Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Михаил Пселл - творения


Михаил Пселл. О сочетании частей речи

Михаил Пселл (1018 - около 1078) - учёный византийский монах, автор исторических и философских трудов.

Михаил Пселл (слева). Византийская миниатюра

Михаил Пселл (слева). Византийская миниатюра

***

Ты спрашивал меня, ученейший, какая речь неприятна и сурова (Τραcυ) и в какие еще виды может она превращаться. Так знай же, что разные эти свойства бывают вызваны различным соединением (συνqηκη) слов. Учение о нем - самая главная часть риторики. Эта наука должна знать, в чем состоит гармония частей речи и умение придавать соединяемым частям желаемый вид, и еще должна понимать, как нужно преобразовать взятые части, т.е. убавить, добавить, изменить и как их надо приспособить для предназначенного им употребления. Есть две вещи, к которым должны стремиться сочинители стихов и прозы: наслаждение (η ηδονη) и красота (το καλον). Ведь обеих их ищет слух. Бывает слог (λεχιν) приятный, но лишенный красоты и, напротив, красивый (καλων), но лишенный приятности (μη ηδεων). У Фукидида и Антифонта Рамнусийского слог красив, но не услаждает слуха. А те, кто давал характеристику произведениям сократика Ксенофонта, нашли у него приятное (ηδειαν) сочетание (συνqηκην) слов, но не нашли его красивым. У Геродота же сочетание слов имеет оба свойства: оно приятно и красиво. Вот четыре основных части такого сочетания (красивого и приятного): лад (μελον), ритм, изменение (μεταβολη) и сопутствующая им всем уместность (το πρεπον). Ведь слух услаждается, во-первых, красивыми ладами, затем - ритмами, в-третьих, - изменениями, а во всем этом  - уместностью. Прежде чем говорить о них, скажем, что "наслаждение" (ηδονη) включает в себя свежесть (ωρα), нежность (cαριν), благозвучие (ευδτομια), сладость (γλυκυτην) и убедительность (το πιqανον) и тому подобное, а к "красоте" (το καλον) относятся великолепие (μεγαλοπρεπεια), вескость (βαρον), выспренность (ογκον), торжественность (σεμνολογια), величие (μεγεqον), внушительность (αχιωμα) и им подобное. Ритма и перемен (μεταβολαι) требует не только мелодичность в песнях и музыкальных инструментах, но также и слова. Ведь в словах для слуха приятны лады, привлекательны ритмы, слух любит перемены и ищет подходящего (το οικειον). Лад в речи  - это некий промежуток в разных слогах, несущий на себе тяжелое или острое ударение. Часто повторять одно и тоже бывает противно до пресыщения, поэтому перемены типов речи делают ее приятной и непротивной. Во всем, думаю, надо соблюдать своевременность (καιρον), потому что она - лучшее мерило приятного и несносного. Подобно тому, как речь бывает сладостной, бывает она и благородной (γενναια), равно и ритм бывает отточенный (γλαjυρον), бывает и торжественный (σεμνον).

Второе - это красота, заключенная в гармонии слов, которыми создается и сладость (το ηδυ). Первая причина того, что сочетание слов бывает красивым или сладостным, это - качество слогов, из которых сплетаются имена. Ведь произносимые буквы имеют неодинаковую природу. Не стану говорить о расчленениях, упоминаемых грамматиками, скажу лишь, что каждая буква произносится при особом положении языка, зубов, губ. Одни произносятся протяжно во время дыхания, при других дыхание сокращено; при одних рот открыт больше, при других - меньше; одни вызывают звук внизу у основания языка, а иные - вверху; при одних буквах рот округлен, губы приоткрыты, и воздух в этих случаях ударяется в верхнюю часть рта, при произнесении других букв рот говорящего принимает иную форму. Не стоит долго рассказывать об этом. Если захочешь, ты сам на досуге произнесешь раздельно каждую букву и сможешь узнать более точно, в каких случаях язык не действует, а губы опущены или, напротив, широко раскрыты, в каких - и язык тоже участвует в движении, сможешь узнать, куда он направляется и перемещается, как звучит каждая буква. Ведь одни буквы произносятся с кончика губ, при других язык касается верхней части рта около верхних зубов и выталкивается при дыхании, при некоторых язык поднят к небу около гортани и артерия подпевает при дыхании, а иные еще и иными способами произносятся. Из букв, обладающих подобными свойствами, образуются так называемые слоги. Слог, состоящий из этих букв, неизбежно должен сохранять качество каждой отдельной буквы и вдобавок еще должен иметь общее свойство, которое возникает при смещении букв и зависит от их положения. Вот так получаются звуки мягкие (μαλακαι) и жесткие (σκληραι), плавные (λειαι) и неровные (τραcειαι), услаждающие (γλυκαινουσαι) слух и огорчающие (πικραινουσαι) его, стянутые (στυjουσαι) и расслабленные (διαcεουσαι) и разные другие. Подобным же образом и колоны составляются из слогов, а из колонов - периоды, которым присуще такое же соединение и такие же различия. Творцы дифирамбов меняли даже и способы [произнесения слов], вставляя в свою песнь дорийское, лидийское, фригийское произношение. Они меняли и мелодии, создавая иногда гармоничные, иногда хроматические, иногда диатонические, и всегда очень легко обращались с ритмами. Подобно им, и мы в разных душевных состояниях пользуемся разными сочетаниями (συνqηκη). Хороший ритор должен для всякого душевного состояния находить то, что в этом состоянии уместно: если его волнует одна какая-то страсть, то речь должна быть однообразна, если же он во власти нескольких страстей, то и речь его не должна придерживаться одного какого-то порядка и сочетания [слов]. Вот это то главное, что относится к искусству соединения, вот таковы те различные свойства, которые входят в эту часть риторики.

Михаил Пселл

Перевод Т.А. Миллер

Азбука веры

***

Труды Михаила Пселла

 

 
Читайте другие публикации раздела "Творения православных Святых Отцов"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2018

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru