Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Осторожно: искушение псевдоправославием


Откровения жертв попа-расстриги, заманившего самарцев в Сибирь: "Отец Константин - не пастырь, а настоящий кобель!"

Что заставило наших земляков, вполне нормальных людей, решиться на безумство и как они выпутывались из сетей священника-расстриги Константина Воробьева, выясняла "КП".

Муж, жена и пятеро детей жили дружно, хозяйство имели крепкое, на здоровье не жаловались. Курочкины много лет работали в Нижневартовске, потом купили дом в  Самарской области. Свое хозяйство, работай да радуйся. И вдруг продажа квартиры со всем добром, стремительное путешествие в Сибирь, два года в глухой тайге под предводительством полупомешанного старца...

До Курочкиных, проживающих в селе Кротково, добирались мы из Самары три с лишним часа. Уже на въезде в деревню появилось тоскливое ощущение. Село как будто раскрашено во все оттенки серого. Глаз то и дело спотыкается о кривые заборы, перекошенные домишки, съехавшие набок крыши. XXI век, судя по архитектуре, так и не начался. Да и двадцатый застрял где-то на середине. Немудрено, что Курочкины рванули отсюда в Сибирь. Отсюда и не туда убежишь.

Впрочем, дом их оказался довольно солидным. Серый кирпич, большие окна. Возле ворот машут хвостами черно-белые коровы.

- Это не наши, соседские, - встретила нас у ворот Лариса Курочкина, приятная на вид женщина лет 40 в белом платке. - Все, что осталось, это дом, три козы и гуси-куры. Вот еще машина была, но разбили. Это все он, Константин. Сказал, что проклянет каждого, кто против него восстанет, вот и проклял.

Так тема попа-расстриги всплыла сразу, как только я переступила порог дома.

 

Константин Воробьев зазывал к себе в таежный скит паломников, обещая им рай на земле

Во время разговора в комнату то и дело входили дети Курочкиных: 19-летний Ярослав и 17-летний Артем. Ребята облепили стол с компьютером и вроде бы не обращали на нас, взрослых, внимания. Но, как позже выяснилось, внимательно слушали.

- Как вы попались на удочку отца Константину, чем он вас заманил? - спрашиваю.

Четкого, вразумительного ответа не слышу. Женщина отделывается общими фразами и цитатами из Библии. С трудом продираюсь через религиозный туман. Мне, человеку светскому, трудно понять верующих. Постепенно из разговора понимаю, что священник купил прихожан беспроигрышной темой о приближении конца света. Пообещал спасение и чудесную жизнь на лоне природы в Сибири.;

Святой отец заранее  готовил будущих жертв, тщательно отбирал среди паствы самых доверчивых и покорных. Из большой семьи Курочкиных первой попалась на удочку Константина Воробьева мать Ларисы. За рекордно короткий срок он обработал женщину и постриг ее в монахини.  

- Монахи, как солдаты, обязаны подчиняться духовному отцу, - говорит Лариса. – Мама прислала письмо, что будет ждать конца света и вечного спасения в Сибири среди избранных. Я целую ночь проплакала, не знала, как быть. Вячеслав, мой муж, тоже верующий. Он высказался за поездку. 

Курочкины продали квартиру в Нижневартовске за 1 миллион рублей и почти все эти деньги просадили в Сибири. Только за то,  чтобы выгрузить в тайге вещи и провиант, они оплатили три вертолета по 150 тысяч каждый! Константин обещал паломникам райские кущи:  будет вам и храм, и монастырь, и школа для детей, и жилье на новом месте. Они верили.  

"Константин бросал объедки жучкам, а мы им завидовали"

Поначалу  лагерь паломников у озера Дерлиг-Холь казался Курочкиным  раем. Вокруг  полные грибов, ягод и дичи леса. Воздух прозрачный и чистый, в озере вполне пригодная для питья вода, рыбы полно. И никаких выпусков новостей с войнами и криминалом.

Только вот жизнь в лагере была далека от идиллии, и наблюдательная Лариса это быстро приметила. Все отшельники поделены на касты. Первый сорт - монашки и монахи, особо приближенные к Константину. Второй - инокини, они  боролись за право стать монахинями. Третий - простые прихожане, такие, как Курочкина и ее семья.

Лариса говорит, что разделение чувствовалось во всем, особенно в питании.

- Два раза в день в котле варили суп, - вспоминает Лариса. - Гущу получали приближенные к Константину, остальным наливали жиденькую похлебку. Сам "святой отец" ел рыбу, мясо, все, что приносила охота. После сытной трапезы он выходил из кельи и бросал объедки своим жучкам. А мы с детьми смотрели, как собаки едят, и завидовали.

 

Дети из большой и дружной семьи Курочкиных прошли через таежные испытания

Простые верующие и вкалывали больше всех, и в первую очередь подвергались наказаниям. Курочкина быстро поняла, что и в глухой тайге нет равенства и братства.

Лжепророк выведывал тайны на исповеди

- Как же получалось у отца Константина держать вас на коротком поводке? - спрашиваю.

- У него были свои приемы, - отвечает Лариса. - Он знал, как подчинять людей своей злой воле.

На исповеди "святой отец" выведывал у верующих самые страшные тайны, включая интимные, а потом умело этим пользовался, нажимал на больные места.

- У меня он выпытывал, не думаю ли я о всяких греховных вещах, -  вспоминает Лариса. - И очень злился, что отвечаю "нет".  Нас с мужем сначала разлучил на 4 месяца. Отправил его с другой женщиной в Кызыл за провиантом и медикаментами. А потом подкалывал: "Смотри, Лариса, Слава твой, наверное, уже на другой женился". Меня просто выворачивало, когда он так говорил. Когда муж вернулся, он снова забрал его с собой на озеро Элит-Холь, и еще 7 месяцев мы жили врозь.

Недавно по телевидению прошел сюжет о том, что монахиня Анастасия, одна из приближенных Константина, беременна. Эта новость Ларису не  удивила.

- Да, он - опытный кобель, - говорит Лариса. - При разговоре с женщинами ворковал: "Ты моя хорошая, моя милая, и норовил погладить, то по руке, то еще где". А что Настя забеременела, так он жил с ней в одной келье! Чему же теперь удивляться?

Еще один метод Константина, который позволял ему держать людей под колпаком. Регулярно он орал на паломников и грозил проклясть. После его воплей у Ларисы сильно болела голова.

- Он читал чужие мысли и гипнотизировал! - убеждена женщина. - Все прихожане говорили, что он частенько их мысли читал, а потом вслух произносил.

- Да при чем тут гипноз?! - неожиданно возмутился ее сын Артем.  - Это взрослые придумывают, чтобы снять с себя ответственность. Я с ним тоже общался, Константин мне не нравился. Но никакого гипноза от него не исходило. Во всяком случае, я его не ощущал. 

- А в чем тогда, по-твоему,  его сила? - спросили мы паренька.

- Просто некоторые взрослые люди - фанатики, - ответил Артем. - И верят всем подряд. Я, например, после Сибири никому верить на слово не буду.

Любопытный факт. Мужчин среди паломников было от силы 5-6. Константин их и не пытался задерживать. Их все же труднее охмурять, чем женщин. Сыновья Ларисы хотели сбежать подальше от Константина, сели в лодку, уплыли вниз по реке. Когда охотники вернули беглецов, "святой отец" хотел их выгнать. Понял, что мальчишек не обработать. Но Лариса взбунтовалась, и он принял компромиссное решение. Мальчиков отдали на воспитание охотникам. Чему они были несказанно рады.

А Лариса, получается, сначала лишилась мужа, потом сыновей. Тут еще сбежала в лес ее мать. Пожилую женщину возмутило, что ее, монахиню, отец Константин кормил хуже других. Суп ей наливали в самую маленькую миску.

 

Отец Константин пугал своих адептов скорым концом света, и те покорно следовали за ним в тайгу спасаться

- Летом 2007 года от духоты в доме и вечных придирок со стороны инокинь я спасалась на чердаке, - говорит она. - Там дул ветерок, можно было обо всем спокойно подумать. Как-то на рассвете вдруг мне до жути захотелось молока. Пришла в голову мысль: как я могла продать моих обожаемых коз? Ради чего уехала из дома? Чтобы голодать, выслушивать проклятия и чувствовать себя человеком третьего сорта? С этой минуты решила, что пора уносить ноги. Но когда вернулся муж, поняла, что уедем мы из Сибири не скоро. Супруг был как робот, полностью под влиянием Константина. Тот пообещал постричь его в монахи! Если бы он это сделал, наша семья распалась бы, а мой Вячеслав стал еще одним рабом лжепророка.

Полтора года Лариса уговаривала мужа вернуться домой. Начала с малого. Заставила переселиться на чердак, подальше от Константина, вела беседы с ним о несправедливостях, которые царили в лагере. Когда Вячеслав согласился покинуть лагерь, женщина была на седьмом небе от счастья. От "святого отца" Курочкины не уходили - уползали. Нервы вымотаны, денег нет, документы пропали, отношения с другими паломниками подпорчены. 

- 60 тысяч на обратную дорогу в Самару Слава с сыновьями заработал, сдавая на заготовки рыбу, - вспоминает Лариса. - На это ушло почти пол года.

Богатые из-за тщеславия покупают острова, а бедные уходят в тайгу?

Вроде бы все обстоятельно рассказала Лариса, а меня не покидало странное чувство. Как эта неглупая, спокойная и вполне адекватная женщина могла принимать Константина за праведника и пророка? Прошло два года, она его до сих пор боится. 

Ларисе около 40, по специальности - нефтяник, заканчивала техникум. В детстве наверняка была пионеркой, потом комсомолкой. Спрашиваю - отвечает:

- Меня даже комсоргом группы выбирали! Но я не была сторонницей этой идеологии. Мама была верующая. Так что ей, когда начали открываться церкви, мы сразу пошли туда. Знали, там настоящая правда.

Слово за слова возвращаемся к теме конца света.

- Паломники уходили в тайгу умирать, - говорит Лариса. - И в то же время спасаться! Константин говорил, что наступит конец света, но спасутся только избранные.

- Выходит, поверили ему, что вы избранные? - осторожно переспрашиваю.

- Да, поверили.

- А разве не является гордыней, когда кто-то из смертных считает себя избранным? - еще осторожнее уточняю.

- Получается, это была гордыня, - помолчав, тихо отвечает Лариса. - Мы хотели спастись, а до остальных нам не было дела.

 

Бывший муж и внуки Татьяны Лобановой (справа), последовавшей за отцом Константином в скит, до сих пор плачут, вспоминая о ней

В миру такие настроения называются тщеславием. Из-за него богачи скупают десятками острова и виллы. А потом ими кичатся. Не спят по ночам от зависти друг к другу соседи в многоэтажках. Как же так, знакомый купил новую машину, а я езжу на старой. У верующих свое тщеславие. Попасть в круг избранных, спастись, когда все остальные погибнут. Вот на этот крючок и ловят доверчивую паству всякие Виссарионы, Константины и прочие проходимцы в рясе. 

А в это время

Стало известно, что из Кызыла в среду, 24 ноября, выехали в Самару еще три паломницы. Значит, с отцом Константином остались двое: Анастасия и Нина, в миру Татьяна Лобанова.

Она ушла в Сибирь 5 лет назад вместе с племянницей и сестрой Катей. Медики обнаружили у нее рак, отняли грудь. После этого 56-летняя женщина  развелась, приняла монашество и решила следовать за отцом Константином. Время от времени она напоминает о себе родным письмами.

– Она пишет, что все хорошо, а я не верю, – плачет Нина, дочь непреклонной монахини. – Тете Кате врачи после операции запретили поднимать тяжести, а она там бревна таскала.

Нина показала мне письма, которые раз в два-три месяца приходят из Сибири. Большей частью они исписаны текстами молитв. На трехстраничное письмо - два-три абзаца простых человеческих чувств. Монахиня пишет, что у нее все хорошо, и просит прощения у детей за свое решение. О трудностях, лишениях и невзгодах – ни слова! Как, впрочем, и упоминания о бывшем муже. А он до сих пор плачет по ночам, перебирая старые семейные фотографии.

Елена Генина
KP-Самара – 25.11.2010.

 

 
Читайте другие публикации раздела "Осторожно - искушение псевдоправославием"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru