Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Святитель Григорий Богослов - творения


Григорий Богослов. Стихотворения исторические. Надписания

Память: 25 января / 7 февраля, 30 января / 12 февраля (Собор трех святителей)

Григорий Богослов (ок. 325 - 389) - архиепископ Константинопольский, богослов, входит в число Великих каппадокийцев, близкий друг и сподвижник Василия Великого. Принимал активнейшее участие в противодействии и обличение арианства. Святитель Григорий Богослов оставил после себя богатое литературное наследие, состоящее из 245 писем, 507 стихотворений (написанных подчас в подражании Гомеру в формах гекзаметров, пентаметров, триметров) и 45 "Слов".

Святитель Григорий Богослов. Икона, около XV - XVI век

Святитель Григорий Богослов. Икона, около XV - XVI век

***

Содержание

1. Строителю дома, Гигантию

Иной соорудил вавилонские стены, по которым могли ездить колесницы; другой воздвиг египетские пирамиды, а кто‑то пеший перешел чрез море и хорошо оснащенные фракийские корабли перевез по суше. А я, всколебав возвышенность и небольшие пригорки Гигантиевой рукой, имею у себя орошенный водою сад.

2. Сигантию пустыннику

С радостью шел я, надеясь угасить пламень желания, какое имел насладиться твоей божественной беседой. Когда же ясно увидел, что водоем безводен, потому что не было удобопиемого для меня источника, 5. тогда возвратился с великой скорбью, приобретя одно – что же именно? – большую жажду. Помолись, однако же, чтобы мог я свидеться с тобой в другой раз и угасить великий пламень, заняв от тебя и тебе сообщив сколько‑нибудь божественных мыслей.

3. Двоим Евпраксиям

Не в последних этот Евпраксий, а равно и другой; у обоих одно имя и одно сердце; оба были превосходными служителями иерея Григория. Ему же и ныне служа, там предстоят.

4. Филагрию, на его терпение

У древних в великой славе Эпиктет, в великой – Анаксарх. Один, когда сокрушали его, не обращал внимания на славу; другой, когда толкли руки его в ступе, кричал: выбивайте мешок. 5. Но ты, Филагрий, терпишь долговременные страдания в теле, которое пожирает болезнь, и душа твоя никогда не поражается этим.

5. Другое 154

Если бы тело твое, Филагрий, не было так болезненно, то я не заметил бы всей силы твоей добродетели. А теперь оно истреблено болезнями, а ты непоколебим. Как справедливо то, что Бог посылает добрым болезни вместо врачевства.

6. Другое

Болезнь пожрала тебя, Филагрий, и закрыла твои глаза, но душа твоя от страданий стала светлее. Хотя знаю, превосходнейший, что ты сведущ во всякой мудрости, однако же ни о чем другом не могу сказать, чтобы оно было превосходнее этого.

7. Зловящему

Много худого говоришь ты обо мне, любезнейший. Если сам ты совершен, то, может быть, и поверю тебе. А если ты очень худ, то прошу тебя говорить обо мне всегда и еще хуже. Это может сделать меня совершеннее всех; прекрасно быть в ненависти у порочных.

13. Другое 155

Много худого говоришь ты обо мне, любезнейший, а зло делаешь себе самому. Для меня врачевством в этой беде служит такое рассуждение. Если великий Бог благоволит к тебе, то в ином благоволит и ко мне. А если прогневается на тебя, то во сколько строже будет суд!

14. Другое

Много худого говоришь ты обо мне, любезнейший. Если говоришь справедливо, то виновен я, который дал повод твоему языку. А если несправедливо и ложно, что мне до твоих речей?

Говори даже всякому: за это, без сомнения, большее наказание получишь от Бога.

10. К любящим 156

У меня уже седины; изнуряю свою плоть, смиряю око; дневными и всенощными трудами истомил я злосчастную душу, только бы избавиться мне от огня; но при всем этом не без труда удерживаю в повиновении тело. Как же ты, хотя еще молод и плоть у тебя шире, чем у слона, при всем этом покоишь себя, как человек, достигший чистоты и духовно возлюбивший свою возлюбленную? Нет! Бегать должно любви, которая нерадит о Христе.

11. Другое

Попечителем у тебя, дева, присноживущий Христос, твой возлюбленный Жених, ревнующий о твоем небесном образе. Поэтому в попечители своей бедной плоти не принимай опять плоть, но бегай пересуда злых людей. 5.Нескверного Христова хитона не покрывай позором, навлекши укоризну на всех дев.

12. Другое

Не безопасен огонь подле соломы. Не безопасно и тебе, монах, под одним с собой кровом держать жену‑девственницу. Положим, что надежда лучших благ разлучила между собой мужчину и женщину, но природа внутри себя скрывает еще тайный недуг. Пока ты держишь себя вдали, 5. в тебе одна искра. Но как скоро сходишься вместе, при дуновении малого ветра воспламенишь пожар.

13. Другое 157

И мужам и женам, которые сближаются под именем возлюбленных, скажу вот что: исчезните вы, язва для христиан, исчезните вы, старающиеся прикрыть неистовое влечение естества! И в глазах есть нечто любодейное.

14. Другое 158

Бегай всякого мужчины, особенно же синизакта [159]: это горькая вода Мерры, – поверь мне в этом, дева. Хвалю целомудрие и целомудренных. А эти возлюбленные и к меду примешивают (о зависть!) какую‑то желчь. Больше хвалю двоеженца, нежели возлюбленного, потому что брак не позор, а синизактов не щадит от укоризны и камень.

15. О девственницах 160

Из смеси белого и черного образуется сероватый цвет. Жизнь и смерть не имеют между собой ничего среднего. А этих, как их называют, синизактов, не знаю, куда причислить! Признать ли, что они сопряжены браком, 5. или назвать безбрачными, или оставить для них какую‑то средину? Но я (пусть говорят обо мне худо) не похвалю сего. На свете больше невоздержных, и всякий по собственной немощи скор в подозрении других. Ты носишь на себе плоть и живешь вместе со своей возлюбленной, которая также имеет плоть. 10. Что же, думаешь, заключат о тебе живущие нечисто? Пусть ничего не скажут целомудренные, но кто равнодушно будет слушать насмешки, разглашаемые чернью? Брак – дело законное и честное. Но еще лучше плоти (и не мало лучше) свобода от плоти. 15. А если, возлюбленные, есть кроме этого безбрачный брак, то вы будете жить в сомнительном супружестве.

16. Другое

Старайтесь, во‑первых, действительно быть целомудренными, а во‑вторых, не подавать даже и подозрения о чем‑либо гнусном. Ты чист, ты чище золота, однако же мне больно видеть, что телом и очами предан ты своей возлюбленной.5. Ты называешь ее возлюбленной, – это еще честное имя. Но увы, увы! Чтоб не было тут и нечистой любви! Ты говоришь: "Ничего нет нечистого". Так, верю тебе. Но другим укажет это дорогу жить не свято с женщинами. Когда и целомудренный мужчина 10. живет с целомудренной женщиной, он для нее тинная яма; говорю это мужчинам и женщинам, живущим вместе без брака. Хотя и совесть чиста, однако же должно избегать злоречия. А язык более всего готов к злоречию. Кто приставит пламенеющий меч к моему раю? Кто даст стража великому девству? 15. Кто воспрепятствует, чтобы в мой рай не взошел какой возлюбленный, чтобы не прокрался туда язык завистливых? Насмешка не щадит и святых.

17. К деве 161

Небесная, великосердая, светозарная, высокошественная дева! Ты, которая сопрестольна с не знающими супружеских уз и ведущими одинокую жизнь Ангелами, памятуй о Боге, избегай же стрел персти и не посрамляй своей жизни, введя к себе попечителя мужчину!

18. Другое

Дева, будь девой и для посторонних взоров, и втайне, и не вводи к себе попечителя‑мужчину. Твой возлюбленный – Христос. С презрением смотри на всякого мужа. На что тебе нужно внутри своего жилища иметь смертоносный яд? 5. Слей очи с очами, слово со словом, но чистая с чистым; после этого украсим тебя венцами целомудрия. Чистому свойственно не терпеть при себе кумира неразумной персти, а при общежитии мужчин и женщин болезнь недалеко.

19. К монахам 162

Как трудно при плотском сближении избежать плотских восстаний! Поэтому, монахи, держите себя дальше от женщин, потому что и много таких тайн брака, которыми привлекаемый взор оскверняет душу.

20. Другое

Монахи! Ведите монашескую жизнь. Если же живете с возлюбленными, вы не монахи. Вам не свойственно жить четой. Образ ангельской славы – одинокость. А если утешаетесь возлюбленными, то вы любители смертной четы.5. Верю, что ты чистый живешь с чистой. Но если ныне и целомудрен ты с женщиной, то страшно об утрешнем дне, чтобы живущим для Христа и утешающимся возлюбленными не нанес какой ветер великих беспокойств. В возлюбленных есть или огонь, или признаки огня. 10. Бегайте наружного только целомудрия.

21. Не должно клеветать на живущих чисто потому, что иные падают

Что говоришь? Многие чисты и целомудренны, не таят в себе никакой скверны и никакого порока, но один худ между честными и многим служит укоризной, поэтому для чего не вступившим в брак девам жить вместе с мужчинами? Пощадите язык свой, о завистливый род! Не все слишком худы, не все и добронравны. Надобно уступить нечто и природе. Если когда и погибал кто из ревнителей чистоты, неужели сие перенесете на всех? У каждого свое тело.

22. Другое 163

Лукавый денница был Ангел, но с его падением ничто не умалилось в ангельской благодати. И Иуда – не укор ученикам потому, что пал. А ты за немногих оскорбляешь всех чистых. Справедливо ли это?

23. Другое

К совершившим благополучное плавание не присоединяй претерпевших кораблекрушение и с жившими хорошо не ставь в один ряд поползнувшихся в жизни. У добрых и у худых не совпадают между собой пределы. Замечаю одно то, что падшие погибали. 5. Ты, нимало не упоминая о тех, которые совершили течение успешно, именуешь одних падших. А я именую преуспевших. Ты выставляешь на вид самых порочных, потому что сам худ, а я выставляю добродетельных. Отдельно ставь ведущего жизнь непристойно и целомудренного. Из‑за одного худого не почитай всех скверными. 10. Лучше тебе уважать чистого, нежели питать ненависть к порочному.

24. О браке

Скажи мне, друг, неужели тебе служанка кажется чем‑то превосходнейшим, нежели супруга? По крайней мере, не такова моя мысль. Ибо подлинно, все мы узники плоти, и Божественная частица примешана в нас к худшему. 5. Что же лучше? Отвлечь ли несчастную душу от плоти или привязать к ней еще тягчайшими узами?

25. И в шутке должна быть степенность

Шутит и седина, но ее шутки – степенные шутки. Она ко Христу примешивает детскую невинность. И смеясь с какой‑то важностью, услаждаю тем сердце. Но прочь от меня Геликоны и Дафны и неистовства треножников.

26. На тех, которые при гробах мученических предаются роскоши

Ежели искусным в пляске приятна борьба, то и победителям в борьбе будут приятны забавы, потому что одно другому противоположно. А если ни любителям плясок не нравится борьба, ни борцам – забавы, то как же в дар мучеников приносишь 5. ты серебро, вино, яства и отрыжку? Неужели праведен тот, у кого полон карман, хотя бы он был и самым неправедным человеком?

27. Другое 164

Скажите мне, мученики, действительно ли вам угодны народные стечения? – Что приятнее этого? – Чем же услаждаетесь вы? Добродетелью, потому что многие могут сделаться здесь лучшими, если чествуется добродетель. Справедливо это сказано вами. 5. А пьянство, а служение чреву, конечно, приятны другим. Добрым подвижникам чужда изнеженность.

28. Другое

В честь демонов пиршествовали те, которые в прежние времена заботились приносить демонам приятное, а не чистые жертвы. Мы, христиане, освободились, наконец, от этого и своим добрым подвижникам установили духовные собрания. Но теперь послушайте, любители пиршеств, 5. меня смущает страх, что и вы подражаете демонским обрядам.

29. Другое

Не обманывайтесь, добрые, будто бы подвижники восписывают похвалу чреву. Это уставы собственных ваших гортаней. А я знаю одно только чествование мучеников – удалить от себя, что позорит душу, и истреблять в себе тучность слезами. Свидетельствуюсь вами, 5. добрые подвижники и мученики, что воздаваемые вам чествования обращены в поругание этими чревоугодниками. Вы не требуете ни трапезы, издающей приятный запах, ни поваров. Они же в награду за добродетель приносят отрыжку.

30. К церкви, которая из идольского капища обращена святым Григорием в храм Божий

Древний был я город, который наполняли демоны, а теперь, восставленный руками Григория, соделался храмом Христовым. Удалитесь от меня, демоны!

31. На расхищающих гробы (1) 165

Когда тебя, лютый зверь, разоритель гробницы столько великолепной – произведения многих рук, допустило внутрь себя это сокровенное убежище, тогда, скажи мне, что ты увидел там? Не гнилость ли, 5. не черепа ли умерших, не остовы ли людей, некогда существовавших, так как сказывают, что тут были положены супруг и супруга? И не распалась твоя плоть? Но что же ты нашел? Ничего, точно ничего. Впрочем, преступление твое при тебе. Отойди, отойди от меня прочь! Ты будешь наказан за мертвых; 10. не приближайся же к живым; хотя еще и не умерли мы, однако же боимся тебя.

32. Другое (2)

Этого разорителя гробниц, опустошителя могил, который готов все сделать для золота и раскопал сей гроб, отличнейший из всех памятников, – его если убьет кто из обладателей сего гроба, ежели только и здесь обладатели, 5. воздаст тем должное наказание. Но что говорю: убьет? Разве низринет в стремнины. Что говорю: низринет? Разве отсечет ему обе руки. Что говорю: отсечет? Разве труп его оставит без погребения. Тогда только понесет справедливую казнь; впрочем, останется еще ненаказанным за то, 10. что все это делал ради блестящего золота.

33. Другое (3)

Кто ты, идущий к моим костям с землекопателем и с руками, готовыми разорить мой гроб? Увы! Увы! Несчастный! Ты не хочешь оказать уважения и самой красоте этой гробницы. О, как ты достоин того, чтобы подавили тебя собой обломки этой же гробницы!

34. Другое (4)

Был фригиец Мидас. Он просил, чтобы все у него обращалось в золото. И он получает просимое, однако же умирает с голода. Правда, что умирает, каким желал, то есть богачом, но все же умирает. О, если бы то же самое постигло и тебя, раскопатель гробов, чтобы все научились уважать гробницы!

35. Другое (5)

Как? И на это наложили вы руки, злодеи? И сюда завлекло вас обманчивое золото? Даже не золото, а только надежда найти золото. Такая страсть – достойное наказание злым!

36. Другое (6)

В этой гробнице нет золота. Если хочешь разбогатеть, сделайся начальником разбойников, – вот самая прибыльная жизнь! Но не трогай мертвых: тебя и самого ожидает какая‑нибудь могила.

37. Другое (7)

Обманулся я, ибо, копая эту могилу, думал, что ее уважат смертные. Но они сбежались и ко мне мертвецу, как к богачу, и, поскольку не было у меня ничего другого, завладели моим гробом.

38. Другое (8)

Разрывай, разрывай гробницу! Очень знаю, что ты хочешь у мертвого найти золото; но ты себе самому роешь яму, в которую со временем низвергнет тебя Божие правосудие. Если оно приходит поздно, то с лихвой.

39. Другое (9)

Много потерпела гробница, а больше потерпел тот, кто раскопал ее. Гробница и не чувствует того, что потерпела, а ты, поклонник золота, стал притчей для всех. Если умрешь, тебя не примет могила.

40. Другое (10)

Погибни, погибни у людей, золото, которое научило богатых строить гробницы! Свидетелем сему и эта гробница, не похожая теперь уже и на гробницу. Помогите, люди, иначе кому‑нибудь будет худо.

41. Другое (11)

Пусть обратится у тебя в пепел то золото, которое окажется в гробе! Это будет справедливым наказанием тебе, который и в гробах тревожишь давно умерших.

42. Другое (12)

Смотри, кого ты обидел и кого обнажил, раскапывая гробы и перерывая прах? Того, кто не может сказать живым, ни что он терпит, ни много ли у него было золота в гробе.

43. Другое (13)

Какой это Скирон, или Тифей, или исполин приходит грабить мертвых и мою могилу? Что это? Где гнев, карающий раскопателей гробов? Пора уже молниям разить злых.

44. Другое (14)

Помогите, мертвецы! Но какая сила у мертвых? Помогите, соседи! Но кто же иной и погубил меня? Ты медлишь еще, Правосудие? И гробу губитель – золото. Так я буду стоять до последнего огня.

45. Другое (45)

Правосудие, судии, законы, судилище, и вы помогаете злодеям! Иначе этот гроб не был бы разорен неприязненной рукой, которая и у давно умерших требует золота.

46. Другое (16)

Возделанная земля дает плоды, песок – золото, шелковичный червь – тонкие нити, а гробница – прах. Если же у тебя и из костей добывается золото, то не оставляй ни одной кости в земле: пусть из всех течет золото!

47. Другое 166

Трижды достойные смерти; за то, что во‑первых: вы смешивали тела нечестивых и тела венценосцев [‑мучеников], и могилы священника между ними; во‑вторых, что гробы, которые вы грабили преступно, сами имея подобные им могилы, их продавали 5. часто и давали каждому; в‑третьих, святотатствовали против мучеников, которых любите. Содомиты, уходите, виновники.

48. Другое 167

А. Чада христианские, послушайте. В. Гробница – ничто. А. Как же следует ваши засыпать могилы? В. Но есть и всем награда та же. А. Чтоб из гробов не быть выброшенными чужими враждебными руками? 5. Если же что не мертвый знает то, что здесь, это не решено, убежден я, что ты несешь дерзость погибшего отца. Собутыльники, служители чрева, блюющие, растолстевшие, какими могилами чужими мучеников почтите? Благочестием, до неподобающей меры? Укрощайте аппетит, 10. и тогда поверю вашему прославлению мучеников. Г.Честь мученикам – всегда умирать для жизни, к крови небесной великой напоминание, гробы же умершим. Как седалища нам устанавливает чуждыми камнями, посему это не гробы. 15. Мученики, кровью Богу возлили великое жертвенное возлияние, и теперь достойный Божественный дар восприняли: возвышения [168], гимны, народы, душ почитание. Но от гробниц бегите, попечители мертвых, слушайтесь мучеников.

49. Другое (17)

Видно, человеку наскучило уже проводить по земле борозды плугом, переплывать море, брать в руки всенизлагающее копье, а только бы с киркой и со свирепым сердцем в груди, входя в гробницы отцов, искать там золота, когда и мою красивую гробницу взрыл какой‑то нечестивец ради корысти.

50. Другое (18)

Семь на свете чудес: стены, статуя, сады, пирамиды, храм, еще статуя и гробница. Восьмым же чудом была я – огромная, высокая, далеко вверх возносившаяся с этих утесов гробница. 5. Но, первенствуя по славе у умерших, возбудила теперь ненасытность твоей неистовой руки, человекоубийца.

51. Другое (19)

Было время, что незыблемо стояла я, гробница, многим превышая вершину горы, как издали видный утес, а теперь поколебал меня ради золота домашний зверь, и я потрясена руками соседа.

52. Другое (20)

Кто расхитил эту могилу, которую со всех сторон объемлет собой венец из четырехгранных камней, тот стоит, чтобы его самого заключить в этот памятник и отверстие тотчас заделать над нечестивцем.

53. Другое (21)

Преступное дело видел я на дороге – раскопанную могилу. Всему этому виной коварное золото. Но если и добыл ты себе в ней золото, то нашел худое. А если вышел из могилы ни с чем, то понапрасну умышлял такое нечестивое дело.

54. Другое (22)

Сколько раз сменялась при мне человеческая жизнь! Однако же и я не избегла рук губителя соседа. Не убоявшись ни Бога, ни святости умерших, немилосердно опрокинул он на землю меня, величественно стоявшую здесь гробницу.

55. Другое (23)

Бегите все прочь от этого злодея – опустошителя гробов, когда он так легко разорил такую громаду, а не сам скорее ею раздавлен! Дальше, дальше бегите от него! Этим угодим мы умершим.

56. Другое (24)

Увы! Увы! Смотря на этот высоко воздвигнутый, но уже разрушенный памятник, предвижу близкое бедствие, угрожающее раскопателям гробов и окрестным жителям. Но враг не минует казни, а наше дело – пролить слезы об умерших.

57. Другое (25)

Величествен гроб Мавзолов. Но он в уважении у карийцев. Там нет руки, разоряющей гробы. А я отличался своим великолепием у каппадокийцев, и смотри, что потерпел! Напишите на позорном столпе имя убийцы мертвых.

58. Другое (26)

Под горой стояла стена, и потом она упала; из кучи же лежащих вместе камней, как холм, возвысилась я, гробница. Но что это значило для златолюбцев? Ничто. Они сокрушили меня до основания.

59. Другое (27)

У мертвых и памятники мертвы. А кто воздвигает великолепную гробницу праху, тот пусть и потерпит за сие, потому что этот человек не расхитил бы моего гроба, если бы и с мертвецов не надеялся получить золота.

60. Другое (28)

Какой это памятник и чей? – Не знаю; на столпе не видно надписи, потому что опрокинут он прежде гробницы. А какого времени? – Работа памятника старинная. Скажи же, чья зависть расхитила это? – Злодейские руки соседа. Что хотелось им найти? – Золотую обводку.

61. Другое (29)

Кто ни будет проходить мимо моей гробницы, пусть знает, что потерпел я эту обиду от нового наследника. Хотя у меня не было ни золота, ни серебра, однако же красота этих блещущих сводов подала мысль, что у меня есть и то и другое.

62. Другое (30)

Стань ближе и плачь, смотря на этот памятник умершего. И я был некогда великолепен, а теперь служу памятником на гробе бедняка. Не строй гробницы, другой смертный! Чему быть с ней, кроме того, что будет разорена златолюбивой рукой?

63. Другое (31)

Вечность, заклепы угрюмой смерти, глубины мрачного забвения, мертвецы! Кто и как смел поднять руки на мою гробницу? Как смел? И святость умерших не оберегает их?

64. Другое (32)

Я, гробница, покрываюсь позорными ранами, вся изъязвлена, как человек на губительной битве. Неужели это угодно смертным? И какой противозаконный предлог! Из меня извлекают мертвеца, как будто золото.

65. Другое (33)

Богом, покровителем странников, умоляю всякого, кто проходит мимо моей гробницы, сказать: "Да потерпит то же и сам, кто сделал это!" Не знаю, какого мертвеца заключает в себе гробница, но, возлияв на нее слезы, скажу: да потерпит то же и сам, кто сделал это!

66. Другое (34)

Покинув все, и земные глубины и пределы моря, идешь ко мне, желая найти золото у моего мертвеца. У меня есть мертвое тело и гнев умершего. Кто ни приди, с охотой отдадим это желающему.

67. Другое (35)

Если бы дал я тебе золото один на один, не поберег ли бы ты взятого у меня? А иначе я назвал бы тебя очень злонравным. А если теперь разрываешь могилу, где сокрыт неприкосновенный залог, и делаешь это для золота, то скажи, чего ты достоин.

68. Другое (36)

Зарывай в землю живых, ибо для чего зарывать мертвых? Те достойны могилы, которые попустили так жить тебе – поругателю отшедших и златолюбцу.

69. Другое (37)

И ты, несчастный, теми же дланями дерзновенно будешь принимать таинственную Снедь, теми же руками будешь обнимать Бога, которыми раскопал мою могилу? Неужели праведным нет никакого преимущества, когда и ты избегаешь весов правосудия?

70. Другое (38, 39)

Что это за верность, о любезная земля, когда погубила ты по смерти того мертвеца, которого вверил я твоим недрам? Не земля поколебала меня, но сокрушил злой человек и ради корысти вторгся внутрь меня.

Прежде были два убежища – Бог и мертвец. Но Бог милостив к прибегающим к Нему, а будет ли милостив мертвец – увидит это расхититель гробниц.

71. Другое

Пусть скорее Эриннии тебя унесут, я же буду оплакивать мертвых, буду оплакивать рук твоих злодеянье. Могильщики перестаньте, перестаньте в глубинах земли мертвых скрывать, сокройте лучше могил разрывателей.

72. Другое (40)

Тебя, конечно, будет мучить совесть, а я стану оплакивать умерших, оплакивать злодеяние твоей руки.

Перестаньте строить гробницы, перестаньте скрывать умерших в земной глубине – дайте место расхитителям гробов!

И это хитрая выдумка погребателей – строить такие памятники, чтобы найти златолюбивую руку!

Что тебя, ненасытный, навело на мысль домогаться такой беды для жалкой и непостоянной прибыли?

73. Другое (41)

Не нужны вы больше, столпы и гробницы – памятники мертвых. Не буду уже возвещать об умерших сооружением над ними памятников после того, как сосед разметал мою славную могилу. Ты, любезная земля, принимай от меня мертвецов!

74. Другое (42)

Столпы, каменные в горах могилы – труд исполинов, не истлевающая память умерших! Пусть все это ниспровергнет, всколебавшись, земля и тем поможет моим мертвецам, на которых нападает губительная рука, вооружившись железом.

75. Другое (43)

Когда ты, свирепый титан, раскапывал на горе знаменитую могилу, как осмелился посмотреть на мертвецов? И когда посмотрел, как наложил руки на кости? Или, может быть, и удержали бы тебя там, если бы можно было тебе иметь одну с ними могилу.

76. Другое (44)

Гробницы, сторожевые башни, горы и мимоходящие, оплачьте мою могилу, оплачьте расхитителя гробов! А ты, эхо, повторяй с окрестных утесов последние слова: "Оплачьте расхитителя гробов!"

77. Другое 169

Могильные холмы, возвышения, горы, путники, плачьте над гробом моим, плачьте и над гробокопателем. Эхо от высоких скал голос мой отражает: плачьте над гробокопателем.

78. Другое (45)

Убивайте, расхищайте, злые рабы низкой корысти: никто уже не удержит вашего сребролюбия! Если ради золота и на это отважился ты, злоумышленный злодей, то на все наложишь свою хищническую руку.

79. Другое (46)

Этот человек из пустой надежды раскопал мою дорогую для меня могилу – единственное достояние, оставшееся мне по смерти. И его какой‑нибудь злодей пусть убьет своими руками и, убив, бросит вдали от гроба отцов!

80. Другое (47)

Кто разорил мою дорогую для меня гробницу, которая на вершине высокой горы воздымалась, как гора? Золото изострило меч у людей, золото погубило ненасытимого плавателя в волнах весеннего потока; 5. надежда получить золото разорила и меня – огромную и прекрасную гробницу. Для людей несправедливых все ниже золота.

Нередко путник предавал земле занесенное волнами тело морехода, нередко иной погребал умерщвленного зверем и даже кого сам убил на войне. 10. А я погребен был чужими руками, но сосед раскопал мой гроб.

81. Другое (49)

Какое ты зло, о коварное и немилосердное золото! И на живых и на мертвых заносишь неправедную руку. Кому под сохранение отдал я свой гроб и свои кости, тех‑то злодейские руки меня и погубили.

82. Другое (50)

Все кончилось: мы шутим и мертвецами; в живых никакого не стало уже уважения к умершим! Посмотри на этот гроб. Так был прекрасен, составлял чудо для мимоходящих, чудо для окрестных жителей; но надежда получить золото и его погубила.

83. Другое (51)

Где ни умру я, умоляю вас: бросьте тело мое в реку или псам или отдайте в пищу всепоядающему огню. Это лучше, чем гибнуть от златолюбивых рук. А их‑то и боюсь, смотря на этот гроб, потерпевший такое разорение.

84. Другое (52)

Когда‑то царь Кир, ища золота, открыл одну царскую гробницу и нашел в ней следующую надпись: "Раскрывать гробы – ненасытное дело руки". Так и ты не святыми тоже руками раскрыл этот величественный надгробный памятник.

85. Другое (53)

Кто не добр до живых, тот, может быть, окажет еще помощь умершим. А кто не помогает умершим, тот никогда не поможет неумершим. Так и ты, когда расхитил гробы умерших, никогда уже не прострешь священной руки к неумершим.

86. Другое (54)

Уверяю тебя, что нет у меня ничего: лежу здесь бедный мертвец. Вот и в этом гробе не было золота, но он раскопан. Златолюбцам все доступно. Беги отсюда, правосудие!

87. Другое 170

Могилы для мертвых: помогите и скажите все, как некто дикий беспокоит гробы. Мертвые из могил: что нам делать? Опять нас подняли, и на убитом быке покидает землю Дике.

88. Другое

Все погибло. Мы глумимся над мертвыми. Уже никакого стыда нет у живых о мертвых. С изумлением гляжу в этот гроб, который надежда на золото погубила, чудо для проходящих мимо, чудо для живущих вокруг.

89. Другое (55)

Если такой памятник воздвиг ты умершему, это еще не великое чудо. А если разорил такой памятник, то славен будешь у потомков, а иной причислит тебя к великим злодеям, потому что ниспроверг ты гроб, который приводит в трепет и убийц.

90. Другое (56)

Как на родосцев дождем падало золото, так тебе из могилы приносится железом золото, а с ним и беда. Раскапывай же, раскапывай все могилы; может быть, какая‑нибудь из них, обвалившись, задавит и тебя, а тем окажет помощь мертвецам.

91. Другое (57)

Я была гробница, но теперь уже не гробница, а куча камней. Так стало угодно златолюбцам. Где же правосудие?

Увы! Увы! Стал я прахом, но не избежал злодейских рук. Что хуже золота?

5. Боюсь за человеческий род, если и тебя, гробница, осмелился кто‑то непреподобными руками опрокинуть на землю.

Я, гробница, как башня, стояла горе, но человеческие руки сравняли меня с землей. Какой закон позволил это?

Эта обитель принадлежала мне, умершему, но железо проникло и в мою могилу. Пусть и твоим домом овладеет другой!

10. Заступ нужен на пашне, но прочь от моей могилы, прочь! У меня нет ничего, кроме гневных мертвецов.

Если бы ждал я тебя, ненасытный опустошитель гробов, то здесь висели бы и кол, и колесо.

Для чего ты тревожишь меня – пустой гроб? Одни только кости и прах скрываю в себе для приходящих.

92. Другое (58)

Я, гробница, выше всех гробниц, но и меня наряду с прочими раскрыла рука убийцы! И меня ограбила рука убийцы! Смертные, не стройте больше надгробных памятников и не делайте погребений. Собирайтесь к мертвым телам, псы! А люди, эти искатели золота, и из праха мертвецов извлекают уже золото.

93. Другое (59)

Один соорудил гробницу, а ты уничтожил ее. Пусть и тебе, если позволено, соорудит один гробницу, а другой опрокинет ее на землю!

И на мертвецов уже наложили руки златолюбцы. Умершие, бегите, если можно, из гробов.

5. Для чего тревожишь меня? Одни только хрупкие черепа мертвецов заключаю я в себе. Все богатство гробниц – кости.

Беги от демонов, которые здесь поселились! А больше ничего нет во мне, гробнице. Все богатство гробниц – кости.

Если бы целый гроб был золотая обитель, и тогда, златолюбец, 10. не надлежало бы поднимать своей руки на умерших.

Всем владеете вы, живые, а мне, умершему, досталось немного камней, и они для меня дороги. Пощади же мертвецов!

15. Я не золотая обитель, для чего же опустошают и меня? У меня, гробницы, которую ты тревожишь, все богатство – мертвец.

Я, гробница, была славой окрестных жителей, а теперь стала памятником самой злодейской руки.

Если у тебя слишком златолюбивое сердце, 20. выкапывай себе золото в другом месте, а у меня нет ничего, кроме истлевших погребальных одежд.

Не оставляй мертвеца обнаженным напоказ людям, иначе и тебя иной обнажит, а золото по большей части только сонная греза.

Для смертных не довольно стало налагать руку на смертных. Напротив того, спешите вы брать золото и с мертвецов.

25. Окажите помощь и своим гробницам вы, которые видите этот разоренный памятник. Посмотрите, каков этот расхититель гробов!

Кто меня, с давнего времени закрытого неподвижными камнями, напоказ смертным выставил бедным мертвецом?

Для чего ты, несчастный, разорил мою могилу? 30. Да пресечет Бог и твою жизнь, о златолюбивое чудовище!

Клянусь умершими, клянусь самым тартаром, никогда не обращать благожелательного взора на расхитителя гробов!

Горы и утесы, плачьте над моим гробом, как над одним из товарищей; всякий же камень да падет на того, кто прикоснется к тебе железом!

35. Был я богат, а теперь нищ; гробница огромна, а золота внутри нет. Пусть знает сие тот, кто готовит поругание неприкосновенному убежищу мертвеца!

Хотя без отдыха будешь до основания раскапывать мое подземное жилище, однако же концом всего этого будет для тебя один труд. У меня нет ничего, кроме костей.

40. Разоряйте, разоряйте! Гробница много дает золота любителям камней, а все прочее – прах.

Любезная земля, не принимай в свои недра, когда умрет наслаждавшийся выгодами от расхищения гробов!

Приходило железо наругаться надо мной, уже не живым, и сыскать у меня золото, но нашло нищего мертвеца.

94. Другое (60)

Тартар для некоторых басня, ибо иначе этот человек не открыл бы гроба. О правосудие, как ты медлительно!

О правосудие! Как ты медлительно! И тартар уже не страшен, ибо иначе этот человек не открыл бы гроба.

Григорий Богослов, святитель

Азбука веры

Примечание

154. В ТСО надписания № 5 и 6 публиковались без названия в цикле "Филагрию на его терпение", под № 2 и 3. – Ред.

155. В ТСО надписания № 8 и 9 публиковались без названия в цикле "Злословящему", под № 2 и 3. – Ред.

156. В ТСО наднисания № 10, 11, 12 публиковались без названия в цикле "К монахам", под № с 2‑го по 4‑й. – Ред.

157. Перевод сделан для настоящего издания но PG. Т. 38. Col. 88. – Ред.

158. В ТСО надписание № 14 публиковалось без названия в цикле "К монахам", под № 12. – Ред.

159. Синизакты от греч. συνείσακτος или άγάπητος "возлюбленный", "влюбленный"; дословно "введенный вместе" – так назывались в ранней Церкви живущие вместе девственной (монашеской) жизнью лица разного пола. Святители Григорий Богослов и Иоанн Златоуст подвергали данный институт резкой критике за профанацию высокого идеала девственной монашеской жизни. – Ред.

160. В ТСО надписания № 15 и 16 публиковались без названия в цикле "К монахам", под № 5 и 6. – Ред.

161. В ТСО надписания № 17 и 18 публиковались без названия в цикле "К монахам", нод № 7 и 9. – Ред.

162. В ТСО надписания № 19 и 20 публиковались без названия в цикле "К монахам", под № 8 и 13. – Ред.

163. В ТСО надписания № 22 и 23 публиковались без названия в цикле "Не должно клеветать на чисто живущих.", под № 2 и 3. – Ред.

164. В ТСО наднисания № 27–29 публиковались без названия в цикле "На тех, которые нри гробах…", нод № 2, 3 и 4. – Ред.

165. Нумерация в скобках показывает порядок произведения в ТСО. – Ред.

166. Наднисания № 47 и 48 переведены для настоящего издания но PG. T. 37.Col. 107–109. – Ред.

167. Разговор между А – поэтом, В – грабителем гробниц, и С или Г – мучениками. Из истолкования Боевина, Муратори это стихотворение Григорию приписывать не дерзнул.

168. Схолия: священные храмы.

169. Перевод сделан для настоящего издания по PG. Т. 38. Col. 120. – Ред.

170. Надписания № 87 и 88 переведены для настоящего издания по PG. Т. 38.Col. 124–125. – Ред.

***

Молитва святителю Григорию Богослову:

  • Молитва святителю Григорию Богослову. Святитель Григорий Богослов - один из величайших христианских богословов, апологетов и гимнографов. Небесный покровитель ученых, богословов, апологетов и миссионеров. Ему молятся об укреплении веры, ниспослания проповеднического дара, молитвенности, разумения основ вероучения, об обращении иноверцев, сектантов и раскольников. Ему вместе со святителями Василием Великим и Иоанном Златоустом издревле в народе молятся при начале строительства дома и вхождении в новый дом, а также о молитвенной защите в гонениях и искушениях от злых людей и начальства

Житийная и научно-историческая литература о святителе Григорие Богослове:

Труды святителя Григория Богослова:

 

 
Читайте другие публикации раздела "Творения православных Святых Отцов"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2018

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru