Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Патриотизм, любовь к Отчизне, воинское служение


Тайная битва за Сталинград

Битва за Сталинград, в которой в конце 1942-го - начале 1943 гг. принимало участие несколько советских фронтов, шла не только на зимних просторах между Волгой и Доном, но и в эфире, где бескомпромиссные бои вели разведки Советского Союза и фашистской Германии. Эта тайная битва за Сталинград началась раньше, чем грандиозная битва на Волге, но имела чрезвычайно важное значение.

С советской стороны в войне в эфире принимали участие специалисты Главного управления Государственной безопасности Народного комиссариата внутренних дел (ГУ ГБ НКВД) СССР и Главного разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии (ГРУ ГШ КА). Они стремились скрыть от немецкого командования переброску войск, формирование и места сосредоточения резервов, дислокацию командных пунктов и узлов связи, а также разгадать планы командования вермахта.

Добиваясь решения этой задачи, офицеры разведки НКВД провели десятки сложных операций. В ходе этих операций решались дезинформационные задачи тактического и оперативного уровня. Длительное время советские контрразведчики искали и путь, который позволил бы им организовать передачу противнику дезинформационных сведений стратегического характера. С этой целью в январе 1942 г. в ГУ ГБ НКВД была начата оперативная игра под кодовым названием "Монастырь", которая затем переросла в операции "Курьеры" и "Березино" и закончилась в начале 1945 г. Участники этой операции добились уникальных результатов.

В тайной битве за Сталинград наряду с органами НКВД СССР особую роль сыграла и советская военная разведка…

""15 ноября 1942 года готовится наступление Красной армии под Ржевом. Макс". Такая шифрограмма легла на стол шефа абвера адмирала Канариса. Старый лис (так его называли в высшем руководстве рейха) тут же помчался к Гитлеру"… Об этом написал в своих "Воспоминаниях" присутствовавший на той встрече Райнхард Гелен, тогда начальник отдела Генштаба "Иностранные армии Востока", позднее сменивший Канариса на посту главы абвера.

Крест за военные заслуги

– Мой фюрер, я же говорил, что русские клюнут на дезинформацию о нашем наступлении на Москву! – Канарис протянул Гитлеру шифровку. – Они стягивают войска под Ржевом под началом самого Жукова. Тот срочно отозван Сталиным из Сталинграда.

– На этот раз мы утрем нос Сталину и Жукову! – ухмыльнулся Гитлер. – А кто такой Макс?

– Это наш самый ценный агент, мой фюрер. Служит офицером связи у самого Шапошникова, в их Генштабе. Между прочим, потомок старинного дворянского рода, ненавидит Советы. Передал немало донесений о планах Генштаба, о перегруппировке их войск. Советы считают, что мы снова двинемся на Москву.

– Подготовьте приказ о награждении этого Макса Крестом военных заслуг с мечами, за храбрость.

Канарис поспешил лично сообщить любимому агенту о приказе фюрера. В тот же день об этой награде доложили наркому внутренних дел Лаврентию Берии. Знали бы Гитлер и Канарис, какую свинью им подложила советская контрразведка. На самом деле Макс был внедрен в абвер еще в начале войны.

Поверив донесению, которое принес ему Канарис, Гитлер двинул дивизии под Ржев, вместо того чтобы помочь Паулюсу. Немцы прозевали подготовку советского контрнаступления под Сталинградом. Гитлер был уверен, что русские зимой 1942-го вряд ли что-то предпримут по спасению окруженных армий Чуйкова и Шумилова, да и самого Сталинграда.

***

Читайте также по теме:

***

Беговая лошадь

Кем же был на самом деле таинственный Макс, заставивший Гитлера ринуться к Ржеву и отказаться от отправки дивизий на помощь окруженному в ноябре 1942-го Фридриху Паулюсу?

Об этом автор статьи узнал от ветерана госбезопасности Александра Николаевича Круглова:

– Об Александре Демьянове, глубоко законспирированном агенте советской разведки Гейне, мне рассказал мой непосредственный начальник Григорий Федорович Григоренко, – начал свой рассказ Круглов. – С 1942 по 1944 год он осуществлял радиотехническое обеспечение операции "Монастырь" – радиоигры с абвером. Главную скрипку в ней играл наш агент Гейне, он же Макс, он же Александр Демьянов.

Он действительно происходил из знатного дворянского рода. Его прадед, атаман кубанского казачества Антон Андреевич Головатый, был приближенным Екатерины Великой, основателем Екатеринодара. Отец Демьянова, есаул казачьих войск, погиб в Первую мировую войну. Маленький Саша воспитывался матерью-княгиней, выпускницей Смольного института благородных девиц, слывшей первой красавицей Петербурга. Она не захотела покидать Россию с волной эмиграции и, несмотря на трудное время, постаралась дать сыну приличное образование. Александр поступил в Ленинградский политехнический институт.

Под прицел ОГПУ он попал в 1929 году случайно. Бывшие дворяне, ненавидевшие советскую власть и искавшие пути сближения с Гитлером, создали в Новодевичьем монастыре монархическую организацию "Престол". Демьянов был в курсе их планов.

Вскоре он стал объектом интереса немецкой разведки.

Чекисты, следившие за каждым шагом 19-летнего студента, инкриминировали ему чтение запрещенных мемуаров Шаляпина и "незаконное хранение пистолета", заранее подбросив его. Саше предложили выбор: десять лет лагерей либо продолжение учебы. Но за это он должен был помогать ОГПУ "в выявлении контры, мечтающей продать Родину немцам". После мучительных раздумий юноша дал согласие. Чекисты перевели Демьянова в Москву, где он устроился инженером-электриком в Госкинопрокат, а позднее на киностудию "Мосфильм".

Приятная внешность и благородные манеры позволили Александру легко войти в компанию молодых киноактеров, режиссеров, писателей и поэтов. Его друзьям импонировали его хлебосольство, дворянское происхождение, дружба с самим Михаилом Роммом и некоторыми иностранными дипломатами, а главное – то, что он единственный держал в Манеже свою беговую лошадь! Очень скоро Демьяновым заинтересовались сотрудники немецкого посольства в Москве. И не только они. На это и рассчитывали чекисты, одобрив контакты Гейне (такой агентурный псевдоним ему присвоили из-за любви к творчеству немецкого поэта) с людьми Канариса.

Перебежчик

– В декабре 1941 года чекисты, намереваясь внедрить Демьянова в абвер, организовали ему переход линии фронта в качестве эмиссара антисоветской организации "Престол". Эту организацию антисоветчикам помогли создать сами чекисты, которые хотели проникнуть в ведомство Канариса, – уточнил Александр Николаевич. – После жесточайшей проверки перебежчика Гейне поверили и предложили пройти обучение в разведшколе. Он согласился. Кстати, незадолго до этого Александр прошел подготовку у аса советской разведки Вильяма Фишера, более известного миру как Рудольф Абель. Тот обучил Гейне работе с рацией и шифровальному делу. Поэтому теперь гитлеровцы только поражались выдающимся способностям русского.

После окончания школы новоиспеченному агенту Максу (под таким псевдонимом Демьянов значился в картотеке абвера) предложили внедриться в один из советских штабов.

"Агент абвера у вас в Генштабе…"

Каково же было изумление Канариса, когда Макс сообщил шифрограммой, что ему "удалось устроиться офицером связи у самого маршала Шапошникова". О большем Канарис не мог и мечтать. Восторг шефа абвера вызвало и другое сообщение Макса: о привлечении к работе своей жены и тестя – сотрудника дипломатического корпуса. Теперь квартира в центре Москвы могла использоваться как явочная для членов организации "Престол" и курьеров абвера. Старый лис и не подозревал, что чекисты водят его за нос. Рано или поздно агенты абвера, попавшие под наблюдение советской контрразведки, засыпались. Для прикрытия Гейне в газетных сообщениях проскальзывала информация о якобы "крупном вредительстве на советских железных дорогах". Организация таких диверсий была поручена немцами именно Демьянову. Кроме того, он должен был собирать сведения о планах Генштаба, о формировании и дислокации новых воинских частей.

Его деятельность была настолько успешной, что даже вездесущая британская разведка доложила Черчиллю о "кроте" – немецком агенте, внедрившемся в Генштаб Красной армии.

Британский премьер немедленно сообщил об этом в личном секретном послании Сталину. Советский руководитель "сердечно поблагодарил друга Уинстона". Агент Макс – капитан Демьянов – был удостоен ордена Красной Звезды. Руководитель иностранного отдела НКВД П. Судоплатов, его офицеры В. Ильин, М. Маклярский и Г. Григоренко, возглавлявшие операцию "Монастырь", были награждены высшими орденами СССР.

Из оперативной справки на агента 2-го отдела НКВД Демьянова (Гейне): "Демьянов Александр Петрович, 1910 года рождения, русский, беспартийный, образование высшее, по специальности инженер-электрик, хорошо знает подрывное и радиодело. За время работы с нами проявил себя инициативным, волевым, способным, любящим разведывательную работу агентом. Был подготовлен для работы в Москве на случай захвата ее немцами. В июне 1942 года передал в абвер, что в Москве приняты экстренные меры для отражения массированного налета немецкой авиации. Это сообщение заставило германское командование отказаться от авианалета. В данное время участвует в радиоигре "Монастырь"".

Армия Паулюса в котле

– Неужели у немцев не возникало никаких подозрений в отношении Макса?

– Возникали. Вальтер Фридрих Шелленберг, шеф внешнеполитической разведки, не доверял его донесениям. Гейне ходил по лезвию бритвы. За ним тщательно следили, но придраться было не к чему. Москва поставляла через него вполне достоверную информацию. Так случилось и с переданной Демьяновым шифрограммой о подготовке нашего контрудара в районе Ржева. Гитлер тут же приказал усилить группу армий "Центр" свежими дивизиями, вместо того чтобы двинуть их на помощь Паулюсу. "Некоторое оживление" советских войск под Сталинградом, зафиксированное немецкой авиацией, Макс как "офицер связи Генштаба" объяснил немцам перегруппировкой советских войск для перехода к зимней обороне. На самом деле мы готовились к контрнаступлению под Сталинградом.

Передав сообщение о готовящемся контрударе под Ржевом, Демьянов-Гейне фактически помог в октябре-ноябре 1942-го спасти Сталинград от полного захвата. Всего 500 метров отделяли тогда Паулюса от Волги. На узкой полосе берега насмерть вгрызлись в землю гвардейцы Чуйкова.

Введи тогда Гитлер дивизии, переброшенные из Франции, и падение Сталинграда было бы предрешено. Но Гитлер держал их под Ржевом, держал даже тогда, когда армия Паулюса оказалась в котле.

– Какова же дальнейшая судьба Демьянова-Гейне?

– После успешного завершения радиоигры "Монастырь" он "помог" Гитлеру перенести сроки наступления в районе Курска. Это дало нам возможность подготовиться к отпору. В 1944-м Александр Демьянов был привлечен к контрразведывательной операции "Березино". Летом 1944-го в лесах Белоруссии оказалось в окружении соединение подполковника Генриха Шерхорна. Немцы попытались использовать его для боевых действий в тылу русских. Советская контрразведка внедрила в отряд Шерхорна под видом офицера вермахта некоего Вильяма Фишера. Радиоигру с абвером вел все тот же Гейне. Ни один из солдат Шерхорна не вырвался из окружения. Роль Ивана Сусанина прекрасно сыграли Вильям Фишер (Абель) и Демьянов.

После войны его попытались внедрить вместе с женой в эмигрантские круги в Париже, но супруги не нашли там поддержки и были отозваны.

Александр Петрович Демьянов умер в Москве в 1978 году. Вплоть до наших дней никто не знал, кем был в действительности этот скромный москвич.

Андрей Терентьев

Национальный журнал - 11.06.2017.

 

 
Читайте другие публикации раздела "Патриотизм, любовь к Отчизне, воинское служение"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru