяин" или "Верх") обладает властью и инициирует все сексуальные действия, а подчиненный ("Низ", "Мальчик", "Раб") несвободен и подвергается танталовым мукам: его наказывают задержкой или лишением удовольствия, сексуально возбуждают, дразнят, не позволяя получить желаемую разрядку.

2. Связывание и дисциплина усугубляет ролевое неравенство безусловной физической зависимостью одного партнера от другого, включая связывание, специальные упражнения и наказания. Беспомощность освобождает человека от ответственности за участие в сексуальных действиях: не я делаю, а со мной делают. Это позволяет проигрывать и такие фантазии, в которых он сам себе не признается (не он мастурбирует, а его мастурбируют, не он сосет, а его заставляют сосать).

3. Собственно садомазохизм прибавляет к этому чувство унижения и физической боли. Хотя границы допустимого устанавливаются в самом процессе сексуальной игры - иначе она была бы неинтересна - она является добровольной. Как только "низ" или "раб" подаст заранее оговоренный сигнал, "пытка" прекращается" (1, глава 17 "Секс, любовь и фантазия").

"Некоторые геевские теоретики возмущаются поэтизацией насилия и отношений господства и подчинения, считая, что в основе ее лежит ненависть гомосексуалов к самим себе и потребность воспроизводить собственное прошлое унижение: евреи не играют в Освенцим, черные не играют в невольничий рынок, а геям зачем-то нужно пороть друг друга или строить игрушечные камеры пыток! Но мазохистская эротика не обязательно связана с опытом реального унижения и рабства, разве что в мальчишеских играх в казаки-разбойники, она большей частью компенсаторна: "низом" хотят быть образованные, состоятельные и высокопоставленные мужчины, которые в реальной жизни находятся как раз "наверху". "Перевертывание" отношений представлено и в гомоэротическом фольлоре. В реальном быту младших подростков нередко унижают и сексуально эксплуатируют старшие братья и сестры. В интернетном же собрании любительских гомоэротических рассказов часто проигрывается противоположная ситуация: с помощью друга-сверстника младший брат раздевает, связывает и подвергает сексуальным унижениям (мастурбация, сбривание волос на лобке, принудительный оральный секс и полное сексуальное рабство) старшего, причем последний не только принимает подчиненный статус, но и получает от этого удовольствие. Психофизиологически, садомазохистский секс создает стрессовую ситуацию. При больших физических перегрузках, организм выделяет естественные опиоиды, так называемые эндорфины, вызывающие у человека блаженное состояние эйфории и одновременно блокирующие передачу в мозг болевых сигналов, повышая тем самым порог терпимости; человек уже не чувствует боли и не может сказать "довольно". Это очень опасный момент, когда власть и ответственность Господина становятся абсолютными. Но за напряжением и болью наступает легкость, похожая на религиозный или наркотический экстаз эйфория, а между Господином и Рабом возникает особая, почти мистическая, психическая связь" (1, глава 17 "Секс, любовь и фантазия").

Очевидно, что во всех этих описаниях гораздо больше патологического пристрастия И.С. Кона к описываемым им непотребным вещам и явлениям, чем какой-либо науки, "философии" или "культуры".

Можно ли все эти описания, классификации и их "раскрытие" И.С. Коном считать наукой? По нашему мнению – нет. По содержанию и стилю это попытка сделать "наукой" то, что наукой не является. С таким же успехом можно заниматься описаниями и научными классификациями видов и типов проституции. Кому это нужно?

Если И.С. Кона и можно назвать ученым, то никак не ученым в области философии, культурологии или хотя бы в области сексуальных и семейных отношений. Ни о философии, ни о культурологии, ни даже о сексуальных и семейных отношениях в нормальном понимании этих понятий И.С. Кон не пишет ничего определенного. Поэтому, условно говоря, И.С. Кона можно считать "ученым" только в одной области - патологических отношений, т.е. ученым в области педерастии, анального секса, садомазохизма и т.п. вещей. Право придумать название для этой "науки", основоположником и пропагандистом которой в России можно назвать И.С. Кона, следует предоставить ему самому. Однако нездоровое и, более того, растлевающее действие подобной "литературы" на читателей – это уже забота всех здравомыслящих людей, не лишенных чувства гражданской ответственности.

Поскольку И.С. Кон – не младший научный сотрудник по вопросам педерастии и смежных "отраслей знания" типа онанизма и педофилии, а академик и профессор, он дает себе право делать обширные научные обобщения, типа:

"Самая трудная проблема, которую XX век оставил в наследство XXI-му, - отношение к детской сексуальности" (3).

Действительно, более трудных проблем человечество не унаследовало!

Далее здесь же еще один типичный пример "философского" обоснования порнографии и совращения малолетних, с все тем же набором глупостей и клеветы в отношении ненавистной И.С. Кону христианской культуры.

"В этом вопросе существуют две противоположные и одинаково важные тенденции. С одной стороны, в противоположность средневековой идее имманентной чистоты и асексуальности ребенка (хотя она сосуществовала с идеей имманентной детской греховности, от которой ребенка может уберечь только строгость и родительский контроль)…"

Так в чем же, все-таки, заключается "средневековая идея"? В чистоте ребенка или в его имманентной греховности? Это ведь прямо противоположные вещи. Похоже, что И.С. Кон до сих пор знаком с христианской культурой только "через прицел" атеиста-пропагандиста. Но для пущей научной важности он теперь вынужден говорить и о ней. Ведь все-таки профессор философии!

"…европейская культура нового времени, особенно после Фрейда, признает факт существования детской сексуальности, которую должны учитывать родители и воспитатели и из которой вытекает также право детей и особенно подростков на получение сексуальной информации".

До Фрейда люди ничего не знали о детской сексуальности!? Научная логика "по Кону" требует, чтобы на основании наличия у ребенка детской сексуальности к нему был бы подпущен, с какой-то "сексуальной информацией" некто, подобный И.С. Кону. Так И.С. Кон научно обосновывает "подходы" извращенцев к детям. Это с одной стороны. А с другой стороны он похабничает в отношении родителей:

"Поскольку дети - естественные жертвы всех, включая сексуальные, злоупотреблений взрослых, покушения на них всегда были частыми, они вызывают сильную эмоциональную реакцию со стороны общества, которую консервативные силы часто используют для разжигания массовой истерии в средствах массовой информации. В спорах на эти темы зачастую непонятно, идет ли речь о защите детей от сексуальных посягательств со стороны взрослых, или от их собственной пробуждающейся сексуальности. Чтобы корректно поставить эти вопросы, необходимо теоретическое уточнение целого ряда понятий, включая понятие "педофилии" и "сексуального совращения". При этом неизбежно возникает множество деликатных вопросов, например, наличие потенциально эротических компонентов в материнской и отцовской любви, разграничение осознанных и неосознанных мотивов эмоциональной привязанности взрослых к детям и т.д. Это не сексологические, а психологические вопросы, которыми предстоит заняться ученым XXI века" (3).

Небезынтересно указать на явно обнаруживающуюся тенденциозность изложения: И.С. Кон называет часть общества, стоящую на защите норм и здорового его существования, "консервативными силами". В сопоставлении с этим определением, противостоящие силы, таким образом, если пользоваться по традиции привычной И.С. Кону политической терминологией – должны называться прогрессивными. В сознании значительной части наших современников, соотечественников, по прочно установившейся языковой традиции, прогрессивное – это полезное, хорошее, доброе, пробивающее себе путь через препятствия, чинимые консерваторами. Консерваторы в этом случае ассоциируются с "темными силами". Таким образом, И.С. Кон настраивает сознание своих читателей на то, чтобы защитников здорового развития общества и людей нравственных причисляли к "темным силам". Но это же чисто политическая манипуляция.

И.С. Кон предлагает науке в XXI веке разбираться в осознанных и неосознанных эротических компонентах любви родителей к своим детям. В отношении организаторов и преподавателей "сексуальной информации" эти вопросы у него не возникают. Все это не имеет никакого отношения к науке, научным исследованиям в области сексуального поведения личности и сексуальных отношений людей в обществе. Публикации И.С. Кона по стилю и содержанию являются не научными работами, а пропагандистскими материалами, направленными на формирование в обществе терпимого отношения к гомосексуализму, педофилии и прочим половым извращениям, являющимся формой асоциального поведения, наносящего огромный ущерб нравственному и физическому здоровью людей, здоровью и безопасности общества в целом.

Вывод

Публикации И.С. Кона на темы сексуальных отношений не содержат характеристических признаков научных работ. Они не являются работами по этнологии или этнографии, философской антропологии или другим областям гуманитарного знания. На их основе не может быть получено какое-либо приращение научного знания, обоснована или внедрена какая-либо позитивная социальная практика, которая оказывала бы благотворное воздействие на российское общество в сфере социальных отношений, образования, снижения криминогенности, укрепления здоровья населения, социального института семьи, улучшения демографических показателей российского общества и др.

По своему содержанию данные публикации обладают признаками политических пропагандистских материалов, направленных на некритическое внушение читателю определенных взглядов и убеждений, а не на рациональное убеждение с использованием методов научного познания. Отдельные публикации И.С. Кона, в которых применяются образно-художественные средства воздействия на читателя, приводятся в качестве "нормы" шокирующие или экстравагантные нормального человека иллюстрации, даются подчеркнуто натуралистические по жанру и стилистике описания, соответствуют публицистической литературе "с клубничкой", ориентированной на удовлетворение не научных, а извращенных сексуальных интересов читателя в области половых отношений.

Продолжение

 

 
Читайте другие публикации раздела "Современные Содом и Гоморра"

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru