Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Святые Православия / Святитель Иоанн Шанхайский


Архиепископ Иоанн, Шанхайский и Сан-Францисский. Архипастырь, молитвенник, подвижник

Память: 19 июня / 2 июля, 29 сентября / 12 октября (Обретение мощей)

Сборник воспоминаний священников, прихожан и почитателей, проповеди святителя и его указы - составитель протоиерей Петр Перекрестов...

Святитель Иоанн Шанхайский. Фото

Святитель Иоанн Шанхайский

Содержание

***

***

Вместо предисловия

Приспело время особенно попросить молитвенной помощи у самого Архиепископа Иоанна, чтобы достойно протекли у нас эти дни, посвященные его памяти. К серебряной, т.е, двадцать пятой годовщине преставления нашего приснопамятного Владыки выходит из печати эта книга.

Составителю ее Господь дал радость собрать многоговорящий материал, расположенный по четырем отделам, впрочем, совершенно не претендующим на полноту.

Имелось в виду по возможности не повторять того, что было напечатано вскоре после кончины Владыки, хотя отдел воспоминаний закончен известным Словом Митрополита Филарета, произнесенным при отпевании нашего святителя.

Отдел воспоминаний скажет читателю о вере Владыки, свидетельствуемой делами, о его ласковой доступности, о небрежении к себе, о постоянном подвиге.

Отдел свидетельств о молитвенной помощи его наглядно пояснит, почему сердца людей к Владыке влекутся и почему он и его молитвенность стали так повсюду известны. Повсюду, где помощь требуется!

Он небольшой, но как чувствуется в нем православное святительское вдохновение, особенно в "Слове о помилованном благоразумном разбойнике", который, как поясняет Владыка, проявил такой подвиг покаяния и смирения, на какой тогда не был способен еще ни один из учеников Христовых, почему он "первый испытал на себе силу сострадающей Христовой любви"... Недаром Митрополит Антоний писал о Владыке Иоанне, как о "частице своего сердца".

Четвертый отдел состоящий преимущественно из небольшого числа кратких Указов Владыки, говорит нам о его строгой требовательности, в частности к клиру. У таких работников на ниве Христовой, как Владыка Иоанн строгость и требовательность не противоречат их пастырской любви. Таким имеет основание быть по временам тот, кто всегда строг к себе.

Мои личные воспоминания о первых встречах с Владыкой, а сперва еще с отцом иеромонахом Иоанном связаны с Мильковским монастырем, в котором он первый из русских принял монашеский постриг от руки Блаженнейшего Митрополита Антония в 1926 году.

Продолжая быть в послушании у Митрополита Антония, отец Иоанн законоучительствовал в сербской гимназии, а вскоре (вероятно еще до того, как стал он преподавателем и воспитателем Битольской семинарии), была напечатана во Владимировой на Карпатах его вдохновенная апологетическая брошюра Как св. Православная Церковь чтила и чтит Божию Матерь. Статья была сперва напечатана в Календаре за подписью: Иеромонах Иоанн Максимович. Инок Мильковския Обители Введения во храм Пресвятыя Богородицы. Югославия, 1928 г.

Я и читал эту статью в Мильковской обители, вступив в нее в 1930 году. Отец Иоанн бывал там наездами. Игумен Батюшка о. Амвросий его очень любил и с восхищением потом говорил о его смирении и готовности исполнить любое послушание.

Вспоминается мне, как в 1930 году с Митрополитом Антонием одновременно был в Милькове после своей хиротонии Владыка Тихон наш Сан-Францисский. В те дни иеромонах Иоанн служил у нас литургию в сослужении с диаконом Саввой Струве (впоследствии архимандрит), тогда же Митрополит Антоний постригал в монашество нынешнего Архиепископа Лос-Анжелосского Антония и скончавшегося в Магопаке в сане архимандрита монаха Феофана и еще одного инока. В тот год отец Иоанн приезжал к нам уже из Битольской семинарии, воспитанники которой весьма полюбили своего русского воспитателя, умиляясь его аскетизму и той отечественной заботе, с которой он их и спящих покрывал одеялом и благословлял...

Тогда Владыка служил в епархии известнейшего сербского архиерея, "Сербского Златоуста" Николая Охридского (позже Жичского). Этот всему православному миру известный архипастырь чрезвычайно почитал Владыку, он писал о нем, что и тогда отец Иоанн обходя больных с иконой преподобного Наума Охридского многих исцелял...

Отношения Владыки Николая с отцом Иоанном особенно искренны, трогательны и просты. Впоследствии Владыка Николай издал и небольшую книжку в серии "Малый миссионер" под названием "Продавец белградских газет – китайский Владыка". Сербской же девочке письменно запросившей: почему сейчас нет святых?! Владыка Николай в печати ответил: "Есть доченька!" и указал ей на пример подвижничества Владыки Иоанна.

Как раз в эти дни, когда мы готовимся к двадцатипятилетию нашего Владыки, гроб с останками Епископа Николая перенесен из Америки в Сербию и там торжественно встречен сербской иерархией, клиром и народом.

После кончины схиархимандрита Амвросия Мильковского, по просьбе нового настоятеля монастыря, Владыка Иоанн начал собирать материалы для составления жизнеописания Батюшки. Когда и я пришел к нему сообщить, что я знаю и помню о почившем, Владыка был переутомлен и склонялся головой к столу.

"Владыко святый, Вы устали. Благословите, приду позже", – сказал я, – "Нет! Вы сказали..." Владыка поднял голову и повторил рассказанное мною. Таким он бывал и на заседаниях Архиерейского Собора: переутомится, как будто засыпает, но – нет! Слышит и вникает в существо дела.

Но продолжать собирание материалов об отце Амвросии он уже не мог, так как надо было отправляться в Шанхай.

Откуда Владыка Иоанн почерпал для себя такие силы, чтобы не знать отдыха на постели, чтобы во всякое время дня и ночи быть готовым к посещению больного, всегда утешать, назидать и не всегда, но часто, делать невозможное возможным?

Ибо не мало людей хранит память о совершившихся исцелениях и также о том, как Владыка отвечал на невысказанную мысль.

Конечно, эти благодатные силы Владыка, следуя примеру святого Кронштадтского пастыря, имел прежде всего потому что ежедневно причащался Святых Тайн, а при этом он также неспешно потреблял Святые Тайны, оставаясь в будни, когда сам служил, долго в алтаре. Его молитва и переживания при этом – великая тайна, о которой мы ничего и не смеем, и не умеем сказать.

Кроме того, он всегда был почти одновременно и с людьми, которых выслушивал, которым помогал... и духом в общении со святыми. Святой Иоанн Кронштадтский пишет о себе, что он всегда старался прочесть каноны святым, которым положена в данный день служба. Так и Владыка при путешествиях возил с собою полный круг богослужебных книг, а также постоянно переводил с греческого тропари тем святым, которым в славянских минеях оказались помещены лишь общие тропари, а не особые. Эти греческие минеи, предмет постоянного чтения Владыки, теперь находятся в библиотеке Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле.

Усердно и настойчиво Владыка старался выяснить даты памяти тех православных святых подвизавшихся на западе, которых православный восток забыл или полузабыл. Мы имеем такой его список с именами девятнадцати угодников Божиих, преимущественно французских и ирландских.

Никому он не отказывал в молитве, как видно из разных свидетельств. Знаю епископа, который сердечно желал участия Владыки Иоанна в своей хиротонии, но Владыка был на другом конце Америки и в день хиротонии написал ему, что когда предположительно по времени совершалось над посвящаемым таинство, то и он тоже вознес за него положенные при хиротонии молитвы.

А другой архиерей делился с нами мыслью о том, что архиереев, которые имели бы такое "вселенского духа" участие к жизни всех других православных народов и их Церквей, он знает только двух: это – Митрополит Антоний и наш Архиепископ Иоанн!

Очевидно это так. С Митрополитом Антонием считались, как ни с кем, возглавители всех православных Церквей. А на Архиепископа Иоанна основательно надеялись как на того, кто выведет их на дорогу и французы и голландцы. И славянские народы запомнят сердечное отношение, к ним особенно, именно от этих архипастырей. И новообращенные американцы, как и французы, особенно любят Владыку Иоанна.

Как видит читатель, для меня лично воспоминания о Владыке Иоанне связаны с памятью о Митрополите Антонии и о Мильковском монастыре с его душой – Батюшкой отцом Амвросием...

Но это не только для меня!

Вот передо мной журнал "Святая Земля" за 1935-й год. Там в № 6-м, 7-м и 8-м напечатан очерк, принадлежащий перу очень известного церковного деятеля, близкого к Митрополиту Антонию, оставившему нам конспективную запись его проповедей, П.С. Лопухина. Очерк озаглавлен так: "Христианский подвижник в современных условиях".

По ходу рассказа автор сообщает, что получил почти одновременно три письма, которые он и приводит...

"Из Иерусалима прислали карточку о. Амвросия и с нежной любовью просили что-нибудь написать о нем".

Из Польши написали: "...мы были в Почаеве. Там такой же дух приветливой любви, как в Милькове. Все свято берегут воспоминания о нашем Владыке Митрополите Антонии. И что особенно замечательно: не столько говорят о его учености и уме, а все о его искренности и простоте".

Из Харбина: "Приезжал к нам епископ Иоанн Шанхайский. Пять дней он пробыл тут, я ходил за ним по пятам. На нем печать того, что произвело на меня самое сильное впечатление в Югославии; в нем дух Митрополита Антония и Милькова монастыря. Та же искренность и простота".

В том же очерке автор передает свой последний разговор с о. Амвросием, происходивший в клинике, в которую положили о. Амвросия незадолго до кончины. Сперва беседа шла о другом. Далее цитирую:

"Он (о. Амвросий), в изнеможении опустил голову. Отдохнув, он улыбнулся и тихо спросил:

«Деда видели?» (Так с любовью иногда они именовали Митрополита. А. А.)

«Видел».

«О чем же речь была?»

«Я его спрашивал, кто ему по духу ближе всех».

«Ну, ну... это интересно».

«Он сказал, что вы и о. Иоанн».

О. Амвросий приподнял голову, широко раскрыл глаз, перекрестился, хотел что-то сказать, и вдруг упал на подушку и зарыдал. Боже мой, как он плакал!

На другой день его увезли умирать в Мильково, и больше я никогда Батюшки о. Амвросия не видал и берегу в своей памяти этот образ человека, на смертном одре плачущего от счастья духовного в Боге единства" (этим заканчивается очерк П. С. Лопухина).

Счастье духовного единства!.. Дай Бог и нам всем испытать такое чувство, когда будет теперь молиться у гробницы нашего столь дорогого нам Владыки Иоанна.

Дай Бог, что при нашей молитве за него, он согрел нас своею молитвой пред престолом Божиим и испросил нам силы, чтобы мы стали новыми. Для такого обновления и подается от Бога людям радость узнать о новых праведниках и в этом почувствовать их силу.

Все возможно Богу (Мк.10:27)! И много может усиленная молитва праведника (Иаков 5,16). Аминь.

Архиепископ Антоний

Неделя Всех Святых в Земле

Российской Просиявших.

1991 г.

***

Воспоминания об архиепископе Иоанне

Хиротония архиепископа Иоанна

Последняя хиротония, которую совершил владыка Антоний (Храповицкий) – это была хиротония иеромонаха Иоанна (Максимовича) в сан епископа Шанхайского. Епископ Иоанн принял епископский сан 38 лет от роду. Он происходит из дворянской семьи Харьковской губернии и был обретен владыкой Антонием в Харькове в 1914 году. После окончания Кадетского Корпуса он окончил юридический факультет в России и богословский, факультет в Белграде и затем в сане иеромонаха служил преподавателем в Битольской Духовной Семинарии, приняв пострижение в Мильковском монастыре от владыки Антония. В Битоле иеромонах Иоанн обнаружил себя, как ревностный молитвенник. Его полюбили местное македонское и греческое население, для которого он совершал службы на греческом языке. При вручении ему жезла владыка Антоний сказал следующее:

"На моих глазах прошло многое множество архиерейских хиротоний, на которых я присутствовал еще с детства и еще тогда вслушивался в приветственные слова новым архиереям. Помню, как престарелый митрополит Петербургский и Новгородский Исидор, вручая жезл новым епископам, говорил, мудреного здесь ничего нет, старайся только исполнять две заповеди – хорошо служи и не важничай.

Ты больше всего на свете любишь службу Божию, а важности у Тебя не только никакой нет, но Твоя простота безгранична, так что эти заветы Ты выполнишь в полной мере.

Живя чистым девственником, Ты не возгордись и не говори, как говорил фарисей: "несмь якоже прочий человеци хищницы и прелюбодеи", да оградит Господь Твое сердце от таких чувств. Молись со смирением и эта молитва постоянно будет обогащать Твое сердце. Вот это мои скромные Тебе пожелания и пожелания предстоящих здесь преосвященных архиереев. Ты любишь божественную службу и сохрани эту любовь во все дальнейшие дни Твоей жизни.

Много владык и представителей высокого духовного чина, пока были в скромных чинах, горячо любили службу Божию, но обогатившись годами, а иногда и имуществом, постепенно охладели, впрочем Ты им никогда подражать не будешь. Мое сердце всегда болезненно сжималось, когда о каком-либо архиерее говорили – он не любит служить и плохой молитвенник, за то хороший администратор. Не нужно такой администрации архиерею. Если он будет видеть свой первейший долг в молитве, то администрация будет устраиваться сама по себе и все вокруг него будет становиться лучше и лучше.

Впрочем Ты всегда удерживайся от осуждения своих собратьев архиереев за недостаток ревности и не допусти в свое сердце тонкого самообольщения, тогда каждый день и час будет прибывать богатство Твоего сердца. Люби богословскую науку, но не внешние только сведения о тех или иных событиях, а просвещай ею свою душу и души окружающих, и наукой давай своему уму спасительную пищу.

Путь Твой ясен – его украшает смиренномудрие и благожелательство ко всем, не унывай же, если встретишь на своем пути неблагодарность. Св. Афон выработал особый тип деятелей, которые совмещали в себе горячу ю деятельность и полноту смирения, и это путь возрастания всех добродетелей в Твоем сердце и в сердцах Твоих окружающих. Вот, когда все это будешь исполнять, вспоминай слова Апостола Павла – о ком? Страшно сказать – о Господе нашем Иисусе Христе: "Таков подобаше нам архиерей преподобен, незлобив"...

Чудеса по молитвам владыки Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского

Хиротония епископа Иоанна отличалась особой сердечностью. В ней, кроме русских иерархов, принимал также участие представитель Сербской Церкви знаменитый богослов и проповедник Николай Охридский, а также Сербское духовенство.

На трапезе один из ораторов так охарактеризовал эту хиротонию.

"Много возжигалось здесь светильников – архипастырей, но то были как бы остатки старой России, ею взрощенные и воспитанные. Новый же епископ это молодой побег той жизни, которая вся в бурях и смятениях не сломила русского духа – выразителем его и является молодой епископ, которого приветствовали в Битоле первые сыны Церкви – представители Греческого населения и к которому здесь пришли высокие представители самой мощной сейчас Сербской Церкви. Да будет же таков путь новой грядущей России".

Епископ Иоанн состоял на Шанхайской кафедре до окончания Второй мировой войны, после которой и установления в Китае коммунистического режима он содействовал выезду значительной части своей паствы из Шанхая и затем приему в Соединенные Штаты с острова Туба-бао на Филипиннах, где она была размещена. Для этого епископ Иоанн вел усердные хлопоты в Вашингтоне и после того, как его паства была принята в Соединенные Штаты, он получил назначение на кафедру Западно-Европейскаго архиепископа...

Архиепископ Никон ("Жизнеописание м. Антония". Т. V)

Мои встречи с владыкой Иоанном

Мои первые встречи относятся к началу церковного пути молодого иеромонаха о. Иоанна Максимовича, с 1928 г. до 1934 г., т.е, до отъезда его, как епископа Шанхайского, на Дальний Восток. Последние встречи относятся к последнему, короткому периоду служения Владыки, как архиепископа Западно-Американского и Сан-Францисского (1963–66). Таким образом мне пришлось быть как бы свидетелем начала церковного пути Владыки, а через 40 лет и свидетелем последних моментов его земной жизни. Я познакомился с Владыкой Иоанном летом 1928 г., во время школьных каникул. Мне еще не исполнилось 12 лет. Учился я в русской гимназии в Белграде и перешел в 3-й класс. Я прислуживал в русской св. Троицкой церкви, которая тогда была как бы главным кафедральным храмом Русской Зарубежной Церкви. В этом храме часто служил глава Зарубежной Церкви – митрополит Антоний и другие архипастыри зарубежья. В одно из воскресений не хватило прислужников и одни из иподиаконов (кажется Иван Гарднер) "забрил" меня в число этих прислужников. Владыка Иоанн, как большинство молодых людей, близких к церковной жизни, любил и почитал митрополита Антония, как великого церковного учителя и он был для него, как недостижимый пример в личной жизни, воплощение кротости, смирения и любви к людям. Об этом он мне говорил не раз, зная, что и я тоже любил и почитал митрополита Антония. Владыка Иоанн во многом следовал покойному митрополиту. Особенно в обращении с людьми. Оно было просто, ясно, непосредственно, часто ласково и с легким, как мне казалось малороссийским юмором. Знакомство наше началось просто. После одной из служб Владыка спросил меня, как меня зовут и где я живу. Узнав, что я живу недалеко от него, вернее от дома, где жили его родители, он предложил мне пойти домой вместе с ним. Владыка с 1929 г. до 1934 г. преподавал в богословской семинарии в Битоле, на юге Сербии, и только летом, во время школьных каникул, жил с родителями в Белграде. Позднее, когда я сам стал преподавателем гимназии, я понял почему Владыка имел такой успех, как преподаватель семинарии, несмотря на свой природный недостаток, некоторую косноязычность. Он был не только прекрасный педагог (знал хорошо методику преподавания в зависимости от возраста и развития учащихся), но он и любил своих учеников, которые отвечали ему той же любовью. В разговоре Владыка любил приводить много примеров из жизни святых, отчего его речь становилась еще более понятной и близкой. К нему было легко обращаться за советом и можно было быть уверенным, что получишь ясный и короткий ответ. С тех пор я всегда возвращался домой вместе с ним, очень сблизился с ним и полюбил его. Мне привелось познакомиться и с его родителями, которых я видел иногда в церкви. В церкви они (особенно мать) казались строгими, но потом я убедился, что они были очень милые и теплые люди. Владыка внешностью не походил на них, а судя по одной фотографии, он поразительно походил на одного своего предка (кажется прапрадеда) умершего в 1873 г. (то был Михаил Александрович Максимович, 1804–1873) в честь которого, вероятно. Владыку и назвали при крещении Михаилом. Он был крупный ученый, в своем роде человек эпохи Ренессанса. Он был не только ученый ботаник и зоолог, но и историк-знаток русской литературы, философ, знаток малороссийского фольклора. Был он сперва профессором ботаники, а затем и русской словесности. Был он и ректором Киевского университета. В молодости был знаком с Пушкиным и Гоголем. Другим известным предком Владыки бы св. митрополит Тобольский Иоанн (Максимович), просветитель западной Сибири, умерший в царствование Петра Великого (1715).

В 18 и 19 веках Максимовичи были известны, как дворяне, полтавские помещики. Сам Владыка окончил Полтавский кадетский корпус. Родители Владыки жили позднее в Харькове, его отец был некоторое время предводителем харьковского дворянства, а сам Владыка там окончил юридический факультет. Во время студенчества Владыка познакомился с выдающимся харьковским архиепископом Антонием, будущим киевским митрополитом, который оказал на него сильное влияние. Нужно отметить, что дальние предки Владыки были сербскими дворянам, покинувшими родину, после завоевания ея турками (в конце 15 века). Между прочим, и бабка Ивана Грозного, мать его матери, кн. Елены Глинской, была тоже из сербских дворян-беженцев. Владыка Иоанн очень любил православный сербский народ и Сербию, как и вся русская эмиграция в Югославии. Последняя состояла, главным образом, из представителей бывших военных и их семей и вообще русской интеллигенции.

Прошло 30 лет с тех пор, как Владыка уехал в Шанхай и вот, как архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский (с 1963 г.) он навестил наш приход в Сеаттле и в первый же день приезда он зашел ко мне, тем более, что я живу прямо против церкви. Заходил он ко мне в мою комнату, в полуподвальном помещении, куда был отдельный вход из сада. Иногда он заходил по несколько раз, и днем и вечером. Садился в кресло, отдыхал. Иногда молчал, иногда начинал сразу говорить. Вспоминал наш родной русский Белград, своего Авву – митрополита Антония. Владыка любил и хорошо знал русскую историю и его было интересно слушать. Как и митрополит Антоний, он был, конечно, правых убеждений и монархист.

Верил в возрождение России. Он был снисходителен к людям, прощал их и никогда не осуждал. Когда я, как-то, неудачно спросил его о неприятностях в Сан-Франциско в связи с постройкой собора, он сразу "заснул" на несколько минут и я больше никогда не возвращался к таким темам. Иногда Владыка вдруг прерывал наш разговор и сразу переходил на тему тех жизненных, семейных проблем, которые меня могли волновать, но о которых я ему никогда не говорил. Ему можно было довериться и он давал совет просто и ясно.

В субботу 2-го июля 1966 г., Владыка пришел ко мне и просидел у меня минут 45. Он должен был ехать с Чудотворной Иконой к одному больному, а затем в Канаду. На мой вопрос, зайдет ли он еще ко мне в этот приезд, он ответил коротко: "Бог знает, что будет со мной сегодня или завтра". Я проводил его через улицу в церковный дом, где Владыку ждал Ю. Г. Кальфов. Мы с ним остались разговаривать внизу, а Владыка поднялся к себе наверх. Вскоре, услышав какое-то падение там, мы взбежали туда и увидели Владыку, лежащего на полу. Помогли ему подняться и сесть в кресло в его комнате. На вопрос что с ним, услышали ответ: "Не знаю, такого со мной никогда не случалось". В этот момент у Владыки произошла легкая, короткая судорога тела и он отошел от нас навсегда. Вызванные пожарные-медики из соседнего квартала констатировали быструю и легкую смерть. Бывший тогда в Сеаттле епископ Нектарий и настоятель прот. Андрей Наконечный (теперь оба покойники) отслужили в комнате Владыки панихиду, а затем и в храме, после перенесения туда гроба с телом. На следующий день тело Владыки было уже в Сан-Франциско.

Такова была моя последняя встреча с Владыкой Иоанном, которого я знал и любил 40 лет. И теперь, после 25 лет со дня его смерти, я чувствую, что мне его не хватает, недостает. Бывая в усыпальнице Владыки, я всегда обращаюсь к нему с просьбой и за советом.

Юрий К. Хрущев

"Это – Архиерей"

К Владыке Иоанну я был привязан, можно сказать, с раннего детства по Белградской церкви. Владыка Иоанн тогда был брюнет – ему еще не было 40 лет, а я был обыкновенный мальчишка. Но я невероятно любил Владыку Иоанна. Владыка был Шанхайским епископом, но он довольно часто приезжал в Белград. Когда он был в Югославии он приходил в церковь, служил и в общем все его знали, все его любили и считали своим. Помню, я к нему прижмусь очень сильно головой, а он мне говорит: "Не бодай меня". Вот это мои первые впечатления о Владыке Иоанне. Конечно, мы знали, что есть два столпа нашей Церкви, на которых все держится – очень тонкий, мудрый Владыка Митрополит Анастасий и полный святости и подвижничества Владыка Иоанн. Затем события перевернулись. Русская Зарубежная Церковь покинула Белград в связи с тем, что Югославия подпала под власть нового режима и, казалось, навсегда всякая связь с Владыкой Иоанном была утеряна.

О подвигах Владыки Иоанна я много слышал. Я, во-первых, слышал, что Владыка Иоанн никогда не ложится спать, а всегда сидя спит; что он был молитвенник это совершенно ясно – от Владыки чувствовалась молитвенная стихия.

С Владыкой Иоанном я второй раз в моей жизни встретился в 1950 году, когда Владыка Иоанн принял Западно-Европейскую епархию. Положение было очень трудное. Церковь бедствовала, духовенство бедствовало, я тоже бедствовал. Экономически Владыка Иоанн помочь мне не мог – просто не было приходов, не было куда назначить. Но приходило большое количество пожертвований на имя Владыки Иоанна в виде церковных вещей, ряс и подобное. И вот я помню – я тогда был молодым 26-летним священником – как мне говорит Владыка Иоанн: "Померь вот эту рясу". Померил я рясу, и годилась или нет трудно сказать. И Владыка Иоанн стал на колени, чтобы проверить доходит ли ряса мне до ног. Какое великое смирение! Надо сказать, что я этим очень смутился. Потом Владыка Иоанн уже посетил нас, когда мы были в Лондоне. Посещал он нас обыкновенно каждый год на Успение Божьей Матери, когда был храмовой праздник. Владыка Иоанн был потрясающей личностью. Его все любили, все бесконечно преклонялись перед ним, но это не было обожанием. Нет, просто преклонялись перед его подвигом и перед ним, как перед человеком, который несет этот подвиг. Владыка Иоанн имел обыкновение посещать и инославные храмы, где была возможность благодати еще православия, именно в виде святых мощей общих святых, которые прославились еще до разделения церквей. И вот Владыка Иоанн выразил желание посетить Вестминстерское Аббатство. Вестминстерское Аббатство возможно когда-то было весьма святое место. Чудом оно сохранилось как приходской храм от общего разрушения при Генрихе Восьмом и теперь в нем той святыни, которую можно было ожидать в древнем храме не было. Просто приходим посмотреть на него как замечательную туристическую аттракцию Лондона. Владыка тоже пошел. Пробыв там некоторое время, самое короткое, он ушел: "Тут, – говорит, – нет никакой благодати". Действительно, там находились мощи великих деятелей Англии, великих политических строителей страны, писателей, ученых, но святых нет.

Вот еще одно впечатление у меня о Владыке Иоанне. Владыка Иоанн должен был приехать поездом в Лондон, по-моему из Франции. Мы, духовенство – покойный наш Владыка Никодим, я и протоиерей Георгий Шереметев, встречали Владыку на вокзале. В это время вышел из здания вокзала сгорбленный, в сандалиях на босую ногу, несущий тяжелую икону на груди, с клобуком несколько криво надетом, старец, хотя он не был тогда старцем, но вид старца у него был, настолько он был изнуренный жизнью. Вышел Владыка из вокзала и англичанин, простой человек, говорит: "Это – архиерей". Он почувствовал великую силу в Владыке. Потом надо сказать, что с Владыкой Иоанном было связано и то, я думаю, что должно относиться ко всем архиереям, т.е, когда они присутствуют в церкви, чувствуется праздник, хотя думаешь, праздника же нет - обыкновенный день, три стихиры из Октоиха, три из Минеи на "Господи воззвах", ни славословия, ни полиелея нет, но чувствуешь праздник, великий праздник – Владыка Иоанн тут. Это должно относиться ко всем архиереям, но это далеко не так. Относится, по-видимому, только к носителям святости, каковым и был Владыка Иоанн. Где он был, что-то такое было особое – незримый свет, то, что мы называем благодатью, хотя и не понимаем этого слова.

Владыка Иоанн совершал богослужения с большим, если сказать настроением, это слишком светское выражение, с большим чувством, переживанием богослужения. Проповеди Владыки Иоанна фактически были непонятные. Когда читали эти проповеди они производили большое впечатление. В храме же их могли слышать 2–3 человека спереди, а так это все терялось. Владыка Иоанн считал своим долгом проповедовать. Но, чтобы эти проповеди доходили к молящимся – этого не было. Владыке было трудно выговаривать слова, и поэтому его трудно было понять.

Владыка Иоанн мог быть, и очень строг, и очень снисходительным в одно и то же время. Если он знал, что человек может сделать лучше – он бывал к нему строг, а если он видел, что человек не может – он был по отношению к нему очень снисходителен и ему все прощал. У Владыки Иоанна я заметил два элемента: с одной стороны педантичная строгость в смысле богослужения, например он будет от вас требовать, чтобы пели седален, или эксапостиларий, не важно на какой глас, а лишь бы петь. С другой стороны он мог быть исключительно снисходителен. Например, мне известно два случая, когда "викар-священники" перешли в Православие и они были второбрачными. Владыка их крестил и рукоположил. Так что в нем была и строгость и невероятная доброта. Если кто обижался на Владыку, Владыка сам просил у того человека прощения, хотя последний сам чувствовал свою виновность. Владыка на свою паству смотрел как на "свою" паству – он был с ней тесно связан. Он постоянно посещал больницы и прихожан на дому.

На богословские темы мы с Владыкой мало говорили. У него было страшно мало времени, а я стеснялся его беспокоить. Но, мне известно, что всякий мой перевод, который я ему направлял, хотя бы самый незначительный, Владыка Иоанн принимал с величайшим воодушевлением и хвалил и благодарил. И это давало мне известную энергию продолжать работу, зная, что есть кто-то, кто найдет время, хоть это и оторвет от своего сна, от своего отдыха, и ее прочтет.

Службы Владыки Иоанна были очень, очень длинные. Вероятно это было нужно для подвижничества, но очень мало кто мог выдержать это. Но теперь, когда Владыки нет, думаешь, как было хорошо с ним жить и молиться. Вы могли иметь кому душу открыть, кто вас поддержит, кто, если вы упадете, вас поднимет, кто вас ободрит, кто вас пожалеет, кто даст силу духовную – это святой. И вам, когда его нет, чувствуется, что вся жизнь идет между кусками льда, а этого теплого сердца нет.

Знаю, что Владыка читал мысли. Один раз у меня была очень нехорошая мысль и Владыка Иоанн обернулся и строго на меня посмотрел. Прозорливость Владыки была скрытой, но для того, чтобы не погрешить смирением, он это никогда не хотел признать.

Последние месяцы жизни Владыки Иоанна я провел в Сан-Франциско. Владыка меня принял с такой теплотой, что просто не могу сказать, как мое сердце радовалось эти два месяца. Владыка Иоанн был такой недоступной уже святости, что было мне последнее время просто страшно быть с ним. Как если бы вы видели ангела, вам было бы с ангелом страшно. Приближаясь к своей кончине, Владыка Иоанн уже был в сфере благодати Божией. Отнесся он ко мне по приезду исключительно тепло.

Знал ли Владыка Иоанн о своей кончине? Трудно сказать. Если он знал, как некоторые говорят, то из одной своей скромности он это скрыл. Во всяком случае я, зная то, что он мои расходы по прибытии в Сан-Франциско решил немедленно оплатить, я говорю: "Да нет, Владыка, это в другой раз". "Нет, нет, сейчас же надо заплатить". – "Почему?" – "Так надо". Потом поручил мне заведование богословскими курсами, что я с удовольствием делал. Потом мне Владыка сказал: "Хорошо, ты уже полтора месяца отдыхаешь, возьмись теперь за дело – служи и работай", и вдруг неожиданная весть, ужасающая весть, что Владыка Иоанн умер.

Владыка Нектарий был в Сеаттле и мне пришлось возглавить первую панихиду по Владыке Иоанну в Сан-Францисском соборе. Было это незабываемое. Начинаем возглас: "Благословен Бог наш" и потом начинаешь плакать, другой батюшка подтягивает и тоже начинает плакать. У диакона срывается голос и он не может говорить ектенью... Весь город плакал, включая и духовенство. Владыка Иоанн ушел из этой жизни, неся ореол святости и бесконечной любви к людям.

Архимандрит Амвросий

На острове Тубабао на Филиппинах, где был организован лагерь русских беженцев из Китая после прихода там к власти коммунистов

На острове Тубабао на Филиппинах, где был организован лагерь русских беженцев из Китая после прихода там к власти коммунистов

Примеры святости и благочестия

Православная Церковь за рубежом не только вела все 50 лет большую культурную и просветительную работу, но дала много примеров святости и благочестия. Мы ограничимся только шестью примерами, хотя подвижников было очень много.

... Третьим подвижником был архиепископ Иоанн (Максимович), которого при жизни многие считали юродивым и только после смерти оценили его высокую христианскую добродетель. Он спас тысячи своих пасомых из Китая и был удивительным аскетом и молитвенником.

П. Е. Ковалевский.

Из книги "Зарубежная Россия" (изд. "Librarie des cinq соntеnts" Париж.)

Необычайный студент

Русские студенты, как и русские профессора, отличались от сербов. Среди последних большинство окончило семинарии и готовилось стать священниками. Они смотрели на изучение богословия, как на шаг, облегчающий продвижение по иерархической лестнице. Отношение к Церкви у них было бытовое, но многие из них были искренно верующими. Мы же, русские, готовились на служение гонимой Церкви; не обеспеченная карьера, а полная неизвестность ожидала нас.

Среди нас было значительное число своеобразных, даровитых людей, оставивших след в жизни эмиграции. Самым необычайным среди них был несомненно Михаил Борисович Максимович (1896–1966), в будущем архиепископ Иоанн. Небольшого роста, грузный и широкий в плечах, с одутловатыми щеками и красными губами под рыжеватыми малороссийскими усами, он производил впечатление большой, в себе сосредоточенной силы. Он мало общался с другими студентами, только под конец курса я ближе познакомился с ним, и мы имели несколько дружеских разговоров. Он очень бедствовал, зарабатывал на жизнь продажей газет. Белград в те годы покрывался непролазной грязью во время дождей. Максимович носил тяжелую меховую шубу и старые русские сапоги. Обычно он вваливался в аудиторию с запозданием, густо покрытый уличной грязью, вынимал не спеша из-за пазухи засаленную тетрадку и огрызок карандаша и начинал записывать лекцию своим крупным почерком. Вскоре он засыпал, но как только просыпался, сразу возобновлял свои писания. Многие из нас любопытствовали узнать, что за записи получались у Максимовича, но никто не решился попросить его дать нам их прочитать. Этот необычайный студент стал самым необычайным епископом зарубежной Церкви.

Окончив университет, он принял монашество и священство. Одно время он преподавал в Битольской семинарии. В 1934-м году он был посвящен в епископы и послан в Шанхай. Там епископ Иоанн вел жизнь сурового аскета, лишал себя сна и пищи, носил зиму и лето сандалии без чулок, его ряса была похожа больше на одежду нищего, чем на епископское одеяние. Его поведение вызывало смущение у окружающих своим юродством. Некоторые считали его ненормальным, но это не мешало ему нести ответственность за материальные и духовные нужды своей паствы и быть неутомимым в помощи всем нуждающимся. Он создал приют для бездомных детей, сумел эвакуировать их сначала на Филиппинские Острова, а потом в Америку. Многие русские обязаны ему своим спасением от коммунистов, когда последние заняли Шанхай. Покинув Китай, епископ Иоанн поселился во Франции, в 1962 году он получил кафедру в Сан-Франциско, где и умер 2-го июля 1966 года. Многие теперь почитают его, как святого.

Н. и М. Зерновы. Из книги "За рубежом" (Париж 1973)

Памяти Архипастыря-подвижника

Не забудьте, что рядом с Богословским Факультетом в Белграде, куда направляю я вас на добрая и душеполезная учения, находится "живая Академия", это – наш Авва митрополит Антоний, мой бывший наставник и благодетель, а ныне великий учитель и святитель Вселенской Христовой Церкви. К нему чаще заходите, ибо от него получите и почерпнете то богатство знаний и мудрости, которые вряд ли даст вам современная духовная школа – Такими словами напутствовал меня в Югославию, в январе 1932 года, Блаженнейший Дионисий, когда нависла надо мною угроза удаления из Варшавского Университета, вызванная протестом против последовавшего из министерства запрета студентам пользоваться, на собраниях Богословского Кружка, родным, материнским языком.

Как родного принял меня Авва митрополит Антоний, его любовью, лаской и вниманием обильно я пользовался, и Старец обижался, делал выговор, если, бывало, вечером или в течение дня не зайдешь к нему.

В скромных покоях митрополита Антония познакомился я и с иеромонахом о. Иоанном (Максимовичем). Неоднократно наблюдал, как отечески ласков был старец Митрополит к о. Иоанну; в движении его глаз, в каждом слове, обращенном к о. Иоанну, светились радость о сыне духовном, полное доверие и благодарность за то, что приумножает он Богом данный ему талант.

Несколько раз бывал я и в доме Родителей о. Иоанна. Поражало паломничество к нему студентов сербов. Сербы – не поклонники своего монашества, а вот, как только появится в Белграде о. Иоанн, студенты сербы буквально осаждали его. Праведная жизнь инока подвижника, непривычная в миру строгость к себе и любовию исполненное сердце – привлекали к нему внимание и сердца сербского студенчества.

Привел Господь быть на хиротонии о. Иоанна во епископа, встречаться с ним, уже епископом, и в покоях митрополита Антония. – Смотри, владыка, чтобы не испортил тебя сан архиерейский... не увлекись вкусными блюдами, ведь архиереев любят попотчевать вкусненьким... да и красавица прильнет к тебе, – шутя говорил старец Антоний аскету, подвижнику молодому Архиерею, и лицо Старца сияло радостью о новом Святителе Божием.

Любит народ наши архиерейские службы, охотно их посещает. Но, как наблюдал я в Белграде, Литургия, совершаемая владыкой Иоанном, привлекала необычное, при служении других архиереев, количество молящихся. Косноязычный, служит невнятно, а молящихся тьма...

В начале 1935 года вернулся я в Польшу на пастырское служение. В 1936 году получил от владыки Иоанна, из Шанхая, письмо и, через некоторое время, несколько его проповедей. А в 1958 году, в Париже, лично беседовал с ним. Многие в Париже не понимали Владыку, их смущал его внешний вид, что босой он ходит. Рассказывал мне П. С. Лопухин, что были и жалобы на Владыку митрополиту Анастасию. В одной из жалоб просили, чтобы Первосвятитель приказал владыке Иоанну носить ботинки. Митрополит Анастасий откликнулся на эту просьбу, написал Владыке письмо, а обрадованные этим прихожане поспешили преподнести своему Архипастырю новые ботинки. Владыка принял дар, поблагодарил, и носил ботинки... под мышкой, но их не надел. Снова жалоба Митрополиту, снова пишет Авва владыке Иоанну о послушании и получает от него ответ: – Ваше предписание исполнил, Вы писали, чтобы я носил ботинки, но не написали, чтобы я их одел, вот я и носил их... а теперь одену. И владыка Архиепископ зашагал по Парижу в ботинках.

– Странное впечатление производит ваш владыка Иоанн. Своей внешностью он многих отталкивает от себя, но одно в нем несомненно – он человек Божий, подвижник и великий молитвенник, сказал мне прихожанин Русского экзархата в Париже Д. Н. Федченко, и поведал мне следующий случай из жизни владыки Иоанна в Париже. – В одном из госпиталей Парижа неподвижно, в неисцелимом недуге лежала русская женщина. Врачи, облегчая ее физические страдания, примирились с мыслью о ее смерти и больничные сестры ожидали ее кончины. В вечерние часы, в преддверии, как думали больничные сестры, ее последней ночи, вошел в палату, где лежала умирающая, владыка Иоанн. Сам пришел, не по чьей-либо просьбе, и остановился у постели ее. Долго молился, стоя у ложа больной, "странный русский священник". И что же, к полночи больная поднялась с постели и потребовала свою одежду, желая покинуть стены госпиталя. Удивленные сестра и сиделка, – ведь больная не была в состоянии подняться, а вот сейчас бодро встала и так же бодро направилась к ним, – вызвали врача. Освидетельствовав больную, врачи признали ее совершенно здоровой, и при опросе выяснилось, что к ней "приходил кто-то в черном, сказал, что она здорова и может идти домой". Больная не назвала имени "посетителя в черном", приказавшего ей встать и идти домой, но врачам не трудно было установить, что это был владыка Иоанн.

3/16 мая 1963 года, в разговоре о Сан-Францисской смуте, сказал мне митрополит Анастасий: "Я не узнаю владыку Иоанна. Прежде тихий, молчаливый и кроткий, он проявляет настойчивость, оживился, неуступчив..." Что же произошло с Архипастырем подвижником? Вся его жизнь была всецелой отданностью Богу и служением Церкви, исключающим личные интересы или, тем более, кружковые. Кружковщина, как отрицательное, а в ограде церковной и пагубное явление, была абсолютно чужда владыке Иоанну. Но она существовала и существует. Владыка видел происходящую в ограде церковной подмену принципа воображениями кружковой и личной выгоды или заинтересованности, и он оживился, стал настойчивым и неуступчивым. Его отношение к тому или иному вопросу церковной жизни всегда вытекало из принципиального значения данного вопроса, а оценка событий и фактов никогда не ставилась в зависимость от того, кто является автором, виновником данного вопроса, явления или события. Архиепископ Иоанн не умел жертвовать объективностью ради личной дружбы, ради личной привязанности или, тем более, приносить объективность в жертву за личные, ему оказанные услуги.

Необычно строгий в вопросах канонических и в верности православно-русским традициям и обычаям, владыка Иоанн, в то же время, был чужд церковного провинциализма. Эта черта ярко в нем выявилась в почитании в прославлении им, в бытность Архиепископом Западно-Европейским, святых Франции, живших до разделения Церкви; эта его черта ярко выявилась и в вопросе сохранения за переходящими в Православие их прежних имен, полученных в крещении, если данный святой жил, подвизался и был прославлен до разделения Церкви Христовой.

– Скажите, как вы относитесь к митрополиту Антонию и о. Иоанну? – как то спросил меня заведующий библиотекой Богословского Факультетов Белградского Университета В. Ф. Фрадинский. Прошло со дня того свыше 35 лет. За эти годы со многими церковными деятелями привел Господь встретиться, многое слышать и видеть в ограде церковной, а вопрос В. Ф. Фрадинского: "Как вы относитесь к митрополиту Антонию и владыке Иоанну" звучит по нынешний день. Ответом на этот вопрос В. Ф. Фрадинский измерял меру духовности вопрошаемого и определял степень его пригодности для служения Церкви. Этот вопрос актуален и ныне. Он и поныне остается верной меркой для определения духовной качественности и деловой пригодности трудящихся на Ниве Христовой.

Протопресвитер М. Зноско-Боровский

Шанхайский прислужник

Охотно делюсь с Вами моими личными воспоминаниями о, тогда еще, епископе Иоанне Шанхайском (Максимовиче), памятуя следующие слова преп. Нестора Летописца и молясь его молитвою:

"Умоляю убо вас, возлюбленная моя братия, не судите меня за мое невежество ежели, будучи столь преисполненными любовию ко святому, я решился поведать о нем решительно все, что знаю, ибо убоялся я, чтобы слова Господа нашего о злом и ленивом рабе не относились ко мне... Но прежде всего обращаюсь ко Господу: О всемогущий Господи, благодати подателю, Отче Господа нашего Иисуса Христа, помози ми, просвети сердце мое, да уразумею заповеди Твоя, отверзти уста моя и да поведаю чудеса Твоя и славу угодника Твоего" (Из Предисловия Летописи почитания Архиепископа Иоанна Еп. Саввы Едмонтонского).

И я "преисполнен любовию ко святому", но боюсь своего невежества, неумения передать "славу угодника Бо-жия". И не знаю с чего начинать, как по порядку изложить огромное множество самых глубоких, врезавшихся навсегда в сердце, благодатных впечатлений о величайшем Праведнике.

Не зная, с чего начать, я переписал собственноручно некоторые сохранившиеся у меня письма Владыки, написанные им мне между 1949 и 1962 годами. Это я сделал, чтобы пережить еще раз умиление от духоносных наставлений Святителя и, чтобы отметить, что Владыка каждое письмо начинал кропотливым изображением до конца им возлюбленного восьмиконечного Креста Спасителя. Он отмечал эти письма только по православному календарю (вовсе игнорируя гражданский календарь) и писал только по старой орфографии. Поздравления с Днем Ангела он всегда писал в самый день Праздника, поэтому я их получал только несколько дней спустя. Этот праведник не допускал даже такую мелкую "фальш", как посылку поздравлений до наступления самого Праздника!

Владыка начал свое епископское служение в Шанхае в 1934 году – год моего рождения в этом большом международном торговом порту Китая. Семья моя имела дом всего лишь три квартала от величественного Собора Пресвятой Богородицы Споручницы Грешных и родители пешком ходили с нами, детьми своими, в этот собор в воскресенье и праздничные дни. Брат и я с 1939 года и вплоть до нашего отъезда навсегда из Шанхая на остров Тубабао в январе 1949 г. посещали католическую школу, находящуюся рядом с собором. Очень смутно помню торжественное освящение Владыкой огромных, величественных золотых крестов и поднятие их на пять куполов только что построенного прекрасного собора. Рядом с собором был построен несколькоэтажный епархиальный дом, над центром которого возвышалась башня-колокольня. Помню за епархиальным домом недостроенный фундамент для второй церкви, где Владыка всегда совершал чин Великого освящения воды в Праздник Богоявления. Летом, когда школа была закрыта, мы с братом часто приходили туда и играли на довольно большом церковном участке.

Мне было лет 8 или 9, когда, в один жаркий летний день, я вошел в огромный, всегда прохладный собор, чтобы отдохнуть от жары. День был будний, время – около 7 часов вечера, когда было еще совсем светло. Шла вечерняя служба, совершаемая дежурным священником, и собор был почти пустым. На своем месте при одной из массивных колонн собора, между алтарем и правым притвором, за своим аналоем с богослужебными книгами, стоял Епископ Иоанн. Впоследствии я узнал, что Владыка отстаивал ежедневно все девять положенных Православной Церковью суточных богослужений, и что он каждый день причащался. После службы я подошел к нему под благословение. Он спросил, как меня зовут и пригласил к себе "поговорить". Никогда не забуду как он, прежде чем оставить храм, клал земные поклоны перед каждой иконой в огромном соборе, как-бы прощаясь на время со своими близкими друзьями – святыми, а я следовал за ним, держа в руках его посох. Моя детская душа сразу потянулась к этому необыкновенному человеку, подсознательно почувствовав ту глубоко-христианскую любовь, которую Владыка питал к людям, в особенности к детям.

Впервые вступил я в его большой кабинет на втором этаже епархиального дома. Весь правый угол кабинета, с потолка до уровня высоты стоящего в углу аналоя, заполнен был множеством икон всевозможных размеров. Почему-то мне показалось совершенно естественным, что Владыка, войдя в свой кабинет, начнет немедленно класть перед иконами земные поклоны и опять продолжительно молиться. Наконец он сел за свой стол, который весь был буквально завален бумагами, и долго со мной беседовал.

Как и впоследствии, говорил он о Церкви, о жизни Ее подвижников и святых, о мучениках, о Церковных Праздниках. Не хотелось уходить домой от этого необыкновенного человека.

Было уже темно, когда Владыка меня благословил и повелел идти домой. Я начал ежедневно, утром и вечером, посещать богослужения в соборе и прислуживать. В будничные дни Владыка часто сам потреблял Святые Дары, оставаясь в глубокой молитве в алтаре долго после ухода служащего священника. И опять, как всегда, прикладывался он ко всем иконам в соборе прежде чем выйти из него в свои покои.

Беседуя со мной в своем кабинете. Владыка иногда на несколько секунд засыпал. Я узнал, что он никогда не ложился спать в кровать, лишь предавался краткому сну в стуле или на коленях перед своими любимыми иконами, как его иногда находил его секретарь, некий г-н Кантов.

Был я свидетелем такого необыкновенного случая. Как-то вечером, во время беседы со мной в своем кабинете, Владыка ответил по зазвонившему у него на столе телефону. Не знаю, с кем говорил Святитель, но никогда не забуду, как, продолжая говорить, Владыка уронил телефонную трубку и задремал. Трубка лежала в подряснике на его коленях, а он, дремля, продолжал еще долго слышать и говорить с позвонившим ему человеком. По законам физической природы совершенно было невозможно ни Владыке слышать того, кто позвонил ему, ни тому человеку слышать, что отвечает ему Владыка. Однако, по продолжительности и смыслу того, что говорил Святитель, мне ясно было, что – чудесным образом – происходит разговор!

Однажды принесли Владыке в кабинет обед: помню, была тарелка борща и кисель в кружке. Он был один, а я находился в соседней комнате, куда принесли мне мой обед, скромный. И вот я вижу через открытую дверь, как Владыка выливает сладкий кисель в тарелку с борщом и начинает эту бурду безвкусную есть. В то время, мне, ребенку, эти случаи показались совершенно естественными для Владыки.

Все ребята, прислужники, любили Владыку, несмотря на его строгость. Так за проказы, Владыка однажды велел сторожу Михаилу ремнем пороть виновных. Для меня Владыка стал идеалом, и я решил во всем ему подражать. Как-то Великим постом перестал спать в кровати, а ложился на пол, перестал есть нормально с семьей, а только хлеб с водой и проч. Родители заволновались и повели меня к Владыке. Выслушал их, Святитель повелел сторожу пойти в лавку и принести колбасу. На мои слезные замечания, что "ведь сейчас Великий пост", мудрый Архипастырь приказал мне съесть принесенную колбасу и всегда помнить, что послушание родителям важнее самовольного поста. "Как же мне быть дальше, Владыко?", спросил я, желая все же как-то "особенно" подвизаться. "Ходи в церковь как ты делаешь, а дома делай то, что тебе говорят папа и мама". Помню, как я тогда огорчился, что Владыка не назначил мне каких-нибудь "особых" подвигов.

Вспоминая еще один знаменательный случай – вернее, происшествие – в жизни Владыки, при котором я лично присутствовал. День был будничный и Литургию совершал один из священников шанхайского собора. Как всегда, Владыка Иоанн стоял на своем обычном месте, а я, кажется, прислуживал, не помню. Хорошо помню, как этот священник во время своей проповеди, ругал Владыку, указывая на него пальцем и употреблял такие слова, как: "змея, скорпион, жаба, ханжа" и проч. Владыка продолжал стоять на своем месте, нисколько не реагируя на безумные нападки своего священника, но продолжая читать из какой-то книги у себя на аналое. Потом папа мне рассказывал, как он и многие другие возмутились таким недопустимым для священника поведением по отношению к своему Архиерею и просили Владыку наказать наглеца, но Владыка ничего не предпринимал, говоря, что это его личное дело. Какое святое незлобие! И вообще никто никогда не слыхал из уст этого Праведника хоть одного слова осуждения кого бы то ни было.

Покойный протоиерей Серафим Слободской мне рассказал, как он однажды задал Владыке такой вопрос: "Кто виноват в той печальной смуте, которая творится вокруг строящегося собора в Сан-Франциско?", и Владыка очень просто ответил одним словом: "Диавол".

Душепопечение – вот слово, которое определяет как нельзя лучше движущее начало всей жизни и деятельности величайшего молитвенника и праведника – не только нашего тепло-хладного века – но, твердо верю, вообще всей истории вселенской Христовой Церкви. Иначе, как объяснить то, чему сам был живым свидетелем? Как, например, буквально преображалось его лицо во время Литургии на великие праздники, сияя неземным светом, а глаза, всегда полные божественной любви, явно отображали недосягаемую для нас грешных неизреченную радость от присутствия Св. Духа. Или как в Пасхальную ночь он облетал -как бы носимый Ангелами – весь пространный шанхайский собор, выкрикивая от избытка радости победоносные: "Христос Воскресе!", "Христос Воскресе!". Его подлинному ликованию, казалось, не было тогда предела, он был весь поглощен радостью о Христе, Которого он возлюбил подлинно, до конца.

Но что удивительнее всего – это дар видеть сердце человеческое и привлекать его ко Христу. Ведь не будь этого праведника, я никогда бы и не думал служить Церкви в Духовном сане. Как он удивительно точно предсказал, что с нами будет! С своем письме брату и мне в октябре 1949 г., когда нам было всего 13 и 15 лет, мы только что прибыли с Филиппинских островов в Австралию, но уже начали редко ходить в церковь, он предупредил: "Отходя от путей Господних, мы лишь на время можем наслаждаться телом – потом почувствуем горечь того зла, которое кажется сладким". Не могу без горьких слез благодарности читать эти пророческие слова и сегодня, 35 лет спустя!

Он знал, что я ему напишу 19 мая/1 июня 1960 г. "Как бы мне хотелось лично побеседовать с вами, Владыко! Так много случилось и запечатлелось в моем уме после Филиппин, что я сам не узнаю себя. Духовные стремления моего детства утонули давно в греховной, материальной среде".

Но видел великий праведник, что не совсем "утонули" мои духовные стремления, и продолжал звать меня служить Церкви, советуя "...чтобы (я) получил богословское образование и для сего поступил в Троицкую Семинарию. Да поможет тебе Господь и да благословит тебя на тот путь!" (Письмо от 18/31 января 1961 г.).

Конечно, нет у меня слов выразить свою благодарность к любовь незабвенному Архипастырю. При земной жизни архиерея мы возглашаем: "Молитвами святого Владыки нашего, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!", но поскольку "несть Бог, Бог мертвых, но Бог живых", по неложным словам Самого Спасителя, я и сегодня продолжаю призывать себе на помощь Святителя Иоанна такой же самой молитвой.

Постоянно благодарю Бога за то, что Он меня сподобил быть свидетелем величайшего Своего Угодника, по молитвам которого не погрузился я окончательно в суету мирскую. Не сомневаюсь, что наступит день, когда и земная Церковь прославит Владыку Иоанна как одного из те х "ихже не бы достоин весь мир, и возблагодарим Бога, дивного во святых Своих".

Протоиерей Георгий Ларин

Праведник XX века

1. Детство. Завтра ожидается что-то особенное... На нашем новом Кафедральном Соборе Пресвятой Богородицы Споручницы грешных (в Шанхае) будут поднимать кресты на купола. Помню море голов вокруг церкви... как на Пасху. Отец поднимает меня, а я стараюсь через толпу увидеть Владыку, как он освящает приготовленные к поднятию кресты. Поднимаю голову... где-то высоко в небе вырисовывается главный купол, и вдруг... замираю в восторге. Отражая на себе лучи солнца, плывет вверх золотой крест. Господи! Какая красота!

А вот епархиальный дом, рядом с Собором. Мы, мальчишки, хотя и боялись, но любили взбираться на верхний этаж и оттуда взирать на прохожих. Бывало застанет нас у окна Владыка. Мы прижмемся виновато к стенке, а он так ласково позовет к себе, потеребит за волосы, и, благословив, отпустит с миром, напутствовав добрым словом.

За епархиальным домом находилась площадка, на которой мы играли. Владыка, который большей частью всюду ходил пешком, когда проходил мимо этой площадки, всегда заходил к детям и, благословляя нас, милостиво беседовал с нами. Перед глазами его ласковое, улыбающееся лицо.

Уже студентом я серьезно заболел и был помещен в католическую больницу на окраине английской концессии города, где жил Владыка. Я находился в тяжелом положении. Помню, какой великой радостью исполнилось мое сердце, когда я у своей постели увидел милый облик дорогого Владыки, с искрящимися, полными участия глазами. Как Владыка молился! Я пролежал в больнице несколько недель, и Владыка в определенный день каждой недели приходил, утешал и молился. Воистину, пастырь добрый был еси! Мог же Владыка предписать одному из священников посетить больных. Но он, несмотря на каждодневные службы, обремененность епархиальными делами, заботы о детском приюте и довольно примитивные условия городского передвижения, сам, частью пешком, частью на трамвае, совершал длинные концы, посещая больных и страждущих, в больницах и тюрьмах, тем самым исполняя завет святого Апостола Павла: "о всем же сам себе подавая образ добрых дел" (Тит. 2:7).

А можно ли забыть богослужение в пасхальную ночь в соборе? Как тогда сиял Владыка, совсем не по земному; как он при каждении вихрем проносился по храму; как он победоносно-радостно восклицал, больше выкрикивал пасхальное приветствие! Никогда ничего подобного я нигде не видел. И вообще Владыка служил на редкость молитвенно-проникновенно, так что и сослужащие и народ проникались духом молитвенности и благоговения.

2. Во время войны тяжело жилось русским изгнанникам в Шанхае под японским ярмом и советским влиянием.

Владыка делил с нами все горести и лишения. Окончилась война. Советское влияние готово было поглотить весь русский Китай. Но Бог миловал. Тяжело было и Владыке ориентироваться, не имея контакта с Владыкой Митрополитом Анастасием, который в это время восстанавливал нарушенную войной жизнь Зарубежной Церкви. Да и доверчив был Владыка. Хотя и обвиняли его в политической неустойчивости, но в сердце своем он никогда не изменил правым убеждениям, что доказал не только принесением покаяния перед Архиерейским Собором, но и тем, что, как духовный вождь, возглавил исход русских беженцев из Китая, сначала на Филиппины, а затем в Америку.

На острове Тубабао Господь вновь привел меня встретиться с дорогим Владыкой и испытать его благосклонное отношение к моему недостоинству, в то время одинокому и потерянному скитальцу. Хотя Владыка имел на руках визу в США, он счел первым своим долгом разделить изгнание со своими духовными чадами, заброшенными Промыслом Божиим на острова пальм и тайфунов. В кратчайший срок церковная жизнь забила ключом. Налажена была временная епархиальная канцелярия, размещен был женский монастырь, открыты были три храма, и при монастыре вырос "Собор", помещенный в просторный военный барак и к Пасхе увенчанный самодельным куполом-луковкой.

Уехал Владыка в Америку и всем известно, как он силой своего духа добился у сильных мира сего въезда гонимых чад своих. Почувствовав свободу, по разному оценили ее люди и по разному отблагодарили старца. Одно можно с уверенностью сказать: Владыка никогда не таил в сердце своем вражду на кого-либо, и к недоброжелателям относился так, как будто ничего вовсе и не было между ними. Эта его черта меня особенно восхищает... О, если бы и мы все умели так себя вести в наш тяжелый век!

Когда я в дальнейшем бывал в Вашингтоне, я не мог не заметить того следа, который Владыка оставил там после себя как в церковной жизни, так и среди живущих там вообще.

3. Время текло. В пятидесятых годах Господь направил стопы мои в Париж, где в Версале в то время пребывал Владыка. Никогда не забуду моей встречи с благостным архипастырем.

Владыка жил при кадетском корпусе. Я приехал неожиданно. Меня встретил секретарь Владыки и направил меня в кабинет Владыки на верхнем этаже. С трепетом поднимался я по широкой лестнице, со стен на меня смотрели портреты российских государей. Стучу в дверь и слышу "Аминь". Я тогда не знал, что нужно произносить молитву: "Молитвами святых отец наших..." Вхожу. За письменным столом, заваленным письмами и бумагами, сидел Владыка и писал. Убогий вид старца, без обуви, в потертом подряснике, и с разбросавшимися волосами создавал трогательный образ смирения и простоты... Я остановился в дверях. Владыка, увидев меня, радостно воскликнул, лицо его внезапно озарила улыбка и он, вскочив со стула и благословив меня, заключил меня в свои объятия. Я плохо справлялся со слезами радости... Потекла оживленная беседа, мы бросались от воспоминания к воспоминанию, от одного знакомого к другому. За это короткое время казалось мы вновь пережили несколько последних лет.

Узнав, что я собираюсь в путешествие по Европе, Владыка достал Троицкий календарь и дал его мне, указал на список приходов в Европе. "Отправляйся с Богом. Приедешь в город, сразу обращайся к местному священнику. Скажи, что я тебя послал". С Божией помощью и по мудрому совету Владыки, я объехал почти всю Европу, получив и духовное окормление и приобретя друзей и знакомых, которые показывали мне достопримечательности города, как не смогло бы сделать ни одно туристическое агентство.

Подходил час разлуки. Владыка предложил спуститься в церковь, которая была устроена тут же при доме. Владыка отслужил вечерню, после чего напутствовал меня. Я подошел к Владыке благословиться, а он говорит: "Нет, нет – я провожу тебя до трамвая". От резиденции Владыки до остановки трамвая нужно пройти немалое расстояние. Мне было неловко, что старец провожает меня, да еще так далеко, но Владыка настаивал на своем. И когда отходил трамвай, я еще долго в умилении глядел на сгорбленную фигуру благословляющего меня в путь старца...

4. Протекли годы. Университет. Женитьба. Гражданская служба. Прицерковная работа.

А тем временем приходят заботливые, одухотворенные письма дорогого Владыки... И вот совершенно неожиданно предложение Владыки вступить на путь служения Церкви. Как раз в это время разбирался Собором Епископов вопрос о прославлении отца Иоанна Кронштадтского, за что особенно ратовал Владыка Иоанн. Тогда же видел я чудесный сон: батюшка отец Иоанн благословил меня и увещевал не сомневаться. В тот же день жена перенесла тяжелую операцию. Но состояние здоровья не улучшалось. Мы совсем было приуныли. Неожиданно телефонный звонок. Владыка говорит жене: "Соглашайся на рукоположение, а то и впредь будешь болеть". После этого Владыка приехал к нам в гости, разделил с нами семейную трапезу и мило беседовал с нами. А на прощанье вдруг обратился к жене: "Ну, что ж милая, – диаконство или священство?", хотя в течение всего вечера об этом и словом не обмолвился. Нужно ли говорить какое впечатление произвело на нас такое решительное заявление Владыки. И мы смирились с этим решением нашего Аввы. В следующий свой приезд на восточное побережье сам Владыка рукоположил меня в сан диакона. Могу только подтвердить, что слова Владыки сбылись. После того, как я принял сан диакона, здоровье жены заметно улучшилось.

Так прошло несколько лет, в течение которых Владыка никогда не забывал нас письменно, а приезжая в Нью-Йорк неизменно справлялся о нас по телефону. И вот новое предложение от Аввы – принять место священника в его епархии. Опять размышления и опять болезнь жены. Тут уже мы решили, что Владыка видно опять предлагает нам источник исцелений. И мы решились. Но Владыки уже не стало в живых. Господь сподобил меня звания иерея, и сегодня я не могу не засвидетельствовать, что вторично здоровье матушки было восстановлено без вмешательства медицины. У нас нет сомнения в заступничестве и молитвах дорогого Владыки.

5. Не приходят больше письма от Владыки, но попечение его о нас мы чувствуем с неослабевающей силой, и живем памятью о нем... Сгорбленная фигура старца, чем-то отдаленно напоминающая преподобного старца Серафима, встает перед глазами... вот он, современный праведник, последователь батюшки св. праведного Иоанна Кронштадтского Чудотворца... истинный нестяжатель, не ищущий славы в архипастырском званий, не стремящийся к почестям и роскошным облачениям... пастырь добрый, первый показывающий пример попечения о ближних... пастырь, живший Церковью, в Церкви и для Церкви... христианин, победивший в себе гнев, отчего и лицо его было озарено радостной улыбкой... отец любвеобильный... архиерей, не покладающий рук в трудах... человек, не знающий предела в подвигах... раб Божий, подвизающийся денно и нощно в умной и сосредоточенной молитве... ходатай перед Богом за людей, получающих через него исцеления и исполнение своих чаяний.... Поистине, братие, "Таков бо нам подобаше архиерей, преподобен, незлобив, безсквернен, отлучен от грешник, и вышше небес бывый" (Евр. 7:26). Приснопамятный Владыка Иоанн всю свою многотрудную жизнь следовал этому завету великого апостола, и в большой мере преуспел в исполнении его. И тем более дивно это явление, что жил Владыка в наши дни, когда в конец человечество оскудело в вере и благочестии. Не в этом ли корень того непонимания, которое так часто встречал Владыка, даже со стороны и церковных, казалось бы, людей? Однако, то, что Господь, испытывая людей, попускал при жизни Владыки, сейчас как дым рассеивается на глазах у всех, и с каждым днем все ярче светит сей избранный светильник праведности, укрепляя верных в несении христианского подвига смирения, терпения и любви.

Протоиерей Валерий Лукьянов

***

Воспоминания о Владыке Иоанне

Моя первая встреча с Владыкой Иоанном произошла под Парижем, в Лесненской женской обители. Церковь была устроена в монастырском зале. Я много слышала о дорогом Владыке и мне очень хотелось его видеть. Приехали мы до начала обедни; Владыка уже стоял посреди церкви, в белом подряснике, ожидая начала облачения, а все молящиеся стояли вдоль стены. Было уже довольно много народа и я стала с краю. Когда я увидела Владыку, как он стоял, маленького роста, чуть сгорбленный, со слегка запутанными волосами, мне почему-то стало очень его жалко! Я подумала: как ему, наверное, трудно и тяжело! И я начала от души за него молиться. Он стоял неподвижно. Но как только я начала молиться, он резко повернул голову в мою сторону и пронзил меня глазами, как бы насквозь. У меня, от неожиданности и радости, даже мурашки по спине пробежали!

2. В начале у нас в Париже не было своего храма (Русской Православной Церкви заграницей) и мы нанимали лютеранский храм; хора у нас тоже не было; поэтому мы собирали певчих со всех храмов; конечно и я включалась в это сборный хор. Раз, не помню, было ли это пред Херувимской или перед Евхаристией, но хору не был что петь и получилась большая пауза. В хоре начали меня расспрашивать про Владыку. Я начала рассказывать то, что я слышала про него... И вдруг, у меня появилось чувство: должна молчать! Как-никак, идет Литургия и как будто Владыке наши разговоры не нравятся. Мне стало неловко; но хористы были под таким впечатлением от моего рассказа, что начали настаивать, чтобы я продолжала. Я подумала, что это могло быть лишь плодом моего воображения и продолжала рассказывать. Но на этот раз я почувствовала, что Владыка мне, на этот раз резко, приказывает замолчать; я остановилась; а все просят продолжать; и я говорю: "не могу"! Они спрашивают, почему, а я отвечаю, что Владыка этого не хочет, не позволяет! Вот второй пример прозорливости Владыки! Слышать то, что мы говорили, он конечно никак не мог!

3. Я несколько раз ходила навещать Владыку. Жил он в Кадетском корпусе под Парижем, в Версале. У него была маленькая келия на верхнем этаже дома. В келии был стол, его кресло и несколько стульев вокруг стола (возможно, был еще один маленький стол и комод); в углу иконы и аналой с книгами (точной обстановки не помню -тогда этим не была заинтересована). Кровати в келий не было; Владыка никогда не ложился спать. Иногда, когда мы с ним разговаривали, он, сидя в кресле, начинал дремать. Тогда я останавливалась, но он сразу говорил: "продолжайте, продолжайте, я слушаю". И действительно, Владыка отвечал на все мои вопросы. Всю ночь Владыка молился, опираясь на высокую палку с перекладиной на верху. Иногда он молился на коленях; вероятно, когда клал поклоны то немного засыпал в таком положении, на полу. Вот как он себя изнурял!

4. Когда он не служил и был дома, он всегда старался ходить босиком (для умерщвления плоти), даже в сильные морозы он это делал. Бывало, идет босиком в мороз, по каменистой дороге, из корпуса до храма, который находился у ворот, а корпус стоял внутри парка, на горке. Однажды он повредил себе ногу; доктора не могли ее залечить и была опасность заражения крови. Владыку пришлось положить в госпиталь, но он не хотел ложиться в кровать. Так как в госпитале это было невозможно, Владыка в конце концов покорился. Но все же подложил под себя сапог, чтобы было неудобно лежать. Сестры госпиталя, француженки, говорили: вы к нам привезли святого! К нему каждое утро приезжал священник, служил Литургию и Владыка причащался.

5. В Лесненском монастыре жил один молодой человек, во флигеле, около монастырской ограды. Он был вывезен Владыкой (думаю, из Китая). Он был весь скрюченный, ходил сильно хромая. Руки у него были скорчены и он плохо говорил. Вид у него был ненормального, но был он в здравом уме. Он много улыбался и его все любили. Однажды я узнаю, что он в госпитале и очень сильно болен (кажется у него определили менингит). Потом я узнала, что Владыке сказали, что он безнадежен и вряд ли доживет до следующего дня. Владыка моментально к нему поехал, долго молился над ним и на следующий день его выпустили из госпиталя здоровым! Дальнейшая его судьба мне неизвестна.

6. Когда Владыка прибыл к нам, у нас в Париже, в это время, было очень трудное положение с помещениями. И пришлось, чтобы создать церковь, нанять два гаража (их было много в одном найденном дворе) и соорудить в них церковку. Через несколько лет Владыке удалось найти дом и построить в нем домашнюю церковь. Сейчас в ней находится точная копия Чудотворной Иконы Божией Матери Курско-Коренной, с частицей от Чудотворной Иконы. Я лично очень любила эту церковь в гараже. В ней хотя и было очень убого и была она маленькая, но было в ней очень молитвенное настроение. Наш дорогой Владыка очень часто приезжал и у нас служил. С ним было так легко молиться! Он заражал людей своей молитвой. Я часто у него исповедывалась. Он умел исповедывать так, что вы, сами того не замечая, вспоминали свои грехи и уходили спокойными и радостными, что смогли от души покаяться. Мне грешной Господь позволил много потрудиться в этой церкви. Слава Богу за все! А на Пасху (хотя Владыка ничего не ел во всю Страстную Седмицу) он был бодрее всех, радостный, светлый, так что все молящиеся невольно торжестовали вместе с ним.

7. Одна дама (не нашей Зарубежной юрисдикции) сказала своей подруге, что она хочет пойти в храм, где служит Владыка Иоанн. Ее подруга не хотела идти: он (Владыка), мол, не ее юрисдикции. Но потом согласилась пойти и даже приложиться к кресту, но руку у Владыки не поцелует. Обе дамы были в храме и в конце службы обе подошли ко кресту. Та, которая в начале противилась, "растаяла" под впечатлением службы и подошла ко кресту с мыслью все-таки поцеловать руку у Владыки. Владыка дал ей приложиться и сразу после резко отдернул руку. Она так и ахнула! Как Владыка мог знать?!

8. Когда у нас еще не было постоянного чтеца, раз как-то читал один человек на Страстной Седмице. Так как чтение было длинное, он думал, что Владыка не заметит, перевернул две страницы. Владыка, стоя посреди храма, без всякой книги, "зацыкал"; чтец остановился, и Владыка наизусть прочел все то, что он пропустил. Это был ему урок на всю жизнь. Больше он такого никогда не делал.

9. Однажды к нам приехал один священник (у нас еще не было тогда постоянного) и служил всенощную. Вся всенощная длилась 45 минут! Мы все были в ужасе! Столько было пропущено, что мы решились сказать об этом Владыке, в надежде, что он повлияет на этого священника, в смысле соблюдения порядка богослужения. А Владыка, мило улыбнувшись, говорит нам: "Ну, вам никак не угодишь! Я служу слишком долго (в Страстную Субботу, служба началась в 9 ч. утра, а в 4 ч. дня еще не началось причащение молящихся; потом Владыка служил короче), а тот слишком коротко!" Нам стало так стыдно, что мы осудили священника и даже самого Владыку. Как страшно осуждение вообще, а в особенности духовных лиц! И как мило и кротко Владыка преподал нам этот урок!

Е. Г. Черткова

Во славу Божию и святых, прославляющих Его своею праведною жизнью

Малая группа сестер находилась со мной 4 года беженства в Аммане, куда из Горненского монастыря мы бежали во время арабско-еврейской войны в 1948-м году. Блаженнейший Митрополит Анастасий, предвидя, что наш монастырь в Святой Земле потерян для нашей Церкви, намеревался вместе с Архиепископом Никоном перевести нас в США в Ново-Дивеево. Владыка Архиепископ Иоанн тогда получил назначение в Европу и Митрополит Анастасий написал мне в Амман – Владыка Иоанн едет в Европу и я поручаю вас ему. Он никогда вас не оставит. По благословению Владыки Иоанна, в ожидании визы в Америку, мы два года приютились в Лесненском монастыре, в Фурке во Франции.

Первая встреча: Представиться Владыке Архиепископу Иоанну надо было ехать в Версаль. Меня с нашей старенькой монахиней Агафоникой сопровождала лесненская монахиня м. Флавиана. Меня предупредили, что Владыка Иоанн может нас принять очень сурово. К удивлению всех. Владыка был исключительно внимателен и ласков. Угощая нас, он мне в чашку насыпал несколько ложек сахару. Он хотел усладить нашу долю, подозревая сколько бедствий, болезней и горя мы перенесли за четыре года беженства.

В Лесненском монастыре ожидался приезд Владыки Иоанна из Версаля. Мы все еще не были представлены ему. Шло приготовление к службе и Матушка Игумения Феодора просила нашу сестру Екатерину, регентшу, спеть в конце службы "Взбранной Воеводе" по-арабски, то, которое ей очень нравилось. Сестра Екатерина колебалась, петь ли, опасаясь, что другим монахиням не понравится, но решилась послушаться и наши сестры это спели. Кончилась служба, все подходили взять благословение, а последняя подошла с. Екатерина. Благословляя ее, Владыка Иоанн с улыбкой сказал: "Все-таки спели, и хорошо!"

На какой-то праздник все говели и ожидался приезд Архиепископа Иоанна. Среди гостей из Парижа была 13-тилетняя девочка, отказавшаяся говеть, боясь исповеди у сурового на вид о. игумена Никандра (Валаамца). Монахини и приезжие вышли встречать Владыку. Когда подошла девочка, благословляя ее Владыка положил руку на голову и сказал: "Будешь говеть!". Она говела и осталась довольной. Другой случай: Владыка был в монастыре. Шло приготовление к вечерней службе. Пошли за Владыкой, а его след простыл. Везде его искали и не могли найти. Когда Владыка вернулся, то мы узнали, что скорбящая графиня Ольга Капнись просила святых молитв Владыки о своей юной родственнице, которая находилась в госпитале от сильного нервного переутомления. Положение ее было настолько серьезное, что даже родителей не допускали к ней. Владыка немедля поехал в госпиталь, настоял на том, чтобы его к больной допустили, побыл с ней и вернулся к службе. К великому удивлению врачей и родных, девушка исцелилась и вернулась к нормальной жизни.

Владыка во время кафизм всегда стоял облокоти вшись на аналой. Вид у него бы как бы дремлющего. В глубине храма сестра Ксения шепнула: "Ночью-то не спит, а сейчас засыпает". Владыка сразу обернулся и посмотрел на нее. Та была готова провалиться сквозь землю.

Время шло, все хлопоты о визе в Америку окончились неудачей. Владыка Иоанн тогда был Архиепископом Брюссельским и Западно-Европейским и Англия находилась в его ведении. Вернувшись из Англии, Владыка Иоанн решил, что нам надо там устроиться. Визу в Англию с правом работать мы получили без задержки. Его святыми молитвами и отеческой заботой была основана в Лондоне первая Русская Православная женская обитель в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Прощаясь с нами в Лесненском монастыре и напутствуя на новую жизнь, Владыка Иоанна сказал: "Вы будете в большом городе, но живите как бы в пустыне".

После многих трудностей нашелся подходящий особняк для обители. Осматривая его, Владыка сказал мне: "Сестры из Святой Земли – им необходимо тепло. Сразу же устройте отопление". Центральное отопление поставили и случилось несчастье. Рабочий сломал кран у котла и кипятком был залит весь пол в кухне и кладовке. В следующий свой приезд Владыка об этом узнал и попросил Требник и святую воду. Тогда он прочитал молитву над пещию, покропил все святой водой и долго молился над установкой отопления, и электричества. Просил повесить там икону Божией Матери "Неопалимая Купина". С тех пор, слава Богу, все, по молитвам Владыки Иоанна, пребывает в порядке.

Посещая Англию, Владыка Иоанн всегда останавливался у нас в обители. Владыка никогда не ложился спать, а отдыхал сидя в кресле в кабинете рядом с церковью. Ночью мы слышали, как он часто ходил в церковь.

Зная, что сестры все были учительницами в Вифанской школе в Святой Земле, Владыка нас благословил на занятия с детьми – преподавание Закона Божия, русского языка и пения. Случилось, что Владыка был в обители, когда происходили занятия с детьми. Среди учеников были и их друзья – англичане. Мы представили детей, они подошли за благословением и, обступив Владыку, не хотели отойти. Вид у Владыки Иоанна для людей светских был не привлекательный, но инославные даже почувствовали его духовную благодать и уходя, английские дети сказали нам: "Какие вы счастливые, что у вас такой архиерей!". Молитвами Владыки Иоанна мы уже 36-й год занимаемся с детьми.

Посещая церковного старосту, графа Владимира Крейнмихеля, Владыка отказался от такси и хотел вернуться в город на метро. Староста проводил Владыку до станции, а когда он возвращался, контролер билетов спросил его: кого он провожал. Староста ответил – это наш православный архиерей. Контролер говорит: "Хотя я баптист, но я вижу, что ваш архиерей святой!".

Во время посещения обители был телефон из Медона – скончался архимандрит Сергий. Владыка приказал задержать похороны и сообщил, что сразу же возвращается во Францию. Рано утром мы на такси проводили Владыку на станцию. Молодой шофер, англичанин, попросил, если можно, благословение. Владыка обернулся и благословил его. Шофер сказал нам: "Какой это замечательный, необыкновенный архиерей – в нем особая сила".

В Лондоне одно время жила русская семья из Китая. Ночью звонит мне муж в горе. Ради Бога, сообщите Владыке Иоанну, что моя жена Ольга в госпитале в критическом положении. Ее давление очень высоко поднялось и врачи опасаются и за ее жизнь и за жизнь ожидаемого ею младенца. Я позвонила в Версаль, надеясь, что Владыку застану. Он сам ответил, узнал подробности, а затем сказал, что не надо беспокоится – все будет хорошо. Затем меня поблагодарил, что ему позвонила. Его святыми молитвами все закончилось благополучно и родилась здоровая девочка Екатерина.

Друг нашей обители, Параскева Тимофеевна Димитриу, лежала больная в полузабытье. По нашей просьбе Владыка Иоанн пошел к ней, помолился и благословил. В тот же день она встала здоровой и со слезами сказала, что она почувствовала, как болезнь ее вдруг оставила. Другие люди мне говорили, что когда Владыка свою руку возлагал на голову, чувствовалась благодатная сила и становилось светло на душе. Владыка самоотверженной любовью исполнял заповеди Божий и Господь отвечал на его святые молитвы.

Был праздник Успения Пресвятой Богородицы, храмовой праздник собора в Лондоне. Вернувшись в обитель зашел разговор о богослужении и Владыка Иоанн с грустью сказал, что на всенощной в соборе не пели "Осмогласен". Сестры предложили спеть. Владыка, слушая пения, просиял. Он часто служил у нас, утешая нас. Любил он пение сестер и ценил знание тонкостей богослужения. К празднику Покрова Пресвятой Богородицы Владыка Иоанн прислал нам приветствие, которое висело на клиросе:

"В день преподобного Романа Сладкопевца, увенчанного Богом за свое ревностное пение, прошу Вас передать мое приветствие всем монахиням и сестрам, с усердием и ревностью о Святой Церкви участвующим в богослужении своим пением.

Да благословит Господь Своей милостью за их усердие и труд во славу Святой Христовой Церкви. Призываю Благословение Божие на Вас, на всех, пением славящих Бога, и на всю Вашу Обитель" – Архиепископ Иоанн.

Игумения Елисавета

С Владыкой нам детям было светло и радостно

1938–48. Шанхай

Владыка Иоанн неустанно проявлял заботу, внимание и духовно руководил нами, детьми в Шанхае. Ежегодно он лично проводил экзамены по Закону Божию во всех русских школах и приютах города. Все дети обязательно должны были знать имя своего святого, его житие и должны были в день памяти святого причаститься Святых Христовых Тайн.

Ежегодный традиционный школьный детский праздник Святых Кирилла и Мефодия, Первоучителей славян, отмечался тем, что дети всех школ должны были в этот день присутствовать на Божественной Литургии в Кафедральном соборе. Хор состоял из певчих – детей разных школ. После Литургии было угощение на соборной площадке. Среди сотни детей всегда присутствовал сам Владыка.

Я воспитывалась и жила в Ольгинском приюте при Женской обители у Матушки-Игумении Ариадны и училась в Женской Гимназии С. Э. Дитерихс. Владыка считал, что во время Богослужений прислуживать ему и облачать его должны были девочки-школьницы. Я была удостоена быть прислужницей Владыки с десятилетнего возраста до 16-ти лет.

Некоторые годы я также училась в Римо-католической школе св. Софии, где преподавателями были монахини-миссионерки, которые старались обращать детей в католичество. Владыка боролся против того, чтобы православные русские дети учились в этой школе. Он приходил к воротам этой школы по окончании классов, встречая и благословляя нас. Он строго говорил, что нам не следует носить эту форму и ходить в эту школу, что у нас есть свои русские школы.

Рождество Христово отмечалось по старой российской традиции. После торжественной всенощной в Женском монастыре мы, группа девочек-воспитанниц во главе с монахиней, шли по уже спящему городу в Кафедральный собор с зажженной рождественской звездой прославить Христа и поздравить Владыку с праздником. Всегда сияющий от радости, Владыка принимал нас в своих покоях. Прославив Христа, мы по очереди подходили к нему под благословение и каждая из нас получала от него мешочек со сладостями, которыми были наполнены большие корзины, стоящие в его келье. Мы же дарили ему в подарок к праздникам шерстяные носки, связанные нами самими. И к нашему недоумению, позже, видели эти носки на нищих.

Из окон третьего этажа монастырского особняка, где размещался наш приют, мы видели Владыку ходящего по улице в проливной дождь и непогоду, зимой и летом, в сторону его детища – приюта св. Тихона Задонского. По дороге находились "Дом милосердия" для мужчин и убежище с храмом для престарелых женщин, а дальше стояла тюрьма. Мы знали, что Владыка идет посетить эти учреждения. Иногда, возвращаясь обратно, он заходил и к нам. Трезвоном в колокола оповещался монастырь о прибытии Владыки. В непогоду, весь промокший, в сандалиях на босу ногу, пройдя в храм и приложившись к св. Престолу и Чудотворным иконам, Владыка поднимался по черной лестнице на третий этаж к нам детям в приют. Пропев Владыке "Исполла эти Деспота", подходили к нему под благословение. Он спрашивал нас имя нашей святой и иногда житие ее, спрашивал какого Евангелиста читалось Евангелие на этот день. Интересовался – сыты ли мы. Во время Второй мировой войны, когда действительно было трудно в отношении питания, приют получал суп из общественной столовой. Тогда Владыка непременно сам пробовал еду, черпая ложкой прямо из кастрюли.

Несмотря на то, что он бывал с нами строг, нас тянуло к нему и, когда мы видели Владыку идущему по городу, мы бежали к нему, чтобы получить его благословение. С Владыкой нам детям было светло и радостно.

1962–1966. Америка.

В 1962-м г. с радостью мы встречаем Владыку Иоанна в Сан-Франциско. Я уже была замужем и у нас было трое детей.

Озабоченность Владыки о своих пасомых не переставала. Владыка боролся против смешанных браков, изменений русских фамилий на иностранные, участия в инославном праздновании Рождества Христова. Авторитет Владыки и его личная забота о воспитании детей в Америке убеждали нас, родителей, что он нас направит и будет исправлять. Его наставления были таковыми: "Живя в свободной стране, нужно особенно пользоваться свободой религии, и самим не отказываться и не менять свои обычаи". Его влияние выразилось, например, в том, что дети просили Деда Мороза приносить им елку 7 января, а не 25 декабря (по гражданскому календарю).

Наша работа с Владыкой в тяжелые для всех годы в Сан-Франциско особенно сблизила нашу семью с ним.

Несмотря на все испытания для Владыки, он продолжал, как и в Шанхае, посещать больных и немощных русских людей и причащать их Св. Христовых Тайн. Мне часто приходилось возить Владыку на своем автомобиле. Владыка продолжал уделять время и детям, в том числе и нашим детям. Сына нашего 8-ми летнего сам учил читать по Часослову, задерживаясь с ним после Литургии. Беседовал с 3-х летней Мусенькой и давал ей целовать свой наперсный крест и просфору – сияющий слушал ее лепет в то время, когда его ожидали по неотложным делам церковный староста, адвокаты и другие общественные деятели.

Случилось Мусеньке быть в госпитале для операции гланд. В непривычной обстановке она не могла заснуть и все время плакала. Сестры боялись входить в детскую палату, потому что она начинала еще больше плакать. Утром мне звонит сестра из госпиталя и спрашивает, кто это такой во всем черном и с черной бородой приходил к Мусеньке в 11 ч. ночи. Мы, говорит, напугались, когда он направился к ней в палату, боясь, что она совсем расплачется и разбудит других детей. К нашему удивлению, добавила она, при виде его она перестала плакать, разулыбалась ему, беседовала с ним, и после его ухода она спокойно заснула.

1964–1966. Орегон.

Мы переживали перевод моего мужа по службе в штат Орегон из-за расставания с Владыкой. С сожалением он благословляет нас в дорогу иконочками св. Николая и преп. Серафима Саровского, снятыми со стен его кельи.

И в Орегоне Владыка не прерывал с нами связь. Он писал нам письма, детям нашим посылал открытки ко дню их Ангела, благодарил за память о нем, когда получал от них скромные посылочки, и всегда подписывался "Любящий вас Архиепископ Иоанн".

Иногда Владыка удостаивал наш дом своим посещением на пути из Сеаттля в Сан-Франциско. Был у нас в Орегоне и с Чудотворным Образом Курско-Коренным. В последний раз Владыка, в сопровождении священника и прислужника, был у нас проездом из Сеаттля поздно вечером. Все были утомленны дорогой и мой муж уговаривал Владыку остаться у нас на ночь, но Владыка никогда не пропускал Божественной Литургии и Св. Причащения, и желал ехать ночью в Сан-Франциско. Наконец он согласился остаться с тем, что он утром отслужит обедницу в нашем доме. Вся наша семья должна была причаститься Св. Христовых Тайн, и сам Владыка исповедывал каждого из нас. Мне он велел читать Св. Евангелие каждый день по 10 минут. Для приготовления к этому Великому Таинству он наставил нас духовно и велел прочесть в тот вечер Акафист Царице Небесной и полное правило перед Причастием.

Это было 12 ноября 1965 года – последний раз, когда мы видели Владыку живым.

Мы, его духовные дети, чувствуем, что Владыка был и есть с нами.

Татьяна Кеннеди (Урусова)

Шанхай – Сан-Франциско

Я помню как в 1934 году, в день Введения во храм Пресвятой Богородицы прибыл Владыка Иоанн из Югославии в Шанхай. Мы его долго ждали. Наш шанхайский архипастырь, Владыка Симон, скончался в 1933 г. Тогда Начальник духовной миссии, Архиепископ Виктор, написал прошение в Синод о назначении нового викарного епископа в Шанхай. Из Синода он получил ответ, что к нам пошлют такого же молитвенника каким был Архиепископ Симон. Долго мы ждали нового архипастыря – день его приезда был большим торжеством для нашего города. Все священнослужители, общественные организации и школьники собрались у кафедрального собора в этот день для встречи Владыки Иоанна. Владыка прибыл, в соборе отслужили краткий молебен, а затем состоялся прием. Помню, как на трапезе Владыка Иоанн, увидев сахар, улыбнулся: "Это так много сахара?" "Да" ответили мы, а он сказал: "У нас это недоступно – нету". За трапезой Владыка произнес слово.

Первое доброе дело Владыки Иоанна в Шанхае было основание приюта. Владыка собирал детей на улицах города. Сперва нашел 4-х детей, а затем набралось больше. Один богатый человек пожертвовал большой дом на приют. Самому маленькому приютянину было 4 года. С детьми Владыка был очень ласков.

Владыка Иоанн круглый год, ежедневно, совершал Божественную Литургию. Ему сослужил очередной священник. Службы длились очень долго. С приездом Владыки Иоанна, вечером совершались вечерня с повечерием. На повечерии обязательно наперед вычитывались от одного до трех канонов святым. В 6 ч. утра служились полунощница, утреня и Литургия. У Владыки Иоанна слуха не было, однако он заставлял все положенное петь. На вечерне и утрени он стоял с духовенством на клиросе. К духовенству Владыка относился очень строго. Полиелей всегда пелся полностью (т.е, весь псалом). Многим людям не нравилось то, что богослужения длились так долго.

За ежедневными Литургиями Владыке Иоанну прислуживали дети из приюта. Приют находился минут 30 быстрой ходьбы от собора. Когда был дождь, дети приходили в храм босяком и босяком же прислуживали. Владыка Иоанн служил в сандалиях. Он никогда лежа не спал. Он был очень чистоплотный – ежедневно в 4 часа утра принимал холодную ванну, даже зимой.

Помню, что Владыка Иоанн особо почитал дни памяти мучеников. Почему то осталось в памяти, что он любил святого мученика Трифона.

В 1938 году Владыка Иоанн отбыл на Всезарубежный собор в Югославию и перед отъездом получил многочисленные поручения от паствы. На соборе Владыка Иоанн был секретарем и среди поручений были жалобы на него же, которые он спокойно читал.

После Второй мировой войны многие русские эмигранты в Шанхае взяли советские паспорта, в том числе и духовные лица. Начальник миссии, Архиепископ Виктор, принял советский паспорт, а также и старший священнослужитель нашего собора, протопресвитер Михаил Рогожин. Мы с Владыкой Иоанном этому примеру не последовали. Помню, что Владыка Иоанн получил извещение от советского консульства, что в Шанхай прибудет Архиепископ Виктор. Владыка Иоанн созвал все духовенство и на совещании сказал, что не будет встречать Владыку Виктора и мы его поддержали.

По прибытию из Пекина в Шанхай, Архиепископ Виктор, в сопровождении 8-ми комсомольцев, направился к собору, где о. Михаил отслужил молебен. Мы наблюдали за происходящим из церковного дома. На следующий день мне пришлось встретиться с Архиепископом Виктором. Он называл нас "Иоанновцами". Владыка Виктор мне говорит: "Вы все за Владыку Иоанна". А я отвечаю: "Да, а Вы знаете почему мы за Владыку Иоанна? Если хотите знать, я Вам скажу. Кто выписал Владыку Иоанна? Вы его направили к нам. После приезда Владыки Иоанна, Вы много раз приезжали сюда и обращаясь к Владыке Иоанну говорили – "Владыка, я уважаю Вас, почитаю Вашу высокую жизнь, управляете Вы хорошо. Также продолжайте, а если священнослужители Вас не слушают, бесприказано их наказывайте". – Владыка, Вы так говорили? Говорил, – отвечает Владыка Виктор. – Поэтому мы его и слушаем.

А теперь Вы против Владыки Иоанна. Вы теперь советский подданный и с Вами не может быть никакого общения. Я китаец, наше духовенство осталось белым, а Вы советский. Делайте, как Вы хотите"...

После эвакуации русских из Шанхая, Владыка Иоанн поехал через Гонконг на Филиппины. Впоследствии Владыка Иоанн был назначен в Бельгию. В Шанхае о. иеромонах Модест, который скончался игуменом на Святой Земле, был близок по духу к Владыке Иоанну, а в Сан-Франциско, о. архимандрит Митрофан был очень преданный Владыке. Ввиду того, что Владыка с утра до вечера был занят, он почти всегда опаздывал на богослужения. Он весь день бегал по больницам и домам. У него не было понятия о времени – часы он не носил. За богослужениями Владыка всегда сам проповедовал, но его было очень трудно понять. Перед проповедью все прислужники выходили на середину храма, чтобы слушать Владыку.

Владыка Иоанн очень любил богослужение и устав. В Шанхае каждый четверг бывало пастырское совещание. Если кто отсутствовал, то Владыка от него требовал раппорт-объяснение. На этих совещаниях больше всего времени уделялось вопросам богослужебным. Владыка спрашивал духовенство особенности некоторых предстоящих служб, проверяя их знания.

Едой Владыка Иоанн совсем не интересовался. Ему готовили еду, но никогда не знали, когда он будет кушать. Чай он любил, но спиртные напитки никогда не пил.

О жизненных делах Владыка Иоанн со мной никогда не говорил – только о духовных вещах. Даже когда были неприятности в Сан-Франциско в связи с постройкой собора, Владыка ни с кем не делился своими переживаниями. В Сан-Франциско паства Владыку любила – он спас всех Шанхайцев-беженцев.

Протопресвитер Илья Вен

Память Архиепископа Иоанна

Хотелось рассказать о нескольких событиях в связи с памятью приснопамятного Архиепископа Иоанна, 25-летие кончины которого молитвенно отмечается в этом 1991-м году.

Покойная моя мать, послушница Мария (Мария Дмитриевна урожденная Шатилова) была знакома с Владыкой Иоанном еще в то время, когда он был студентом в Белграде и потом, когда он был уже монахом. Есть описание одного события, когда Владыка Иоанн будучи уведомлен, что он выбран в епископы и решив, что произошла ошибка, по пути в Архиерейский Синод встретил свою знакомую и сказал ей, что произошла очень печальная ошибка, что выбран какой-то священноинок Иоанн в архиереи, а его приглашают. И так случилось, что на обратном пути Владыка Иоанн опять встретился с этой же знакомой и сказал ей, что произошла вещь еще хуже – это он выбран в архиереи. Вот в этом описании как раз говорится о моей матери.

Моя мать, в детстве дружившая с будущим Владыкой Иоанном, имела с ним переписку когда он уехал в Китай, но по разным обстоятельствам, переписка прервалась. Когда мне было приблизительно лет 9–10 состоялся очередной Архиерейский Собор Русской Православной Церкви заграницей и архипастыри должны были совершить богослужение в Храме-Памятнике Св. Владимиру в поселке, тогда называемом Касвиль, ныне Джаксон, в штате Нью Джерси. Мы тогда жили в городе Вайнланде, миль 70 от Джаксона. Моя мама послала меня на это торжество вместе с нашим настоятелем, чтобы я получил благословение именно от Владыки Иоанна. Ввиду того, что мама много лет не переписывалась с Владыкой Иоанном, он не знал о судьбах нашей семьи. Я маму спросил: "А как же я узнаю кто из архиереев Владыка Иоанн?" и мама, со свойственным ей юмором, сказала, что тот, который менее всего похож на архиерея и есть Владыка Иоанн. Она упомянула, что он сгорбленный и иногда носит ботинки на босу ногу. Прибыв в храм, я сразу зашел в алтарь, чтобы прислу живать. Никто меня до этого не видел. И вдруг Владыка Иоанн ко мне подходит и выводит из алтаря – он никогда лишних слов в алтаре не говорил. На клиросе он ко мне обратился со словами: "Здравствуй Степа! Как твоя мама, Маринька? Как твой брат, твои сестры?" Потом, с улыбкой и со сверкающими глазами посмотрел на меня упорно и спросил, как я его узнал. А я смутился, вспомнив мамино описание и с застенчивостью что-то пробормотал. Только много лет спустя, когда я учился в Свято-Троицкой семинарии и услышал о том, что такое прозорливость, я понял, что удивительно было не то, что я Владыку узнал, а что он меня узнал- знал меня по имени, знал кто я и знал про мою семью!

Другое событие было такое: Мой брат, Павел, не будучи военным, несколько лет подряд жил во Вьетнаме. Там он разыскивал детей, которые были ранены или осиротели во время тогда еще продолжавшейся войны, находил им места в приютах и госпиталях. Он там познакомился с вьетнамкой, Ким Ен, своей будущей женой. Они друг другу помогали в работе помощи несчастным детям. Брат мой ей рассказывал о православной вере о преподобном Серафиме Саровском и о других угодниках Божиих. В некоторые тяжелые моменты ее жизни, ей в сонном видении появлялся старец, который указывал ей, как быть и утешал ее при трудных обстоятельствах. Однажды я к празднику Пасхи послал своему брату кассеты монастырского пения и несколько книг и журналов духовного содержания. Получив мою посылочку и показав духовную литературу Ким, мой брат был удивлен, потому что она, увидев обложку одного журнала ему сказала: "Вот тот старец, который мне является во сне и утешает меня". Это был известный снимок Владыки Иоанна среди могилок кладбища Ново-Дивеевского монастыря в Спринт Валлей. Впоследствии Ким крестилась в Православной Церкви с именем Кира.

Третье событие о котором мне хотелось бы поведать следующее. В связи с подготовкой к празднованию 1000-летия Крещения Руси на съезд в нашей епархии прибыл докладчик Вадим Щеглов. Его супруга, Зоя, иконописец. Когда Зоя еще жила в России и работала реставратором, она однажды заметила, что икона Божией Матери на полке в мастерской начала благоухать. Это была икона Тихвинской Божией Матери. Уже будучи в Америке у Зои был сон, в котором один шествующий по кладбищу молодой монах указал ей написать три иконы Божией Матери. Их трех названных, Зое запомнилось только одна – Тихвинская. Она написала эту икону. Когда ее муж Вадим приезжал к нам на съезд, мы его принимали у себя в храме Всех святых в земле Российской просиявших в г. Бурлингейме. Посоветовавшись со своей женой, Вадим, в знак благодарности, подарил эту Тихвинскую икону нашему храму. Когда впоследствии Зоя приезжала в Сан-Франциско на само празднование 1000-летия Крещения Руси, то в усыпальнице Владыки Иоанна она увидела как раз ту самую фотографию, в которой Владыка ходил среди могилок на кладбище Ново-Дивеево. Удивившись она сказала, что вот тот, кто явился ей во сне и указал написать иконы Божией Матери. Она спросила: "Кто это?" Ей сказали, что это Владыка Иоанн, а она смутилась, потому что во сне, когда она спрашивала монаха, как его зовут, он назвал себя Михаилом. Тут Зое стало известно, что Владыка Иоанн в миру был Михаилом. Инок, которому она все это рассказала, ей сообщил, что келейная икона Богоматери у Владыки Иоанна была именно Тихвинская! Получил наш храм эту икону в тысячелетний год, а в следующий год, когда мы первый раз праздновали праздник Тихвинской Иконы Божией Матери, это был воскресный день, а предыдущее воскресенье было днем кончины приснопамятного Владыки Иоанна.

Протоиерей Стефан Павленко

Владыка Иоанн знал характер сербов

Один молодой серб был студентом богословия в Православном Богословском Институте в Париже. У него в душе было раздвоение: жениться ли или стать монахом? Он поехал в Версаль, где тогда жил Архиепископ Иоанн и спросил Владыку: пойти мне в монахи? Владыка Иоанн долго жил в Сербии и хорошо знал нравы и характер молодых сербов. Он знал, что они бывают упрямые и вспыльчивые, и ответил студенту: нет.

Этот серб потом все-таки стал монахом. Когда же этому сербу, уже монаху, посчастливилось встретиться с Архиепископом Иоанном в Америке, Владыка его благословил сияющим взглядом прозорливого сербоведца... Владыка знал, что если бы сербу сказать: "Да, пойди в монахи!", серб-то не пошел бы...

Епископ Даниил Сербской Православной Церкви

Воспоминания о Владыке Иоанне

Я была прихожанкой Русской православной церкви в Медоне, под Парижем, когда Владыка Иоанн туда прибыл. Он нас поразил тем, что читал чужие мысли. В наш храм пришла дама, недавно овдовевшая. Она намеревалась устроиться в старческий дом и хотела поговорить о чем то с Владыкой. Богослужение кончилось, все приложились ко кресту, а она, приложившись, не решилась заговорить с Владыкой, а отошла в глубь храма. Сам Владыка тогда спросил ее подругу: "А что же с этой дамой, которой нужно было поговорить со мной?"

В Лесненском монастыре в Фурке мать Флавиана говорила мне, что давно у них не было дождя и их огород засыхал. Владыка Иоанн приехал, отслужил молебен, обошел вокруг огорода крестным ходом и пошел дождь.

Г-жа Петухова, знавшая Владыку Иоанна еще по Шанхаю, рассказывала мне, что русские беженцы из Китая жили на острове Тубабао в палатках. Однажды утром Владыка обошел все палатки и благословил их. Ночью пронесся тайфун над островом, но не тронул их.

После Второй мировой войны наша Зарубежная Церковь потеряла свой собор в г. Париже. Таким образом в этом городе не осталось тогда ни одного храма юрисдикции Русской Зарубежной Церкви. Ближайший наш храм был в Медоне. Туда прибыл сначала епископ Нафанаил, а затем Владыка Иоанн. Владыка Иоанн организовал временный храм в Париже, но жил он в Медоне у о. Александра Трубникова и в Версале, а в Париж приезжал на богослужения.

Наш храм состоял из двух гаражей. Внутри храм в честь Всех святых в земле Российской просиявших, был выбелен, выкрашен и украшен иконами. Здесь служил Владыка Иоанн, сюда же приезжал и Великий Князь Владимир Кириллович.

Но не все почитали и любили Владыку. Однажды, это было в Медоне, Владыка с чашей вышел из алтаря и одна наша прихожанка, когда Владыка произнес возглас, что-то нехорошее сказала и, вдруг, упала и потеряла сознание. Ее вынесли и увезли домой, а через некоторое время, когда она вернулась, то никогда больше не говорила дурного о Владыке.

Другой раз на собрании сестричества я услышала, что одна "сестра" критикует Владыку. Я протестовала, но, увидев, что это бесполезно, попрощалась и отправилась домой, спустившись в станцию метро.

Впоследствии я узнала, что случилось после моего ухода с собрания. Критикующая сестра вышла, дошла до метро, но не спустилась в него, а дойдя до конца тротуара ударилась о недвигающийся автобус и сломала себе руку. Ее увезли в больницу где она пролежала некоторое время, а рука ее неудачно срослась.

Мой муж был шофером такси и часто возил Владыку из Парижа в Версаль и из Версаля в Париж. При этом он не ставил счетчик – значит терял рабочее время и деньги. Что же получалось? В первый же день когда он отвез Владыку, следующий его пассажир забыл какую-то счетную книжку и муж мой поехал по адресу, указанному в книжке. Оказывается, что эта книжка принадлежала коммерсанту и она ему была очень нужна. Он обрадовался ее возвращению и сказал приказчику выдать шоферу ящик самых лучших свежих апельсинов. Поездка с Владыкой оказалась оплаченной с лихвой. В другой раз муж получил коробку очень дорогих шоколадных конфет. Затем он три раза выиграл по лотерейному билету...

Мария Скачковская

С Владыкой на Рождество Христово

Мне было тогда 13 или 14 лет. Произошло это не то в 1963-м, не то в 1964-м году. Я тогда был старшим прислужником в храме Всех святых в Земли Российской просиявших в городе Бурлингейме, шт. Калифорния и из-за своих обязанностей в храме очень редко бывал на соборных богослужениях в Сан-Франциско. Но вот мои родители мне разрешили прислуживать Владыке Иоанну в старом кафедральном соборе на Рождество Христово. Помню как богато был убран храм огромными елками и как мы, прислужники, со славою ввели Владыку Иоанна на богослужение.

В первый день после праздничной трапезы в приюте св. Тихона Задонского, где Владыка жил, меня Господь сподобил сопровождать Владыку во время посещения больных православных в 5-ти госпиталях. Нас было четверо: Владыка, водитель машины, Павлик Лукьянов (ныне иеромонах Петр) и я. Мы с Павликом погрузили несколько десятков небольших подарков в машину и поехали. По дороге Владыка вынул из бархатного мешочка крохотный, дореволюционного издания, часослов и просил нас читать псалмы, что мы и сделали.

Так как Владыка очень часто посещал больных, его больничный персонал очень хорошо знал. Владыка в каждом госпитале знал точно в какую комнату входить, чтобы получить список православных пациентов. В одном из госпиталей Владыка зашел в контору, подошел к письменному столу, открыл ящик и сам вынул готовый для него список.

Нет слов чтобы описать выражения на лицах больных, когда они увидели Владыку. В каждой палате в которую заходили, мы пели тропарь и кондак Рождеству Христову. Владыка каждого пациента утешал и преподносил подарок. Часто иноверцы призывали Владыку к себе. Владыка к каждому подходил и благословлял. Даже одна русская еврейка со слезами целовала руку Владыки, получив от него подарок... а Владыка в течение всего дня сиял от радости.

Чтец Владимир Вадимович Красовский

У Владыки была невероятная память

Хочу поделиться своими воспоминаниями о Угоднике Божием – о его невероятной памяти. Когда, кажется в 1952 году, в Нью-Йорке было заседание Синода, в старом помещении на 77 улице Вест, мы с Владыкой Иоанном встретились, хотели познакомиться. В разговоре Владыка спросил меня, что, мол, у меня была еще маленькая сестра, умершая в младенчестве? Да, я ответила Владыке – как же Вы это помните, я то естественно знаю, что младенец Наталия была на год старше меня: родилась в 1905 г., 10 марта, была крещена 10 апреля, скончалась от менингита 10 мая того же 1905 г. Владыка даже помнил где она была похоронена – в усыпальнице рядом с собором в Петропавловской крепости в Питере. Там же похоронен мой отец и его родители и другие наши родственники.

Храм построен крестом: от входа в левой нише (северной?) под окном была похоронена малая Натуся. И это Владыка знал...

В другой раз мы с ним встретились у входа в Синод на 93-й улице в Нью-Йорке: Владыка выходил, а я входила туда. Владыка мне сказал, что это был день смерти моего брата Олега, который я сама не помнила, да и теперь забыла... Такая у Владыки была память...

Княжна Вера Константиновна

Слово перед панихидой

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! В православном русском народе с давних лет существовало поверье о том, что архиереи Православной Церкви умирают "по трое" – разумеется, за определенный промежуток времени. Это старинное поверье невольно вспомнилось мне сейчас. Вскоре после последнего Архиерейского Собора Зарубежной Церкви, полтора года тому назад, скончался глубокий старец, – Владыка Архиепископ Стефан. Далее – год с небольшим тому назад, осиротевшая Зарубежная Церковь молитвенно провожала в "путь всея земли" своего многолетнего предстоятеля и духовного отца – незабвенного старца Митрополита Анастасия. И вот, наконец, третье имя... Вчера во время всенощного бдения срочный телефонный звонок Владыки Нектария из Калифорнии принес нам печальную весть: один из старейших иерархов нашей Церкви, первый заместитель Председателя Синода, архипастырь-подвижник, Владыка Архиепископ Иоанн внезапно скончался в Сеаттле, куда он прибыл с Чудотворным Образом Божией Матери. Ошеломляющее известие... Сейчас, когда я думаю о Владыке Иоанне, мне вспоминается то, что было уже давно, более 30 лет тому назад, когда мой покойный родитель. Владыка Димитрий, зная о том, какие скорби и неприятности приходится переживать в Югославии Первосвятителю Зарубежной Церкви, Блаженнейшему Митрополиту Антонию, приглашал его на Дальний Восток, в далекий Харбин, где тогда благоустроялась церковная жизнь. "Вы отдохнете у нас, Владыко", – писал Владыка Димитрий Главе Зарубежной Церкви. Владыка Антоний ответил так: "Друг, я уже настолько стар и слаб, что не могу думать ни о каком путешествии, кроме путешествия на кладбище... Но вместо самого себя, я как мою душу, как мое сердце, посылаю к вам Владыку Епископа Иоанна. Этот маленький, слабый человек, почти ребенок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления"... Так определил Владыку Иоанна, тогда еще совсем молодого, только что рукоположенного епископа, его великий Авва. Таким был Владыка Иоанн тогда – таким он и остался, и уже теперь, в наши дни, он был на наших глазах таким же "чудом аскетической стойкости" -высоким примером духовной, молитвенной настроенности. Владыка Иоанн молился всегда; Владыка Иоанн молился везде. Недаром еще в Харбине молодой, но также духовно настроенный священноинок о. иеромонах Мефодий, тонко отметил: "мы все – становимся на молитву, а Владыке Иоанну на нее «становиться» не нужно, он всегда в молитвенном настроении"...

И какие перемены ни происходили бы во внешней обстановке, во внешних условиях жизни и работе Владыки Иоанна, дело молитвы и Божией службы у него всегда было на первом месте, и ничего не могло его от этого оторвать. Ни один человек не может вместить в себе все совершенства и быть носителем всех дарований. Каждый может ошибиться, ошибается – от этого не свободен ни один человек. Но те, кто имели дело с Владыкой Иоанном, именно, как с молитвенником, как с архипастырем, пекущимся о человеческих душах и всегда готовым придти на помощь, те, кто испытали на себе и на своих близких силу его молитвы, те никогда не забудут Владыку – и будут всегда носить в душе благодарную память о том тепле и свете, которые он им давал. Владыка скончался - оборвалась непрестанная молитва, которой пламенел наш великий молитвенник, постоянно молившийся "о всех и за вся"... Но не забудет его Зарубежная Церковь.

Мы уповаем, что Владыка Иоанн обретет милость и дерзновение у Страшного Престола Господа Славы, и там будет молиться за своих и за паству свою так же, как он молился здесь, на земле... А наш долг. долг благодарной любви – ответить ему за молитву – молитвой же. Помолимся же о его светлой душе... Аминь.

Митрополит Филарет

***

Свидетельства о молитвенной помощи Архиепископа Иоанна

Исцеление дочки

В 1953-м году мы жили в Париже. Моей дочке, Ольге, еще не было 5-ти лет. В начале октября ей сделали операцию аппендицита, она поправлялась и все шло хорошо. Вдруг появилась температура и начала повышаться. Доктор, очень добрый человек и замечательный врач, приходил к нам почти каждый день. Дочке были сделаны все возможные анализы, чтобы определить, что с ней. Температура была высокой весь декабрь и к концу декабря доктор настоял на том, чтобы Олечку отправить в госпиталь, где у нее будет круглосуточный уход. Это была суббота. Все наши близкие и знакомые переживали вместе с нами и молились. К вечеру заехала к нам наша милая знакомая и говорит, поедем к Владыке Иоанну помолиться. Он помолится и все разрешится. Владыка тогда жил в кадетском корпусе в Версале, под Парижем. По дороге в Версаль, моя знакомая Мария Илиодоровна рассказывала о силе молитвы Владыки, о том как он помогает людям, и, чтобы я слушала слова Владыке по окончании молебна.

Служба уже шла когда мы приехали. Я у свечного стола попросила, чтобы Владыке передали мою просьбу отслужить молебен после Литургии. В конце службы дежурный свечного стола подошел ко мне и сказал, что Владыка должен причастить больных мальчиков в корпусном лазарете, и, что молебен отслужит священник. У меня прямо сердце упало, и мы решили Владыку ждать.

Ждали Владыку молча – я хотела молиться, но все время думала о том, как там моя доченька Олечка с повышенной температурой – ведь она может умереть. Вскоре Владыка пришел и я ему рассказала о болезни дочки. Владыка отслужил молебен, и, подавая крест положил свою руку на мое плечо, посмотрел на меня улыбаясь и сказал "все будет хорошо мамаша, поправится доченька, все будет хорошо". Благословив нас и дав нам просфорку. Владыка сказал, идите с Богом!

У меня на душе было невероятное чувство облегчения и я верила, что все будет хорошо. Ночью Олечка бредила – я ей клала компрессы на голову и молилась. Под утро спустилась температура. Когда я стала ее готовить, чтобы везти в больницу, она впервые пожаловалась, что и руки и ножки болят – у нее там появились круглые пятна и от боли их нельзя было трогать. Я позвонила доктору и рассказала о пятнах и он мне сообщил, что теперь ему ясно, чем дочка больна, и везти ее в больницу не надо. Доктор сразу к нам приехал и определил болезнь как подкожный туберкулез – ее можно дома лечить, – ей нужен отдых, хорошее питание и уход. Семь месяцев спустя моя дочь полностью поправилась. Верю, что она получила исцеление по чистым и святым молитвам Владыки Иоанна. Слава Богу, все стало хорошо, как и сказал Владыка.

Благословение на переезд

Мы в течение 3-х лет хлопотали о выезде в США. Наконец в 1961 году мы получили разрешение на выезд. Я была в положении и меня очень волновало, что нас ожидает в США. Здесь во Франции мы прожили 35 лет и у нас близкие и знакомые, а там нет никого. Сейчас придется оставлять маму, брата, сестру и друзей. Поговорив с моим духовником, о. Митрофаном, я последовала его совету поехать к Владыке Иоанну. Мы с мужем и дочкой приехали к Владыке и о. Митрофан провел нас в его келью. Перед иконами у Владыки горело очень много свечей. Письменный стол был завален письмами – на многих письмах лежали деньги для посылки – Владыка всем помогал, чем мог, а главное молитвой.

В келье было очень просто, свято и мирно. Владыка нас благословил, а когда дочка подошла, он ей улыбнулся и сказал: "Ах это Олечка, которая так болела, да, все будет хорошо"! Я Владыке рассказала о наших планах и моих переживаниях. Он слушал с закрытыми глазами – не то задумывался, не то молился. Потом нам сказал: "Ну, поезжайте, поезжайте, везде можно жить. Только держитесь нашей Церкви, тогда все будет хорошо, а если не будете, будет плохо". Владыка нас благословил на отъезд. Переехав, все было, как предвидел Владыка, хорошо.

Владыка сам направляется к больному

В 1962 году мы жили в Нью-Йорке. Мама прислала письмо из Парижа, что вечером под новый год, на моего брата напали алжирцы, избили до потери сознания и взяли его деньги – это был день получки, а во Франции не платили чеками, а давали деньги в конверте. Брата отвезли в больницу, и рентген показал, что у него трещина в черепе. Его глаза опухли и залились кровью – он был в ужасном состоянии. Доктор сказал, что его били трубой или железной палкой. Маму известили о происшедшем только на следующий день в полдень и она сразу к нему поехала в больницу. А мой брат ей говорит, что к нему ночью приходил Владыка Иоанн, причастил его, помолился, потрогал его голову и спросил, не нужны ли ему деньги. Брат очень смутился, что Владыка ему деньги предлагал, и он отказался от них. Рассказав об этом маме, брат спросил, как Владыка узнал, что он в госпитале и, что он остался без денег – мама ведь еще о случившемся не знала!

Но многим, кто знал Владыку, было известно, что Владыку просить не надо – его сам Господь посылал и указывал, куда и к кому идти. Ведь Владыка не спал, ночи его проходили в молитве и Господь ему открывал, кто нуждается в врачевании и Владыка туда шел. В Париже в госпиталях Владыку все знали и его туда пускали в любое время. Он безошибочно знал, куда идти надо. Мой брат не был лично знаком с Владыкой, но Владыка ко всем приезжал или приходил пешком.

Когда моему брату сделали повторный снимок головы, то не нашли трещины и брат быстро поправился, а доктор ничего не мог понять!

Владыка утешает умирающую мать

Наша связь с о. архимандритом Митрофаном продолжалась в США. Когда он бывал в Нью-Йорке, мы его брали к себе домой на несколько дней. Мы очень любили слушать о его жизни с Владыкой Иоанном. Он очень любил Владыку и был его верным сыном духовным. Когда у нас бывала беда, я всегда писала о. Митрофану в Калифорнию. В 1979 года моя мама очень заболела – ей было 81 год. У нее был рак и после краткого пребывания в госпитале, врач сообщил моей сестре, что мама скоро умрет.

Маму привезли домой, чтобы она хоть дома умерла. Все за ней ухаживали. Мне позвонили в Коннектикут, где мы тогда жили, чтобы я скорее приехала, чтобы маму застать в живых. Я приехала к маме и взяла весь уход за ней на себя, чтобы другие члены семьи отдохнули. Здоровье мамы ухудшалось с каждым днем – она очень страдала и поэтому к ней чуть ли не ежедневно приезжали доктора или сестры, чтобы делать уколы. Молясь, я вспомнила Владыку Иоанна и сразу написала о. Митрофану письмо, где я, и что с мамой. Лекарства маме не помогали, и больно было смотреть, как она страдает.

Быстро пришел ответ из Сан-Франциско. Отец Митрофан прислал ватку с маслом из неугасимой лампады с гробницы Владыки и написал в письме: "Мажьте ежедневно больное место, перекрестившись и со словами "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами нашего Владыки Дорогого Иоанна, исцели и облегчи страдания болящей Елены!" Каждое утро после утренних молитв я мазала с молитвой больное место и через несколько дней заметила, что мама засыпает спокойно после этого. А неделю спустя она попросила, чтобы ей больше не делали уколы: "Владыка мне помогает, ты меня лечи и если боли возобновятся, помолись и помажь меня маслом". Итак, я мазала маму ваткой каждый день и она тихо и спокойно, без страдания, угасала. Скончалась она под праздник Архистратига Михаила. Верю, что по молитвам Владыки Иоанна, Господь ей послал безболезненную христианскую кончину.

Мы имели среди нас святого человека – Владыку Иоанна, и не оценили его. Но Владыка и по сей день не оставляет нас своими молитвами.

Валентина Дикова Канзас, США.

Исцеление от болезни после помазания маслом из усыпальницы владыки Иоанна

Было это в конце 1977 года. Мой муж – батюшка о. Михаил Константинов улетел за море навестить своих дядю и тетю т.к. дядя сильно болел. Я же, оставшись дома с маленькими ребятками, в его отсутствии узнала от доктора, что у меня на щитовидной гланде большая киста, которую надо оперировать. Очень я была опечалена, т.к. боялась резать горло. Переживала. Да еще и батюшки дома не было. Бывая часто в нашем монастыре "Новое Шамардино", я поделилась своей печалью с ныне покойной матушкой Игуменией Еленой. Она мне посоветовала взять святое маслице от лампады из усыпальницы Владыки Иоанна Шанхайского, помазать крестиком шею и кисту и с молитвой обратиться к Владыке Иоанну. Так я и сделала. Пойдя к доктору в третий раз, он определил, что киста у меня уже сама рассасывается и никакой операции мне делать не надо. Господи, как я была рада, что буду дома с детками, что получила исцеление по молитвам Владыки Иоанна Шанхайского.

И сейчас, прилетев в Сан-Франциско, кланяюсь его Святым Мощам с благодарностью за его милость ко мне грешной.

Матушка Ирина Константинова, Сидней, Австралия

Улучшение состояния здоровья после панихиды в усыпальнице

К сожалению, я не помню в точности все данные, но в общих чертах постараюсь передать происшедшее. На адрес нашего собора часто приходят письма с просьбой о молитвах в усыпальнице Приснопамятного Владыки Иоанна. Эти письма иногда задерживаются у свечного стола, в ожидании священника. Одно такое письмо из города Бостона было затеряно и только недели две-три спустя было обнаружено и передано мне. В письме с просьбой о молитве о своей жене обращался ныне покойный Сергей Юльевич Конюс. Я отслужил в усыпальнице панихиду по Владыке Иоанну, а затем произнес ектенью о здравии жены Сергея Юльевича – обо всем этом я письменно сообщил Сергею Юльевичу и приложил фотооткрытки из усыпальницы. Несколько дней спустя мне по телефону звонит возбужденный Сергей Юльевич и спрашивает, в котором часу я служил панихиду по Владыке в упомянутый день. Я ему ответил, около 10 ч. утра. Сергей Юльевич мне сообщает, что около 1ч. (между Сан-Франциско и Бостоном разница в времени – три часа) того дня, после продолжительного периода тяжелой болезни, его жене стало лучше и она впервые за несколько месяцев встала из кровати! Это уж никоим образом не может быть просто "совпадением", тем более что это не единственный подобный случай.

Протоиерей Петр Перекрестов, Сан-Франциско

Спасение утопающего

В августе 1988 года мы, с женой поехали на отдых на Гаваи, на остров Куаи. Мы бывали там уже много раз и в том месте где мы остановились есть хороший пляж для купания в океане.

Оба мы с женой хорошие пловцы и поэтому, когда плаваем в море, то не беспокоимся друг за друга.

В этот раз, в ночь приезда, по острову прошел ураган и, как я узнал позже, после урагана около берега возобновляется сильное подводное течение. Как обычно днем, мы пошли купаться в море.

Жена осталась у берега, а я пошел от берега туда, где глубже, чтобы поплавать, когда меня захлестнула, неизвестно откуда взявшаяся большая волна и подводное течение потащило меня под воду от берега. Зная, что с подводным течением бороться нельзя, я понемногу выплыл на поверхность и поплыл к берегу.

Подплывши, я встал на дно, вода там была мне по плечи, и стал понемногу выходить на берег, когда, вдруг, еще одна большая волна меня догнала и опять захлестнула и потащила под воду. Сил у меня после первой волны уже было мало, но я кое-как выплыл на поверхность. На этот раз меня выбросило дальше от берега, и, несмотря на все мои старания, я увидел, что против течения мне не доплыть до берега. Я пробовал обратить внимание моей жены на себя, но она была на берегу и стояла к океану спиной.

Чувствуя, что погибаю я возопил "Владыка Иоанн, помоги!", и в мгновение ока жена повернулась и увидев мое бедственное положение, бросилась к группе гавайцев на берегу с просьбой о помощи.

Они схватили свои плавательные доски и веревки и, доплыв до меня, привязали меня к доске и вытащили меня на берег.

Я твердо верю, что без помощи Владыки Иоанна, никто бы не заметил как я пошел на дно.

Алексей Владиславович Катэл, Сан-Франциско

Владыка помогает младенцу

Отец игумен Анастасий из Старого собора посоветовал мне написать Вам о благословении, которое получил мой сын Христофор.

Это было в 1983 году. Христофор, ему тогда было 3 года, ходил к глазному доктору-специалисту и последний обнаружил у него 30% потери слуха из-за жидкости, которая остается за барабанной перепонкой из-за повторяющихся заражений уха. Глухота эта способствовала и замедлению его речи. Ему назначили операцию, чтобы выпустить жидкость и вставить трубочки.

Еще раньше, ранней весной, мои два старших сына (12 и 10 лет) ездили в гости к о. Анастасию в Сан-Франциско. Брат Иаков, помощник о. Анастасия, показал им гробницу Архиепископа Иоанна и они оттуда привезли домой масло из лампады. Этим маслом я помазала Христофора перед свиданием с патологом речи, а затем два дня перед операцией со словами: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами приснопамятного Архиепископа Иоанна, исцели уши моего сына Христофора".

На следующий день у Христофора была последняя, предварительная перед операцией, проверка. Врачи нашли, однако, что его уши зажили. Не было никакой потери слуха, и вся жидкость исчезла. Операцию отменили. Нам это было большим облегчением, но нас больше всего поразило то, что наш Христофор сказал нашей семье "тот дядя сделал моим ушкам лучше". Он мне это несколько раз повторял пока раз, после молитвы, которую он закончил словами: "спасибо сделал моим уткам лучше", я его не спросила: "кто сделал твоим ушкам лучше?" Он указал на открытку с фотографией Владыки Иоанна стоящую в углу, где у нас висят иконы. Он опять повторил: "этот человек делает моим ушкам лучше". Он это так настойчиво говорил, что я знаю, что он верит, что приснопамятный Владыка Иоанн исцелил его уши и ему стало лучше. Мне неизвестно, как он это знает, но он это знает, настаивает на этом, и мы ему верим. Я больше ничего не могу объяснить, кроме того, что моему сыну лучше теперь и мы очень благодарны за молитвы приснопамятного Архиепископа Иоанна.

Агапе Китренос. Портланд, шт. Орегон

Помощь после панихиды по владыке

Двадцать девятого января 1989 года, мы прилетели из Лос-Анжелеса в Сан-Франциско. 4-го февраля архимандрит Митрофан предложил нам поехать на панихиду у гроба приснопамятного архиепископа Иоанна.

Я подала записку о здравии болящего раба Божия Николая, которого мы оставили в больнице города Лос-Анжелеса. Вернувшись домой, в Вермонт, я позвонила в Лос-Анжелес, чтобы узнать о здравии больного Николая. Его супруга ответила, что он уже дома, и я могу с ним поговорить.

На мой вопрос, когда ему стало лучше, подумав, он ответил: "В воскресенье, в 4 часа дня". Это как раз было воскресенье, в 4 часа дня, 4-го февраля, когда я подала поминание о здравии у гроба Владыки Иоанна.

Надежда Пагануцци. Флоридл

Владыка – попечитель семейной жизни

У меня было много помощи по святым молитвам Владыки Иоанна, которая продолжается по сей день. Хочу описать хотя бы один случай.

Много лет тому назад я вошла в положение с ребенком, которого ни мой муж, ни его семья, не хотели – у нас уже было несколько детей. Мне было очень тяжело и морально и физически, т.к. я была очень больна. Я часто ходила к дорогому отцу архимандриту Митрофану, который всех утешал своей христианской любовью и теплой молитвой. Мы молились Владыке Иоанну, и благодаря его святым молитвам все наладилось в семейной жизни. Мой свекор даже помогал мужу с другими детьми, пока я лежала после родов в больнице.

Родился у нас мальчик, которого мы назвали в честь святителя Иоанна Тобольского, предка Владыки Иоанна.

Л. Т., Калифорния

Исцеления по молитвам владыки Иоанна

Благодаря усердным молитвам Владыки Иоанна мой отец Николай Михайлович быстро выздоровел после третьего сердечного инфаркта, который случился летом 1962 г. Мой отец ежегодно проводил месяц, летом в БРА под наблюдением врачей после того как его постигли инфаркты в 1954 и 1958 годах. БРА находился на восток от Льежа, в Арденнах. Моя сестра, графиня Мария Николаевна Апраксина, и я были у врача, который сказал, что положение нашего отца совсем безнадежное. Вдруг в комнате нашего отца появился Владыка Иоанн, и он начал молиться. Вскоре наш отец совсем выздоровел и возвращался домой в Брюссель. Наш отец прожил еще четыре года и скончался от четвертого инфаркта 5-го июня 1966 года.

2. Валентин Коленда Стадницкий окончил Полтавский Кадетский Корпус и Владыка Иоанн его знал еще по корпусу, где и он сам учился.

Валентин Коленга Стадницкий проживал в Брюсселе у своей сестры Госпожи Добровольской. После Второй мировой войны он из Югославии приехал в Брюссель. Ему было 65–66 лет, когда он стал мыть окна на квартире своей сестры и упал со второго этажа на улицу. Это случилось в 1959 г. Очень многие переломы не давали врачам ни единой надежды на выздоровление. Владыка Иоанн приехал в госпиталь с о. Чедомиром Остоичем и стал молиться у кровати умирающего. Отец Чедомир рассказывал, что он первый раз слышал, как Владыка Иоанн разговаривал в молитве с Господом Богом.

На следующее утро врачи не хотели поверить, что больной еще не скончался, а даже стал очень быстро поправляться. Через месяц он покинул госпиталь совсем здоровым и еще долго жил. Эти сведения мне в подробностях сегодня дала Вера Алексеевна Стассен, урожденная Кусонская, внучка отца Протоиерея Василия Виноградова, первого настоятеля нашего соборного прихода в Брюсселе. Отец Василий скончался в Брюсселе в 1932 г.

3. Филипп Геринг родился в Брюсселе в 1943 году. Со своим братом Димитрием ревностно прислуживали Владыке Иоанну. Филиппу начали делать операцию, думали что простой аппендицит, но нашли, что это рак и что положение безнадежное. По усердным молитвам Владыки Иоанна Филипп скоро совсем выздоровел, чего врачи конечно не предполагали. Он окончил университет в Лувене на инженера, работал в Канаде, а теперь в Италии.

Чтец Владимир Котляревский, Брюссель, Бельгия

Владыка помогает в родах

Двадцать пятого февраля 1990 г., в Прощеное воскресенье, у нас родился второй сын. Наш первый сын, родившийся в 1988 г., чуть не умер при родах, и поэтому мы были очень обеспокоены, когда матушка забеременела во второй раз. Врачи сообщили ей, что потребуется кесарево сечение. Несколько дней до родов я помазал матушку маслом из усыпальницы Владыки Иоанна и его молитвы о нас были Господом услышаны. Роды прошли нормально и очень быстро – никакой операции не понадобилось...

Матушка кормила новорожденного грудью и начали появляться признаки опухоли груди. При первом сыне у жены было то же самое и потребовалось провести две операции. Опять я ее помазал маслом из усыпальницы и признаки исчезли в течение 48 часов. Дивен Бог во святых Своих!

Естественно, мы назвали своего сына Иоанном в память Владыки.

Священник Иоанн Прайор, Шотландия

Облегчение детям

У моей дочки на ноге появилась некрасивая бородавка. Это было на таком месте ноги, что было очень больно и при ношении туфлей, бородавка натиралась. Мы живем в захолустье далеко от доктора. Единственные способы избавиться от бородавки были – ее сжечь или отрезать бритвой. Тогда мы решили помазать ее ногу маслом из усыпальницы Владыки Иоанна и посоветовали ей помолиться Владыке в течение трех дней. К третьему дню бородавки уже не было.

Не так давно наш сын, Александр, проснулся ночью с плачем. У него болело ушко. Я была очень утомленной. Я думала помазать его ушко маслом из усыпальницы, но почувствовала, что у меня нет веры для того, чтобы просить предстательства Владыки. Он продолжал всю ночь плакать. Я его старалась успокоить – давала ему капли, лекарство, ставила компресс... ничего не помогло. Уже под утро, в отчаянии, я обратилась к Владыке Иоанну, чтобы он помог Александру. Я дала обет, что если Владыка ему поможет, я об этом напишу. Я достала масло и помазала ушко Александра. Он сразу вздохнул, лег спать и заснул...

Екатерина Долл, Британская Колумбия, Канада

Владыка избавляет от постыдного греховного навыка

С детства я страдал привычкой, о которой стыдно и говорить. Она меня не оставляла и когда я повзрослел. Я всеми силами старался ее бросить, но не мог. Великим постом я воздерживался, но с нетерпением ждал приближение Пасхи для... (о, ужас, для чего ждать Пасху!?)... возобновления этой страсти.

Когда потребность доходила до многократной, я искренно старался ее бросить, но не выходило. Я несколько раз после ее совершения говорил себе: "Ну, хватит, это последний раз", но на следующий день, или даже в тот же самый день, обычно все повторялось. В один такой день, в отчаянии, я обратился с молитвой к Владыке Иоанну:

"Владыка, ты видишь, я сам не могу, помоги мне!" С тех пор потребность к этой страсти просто исчезла. Вот и все чудо, но какое чудо! Я тогда сразу почувствовал (или познал?), что Владыка исцелил меня и я всегда в молитвах благодарю его. Вот уже много лет прошло, и Владыка продолжает хранить меня.

А. С.

Владыка облегчает боль от артрита

Моя матушка уже долго страдает от артрита, но с тех пор как она в ожидании, признаки артрита более или менее исчезли, что нормально. Если же артрит появляется при беременности, это приносит страдание т.к. нельзя принимать эффектные лекарства без угрозы для младенца во чреве.

Две недели тому назад мы поехали в Техас, к матушкиному отцу. Вечером, по пути от дома ее сестры к отцу, ее колено очень опухло, и она с трудом ходила. Зная, что нельзя ей принимать лекарства и, что у нас предстоит путь домой в 1000 миль, мы были очень обеспокоены. Я помолился Владыке Иоанну и дал обет, что если Владыка матушке поможет, я об этом напишу. Через сутки опухоль спала, а ко времени отъезда домой совершенно не было больше ни опухоли, ни боли – и это без всякого земного лекарства.

Слава Богу. Да будет блаженна память о Его праведнике Архиепископе Иоанне!

Священник Стефан Аллен, Денвер, Колорадо

Владыка молится

Храню в душе 47 лет память о помощи оказанной нам молитвами Владыки Иоанна. У моего мужа начались головные боли, думали все пройдет, а оно делалось хуже.

В конце концов пришлось бросить работу – ему тогда было 39 лет – и семья осталась без кормильца. Что делать и чем жить? Добрые люди посоветовали поехать в г. Пекин (жили мы в Тянзине) т.к. там был большой госпиталь, где можно было сделать снимки и всякие сложные операции. Мы туда поехали и узнали, что у мужа опухоль на мозгах и нужна срочная операция. Опять что делать, где взять деньги? Нашелся добрый человек, который заплатил все –280 долл.

Положили мужа в госпиталь, а я остановилась в Русской миссии в Бей-Гуане у знакомых. В то время там жил Владыка Виктор, в церкви службы были каждый день. Пошла я утром в храм, выстояла обедню и попросила Владыку отслужить молебен о болящем муже, а Владыка и говорит: "Мы сейчас послужим молебен, а ты напиши Владыке Иоанну в Шанхай, он хорошо молится за всех – я тебе дам его адрес". Совет Владыки Виктора я исполнила немедленно. Прошла операция, целую неделю муж был в беспамятстве, но потом постепенно начал поправляться и через некоторое время стал понемногу работать. От Владыки Иоанна никакого ответа не было. Прошло 7 лет, эмигранты эвакуировались из Тянзина в Шанхай, поселили нас во французских казармах. Владыка навещал нас всех очень часто и служил литургию. Один раз мой муж шел по двору, а навстречу идет Владыка. Подходит к моему мужу и говорит, почему ты не послал своего сына ко мне в школу? Владыка никогда раньше моего мужа не видел и не знал, что у нас есть сын. Вот этот случай я считаю сверхъестественным. Верю, что и муж выздоровел по молитвам Владыки Иоанна. Муж, Григорий, скончался в 1987-м году.

У моей сестры очень сильно и долго болела рука. Она обращалась и к врачам и лечилась домашними средствами, но ничего не помогало. Она решила обратиться к Владыке Иоанну и написала ему письмо в Сан-Франциско (сестра жила в Лос-Анжелосе). Прошел какой-то срок времени, рука перестала болеть, а сестра начала забывать, что у нее рука одно время сильно болела. Раз, она поехала в Сан-Франциско и была на богослужении. Держа крест Владыка Иоанн спрашивает сестру: "Как Ваша рука?" – ведь Владыка ее никогда не видел! Как он ее узнал, и что у нее болела рука?

Все что здесь написано, правда. Писала я, как мне Бог положил на сердце.

Анна Ф. Ходырева, Сакраменто, Калифорния

Владыка помогает семье

Хочу поделиться с вами о том чуде, которое мы получили от Владыки Иоанна.

Наша семья – я, муж и трое ребят – приехали в Америку в 1963 г. Америка встретила нас не радушно. Сына положили в госпиталь т.к. нашли непорядки в легких и у него была операция. Муж уже приехал будучи больным -работу найти не мог. На работу устроилась я, но содержать семью на одно жалование было очень трудно.

Владыку Иоанна мы раньше не знали, а здесь в Америке мы услышали о нем и о чудесах, которые он творил. Мы все время стали думать, как нам пригласить Владыку Иоанна к себе, чтобы все рассказать. Денег у нас не было и так все это откладывалось.

И вот что случилось. Владыка Иоанн неожиданно пришел к нам сам в 11 ч. вечера. Мы ему рассказали про сына, который в госпитале. Владыка подошел к мужу и долго смотрел ему в глаза, потом обойдя все комнаты и спросив, кто здесь спит, ушел, больше ничего не говоря.

Вскоре муж получил работу и проработал 10 лет, дав возможность ребятам получить высшее образование. Владыка Иоанн навещал сына в госпитале и даже приезжал туда с Чудотворной Иконой. Чаще всего бывал у сына поздно вечером. Вскоре сын поправился и все пошло нормально.

За два дня до своей смерти Владыка Иоанн позвонил нам и спрашивал, как здоровье моего мужа. Владыка, предчувствуя свою кончину, все еще беспокоился о своих чадах.

Второе чудо произошло с другим сыном. Вдруг мне позвонили на службу из школы и сказали, что у моего сына парализована правая сторона лица. Конечно мы сразу же поехали к доктору Миронову. Доктор отнесся к нам сердечно и сразу направил нас к специалисту. Специалист, проверив сына, сказал, что вылечить это можно только оперативным путем – у сына защемление нерва. Начался разговор о назначении дня операции. Сразу же после доктора, мы поехали в собор, где застали Владыку Иоанна и все ему рассказали. Ребята тогда еще прислуживали. Когда болящий сын подходил к елеопомазанию (был канун памяти св. Николая Чудотворца), Владыка его помазал большим крестом в нескольких местах на больной стороне.

Сыну стало лучше и когда мы пришли к доктору, последний осмотрев сына сказал, что никакой операции не надо, и пожимая мою руку говорил, что это чудо.

Тамара Васильевна Богатская, Сан Франциско

Неизлечимая болезнь

В 1956 году я работала в парикмахерской на острове Каталина. Возвращаясь домой с работы, я всегда старалась спуститься в море и освежиться. Последний раз, когда я окунулась в воду, я почувствовала страшную боль на шее на затылке. Я решила немедленно вернуться домой в Лос-Анжелос.

На следующий день мы с мужем были у доктора Ребухина. Шея была затвердевшая, как камень. Он принял все возможные меры в течение трех дней. Ничего не помогло. Тогда он сделал анализ жидкости опухоли. Через еще три дня он обнаружил, что это очень злокачественный нарыв-карбункул, 75 головок у самого мозжечка. Доктор с трудом нашел только одно лекарство для лечения нарыва. Я ездила к доктору каждый день и повязки менялись утром и вечером.

Голова была вся распухшая. Когда гной появился в большом количестве, то у меня в середине головы опухоль стала опадать, а края остались по-прежнему опухшими и высокими. И в середину головы можно было бы положить павлинье яйцо. Боль была невероятная. Я принимала успокоительные средства, чтобы успокоиться. Мое положение не улучшалось.

Между тем, доктор сообщил моему мужу: "Я отказываюсь лечить. Я принял все возможные меры, чтобы лечить Вашу жену. Я ничем больше не могу помочь. Идите к другому доктору". Я умолила доктора не бросать меня и все не теряла надежду на исцеление.

Я попросила нынешнюю председательницу Фонда Владыки Иоанна подать поминание за мое здравие. Она была удивлена моей болезнью и сразу послала телеграмму во Францию Владыке Иоанну.

Вскоре мы получили телеграмму от самого Владыки. Одно только слово: "Молюсь". Этим я была уверена, что я спасусь.

На четвертый день после получения телеграммы, мы были у доктора. Проверявший меня доктор заявил моему мужу: "Теперь я должен Вам сказать, что на исцеление Вашей жены не было никакой надежды. Гной уже подходил совсем близко к мозжечку, и ей угрожала смерть. Теперь Ваша жена спасена! Кто-то за вас крепко-крепко молился".

Нина Сигизмундовна Маковая

Благополучный исход

Я хотел бы поделиться тем, как Владыка мне помог в трудный период моей жизни. В 1987 г., после шестилетней и счастливой супружеской жизни, моя жена подала на развод. Ее отношение ко мне стало таким агрессивным, что ей не только удалось убедить судью выселить меня из моего же дома, но она настаивала на том, чтобы ей присудили абсолютно все имущество, и в придачу она еще требовала вексель на значительную сумму плюс деньги, принадлежащие моей родственнице.

В связи с такими необоснованными требованиям, судебное разбирательство уже длилось полутора года.

Моя вышеупомянутая родственница и священник прихода преп. Сергия Радонежского при Толстовском Фонде в штате Нью-Йорк посоветовали мне обратиться с молитвой к Владыке Иоанну Шанхайскому, указывая на то, что он сам пострадал от неправедных судебных преследований.

Я последовал их совету и в воскресенье священник отслужил панихиду по Владыке Иоанну. Вдруг в понедельник меня известили о том, что надо явиться в суд для окончательного слушания дела. Дело почему-то разбирал новый судья, совсем не тот, который склонялся в сторону моей жены эти полутора года. К моему изумлению и несказанному облегчению, судья пресек всю эту волокиту и справедливо разделил все пополам.

У меня нет никаких сомнений, что здесь не обошлось без вмешательства "сверху" – неожиданный поворот в деле произошел сразу же после молитвенного обращения к Владыке Иоанну.

Остается добавить, что моя бывшая жена пыталась в течение полугода изменить решение суда в свою пользу, но безуспешно.

В.Т., Нью-Йорк

Исцеление мальчика

Будучи десятилетним мальчиком, я серьезно заболел болезнью "мононюклеосис" Я почувствовал страшную слабость и поднялась у меня температура до 106-ти градусов по Фаренгейту. Больше чем неделю я так болел. Доктора уже использовали все возможные средства, чтобы вылечить эту болезнь и в конце концов сказали моим родителям, что нужно надеяться на то, что болезнь сама по себе пройдет. Я узнал позже, что часто эта болезнь тянется несколько недель и иногда даже, в крайних случаях, бывает смертельной.

Мой отец решил позвонить в Нью-Йорк, где Владыка Иоанн участвовал на очередном заседании Архиерейского Синода, и сообщить ему о моем положении. Владыка совершенно спокойно уверял отца, что я вскоре выздоровлю и, чтобы не волноваться, а надеяться на милость Божию. На следующее утро температура у меня спала на 100 градусов и я помню, что я себя почувствовал гораздо лучше и даже сам встал с кровати. Узнав об этом докторам было трудно поверить как быстро мне стало лучше, но предупреждали родителей о том, что мне придется еще долго лежать и набираться сил перед тем как вернусь в школу. К концу той недели я уже полностью выздоровел и вернулся в школу.

Оказывается, что после разговора с моим отцом, Владыка Иоанн пошел в Синодальный храм и отслужил молебен о моем здоровье. Зная, что в жизни ничего случайного не бывает, я верю, что именно молитвами святого Владыки нашего, я выздоровел.

Иерей Александр Красовский, Санта Роза, Калифорния

Чудесное избавление от серьезного приступа астмы

Это было в 1965-м году. Мне было тогда 8 лет. С двухлетнего возраста я страдала астмой и часто у меня бывали сильные приступы этой болезни.

Однажды вечером наша семья была в гостях на именинах и у меня начался сильный приступ. Мои родители из-за этого собрались уехать – меня домой отвести. Хозяйка дома – именинница уговорила их остаться немного, т.к. ожидалось прибытие Владыки Иоанна. Буквально через несколько минут Владыка приехал и отслужил краткий молебен по случаю именин хозяйки. Сразу после молебна мои родители меня подвели к Владыке и рассказали ему о моей болезни и о том, что собираются сразу же уезжать.

Владыка нас благословил, а меня он погладил по головке со словами: "Ничего, ничего, Наташенька – все будет хорошо". Мы сразу уехали домой и мои родители были уверены, что я промучаюсь и не буду спать всю ночь, как это бывало очень часто до этого. Этого не было. Приступ астмы прекратился и я спокойно проспала до утра.

Наталия урожд. Метленко, Пасифика, Калифорния

Масло из усыпальницы владыки Иоанна подает надежду на поправление

На Светлой Седмице 1991 года мне позвонила моя знакомая, православная гречанка Клеопатра Наргайс, и сообщила, что ее мать, Магдалина Петропулос, уже два месяца лежит в больнице. У нее была операция сердца и с тех пор она не может сама дышать и ее почки не работают. С каждым днем ей становится хуже и хуже. И врачи, и греческий священник сказали дочке, что почти нет надежды на поправление матери.

Я предложила привести Клеопатре масло из усыпальницы нашего возлюбленного Владыки Иоанна – она обрадовалась и согласилась маму этим маслом помазать. Я ей объяснила как это делать: крестообразно, во имя Отца и Сына и Святого Духа, мазать маслом голову, сердце, легкие и почки, одновременно молитвенно обращаясь к Владыки Иоанну за помощью. Мы ей привезли масло – мы живем два с половиной часа езды от Сан-Франциско. Это было в Светлую Пятницы.

Клеопатра утром помазала маслом маму, и последняя начала плакать. Вечером сестра милосердия сообщила Клеопатре, что когда она переворачивала Магдалину на бок, болящая впервые схватила перекладину на больничной кровати и пыталась сестрам помочь.

В воскресенье я навестила Магдалину в больнице и помазала ее маслом из усыпальницы. Она опять плакала и просила помощи Архиепископа Иоанна. Уже прошла неделя с тех пор, как Магдалину начали мазать маслом из усыпальницы. Магдалина уже сидит и начала впервые, после двух месяцев, вкушать еду.

Врачи и сестры в больнице не могут понять, что произошло – они уже готовили семью к худшему, как вдруг, внезапно, началось улучшение в здоровье Магдалины.

Эта перемена в здоровье Магдалины в связи с помазанием ее маслом затронуло всю ее семью. Даже ее сын Иаков попросил масла, чтобы мазать свою голову с надеждой получить облегчение от сильной головной боли...

Я молюсь, чтобы Владыка Иоанн продолжал помогать и исцелил бы Магдалину.

Владыка охраняет от опасности на военной службе

В июне 1988 года мой сын, Александр Н. Логунов, получил извещение, что его посылают на командировку в Персидский залив на шесть месяцев.

Я была очень обеспокоена этим т.к. в том краю света было очень неспокойно и опасно. Как мать я могла только молиться и все предоставить в руки Божий. Будучи в усыпальнице Владыки Иоанна, я помолилась Владыке и поставила свечу. Супруги Троян, поговорив со мной, положили записочку с именем моего сына под митру Владыки. Записочка там оставалась до того времени, когда Александр вернулся домой.

В канун его отъезда на авианосце, я помолилась Владыке Иоанну, чтобы он охранял моего сына. Ночью мне приснилось, что Владыка Иоанн стоит на носу авианосца и покрывает его своей мантией...

Сын вернулся благополучно. На авианосце все говорили о том, как необычно прошло плавание. Несмотря на то, что на авианосце 6,000 человек, не было никаких несчастных случаев, никто не был ранен и никто не погиб в море. Верю, что по молитвам Владыки Иоанна, мой сын и все на авианосце прибыли обратно домой в сохранности.

Марина Логунова, Сакраменто, Калифорния, США

Владыка предупреждает о возможном несчастье

Я часто захожу в усыпальницу Владыки Иоанна, хотя при жизни я его видела всего несколько раз. Я слышала от других, какой он был добрый и как он жалел людей. Например, как он, увидев какого-то несчастного на улице без ботинок, снял свои сапоги и отдал этому человеку.

В 1989 году, уходя из дому я налила в чайник немного воды и поставила на очень горячую плиту! Проезжая мимо собора, где усыпальница Владыки Иоанна, я перекрестилась и в ту же секунду в голову стукнуло: "Чайник". Я подумала, что это мне Владыка Иоанн подсказал. Я выскочила из автобуса и побежала десять кварталов в гору. На раскаленной плите стоял чайник совершенно пустой, но все было в порядке. Какая милость Божия! В нашем здании девять квартир... Страшно подумать о таком несчастье.

Александра Л. Колычева, Сан Франциско

Рана заживает и владыка помогает найти истинную веру

Я принял Православие в 1980 году. В 1984 г. в день Святой Троицы я приобщился Святых Христовых Тайн и вернулся домой из храма. Мы с родителями собирались к сестре в гости. Меня попросили поменять дворники на автомобиле, и делая это, я очень сильно порезал руку и пошла кровь. Меня сразу обеспокоила мысль, что я же только что причастился. Рана очень сильно болела и было ясно, что потребуются швы. Я завернул руку в платок и пока моя мама искала бинт, мне пришла мысль, что рану следует помазать маслом из усыпальницы Владыки Иоанна. Я помазал рану и боль сразу прошла. Мы приятно провели время у сестры и, вернувшись домой, я открыл рану и увидел, что она уже заживает...

В течение многих лет я молился о своем друге, Иакове, в надежде, что он бросит заблуждения Мартина Лютера и придет в Церковь. Я его знал по средней школе, где он отличался своим умом и высокомерием. На какое-то время мы потеряли контакт друг с другом, а затем дружба возобновилась в Миннесоте, где мы жили одно время. Он созрел и стал благочестивым, консервативным лютеранином, который был очень отревожен событиями, происходящими в церковном миру. С течением времени он начал проявлять некоторый интерес к Православию, хотя на пути было еще много препятствий. Я надеялся, что когда-то в далеком будущем он перейдет в Православие. Сейчас это было немыслимо т.к. у него была верующая жена-лютеранка, новый сын и мы переехали и жили очень далеко друг от друга.

29 ноября 1990 г. он мне прислал письмо в котором сообщал, что болен и часть его лица парализована. Озабоченный, я ему ответил и предложил прислать масло из усыпальницы Владыки Иоанна. Я думал, что он откажется от моего предложения, но 31 декабря 1990 г. Иаков прислал второе письмо в котором писал, что паралич лица скорее неприятность чем испытание - масло же он попросил. Получив масло, он мне по телефону сказал, что ничего чудесного не случилось, но он понимает, что масло не является магической формулой, а просьба о милости Божией. А ведь чудо произошло! Его тело не сразу поправилось, но его душа изменилась. Действие благодати Божией на его душу стало ярко проявляться в нем! В следующем письме от 13 мая 1991 г. он мне писал: "Мне в настоящее время хорошо. Спасибо. Ничего захватывающего не случилось, но чувствую себя все лучше и лучше последнее время. Я отчасти это приписываю Владыке Иоанну". Он меня спросил, где ближайший храм нашей Церкви. Я ему дал адрес и посоветовал ему посетить храм на Пасху. Он последнее время много читал о Православии – теперь необходимо было затронуть его сердце, а уж пасхальное богослужение способно это сделать! В письме от 11 апреля 1991, после посещения пасхального богослужения, он мне написал: "Нет слов выразить насколько я был тронут службой. Я знаю теперь, где мое место – в Православной Церкви". Он просил молиться о своей семье, чтобы они все вместе смогли бы перейти в православную веру. Его жена не очень противится этому шагу...

Мне ясно, что в какой-то мере Владыка Иоанн, своими молитвами помогает Иакову в его поисках. Даже много лет спустя после своей кончине, Владыка Иоанн продолжает заниматься миссионерством и приводить людей к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

Лука Гехринг, При, Пенсильвания, США

Сила молитвы владыки Иоанна

Мы с сестрой попали в аварию. Навстречу ехал пьяный молодой человек и он с большой силой ударил дверь машины с той стороны, где сидела моя сестра. Была вызвана скорая помощь и сестру отвезли в госпиталь. Ее состояние было очень серьезное – ее легкое было пропорото, ребро сломано и она очень страдала. Когда Владыка Иоанн ее первый раз навестил, ее лицо было распухшее как подушка, так, что ее глаз не было видно, но она была в сознании и когда я ей сказала, что рядом наш Владыка, она пальцами открыла веко и увидев его лицо взяла его руку и ее поцеловала. Говорить она не могла, т.к. в горле был разрез. Из щелей (вместо глаз) у нее текли слезы радости. С тех пор Владыка ее навещал много раз и она начала поправляться. Однажды Владыка приехал в госпиталь и как только вошел в общую палату, никого раннее не видевши и ни с кем не говоривши, сказал нам: "Мусе сейчас очень плохо". Затем он к ней пошел, задернул занавеску около кровати и долго там молился. К тому времени к нам подошли два врача и я их спросила: "Насколько серьезно положение с сестрой и стоит ли вызывать ее дочь из Канады?" Мы от дочери скрыли, что мать попала в аварию, чтобы она не волновалась. Врачи мне ответили: "Вызывать или не вызывать родных – это ваше дело, но мы не гарантируем, что ваша сестра доживет даже до утра".

Слава Богу, что она не только выжила ту ночь, но совсем поправилась и уехала обратно в Канаду... Мы с сестрой верим, что ее спасли молитвы Владыки Иоанна.

В день годовщины смерти Владыки Иоанна ко мне в храме подошла одна верующая дама и рассказала интересный случай с ней.

Была она раз в церкви. Богослужение совершал Владыка Иоанн. Служба ей показалась очень длинной и утомительной и она, чувствуя себя очень усталой, подумала про себя: "Длинная служба – хоть бы Владыка немного сократил", но она продолжала терпеливо стоять. После службы она подошла к кресту, который держал Владыка, и вдруг он ей говорит: "Если вы не можете долго стоять и у вас болят ноги, то можете сесть или уйти домой, т.к. ваша квартира близко от храма". Конечна дама была очень смущена и удивлена тем, что Владыка прочитал ее мысли в храме.

Анна С. Шевелева, Сан Франциско

Владыка останавливает дрожь

Зимой 1988–89 гг. у меня началась сильная дрожь. Никаких других симптомов не было. Под вечер или вечером дрожь постепенно нарастала. В течение нескольких часов мне казалось, что я замерзаю и начинала бесконтрольно дрожать. Затем дрожь проходила. С каждым разом (было всего три-четыре раза) эти приступы дрожи усиливались. Хотя между дрожью я себя хорошо чувствовала, я начала бояться, что у меня мозговая опухоль или какая-то другая ужасная болезнь.

Третий или четвертый приступ был самым сильным. Я лежала в кровати под слоями одеял. Мой муж старался меня согреть, но дрожь была настолько сильной, что сам муж трясся. Я не могла держать в руках чашку чая – он разливался. Моя челюсть болела от треска моих зубов. Стараясь успокоится, я творила Иисусову молитву. Затем я вспомнила Владыку Иоанна и обратилась за его предстательством о моем исцелении. И вдруг дрожь остановилась. Я усомнилась в этом чудесном облегчении и дрожь снова началась. Я сразу помолилась Владыке Иоанну, дрожь остановилась и с тех пор не повторяется.

Я твердо верю, что Владыке Иоанн, по милости Божией, меня исцелил.

М. Бушунова, Девитт, шт. Нью-Йорк

Облегчение телесное и душевное

Я в младенчестве была крещена в Греческой Православной Церкви. По происхождению я гречанка. До моего перехода в Русскую Зарубежную Церковь в 1969-м году я никогда не слышала о приснопамятном Архиепископе Иоанне. Мне сообщили члены моего прихода, что Владыка Иоанн скончался у нас в Сеаттле. О нем я прочитала несколько статей в церковной периодике, но для меня он был человеком из прошлого.

До недавнего времени я ничего не знала о том, что Владыка Иоанн основал многие приходы и приюты. Я не знала, что он жил при храме св. Тихона Задонского в Сан-Франциско, который раньше, в Шанхае, служил сиротским приютом. Я не подозревала, насколько сильно может тронуть православных людей его духовная близость.

В 1987 г. мой брат, Георгий, мне позвонил из Техаса и сказал, что у него нашли рак и в следующий вторник будет операция. Я сразу позвонила своей дочке, которая живет около Сан-Франциско, чтобы она попросила о. архимандрита Анастасия из храма св. Тихона Задонского помолиться о здравии моего брата. После телефонного разговора я написала о. Анастасию подробное письмо, ни раз, даже мысленно не вспоминая Владыку Иоанна.

В нашем приходе были большие трудности. По разным обстоятельствам многие не исповедовались и не причащались на протяжении долгого времени. На Крестопоклонной неделе я по обычаю была в храме и после службы говорила по телефону с русской знакомой. Она мне сказала, что ходит слух о приезде священника, который сможет поисповедовать всех, кто долго не исповедовался. Я ответила знакомой, что слухам не верю, а поверю, когда такого священника увижу. По пути домой я начала думать, неужели наш возлюбленный Владыка Нектарий старается как-то объединить и примирить наш приход? Нет – это просто вздор.

Перед сном я помолилась, легла спать и перед рассветом мне приснились четыре иерарха. Среди них был и Владыка Иоанн. Он своими глазами на меня посмотрел, как бы говоря: "Я тебя слышу и стараюсь тебе помочь".

Утром я встала и сразу начала Владыке со слезами молиться. Я почувствовала, что он близок.

Операция у брата прошла благополучно. Он настолько хорошо себя чувствует, что гостил у меня целый месяц. А перед Пасхой к нам приехал священник из Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле и поисповедовал всех желающих.

Я научилась тому, что надо Господу, Который действует через Своих избранных, доверять...

Евфросиния Бек Саммер, шт. Вашингтон США

Исцеление

Это было в Сан-Франциско, в пятницу перед Вербным Воскресеньем 1963 года. Мы возвращались из магазина на нашем новом автомобиле и на нас наехал совершенно пьяный человек. Я на одно мгновение ощутила боль в голове и это все, что помню, пока не пришла в сознание в больнице. У меня оказалось сильное повреждение головы, шеи и спины. Доктор поставил диагноз, что у меня сотрясение мозга, треснут череп, повреждение позвоночника и задета нервная система двигательного аппарата от пояса в ноги. А я еще не отошла от двух других очень серьезных операций!

Мне пришлось лежать на спине без движения. Я была привязана за голову и за бедра, с тяжелыми гирями на каждом конце, которые меня тянули. Врачи надеялись таким образом освободить поврежденные нервы в позвоночнике. А если нет, то надо так оставаться или нужна операция, которая может все дело ухудшить. Состояние у меня было очень угрюмое – а скоро и Пасхальная ночь!

Вдруг в палату заходят два мальчика-подростка. За ними входит маленький, старенький, сгорбленный, косенький священник. Сестра указала рукой на меня, и они втроем двинулись в мою сторону. Мне стало немного неловко перед сестрой и другими болящими в палате – я подумала:

"Почему пришел этот батюшка, кто его позвал, зачем надо было ему сюда приходить?" А священник в это время уже был у моей кровати и что-то говорил, а я не могла ничего разобрать. Он тогда нагнулся ко мне немного поближе и спросил мое имя. Я ответила. Он взглянул на меня, как-то взглядом охватил меня с головы до ног и вдруг крепко положил свою руку мне на лоб и говорит:

"Ты что, в аварию попала?" Я отвечаю: "Да", но думаю, "А он откуда это знает?" "Ну, давай помолимся" говорит батюшка, а я отвечаю: "Ладно". Держа свою руку на моем лбу (рука была такая теплая-теплая!) он, закрыв глаза, стал молиться. Затем он вынул из сумки, которую держал один из мальчиков, масло и помазал мне голову, лоб, горло, грудь, руки и ноги и дал мне выпить немного вина с кусочком просфорки. Побрызгав меня святой водой, он улыбнулся и дал мне пасхальное яичко (не съедобное, а завернутое в золотые ленточки, разрисованное). Продолжая улыбаться, батюшка полез в свой обширный карман, долго там что-то искал и наконец вынул голубовато-сиреневое, мраморное яйцо и дал мне в руки со словами: "На, держи, это яичко не простое, а золотое". С этим он меня благословил, я поцеловала крест и руку и они все ушли.

После его ухода (он был у меня днем), я с яйцом заснула и проснулась когда уже было темно. В эту ночь случилось чудо! Мне понадобилась сестра, но я не смогла ее позвать. Вдруг я почувствовала неимоверную потребность встать самой с постели! Я сняла с себя все ремни, пояса, гири, ползком подвинулась к концу кровати и стала с нее сползать на пол. Мои соседки по палате проснулись от шума и увидев, что я стою на своих ногах у кровати и зная, что я парализована от талии вниз, стали с криком звать сестру. Влетела сестра и в ужасе кричит: "Помогите мне с этой больной!". Прибежали еще две сестры и принялись укладывать меня обратно в кровать, говоря, что им попадет от доктора за все происходящее. Я настояла на своем и сама прошла до ванной и обратно! Конечно, ноги дрожали от слабости, а слезы текли от радости. На другой день мой доктор, после многих снимков и осмотра, мне говорит:

"Ничего я не понимаю! Это с медицинской точки зрения не должно было произойти! Будем звать других докторов для консилиума". Пришли другие доктора... Меня продержали еще девять дней и пустили домой, ничем не объяснив случившееся.

С той ночи, после посещения того маленького священника, я по сей день хожу на своих ногах без каких-либо осложнений и без всяких операций. Я тогда не имела никакого понятия, кто был этот священник. Я вообще не знала Владыку и никогда его не видела в лицо до той Пасхи. Мы вообще о нем ничего не слышали. И вот, потом, после долгого времени, я узнала и поняла, кто меня посетил в больнице. Я поняла, какой милости я сподобилась от прикосновения его руки, получив такое исцеление по его молитвам!

В конце 1963 г. у меня был ряд осложнений и переживаний личного характера – было страшно тяжело на душе. И вот, уже зная о Владыке, мама попросила его зайти к нам домой. Когда он пришел и сел на диван, я просто с рыданием упала на колени, а он поглаживая мою голову, тихо молился. И все страдания душевные прошли и вся моя жизнь потекла иначе.

Я удостоилась исцеления молитвами Владыки Иоанна дважды в один год... и я, и моя семья, продолжали получать милости и исцеления за все эти годы, по сей день, уже после кончины Владыки.

Татиана Эстрада, Конкорд, Калифорния

Исцеление друга

Произошло чудо после того, как я получил очередной номер англоязычного издания "Ортодокс лайф" из Джорданвилля в котором была помещена фотография Владыки Иоанна.

У меня был друг – мусульманин из России, который страдал от рака крови и терял свое зрение. Врачи ему сказали, что через три месяца он совершенно ослепнет. Я поставил фотографию Владыки Иоанна у своей лампады и ежедневно молился за своего друга. Через очень короткий период времени мой друг поправился от рака крови и стал нормально видеть. Глазные доктора были поражены.

С тех пор прошло три года и мой друг читает книги и ведет нормальный образ жизни.

Действительно Владыка Иоанн свят.

Виктор Бойтон, Австралия

Спасение от катастрофы

Утром 20 сентября мы поехали навестить племянницу Владыки Иоанна, г-жу Веру Максимович. Она нам подарила портрет Владыки. Моя дочка раньше была в Сан-Франциско, откуда привезла несколько фотокарточек Владыки, и поэтому мы полученный в подарок портрет оставили в автомобиле.

После обеда мы выехали за город и по пути к моему брату попали в ужасную автомобильную катастрофу. Наш автомобиль был совершенно разбит, а с нами почти ничего не случилось. С тех пор я молитвенно обращаюсь к Владыке Иоанну и верю, что это чудо, что мы не погибли и даже не получили ранение в аварии.

Мой брат наркоман и шизофреник и находится в специальной больнице для наркоманов в г. Валенции. Из-за его нежелания подчиняться указаниям врачей, его хотят из этой больницы выставить. Я молюсь Владыке Иоанну и у меня почти все время горит свеча в доме. До сих пор брата не выставили и он как будто поправляется. Я считаю, что это чудо...

Грайс Лопез, Венецуэла

Владыка обращает к истинной Церкви

Я еще не был православным, но благодаря неустанному чтению о Православной Церкви я пришел к убеждению, что она есть истинная Церковь. После ряда трудностей я вошел в контакт со священником и начал посещать русский собор на улице "Эмперорс Гейт" в Лондоне. Как-то пожилой священник (Греческой Церкви) при встрече мне сильно сказал: "Не достаточно только верить, что Православная Церковь – истинная Церковь. Ты за каждой литургией должен помнить, что литургия совершается на мощах мучеников и перед тем, как ты примешь Православие, ты должен быть готов умереть за веру". Это наставление меня и напугало и смутило, т.к. я не знал, насколько я убежден в своей готовности умереть за веру. Конечно, в теории, я готов умереть за веру – но, что случится, если меня гонители начнут допрашивать или пытать. Несколько недель спустя я был на воскресной литургии в русском храме и опустился на колени во время пения "Отче наш" – да, я тогда еще не знал, что это не позволено, но Господь трогает даже души тех лиц, которые поступают неправильно. Я могу только сказать, что я в тот момент убедился, что мне надо принять Православную веру, и это убеждение наполнило меня чувством мира и радости. После литургии мне очень хотелось поделиться со священником своим чувством спокойствия и радости при мысли о принятии Православия, но Епископ и духовенство собора сразу начали служить панихиду.

Тогда я еще не понимал славянского языка и был немного раздражен, что служится еще какая-то служба. Я повернулся к старушке и спросил ее, по ком служится панихида. Она ответила: "По Владыке Иоанну". Мне ясно помнится, что я раздражено подумал: "Эти русские всегда находят каких-то старых архиереев, о которых молятся!". После панихиды уже не было возможности наедине поговорить со священником – он жил за городом и по воскресеньям всегда навещал свою паству.

Перед своим отъездом из города домой, священник заехал в дом, в котором я остановился, чтобы навестить пожилых людей живущих там. Я думал, что не смогу с ним поговорить и несколько стеснялся, не зная, как ему выразить свои чувства и мысли. Перед уходом из дома, священник ко мне повернулся и спросил: "А не пора ли тебе принять Православие?" Мне даже не пришлось готовить речь или придумывать ему, что сказать!

В день памяти св. Марины, в 1967-м году я принял Православие. Только несколько месяцев спустя я прочитал житие Владыки Иоанна и тогда же сообразил, что то воскресенье, когда я пришел к убеждению, что надо принимать Православие, было первой годовщиной кончины Владыки Иоанна. Я пришел к выводу, что по его молитвам Господь проявил ко мне такую милость.

2. Десять лет спустя, когда я жил в монастыре в США, мне сказали, что меня скоро возведут в сан архимандрита и пошлют в Англию. Я очень сомневался в правильности этого решения, но оно оставалось в силе. Только необходимо было назначить день для возведения. Я где-то прочитал, что возведение в архимандрита уподобляется тому особому служению, которое было доверено св. Апостолами св. апостолу Варнаве, и я решил, что в какой-то мере для меня послужит утешением, если молитва возведения будет прочтена в день его памяти. Но это не сбылось. Несколько дней до назначенного времени, меня послали в Нью-Йорк, чтобы Митрополит Филарет меня возвел в архимандрита. В последний момент было решено, что возведение будет иметь место в день годовщины Владыки Иоанна. Я сразу почувствовал утешение, что Владыка Иоанн будет обо мне с любовью заботиться, тем более, что я назначаюсь в храм, который он освятил и в котором он служил в Европе.

Эти два случая могут показаться незначительными для читателей, но моя темная душа ощутила светлую любовь Владыки Иоанна...

А.А., Англия

Владыка помогает обрести истинную веру

В 1968 я был римо-католиком и был очень разочарован Римской церковью, особенно из-за резких реформ проведенных на Втором Ватиканском соборе. Что-то побудило меня посетить православный храм в г. Сеаттле, шт. Вашингтон. После этого я начал наводить справки о Православной Церкви и через переписку с Алексеем Йонг и чтение некоторых изданий узнал о подвижнике и чудотворце Архиепископе Иоанне Максимовиче. Наконец-то я решил, когда окажется возможным, поехать в Сан-Франциско в усыпальницу Владыки. В то время я был заинтересован в Православии, но не решался на какие-либо шаги в этом направлении.

В январе 1973 года я смог поехать в Сан-Франциско. Во время молитвы в усыпальнице у гробницы Владыки Иоанна, мое сердце согрелось и я был настолько тронут этим чувством, что решил активно искать пути к Православию. Владимир Андерсон со своей семьей приехали в Сан-Франциско, чтобы мне показать собор и побеседовать со мной. На следующее утро они меня повезли на Литургию в храм подворья женской обители (на улице Фелл), а после обеда мы поехали в женскую обитель, чтобы помолиться перед обновленными Образами. Там, в храме обители, я некоторое время остался один, чтобы приложиться к иконам Божией Матери – во мне было чувство радости и покоя.

Вернувшись домой, я сказал своей жене, что раньше или позже я стану православным, несмотря на то, что мы живем несколько сот миль от ближайшего православного храма. Она никогда не была римо-католичкой, хотя со мной ходила в католический храм – я не знал как она отнесется к моему решению. Она мне рассказала, что во время моего отъезда в Сан-Франциско она очень остро ощутила свою "смертельность" – она не будет сопротивляться моему решению. Без всякого сопротивления она, вместе со мной и двумя (из троих) детьми, была крещена в 1973-м году. Это все благодаря молитвам Владыки Иоанна.

2. В феврале 1990 года у меня нашли рак и поместили в больницу. Несмотря на мой возраст и то, что я с раннего возраста был привязан к христианству, я был очень расстроен и напуган болезнью. Я провел половину ночи перед операцией в тревожном состоянии – тревога о моей греховности и о моей привязанности к этому миру. Я молитвенно взывал к Спасителю, к Божией Матери и к святым угодникам Божиим, хотя не упомянул Владыку Иоанна, и получил утешение.

Четыре дня после операции, ночью я проснулся и увидел у моей кровати профиль Владыки Иоанна. Он смотрел налево, но не двигался. Я закрыл и опять открыл свои глаза, а Владыка продолжал строго смотреть прямо мне в глаза. Он ничего не сказал, но я подумал, что мне следовало бы к нему раньше обратиться и, что вообще мне надо было проявлять больше ревности в обретении христианской добродетели. Когда я второй раз закрыл и открыл глаза, его уже не было, и я заснул спокойно.

Утром я упомянул сестре милосердия, что вчера днем у меня было много посетителей. Она ответила "Да. И ночью к Вам кто-то приходил". Я был настолько изумлен ее словами, что не знал, что сказать, и сестра вышла из моей палаты. Мне следовало бы ее попросить, чтобы она описала внешность этого посетителя... Тем не менее, у меня нет сомнений, кто это был.

На четвертый день после посещения Владыкой Иоанном, я от отца Петра по почте получил фотокарточку Владыки Иоанна. В этой фотографии Владыка двигается и смотрит влево – точно как он делал у меня в больничной комнате. В своем сопроводительном письме, о. Петр написал, что узнав о моей болезни он выслал мне фотокарточку Владыки Иоанна. Письмо с фотокарточкой были высланы в день моей операции...

Иосиф Миллер, шт. Вашингтон

"Дай свободу воле Божией"

После семи лет разочарования, простроченных на обследования и лечения бесплодности, мы, наконец, поняли, что мы в этом вопросе не полагались на волю Божию. Мы вникли в нашу духовную жизнь и поняли, что должны довериться Господу, чтобы Он смог исполнить Свою волю в нашей жизни. Мы тогда впервые узнали о праведной и полной чудес жизни Владыки Иоанна (Максимовича). Он был архипастырем Русской Зарубежной Церкви в Сан-Франциско, а раньше заботился о сиротах в Китае. Мы просили Владыку Иоанна, чтобы он помолился о нас Господу Иисусу Христу. Мы хотели, чтобы Господь направил нашу жизнь и, чтобы у нас был ребенок о котором мы могли бы заботиться как о своем. Несколько месяцев мы так молились и обстоятельства начали меняться. После двух лет ожидания мой муж получил известие, что освобождается место военного капеллана в армии США. Причем, жена священника, который прежде занимал эту должность являлась президентом организации по размещению приемных детей в том районе. Она познакомила нас с одной женщиной, которая этим заведует. Прошло пять с половиной недель после того как она подала наши бумаги и мы стали родителями близнецов – девочки и мальчика!

Мы Вам об этом пишем с молитвенной благодарностью Господу Богу. Благодарим Владыку Иоанна за его ходатайство перед Господом и просим Владыку и далее приближать нас к Богу.

Матушка Роберта Б. Янич, Техас, США

Владыка облегчает боль

В моей жизни было много случаев, когда Владыка Иоанн мне помогал. До сих пор я все думал, что на них не стоит обращать особого внимания, но совесть меня заела. Вчера я был у доктора, так как у меня часто бывают проблемы с носом, особенно я страдаю аллергией. Доктор осмотрел мой нос, обнаружил маленький полип и тут же решил его удалить. Полип вырезал и пошла кровь. У меня была такая же проблема раньше, несколько лет тому назад. Тут же я мысленно пообещал Владыке Иоанну, что если кровотечение остановится, я об этом сообщу епархиальной Комиссии по сбору сведений о молитвенной помощи Владыки Иоанна.

Доктор меня оставил в кабинете на некоторое время после операции, а затем я поехал домой. Дома кровь все еще чуть-чуть шла. Я тогда помазал мою ноздрю, из которой доктор вырезал полип, маслом из усыпальницы Владыки Иоанна и лег отдохнуть. Проснувшись, я увидел, что кровь больше не шла.

Константин Юмин, Монтерей, Калифорния

Сила веры владыки Иоанна

Два дня тому назад я пошел в местную церковь, чтобы окрестить моего внука Дионисия. Какая то молодая женщина подошла ко мне и сказала, что ей кажется, что не хорошо, что всех детей крестят в одном "тазу", имея ввиду купель. Я постарался ее успокоить случаем, виденным мной... Это было в Шанхае в русской больнице. Один пациент временно вразумился и попросил, чтобы его причастили. Владыка Иоанн прибыл почти моментально. Больного причастили, а он (сумасшедший), забыв о своей просьбе, выплюнул Тело и Кровь нашего Господа на пол. Владыка Иоанн сделал то, что следовало бы сделать каждому истинному священнику – он облизал каждую каплю и крошку с пола! Владыка Иоанн никак не пострадал. Оказывается, что этот ненормальный болел какой-то страшно заразительной болезнью. Я не уверен, что молодая женщина, которой я поведал этот случай, поняла о чем я говорил, но я не мог ей не рассказать случая с Владыкой Иоанном. Я это сам видел и это не плод чьего-то воображения.

Г.Г. Егоров, Москва

Угодники Божии поругаемы не бывают

Приблизительно лет 11–12 тому назад мои церковные знакомые Петровы предложили после богослужения (в храме не нашей юрисдикции) подвести меня домой на их машине, т.к. это был им по пути. Это была замужняя пара средних лет, полные сил и здоровья, со средствами. Нас было четверо в машине – был еще один их знакомый. Хозяин машины, управляя ей, всю дорогу резко и вполне неуважительно отзывался о Владыке Иоанне. Это был последний день перед отъездом меня и мужа в Италию.

Когда я вернулась через месяц в Париж, то снова встретила моего знакомого Петрова и была сильно поражена такой резкой за месяц переменой его вида. Он похудел на 10, и то больше кил и цвет лица был бледно серовато-зеленый. Когда я его спросила, что случилось, то он ответил, что жена его больна, лежит в клинике, оперировали, ничего не нашли и она теряет силы чуть ли не минутами. Очень скоро жена умирает, и тело ее сжигают. Муж сразу же сошелся с француженкой католичкой и сам перешел в ее веру. Я их видела вместе, но скоро они уехали на юг Франции, где муж сразу же скончался, и тело его тоже сожгли. Вот так трагично закончила семейная пара свое земное существование.

Для меня было и есть слишком ясно, как Господь защищает Своих угодников и как надо быть осторожным в критике и осуждении, особенно святителей.

И. С. Б-на

Владыка исцеляет и укрепляет

Это было в январе 1966 года. Мучительно страдала я от сильнейшей боли и меня отвезли в госпиталь, где я узнала, что срочно нужна операция. Гангрена распространилась и грозила опасность моей жизни. В день Крещения Господня во время операции обнаружилось осложнение – у меня плохо кровь сворачивалась, поэтому я потеряла много крови. После операции я лежала еле душа в теле от сильной слабости и потери крови. По словам гречанки, находившейся со мной, когда я еще была без сознания: "Приходил к вам архиерей, небольшого роста, быстрыми шагами вошел и молился у вашей постели, окропил вас святой водой, благословил и ушел".

Услышав это, я подумала: кто бы это мог быть? Узнала потом, что это был Владыка Иоанн! Я стала быстро поправляться по молитвам дорогого Владыки о мне грешной. С благодарностью я это помню и верю в силу молитвы Владыки. В нуждах к нему обращаюсь и получаю помощь.

Моя бабушка мне рассказывала как еще в Шанхае, в юности, когда мой дядя лежал тяжело больной с горячкой, Владыка пришел к нему, помолился и мгновенно он стал совсем здоров.

Другой случай. У моей мамы были тяжелые душевные переживания. Однажды она читала и пела на клиросе. После литургии она села за столик около клироса и стала переписывать паремии. Вышел из алтаря Владыка Иоанн и, увидя маму, стал ей рассказывать житие св. Евстафия Плакиды. Затем помазал себя миром, а потом и маму. Мама заметила, что вскоре все прежние переживания исчезли и появилось внутреннее спокойствие и подкрепление. Опять Владыка Иоанн помог!

Ирина Трубецкая Бурлингейм, Калифорния

Исцеление младенца

Мой крестник Адам родился 6-го января 1989 г. и был усыновлен несколько дней спустя о. Андреем и матушкой Руфью. Он был здоровым до осени 1989 года когда у него начались спазмы, которые переходили в припадки. В октябре ему начали давать сильные лекарства, к которым добавлялись и другие с ноября до января. Все это время он был или в летаргическом состоянии или сильно раздраженным. Он редко спал всю ночь и развитие его приостановилось.

Я попросил о. Петра в соборе в Сан-Франциско помолиться у гробницы Владыки Иоанна о здравии Адама. 12 января о. Петр помолился в усыпальнице Владыки, положил записочку с именем Адама под митру Владыки Иоанна и прислал нам масло из усыпальницы. Мы Адама этим маслом мазали ежедневно. Мать Адама сообщила, что в январе он стал менее взволнован и наконец начал реагировать на родителей после трехмесячного периода бездействия.

В марте 1990 ему врачи перестали давать некоторые лекарства, а на Благовещение его припадки прекратились!

Постепенно он перестал принимать лекарства и 29-го августа начал ходить. К празднику Рождества Пресвятой Богородицы он больше лекарств не принимал и припадки совершенно прекратились.

Родители, родственники и друзья Адама считают, что его выздоровление является чудом, благодаря молитвам Владыки Иоанна и маслу из его усыпальницы.

Я считаю себя счастливой, что имела возможность узнать о Владыке Иоанне от моего отца, который был его учеником в Сербской семинарии в Югославии...

Я посылала некоторых людей молиться в усыпальницу Владыки и брать оттуда масло и буду продолжать просвещать других об этом святом человеке.

Милева Савин, Чикаго, США

Владыка помогает семье

От имени своей семьи я хочу подробно передать о ходатайстве блаженного Владыки Иоанна. Возможно, что для некоторых эти события не являются чудесными, но мы с мужем знаем, что до того как мы просили молитвы Владыки Иоанна, мы были безпомощны.

Первый эпизод в этих связанных случаях произошел когда приходской совет храма св. Николая в Эндикоте, шт. Нью-Йорк, пригласил моего мужа о. Светослава и меня жить в освобожденном приходском доме. Мы надеялись переехать поближе к Джорданвиллю и в приход Русской Зарубежной Церкви (о. Светослав был клириком Сербской Церкви со времени его рукоположения в 1974-м году). До тех пор пока мы не начали обращаться ежедневно к Владыке Иоанну в наших молитвах, мы не могли найти нового места, отвечающему нашим желаниям.

До переезда в Эндикот из Филадельфии в 1982 году о. Светослав пытался получить работу в больнице в многочисленных местах, но, ввиду того, что у него не было желанного медицинского опыта, он работу не смог найти. К переезду в Эндикот, однако, нашлась работа по молитвам Владыки Иоанна.

Владыка Иоанн не переставал помогать нам и по переезду в Эндикот – о. Светослава приняли в школу среднего медицинского персонала, несмотря на то, что его раньше вообще не принимали ни в какую либо подобную школу.

Наконец, 21 месяц после нашего пребывания в Эндикоте, мы усыновили нашего первого сына и назвали его Иоанном – в честь нашего заступника Владыку Иоанна. После 10 лет брачной жизни, многочисленных встреч с врачами, разных встреч с местными и иностранными организациями по усыновлению, которые дали бы нам только возможность попасть на очередной список, Божией милостью нам был дан ребенок, о получении которого мы так молились. Иоанн родился в местной больнице в тот день когда мы впервые оповестили Св. Николаевский приход в Эндикоте о нашем решении о переезде. Наше решение назвать сына Иоанном было подтверждено когда день до того как мы впервые увидели нашего ребенка, молитвы Владыки Иоанна спасли брата о. Светослава, Предрага, от опасной ситуации. Иеромонах Иларион (ныне епископ) крестил Иоанна в Св. Троицком монастыре 19 июня/2 июля 1984 г., в день кончины приснопамятного Архиепископа Иоанна...

Мы с о. Светославом продолжаем и по сей день обращаться к Владыке Иоанну за молитвенной помощью...

Матушка Нанси Миролович, Буфало, Нею Йорк

Прозорливость владыки

Из нижеследующих эпизодов из жизни Владыки Иоанна, первый мне поведал священнослужитель г. Шанхая, а второй шанхайский коммерсант Димитрий Михайлович Азовцев (ныне покойный).

1. Владыка Иоанн был приглашен причастить умирающего в Русской больнице в Шанхае. Он взял с собой священнослужителя.

По прибытии в больницу они увидели молодого и жизнерадостного человека, возрастом 20-ти с лишним лет, играющего на гармошке. Он ожидал очереди выписаться из больницы. Владыка Иоанн подозвал его со словами "Хочу сейчас тебя причастить". Молодой человек тотчас же подошел к нему, исповедовался и причастился. Изумленный священнослужитель спросил Владыку, почему он не прошел к умирающему, а задержался с очевидно здоровым молодым человеком. Владыка ответил очень кратко: "Он умрет сегодня ночью, а тот, который тяжело болен – будет жить еще много лет". Так и произошло.

2. Один из друзей Димитрия Михайловича Азовцева (тоже коммерсант) имел собственный автомобиль. Увидев из машины Владыку Иоанна, он остановился, подошел к нему и взял у него благословение. Был дождливый и ненастный день. Преподав коммерсанту благословение, Владыка его попросил подвести его. Дал адрес. Был поздний вечер. Остановились и вошли в квартиру. Дверь открыла хозяйка. Владыка попросил повидать мужа. Ему было сказано, что муж устал, поужинал и уже спит. Тем не менее Владыка попросил хозяина разбудить. Поисповедав хозяина, Владыка его причастил. На обратном пути коммерсант, удивленный виденным, спросил Владыку, почему потребовалась такая срочность причастить явно здорового человека. Ответ был краток: "Он умрет сегодня ночью". Так и произошло.

Михаил Бирюков, Стратфилы Австралия

Боли прекращаются по молитвам владыки

Вначале октября 1989 года у меня начались острые боли в позвоночнике и в спине, результат от работы. Несмотря на мое состояние я продолжала работать и старалась делать сколько могла. К докторам я не обращалась, зная, что они не всегда могут помочь. О своем недуге я поделилась с одной знакомой.

В понедельник 9-го октября утром я, как обыкновенно, встаю и делаю первым долгом земной поклон, что последнюю неделю делала с большим трудом и то не вполне. Я онемела! Никакой боли я не ощутила, как будто и боли никогда и не было. Слава Богу!

Только потом я узнала, что та добрая душа с которой я поделилась о моей болезни, без моего ведения, поехала к Владыке Иоанну в усыпальницу в Сан-Франциско и помолилась за меня болящую. Велий Господь во святых Своих.

Александра Кирити Су. Лос Анжелос, Калифорния

Владыка жалеет молодую девушку

Было это от ноября 1988 года по август 1989 г. В одно воскресенье моя дочь пошла к Архиепископу Иоанну в усыпальницу. Она любит молиться у Владыки. В этот день она крепко молилась Владыке – она его умоляла со слезами, чтобы он ей дал брови, ресницы и волосы на теле. Она плакала и не могла остановиться. Она говорила Владыке, что без волос на голове она может обойтись, но пожалуйста дай мне брови, ресницы и волосы на теле. Дело в том, что доктора нашли у нее болезнь – это когда человек теряет абсолютно все волосы на голове и теле. Медицина не знает причину этой болезни и нет никаких лекарств от нее. И вот чудо. Ее брови, ресницы и на теле волосы начали появляться. Она очень благодарна Владыке и жалеет, что тогда не попросила и волосы на голову...

Мать, Калифорния

Владыка появляется в усыпальнице

Господин И. Ма рано утром встал 2-го июля 1984 года, чтобы пойти на богослужение в день кончины Владыки Иоанна. Его предупреждали, что будет много народа и поэтому он туда пришел в 5 часов утра.

Духовенство уже готовилось к литургии как вдруг И. Ма увидел Владыку Иоанна в белой одежде. Владыка ходил между священниками и подошел к И. Ма. И. Ма нагнулся до земли, чтобы взять благословение у Архиепископа Иоанна, но когда поднял голову, Владыки уже не было.

Необходимо сказать, что Иона Ма только что приехал из Китая в декабре 1983 года, где, благодаря коммунистам, он просидел в тюрьме 17 лет и был в изгнании 35 лет из-за того, что по просьбе Владыки Иоанна помогал русским

Л. Н. И., Сан-Франциско Калифорния

Конец и Богу нашему слава!

1. По необходимости и для ясности нам пришлось сократить и отредактировать некоторые свидетельства о молитвенной помощи Архиепископа Иоанна. При этом мы во всех случаях сохранили смысл и дух написанного. Ввиду того, что поступило много материала о молитвенной помощи Владыки, мы постарались для сего сборника выбрать самые разнообразные свидетельства. Непомещенный и еще поступающий материал, даст Бог, будет напечатан в будущем. Составитель.

2. Доклад Всезарубежному Собору 1938 г.

Составитель:

Петр Перекрестов, протоиерей

Азбука веры

***

Молитва святителю Иоанну Шанхайскому:

  • Молитва святителю Иоанну Шанхайскому. Этот смиренный аскет и молитвенник, миссионер стал столпом веры, "зерцалом аскетической твердости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления" для русской эмиграции после революции 1917 года. Святитель Иоанн Шанхайский - небесный покровитель и образ подражания клира, семинаристов и людей, ведущих особый аскетический образ жизни. К Иоанну Шанхайскому молитвенного обращаются за помощью в болезни, для разрешения нищеты и всякой нужды, конфликтов в коллективе и общине, вразумления маловеров и сектантов

Акафист святителю Иоанну Шанхайскому:

Житийная и научно-историческая литература о святителе Иоанне Шанхайском:

Труды святителя Иоанна Максимовича:

 

 
Читайте другие публикации раздела "Святые Православия"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru