Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

Карта Сбербанка:
4817 7601 1265
4359

PayPal:
k-istine@mail.ru

WebMoney:
Р320505518138
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953



Аркаим оккультно-сектантский


Неоязыческие культы на Аркаиме

Статья написана по материалам доклада, сделанным автором на Круглом столе "Археология в современной культуре России (региональные аспекты)", организованном историко-археологическим центром "Аркаим" и Челябинским государственным университетом 23 августа 2007 г.

Аркаим в сознании современников

Встречаясь и беседуя с разными людьми об Аркаиме, удивляешься разноголосице мнений, существующих вокруг этого, казалось бы, чисто научного феномена: для одних Аркаим - это место для воскресного пикника на природе, для других – площадка для проведения культурно-массовых мероприятий, для третьих – место для общения с высшими силами. Лишь немногие из них могут что-то вспомнить о самом археологическом памятнике. То же самое разнообразие представлений об Аркаиме царит и в информационном поле. Объективная, правдивая информация об этом уникальном, с точки зрения науки, месте, в газетных и журнальных публикациях оказывается погребенной под грудой всевозможных мнений и вымыслов. Оказываясь в этой мутной воде, человек с неизбежностью, еще задолго до посещения Аркаима, уже встает перед выбором его образа, который почти всегда будет далек от истины. Самый большой процент в этих ложных представлениях составляют мифы о религиозной значимости Аркаима, о его, якобы, необыкновенном духовном потенциале.

Носители этих мифов встречаются на Аркаиме намного чаще и в гораздо большем количестве, чем любители природы или деятели культуры. И если стремление лицезреть природные красоты аркаимских холмов и устраивать на них смотры фольклорных коллективов еще как-то объяснимо, то горячее желание приезжих удовлетворить здесь свои духовные – религиозные - запросы, с точки зрения науки и, в частности, истории, объяснить трудно. Ведь до того, как был открыт этот исторический памятник, никакой особой "энергетикой" (о которой теперь не знают, пожалуй, только здешние суслики) холмы Аркаима от множества других точно таких же возвышенностей не отличались. Достаточно вспомнить не такое уж далекое прошлое: селившиеся в этих краях в середине XVIII в. русские казаки, исповедовавшие Православие, и их соседи, казахи, исповедовавшие ислам и издавна кочевавшие в этих степях, никакого интереса к ныне всемирно известному археологическому памятнику не проявляли.[1] Да, по причине полувоенного и кочевого образа жизни, и те и другие были далеки не только от серьезной науки, но и порой от самых элементарных знаний. Но нельзя сказать, что также чужды были им и духовные интересы. Человек по самой своей природе всегда стремился ответить на основополагающие вопросы бытия: в чем смысл жизни, какова ее цель, каковы пути достижения этой цели. Христианство же и ислам, каждый в своей мере, дают ответы на эти вопросы, и, по-видимому, эти ответы вполне удовлетворяли духовные потребности жителей аркаимской степи вплоть до XX века.

Что же произошло с Аркаимом, если после четырех тысячелетий забвения и неизвестности, начиная с конца XX века и по сей день, эти степи вновь наводняют орды, но уже не степных, а городских жителей? Что могут дать им, детям урбанистической цивилизации, выросшей на пепле древних империй и культур, немые памятники архитектуры, предметы труда и быта давно канувших в лету народов?  Какой духовной силой  наполняются сегодня сердца людей, встречающих рассветы и закаты на вершинах здешних холмов, устраивающих хороводы вокруг ночных костров, предпочитающих сон в спальном мешке на камнях Аркаима сну в благоустроенной городской квартире? Скорее всего, мы не найдем ответа на этот вопрос, если будем искать его в научных отчетах археологических экспедиций: и прошлых и нынешних. Высказывания о духовной значимости аркаимской культуры отдельных ученых можно расценивать по-разному[2]. Но даже поставленные в мистико-религиозный контекст они будут всего лишь исключением, подтверждающим правило любой серьезной науки: никакой мистики и фантазии, только факты. Искать же объяснение религиозному феномену Аркаима в речах вдохновителей и создателей всевозможных сект, наводнивших сегодня его окрестности, тем более не стоит, так как они сами являются частью этого феномена, а, следовательно, не могут отражать объективной картины происходящего. Вернее всего будет обратить внимание на те исторические процессы, которые происходили в мире и в нашей стране, в то время, когда был найден Аркаим, на те духовные реалии, в которых жили первооткрыватели Аркаима и его первые посетители.

Главный кризис XX века

Начиная с XVII в., с так называемой эпохи просвещения, и заканчивая веком XX, человечество активно переосмысливало те духовные ценности, которыми оно жило и руководствовалось в течение долгих пятнадцати веков. В разных странах этот процесс шел с различной интенсивностью, поэтому и результаты появлялись в разное время и проявлялись в разных формах переустройства частной и общественной жизни. Общим итогом этих переустройств можно назвать отказ от теоцентрического видения мира в угоду антропоцентрической его модели. "Бог умер!", - так охарактеризовал Ницше в конце XIX в., начало новой эры в развитии человечества – эры атеизма. В новой системе ценностей человек стал мерилом всех вещей. Причем не Тот Человек, идеальный образ Которого был явлен человечеству в лице бедного плотника из Назарета, а человек как таковой, свободный от всех догм и постулатов религии, от ее довлеющего авторитета, а значит и не подвластный ее влиянию в сфере нравственной жизни. Окрыленные новой идеей, общества и народы или отодвигали религию на второй план, как это было на Западе, или пытались полностью искоренить ее из сферы духовной жизни человечества, как это происходило в России, ставшей СССР, и других странах социалистического лагеря.

Последствия столь крутого поворота в нравственном сознании человечества не замедлили сказаться в революционных событиях, потрясших большую часть планеты и ввергших потерявшие духовные ориентиры нации и государства в пучину небывалых по жестокости и количеству жертв междоусобных войн. Для оправдания всех этих ужасов нового времени, в странах, отказавшихся от традиционных ценностей, в короткое время был создан ряд изуверских человекобожнических религий, таких как коммунизм и фашизм. Но, будучи всего лишь религиозным суррогатом, к тому же с ярко выраженной сатанинской направленностью, эти идеологические системы были не в состоянии заполнить тот духовный вакуум, в бездну которого погружалась душа человека, покалеченного атеизмом. Народы этих стран все больше и больше испытывали потребность в подлинной духовной жизни, по мере того, как пустота и сиюминутность политико-социальных религий становилась все более и более очевидной.

В то же время в странах, сохранивших лояльное отношение к традиционным ценностям, духовный кризис принял не менее острые формы: долгое время существовавшие на задворках общественной жизни, традиционные формы религии перестали интересовать западного человека. Несмотря на предпринятые в 60-х гг. XX столетия попытки Римско-Католической церкви сохранить свое влияние в западном мире, общей тенденцией в странах Запада стало возникновение огромного количества сект, как христианского, так и индуистского, в частности, буддистского направления. Ноу-хау в духовной жизни Запада стало появление новых синкретических религиозных учений, в которых причудливые комбинации древних религиозных доктрин переплетались с мифами, сочиненными самими создателями этих учений. Обычно, после публикации своих "трудов", их сочинители приобретали такое количество единомышленников и почитателей, какое позволяло им сделаться главой новой религиозной общины.

Сектантское движение за два десятилетия буквально захлестнуло западный мир, а в конце 1980-х г.г. хлынуло и на просторы обескровленной и обезбоженной десятилетиями большевистской диктатуры России. Народ, уставший от лжи коммунизма и изголодавшийся по духовной пище, воспринял это сектантское нашествие как манну небесную. Сотни тысяч людей, искренно желавших приобщиться к духовной жизни, потекли на стадионы, где на иных языках вещали харизматики, в тайные комнаты, где преподавались эзотерические учения Рерихов и Блаватской, в общины "Сознания Кришны", "Белого братства", "Аум Сенрике" и в проч. секты. Лжехристы и лжепророки выступали на подмостках городских учреждений культуры, а кашпировские и чумаки устраивали сеансы массового гипноза через центральное телевидение. Вместе с интересом к религиозной жизни возродился и интерес к самым различным формам магии и колдовства. Пышным цветом расцвели астрология, хиромантия и проч. суеверия. Последствия такой религиозной экспансии хорошо известны: забвение сектантами своих культурных и национальных корней вызывает потерю интереса к общественной жизни, развивается социальная апатия; тотальный контроль, осуществляемый сектами за своими членами, приводит к разрушению семьи, к потере работы и жилья; рост апокалиптических настроений провоцирует страх перед жизнью, отсюда – психические и физические девиации и болезни, религиозно мотивированные суицид и уголовные преступления.

Почему же сравнительно немногие из наших соотечественников, большинство из которых имело христианские корни, мутную воду сектантства и магии предпочли родниковым ключам Православия, коренной религии России? Причина проста. Наш народ однажды уже отказался от традиционных ценностей, и возвращение к ним было бы признанием ошибочности того направления, которое глубоко укоренилось в общественном сознании: человек - центр вселенной. Для народа, в котором коммунизм  на протяжении десятилетий культивировал гипертрофированное чувство собственного достоинства (а фактически элементарную гордыню), признание собственных ошибок - непосильная ноша. К тому же религия, в понятиях человека, выросшего в лоне материализма, должна быть удобной для индивида, эдаким креслом-качалкой, убаюкивающим его больную совесть. А такие "удобные" религии и проповедует большинство сект. В их учении все очень понятно и очень близко духу человека плотского. Именно такие религии и нужны обществу, в котором царит культ потребления и наживы, культ гедонизма. Таинственному и аскетичному Православию в таком обществе нет места. Православие предлагает человеку иную, неземную аксиологию, иные ценности, ради обретения которых необходимы пот и кровь, труд и жертвы. Поэтому, оттолкнувшись от пустоты и бессмысленности атеизма, наш народ не наполнил собой Православные храмы, выстроенные и сохраненные для него благочестием предков, а бросился в темный омут сектантских учений.

И вот на этом духовном фоне в 1987 г. миру было объявлено об уникальной находке в южно-уральских степях – древнем городе, сохранившемся почти в первозданном состоянии, который миновали волны вражеских нашествий и стихийных бедствий. Глубокой древностью веяло от его глиняных стен, четыре тысячелетия обжигаемых жарким солнцем и обдуваемых степными ветрами. И как у любого памятника древности у Аркаима были свои загадки, свои тайны. И не вина Аркаима, а его беда в том, что разгадывать эти тайны, кроме ученых, стали и те, кто к науке никакого отношения не имеет.

Рождение мифа

Именно тогда, в середине 90-х, Аркаим сделался центром притяжения для последователей всевозможных мистических сект, оккультно-теософских групп, древних языческих культов, концентрация которых на этом месте в отдельные дни года доходит до небывалых размеров; в день летнего равноденствия, к примеру, сюда съезжается до 10000 человек. Подвергнувшись сектантской оккупации, Аркаим за короткое время, вместо объекта чисто научного значения, в глазах общественности приобрел статус Лысой горы: парапсихологи и контактеры, ясновидящие и целители, последователи Заратустры и Саи-Бабы, космоэнергетики и проч. оккультная нечисть собираются здесь для проведения своих далеко небезобидных мистических опытов и психотреннингов. Чтобы проверить это утверждение, достаточно взглянуть на внешний вид "эзотерических" туристов (а таковых на Аркаиме подавляющее большинство) и на их странное поведение[3].

Среди этого оккультно-эзотерического сброда существует и специфическая секта аркаимитов[4], сделавшая Аркаим центром своего религиозного мировоззрения. В учении этой секты сконцентрировано выражены те идеи, которые движут сегодня людьми, порвавшими со своими историческими и духовными корнями. Идеи этой новой религии можно выразить в нескольких положениях:

  1. На нашей планете, а локально в пределах Аркаима, существует некий канал связи с высшими силами (космосом, энергиями, богами, инопланетянами - это как кому угодно), равный по значимости с такими духовными центрами человечества, как Иерусалим [5].
  2. В отличие от прочих духовных центров, являющихся значимыми для представителей какой-либо одной религии, на Аркаиме в общение с высшими силами может вступить любой желающий, т.е. последователь любой религии, в том числе и самосочиненной, как отдельно, так и совместно с представителями других религий [6].
  3. Гарантией того, что общение состоится, является присутствие и молитва (контакт, обращение, медитация) на так называемом "святом месте", т.е. на одном из холмов в окрестностях Аркаима [7].
  4. Для контакта не нужен посредник (жрец, священнослужитель, гуру) [8].
  5. Контакт состоится независимо от нравственного состояния человека, т.е. никакие заповеди или моральные кодексы его ни к чему не обязывают. Главное – вера в феномен Аркаима и горячее желание получить просимое. А просить можно, опять-таки, чего угодно, без всяких ограничений  [9].

Главное, что бросается в глаза в вышеперечисленных положениях, это крайний индивидуализм сектантов-аркаимитов в понимании базисных религиозных истин. Сектантство, появившееся на исторической арене как результат отказа от принципа соборности в деле постулирования вероучительных истин в угоду принципа индивидуализма, в религии аркаимитов приходит к своему логическому завершению: не только все религии объявляются ею равноценными путями к познанию высшего смысла жизни и Бога, но и всякое произвольное понимание в этой сфере объявляется истинным и не подлежащим какому-либо суждению (а тем более осуждению) со стороны. Создательницу секты нисколько не смущает (а, скорее всего, она этого просто не замечает), что многие религии просто не вписываются в ее схему, т.к. не только отрицают такой крайний религиозный либерализм, но и однозначно заявляют о своей уникальности. Несмотря на эту вопиющую несуразность, она все-таки умудряется выдавать свои "откровения" за послания свыше [10]. Заявляя о приоритете разума в деле поиска истины, аркаимиты отказываются от его основного свойства – рассудительности. Из-за отсутствия элементарной логики, все их вероучение, проповедуемое с претензией на высшее божественное откровение, представляет собой совершенную бессмыслицу, состоящую из бессистемного набора понятий, чувств, впечатлений. И даже включение в орбиту своего религиозного мировоззрения имен и постулатов виднейших мировых религий, которым у аркаимитов придается искаженное, не свойственное им звучание, ничего не дает для конкретизации их собственного учения, а только уводит последователей секты еще дальше от тех простых и ясных истин, которые содержат эти религии. Как ни странно, даже признание "пророчицей" собственной некомпетентности и высказывание ею сомнений в правильности проповедуемого ею учения [11], никак не влияет на ее почитателей, которых, по ее собственному утверждению, становится все больше.

И такое представление о религии: лишенное всяких границ, как в теологических, так и в космологических построениях, не имеющее других критериев для суждения об истине, кроме тех, которые человек имеет в самом себе, и не признающих авторитета выше, чем сам человек, - свойственно не только секте аркаимитов. Любая религиозная группа из тех, что наводняют сегодня Аркаим, какое бы название она не носила и чем бы не разнилась в своем вероучении от других, в своем отношении к Аркаиму руководствуется теми же принципами: Аркаим - уникальное место, где стираются любые различия, исчезают любые перегородки, которые разделяют людей в их религиозной жизни. На Аркаиме духовное достоинство человека определяется не тем, как ревностно отстаивает он истинность своей веры (такая ревность здесь просто неуместна), а тем, насколько далеко готов он пойти по пути соглашательства с другими религиями. Поэтому самой высшей ступенью на этом пути является признание человеком того, что люди, стоящие и молящиеся с ним рядом на горе, несмотря на все различия в вероучении, непременно будут услышаны тем богом, который, будучи по сути единым, на Аркаиме позволяет именовать себя любым именем и поклоняться ему любым образом. В отличие от существовавших до нее синкретических религий, религия аркаимитов не нуждается в оформлении своего вероучения, в храмах (по крайней мере, видимых [12]), в духовных лидерах и учителях. Таким образом, по мысли сектантов, достигается наибольшая мера религиозной свободы человека, которая реализуется им в творении собственного духовного мира и в самостоятельной оценке своего духовного и нравственного состояния.

Практически в этом учении реализовалось давнее желание человека освободиться от подчиненного положения, в которое ставит его та или иная религиозная доктрина, от авторитета любой духовной власти. Но, даже не вдаваясь в подробные исследования религии аркаимитов, можно с уверенностью сказать, что религиозная свобода, ради которой толпы паломников съезжаются на Аркаим, это очередной, или, вернее, краеугольный миф, созданный сектантами для привлечения к себе внимания как можно большего количества духовно дезориентированных людей. За понятием свободы, действительно имеющим великое значение в духовной жизни человека, сектанты пытаются скрыть искаженные до неузнаваемости образ и подобие Истины. Практически, вместо единого Бога, именем Которого кощунственно спекулируют сектанты, любой из аркаимитов имеет собственное божество, созданное им по своему образу и подобию. Новое религиозное мышление на поверку оказывается старо, как мир, погруженный некогда во тьму язычества и многобожия. Только теперь это язычество имеет иные, более "духовные" формы и, как дань цивилизации, псевдонаучную окраску.

Последствия принятия человеком, желающим как-то устроить свою духовную жизнь, учения аркаимитов, что называется, лежат на поверхности: отказываясь от основного критерия осмысления реальности – критерия истинности, он становится неспособным к видению своих заблуждений и ошибок, как в религиозной, так и в повседневной жизни; все вопросы, которые привели его к осознанию необходимости духовной жизни, или получают самое фантастическое объяснение, или объявляются старшими "братьями" не имеющими значения; в духовном плане он вступает в обширную и темную область мистического опыта, который чреват губительным влиянием на физическое и психическое здоровье практикующего сектанта [13]. Таким образом, пытаясь найти выход из одного мировоззренческого тупика, попавший в секту аркаимитов человек оказывается в другом. И благо, если осознание этого рано или поздно к нему приходит. Значит, есть надежда на спасение человека от той паутины лжи, в которую завела его секта и собственные невежество и излишняя доверчивость. Пребывание же во тьме сектантских лжеучений, кроме вышеуказанных негативных последствий, грозит человеку духовным коллапсом, - потерей не только желания приобщиться к духовной жизни, но и последних остатков веры [14].

Отношение традиционных религий к религиозному феномену Аркаима

Если суммировать все эти положения новой религии, то можно понять, что они прямо противоположны исторически сложившимся традиционным формам религии, в частности Православию. Христианство просто немыслимо без четко выраженных догматов – вероучительных формулировок, без правильно оформленного богослужебного чина, без руководящей роли иерархии, без кодекса нравственных законов. Эти формы, в которых с самого начала своего бытия существует Церковь, и которые отличают религию традиционную от религий-однодневок, остаются неизменными и необходимыми в силу того, что являются самым лучшим способом хранения и передачи истин  Божественного Откровения, ради чего, собственно, и существует традиция. Традиция – главный враг сектанта, ибо она всегда гармонично выстроена и ценностно ориентирована. Традиция – неподкупный страж Церкви, не позволяющий проникнуть в ее ограду главным ее врагам – лжи и суеверию. У сектантов-аркаимитов вы не найдете ни одного признака традиции, потому что им нечего хранить. Каждый момент их вероучения есть ложь, в которую они и сами не очень-то верят и которую всегда готовы поменять на что-нибудь свеженькое (без новых фантазий сектантам становится скучно, так что их лидеры должны обладать недюжинной энергией по их генерации).

Разительное отличие новых религий от Православия заключается еще и в том, что в Церкви все имеет вполне конкретную божественную санкцию, исходящую от конкретного Божественного Лица, в реальном историческом существовании Которого не усомнится сегодня ни один здравомыслящий человек. Создателями же новых религий являются обычные во всех отношениях люди, отличающиеся от других разве что буйством фантазии, а от себя заметим, непомерной гордыней, из которой и рождается в человеке осознание собственной духовной исключительности.

На фоне традиционных религий все эти секты выглядят религиями наизнанку, а попросту сказать – лжерелигиями. Все их декларации о стремлении приобщить человечество к подлинной духовной жизни, ни что иное, как сыр в мышеловке, с помощью которого они пополняют не только свои ряды, но, как думается, и свои кошельки. В духовном плане их учения - бесполезная и даже вредная жвачка, представляющая собой только видимость настоящей пищи. Люди, легкомысленно принимающие это оккультно-эзотерическое месиво за хлеб насущный, обречены на вечный голод и пустоту, ибо даже после того, как они получат от секты ответы на все свои вопросы, неразрешенным так и останется главный из них - тот, ради которого только и стоит вникать в то или иное учение, а тем более принимать его за правило жизни: что есть истина?

Отсюда и отношение Православной Церкви ко всему происходящему сегодня на Аркаиме можно охарактеризовать как резко отрицательное. Бесконтрольная и неограниченная деятельность неоязыческих сект на территории музея-заповедника, превратила его в полигон для обкатки все новых и новых орудий массового оболванивания российских граждан. Если этот процесс будет продолжаться и дальше, то последствия для духовного здоровья нации будут самые плачевные.

О деструктивной деятельности сект на территории Российской Федерации говорит сегодня не только Церковь, но и многие общественные и политические организации. Об опасности влияния сект на жизнь отдельных людей и всего общества неоднократно говорилось в СМИ. Вопрос, как говорится, созрел настолько, что государственные органы вынуждены были заняться разработкой законов для противодействия бесконтрольной и безответственной деятельности сект.

Но, похоже, что те, кто несет сегодня ответственность за сохранение всемирно исторического музея-заповедника, об этой проблеме ничего не слышали. И творящаяся по вся дни у них под носом вакханалия их не только не смущает, но и в определенном смысле очень даже выгодна. Ведь чем больше туристов, пусть даже эзотерических, посетит Аркаим, тем большую копеечку смогут они выпросить у государства на продолжение своей научной деятельности, о которой за девятым валом сектантского нашествия в ближайшее время вряд ли кто услышит. А если и услышит, то тут же забудет, оглушенный очередной газетной "уткой", наподобие той, что приписывает Наполеону и Гитлеру маниакальное желание во что бы то ни стало добраться до Аркаима.

Кроме опасности превращения всемирно известного археологического памятника в очередную "шамбалу", существует и другая, не менее серьезная опасность – опасность превращения самих научных сотрудников Аркаима в коренных "шамбалайцев". Опасения эти вызваны переменой в отношениях между научным сообществом музея-заповедника и самозванными потомками ариев (с каковыми себя ассоциирует большинство аркаимских сектантов). Будучи вначале естественно враждебными, отношения эти за прошедшие десять лет претерпели существенную метаморфозу, так что вместо явно отрицательного "мы-тут-ни-при-чем!" [15], из уст ученых сегодня можно услышать скрыто положительное: "а-что-в-этом-плохого?". О том, что в этом плохого, было сказано выше. Но хуже всего то, что те, кто призван нести знамя науки сквозь тьму невежества и суеверий, бросив оружие научной критики, покидают убежище здравомыслия и идут замиряться с тем противником, против которого прежде вели смертный бой. Возникающий из такого перемирия симбиоз ничего не дает ученым и только еще более упрочивает позиции сектантов [16]. Результатом такого противоестественного сосуществования, стало появление в работах некоторых ученых, занимающихся исследованием Аркаима, религиозной окраски [17]. Поэтому, не стоит удивляться, если в ближайшем будущем свой рабочий день сотрудники музея-заповедника будут начинать на горе Шаманиха с молитвы духу Аркаима и пения гимна восходящему солнцу.

Опасения можно было бы назвать надуманными и беспочвенными, если бы сектантская литература, на основе которой были сделаны такие выводы, продавалась на какой-нибудь городской барахолке, или же распространялась из-под полы среди посещающих Аркаим туристов. Вся ответственность за сектантскую пропаганду ложилась бы на самих сектантов и ничуть не вредила бы репутации ученых. В конце концов, любой из известных нам памятников древности является сегодня не только местом сугубо научного интереса, но вместе с тем и всемирно известным туристическим центром. И, как таковой, не может быть закрыт для посетителей по причине принадлежности их к той или иной секте. В противном случае была бы на лицо дискриминация по религиозному признаку. Против таких ограничений, будь они действительно введены, станет выступать и Православная Церковь.

Но вот только в отношении Аркаима никак нельзя сказать, что сектанты его посещают [18]. Секты на Аркаиме сегодня находятся на положении если не хозяев, то завсегдатаев. И уж совсем не выглядят заезжими туристами те, кто располагается станом у подножья горы Шаманихи, в так называемом нижнем лагере, не на один или два дня, а порой на месяц и более. Именно в этом лагере и распространяется сектантская литература, в частности книги лидера секты аркаимитов С. П. Мальцевой. Эти книги любой желающий может приобрести в сувенирной лавочке, находящейся здесь же и торгующей разными поделками под аркаимскую старину, имеющими, без сомнения, значение амулетов и оберегов для обретающихся на Аркаиме сектантов. И так как автобусы с экскурсантами прибывают в нижний лагерь, давно сделавшийся их вотчиной, то первое, что узнает человек, впервые посетивший Аркаим, это то, на какой горе какая энергетика и в какое время открыты каналы связи с космосом. Уже обвешанный магическими амулетами, с евангелием от аркаимитов под мышкой, с жаждой прикосновения к таинственным и "чудотворным" местам Аркаима человек отправляется знакомиться с его настоящей историей. Надо ли говорить, что история эта, после сектантской обработки в нижнем лагере, будет воспринята им в искаженном и даже ложном свете.

Этот ложный образ "святого" места активно поддерживается и туристическими фирмами, организующими поездки на Аркаим, которые из этой его ипостаси могут извлечь намного больше выгоды, чем из его обычного статуса музея-заповедника [19]. Еще в 2004 г. все туристические маршруты на Аркаим имели обязательным пунктом посещения Православный храм в селе Кизильском, где, особо не распространяясь о своих целях, незваные прихожане проходили т.н. обряд очищения: с подачи экскурсоводов, "паломники" приобретали большое количество свечей, часть из которых оставлялась ими в храме перед иконами, а другая забиралась с собой для шаманских оргий на аркаимских холмах. Вначале такой наплыв молящихся у служителей храма вызывал приятное удивление, которое, впрочем, после того, как тайное стало явным, сменилось чувством горького разочарования. Ибо молитвы  и жертвы, которые сектанты приносят в Православных храмах, скрывая под маской христианской обрядности свою языческую сущность, являются всего лишь кощунственной пародией на истинное служение Богу. Чтобы защитить храм от таких гостей и, вместе с тем, объяснить ничего не ведающим экскурсантам о духовном вреде, который наносят они себе, исполняя эти суеверные обряды, Кизильский женский монастырь, в ведении которого находится храм, выпустил антисектантский буклет и стал предлагать его всем посетителям храма. С тех пор автобусы с экскурсиями на Аркаим проносятся мимо монастыря с завидной скоростью.

Сказанного вполне достаточно, чтобы представить себе всю остроту проблемы, которая отрицается сегодня некоторыми научными сотрудниками Аркаима. Причины такого отрицания не вполне ясны: если такое лояльное отношение к окопавшимся у них под носом сектам порождено какой-то особенной веротерпимостью ученых, то почему бы им, к примеру, не возвысить свой голос в защиту почитателей Зевса, которым наверняка запретят проводить свои мистерии в древних капищах Парфенона, или новоявленных жрецов Озириса, вознамерившихся организовать процессию в честь своего божества в окрестностях египетских пирамид. Если дело не в толерантности, то, может быть, учеными движет чисто меркантильный интерес, страх потерять статью доходного бизнеса? Вряд ли кто из ученых подпишется под таким обвинением. Маловероятно и то предположение, что кто-то из числа ученых является скрытым последователем одной из аркаимских сект [20]. И если все эти предположения неверны, то остается посоветовать научному сообществу Аркаима отнестись серьезно к рассматриваемой проблеме и, для сохранения чести своего ученого звания, решительно отмежеваться от всего, что искажает лицо Аркаима, от тех, кто мешает посетителям музея-заповедника узнать действительную, а не вымышленную историю жизни его древних обитателей. Для этого совсем необязательно устраивать "охоту на ведьм", достаточно повесить на дверях в музей Аркаима объявление примерно такого содержания: "Дорогие посетители! За достоверность информации об Аркаиме, полученной вами не от официального музейного работника, администрация музея не несёт никакой ответственности. Любая религиозная проповедь, равно как и религиозные обряды на территории музея-заповедника запрещены". Только тогда любой человек сможет сделать выбор между действительной наукой и сектантским суеверием. Уверен, это будет действовать отрезвляюще на еще не вполне замороченных туристов и поможет им провести время на Аркаиме без особого вреда для своего душевного здоровья. К продавцам же из сувенирного ларька, что в нижнем лагере, администрация имеет полное право предъявить требование изъять сектантскую литературу из своего ассортимента. И если ничего из этого не будет сделано, научное сообщество Аркаима в глазах православной общественности так и останется под подозрением в потворстве сектантской пропаганде.

Что может сделать Церковь для оздоровления ситуации на Аркаиме

Высказывая свою озабоченность происходящим на Аркаиме, нам, служителям Православной Церкви, необходимо понимать, что люди, попавшиеся на удочку сектантской пропаганды, это не какие-то изуверы, вдруг явившиеся незнамо откуда на соблазн и погибель православного народа. В большинстве своем это - наши братья и сестры, но только заблудившиеся на путях духовной жизни. И то, что ими был сделан выбор в пользу сектантского мировоззрения, не только их вина. Большая часть этой вины лежит на пастырях Церкви, в обязанность которых входит научение христиан основным истинам православной веры, разъяснение того, какую опасность представляют собой те или иные секты. К сожалению, еще не во всех храмах Православной Церкви проводятся огласительные беседы, во время которых желающие принять Таинство Крещения знакомятся с православным вероучением. А ведь только сознательное принятие Православной веры является и необходимым условием для вступления в Церковь, и гарантией того, что человек никогда не соблазнится на сектантскую проповедь. Только молчанием служителей Церкви можно объяснить и тот факт, что аркаимские секты без всякого стеснения используют сегодня в своих кощунственных целях священные для христиан имена, праздники и даже обряды, уводя тем самым на сторону далече все большее число крещеного люда.

Главным орудием Церкви для охранения своих чад от сектантского соблазна является слово проповеди. Причем в случае с Аркаимом эта проповедь не должна ограничиваться стенами православных храмов, она должна звучать везде, где только возможно: в печатных и электронных СМИ, в аудиториях, на телевидении. Ибо только так можно донести до слуха невоцерковленных христиан мнение Церкви об Аркаиме, предостеречь их от губительного воздействия сект. Кроме того, такая проповедь поможет и самому Аркаиму в глазах российской общественности вновь обрести статус всемирно известного памятника древней истории. Хочется верить, что в этом заинтересованы не только служители Церкви, но и представители научного сообщества. Ибо только совместными усилиями ученых и Церкви созданный сектантами миф об Аркаиме будет разоблачен.

Примечания

1. Как повествует предание, хранящееся среди жителей казачьего села Александровка, что близ Аркаима, свое современное название это место получило по наследству от старинного казахского аула, стоявшего здесь в конце XIX в. Как это традиционно у казахов, аул носил имя своего родоначальника и основателя, которого звали Аркаим. Аул был вынужден перекочевать из этих мест в степи Казахстана по требованию казаков, которым изрядно досаждала своими бесчинствами и воровством казахская молодежь. Аксакалы, старейшины аула, оказались не в силах остудить горячие головы своих джигитов и, получив от казаков последнее предупреждение о неминуемой расправе, сочли за лучшее удалиться. Казахи уехали в глубь средне-азитских степей и только гора, разделявшая русское и казахское поселения, в память о прошлом беспокойном соседстве, стала именоваться Аркаим.

2. Частным примером таких двусмысленных высказываний может послужить цитата из статьи, опубликованной в сборнике научных трудов ЧелГУ: "В "Стране городов" поражает не богатство материальной культуры – поражает ее удивительная духовность. Это особый мир, где духовностью насыщено все – от поселенческой и погребальной архитектуры до скульптурных изображений человека, выполненных из камня. Можно утверждать, что мировоззренческие системы, сформировавшиеся в аркаимское время, на тысячи лет вперед определили развитие человеческих сообществ в степной Евразии и, вероятно, далеко за ее пределами". (Зданович Г.Б., Ботанина И. М. "Страна городов" - укрепленные поселения эпохи бронзы XVIII-XVI вв. до н.э. на Южном Урале. //Аркаим. Исследования, поиски, открытия. - Челябинск, 1995 - Стр. 61).

Духовность культуры древних людей у авторов статьи до открытия Аркаима, по-видимому, стояла под вопросом. Выводы сделанные учеными, действительно поражают, но не наличием духовности у древних жителей Аркаима, каковая является общим признаком homo sapiens для всех известных науке исторических периодов, а наличием у ученых мужей пробелом в знаниях об этой сфере жизни древнего человечества. О том, насколько расплывчаты представления авторов статьи о путях духовного развития человечества, свидетельствует попытка приписать аркаимским жителям создание "принципа Мандалы – одного из основных сакральных символов буддийской философии" /там же, стр. 60/, а также утверждение об определяющем влиянии аркаимских мировоззренческих систем (о "поразительной духовности" которых можно только догадываться) на развитие человечества.

3. По свидетельству очевидцев, не посвященных в тайны оккультно-языческих мистерий, в небольшой по размерам речушке сектанты, среди бела дня, на виду у всех периодически совершают омовения в обнаженном виде, чем немало смущают обычных туристов, имеющих элементарное чувство стыдливости (и брезгливости). "Всенощные бдения" и коллективные "подзарядки" на аркаимских холмах людям, приехавшим на Аркаим из интереса к его истории, должны казаться живой иллюстрацией религиозных обрядов древних жителей степи, устроенной каким-нибудь самодеятельным театром.

Свою ненормальность присутствия на Аркаиме чувствуют и сами сектанты, что, изредка, проявляется в таких вот откровениях: "Мы, наверное, производим впечатление не совсем нормальных людей, и я стараюсь как можно проще объяснить наше присутствие на Аркаиме (выдают себя за любителей природы - Авт.), извиняюсь за наши не совсем согласованные действия".  (Мальцева С.П. Три слова об Аркаиме. - Челябинск, 2004 - Стр. 24).

4. О том, как происходит посвящение в члены этой секты подробно в книге: Мальцева С.П. "Аркаим вчера и сегодня". - Челябинск, 2004. - Стр. 43-46.

5. "Город Аркаим, духовный город… Это и есть Новый Иерусалим!" /там же, стр. 95/.

6. "На это святое место съезжаются люди всех религий, течений и конфессий… Через молитвы и определенные ритуалы входит каждый из них в свой эгрегор.., а уже его эгрегор впишется в общий аркаимовский, и пойдут, мысли, слова, благодарность, просьбы через Аркаимовский дух (!) к самому Богу – одному для всех". /там же, стр. 94-95/.

Вот как это происходит на вершине одной горы, которую сектанты прозвали горой Любви: "(Мы) взявшись за руки, образовали круг, а в центр круга мысленно поставили своих родных, друзей, знакомых… тем самым закрываем их сорокоразовым прочтением "Отче наш". Мусульмане читают "Фатиху"…" (Мальцева С.П. Три слова об Аркаиме. - Стр. 259)

Характерно замечание Мальцевой об особом значении т.н. духа Аркаима. Несмотря на явно языческое отношение к своему божеству (во всех языческих религиях дух (божество) имеет жесткую географическую привязку), новоявленная жрица мыслит божества иных религий, в том числе и мировых, находящимися в подчиненном к нему отношении. Но в то же время сам дух Аркаима объявляется посредником между ними и каким-то неведомым богом. Является ли это "высшее" божество в теологической концепции аркаимитов последней инстанцией, обычно не уточняется.

7. Сетуя на потребительское отношение обычных туристов к "святому" для сектантов месту, Мальцева говорит о нем, как о месте "которое дает им возможность быть услышанными в любой момент Высшими Духовными Силами". (Мальцева С.П. Аркаим вчера и сегодня. - Стр. 9)

8. Говоря о контакте с высшими силами, Мальцева утверждает, что сделать это "(человеку) самому будет легче, без помощи "жрецов" и "жриц" /там же, стр. 9/. Хотя к самой Мальцевой рядовые члены ее секты относятся именно как к жрице: она получает и передает "откровения", воссылает молитвы от имени всех, составляет религиозные гимны, создает и развивает теологическую базу и религиозную практику, и т.д.

9. Например, почистить куртку от мазута, как это сделала одна сектантка /там же, стр. 17/. А вот что предлагает своим последователям создательница секты Мальцева на вершине горы Шаманихи: "Говорю негромко, чтобы не нарушать тишину: - Идите и загадайте свое самое заветное желание, и оно обязательно сбудется, потому что вы идете по первому снегу". (Мальцева С.П. Три слова об Аркаиме. - Стр. 5)

Каким образом сочетаются чудесная сила первого снега и гора Шаманиха, догадаться трудно: или снег сам по себе особенный, и обладает разумной субстанцией, или гора (с довольно символичным названием), на которой он имеет счастье лежать, придает ему чудесную силу, или чудесит сама Мальцева, не понятно. Последнее представляется наиболее вероятным. А после утверждения Мальцевой, что "Земля и Солнце – живые организмы" /Мальцева С.П. Аркаим вчера и сегодня. - Стр. 29/, сомнения в источнике "чудес" и вовсе пропадают.

10. Конечно, относиться серьезно к этим откровениям нельзя. К примеру, утверждение Мальцевой, что хождение внутри какого-то археологического памятника по часовой стрелке намного безопаснее, чем хождение в противоположную сторону /Там же, стр. 10/, имеет столько же смысла, сколько и утверждение известного киногероя: "Эй! Туда нэ хади, сюда хади. Снег башка попадет, савсем мертвий будишь".

11. "Это только мое понимание происходящего с нами на горе… Может, оно и правильное, а может не совсем, - один Господь ведает". /Там же, стр. 37/.

12. Постройка невидимых храмов есть специфическая особенность секты аркаимитов. Возведение культовых сооружений-невидимок они обычно приурочивают к каким-либо Православным праздникам: Рождеству, Пасхе и др. Вот, к примеру, отчет, о создании сектантами одного из таких храмов, совершившемся на Пасху 2000 г.: "Торопливыми шагами направились к тому месту, где сегодня должно стать Храму, из той энергии, что заполнила души каждого человека, побывавшего на великой горе Покаяния…А нам надо в первых лучах солнца, стоя на вершине горы Разума, там, где когда-то стояли арии, прощаясь с этими местами, сотворить Храм нерукотворный… На вершине этой горы вот с этой самой минуты стоял храм Воскресения Христова, построенный из чистой энергии человеков…". (Мальцева С.П. Три слова об Аркаиме. - Стр. 256-258)

По логике сектантов, отныне всякий, кто по своей духовной слепоте, скажем, плюнет или бросит окурок на той горе, будет виноват в осквернении храма аркаимитов, а также в личном оскорблении их самих, оставивших на том месте частички "чистой энергии" своих душ.

13. Многие из тех, кто впервые посетил Аркаим, говорят о болезненных состояниях,  которые они испытали или во время пребывания в музее-заповеднике, или по возвращении домой. Сектанты называют это "очищением": так, говоря о несовершеннолетнем ребенке, у которого "началась "чистка"… – тошнота и рвота, возникшие неожиданно", Мальцева замечает, что так "часто бывает со взрослыми людьми, впервые приехавшими в это Святое место – Аркаим". (Мальцева С.П. Аркаим вчера и сегодня. - Стр. 124)

Есть свидетельства и о психических расстройствах, приобретенных людьми после эзотерического тура по Аркаиму. А вот свидетельство самой Мальцевой о ее ощущениях от одного из первых пребываний на Аркаиме: "Необыкновенная тяжесть в ногах и голове… Внезапно мою голову как бы простреливает автоматная очередь: очень быстро и очень больно. Тело сильно прижимает к камням, появилось головокружение…, мне плохо, я чувствую, что не смогу подняться на ноги". ( Мальцева С.П. Три слова об Аркаиме. - Стр. 10).

14. Действительно, какой смысл верить в такого бога, о котором ничего не известно, кроме того, что ты сам о нем думаешь, или что думает о нем пенсионерка из Н-ска. А думать и тебе и ей позволяется разное, так, что на каждый день божеству можно менять имидж в зависимости от твоего настроения, или настроения соседки по камланию на горе Любви. Скучное получается божество, пассивное какое-то, непостоянное. Вот уж поистине, где будет уместно: "Не бог нас создал, это мы // богов творили рабским сердцем".

15. Г.Б. Зданович, которому основательница секты аркаимитов посвятила свою книгу (с чего бы, спрашивается, такая любовь?), первое время, как мог, сопротивлялся сектантским вылазкам. "Ему хочется запретить нам походы… на гору Разума"/ Мальцева С.П. Три слова об Аркаиме. - Стр. 25/, - жаловались сектанты в 1996 г.

16. Рассказывая об истории Аркаима, сектанты ссылаются на информацию, которую они получили "от Г.Б. Здановича, от экскурсоводов, от людей, приезжавших туда так же, как и мы". После такой подачи источников информации, остается только догадываться, кому принадлежат следующие "исторические" сведения:  "Учения древних Ариев нужно считать основополагающими, так как они были написаны в пяти книгах Авесты раньше Библии и Корана. Они хорошо знали, что основа мироздания – это нравственность, ведь каждый человек является частичкой неделимой системы: Космос – Человек – Земля. Двадцать пять тысяч лет назад Авеста предсказал, что спасение мира за Россией, что в наше нелегкое время.., на стыке борьбы добра и зла на нашей российской земле родится великий правитель, который приведет людей к чистоте помыслов и поступков, к чистоте жизни". (Мальцева С.П. Три слова об Аркаиме. - Стр. 22-23).

17. Эта проблема требует особого освещения, что и будет сделано в рамках другой работы, главной темой которой станет влияние деятельности оккультных сект на мировоззрение научных сотрудников Аркаима.

18. Считая такое положение сект на Аркаиме делом обыкновенным, основательница секты аркаимитов на страницах одной из своих книг так живописует то, что происходит на территории заповедника не в какие-то особенные дни, а постоянно: "Рядом с кришнаитами группа шаманов, стоящих кругом и исполняющих какой-то незамысловатый танец под удары в бубен. Чуть в стороне от них группа "Рейки" пишет свои желания на бумаге, чтобы потом их… сжечь на костре… Некоторая часть людей из группы "Шамбала" проводят учение… И так изо дня в день в течение всего лета" (Мальцева С.П. Аркаим вчера и сегодня - Стр. 15).

19. Вот как расписывают прелести Аркаима на сайте одной туристической фирмы: "Аркаим уже стал своеобразным духовным центром, нашей российской Меккой". Поэтому в программу посещения туристами Аркаима обязательно входят: "ночное восхождение на гору Шаманка, встреча восхода Солнца на горе Любви, поход на гору Покаяния" и "обретение целительной силы духа Аркаима". (Информация взята с сайта arkaim-travel.ru).

20. Уже после того, как эти строки были написаны, просматривая в интернете подборку материалов об Аркаиме, я наткнулся на такие вот откровения: "Мы не должны к новым религиозным движениям относиться исключительно отталкивающе - как наши ортодоксальные современные церкви. Все равно без возврата к мифологическому мировоззрению нам не выйти из кризиса. Самая главная черта мифологического мировоззрения - это неразрывная связь с природой, космическое осмысление мира. Это миропонимание через космос… И вот это ощущение космизма необходимо современному человеку... Это должен быть какой-то новый человек… И только через возврат к мифологическому мировоззрению, но на новом уровне, мы все должны почувствовать, что мы часть земли, и научиться на ней жить… Вот это, наверно, самая главная наша задача" (Информация взята с сайта http://www.ulabook.ru).

Эти слова принадлежат не лидеру какой-нибудь новоявленной секты, а "профессору, генеральному директору Центра "Аркаим", директору Научно-Образовательного комплекса изучения проблем природы и человека ЧелГУ Здановичу Г.Б.". Вот такая подпись, от имени всех ученых, стоит под рецензией профессора на книгу Ю. Брыль "Открытие Аркаима". А мы-то наивно думали, что задача ученых чисто научная – исследовать историю древнего человечества, и рассказывать о ней людям. Оказывается археологи просто идут на поводу у сектантского братства Аркаима и вместе с ним мечтают приобщить народ с тысячелетней христианской историей к мифам древних языческих культов, переделанным на современный лад. Надеюсь, не все ученые подпишутся под этими словами маститого профессора.

Андрей Гупало, иерей
Миссионерский отдел Челябинской епархии - 12.12.2008.

 

 
Читайте другие материалы раздела "Культ Аркаима. Аркаим как "святыня" неоязычников, оккультистов и сектантов"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2020

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru