Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о помощи нашему проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Оккультизм и псевдооздоровительные практики


Мои впечатления от семинара "Реабилитация пострадавших от оккультизма" Изяслава Адливанкина в Уфе

Изяслав Александрович Адливанкин - Фото РИА Новости8 ноября 2012 года в Уфе прошел семинар Изяслава Александровича Адливанкина – сотрудника Душепопечительского центра святого Иоанна Кронштадского, руководителем которого является игумен Анатолий Берестов. Изяслав Адливанкин автор книги "Нашествие. В окружении сект и оккультизма". Он одним из первых поставил вопрос о лечения игромании.

До этого события я читала книги и статьи о. Анатолия Берестова [1], и поэтому представляла, о чем будет семинар. Кроме того, работая в сходном направлении, отчетливо представляю себе тяжесть и ответственность труда по реабилитации пострадавших от оккультных сект, всю сложность и масштабность проблемы даже одной жертвы, через центр же Душепопечительского центра святого Иоанна Кронштадского проходят за год несколько тысяч человек.

Таким образом, опыт выступающего в области реабилитации жертв деструктивных культов, безусловно, заслуживал внимания. К сожалению, с трудами самого докладчика мне ознакомиться не удалось. Посему прошу учесть, что в моем пересказе некоторых мыслей Изяслава Александровича могут содержаться неточности, вызванные как несовершенствами устной передачи информации, так и некоторыми погрешностями моей памяти и конспекта. Впрочем, те тезисы, которые вызвали у меня некоторое недоумение, я, по-видимому, поняла адекватно.

Лектор отметил, что мы живем в мире, который нельзя назвать материалистической культурой, это мир, где оккультное стало нормой и часто привычкой. В том числе и для крещеных православных христиан. Последние нередко не различают оккультного контекста тех или иных методик лечения, психологического воздействия, занятий единоборствами. Оккультизм Изяслав Адливанкин определил, как мировоззрение, миропонимание в соответствии с определенными принципами.

Первым, из которых, с его точки зрения является идея единого Бога для всех религий. В целом, принцип единства, не синтеза, а именно объединения разнородных частей – одна из довлеющих черт оккультизма. Так, теософия провозглашает себя синтезом науки и религии; а современные оккультные доктрины претендуют на воплощение универсального учения о природе всех вещей в мире, на открытие универсальных связей между предметами и явлениями. Единый же "бог" для всех религий по мысли Изяслава Адливанкина представляет собой невозможность для верующего обратиться к Христу, поскольку подразумеваемая в молитве сущность будет совершенно иной.

Второй краеугольный камень современного оккультизма – материальность мысли. Многочисленные формы визуализации, мысленные контакты с оккультными сущностями, лечение фантомами здоровых органов – всего лишь разнообразные проявления этой идеи.

 

Третий принцип – спекуляции на христианстве. Оккультизм всегда делает именно (только) христианство своей мишенью и одновременно заимствует из христианской практики свои методы воздействия. Одним из таковых, можно считать практику инициаций как кощунственное заимствование таинства священства. Инициация - первотолчок силы, передача оккультной энергии, обеспечивающая потусторонним воздействиям прямой контакт с объектом. Инициация невозможна без свободного волеизъявления субъекта, дающего согласие на проведение с ним какой-либо манипуляции. Это может быть лечение у экстрасенса, посвящение в рэйки, гадание и т.д.

В настоящее время Русская Православная Церковь, подвергается непрямым атакам со стороны оккультных доктрин и групп, доминирует стратегия "мягкого влияния", вторжения через "открытые двери" в душах прихожан и клира. Психологическая помощь, боевые искусства, православное казачество, даже миссионерская деятельность ("Альфа-курс") могут стать "дорогой", которая приводит к "отпадению" от Православной веры, от живого тела Церкви.

Отметим, что изложенные выше тезисы не только не вызывают сомнений, но и совпадают с наблюдениями и выводами других религиоведов, а так же с многолетними исследованиями, которые проводились мной и моими коллегами в Башкортостане.

Реабилитация пострадавших от оккультных доктрин сложная и ответственная работа. Несомненно, что трудности, встречающиеся на этом пути трудно переоценить. От специалиста требуются не столько религиоведческие знания, сколько психологическая готовность к сложному кропотливому труду, который невозможен без профессиональных знаний психолога и готовности к сотрудничеству со стороны "клиента".

Прозвучавшие тезисы условно можно свести к двум группам: советы общего характера и особенности православного метода реабилитации, которые практикуют в центре святого Иоанна Кронштадского.

Первые можно свести к следующим тезисам. В работе нужно отталкиваться от личности человека, с которым ведется работа; следовательно, необходим сбор начальных сведений, позволяющий определить, как и почему этот человек пришел к оккультному мировоззрению. Учение секты, его содержание не имеет значения само по себе - вести теологические дискуссии и споры с "культистом" не имеет смысла, поскольку его "картина мира" кардинально отличается от общепринятой, необходимо заронить в нем сомнение в истинности его доктрины.

В общем, большинство прозвучавших тезисов общего характера идентичны приемам светской реабилитации, используемых профессиональными психологами.

Собственные приемы реабилитации обращены практически только к православной аудитории. По мнению Изяслава Адливанкина они и являются залогом успехов в реабилитации сотрудников Душепопечительского центра.

К таковым относиться специальный чин присоединения к православию через отречение от конкретных оккультных доктрин и их лидеров, а так же, в исключительных случаях, миропомазание. Объясняется необходимость таких действий реальностью оккультного мира и его потусторонних воздействий.

Неполнота/неточность отречения позволяет оккультным силам сохранять слияние на человека, поскольку его мышление продолжает использовать привычные термины, под которыми скрывается зло. Например, рэйки - оккультная система, которая позволяет управлять невидимыми энергиями, и исцелять болезни. С точки зрения некоторых православных людей целительство с помощью методов рэйки не является противоречащим православному образу жизни и учению русской православной церкви. Сохраняя приверженность принципам рэйки, человек продолжает оставаться "доступным" (пребывает в бесообщении) оккультным силам и после формального отречения от них. Ведущий отметил, что, несмотря на действенность, их методика требует дальнейшей разработки.

Изяслав Александрович указал, что одним из ключевых вопросов, с которых следует начинать работу по реабилитации - это: "почему Бог допустил отпадение от веры для этого человека? Почему Он счел возможным допустить такое испытание в его жизнь? Какие качества и идеи, какое состояние души сделали это возможным?" [2].

Это верные вопросы, позволяющие установить причину внутреннего неблагополучия, которое привело человека в сети оккультных доктрин. Только осознав причину события можно приложить усилия, которые приведут к исправлению ситуации.

На общем фоне положительного впечатления, мое искреннее недоумение вызвало дальнейшее развитие ведущим темы реабилитации. По его мнению Бог допускает приход в секту для тех людей, которые и без этой оккультной доктрины причинили бы больший вред обществу. "Доктрина превентивного устранения" напомнила мне один светский круглый стол, где подводя итоги проблемы психологии сектантства, доктор философских наук вдруг заявил: "В секту попадают неблагополучные, неумные, низко интеллектуальные люди или неуравновешенные личности, умный, образованный человек никогда не станет сектантом". Это заявление встретило одобрение и оживление у светской аудитории, впрочем, и участники семинара Изяслава Александровича, так же выразили согласие с данным тезисом.

Отметим, что большинство специалистов считают, что стать адептом секты может как раз практически любой человек. Спектр доктрин новых религиозных движений и культов столь широк, что каждый может найти себе "картину мира", которая захватит его воображение, а поведением человека, оказавшегося в сложной жизненной ситуации, управляют одни психологические механизмы, которые одинаково уязвимы у всех людей независимо от уровня интеллекта, образованности и психического благополучия.

С другой стороны такое деление автоматически делает тех, кто попал в секту низшими существами, недостойными тех благ, которые Бог дарует обычным людям. Здесь наказание предшествует греху. Такое положение дел нравственно обесценивает реабилитацию, делая ее в какой-то мере не богоугодным делом.

Изяслав Адливанкин привел пример, который иллюстрировал приведенный выше тезис, но лично мне он показался неубедительным. Женщина, ранее состоявшая в секте Виссариона, самостоятельно вышла из нее и публично озвучила свое негативное мнение об этом культе. Затем она совершила множество неблаговидных поступков, пока, наконец, не занялась созданием фильмов для детей с глубоким, оккультным смыслом, оказывающим на последних вредное влияние.

Не совсем ясно почему тогда Бог допустил ее "отпадение" от Виссариона и совершенно непонятно, стала ли она снимать фильмы с оккультным содержанием благодаря пребыванию в секте или же собственным душевным качествам, сформировавшимся еще до ее прихода в секту Виссариона? Как именно можно это определить?

Хочу надеяться, что Изяслав Александрович имел в виду нечто другое и просто неудачно выразил свою мысль. Или я что-то не понимаю в православии…

Марина Бигнова

Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - 17.11.2012.

 

Справка. Бигнова Марина Ринатовна, старший преподаватель кафедры психолого-педагогического и гуманитарного образования УФ МГГУ им. М.А. Шолохова, сотрудник Информационно-консультативного центра по изучению проблем духовно-нравственного воспитания молодежи.

Примечания

1. "Число зверя на пороге третьего тысячелетия"; "Православные колдуны: кто они?"; "Под маской православия"; "Православие и теософское учение о карме" и т.д.

2. Это не прямая цитата из речи, а краткая передача смысла достаточно крупного фрагмента лекции.

 

Фото - Изяслав Адливанкин - РИА Новости

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru