Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Секты / Сектоведение - общие вопросы


Шаманский авторитет религиоведения. Или о тоталитаризме защитников тоталитарных сект...

Размышления о конфликте в научном сообществе религиоведов между позициями Е. Элбакян и Л. Астаховой.

Екатерина Элбакян

При словах научная конференция нас представляется аудитория, где обсуждаются научные идеи и вырабатываются научные правила, теории, обсуждаются гипотезы. По форме это представление верно. Суть конференции – в обмене информацией и идеями. На конференциях ученые делают доклады в расчете на критику, на рефлексию своих идей другими специалистами в той же области. Зачем? Если ваша идея, гипотеза, теория вызывает дискуссию, значит она актуальна, востребована, вызывает стремление ее понять и применить, т.е. она входит в контекст исследовательской практики. Если же ваша идея не встречает сопротивления, то вы либо гений, либо говорите давно известные вещи, ставшие общим местом. Кроме того, конференция - место, где завязываются профессиональные контакты, где вы получаете возможность кулуарного обсуждения  научных перспектив вашей работы и оценки ваших профессиональных качеств. Ученый, который не участвует в конференциях, не состоятелен профессионально. Но иногда участие в научных конференциях приносит сюрпризы, относительно самой концепции науки. Так, конгресс религиоведов во Владимире, стал для меня действительно неожиданностью.

Нам всем известен принцип научной нейтральности религиоведения. Однако наука сама по себе не предполагает наличия исследователя, не имеющего определенной идеологии. Скорее наоборот, каждый исследователь идеологически мотивирован, само формирование ученого предполагает, что мы должны считать науку наиболее приемлемым способом познания мира, быть честными, объективными неподкупными исследователями для которых истина важнее всего. Т.е. ученый неизбежно имеет идеологию, он – жрец науки, а истина – его Абсолют. Впрочем, отметим, что в большинстве наук физико-математического и естественнонаучного профиля личные убеждения ученых вторичны, они не могут оказать существенного влияния на экспериментальную деятельность.

Но в гуманитарных науках общим местом является факт – выбор концепции, по сути, выбор идеологической позиции, влияет на ход и результат исследования. Т.е., теория, которой придерживается автор, несомненно, позволяет ему выбор инструментария, который он считает соответствующим теории - теоретико-методологической основе его исследования.

***

Читайте также по теме:

***

Однако иногда возникает ситуация, когда ученые с одной идеологической позицией присваивают себе монополию на истину, отказывая другим в праве выбора идеологической позиции, и, следовательно, методологии исследования, при этом оставляя себе возможность публичного освещения своих взглядов. Конфликт в научном сообществе религиоведов между позициями Е. Элбакян и Л. Астаховой – весьма показателен в этом отношении. Лариса Сергеевна Астахова в 2015 г. выступила в качестве эксперта – религиоведа по делу Саентологической церкви г. Москва с оценкой деятельности этой организации. Экспертное заключение Л. С. Астаховой, в котором были изложены факты, приведшие к закрытию Церкви Саентологии г. Москвы, было освещено Е.А. Элбакян как недопустимое действие, не имеющее ничего общего с наукой. Позиция Е. Элбакян может быть определена как покровительствующая интересам НРД, согласно ее же собственным словам.

Важно, что выступление Екатерины Александровны во Владимире имело серьезные последствия. В диссертационный совет РГПУ им. А. И. Герцена поступило заявление с требованием отозвать результаты защиты диссертации Л.С. Астаховой на соискание ученой степени доктора наук по специальности "Религиоведение". Сама Е.А. Элбакян выступила с требованием отозвать свой собственный положительный отзыв на диссертацию Л.С. Астаховой. Справедливости ради отметим, что хотя Е. А. Элбакян выступила в поддержку отзыва, требование об отзыве ученой степени подписано другим лицом. Когда диссертационный совет не поддержал инициативу, отметив, что данная процедура не предусмотрена в правовой и научной практике РФ, была предпринята попытка отозвать диссертацию Л. С. Астаховой через ВАК. По сути из действий коллег вытекает, что религиовед, не защищающий интересы НРД, осмеливающийся критиковать их и даже участвовать в религиоведческой экспертизе, устанавливающей и оценивающий факты, нелестным для НРД образом, не достоин ученой степени.

В вину коллеге может быть даже поставлен брак со священнослужителем. Мне всегда казалось, что личная жизнь коллег – табу при обсуждении профессиональной состоятельности. Или сегодня партия и правительство вновь должны заняться выявлением идеологически нестойких "моральных разложенцев" среди ученых? Однако коллеги, как и в советское время, успешно справляются этим сами.

Впрочем, вернемся к либеральным убеждениям – именно убежденность в праве религиозных организаций на охрану их исключительного положения как религиозных меньшинств приводит ряд религиоведов к подобной практике. Но с научной точки зрения это – абсурд. Получается, что даже если установлено, что религиозная община совершила преступление, коренящееся в ее идеологии, она должна быть неприкосновенна? Или все-таки существуют факты, которые могут повлиять на религиозный иммунитет? Но сам факт наличия таких убеждений, не дискредитирует ли он право религиоведческого сообщества на исследовательскую деятельность? Или здесь действует правило двойных стандартов? Е.А. Элбакян можно иметь идеологическую позицию, а Л.С. Астаховой нельзя?

Данная практика всегда вызывала у меня сомнения. Еще ранее, когда профессиональное религиоведческое сообщество (ученые, имеющие степень в области религиоведения) негативно отзывалось о работах А. Л. Дворкина по сектоведению. Сам факт сотрудничества с А. Л.Дворкиным, ссылки на его труды стал у профессиональных религиоведов аналогом дилетантизма, несмотря на то, что последние издания "Сектоведения" снабжены всеми необходимыми элементами научной работы и множество фактов, изложенных в этой книге, нашли подтверждение в работах других, независимых исследователей. Но, по-видимому, для некоторых ученых идеология важнее науки…

Марина Бигнова

Миссионерско-апогетический проект "К Истине" - 21.11.2016.

 

 
Читайте другие публикации раздела "Сектоведение - общие вопросы"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru