Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7600 0671
2396

Современные Содом и Гоморра


Гомосексуализм лечится!

78 гомосексуалистов и 7 транссексуалов вылечил и вернул к нормальной жизни врач-психотерапевт из Нижнего Новгорода, заслуженный врач России Ян Генрихович Голанд. Курс психотерапии гомосексуализма - от 6 месяцев до 1-2 лет, транссексуалов - от 1,5 до 8 лет.

Работа с людьми, имеющими сексуальные перверсии, или извращения, не имеет ничего общего с либеральным пониманием прав человека, а должно быть предметом высокопрофессиональной терапии врача-сексопатолога. Именно это доказывает многолетний опыт научной и практической работы Яна Голанда.

заслуженный врач России Ян Генрихович Голанд

Голанд вылечил и изменил жизнь десяткам гомосексуалистов, вернув их к нормальной жизни и нормальной половой ориентации. Пациенты Голанда испытывают чувство глубокой благодарности к своему врачу, счастливы, воспитывают детей и внуков.

Залогом успеха лечения должны быть собственное желание пациента вылечиться и профессионализм психотерапевта, считает Голанд. Без препаратов, без особого курса лечения любой гомосексуалист при желании с помощью врача может преодолеть свою извращенную половую ориентацию.

Автор многих научных работ - "Психотерапия гомосексуализма", "О ступенчатом построении психотерапии при мужском гомосексуализме", "Основные этапы процесса психотерапии сексуальных перверсий", "Применение самовнушения в психотерапии сексуальных перверсий" и пр. - Голанд создал эффективную технологию лечения.

"Иногда достаточно просмотра кассеты, что бы человек порвал все, во что себя сам впутал. Восприимчивость и скорость реакции зависит от культуры, потребности стать здоровым и присутствия чувства юмора. Чем быстрее человек увидит себя со стороны и найдет все это смешным, тем быстрее телевизоры начнут изгонять из головы "тараканов", - делится своим опытом Голанд. - Человек возвращается из болезни в жизнь и начинает посещать театр, художественные выставки и библиотеки, церковь."

"На телевидении часто сексуальное меньшинство начинает доминировать. Идет демонстрация фильмов, в которых показываются гомосексуальные отношения, в новостях преподносят события из жизни гомосексуалистов. Такое впечатление, что мы живем между Содомом и Гоморрой", - сокрушается сексопатолог.

Гомосексуалистов Ян Генрихович считает людьми несчастными, не убогими, а именно несчастными.

В пример он часто приводит одного певца голубой луны:

"Будучи человеком начитанным и музыкально одаренным пациент приехал специально ко мне в гости, отсидев 6 лет за гомосексуальные контакты. Долго говорил, что-то про голубую кровь, о высшей касте, об особом сорте людей, приводил имена крупных ученых, музыкантов, художников и даже пел гимн гомосексуализму собственного сочинения. Одним словом доказывал свою голубую правду.

А потом я его спросил: "А вот если бы у вас вдруг родился сын, вы хотели бы, чтобы он повторил ваш путь?". Он буквально на глазах помрачнел и ответил: "Нет!". Он сам настрадался от этого".

"Практикующие гомосексуальный образ жизни по статистике имеют большой процент суицида, чем у людей с гетеросексуальной направленностью. Они трагически переживают свою старость и уже в средние годы бывают одиноки, их не принимают, они никому не нужны. Они как облигация, которая отыграла свой срок."

Доктор разделяет мнение Макаренко, видевшего сексуальное просвещение школьников в общем педагогическом процессе, без создания отдельной дисциплины.

Кроме лекций на заданную тему существует общая культура, которая воспитывает ребенка.

"Необходимо умело подходить к данному вопросу. Это особо должно звучать на уроках литературы, где возможно показать красоту отношений мужчины и женщины. Знаете, даже Библия может здесь быть очень полезна. Впервые о книге "Песнь песней" царя Соломона я услышал от своего учителя профессора Николая Владимировича Иванова. Я смог понять, что это самое великое поэтическое произведение о взаимоотношениях мужчины и женщины. Так вот я и познакомился со Священным Писанием"

Анна Кисличенко

Информационное агентство "Иван-чай" - 04.01.2015.

***

Для тех, кто хочет бороться с гомосексуальной страстью:

Влияние мотивации на результаты психотерапии гомосексуализма и транссексуализма

Я.Г. Голанд, М.Б. Суслова, А.А. Голанд

Нижний Новгород

 

На первой встрече с пациентом мы обязательно пытаемся выявить его сексуальную мотивацию. Нас интересует его истинная мотивация, потребность приступить к психотерапии и изменить гомосексуальное поведение на гетеросексуальное.

Мы понимаем потребности (желания), которые могут выступать в качестве мотивационных диспозиций (установки, склонности) к достижению успеха. Мотив к психотерапии можно определить как целевое состояние с представлением о желаемом результате стать гетеросексуальным.

Мы выявляем эту готовность к активности работы с психотерапевтом, предвкушения получения нужного результата, получения удовольствия от достижения результата на всех 3-х этапах психотерапии.

Существует довольно значительная группа гомосексуалов, которая тяготится и сожалеет о собственной судьбе, свою гомосексуальную наклонность они рассматривают как ненормальную, принижающую достоинство человека. Другие, после очередного гомосексуального эксцесса, испытывают отвращение, впадая в депрессию, приводящую к суициду. Скрывая свои переживания даже от самых близких родственников, обеспокоенные своим будущим (одиночество, невозможность иметь полноценную семью, а "не ширму", постоянно испытывать осуждение общества). Они могут постоянно опасаться шантажа и осуждения общества, "страдает сильно чувство самоуважения, чувство собственного достоинства". Попытки добиться одобрения окружающих, наладить межличностные отношения с лицами противоположного пола, как правило, приводили их к неудачам, к депрессии. Чувствуют себя несчастными, неудачниками.

Другие постоянно ведет борьбу с собой, опасаясь выдать и проявить свой гомосексуальный интерес, скрывают свои гомосексуальные переживания даже от самых близких и не хотят жить двойной жизнью, бывают в разной степени обеспокоены своим будущим.

Выявления данных мотивов у конкретного пациента, его потребности начать новую для него гетеросексуальную жизнь прогнозтически говорит о возможной успешной перспективе в психотерапии гомосексуализма и транссексуализма. Наши почти 50-летние наблюдения говорят о стойкости гетеросексуальной жизни (катамнез от 5 до 45 лет).

Если бы психотерапия гомосексуализма не приносила успеха, вряд ли бы такие уважаемые психотерапевты-сексопатологи Август Форель, И.С. Сумбаев, Н.В. Иванов, Милтон Эриксон, В.Мастерс и В. Джонсон, К. Имелинский, Д. Ванкрофт, Т. Биликевич, К. Ален, Д. Биебер, Н. Эллис, К. Фроинд, Р.Климмер, Т. Бастанжиев, Вивьен Касс, Н. Кибрик и др. стали тратить время на сложную долговременную психотерапию.

Визуальные гомосексуальные фиксации и борьба с ними

Пациенту, хорошо овладевшему первыми приемами аутотренинга, когда возникает гомосексуальная фиксация на случайном мужчине, возможно напоминающего чем-то прежнего кумира или мужчину, который был чем-то предпочтителен пациенту в прошлом, рекомендуется быстро вызывать тяжесть или тепло в правой руке и дать себе команду "стоп"! И идет автоматически другое отношение к мужчинам - спокойное, холодное, равнодушное. Проговаривая команду "стоп", он знает, что мысленно эта команда содержит спасительную расширенную команду, только что приведенную выше.

Домашние задания по АТ содержат рекомендации заниматься несколько раз АТ в день и включать в себя мотивированные самовнушения в состоянии глубокой релаксации.

Вначале пациенты этот прием отрабатывали в транспорте, на остановке, на работе. "Рука опущена в карман, так оттянул его, что было впечатление, что у меня в кармане лежит гантель на 5 кг". Далее, эти команды они научились делать и во сне.

Пациенты часто приводили примеры действенности этого приема. "Во сне приснился кумир. Я еду вниз на эскалаторе, а он поднимается вверх. Во сне отдаю команды, рука тяжелая: "Я спокоен". Я проснулся, кулак правой руки был сжат и тяжел.

Пациентам объясняется, что если они в считанные секунды научились вызывать тепло и тяжесть в правой руке, то они могут также сразу:

1) резко переключить свое внимание на правую руку;

2) послать команду–сопротивление, которая так же выполнится, как и первая.

Этот приём таким же образом срабатывает для борьбы со всеми формами неврозов.

На занятиях групп по АТ я всегда говорю примерно такие слова: "Если вы прекрасно овладели 1-й ступенью АТ, то если вы посылали команду: "мои руки горячие", то команда мгновенно выполнялась. Если вы посылали вторую команду: "моя рука тяжелая", то и эта команда мгновенно выполнялась. Поэтому, если вы пошлете мотивированную команду, она тоже мгновенно выполнится, как и первые две самокоманды. Это закон самовнушения. Вы убедитесь, что если после первых команд руки потеплели и отяжелели (Вы это почувствовали), то и третья (ее невозможно взвесить или замерить как температуру) тоже выполнится".

Вы можете программировать свои действия точно так же, как в случае вызывания тепла или тяжести. Эта тема всегда обсуждается на занятиях групп независимо от состава группы (невротики, психосоматики или пациенты гомосексуалы).

Сновидения гомосексуалов

Известно, что сексуальная жизнь человека в сновидениях раскрывается довольно откровенно. Сновидения пациентов, ведущих активную гомосексуальную жизнь, значительно отличаются от сновидений пациентов, которые по тем или иным причинам не отваживаются перейти черту (рубикон) и начать "свободную" гомосексуальную жизнь.

Пациент, имевший гомосексуальные отношения с партнерами, видит в сновидениях очередного своего кумира или тех мужчин, с которыми он еще не начал каких-либо сексуальных отношений, но мечтает начать. Часто сцены сновидений с содержанием гомосексуальных сцен четко отражают особенности гомосексуала, его настоящие взгляды на такого рода отношения в бодрствующем состоянии. В Советское время некоторые гомосексуалы видели для себя омрачающие концовки сновидения, как арест, разоблачения на профсоюзном собрании, или газету с их фотографией и подписью "Педераст".

Так, один наш пациент увидел сновидение, где его осуждали. Сновидение приснилось после открытия выставки Н.С. Хрущевым, где он гневно, сжав кулаки, выкрикивал: "Пидарасы".

Наряду с "радостными" гомосексуальными сновидениями пациенты видели сновидения, где они пытались спрятаться или на "плешке" их хватали милиционеры.

Основными в содержании сновидений являлись не только события в бытовой жизни, но и отрицательное отношение к гомосексуалам в повседневной жизни. Например, пациенту снилось сновидение, в котором он узнал, что, по-видимому, заразился СПИДом. Проснулся весь в поту с мыслью в голове: "Хорошо, что это только сон".

Когда пациент объявлял себе "временный мораторий" на гомосексуальную жизнь, то иногда ему снились сны с элементами гомосексуальных контактов с давно забытыми лицами, но "вновь его обрадовавшими, как будто все было вчера".

Гомосексуалы не имевшие физических контактов с лицами своего пола, видели сновидения, "отражавшие их фантазии и предвкушения". Сновидения значительно различались по содержанию. Чаще всего отражали события их реальной жизни в бодрствующем состоянии.

Так, некоторые такие гомосексуалы могли позволить себе украдкой в пьяной компании, убедившись, что его товарищ по общежитию или сотрудник по работе глубоко пьян, обнимать его, касаться половых органов. В сновидениях снился не завершенный половой акт. Пациент мог видеть, как он наедине остается с объектом его гомосексуального интереса, ведет с ним разговор, который обрывается, что мешает продолжить обоюдные ласки. Проснувшись, как правило, после такого сновидения гомосексуал пытается получить оргазм, предавшись мастурбации с представлением гомосексуальных сцен. Всегда можно сопоставить содержание сновидения гомосексуала в зависимости от его возможностей реализовать гомосексуальные фантазии.

В процессе психотерапии гомосексуализма сновидения отражают особенности их проявлений, свойственные соответствующему периоду предлагаемой психотерапии.

Положительным прогностическим критерием, говорящим о наметившихся результатах лечения, мы можем судить о постепенном исчезновении у пациентов сновидений с гомосексуальной тематикой.

Как правило, сновидения пациента в процессе психотерапии отражали уровень их желаний, отношение к гомосексуальному, новые интересы и потребности, особенности, свойственные конкретному периоду времени, новые ощущениями, новые представлениями по отношению лицам противоположного пола.

В процессе психотерапии совершенно иначе оформляются сновидения, где начинают доминировать лица прекрасного пола. Содержание сновидений начинает меняться, гомосексуальные сновидения или гомосексуальные эпизоды уступают место гетеросексуальным по содержанию и положительному к ним отношению.

Сновидения становятся яркими эмоциональными, гетеросексуальными, соответственно меняется содержание и фон сновидений.

Важно отметить, что на втором этапе психотерапии, - если вдруг снится сон с гомосексуальными элементами, - он начинает восприниматься "неприятным и кошмарным", "как неприятное навязывание". Как мы уже писали, пациент во сне начинает борьбу и применяет во сне же приёмы аутотренига.

На третьем этапе психотерапии у многих пациентов в бодрствующем состоянии возникают мечты о своем скором исполнении желания иметь жену, детей. В этом периоде пациенты начинают видеть сновидения, связанные с этими желаниями. "Абстрактные" дети, но это мои дети, маленькие дети. "Солнечная поляна, вместе с детьми, держа в руке сачок для бабочек, счастливый бегаю на лесной поляне". "Мои помыслы и фантазии о будущем в бодрствующем состоянии рождают приятные сновидения". "Как будто моя жена была беременной, и в сновидениях регулярно были сцены с детьми, сцены в детском саду". "Я веду своего ребенка в школу". Мои сновидения из моего детства причудливым образом переплетаются с настоящим временем, я маленький ребенок с детьми и, в то же время, я отец и это мои дети". "После каждого такого сновидения просыпаюсь радостным и счастливым".

Такие сновидения для нас являются важным прогностическим признаком успешно проведенной психотерапии с пациентом.

Контролирование сновидений

Как мы уже говорили, уже на первом этапе психотерапии пациенты учатся контролировать возможные гомосексуальные эпизоды в сновидении. По нашему мнению, это в первую очередь зависит от его внутренней потребности не иметь таких сновидений. Высокая потребность является гарантией, что сновидения не повторятся. Это так же служат упорные занятия АТ с произнесением мотивированных самокоманд, а также мотивированных внушений в момент гипнотического транса и весь комплекс психотерапевтических мероприятий.

Каждый раз, когда пациент сообщает о том, что даже если ему начинает сниться "не нужный" эпизод, он тормозит его, используя отяжеление или онемение правой или левой руки с произнесением мотивированной команды самовнушения прямо во сне.

Мы всячески поддерживаем пациента, подчеркивая, что очень хорошо, что он гордится тем, как он самостоятельно справляется со своей проблемой, что именно он сам поставил неумолимого часового, который контролирует ситуацию во сне.

Содержание зрительных сексуальных эпизодов у каждого гомосексуала, как правило, определяло конкретные особенности этого гомосексуала, и, как правило, соответствовало тем конкретным вариантам, которые имели значение для данного пациента в состоянии бодрствования.

Особый интерес представляет факт, что в большинстве гомосексуальных сновидений пациент не достигал желаемого оргазма, даже если ему снился "кумир" его повседневных фантазий.

Часто в сюжете сновидений может отражаться ситуация, способствующая возникновению гомосексуальных переживаний, но уже с неприятным отталкивающим содержанием и оценкой сна, который рассматривается пациентом как шаг назад в проводимой психотерапии: "Я оценивал этот сон со стороны с совершенно новых для меня позиций – гетеросексуальных".

Управление сновидениями

По мере погружения пациента в СПВ содержание гомосексуальных сновидений, частота гомосексуальных сновидений постепенно, а у некоторых пациентов сразу - изменяется.

Есть два варианта подхода.

I-й вариант. В случаях, если даже еще эпизодически появляются фрагменты гомосексуальных снов, мы сразу начинаем обучать пациента программировать сновидения гетеросексуального содержания.

II вариант. Мы добиваемся сначала полного исчезновения даже гомосексуальных фрагментов в сновидениях, и только потом идет программирование гетеросексуальных сновидений.

Вначале мы обучаем всех пациентов еще в начале I-го этапа психотерапии, обучаем довольно простым приемам изменять вдруг приснившееся гомосексуальное сновидение. Оказывается, во сне пациент это может сделать очень просто.

Первые упражнения он проделывает в гипнотическом состоянии. Пациенту внушается конкретная реальная жизненная ситуация. Например: пациент едет вниз на эскалаторе и вдруг в пальто снизу справа на поднимающемся эскалаторе едет одетый в плащ его бывший кумир или обычный объект его пристального внимания. Первым уже приходит в голову это сон – плохой сон. Второе – ты можешь сделать все с этим сном, чего пожелаешь. Пациент резко увеличивает скорость поднимающего эскалатора и кумир проносится вверх так, что черты еще его невозможно разглядеть, он уносится вдаль за спину пациента.

На сеансе гипноза повторяет мысли и произведенные действия с приснившимся персонажем. Далее идет внушение – это плохой сон и второе – объясняются действия пациента, так в гипнозе задачей конкретной обстановки встречи (эскалатор, поле, лес, кладбище, транспорт), то следуют вначале находки психотерапевта, а уж потом на группу пациенты приносят свои способы изменения и управления сновидениями.

Мы запрещаем пациентам на I и II этапе психотерапии посещать пляжи, бани и сауны, места, где можно наблюдать обнаженных мужчин, балет, спортивные мужские соревнования, в первую очередь, борцов, гимнастов, легкоатлетов.

По сновидению, которое снится нашему пациенту, относительно точно можно определить его уровень перестройки гомосексуального на гетеросексуальное. По этому сновидению можно определить его результаты работы с психотерапевтом и дать возможный прогноз, как он продвигается по намеченному пути и решает свои надлежащие стратегические задачи, вплоть до предположительного срока окончания психотерапии.

На III этапе психотерапии появляются гетеросексуальные сновидения. С появлением видеомагнитофонов их можно программировать. Здесь возможны варианты

Вариант № 1

Пациент погружается в гипнотический транс, далее следует команда открыть глаза, он смотрит один эротический видеосюжет 2-3 минуты, далее пациент закрывает глаза и гипнотический сеанс по возможности продолжается. Следует прямо гипнотическое внушение, что он должен увидеть просмотренный сюжет. Можно еще раз пересказать сюжет и подчеркнуть, что его восприятие просмотренного видеоматериала поможет ему более ярко представить данную сцену.

Психотерапевт вербализирует увиденные сцены видеоматериала.

Вариант № 2

Пациент просматривает целиком весь видеофильм. Выбирает по желанию более для него волнительный и интересный. Далее психотерапевт углубляет гипнотический сеанс и предлагает пациенту поучаствовать в более для него интересной сцене, как режиссер участник и зритель выбранного сюжета.

Вариант № 3.

Вначале занятия пациент или группа пациентов просматривает видеофильм. Далее психотерапевт обсуждает с пациентом или с группой пациентов просмотренный видеофильм. Пациент или группа пациентов сообщают об особо интересных для них сюжетах. Психотерапевт задает вопросы по просмотренному видеофильму. Дает свои оценки, обращает внимание, по его мнению, на особенность сюжета, героинь фильма, отмечает их сексапильность, сравнивает между собой по выразительности роли, их эстетическую и эротическую привлекательность.

Внимательно выслушивая суждения пациента или пациентов, он обращает внимание на совпадение или несовпадение взглядов по фильму и на рассуждения пациентов. Возможно, они приходят к общему мнению, но в то же время соглашаются или не соглашается с точками зрения. Ведь каждое психотерапевтическое занятие – это творческий процесс, в котором принимает участие пациент или пациенты и, конечно, психотерапевт.

Можно провести все занятия, комбинируя вместе или в отдельности предложенные вначале варианты.

Во время группового занятия пациент смотрит весь фильм, а потом каждый может избрать для себя более интересные сюжеты. Психотерапевт затем углубляет гипнотический транс и говорит о том, что "с каждым днем с каждым занятием яркость эротического восприятия усиливается у всех".

Перед выходом из гипнотического состояния звучит гипнотическое внушение, что используемые сюжеты могут легко всплыть перед глазами во время занятия АТ с образной тренировкой.

После выхода из гипнотического состояния лучше всего проводить обсуждение просматриваемого материала. Каждый пациент рассказывает, что он особенно заинтересованно запоминал, что будет использовано им в домашних заданиях. Что не получилось. Следует групповая дискуссия, – кто использовал и какие именно приемы?

Танцевальная терапия

Танцевальную терапию мы используем при работе с гомосексуалами, у которых в разной степени имеются эмоциональные расстройства, нарушения межличностного общения с лицами прекрасного пола.

В комплексе с другими психотерапевтическими методами мы стремимся развить у пациентов надлежащие взаимодействия, пробудить и развить гетеросексуальные эмоции наряду с развитием навыков общения, обретения чувства уверенности с лицами прекрасного пола, развитие чувств душевной гармонии, дальнейшего совершенствования личностных качеств, таких как выразительность движений, подвижность. Это не только приятное развлечение, но и физическое, эмоциональное развитие, умение выглядеть привлекательным.

Мы стремимся, чтобы наши пациенты творчески расширяли свои возможности в физическом и речевом совершенствовании. Для наших пациентов это практически творческий социальный тренинг.

Немаловажную роль сыграл наш пациент, который по роду своей службы вел такие курсы в одном из дворцов культуры города. Обычно наши пациенты посещали по несколько раз курсы бальных танцев. Они не только обучились бальным танцам, но каждый раз, приходя на открытие нового цикла танцев, выдавали себя за новичков и удивляли своих партнерш быстрому овладению искусства танца. Среди других новичков девушки отдавали предпочтение "талантливым" новичкам-партнерам, что помогло нашим пациентам отобрать наиболее привлекательных девушек.

А так как когда руководитель курсов был "свой человек", то он всегда ставил в пары нашим пациентам девушек, которых выбрали на предварительном собрании эти "талантливые новички".

Сексуальные сновидения появляются особенно интенсивно после посещения очередного занятия курсов бального танца, где пациент невольно имеет телесный контакт с девушками во время разучивания танцев особенно танго. Все они отмечали, что когда после занятия кружка удавалось собраться в более уединенной веселой компании с девушками у кого-либо на квартире, тогда закреплялись навыки медленного танго после приема символических доз алкоголя, романтического полумрака в комнате, то даже приходилось сдерживать более откровенные отношения с девушками.

Обычно психотерапевт сам как частное лицо присутствует на занятиях по обучению бальных танцев, может воочию знать весь коллектив школы бальных танцев. Обсуждение поведения общения пациентов с девушками служит важным моментом по развитию у пациентов межличностных, гетеросексуальных отношений на II и III этапах психотерапии.

На индивидуальном собеседовании после групповых занятий каждый пациент может сообщить о особо интимных своих переживаниях во время группового гипнотического сеанса, и не только о своих откровенных гетеросексуальных ощущениях, но даже о возможной поллюции во время сеанса или после сеанса, о наличии эрекции, но особого внимания заслуживает занятие, когда пациент или пациенты обсуждают своих партнерш по танцам, а также отдельных девушек из школы бальных танцев.

По воспоминанию моей матери Галины Владимировны, профессор Михаил Павлович Кутанин погружал в гипноз целую аудиторию студентов, воспроизводя наводнение. Он смотрел в окно на улицу и комментировал события: "Волга вышла из берегов, она плещется у самого причала, вода медленно поднимается выше и выше, медленно и выше, выше, медленно"... Он доходил до того, что "вода вливается в зал". Тогда студенты вставали на стулья, а "вода поднималась все выше и выше", как у Дюка в "Ученике городов". Некоторые студенты обреченно оставались сидеть на стульях. Другие лезли на сцену, со страхом озираясь по сторонам. Далее звучал его громкий голос: "Вода отступает". Шел счет. Студенты пробуждались. Я думаю, он использовал "обратную" формулу внушения: пациенты в гипнотическом трансе не спускались все ниже и ниже, а поднимались, студенты были свидетелями катастрофы. Водная стихия наступала на них.

Во время гипнотического транса по требованию психотерапевта пациент-гомосексуал открывал глаза и с открытыми глазами "смотрел эротический фильм" в своём воображении так же, как студенты "смотрели фильм" с разливающейся Волгой. Практика показала, что первое время в таких "видеофильмах" не было, как правило, лиц мужского пола.

Мы использовали также следующие приемы для стимулирования гетеросексуальных отношений: показав определенную эротическую видеокассету, мы требовали закрыть глаза, углубляли по возможности гипнотический сеанс, а потом предлагали вспомнить эротические сцены просмотренного фильма так, чтобы наш пациент увидел себя действующим лицом в сценах с девушками. Чтобы он заново пережил прекрасное эротическое чувство. Перед выводом из гипнотического транса пациенту говорится, что эротических сцены им воспринимаются с особенно возрастающей яркостью.

Цели предлагаемого комплексного курса психотерапии гомосексуализма.

Если сказать коротко, гомосексуал в результате психотерапии превращается в гетеросексуала. Это, несомненно, связано с вопросом о цели жизни.

Существует понятие "Личностный рост" или самоактуализация (Maslow 1956). Зиг Зиглер зовет к вершине, К.Роджерс предлагает свои термины самореализации, самосовершенствования или понятие "полностью функционирующая личность".

Маслоу (Maslow 1956) заметил, что люди реализуют себя и делают все возможное на что они способны (полностью используют свой талант, свои возможности, свои способности) и когда это происходит, то такая личность является самоактуализированной. Да, люди в полной мере реализуют свои возможности.

В самоактуализации Маслоу видел целый набор неких особенностей характера общих для всех людей, что ведет к стандартному поведению. Гомосексуализм, - как бы мы не пытались говорить, что это какой-то вариант нормы, или это человек с нетрадиционной ориентацией, человек с нестандартным сексуальным поведением, - никак не укладывается в понятие особенностей характера, общих для всех людей. Ну, нет, как бы мы не говорили об этом с позиций современного гуманизма.

Психологи, социологи, психотерапевты иной раз стремятся образно представить личность человека, которая имеет сотни граней. Выделяют несколько граней жизни человека: личную, семейную, деловую. Говорится, что имеются непосредственные связи между этими главными гранями.

Личная жизнь, несомненно, связана с достижениями на работе, рабочая карьера воздействует на отношения в семье человека, что в свою очередь влияет на другие стороны нашей жизни.

Личностный рост – неотделимо связан с интеллектуальным ростом, физическим и эмоциональным здоровьем, в том числе и сексуальным: всё взаимосвязано, всё неотделимо друг от друга. Хотим мы или не хотим, мы стремимся к гармонической сбалансированности, и также - эти названные основные грани личности могут влиять даже на наше финансовое положение.

Мы часто себя спрашиваем, кто такой счастливый человек? Это человек, у которого соматическое, психическое, сексуальное здоровье, у которого интересная творческая работа и, наконец, он любит и его любят. Уберите хотя бы один компонент. Например, он болен какой-то хронической болезнью, а все остальное у него прекрасно. Такого человека трудно назвать полностью счастливым человеком, пусть даже героически он переносит свою болезнь.

Гомосексуалы живут в обществе, они причастны к людям, с которыми общаются, работают. Они все очень разные. Даже если они не нуждаются в других людях, и своё гомосексуальное поведение рассматривают со своих нетрадиционных позиций, даже если они готовы бороться за свои права, свободы, - они наивно ищут позитивного отношения к себе современного общества. В то же время среди них есть индивидуумы, которые не согласны с этой позицией, это те гомосексуалы, которые ищут путь к гетеросексуальному общению с женщинами и позитивного отношения к себе.

Гомосексуал, решивший начать для себя новую гетеросексуальную жизнь,тем самым становится на путь самоактуализации и личностного роста. Пациент ставит своей целью не только устранение гомосексуального, но и стремится к достижению психического здоровья в целом.

Здесь совпадают две составляющие личностного роста, устраняется давно возникший конфликт между внутриличностным переживанием и идет дальнейшее развитие всей личности в обществе гетеросексуальных людей.

Считается, что ни пациент, ни психотерапевт не выбирают цели, к которой должен двигаться пациент. Эта цель дана, она присуща пациенту как живому организму. Сама природа пациента заключается в склонности к актуализации, в которой К. Роджерс относил тенденцию к росту, развитию, реализации своего потенциала, стремлением стать тем, кем можешь стать, то есть самоактуализироваться.

Гомосексуал так не думает, когда приходит с желанием только сменить гомосексуальную ориентацию на гетеросексуальную. Со стороны это выглядит как ближайшая промежуточная цель, часто он просто мечтает построить хорошие супружеские и семейные гетеросексуальные отношения, и дальнейшие цели намечаются пациентом во время прохождения курса психотерапии, а возможно после проведения этого курса.

В процессе психотерапии пациент неизбежно приступает к самоисследованию. Пациент честно, открыто, искренне стремится выражать свои мысли, чувства, проблемы.

Надо сказать, что в отличие от пациентов-невротиков, гомосексуал на первой встрече довольно четко излагает свои планы и желания пройти курс психотерапии, демонстрируя готовность к исповеди.

Самосознание со стремлением найти ответ, как будет протекать его жизнь в будущем, - если он останется гомосексуалом, - становится доминирующей темой переживаний пациента. Многие пациенты не могли раскрыться даже самым близким или родным.

Большинство из них всячески скрывали и не могли раскрыться, они не позволяли кому-либо войти в свой мир и, не ожидая какого-либо сопереживания, они просто не могли искренне понять меня, и я знал, как они отзывались о педиках.

Примером может служить ряд высказываний наших пациентов:

1) Я пришел к выводу – так жить нельзя!

2) Думал о самоубийстве, было несколько незавершенных попыток покончить с жизнью.

3) Я оказался в тупиковой ситуации, которую следует разрешить.

***

Синдром "Трёх Обезьянок"

Как в жизни всё переплетается, и конец одной ниточки становится началом другой, так и в журналистике – одна тема влечёт за собой другую. Эта – взяла своё начало в августе 1987, когда в "Комсомольской правде" была опубликована статья под незатейливым, но вполне конкретным названием "СПИД". В то время об этой страшной болезни – применительно к нашей стране – только начинали говорить, и вполне естественно, что большой материал на эту запретную доселе тему, опубликованный 18-миллионным тиражом, вызвал огромное количество откликов. Откликнулись и те, кого мы сейчас привычно уже называем "группой риска": проститутки, наркоманы и, конечно же, гомосексуалисты.

"Будем знакомы: меня зовут Володя Д. (сразу хочу заметить, что автор письма не побоялся назвать не только свою фамилию, но и точный почтовый адрес, которые здесь не приводятся по понятным причинам. – А.Н.). Мне 27 лет, и, самое главное, я – гомосексуалист, а значит, по-вашему, существо из "повышенной группы риска". Я никогда бы вам не написал, но меня довела до белого каления ваша статья. Она меня просто взбесила. Меня очень долго отговаривали писать это письмо, говорили, что оно ничего не изменит и что я очень дорого могу поплатиться за эту дерзость. А я и не собираюсь ничего менять, я просто хочу, чтобы население всё поняло беспристрастно. А то ваша статья была расценена нашим кругом как крайне реакционная, как толчок кампании по борьбе с гомосексуализмом. Иначе как расценить слова, сказанные В.И. Покровским, академиком, президентом Академии меднаук, учёным с мировым именем, - о том, что заниматься проблемой СПИДа должны органы внутренних дел, органы юстиции, Советы народных депутатов? Вам не кажется, что это уж слишком?

Нас и так отовсюду гонят, преследуют. Нам и без СПИДа органы внутренних дел не дают жить, у нас и безо всяких запугиваний существует статья в Уголовном кодексе под номером 121, в которой говорится о том, что если двое мужчин никому никогда не причиняли и не причиняют ни зла, ни вреда (то есть никого не убивают, не насилуют, не грабят), а просто живут вместе и любят друг друга, то их нужно наказать. А это значит – посадить за решётку на срок не менее трёх лет, хотя теперь, наверное, срок будет больше.

Но всё равно, это очень подло с вашей стороны, господа из юстиции и органов внутренних дел. Гомосексуалистом я являюсь уже 15 лет, при этом меня никто не совращал, и в свои 12 лет я этого хотел сам. За гомосексуализм меня выгнали из комсомола (я, как дурачок, плакал), за гомосексуализм меня судили (я год и шесть месяцев провёл в тюрьме и "на химии"). Там я научился ненавидеть наши правоохранительные органы, которые, по-моему, и созданы специально для того, чтобы унижать, оскорблять, уничтожать… После вашей ужасной статьи, я уверен, увеличится число самоубийств, и если я заболею СПИДом, то уж простите, но лечиться не пойду, а постараюсь в качестве мести за те полтора года заразить как можно больше всех вас – честных и морально устойчивых. Буду мстить за все моральные унижения, вытерпленные от органов нашего правосудия и от нашей советской милиции, которая охраняет убийц и преследует гомосексуалистов…

Мне нечего больше сказать глухой стене. Добавлю только одно: гомосексуалисты тоже люди и имеют такое же право на жизнь, как и все остальные. Хоть это постарайтесь понять".

Надеюсь, я не утомлю читателя, если приведу ещё одно письмо – более короткое, но не менее отчаянное.

"Меня очень беспокоят появившиеся публикации о СПИДе. Это, конечно, хорошо, что вы предупреждаете об этой угрозе, но ни одного слова о том, куда можно обратиться людям из "группы риска" - я имею в виду проституток, наркоманов, гомосексуалистов. Я тоже из этой группы и очень хотел бы избавиться от своей дурной привычки. Но не знаю, где можно вылечиться анонимно.

Я молод, красив, и тем отчаяннее моё положение. В институте девушки предлагают мне свою дружбу, а я обхожу их за версту. Несколько раз пытался покончить с собой, но всё время кто-то мешал. Действительно, не можете же вы не замечать эту проблему: общественные туалеты заполнены гомосексуалистами, в автобусах творится то же самое – так и норовят обтереться. Я сам, правда, до этого ещё не дошёл и не дойду, скорее всего – покончу с собой. А ведь многие бы с удовольствием обратились бы к врачу – но только если знать, что это будет анонимно и даст какой-то результат. Ведь я даже и не знаю, излечимо это или нет. Уважаемая редакция, если вы не побоитесь опубликовать честное интервью со специалистом на эту тему, то вернёте к жизни многих, таких, как я".

Не правда ли, страшные человеческие документы? В них исковерканные судьбы, отягощенная комплексами психика, бравада и угрозы, в которые не хочется верить, потому что за ними проглядывает жажда жизни… и в то же время – отчаяние, страх перед будущим, беспомощность. Очень важно и то, что письма эти поднимают ещё одну новую для нашего общества проблему, заставляют взглянуть на давно, казалось бы, установившийся порядок вещей другими глазами: а справедлив ли этот порядок, или, может быть, есть возможность, вмешавшись в него, сделать наше общество гуманнее, цивилизованнее, что ли?

В течение многих десятилетий проблемы гомосексуализма для советского общества не существовало. Идеологи догматизма, специалисты в области "закрывания глаз" на всё и вся сочли, что общество бурных и продолжительных аплодисментов не должно брать в светлое будущее "эту мерзость".

Конечно, мало кто верил декларативным заявлениям относительно того, что "наше общество давно избавилось от таких безнравственных явлений, как…". Хотя бы потому, что москвичи и гости столицы воочию видели "живых" проституток, толпящихся возле гостиниц и вокзалов, прекрасно знали о наркологических диспансерах, сталкивались и с гомосексуалистами. Тем более что в нашем уголовном законодательстве закреплены статьи, предусматривающие наказание за наркоманию и гомосексуализм. Поэтому окончательно уподобиться трём китайским обезьянкам, заткнувшим глаза, уши и рот, было нельзя.

Однако если всё это признавалось на официальном уровне, то только как единичные случаи "морального уродства", пришедшие к нам, разумеется, с Запада. Неудивительно, ведь Большая Советская Энциклопедия 50-х годов определяет гомосексуализм как "выражение морального разложения правящих классов" в буржуазных странах и констатирует, что "в советском обществе с его здоровой нравственностью гомосексуализм, как половое извращение, считается позорным и преступным".

Таким образом, по отношению к гомосексуализму годами, десятилетиями формировалось весьма определённое общественное отношение – создавался стереотип чего-то омерзительного, совершенно неприемлемого, преступного, а сами гомосексуалисты представлялись в сознании окружающих какими-то скотами, подонками рода человеческого. Я наглядно убедился в этом, когда читал почту, пришедшую на статью "СПИД". Подавляющее большинство авторов категорически требовало для этих представителей "группы риска" самых суровых наказаний – от "ссылки на Северный полюс" до расстрела – "чтоб неповадно было СПИД разносить!".

Оказавшись наиболее доступной жертвой для этого страшного заболевания, гомосексуалисты в одночасье превратились в козлов отпущения и главных виновников распространения СПИДа в СССР. Не вдаваясь в долгие рассуждения, хочу только сказать, что это не так: хотя первым СПИД в СССР привёз именно гомосексуалист, то сейчас, как говорит статистика, основными его распространителями у нас в стране являются женщины, вступающие в интимные контакты с иностранцами.

Однако что же такое гомосексуализм сам по себе – преступление, болезнь, пагубная привычка, следствие неправильного воспитания?

Гомосексуализм, как, впрочем, и "первая древнейшая профессия" - проституция, - известен с незапамятных времён. Достаточно вспомнить библейские Содом и Гоморру, испепелённые "Божьим промыслом" за то, что погрязли в грехе. Причём отношение к этому явлению во все времена и у всех народов было разным и по-разному складывалось – под давлением религиозных убеждений, культурных традиций, географических и политических особенностей.

В России отношение к гомосексуализму (в статье речь идёт о добровольном "взрослом" гомосексуализме – без растления, насилия и прочей преступной атрибутики) было достаточно нейтральным вплоть до петровских времён. Именно Пётр Первый одним из своих артикулов возвёл это явление в ранг наказуемых деяний.

Так продолжалось до 1917 года – революция расставила новые акценты в привычном укладе жизни. Новое общество провозглашало новую мораль и, естественно, требовало новых законов. Формировался вообще совершенно иной, нежели прежде, подход к таким понятиям, как преступление и наказание.

В залах судебных заседаний даже появился лозунг: "Задача пролетарского суда – не мстить преступнику, а лечить его". О том же писал в 1918 году и Л. Саврасов, ставший позже комиссаром карательного отдела Наркомюста: "Мы призовём на помощь медицину, психиатрию, педагогику для выработки рациональных методов в этом деле".

Это были не только лозунги, это была политика, которая подкреплялась конкретными шагами. Другое дело – что только родившийся общественный строй ожесточённо боролся за своё выживание, и в непрерывной войне нелегко было ежечасно придерживаться принципов гуманизма. Однако и в самые тяжелые времена основоположники нашего государства стремились сделать всё, чтобы максимально гуманизировать и само государство, и его Фемиду. Одним из проявлений этого явилась отмена уголовной ответственности – УК РСФСР 1922 и 1926 годов не предусматривал наказание за гомосексуализм. Юристы того времени справедливо указывали на то, что это решение наглядно свидетельствует о терпимости, демократизме и гуманности нового строя.

Однако так продолжалось недолго. Времена снова изменились. И вот 17 декабря 1933 года общесоюзным законом была вновь введена уголовная ответственность за гомосексуализм. Существует несколько версий того, как и почему это случилось, но все они сходятся на том, что сделано это было по личному приказанию Сталина. Как бы там ни было, результат нам известен – это действующая и поныне статья 121 УПК РСФСР, которая предусматривает лишение свободы на срок от трёх до восьми лет.

А что думают на этот счёт сегодняшние юристы? С этим вопросом я обратился к доктору юридических наук, профессору А.Н. Игнатову.

- Большинство авторов, которые пишут на эту тему, - сказал он, - приходят к выводу, что ответственность за гомосексуализм нецелесообразна. Почему? Во-первых, если это патология, то наказывать за болезнь вообще нельзя. Во-вторых, здесь отсутствует общественная опасность. И вообще опровергаются все основные доводы сторонников уголовной ответственности за гомосексуализм. Какие именно? То, что он ведёт к снижению мужественности нации. Но пример Спарты свидетельствует об обратном. Другим следствием является якобы снижение рождаемости. Статистика не подтверждает и этот довод. Дальше утверждается, что это ведёт к деградации личности. Однако мы знаем многих великих людей-гомосексуалистов – Чайковский, Леонардо да Винчи и так далее, творчество которых опровергает данное утверждение.

У нашей юриспруденции есть общий принцип – охрана прав, здоровья и собственности всех членов общества – и мужчин, и женщин.

При этом существуют преступления, которые, конечно же, должны караться законом. Так, развращение несовершеннолетних – будь это мальчик или девочка – и вовлечении их в гомосексуальные или гетеросексуальные связи, организация притонов разврата в любом их виде, публичное оскорбление общественной нравственности влекут ответственность. Всё это само собой разумеется. Но добровольные гомосексуальные связи взрослых людей – кому они мешают? Они же это делают не публично, не демонстративно, а мы стараемся подглядывать в замочную скважину и, увидев, что они не такие, как все, привлекаем их к уголовной ответственности. Это, так сказать, нравственная сторона проблемы.

А теперь – её юридический аспект. Допустим, мы привешиваем человеку ярлык гомосексуалиста и отправляем его в исправительно-трудовую колонию, которая, кстати, ещё ни одного гомосексуалиста не исправила. Это значит, что мы отдаём его на потребу той мужской компании, которая в течение многих лет лишена нормальной возможности удовлетворить сексуальные потребности. Ведь в местах лишения свободы даже нормальных людей насилуют, а уж этих-то – тем более. Потом начинается травля, которая вызывает ответную реакцию, и так далее. Что же делать: собирать их вместе? Тогда это будет государственный притон гомосексуализма. Так что, как видите, даже в плане применения такого наказания мы сталкиваемся с очень большими трудностями.

А главное, целесообразно ли такое наказание, можно ли исправить человека, если у него значительно нарушена сексуальная сфера? Это ведь связано с психикой, с нервной системой, и наказанием тут ничего не сделаешь. Тем более, что во многих случаях у человека существует органическое отвращение к связям с лицами другого пола. Мы ломаем его, заставляем совершать над собой насилие. Существует чисто обывательское представление, что если отменить статью 121 Уголовного кодекса, чуть ли не все сразу начнут заниматься гомосексуализмом! Глупость! На человека, у которого нет этой склонности, не влияет, существует ли за неё уголовная ответственность или нет. Но наличие ответственности не влияет и на того, у кого эта склонность есть. Ответственность здесь мало что даёт – она не сокращает и не ликвидирует гомосексуализм. Ведь сексуальные потребности, что ни говори, одни из самых сильных и идут сразу после таких, как жажда, голод, потребность в сне.

Наоборот, преследования могут только навредить, они создают порочный круг. Например, некоторые гомосексуалисты вполне поддаются коррекции, но сейчас они ни за что не пойдут к врачу, потому что существует статья в Уголовном кодексе и реальная возможность того, что из кабинета врача они прямиком последуют в тюремную камеру. То же – и с угрозой СПИДа. Одно дело – прийти и анонимно обследоваться, и другое – просить о лечении, будучи вынужденным признать, что ты – гомосексуалист. Вдобавок к уголовной ответственности они чувствуют еще и отношение со стороны общества, ощущают себя отверженными. Вот из-за этого мне и представляется, что на современном этапе от уголовного преследования гомосексуализма нужно отказаться…

А как же обстоят дела в других странах? Как рассказал А.Н. Игнатов, в 1964 году в Гааге состоялся международный конгресс уголовного права, в рамках которого работала и секция по проблемам сексуальной преступности. По окончании работы конгресс принял резолюцию о том, чтобы обратиться к правительствам стран с просьбой отменить уголовную ответственность за гомосексуализм, разумеется, за исключением случаев насилия, растления несовершеннолетних и тому подобного. Навстречу этому призыву пошли правительства многих стран: Англии, ФРГ, ГДР, Болгарии… Да и вообще практика уголовного преследования за добровольные гомосексуальные связи пересматривается сейчас по всему миру. Мне приходилось слышать, что и советское уголовное законодательство собирается освободиться от пресловутой 121-й статьи. Однако тут есть свои сложности.

- Будет изъята эта статья или нет, сказать пока трудно, - говорит А.Н. Игнатов. – По крайней мере, в соответствующий раздел нового Уголовного кодекса эта статья не включена в том виде, в каком она существует сейчас. С этим согласилась рабочая комиссия, но это пока проект. Он будет вынесен на обсуждение, потом будет проходить инстанции… Раньше ведь бывало такое, что человек, не юрист, но занимающий высокий пост, в самый последний момент говорил: "А это что такое? Давайте-ка это вычеркнем!" Или наоборот – добавим. И всё. Продуманный, тщательно обоснованный проект резко менялся. Надеюсь, что сейчас такого не произойдёт. Но предсказывать всё равно не буду, потому что есть у этой идеи и противники – некоторые весьма авторитетные юристы относятся к её решению чисто обывательски. Я лично считаю, что гомосексуализм – проблема не юридическая. Конечно, это нежелательное явление, поэтому необходимы меры, направленные на то, чтобы его ограничить. Но это должны быть меры не уголовно-правового, а медико-социально-педагогического характера, ибо проблема, о которой мы говорим, - комплексная, многоаспектная.

Эти словами закончился разговор с учёным-юристом А.Н. Игнатовым. С них же началась другая беседа – с медиками: доктором медицинских наук, профессором А.И. Белкиным и заведующим Московским нейроэндокринологическим центром Л.Г. Герциком – о том, что же думает о проблеме наша медицина, насколько она готова взяться за её решение и собирается ли она вообще заниматься этим.

Как оказалось, интерес к проблеме гомосексуализма находится в последнее время на очень высокой отметке. Нетрудно понять, что это напрямую связано с угрозой распространения СПИДа. Однако, по мнению Герцика, в этом аспекте страшен не только сам гомосексуализм, сколько так называемая гиперсексуальность гомосексуалистов, которые, как показывают исследования, значительно более эротичны, нежели все остальные люди.

Кроме того (и это тоже весьма опасно), среди гомосексуалистов очень широко распространены анонимные связи, когда партнёры даже не знают имён друг друга. В этой среде не принято отказывать – это психология закрытых групп. Для гомосексуалиста, говорит Л.Г. Герцик, как и для любого другого человека, принадлежащего к какому-нибудь неформальному объединению, которое значительно отличается от остальной среды, реально существует проблема общения. И для многих из них эта самая гиперсексуальность является навязанной – это как бы плата за принадлежность к своей социальной группе, которой они очень дорожат. Очевидно, это – результат враждебности, которую они ощущают со стороны общества, стремления уйти от одиночества и чувства неполноценности.

И в этом смысле уголовная ответственность за гомосексуализм приносит только вред. Она запугивает гомосексуалов, озлобляет их, загоняет их в подполье вместе с множеством проблем, которые требуют разрешения. Взять хотя бы проблему сифилиса. Они боятся идти к врачу даже в этом, экстраординарном случае. Как говорит профессор Белкин, гомосексуалист скорее пойдет к какому-нибудь частнику или – того хуже – к халтурщику. В результате сифилис не излечивается, и его распространение продолжается. А за это тоже полагается тюремный срок. Значит – уже двойная уголовная ответственность. Возникает порочный круг. Где искать выход из него?

- Гомосексуалы – это сложная категория населения, - считает А.И. Белкин. – Есть люди, безусловно, больные, которые нуждаются в лечении и хотят лечиться. Есть группа, которая не хочет лечиться и не пойдёт к врачу, - их большинство. Что ж, пожалуйста, никто их насильно лечить не собирается, общество просто должно выработать более терпимую позицию по отношению к этой группе.

- У меня лично не вызывает никакого протеста возможность создания гомосексуальной семьи, - сказал Л.Г. Герцик. – Общество от этого не пострадает, хотя я понимаю, что сейчас моя мысль будет воспринята в штыки, как крамола. Потому что против этих людей в общественном сознании существует масса социальных комплексов, предубеждений, которые с возникновением и распространением СПИДа будут только углубляться. Для средств массовой информации здесь ещё масса работы – нужно выработать правильное к этому отношение. В принципе человек, наверное, имеет право решать, что ему больше нравится. И вообще, чем терпимее будет общество, тем меньше оно будет иметь проблем – это совершенно очевидно. Впрочем, не подумайте, что я призываю убеждать общество: "Любите гомосексуалистов!" Нет, просто нужна терпимость, а она-то как раз отсутствует…

- Есть много возможностей проявления гомосексуализма, - подчеркнул А.И. Белкин. – Существуют, например, люди, у которых гомосексуализм носит латентный, то есть скрытый характер и может проявиться только в определённых условиях, скажем, в результате долгого пребывания в чисто мужском коллективе.

Нельзя сбрасывать со счётов и факторы биологического порядка. В развитии мозга есть какой-то период, когда загрязнение окружающей среды, гормональное воздействие могут повлиять на него и изменить его поведение, в частности, психосексуальную ориентацию.

Кроме того, в жизни существует огромное количество так называемых бисексуалов, которые имеют и гомосексуальную, и гетеросексуальную направленность. Они могут стать гомосексуалистами, а могу и не стать ими – в зависимости от лечения, от воспитания и многих других социальных моментов. И мы должны в первую очередь заняться профилактикой именно этой группы. Начинать нужно со школы, с периода полового созревания, даже до этого периода. Потому что именно общество, как мне кажется, несёт большую долю ответственности за возникновение гомосексуализма.

Во все времена и у всех народов было посвящение в мужчину и посвящение в женщину. Даже у древних папуасов была разная одежда для мужчин и для женщин. А в современном обществе в какой-то момент всё смешалось. Стирание психологических граней между мужчиной и женщиной начинается ещё с детских лет. Если у вас есть дочка, попробуйте надеть на неё джинсы и повесить кобуру с игрушечным пистолетом – она мгновенно изменит своё поведение. Или мальчик – отпустите ему длинные волосы, оденьте его соответственно… Родители счастливы: "Ой, наш Коля такой женственный, такой нежный!" Или, например, мать мечтает, чтобы её дочь могла за себя постоять, и приучает её к мужским повадкам. А если у девочки есть лесбиянские тенденции, что из неё получится?

Я против стирания психологических граней. Это не значит, что женщина не может быть премьер-министром – ради Бога. Но она не должна быть в своём поведении мужеподобна, а мужчина – женоподобен. Именно поэтому – не говоря уже об эстетических соображениях – я отношусь крайне негативно к таким вещам, как женский футбол, женское дзюдо, женский культуризм и так далее. Общество не может быть бесполым, и в этом заключается социальный аспект проблемы…

- Может быть, это объясняется и тем, что в течение долгого времени в нашем обществе существовала тенденция к созданию уравниловки во всех отношениях, "винтичной" психологии, своеобразной социальной казармы?

- Да, конечно, - подтвердил А.И. Белкин. – А кроме того, будучи пуританами, мы закрывали глаза на проблему гомосексуализма, загоняли её вглубь, замазывали. Врачам не разрешалось ею заниматься даже тогда, когда речь шла о проблеме сифилиса. Все попытки исследований, все идеи оставались в рамках узкого круга учёных. Назвать слово "гомосексуалист" в печати? Да вы смеётесь!

- Однако сейчас обстановка начинает меняться, признаком чего является хотя бы это наше с вами интервью. Может быть, теперь – самое время подумать о том, как наладить лечение гомосексуалистов, по крайней мере, той их части, которая хочет этого и имеет шансы вылечиться? Неужели у советской медицины нет вообще никакого опыта в этой области?

- Отчего же! В 20-е годы гомосексуалистов лечили, и хорошо. В конце 40-х годов ими очень успешно занимался профессор И.С. Сумбаев в Иркутске, хороших результатов добивался своими методами профессор Н.В. Иванов в Горьком. Если человек хочет лечиться, вопросов быть не должно – надо ему помочь. Но для этого нужно в первую очередь подготовить врачебные кадры. Профессор Иванов организовал специальную терапию, а после его смерти ею занялся его ученик Я.Г. Голанд. Я, кстати, тоже его ученик, и в моей практике было очень много таких случаев. И излечивались. Но потом Горьковский облздрав сказал: "Хватит. Это невыгодно". Почему? Это требовало очень много времени, а у врача количество приёмов в час ограничено. Кроме того, необходимо применять психоанализ – очень серьёзную, очень длительную психотерапевтическую работу. Значит, нужно выделить специальные ставки, подготовить профессионалов-психоаналитиков. Это всё непросто, тем более, что у нас психоанализ всегда находился под запретом… Впрочем, об этом вам лучше расскажет Лев Григорьевич.

- В нашей стране подобных служб, к сожалению, нет, ибо нет возможностей для медицинского применения психоанализа. Дело в том, что среди тех, кто определял судьбы советской психотерапии, были люди, для которых слова "психоанализ" и "измена Родине" идентичны. Литература по этому предмету врачу была почти недоступна, труды Фрейда – в спецхранах. Однако мы можем хоть двадцать раз не соглашаться с идеологическими и философскими установками психоанализа, но отрицать, что в рамках психоаналитической школы накоплено огромное количество эмпирических знаний, разработано множество действенных психотерапевтических приёмов, нельзя. У нас психотерапевтическая школа в тех конкретных условиях, в которых мы жили, просто не могла развиваться. Потому что психотерапия – наука очень демократичная, и любые идеологические препоны для неё смерти подобны.

И вот, что мы имеем? Советская психотерапия ограничивается очень небольшим набором методик, ориентированных, в основном, на групповое лечение (потому что так экономически выгоднее), а глубинной психотерапии – как раз той, которая необходима для коррекции сексуальной ориентации, - у нас нет. Эта область знаний, как никакая другая, требует серьёзной системы образования, которой у нас тоже не существует.

Знаете, как готовят на Западе психоаналитиков? Там есть специальные школы, по окончании которых выпускники не имеют права практиковать в течение 7-10 лет. Всё это время молодой психоаналитик сидит на приёме у опытного коллеги и перенимает опыт. И только после этого его допускают к самостоятельной практике. Там же, на Западе, краткосрочный курс психоанализа занимает год. Краткосрочный! А у нас психотерапию принято проводить в течение месяца за 10 занятий… Какие результаты, по-вашему, это может дать?

Конечно, этому можно найти объяснения, но пока основными показателями в медицине остаются валовые, никакого толка не будет. Вот я – врач и, допустим, знаю психоанализ. Но я не могу позволить себе принимать больного в течение полутора часов три раза в неделю на протяжении года, поскольку у меня существует почасовая нагрузка, и, не выполнив её, я нарушу должностную инструкцию. И тогда меня в любой момент могут спросить, почему я "получаю деньги зря". Если мы будем свободнее, богаче и от нас отвяжется этот вал, может быть, я действительно решусь: придёт ко мне, допустим, тот парень, который написал вам письмо, я закрою свою запись на неделю и скажу, что пока я буду заниматься только этим человеком. Почему меня надо за это осуждать? Я же не трачу своё время на болтовню – я работаю…

- Из ваших слов следует, что появление у нас в стране глубинной психотерапии – или, иначе говоря, психоанализа – возможно лишь спустя десятилетие, а то и десятилетия. Значит, пока проблема лечения гомосексуализма в СССР находится в тупике?

- Сегодня партия ставит задачу наибольше реализации способностей личности. Если такая атмосфера действительно будет создана, то довольно скоро могут появиться люди, которые в силу своих высоких потенций смогут эффективно этим заниматься. Нельзя ставить задачу наплодить как можно больше хороших психотерапевтов, так же как и скрипачей. Истинная психотерапия – это очень высокое искусство. Если возникнет атмосфера, которая не будет душить этих специалистов, предписывать им, что и как делать… Кто сказал, что у нас не может возникнуть своя, оригинальная методика? Чем Россия хуже Америки? Кроме того, мы же с вами не знаем, чем богата страна. Может быть, у нас где-нибудь в Тюмени или Саратове живёт человек, который занимается психоанализом или ведёт у себя дома собственные исследования. Может быть, даже книгу об этом написал. Но он опять же её в издательство не понесёт. Кстати, огромную роль в решении проблемы могли бы сыграть сами гомосексуалисты, их интеллектуальная часть.

- Значит, для того, чтобы решение этой проблемы сдвинулось с места, нужен какой-то толчок?

- Конечно. Мы вообще с вами всё время будем утыкаться в то, что данная проблема имеет общие пути решения наравне с другими медицинскими проблемами. Во-первых, в здравоохранении нужна гласность, а её пока нет. Во-вторых, нужно разработать какие-то научные программы изучения явления: пусть работают психологи, врачи, педагоги, социологи. Ведь гомосексуализм – это многодисциплинарная проблема: и социальная, и психологическая, и генетическая, и медицинская. Нужно только поставить эту проблему, "открыть" её. Если государство заинтересовано в её решении, значит, исследования эти должны и финансироваться государством. Сейчас в науке идёт сокращение, и научная деятельность чётко увязывается с финансированием. Есть заказчик – есть работа. А кто сейчас оплатит исследования в области гомосексуализма? Я вот сейчас занимаюсь проблемой сахарного диабета и вижу: пока не появится общество больных сахарным диабетом, которое будет в первую очередь заинтересовано в помощи своим членам, дело с места не сдвинется. Может быть, здесь тоже нужно что-то подобное? Нельзя ведь требовать от правительства, чтобы по свистку газеты или журнала оно выдавало миллионы. Кто-то – какая-то инициативная группа – может подготовить вопрос для Совмина, для Минздрава, для Минюста, для МВД. Есть же светила: профессор Игнатов, профессор Кон, профессор Васильченко, можно обратиться к специалистам из МВД СССР… Ничего ведь не вырастает на пустом месте. И если бы всё было сделано, я бы не стал говорить, что это – тупик.

- Вы заговорили об условиях, необходимых для решения проблемы. Но вот, не через год, не завтра. А сегодня, сейчас в редакцию обращается человек и просит помочь ему избавиться от гомосексуализма. Что мы можем ответить ему?

- Ничего, мы безоружны, - вздохнул А.И. Белкин. – Пока нет людей, которые бы этим занимались. И я не беру таких больных, хотя мог бы. А где у меня время? Я даже сотрудника своего выделить не имею возможности. Эта проблема запущена. И может быть, этот вопрос не встал бы вообще, если бы не было СПИДа. Сейчас возникла новая болезнь 20 века – спидофобия, как я её назвал. Люди задумались: а что же делать? Ведь основная "группа риска" - это гомосексуалисты. То есть те вопросы, которые вы сейчас задаёте, это не ваши вопросы, помимо вас, их задают ещё сотни, тысячи людей.

- Так что же ответить на них?

- Если быть честным до конца – ничего. Даже те, кто может лечить, не возьмутся за это. Минздрав сразу же должен думать о выделении денег, о выделении тем, а у него приоритет отдан только детской смертности…

На грустной ноте закончился наш разговор. На грустной, потому что в нём во весь рост встала проблема, которую, судя по всему, советская медицина – по крайней мере, некоторые её чиновные представители – решать не собирается. Конечно, детская смертность – проблема важнейшая, наверное, даже самая главная для здравоохранения. Потому что страусиная, безответственная политика нашего прежнего руководства вывела нашу страну чуть ли не на "призовые" - с конца – места по статистике детской смертности. Но, решая одну даже архиважную задачу, нельзя забывать о других. Нельзя заботиться сначала о детях, потом – о матерях, потом – о стариках и когда-нибудь совсем потом – обо всех остальных. Конечно, не только от одних врачей зависит решение проблемы гомосексуализма – здесь должны быть задействованы и социологи, и психологи, и педагоги, и журналисты, - но медикам будет принадлежать в этой области ведущая роль.

Что касается юристов, то они, похоже, уже сказали своё слово: если ничего не изменится, из будущего Уголовного кодекса статья 121 будет изъята. Но это только первый шаг в начале большого и нелегкого пути. По данным учёных, от 2 до 6 процентов людей являются гомосексуалистами или имеют гомосексуальные наклонности. Даже если взять минимальную цифру - 1 процент – это уже будет один человек из сотни, десять из тысячи… А если перевести эти подсчёты на всё население Советского Союза? И есть среди этой огромной группы – "группы риска"! – много таких, которые нуждаются в помощи, но пока что брошены на произвол судьбы. Поможет ли им общество?

Автор: Алексей Владимирович Новиков. Закончил факультет журналистики Московского государственного института международных отношений МИД СССР. Корреспондент газеты "Комсомольская правда". Член Союза журналистов СССР. Публиковался в центральных газетах и журналах. В журнале "Молодой коммунист" выступает впервые.

Статья в журнале "Молодой Коммунист" № 12, 1988

***

Этот неоднозначный материал выходил в 24 номере "СПИД-Инфо" за декабрь 2010 года. Несмотря на то, что места выделили много, в газетную версию текста вошло не все. Это авторский вариант – есть и такой взгляд на проблему.

Нижегородский врач Ян Голанд вылечил 78 гомосексуалов

Два последних десятилетия россиянам буквально вдалбливают в мозг мысль о том, что гомосексуализм это нормально. Геи и лесбиянки в открытую целуются на улицах и устраивают массовые акции, на эстраде и телеэкране представители меньшинств и вовсе через одного. Натуральному большинству предлагается толерантно относиться к чужому выбору. И, тем не менее, есть на проблемы секс-меньшинств и совершенно другой взгляд. Впереди планеты всей оказался Нижний Новгород. Абсолютно официально в государственной психиатрической больнице там лечат людей с диагнозом "гомосексуализм". И как лечат! 78 бывших геев создали нормальные семьи и завели детей – именно таким является признак окончательного выздоровления по-нижегородски.

Наследники Кащенко

Большой деревянный дом с резными наличниками буквально в двух шагах от древнего Кремля в Нижнем построил идол российских психиатров – Петр Кащенко. Сейчас в старинном особнячке располагается дневной стационар Нижегородской городской психиатрической больницы № 1. Кроме таблички на крыльце о медицинском статусе заведения говорят, разве что, белые халаты персонала. Внутри в глаза бьет пышная зелень цветов и самые разнообразные картины, покрывающие стены от пола до потолка. Такому собранию позавидовал бы любой из европейских музеев. Обнаженную женскую натуру можно увидеть практически на каждом полотне. Два шага по коридору и в глаза бросаются большие фотографии красоток на берегу моря. На двери кабинета заведующего отделением большая табличка "Не входить! Идет сеанс гипноза!". Замираю напротив броских фотоснимков и слышу мягкий голос доктора.

"Вы только вдвоем на большом мягком пледе, расстеленном на цветочном лугу. Она целует тебя, а ты сосешь ее маленький язычок, проникший сквозь твои губы. Ты касаешься ее колена, проводишь рукой по бедру и через секунду останавливаешься на груди. Она полностью помещается в ладони, такая маленькая и упругая…"

Яркая картинка моментально предстала перед глазами. Слушать дальше я не стал и дождался окончания сеанса подальше от двери. Когда она, наконец, распахнулась, я увидел парня лет 18-19 лежащего на кушетке и выходящего ко мне Яна Голанда...

- Ян Генрихович, на каждом углу сейчас кричат, что гомосексуализм это норма. Вы – единственный в России врач, который гомосексуалов лечит. Так что же такое "голубая кровь"?

- Болезнь! Банальное расстройство влечения.

- А болезнь вирусами разносится или она врожденная?

- Ни то и ни другое! Никакого гена гомосексуальности нет. Основой формирования неадекватного сексуального влечения становится импринтинг – сильное впечатление детства, сопряженное с сексуальным удовлетворением. Мальчик видит гомосексуала в интимный момент и испытывает сексуальное возбуждение, занимается онанизмом и заодно, вместе с женщиной, представляет мужской член, а далее начинает фантазировать на эти темы. Или, к примеру, мальчик слабый и астенический восхищается здоровыми и крепкими телами сверстников. Взрослый человек с маленьким членом в бане приходит в восторг от крупных достоинств других мужчин. Рано или поздно все это переходит в сексуальную стадию, возникает желание потрогать или взять в рот. Постепенно эти желания начинают доминировать. Так и становятся гомосексуалистами. Все это лечится в 99% случаев. Лечится без всяких таблеток – просто психотерапией, гипнозом, аутотренингами и занятиями в группах.

- То есть, вы любого гея вылечить можете?!

- Нет. Практически каждую неделю несчастные родители со всей страны привозят ко мне сыновей-гомосексуалов. Отказывать приходится большей части. Тут все точно так же как с наркоманией или алкоголизмом. Если человек страдает и осознает свое влечение как болезненное, у него есть мощная мотивация от него избавиться, он хочет создать гетеросексуальную семью и завести детей, вести нормальную жизнь – ему можно помочь. Если же он свои наклонности принимает, и более того, наслаждается ими - его лечить бесполезно. Это потеря времени, как своего, так и пациента. За 53 года работы в психиатрии я вылечил в лучшем случае 12-15 алкоголиков. Остальные просто не хотели бросать пить, они искренне радовались ощущениям, испытываемым от опьянения. С гомосексуалами все аналогично. Помочь таким людям, к сожалению, нельзя.

- Что же за пациенты к вам приходят?

- Самые разные! Возраст от 18 до 53 лет. Самый старший пациент – полковник силового ведомства. Женат, двое детей. В принципе, нормальный мужик. На вопрос "Зачем пришел?" честно ответил: "Если в гомосятине не остановлюсь – стану позором для семьи, детей и начальства!". А началось всю с юности – служил он на флоте, тогда еще 4 года. На корабле процветал игровой гомосексуализм. Служба закончилась, появилась семья и дети, а навязчивая привычка осталась. Строил карьеру, растил сыновей, но при первой возможности уезжал в другой город в поисках партнеров. Так и познакомился с молодым лейтенантом. Тот, кстати, был натуралом, но позволял прикосновения, объятья, ласки, даже оральный секс. А потом взял да и заявил: "Выбей мне "Волгу" у вас на заводе!". Тогда с этим были большие проблемы. Ради своей любви полковник нашел связи, достал злополучную машину. За этим последовали следующие просьбы – перевод по службе, квартира в центре города. Тут-то он и понял, что закончиться всем может плохо, пришел в слезах, просил помочь. У него была стойкая мотивация избавиться от пагубного влечения как от навязчивого невроза, и я ему помог. Ни мальчики, ни мужчины его больше не интересуют. Другой пациент – москвич – еще в советские времена должен был получить кресло замминистра как раз благодаря сексуальным связям, но приехал в нашу больницу. Сказал, что не нужно ему никакое кресло, что он хочет иметь семью, детей и естественные отношения с женщинами. Вот так он, как любой нормальный человек понимал счастливую жизнь и искренне хотел ее. Бросив карьеру, этот мужчина год жил на Волге и работал рубщиком мяса в магазине. Сейчас у него все прекрасно и семья и дети и высокий социальный статус. Он счастлив и это объективный факт!

- А самолечением ваши пациенты никогда не занимались?

- Всякое бывало! Позвонил мне как-то раз знакомый – академик из Киева. У меня, говорит, в кабинете стоит ученик с цианистым калием в руке и кричит "Если не найдете мне врача, который лечит гомосексуализм, я покончу с собой!". И ведь действительно, выпил бы он эту отраву. Таким людям отказывать нельзя! Он приехал сюда и стал рассказывать о судьбе. Человека было действительно жалко! Он пытался лечить себя по Курту Фройнту – чешский медик врачевал гомосексуалистов по методике Павлова – рвотным рефлексом. Давал таблетки, вызывающие рвоту и показывал гей-порнографию. Вот и киевлянин глотал доступные препараты, а потом разглядывал картинки с мужчинами. Чувствовал он себя чудовищно – несколько раз чуть не умер – мог просто захлебнуться рвотными массами, но влечение не проходило. Человек нуждался в помощи и получил ее. Прошло всего несколько месяцев и случилось невероятное – гомосексуал влюбился в женщину и здесь, в стационаре, попытался повеситься из-за того, что она ему отказала. У него не только полностью поменялся объект сексуального влечения, но и возникла ревность, страх потерять человека, который нравится. Раньше он о таком и подумать не мог. А теперь жизнь наладилась! Женился, в семье детки подрастают.

- Как же строится лечение от гомосексуализма?

- В некотором роде это не лечение – медикаментов-то мы никаких не применяем – это, прежде всего, коррекция личности и ее развития. На первом этапе надо избавить пациента от тяги к представителям своего пола, полностью снять элемент эротики с этих нездоровых отношений. Человек должен вырваться из привычного, подчас гомосексуального, круга общения, не ходить туда, где можно сорваться – в баню, на пляж, избавиться от сексуальных фантазий, связанных с мужчинами. Дальше – больше! На втором этапе лечения у больного надо вызвать эстетическое удовольствие от любования женским телом. Большинство гомосексуалов просто не знают насколько оно прекрасно!

- В каком смысле?

- В прямом! Для них все девушки на одно лицо - и все неинтересные! Идет нормальный здоровый мужик по улице – на чем его глаз отдыхает? Правильно! На лицах и бедрах тех девушек и женщин, которых он встречает! У педерастов все по-другому – они пялятся на бедра, промежности и руки мужчин, которые им нравятся. От этого навязчивого влечения их и нужно избавить заинтересовать женским телом сперва эстетически, а потом сексуально.

- Это как? Вы им что, порнографию показываете?

- Нет! Исключительно эротику. Порнография вызовет обратный эффект – чувство отвращения, а эротика заинтересует. Тут, кстати, лесбийские сюжеты очень хорошо подходят – прекрасной женской натуры там море, а мужской нет вообще. Сперва, пациенты просто просматривают картинки с девушками, а наиболее понравившихся описывают в своих дневниках. Из записей становится ясно, какие черты нравятся тому или иному человеку больше всего. Именно такой образ дается ему во время сеансов гипноза. По ночам больному начинает сниться конкретная девушка. Далее, я обучаю его методике с помощью, которой он может программировать свои сновидения сам. Сны эти быстро приобретают сексуальный характер – тут до выздоровления уже один шаг. Сейчас у меня как раз обход – давайте зайдем к пациентам – сами все увидите!

- Как выглядит окончание лечения? Каковы критерии здоровья?

- Критерий один – полный переход от гомосексуальной жизни к гетеросексуальной. Сейчас весь курс лечения – а длится он 1,5-2 года полностью прошли 78 человек. Я поддерживаю контакт со всеми. Все – состоят в официальном или гражданском браке, у большей части есть дети и не по одному.

- А рецидивов "болезни" ни у кого не случалось?

- Нет и, уверен, их не будет. Людей, которые изначально не могли исцелиться, я отсеял на начальных стадиях лечения. С остальными – с теми, кто реально хочет стать натуралом – моя методика работает безотказно.

- Последний вопрос: что же делать с теми гомосексуалистами, которые лечиться не хотят?

- А что делать с наркоманами, которые не желают идти к наркологу? Это не мое дело! Я должен помогать тем, кто действительно хочет стать нормальным.

***

Игорь Кочетков глава российской ЛГБТ-сети (общественной организации лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов):

- Это вопиющий случай шарлатанства и нарушения прав человека! Как можно лечить то, что болезнью не является! Выходит, что этот медик, которого стоит лишить диплома, сам решает кто больной, а кто здоровый. Такая псевдомедицинская деятельность не несет ничего кроме вреда. Все страдания и неврозы гомосексуалов вызываются не их физиологией, а отношением окружающих. Тут же человек в белом халате убеждает здоровых людей в том, что они якобы больны и принуждает идти против собственного естества. О том, что это чудовищное вмешательство в частную жизнь человека и говорить не стоит. По-моему, этим доктором должны заняться правоохранительные органы.

***

Щеглов Лев Моиссевич ректор Института психологии и сексологии (Санкт-Петербург) доктор медицинских наук:

- Я знаком с Яном Генриховичем с 1970-х годов и внимательно изучал его работы. Несмотря на то, что со стороны обывателей или, в особенности, представителей меньшинств его разработки выглядят странными, а результаты подозрительными в них есть рациональное зерно. Гомосексуализм действительно можно лечить - но только его нажитые, поведенческие формы - отклонения развившиеся в результате механизма импринтинга и влияния среды и т.д., да и то лишь тогда, когда пациент такую ориентацию не принимает. Этим людям действительно можно помочь. Вопрос в том, что в гомосексуальной среде таких 5, максимум 10%. остальные к сексологам и психологам не пойдут никогда. В отличие от России воздействовать на гомосексуалов психотерапией на Западе не пытались никогда. В "гуманных" Америке и Европе геев "лечили" элетрошоком и химпрепаратами, превращающими человека в кастрата. Сейчас западные специалисты пытаются не "исправить" геев и лесбиянок, а предотвратить их появление на свет. По данным американских исследователей гомосексуальные черты появляются еще, когда ребенок находится в утробе матери. Развиваются они из-за заболеваний надпочечников у беременных. Их, соответственно, и надо лечить чтобы "спасти" младенца от гомосексуальности. В Германии же считают, что "голубизна" связана с волнением и нервными потрясениями, которые перенесла мамаша во время беременности. Быть может, поэтому в немецких роддомах постоянно звучит странное на первый взгляд пожелание: "Не нервничай - гея родишь!"

Голанд.РФ

 

 
Читайте другие публикации раздела "Современные Содом и Гоморра"

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru