Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

Карта Сбербанка:
4817 7601 1265
4359

PayPal:
k-istine@mail.ru

WebMoney:
Р320505518138
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953



Воспитание и христианская нравственность


Детская проституция в Российской империи

Дети в городском российском социуме во второй половине XIX – начале XX вв.

Статья посвящена анализу причин отклоняющейся социализации девочек во второй половине XIX - начале XX в. На материалах архивов и публицистических статей показано, как социально-экономические условия, семейная обстановка влияли на эксплуатацию девочек со стороны родителей, хозяев ремесленных мастерских, домов терпимости. Рассмотрение соотношения частного и общественного, нормы и отклонения в процессе социализации детей в рамках социального контекста второй половины XIX - начала XX в. в условиях отсутствия демократической системы власти и управления, нарушения социально-политического консенсуса, падения нравов, безработицы, нужды, нищеты большей части населения.

***

Прим. ред. данная статья - полезное отрезвление для всех больных ПГМ. "Святая Русь", которую мы потеряли после 1917 года... и хорошо, что потеряли...

***

Искоренение детской проституции, которая являлась одним из самых унизительных и позорных явлений российской действительности и частью социально-экономических проблем общества, зависело не только от неравнодушных людей, которых было не мало, и не от количества денежных средств, расходуемых на приюты, но и от изменения структуры социальной стратификации и общественного устройства в целом.Так современными специалистами, так и специалистами периода рубежа XIX -XX веков, предшествующими и сопутствующими факторами детской проституции признавались длительное пребывание в условиях отрицательного влияния родителей или лиц их заменяющих, приобщение к курению, алкоголю и бродяжничество.

Одной из причин колоссального числа проституток-малолеток признавалась "та легкость, с которой взрослые использовали брошенных родителями детей в своих низменных целях". В то время, как закон и церковь не разрешали вступать в брак ранее 16 лет, нравственная распущенность толкала молодых и старых развратников на противоестественную связь с детьми. В докладе доктора медицины Б.И. Бентовина "О проституции детей" на первом всероссийском съезде против торговли женщинами отмечалось, что детская проституция процветает с удивительной откровенностью и широтой. По улицам можно было встретить целые группы девочек от 10-12 лет, обещавших "удивительные наслаждения".

Регистрационный билет проститутки на право работы на Нижегородской ярмарке. 1904–1905 годы

В сообщениях других докладчиков говорилось о растлении родителями, воспитателями и попечителями своих детей, воспитанниц и опекаемых. В отчете Российского общества защиты женщин за 1900-1901 гг. находим: "... Богатый купец развратил попавшую к нему на воспитание десятилетнюю девушку. С двенадцати лет ее держали в доме этой мнимой семьи в качестве наложницы для отца и сына, били, мучили, но хорошо одевали, возили по театрам и посылали учиться в пансион2. ... Отец жил с одиннадцатилетней дочерью." . Врач Е.С. Дрентельн в одной из своих работ упоминала о приглашении иолотанскими гражданскими властями для расположенных в их городе войск проституток из Самарканда, среди которых оказалась 11 -летняя девочка, по словам матери с 9-летнего возраста знакомая с мужчинами. По статистике, половина проституток были растлены в малолетстве между 10 и 16 годами, причем маленькие девочки уступали обману добровольно, "за куклу" .

А. Бебель заявлял, что 12 % - число преступников, изнасиловавших детей, могло бы быть большим, "если бы люди тех кругов не имели бы достаточно средств, чтобы скрыть преступления, а так большинство случаев не доходило до всеобщей огласки". Привычными для публики были сообщения в газетах, что на Кавказе или Закавказье, там-то, такого-то числа, такой-то обыватель совершил гнусное насилие над малолетним мальчиком стольких-то лет. Содержатели различных духанов предлагали посетителям холеных юношей с женоподобными торсами. Часто встречались объявления, что найден в переулке подросток, убитый из-за ревности.

Прибывавшие в города неграмотные крестьяне заключали контракты, в которых оговаривалось, что не будут иметь претензий к хозяевам за своих детей. Под предлогом обучения малолетних просто продавали на 2-3 года в мастерские, где с ними творился откровенный произвол. Хозяева заставляли детей выполнять работу по времени и по объему по своему усмотрению. Заработная плата устанавливалась "добровольным соглашением" с самими малолетними. Обыденным явлением была связь между установившимся более-менее сносными условиями труда работницы-ребенка и обязательным предоставлением своего тела главному мастеру. Не лучше обстояло дело в пошивочных модной одежды, где все было организовано в расчете на "побочный заработок" несчастных девиц. Так же в столовых, кафе, гостиницах, в частных домах, где девочку-прислугу эксплуатировали в сексе. 12-14-летняя прислуга жила на положении домашнего животного, быстро отупевавшего от непрерывной работы, которую "ни в жизнь переделать невозможно".

Огромное влияние на формирование сексуальной этики, по замечанию делегатов первого противопроституционного съезда, оказывало искусство: ". являясь сильным вспомогательным средством для возбуждения похотливости, оно стало союзником порнографии". Также отмечалось, что ".вся современная литература почти сплошь есть проявление полового акта", а некоторые издательства открыто культивировали неестественные половые отношения. Пособниками проституции признавались откровенно фривольные объявления и картинки в газетах, витринах и т.п., предлагавшие всякого рода интим, например, такие: "одна особа за 10 рублей одолженных приличным господином, согласна на все", "опытная в делах любви, за несколько часов забвения просит одолжить 10 рублей", "барышня, желающая выкупить вещей на 12 рублей, предлагает временную привязанность", "добрая, ласковая девица доставит все удовольствия тому, кто одолжит 20 рублей". Газетные объявления предлагали воспользоваться для коротких встреч услугами гостиниц с роскошью, отдельными номерами в разных стилях - Ампир, Маркиз, Людовик, Рококо, Фантазии, прекрасными пружинными кроватями с балдахинами и в китайском стиле от 1 до 3 руб. Такого рода тайные, не поднадзорные притоны, служившие не только местом свиданий, но и местом жительства отдельных проституток, и приносившие доход хозяевам, подкрепляли развитие любовного промысла.

***

Читайте также по теме:

***

В защите от сексуальных посягательств и растления несовершеннолетних российское законодательство имело серьезные изъяны, несмотря на то, что Уложение о наказаниях 1845 г. усилило меры воздействий: ст. 2080 - за развращение родителями нравственности детей; ст. 1298, ст. 1285 и ст. 2007 - за сводничество, потворство непотребству и обольщение со стороны опекунов, учителей или иных лиц, имевших надзор или власть над потерпевшими. По ст. 1588 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. ответственность наступала за умышленное развращение детей, "за потворство с намерением использования их в целях разврата". По ст. 993 тюремное заключение от 2 до 4 месяцев следовало за склонение малолетних к пороку лицами, состоявшими на службе у их родителей, опекунов или родственников.

Неоднократно российскому обществу защиты женщин приходилось встречаться со случаями, когда малолетние девушки, иногда 7-8-летние дети становились объектом безнравственных поступков со стороны взрослых мужчин, действия которых, в трактовке ст. 517 и следующих Уголовного уложения 1903 г., не сопровождались растлением.

Статья 1523 и последующие Уложения о наказаниях уголовных и исправительных преследовали непосредственно за растление или изнасилование ребенка моложе 14 лет, а любодеяние и другие безнравственные действия вовсе были не наказуемы . В судебной практике делались попытки подвести их под понятие "повреждение здоровья" или под понятие "оскорбления действием", но зачастую факт повреждения здоровья установить было невозможно. Кроме того, упомянутые действия не соответствовали тем конкретным признакам повреждения здоровья, которые были предусмотрены в ст. 1477 и последующих Уложениях о наказаниях уголовных и исправительных. Не привел к желательным результатам и опыт привлечения потребителей детского тела по ст. 134 и ст. 135 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями "как лиц виновных в оскорблении действием". Предусмотренное данными статьями наказание по своей легкости совершенно не соответствовало виду преступлений. Применение к ним какой -либо другой статьи действовавших законов вряд ли было возможно, так как обвиняемый в большинстве случаев мог доказать, что девочка не только сама согласилась на половые сношения, но именно в этих целях выходила на улицу, дежурила в гостиницах, ресторанах и банях.

Продажи малолетних родными, а особенно матерями, были далеко не редким явлением.Как свидетельствуют документы, и публицистические статьи для детей с отклоняющимся поведением церковь не являлась эффективным и авторитетным социальным институтом и агентом социализации. Она, с одной стороны, оказалась не способна предотвратить преступные действия, проституцию, пьянство, самоубийства детей, которые своими поступками демонстрировали полное пренебрежение религиозными заповедями "Не убий! Не укради! Не прелюбодействуй!" С другой стороны, факты свидетельствуют о том, что церковь не играла определяющей роли в воспитании гуманного отношения к самим малолетним и не останавливала родителей, опекунов, мастеров, антрепренёров от эксплуатации и жестокого обращения с ними.

По обследованию 1889 г., число зарегистрированных проституток, не достигших 20-летнего возраста, составляло 31%, а в 1909 г. их стало уже более 45%. По данным статистики Российской империи о проституции по обследованию на 1889 г., более четырех пятых общего числа проституток, т.е. 83,5%, происходило из бедных семей. По возрасту, в котором женщины стали заниматься проституцией, более четырех пятых от общего числа проституток обратились к своему занятию ранее достижения гражданского совершеннолетия, а около четверти, т.е. 23,1%, начали свою профессию ранее достижения физической зрелости. Около 30% составляли девочки, не достигшие 16 лет, а наибольший процент несовершеннолетних девушек - 15,9% приходился на возраст от 16 до 17 лет.

Журнал "Трудовая помощь" отмечал, что на долю детской проституции в начале XX в. приходилось 23%. В отчете попечительского Комитета Санкт-Петербургского Дома милосердия за 1907 г. отмечалось, что "торговля малолетними в Петербурге принимает все большие и большие размеры: продают детей и родители, и подруги, и специальные фактории".

Причины проституции в целом и детской в частности специалисты видели, прежде всего, в социально-экономических условиях, но каждый отмечал еще и свои факторы, влиявшие на это явление. С. Ломброзо и Г. Ферре-ро определили следующие причины: "а) потеря невинности: многие девочки нравственно падают и становятся проститутками, соблазненные обещанием жениться на них или же лишенные невинности путем изнасилования; б) обман и изнасилование: молодых девушек обманом завлекали в притоны разврата, лишали их там невинности, и потом насильно заставляли отдаваться мужчинам; в) нищета и дурные примеры со стороны окружающих и совращение в разврат родителями своих собственных детей".

В отчете о деятельности Санкт-Петербургского Дома милосердия говорилось, что причины проституции, "как они рисуются по цифровым данным и биографическим сведениям, кроются по преимуществу в заброшенном детстве, когда уже с раннего возраста ребенок начинает впитывать в себя все деморализующее влияние среды, в неблагоприятных в материальном отношении условиях жизни, в городском соблазне и проч.". Газеты анализировали условия, влиявшие на развращение детей. Публицисты отмечали, что "увеличивающаяся из года в год тайная проституция детей составляет характерное знамение нашего времени и угрожающий симптом будущего. Проституция детей, с ведома или без ведома их родителей, является не только доказательством крайней общественной испорченности, но также и ее иллюстрацией <...> Школу заменяет вертеп, воспитателя - сводница, семью -улица".

О росте детской проституции свидетельствуют данные отчета попечительского Комитета Санкт-Петербургского Дома милосердия: ".Социальные условия последнего времени создали нагло-циничный разврат. Не говоря уже о той дразнящей скрываемые или подавляемые до сего времени чувств инстинкты проповеди безнравственности в литературе и со сцены, которая доступна классам более или менее культурным. Можно видеть, что дух разложения и нравственного упадка широко охватил и низшие классы. Улицы Петербурга за последнее время ночью переполнены малолетними проститутками, ищущими своих покупателей. Какая масса из этих детей идет во Врачебно-полицейский комитет за комиссионными листами, но еще больше их гуляет без всякой регистрации, и среди таких можно встретить девочек среднего класса, родители которых имеют достаточно средств, чтобы воспитывать их в учебных заведениях, прилично одевать и давать средства к жизни. Если одних на улицу гонит голод и нежелание честно трудиться, то другими руководит просто жажда развлечения".

Аренда детей для проституции была широко развита в Петербурге, Москве и на юге России. "Нигде проституции так много нет, нигде с такой откровенностью проститутки не торгуют своим телом, или вернее, не торгуют их телом, как это делается в Киеве и Петербурге". Центром "торговли детским телом служит Невский по ту сторону Знаменской площади". В столице "при вечерних полицейских обходах бань, гостиниц, ночлежных домов попадались иногда проститутки детского возраста, начиная с 11 и до 15 лет".

В начале XX в. отмечали, что "в Петербурге явление малолетней проституции усилилось до такой степени, что стоит вам вечером выйти на Невский проспект и так называемые улицы, где промышляют проститутки, как вы непременно встретите среди них малолетних девочек, открыто пристающих к проходящим мужчинам. Иногда они гуляют группами в сопровождении своих сутенеров, тоже малолетних мальчишек, с которыми перебрасываются вслух самыми нецензурными словечками".

Некоторых девочек на путь проституции толкали родители или родственники, другие были изнасилованы в раннем возрасте, третьи ступали на этот путь добровольно, либо спасаясь от нищеты, либо в погоне за легкой жизнью. В журнале "Вестник права" в 1905 г. отмечалось, что "почти всякая проститутка была обольщена еще в самом нежном возрасте. В соответствии со статистикой Российской империи, 4/5 всех проституток (80,5%) идут в ряды проституции до гражданского совершеннолетия".

Детская проституция делилась, главным образом, на две разновидности: или малолетних девочек арендовали прямо для проституции, или же для какого-либо сравнительно невинного ремесла, которым обычно прикрывалась истинная цель аренды. Аренда производилась или с ведома и согласия родителей, или же в глазах последних ловко прикрывалась какой-либо другой работой. Система привлечения детей к этому промыслу была тщательно разработана. Девочек-нищенок присматривали с 5-летнего возраста, постепенно приобщали, чтобы к 1213 годам они уже приносили доход. При этом им создавали такие условия, что обратного пути для них уже не было. Существовала целая масса почтенных матрон, занимавшихся доставкой любителям детского тела детей-женщин. Каждая из этих несчастных девочек содержала на своем иждивении покровителя-сутенера, на обязанности которого лежало: "защищать "свою любовницу" (это 10-11-летнее дитя), доставлять ей "гостя", забирать "выручку", поить ее водкой и, наконец, бить при всяком удобном случае".

Отношение самих девочек к своему занятию проституцией было различным. Это зависело как от воспитания, так и от образа жизни, окружения, семейной обстановки. Среди девочек-проституток "одни - посылаемые родными и тетями-промышленницами - идут на торжище с ужасом, плачем и скрежетом зубовным; другие самостоятельно, бегут туда со смехом, буйною шаловливостью, разнузданностью. Одни, почти ещё крошки кончают подневольно позорную жизнь самоубийством; другие - нисколько не сознавая нравственного ужаса - смотрят на пьяный угар своего существования, как на весёлый детский праздник, где можно вволю безобразничать, напиваться, творить, что угодно с мальчиками-хулиганами и почтенными взрослыми дядями" [19, с. 14].

Ирина Синова

Naukarus

 

 

 
Читайте другие публикации раздела "Нравственность, грех добрачных отношений и прелюбодеяния"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru