Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Оккультизм и псевдооздоровительные практики


Сатанизм для интеллигенции: "Диагностика кармы" и диагностика совести

Одна из самых популярных книг последних лет - "Диагностика кармы" С. Н. Лазарева. То, что люди ее читают, мне кажется вполне светлым знаком. Это значит, что многие люди перестали искать источник зла и страдания где-то вдали - в партиях и "властях". Полярное мышление, для которого "мы" - это белоснежные ангелы и праведники-страдальцы, а "они" - это воплощение всех мыслимых пороков воодушевляло "перестройку" (для которой "Мы" означало читателей "Московских новостей", а "они" - партократию). "Диагностика кармы" С. Н. Лазарева, насколько я могу судить по разговорам с читателями этой книги, была воспринята как призыв к самопознанию. С ее помощью многие стали задаваться тяжелым и непривычным вопросом: что во мне, в моей жизни, в моем характере есть такого, что притягивает боль и страдание к моему миру?

диакон Андрей Кураев

 

Этот великий вопрос, служащий преддверием христианства, долго вызревал в глубине умов. "Диагностика кармы" помогла ему пробиться на поверхность. И при этом предложила слишком пошлый ответ на него.

Если бы Лазарев сказал: "те грехи, что совершил я в моей прошлой жизни, тяготеют надо мной сегодня" - это было бы нравственная проповедь.

Она была бы нехристианской (ибо Евангелие обращается к свободному и ответственному человеку и потому не знает никакой "кармы" или "судьбы"). Но все же это была бы нравственная проповедь. Mea culpa - по моей вине...

Она была бы и философски не слишком убедительной (потому что представление о карме лишь отодвигает исток зла на несколько поколений назад; в итоге же человек все равно должен принять на себя ответственность за зло в мире, но при этом вместо осознания своих действительных грехов в действительном мире он должен погрузиться в мир фантазий). Но все же это была бы идея, которая заслуживает обсуждения.

Сергей Лазарев. Диагностика Кармы

 

Увы, "кармическая диагностика" на деле превращается в копание в грехах ближних. С. Н. Лазарев, например, рассказывает, как он лечил "порчу", переданную через икону, написанную в прошлом веке художником, никак не связанным с нынешними обитателями той квартиры, где его икона оказывает неблагоприятное воздействие. "Диагностика", проведенная Лазаревым через столетие, показала, что иконописец писал икону ради денег, без духовного подъема - поэтому она вобрала в себя "негативную энергетику", которую и выплескивает на людей... Вывод: "Иконы, написанные человеком в обычном состоянии, даже освященные в церкви, могут наносить вред их владельцам" [1105].

Особенно любит Лазарев рассказывать ужасные истории о том, как родители портят карму своим детям. Например, мальчик болеет от того, что за три года до его рождения отец держал иконы в баре [1106]. Лазарев это считает нормальным. Но Бог, возвещенный Евангелием, не столь злопамятен, как закон кармы...

То, чем занимается Лазарев, слишком часто оказывается поиском чужих грехов - грехов предков. Лазаревская "Диагностика кармы" просто безнравственна: "Допустим, у меня есть кармические нарушения: мой отец или мать кого-то ненавидели" [1107]. С библейских пор выглядывание греха в своем отце называется хамством...

Закон кармы, оказывается, не есть закон перевоплощений: виноват оказываюсь не только я, но и мои родители и более далекие предки, и просто все остальные люди, ибо "на полевом уровне мы едины" [1108]. Это значит, что у моих несчастий может быть любая причина. Лазарев приводит слова своей ассистентки: "Ты пойми, что все вокруг живое: телевизор, холодильник, все предметы в доме. И если ты к ним плохо относишься, они тебе отвечают тем же" [1109].

В оккультной доктрине, видящей "все во всем", конкретные причины и следствия оказываются неразличимы. Все связано со всем. И все что угодно может быть причиной чего угодно. Пантеистическая философия "холизма", то есть восприятие мира как абсолютно единого и тотально взаимосвязанного целого позволяет увидеть причины моих бед вовне, в других людях и в событиях, прямым участником которых я не был. Карма людей заложена еще в прототуманностях. Оттуда ползет неизбежная цепь причин и следствий, которые ныне определяют наши судьбы и характеры. Из теософских доктрин можно заключить, что все события на Земле - это следствия чьих-то грехов на Сатурне или Венере, в наказание за которые более высокие духи обречены воплощаться в "низших мирах". Например, "тяжкая Карма Пятой Расы" (то есть современного человечества) была порождена атлантами [1110].

Аналогично и лазаревская "диагностика" ссылками на "иные миры и иные жизни" может объяснить все, а, значит, не объясняет ничего.

Сатанизм для интеллигенции: "Диагностика кармы" и диагностика совести

Но кроме того, книжка Лазарева еще и философски безграмотна. Ведь первый постулат "кармической философии" гласит, что любое "я" иллюзорно. И поэтому начинать диагноз со слов: "В прошлой жизни Вы были мужчиной и жили в Австралии" [1111] или "В прошлой жизни вы жили в Тибете, у Вас были большие способности" [1112] - это значит просто работать непрофессионально. Та философская традиция, на которую ссылается Лазарев - традиция тибетских и индийских философских школ - отрицает само существование человеческой души.

Вторая книга Лазарева являет еще большее отступление автора от канонов индийской философии. С точки зрения последней, закон кармы действует сам по себе, и у него нет своего рода "судебных исполнителей". Действие закона кармы не персонализированно ни в ком. Действие человека само порождает свое следствие. Усилить или погасить его могут лишь действия самого же человека. Если человек копил добро и духовное благо в одной своей жизни - то индивид, порожденный итогом жизни такого подвижника, также будет способен к духовному восхождению и к прибавлению духовного капитала к тому, через который он был приведен в бытие.

***

Читайте также по теме:

***

С точки зрения Лазарева, все обстоит весьма иначе. Есть некая инстанция, которая разумно управляет течением кармы. У нее есть свой план относительно людей. И судьба человека, условия его нового рождения зависят не от того, как раньше жили составляющие его элементы, а от того, какой смысл вкладывает в это его воплощение некий "Владыка Кармы".

Лазарев называет его Богом. И в его представлении Божественный Промысл работает с человеком так: "Чтобы накопить духовный потенциал, он должен был пройти полную нищету и не упасть при этом духом. Вынести самые тяжкие удары судьбы. Происходящие события заставят его усомниться в разумности и справедливости окружающего мира, и чтобы сохранить свой потенциал, он должен быть устремлен к Богу. Потом человеку дадут физическую ущербность, а не материальный капитал. В следующей жизни ему дадут возможность вырваться вперед, почувствовать себя намного способнее других и тут же пошлют смерть, чтобы ощущение превосходства над другими ассоциировалось у него со смертью. Так постепенно будут увеличивать амплитуду, даруя все больше земных возможностей и счастья, а потом разом разрушая все это, чтобы человек постепенно перемещал цель жизни на любовь к Богу" [1113]. "В этой жизни к деньгам допускают того, кто в прошлой их не имел и о них не думал" [1114].

 

Так кто же допускает или не допускает человека к деньгам? Кто сознательно дает ему возможность жить радикально в иных условиях, чем в прежней жизни? Кто заботится о том, чтобы человек не впадал в некоторые грехи, а для того заранее, до их совершения дает ему болезни, препятствующие той или иной страсти ("Зацепка за мудрость... блокируется эпилепсией, шизофренией, диабетом, астмой, онкологией, сердечно-сосудистыми заболеваниями" [1115])? Кто, наконец, убирает человека из жизни именно из опасения, как бы тот не испортил себе карму?

Так можно говорить только с позиций теизма. Если Лазарев всерьез настаивает на этих своих мыслях - он должен покинуть индийскую философию, покинуть оккультизм и принять библейское понимание Бога. Бог - вечный и самосознающий разум, Дух, который есть Любовь и который в своей свободе и в своей любви вне Себя создал мир как материальный, так и духовный. Вечный Бог по ту сторону времени и пространства, Бог создал космос, но Бог не есть ни космос, ни его законы.

Но если Лазарев примет последовательно теистическую позицию, то будет невозможно писать бессмыслицу вроде "Есть Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух. Бог-Сын - материя, Бог-Дух - поле, пространство, Бог-Отец - то, что их рождает вместе" [1116]. Лазареву придется осознать, что космос - это отнюдь не Бог. Бог - это не "космическая энергия" или "поле", или "единство вещество-энергия" ("Информация, энергия, вещество составляют единое целое. В христианстве - понятие Святой Троицы" [1117]). Это - Создатель мира. И именно потому, что Бог не есть ни мир, ни его часть, Он может менять то, что случается в мире. Всемирную кармическую цепь может остановить Тот, Кто не скован ею.

Если нет евангельского Бога, о котором Отцы говорили, что вся бездна грехов человека перед Его любовью - что горсть песка перед морем, то человеку нет послабления от слепого действия безликого и нерассуждающего закона кармы. Как однажды написал сам Лазарев, "система полевой регуляции - это обратная связь Вселенной. Суть ее заключается в том, что любое действие человека, хорошее или плохое, через единство информационно-энергетического поля Вселенной возвращается к нему обратно" [1118].

Может быть, Лазарев пересмотрел свои взгляды и отказался от понимания Бога как "системы полевой регуляции", которую он отстаивал в первой своей книге. Но в таком случае (хотя бы для того, чтобы не отягчать своей кармы) имело бы смысл во второй книге повиниться перед читателями: "простите, уважаемые, я ложно говорил о Боге, я говорил о том, что дурно понимал, но теперь мой взгляд стал более близким к Евангелию, а потому я прошу вас забыть то, что я говорил о Боге и Карме в первой книге и прошу простить мне мое невежество". Пока же таких слов от Лазарева не слышно, и потому остается констатировать, что Лазарев сервирует на стол читателей традиционное блюдо российского интеллигента под названием "каша в голове".

Полагаю, что даже человек, верящий в реинкарнацию и карму, выразит недоумение при знакомстве с таким, например, опытом "диагностики кармы": "Однажды в компании я встретился с молодым человеком, который очень богат. Он сказал, что швыряет деньги направо и налево, но они все равно к нему возвращаются. Мне стало интересно, в чем же дело? Посмотрел его поле и увидел там мощную связь с Божественным. Причина крылась в его прошлой жизни, в которой он был монашкой, молился всю жизнь, и поэтому, сколько бы денег он не имел сейчас, все равно его душа не прилипнет к земному" [1119]. Итак, монахиня-молитвенница стала кутилой... Из рассказа Лазарева следует, что она была не наказана, но именно поощрена таким перевоплощением. Вряд ли в любой религии мира найдется хоть один монах и хоть один религиозный мыслитель, который признает, что монах трудится именно для того, чтобы в следующей жизни стать нуворишем...

Отношение Лазарева к деньгам вообще своеобразно. По его мнению, "чтобы получить и сохранить богатство, человек должен иметь нравственный потенциал, накопленный в прошлых жизнях" [1120]. Возможно Лазарев не знает о том, что не он первый пришел к такому воззрению. Ряд протестантских сект XVII-XVIII веков мыслили также. Конечно, идея реинкарнации была им чужда. Тем не менее они исходили из схожей предпосылки: судьба человека предопределена Богом еще до сотворения мира. Человек не может сделать ничего для того, чтобы приобрести спасение или утратить его. Мы можем лишь стремиться к тому, чтобы узнать - внесены ли мы в книгу жизни или нет. Признак, по которому можно узнать, отношусь ли я к числу избранных - это Божие благоволение ко мне во время моей земной жизни (ибо если Бог любит меня в вечности, то Он должен одаривать меня всяческими благами и на земле). Отсюда они делали вывод: тот, в ком Бог видит праведника и кого Он желает спасти, должен быть богат. Людей, терявших состояние, такие секты, бывало даже отлучали от причастия. Бедность же рассматривалась как состояние, обличающее богоборца и грешника... Отсюда радикальная перемена в отношении к бедности, столь поражавшая Диккенса и Честертона. Христианское средневековье умело ценить бедность и утешать бедных. Пуритане Нового времени приняли жесточайшие законы против нищих [1121].

Вообще кармические философии очень легко и логично приходят к мысли о необходимости кастового разделения людей (кастовое разделение не то же самое, что классовое: классовое разделение не оправдывается религиозно, в то время как кастовые барьеры рассматриваются как освященные свыше). Касту сверхчеловеков возвещала Блаватская. Кастово расчлененное общество обещает устроить движение "Хари Кришна" в случае, если оно придет к власти. Эта идея брезжит и за лазаревским кармизмом. Отметив, что есть чистые аватары, а есть те, кто никогда не сможет очиститься, Лазарев итожит: "Поэтому их нужно разделить на касты" [1122].

Но все же вновь обратим внимание на фундаментальный вопрос: что есть Бог по Лазареву? Действительно ли Он свободен от мира, или даже выбор судьбы для человека Он совершает, подчинясь действию более высоких и непреложных законов? Но если над Богом властны законы - то на самом деле у Бога нет никакого выбора. Бог не свободен помогать человеку. Бог не свободен принимать покаяние человека. В своем классическом виде философия кармы не может признать ни возможность, ни действенность покаяния.

В книге "Коррекция кармы", имитирующей брошюру С. Н. Лазарева, яснее, чем в иных изданиях, видна логика оккультного христоборчества. С одной стороны, как и положено рерихианке, Н. Ф. Лазарева утверждает: "Нет такого понятия, как прощение или смывание того злого и безнравственного, что уже содеяно, другим способом, кроме соответствующего наказания грешника... Раскаяние удержит человека от повторения ошибок, но оно не может спасти его или других от последствия уже совершенного и, что абсолютно точно, настигнет его в этой жизни или в следующем воплощении" [1123]. При этом возникает вопрос: а о чем тогда вся остальная книга? Зачем в таком случае все эти кармические целители занимаются лечением кармических болезней? Если человек должен сам выстрадать ту меру болезней и несчастий, которые он накопил на свою голову в прежних жизнях, то зачем же облегчать его страдания? Не станет ли хуже участь "исцеленного" в будущем еще и от того, что он отказался нести кармическую ношу в этой жизни и прибег к магической "коррекции кармы"?

Более тонко разбирающийся в кармических проблемах Махатма Ганди, если верить Борхесу, возражал против открытия больниц на том основании, что благотворительность лишь оттягивает искупление грехов [1124]. Некий дух Рамфа, сильно покровительствующий движению New-Age, учил своих контактеров быть элементарно последовательными в своих кармических взглядах: "Каждый, кто голодает и страдает, сам выбрал свой опыт (по закону кармы), оставьте их одних и позвольте им развиваться в соответствии с их желаниями и потребностями" [1125]. Алиса Бейли с позиций кармической диалектики увидела положительный момент в катастрофах Первой мировой войны: она усмотрела в ней "опыт Арджуны" и позитивно расценила то, что многие в страданиях войны расплатились со своими кармическими долгами [1126]. Елена Рерих с позиций кармической же мудрости оправдывала Большой Террор: "Не будем думать, что Россия в терроре. Смерть висит над теми, кто причинил ее другим. Так действует Высшая Справедливость" [1127]. Как говорит "Живая этика", облеченный этой мудростью "йог проходит мимо кажущегося несчастья, ибо ему ясны причины и следствия случая" (Агни Йога, 187).

Поведение многочисленных "кармических целителей" непонятно и по другим основаниям. Если они уверены, что искупить последствие греха "не может никто, кроме самого согрешившего", зачем они сами влезают в душу человека? За Богом они отрицают свободу прощать человека. Но сами готовы заняться "коррекцией кармы" за умеренную плату. С. Н. Лазарев, вспомнив слова Христа "Нельзя служить Богу и мамоне", считает возможным подкорректировать их: "Сейчас мир изменился. Человек должен быть одновременно святым и дельцом" [1128]. Слово "святой" здесь явно лишнее. Честнее было бы прямо сказать - "шаманом".

Скажете, слово "шаман" здесь напрасно? Но разве не приложимо это слово для определения деятельности человека, который пишет, что "без вреда для себя магией и оккультизмом мог заниматься только человек, знающий законы Вселенной". Лазарев-то наверняка считает, что он "знает законы Вселенной" [1129]. Значит, про себя он решил, что "мне позволено". Лазарев с понимающим сочувствием готов воспроизводить суеверия, которые обычно относят к "темным средневековым предрассудкам": "Стало понятно, почему всех ведьм рисовали с распущенными волосами. Оказывается, волосы могут иметь отношение к колдовству. Если желание человека проникает на тонкие уровни и достигает загробного мира, то вероятность реализации этого желания многократно возрастает. Когда человек, высказывая свои желания, поглаживает волосы, наблюдается тот же эффект. Волосы женщин усиливают возможность реализации земных желаний, сбивают энергетику и мешают духовному настрою" [1130].

Вполне шаманскими являются и методы работы кармических чистильщиков. "Я согласился сделать приворот. Я попросил Лену привезти мне несколько металлических предметов, которые она впоследствии могла передать своему возлюбленному, имея при этом 100 процентов уверенности, что последний будет носить их на своем теле... Я запомнил эту струящуюся от посетительницы душевную волну. Пальцами своих рук я "навел" эту волну на лежавшие передо мной предметы. Металлический предмет (а также вода, соль, вино, мыло, а в итальянских деревнях такие свойства приписываются коровьему помету, которым некоторые влюбленные обмазывают ворота своих избранников) обладает свойством передавать наведенное на него биоэнергетическое поле тому человеку, с телом которого предмет соприкасается" [1131]. Или: "Прокатав яйцо по телу мужчины, который попросил убрать у него заикание (оно возникло у него в 1993 году после решения Центробанка об обмене старых купюр на деньги нового образца), я разбил яйцо и отделил белок. Белок был слегка замутнен, причем белые ниточки, придающие мутность яйцу, имеют вполне определенный рисунок. Этот рисунок поведал мне о том, что у мужчины не только возникло заикание, но и ухудшилась деятельность почек" [1132]. Или: "Накануне августовских событий 91 года ко мне обратился мужчина, которого мучало предчувствие, что он скоро должен совершить поступок, который в результате исковеркает ему жизнь. С чем будет связан этот поступок, он не знал. Мне же узнать об этом труда не составило. Установив чашку с холодной водой за спиной мужчины на уровне затылка, я затем растопил свечной воск и вылил его в воду. Застывшая на поверхности восковая лепешка в точности повторяла силу скрещенных "серпа и молота". Я понял, что ждет посетителя: он должен был вступить в коммунистическую партию" [1133].

Если и это считать "синтезом науки, философии и религии", то придется в Академии Наук открыть отделение научного шаманизма с секцией гаруспики - предсказания "кармы" по внутренностям животных и по полету птиц. Юлиан Отступник наконец-то сможет сказать: "Ты проиграл, Галилеянин"....

И вполне по-шамански Лазарев указывает на "мировую ось", которая из конкретной географической точки соединяет мир земной с надземным. "Информационные структуры человека приходят в этот мир через центр звезды, в данном случае - Солнца" [1134]. "Души будущих детей приходят из загробного мира через Южный полюс" [1135]. "Зачатие человечества происходило в атмосфере Земли над Южным полюсом" [1136].

Очевидно, из чувства профессиональной шаманской солидарности Лазарев помог умножению числа колдуний в нашем мире. По его рассказу, он однажды вступил в контакт с душой умершей бабки-колдуньи и помог ей передать знания ее внучке [1137]. Для христианина такое поведение явно невозможно. Но для шамана оно только естественно. Если из всего Писания признавать только одну фразу - "по плодам их познаете их" - то и ее будет достаточно для того, чтобы диагностировать религиозную практику Лазарева как однозначно антихристианскую.

Беспокаянное существование и игры с оккультными силами не могут пройти даром. Нравственное чувство "духовидца" начинает замутняться. Как мы помним, Лазарев считает вполне допустимым, не спросясь, вторгаться в сознание для кармической "корректировки" [1138]. И у него есть оправдание такому образу действий: "Сейчас я подхожу к такому периоду, когда для помощи другим мое проникновение в их пространственно-временные структуры становится необходимым" [1139].

Лазарев о многом пишет верно. Действительно, мы теснее связаны друг с другом и особенно с нашими ближними, чем нам кажется. Действительно, наши болезни нередко приходят как отголосок нашего греха. И, действительно, самый страшный грех - убийство любви. Церковь знает об этом. И на этом знании (отнюдь не оккультном) строит свою практику. В Требнике говорится, что при соборовании больного помазуется не только сам больной, но и присутствующие. Это признание того, что люди солидарны, что болезнь одного не есть событие, постороннее для других - для исцеления одного надо исцелить весь дом.

Но тем опаснее ложь, если она прикидывается частичкой правды. Лазарев - не христианин. Полагаю, он и не врач. Он просто обычный сектант. И как многие сектанты, он спешит поделиться своим Апокалипсисом. Сроки Армагеддона у него выглядят так: "С августа 1945 г. происходит увеличение подсознательной агрессии в информационных структурах Земли... В последние два-три года резко обострились все энергетические процессы на Земле, и сейчас то, что называется в биоэнергетике кармой, работает в десятки раз быстрее, чем раньше... С осени 1995 г., судя по результатам моих исследований, должны включиться программы самоуничтожения человечества... Сейчас началась реализация программы уничтожения человечества" [1140].

Как практически любые сектантские брошюры, книги Лазарева просто пошлы. Он пытается говорить языком, которым не владеет, и о вещах, которых не знает. Формула типа "механизм покаяния" [1141] выдает человека, который не знает, что покаяние - это чудо, это подвиг свободы. Поэтому Достоевский никогда не пытался психологически "анатомировать" момент раскаяния. По слову преп. Исаака Сирина, покаяние - это трепет души перед вратами рая. Это глубоко личное переживание перед лицом живого Бога, и потому оно совсем не тождественно обычному самоосуждению. Лазаревская формула "смирение есть высшая техника развития духа" [1142] настраивает человека на совершенно ложный тон.

"Что такое смирение и как оно рождается в душе, никто не может выразить словами, если человек не научится сему из опыта", - пишет авва Дорофей [1143]. Смирение не есть просто осознание своих недостатков, но есть особое чувство сердца. Можно указать путь ко смирению, но о самом состоянии смирения вряд ли что можно сказать. По слову старца, "считать себя ниже всех и постоянно молиться - это путь ко смирению" [1144], но не само смирение.

Смирение не достигается ни техникой, ни медитацией. Все проще, неэзотеричнее. Вот лишь несколько святоотеческих размышлений о том, каково делание смирения. "Дело смирения - не измерять себя с другими" [1145]. Старца спросили: что такое смирение. Старец сказал: "когда согрешит против тебя брат твой, и ты простишь ему прежде, нежели он пред тобою раскается" [1146]. "Что есть смиренномудрие? - То, чтобы ты благодарил делающему тебе зло. И брат говорит: а если кто не достигнет в эту меру, что сделает? - Пусть бежит, избравши молчание" [1147]. "Каждый молящийся Богу : "Господи, дай мне смирение" должен знать, что он просит Бога, чтобы Он послал кого-нибудь оскорбить его" [1148]. "Помню, однажды мы имели разговор о смирении и один из знатных граждан Газы, слыша наши слова, что чем более кто приближается к Богу, тем более видит себя грешным, удивлялся и говорил: как это может быть? Я сказал ему: "Кем ты считаешь себя в своем городе?". Он отвечал: "считаю себя за великого и первого в городе". Говорю ему: "Если ты пойдешь в Кесарию, за кого будешь считать себя там?". Он отвечал: "За последнего из тамошних вельмож". Если же, опять говорю ему, ты отправишься в Антиохию, за кого ты там будешь себя считать? "Там, - отвечал он, - буду считать себя за одного из простолюдинов". Если же, говорю, пойдешь в Константинополь и приблизишься к царю, там за кого ты станешь считать себя? И он отвечал: "почти за нищего". Тогда я сказал ему: вот так и святые чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными" [1149].

Итак, не смирение и не покаяние, взятые в своем чисто психологическом аспекте, обновляют и спасают человека. Это всего лишь средства, которыми человек открывает свою душу для исцеляющего помазания благодати. Нет добра в той грязи, в поношениях и скорбях, которые встречает человек на путях своей жизни. Они могут стать проводником добра лишь в том случае, если человек, вразумленный и очищенный страданиями, откроет себя перед Богом. Лазарев же обожествляет саму грязь. "Душа лечится грязью, черной неблагодарностью, если она это не осуждает и принимает как данное Богом" [1150]. На деле душа лечится благодатью. "Грязь", как и любое иное обстоятельство земной жизни - лишь средство.

Лазарев говорит, что его "еще в юности тянуло к индийской философии" [1151]. Насколько можно заметить, от увлечения Индией, от вполне безрелигиозной жизни он пробует проторить путь к Евангелию. Само усилие можно лишь одобрить. Но нельзя не заметить, что слишком уж много оккультного фона он продолжает нести в себе. Не очистив свою мысль, свое сердце от страстей и от языческих стереотипов, он берется выступать в качестве христианского учителя жизни.

Он никак не может привыкнуть к мысли о Боге. То его фантазия привычно по наезженной языческой колее устремляется к "космическим обителям" ("Структура нашей Вселенной состоит из 33 миров" [1152]). То он берется решать за Бога, на какие просьбы Тот благосклонен откликаться, а какие нужды людей считает ниже Своего достоинства ("Бога можно просить только о том, чтобы была дана возможность любить его больше, чем любое земное счастье. А когда просите у Бога не духовного, а физического благополучия, то Вы не просите, а воруете" [1153]). Как помнится, в Евангелии рассказывается о том, что первое свое чудо Христос совершил по просьбе человека. И этот человек (Дева Мария) просила тогда Христа не о том, чтобы окружающие встали на путь монашества, а о том, чтобы свадьба прошла веселее. И Господь не обвинил Свою Мать в "воровстве", а просто умножил вино в сосудах...

И "Бог", с которым общается Лазарев, говорит с ним каким-то уж слишком "новорусским" языком: "Пошло автоматическое письмо. "...Скоро получишь большие деньги. Успей отдать на создание школы изучения полевых структур. Если опять будешь вторгаться в наш мир,.. потеряешь свою силу с женщинами. Скоро это будет. Жди. Отец" [1154]. Впрочем, все эти ужасы миновали Лазарева. Он смог вовремя подкорректировать свою карму.

Но вообще стоит заметить, что Лазарев очень высоко оценивает свою роль в судьбах мироздания. "Как-то при очередной попытке нащупать пространственные структуры и найти способы воздействия на них, неожиданно пошла информация текстом: "Если ты выйдешь за пределы шагового пространства, Вселенная погибнет" [1155]. Судя по тому, что Вселенная до сих пор существует, Лазарев своим разумным поведением ее спас.

Все подвластно великому магу. Самые смелые мечты и страхи фантастов доступны ему: "Я вышел на контакт с моими будущими детьми" [1156]. Время вообще полностью подвластно Лазареву: "Целители более высокого уровня очищают настоящее, выбрасывая грязь в будущее. Для того, чтобы очистить человека, подтягиваю грязь из будущего, чтобы человек покаянием очистил свою душу в настоящем. Но одновременно с этим я ускорял время" [1157].

Если бы Лазарев просто шел от индийской философии к философии христианской, то бездарный эклектизм его философических построений был бы всего лишь более-менее безобидной особенностью его собственной судьбы [1158]. Бумага в конце концов все стерпит. Но не все стерпит человеческая душа. Не все эксперименты и не все "чистки" оставляют в целостности и неповрежденности человеческую душу. Лазарев не философ. Он практикующий оккультист. А это означает, что даже если он научится правильно употреблять слово Бог и даже если он приспособится с выражением читать православный Символ Веры - общение с ним все еще будет небезопасно.

Лазарев уже умеет цитировать Евангелие. Но он еще не прекратил бороться с ним. Он еще притязает на то, что может вести людей дальше, чем Христос. И потому для полного "очищения кармы" желательно отречься от Христа... "Развитие идет через патологию. Познание Бога идет через отречение от Него" [1159].

Псевдобуддистский пафос разрушения всего и отречения от всего еще силен в нем. Даже Христос для него важен именно как разрушитель. "Иисус Христос должен был не только дать информацию, которая бы определяла стратегическое назначение человечества, он должен был избавить человечество от прилипания к земному и повышенной зависимости от него. Это могло быть достигнуто через уничтожение всего живого, что было в нем самом. Он должен был быть уничтожен в физическом теле, и его распяли, он должен был быть унижен в мудрости, в деньгах, и благополучной судьбе, и он был всего этого лишен" [1160]. Но Христос пришел не для уничтожения земного, а для спасения.

При этом цель "освобождения" оправдывает чуть ли не любые средства - от наркотиков [1161] до прелюбодеяния [1162] и Богохульства. И в самом буквальном смысле кармическими врагами человека оказываются близкие его. "Моя теща сломала себе обе руки. Выйдя из больницы, сломала ногу. Тут явно чувствуется чье-то воздействие. - Да, воздействие есть, - отвечаю. - Вы. - Да что Вы? - опешил молодой человек. - Я ведь к ней прекрасно отношусь. - В этом-то все и дело. У вас есть тенденция привязываться к людям, и этим Вы им вредите" [1163]. Те же кармическо-космические безымянные владыки позаботятся о том, чтобы сердце их избранника не прикипало к родным: "Если человек любил родителей больше, чем Бога, то в следующей жизни родители должны были обижать его, плохо к нему относиться, чтобы его душа не привязывалась им, и он свою любовь направил к Богу" [1164].

Если хранить верность лазаревскому "Богу", то дозволительно и прямо становиться преступником и нарушать законы: "А помните притчу, рассказанную Иисусом Христом о слуге, который распродавал масло своего хозяина? Смысл этой притчи в том, что человек может нарушать земные законы, но не может нарушать законы Божественные" [1165]. Собственно евангельский смысл этой притчи не в поощрении преступлений. Речь идет о том, что каждый человек - временный владелец тех талантов, которые дал ему Господь. Дар нашей любви и нашего разума, дары нашего труда и нашей веры даны нам от Бога. Ему мы должны их вернуть. И если не сумеем их приумножить, как велит притча о талантах, то не стоит их зарывать в землю. Лучше тогда уж хотя бы просто раздать, подарить себя другим людям. Не смог принести свою жизнь в посвящение, в жертву Богу - раздай ее людям и, может быть, будешь оправдан этим. Если человек пройдет жизнь так, что в своей собственной душе не сможет стяжать или сохранить необходимое духовное сокровище, то пусть хотя бы своими добрыми делами соберет себе добрых свидетелей о себе, которые на последнем Суде смогли бы сказать о нем: да, Господи, он редко ходил в храм. Но это потому, что в это время он помогал тем, кому было тяжело...

Но самым религиозно опасным постулатом лазаревского вероучения является проповедь Богоотступничества. Не только к родителям и не только к деньгам, к успеху или к знанию не надо привязываться. В своих духовных странствиях человек еще должен пройти мимо Христа. Пройти, миновать Христа, и - оттолкнуть от себя "зацепку" за Спасителя. "Недавно я посмотрел мировые религии с точки зрения прилипания к земному. Оказалось, что религии не блокируют зацепку за духовного отца и его мудрость. Значит, все религии, устремляя человека к Богу, одновременно имеют подводное течение: все более мощное прилипание к Земле, которое в последнее время усиливается. Постепенно я понял, в чем дело. Все религии слабеют, чтобы уступить дорогу новому детищу - религии, которая станет наукой. Вера является звеном, соединяющим человека с тем, кто создал религию, то есть с духовным отцом. Желание поставить выше Бога духовного отца и его мудрость неизбежно приведет к осуждению духовного отца и его мудрости, поэтому Иуда должен был предать Иисуса Христа. И Христос знал и понимал, что Иуда здесь ни при чем" [1166]. Любимое занятие эзотериков - оправдывать Иуду...

От Христа тем более надо держаться подальше, что Он постоянно утверждал, что тот, кто не принимает Его, не принимает и Отца, а тот, кто отрекается от Него, отрекается и от Отца... По мысли же Лазарева, "Любая религия, осуждая тех, кто не принимает идей, данных ее основателем, все сильнее зацепляется за него и за его мудрость" [1167].

На самом Лазареве сбывается то, от чего он на словах предостерегает: "Если не заблокирована карма, другими словами, если человек с земными страстями вторгается в душу [1168]...". Да, его оккультные вторжения в души не делают их более чистыми и более близкими к Богу Евангелия.

Александр Нейфах, заведующий лабораторией Института биологии развития РАН, привел пример, как безответственная пропаганда "нетрадиционных методов целительства" может привести к гибели сотен людей [1169]. "Кармическая диагностика" может тысячи душ поставить на грань нравственной и духовной катастрофы.

Путей к прелести много. Но на каждом из них встречается извращение или отсутствие покаянного чувства. Чтобы избежать духовных катастроф, надо искать истинного Христа, а не лжехриста магии. И для этого лучше пользоваться не обломками Евангелия, рассеянными по оккультным книжкам, а самим Евангелием. И лучше каяться не перед космосом, а перед Богом.

Андрей Кураев, диакон

Из книги "Сатанизм для интеллигенции" (о Рерихах и Православии).

Том I. Религия без Бога. - М.: Отчий дом, 1997. -с. 477-493.

www.kuraev.ru

 

Фото - Андрей Кураев & "Колесо Сансары"

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru