Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Апология христианства перед исламом


Ответ протоиерея Олега Стеняева профессору Александру Дворкину

"Нужно не совершенно чуждаться не принимающих веры, но употребить некоторое о них попечение по древним уставам любви, предложив им всякое возможное утешение и показав веру отцов, пригласить их к единению". Святитель Василий Великий.   Письмо к Евсевию Самосатскому (Творения из 111 Т.б. - Сергиев Посад, 1892)

***

Уважаемый Александр Леонидович, прочитав Вашу статью О границах возможного богословского компромисса в миссионерском делании. На примере беседы протоиерея Олега Стеняева с мусульманскими апологетами, я был очень огорчен и удивлен. Огорчен тем, что увидел собственные ошибки, на которые Вы любезно указали, за что я Вам весьма благодарен, и удивлен достаточно резким тоном, который, в свою очередь, может быть объяснен скорее недоразумением, нежели предвзятостью Ваших религиоведческих позиций…

 

Александр Дворкин, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в Томской духовной семинарии

 

Александр Дворкин, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Миссия многообразна. Миссионер совершает свое служение, чтобы поделиться опытом Богообщения. Некоторые религиоведы почему-то уверены, что миссия состоит исключительно лишь в объяснении людям основ православной веры. Но это не совсем так. То, чего требуют религиоведы от миссионеров, называется катехизацией и является уже следующим этапом удачно завершившейся миссии.

Задача современного православного миссионера иная. Она заключается в том, чтобы в нашей стране уже в сложившейся системе секулярного, мультирелигиозного, околорелигиозного, а по сути еретического, и сектантского мировоззрения сделать все, следуя апостолу Павлу, чтобы спасти хотя бы некоторых…

В любой этнической, социальной, религиозно-маргинальной (пусть даже сектантской) среде, любому человеку, когда мы проповедуем Христа, нельзя не найти "струну", настроенную хотя бы приблизительно в унисон проповедуемой вере. Так, осторожным прикосновением можно указать на истинную гармонию, красоту, источник и Первопричину, Которая суть Творец. При этом, возможно, человеку со стороны, привыкшему услаждать слух богатой полифонией чистых догматов православной веры, бедное звучание одинокой струны покажется варварским диссонансом. Однако из этого не следует, чтобы миссионер учил того, кто учиться не хочет. Миссионер должен сделать так, чтобы человек захотел учиться.

протоиерей Олег Стеняев

 

Протоиерей Олег Стеняев

Возникает вопрос: зачем православным возвещателям Слова Божьего (увы, нас, их не так много) сегодня иметь разногласия о задачах миссии?

Однако, следуя словам Апостола Павла: "Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные" (1Кор.11:19).

Итак, хочу положить началом выражение благодарности за указание на "ляпы" (погрешности) в диспуте - это действительно ценно. Жаль, не могу дать такую же оценку тону Вашей статьи. Впрочем, и за него благодарю: и мне на пользу. Надеюсь, что и таким образом, будет спасено от ересей (лжи "духовной") множество неутвержденных в вере, но искренне ищущих Господа. Со многими необходимы диспуты, а некоторых мы должны принимать без споров о мнениях, а также от хамова греха уберечь.

Да, Вы правы, Александр Леонидович, беседа проходила не так, чтобы давно - всего около шести лет назад, но, с другой стороны, и не совсем недавно. Сколько времени прошло, сколько произошло всего, как все изменилось. Вот уж и упомянутого Вами отца Даниила (убиенного) нет с нами, Царство ему Небесное.

Не скрою, меня озадачил и тот факт, что Вам отныне известно то, о чем я не говорил… Александр Леонидович, преклоняясь перед Вашей эрудицией и безмерно уважая Вашу ученость, восхищаясь просветленностью, остаюсь всё же в недоумении, как Вам это удается?

Перехожу к рассмотрению Ваших замечаний.

На мои слова: "Мы христиане учим, что Божественная Сущность Она одна - не две, не три, а именно одна Божественная Сущность. Но Которая, эта Божественная Сущность, Она проявляет Себя как абсолютная творческая забота о всем роде человеческом - то, что мы называем словом Отец; как Божье Слово творческое - то, что мы называем Логосом или Сыном; и как Божественная Сила, действующая во вселенной - то, что мы называем Духом Святым".

Вы пишете: "Категорически неверно! Мы верим в Три Божественных Личности (Ипостаси) – в Триединого Единосущного Бога, а не в безличную "Сущность", которая проявляет себя, как некие свойства (забота, сила и т.п.), действующие во вселенной. То, что прот. Олег изложил под видом христианской веры, называется ересью модализма (савеллианства), которая была многократно осуждена Церковью, начиная с Александрийских соборов 261 и 262 годов".

Но, Александр Леонидович, достойно и абсолютно православно верить христианам в то, что Божественная сущность - одна. Да и Вы, профессор, называете нашего Создателя Единосущным - то есть Существом с одной природой (сущностью). Об этом православным христианам и спорить бессмысленно! Отчего же звучит такое заявление: "категорически неверно!"? И где в моем высказывании Вы нашли, что Божественная сущность безлична? Я такого не говорил!

В данном диспуте я сознательно не касался вопроса об Ипостасях Лиц Св. Троицы, понимая всю сложность темы и надеясь отложить рассмотрение этого вопроса для следующего диспута.

Теперь о ереси модалистов:

Помимо Савеллия Птолемаидского были еще еретики, которые так же придерживались Модалистического монархианизма (греч. τροπικ μοναρχία или патрипассианисты (представители: Праксей, Ноэт).

Сторонники его учили, что существует одна Божественная личность, Которая в самом строгом смысле есть Бог Отец. Самостоятельного бытия Сына, отличного от бытия Отца, нет. Сын - это тот же Бог Отец, только с другим именем. До Своего вочеловечения Он открывался в модусе, т.е. в облике нерожденного Отца, а когда пришло время родиться от Девы, то Он принял модус Сына не по человечеству, а по божеству, и “Сам стал Своим собственным Сыном, а не Сыном другого”. Во время Своей земной жизни Он объявлял всем, кто Его видел, что Он - Сын, но тем, кто мог это в вместить, открывал, что Он - Отец. Отсюда еретики делали естественный вывод, что страдания Сына были страданиями Отца. “Pater natus, pater passus est” (“Наш Отец - Отец страдающий”), - говорил о них Тертуллиан. Учения о Святом Духе у них не было. Цитирую прот. С. Рассказовского (ЛДА)

Основное положение Савеллия гласит: "Один и тот же есть Отец, и Сын, и Св. Дух, так что эти три наименования одной ипостаси, или как тело, душа и дух в человеке" (цит. по: Поснов М.Э. История Христианской Церкви).

Савеллий учил, что Бог не одновременно есть Отец и Сын. Напротив, Божество открывается человеку поочередно в трех формах, в трех последовательных энергиях: Отец создал мир и дал человеку Закон, Сын воплотился и жил с человеками на земле, а Святой Дух со дня Пятидесятницы вдохновляет Церковь и управляет ею. Но во всех этих трех модусах, последовательно сменяющих один другой, действует единый Логос. Модус Святого Духа, по Савеллию, также не вечен. Он тоже будет иметь свой конец и возвратится в Логос, который вновь свернется в монаду, и все погрузится в молчание, говорящий Бог станет молчащим (прот. Олег Давыденков. Догматическое богословие).

Модалисты признавали Сына за проявление (modus) Отца (От лат. modus - образ, облик, мера, вид - преходящее свойство, присущее объекту лишь в некоторых состояниях в отличие от атрибута – постоянного свойства объекта), в диспуте же говорилось о том, что Бог проявляет Себя в трех Лицах. Учитывая, что я старался избегать термина "Ипостась" по указанной выше причине, становится очевидным: я не модалист!

В диспуте речь велась о том, что Единый Бог по-разному проявляет Себя - как Отец, как Сын и как Дух Святой.

В деле домостроительства, спасения рода человеческого имеют место быть "дело" Отца, "дело" Сына и "дело" Святого Духа. Будучи равными друг другу по божеству и обладая единой природой, ипостаси Святой Троицы - это различные ипостасные образы существования божественной природы, имеющие действительное и личное бытие, образы, различаемые в самих себе, но не различаемые в отношении к своей природе. Особенности лиц Св. Троицы, отличающие их друг от друга, называются личными свойствами (греч.τά προσωπικ ίδιώματα) или ипостасными различиями. Будучи неизменными и принадлежа исключительно каждому из лиц Троицы, эти ипостасные различия необходимо и существенно принадлежат божественной природе и существуют в ней не как что-либо случайное и переходящее из одного вида в другой, но вечно, постоянно и неизменно. Св. Григорий Богослов учит: "Личное свойство непреложно, иначе как оно осталось бы личным, если бы прелагалось и переносилось". (Григорий Богослов, св. Слово 39. Творения. 3-е изд. М., 1889. Ч.3. С.216)

Каждый православный христианин, как и я исповедует, что Лица Святой Троицы имеют следующие личные свойства:

первое лицо – отцовство и нерожденность, безначальность;

второе лицо - рожденность и сыновство;

третье лицо - исхождение.

Профессор, если с такой щепетильностью относиться к слову "проявление" (модус), то многих святых отцов можно было бы уличить в ереси модализма… С человеком даже Господь говорит на языке человека. В полемике необходимо учитывать формально - логический и терминологический аппарат оппонента, что я максимально и старался сделать.

Да и вообще, как только мы выходим за рамки привычных формулировок, нас подстерегает опасность неправославных высказываний. И здесь всё будет зависеть от того, какой смысл вкладывал автор в то или иное слово.

Мы знаем о том, что предвечная истина о Едином Боге в Троице поклоняемом, в виде письменного свидетельства - догмата (именно догмата, а не ороса), точно отображающего веру Церкви и безошибочно показывает человеку путь спасения. Не секрет, что догматическое свидетельство, как словесное выражение непреложной истины было утверждением соборным и оттачивалось именно как словесная формулировка не один день, пока не обрела нынешнюю безупречную форму.

У многих апостольских мужей и ранних апологетов Церкви, некоторые современные исследователи истории, находят, как им предполагается, неправославные взгляды. Однако, православно ли по-христиански мыслил учитель Церкви или нет, можно определить, проанализировав не одну его работу и уж тем более не пару фраз из нее. Вы же, Александр Леонидович, на основе поверхностного анализа моих двух-трех фраз, вырванных из устной речи на моем диспуте с мусульманами, нисходите до обвинения меня в неправославности…

Если Вы хотите поднять вопрос о методе современной миссии, его можно и необходимо обсуждать. Но делать это надо, Вы уж меня простите, корректно и отнюдь не в журналистском тоне. Амбиции в данном случае неуместны, впрочем, они неуместны нигде.

Далее.

На мои слова: "Но при этом, если какой-то христианин скажет, что это три Бога, он будет объявлен еретиком. Была такая ересь - мархиане. Мархиане, они говорили, что есть три Бога: Отец - это один Бог, Сын - это другой Бог, Святой Дух - это третий Бог. Эту ересь Церковь осудила"

Вы пишете: "Ереси "мархиан" Церковь не знает. Вероятнее всего прот. Олег имеет в виду монархиан. Однако монархиане не учили об отдельном существовании трех Богов. Монархианство, осужденное на соборах в Антиохии в 264-265 гг. и в 268 г., считается разновидностью исповеданного им модализма. Оно учило о вторичности Сына и Духа по отношении к единоначалию (монархии) Отца, признав, что Церковь осудила монархиан, прот. Олег невольно признал осуждение его собственных (высказанных в беседе) идей".

А Церковь ересей знать и не должна. Суть еретических доктрин известна лишь отдельным ее представителям-специалистам. Вы уж простите меня, отцы и братия, и Вы, уважаемый профессор, за ошибку. Да, конечно, тут оговорка - не мархиане (которых, наверное, и в природе-то не существует), но и не монархиане. А скорее тритеисты (которых, впрочем, митр. Макарий (Булгаков) причислял к модалистам). Оговорка же возникла, думаю, от того, что маркиане, вернее маркиониты, признавали единого Бога Ветхого и Нового Заветов за разных богов. Простите великодушно, каюсь, оговорился. Прямо как в эпизоде из фильма "Собачье сердце": "Читаешь, читаешь, слова легкие… Мечислав, Богуслав и, убей Бог, не помню, какой кто. Книжку закроешь, все вылетело! Помню, помню одно - Мандриан. Какой, думаю, Мандриан? Нет там никакого Мандриана. Там с левой стороны два Бронецких: один господин Андриан, другой Мариан. А у меня Мандриан! А у меня Мандриан".

И паки простите уж, братия, и Вы, уважаемый Александр Леонидович, но не исповедую я модализм.

Вы пишете: "Далее, излагая свое личное представление о христологии, священник-миссионер грубо исказил богословскую позицию монофизитов (армян и коптов). Казалось бы, какое нам до этого дело? Пусть сами армяне и копты уличают его в подтасовке. Однако его дальнейшие слова показывают, что такое искажение связано с его собственными богословскими взглядами. Вот, что он говорит: “Церковь осудила монофизитов и Церковь сказала, что это ересь. Божество никогда не может соединиться с материей, с тем, что называется телом. Поэтому православные провозгласили принцип неслиянности Божественного и человеческого на любом этапе Богообщения, будь то в Иисусе Христе, или в разных других пророках. То есть Бог, хотя Он и вездесущ, Он нигде, по христианским понятиям, не соединяется с материальным миром. Он не становится частью материального мира, равно как и материальный мир не становится частью Бога".

А где же "грубое искажение", Александр Леонидович? Монофизиты считали, что человеческая природа Спасителя была поглощена Его Божественной природой, и потому признавали во Христе только одну природу. Так говорил еретик Евтихий, основатель монофизитства: "Господь наш состоял из двух природ до соединения, а после соединения исповедую одну природу". Его слова - ложь духовная.

Коснусь богословской позиции армян и коптов. Действительно до недавнего времени многими вера армян и коптов почиталась строго монофизитской. Сегодня, как у армян, так и у большинства коптов христианское исповедание опирается на богословие свят. Кирилла Александрийского (хотя есть и в настоящее время есть еретики разделяющие веру Евтихия, особенно в Африке и проблема в том, что все они находятся в евхаристическом общении между собой). Полагаю, что для определения христологии большинства современных коптов-христиан и армян наиболее применим термин "миафизитское исповедание".

Дорогой Александр Леонидович, я понимаю, конечно, что "ничего личного"…

Вы выступаете здесь только лишь как ратующий за чистоту веры в рядах православных попов: (священнослужителей и законоучителей), но умоляю: не увлекайтесь, не додумывайте, не интерпретируйте чужие слова в том ключе, в каком Вам хочется. Это всего лишь просьба, ничего личного.

Вы пишете: "Тут даже не знаешь, с чего начать. Очевидно, говоря о "неслиянности" Божественного с человеческим во Христе (ниже прот. Олег многократно возвращается к этой идее), он имеет в виду Халкидонский орос. Но тогда почему, он умалчивает о трех других негативных определениях Халкидонских отцов: “<исповедуем> Одного и того же Христа, Сына Божия Единородного, познаваемым в двух природах неслитно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо".

(Более корректный перевод: неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемый)

Уважаемый Александр Леонидович! Если о чем-то в беседе умалчивается, значит, не пришло время сказать об этом. Или нет времени охватить тему во всей полноте, а потому приходится вычленять главное и говорить только о нем. Не стоит так увлекаться и забывать, что речь идет не об уроке Закона Божия, а о беседе между мусульманами и христианами. Время диспута, во-первых ограничено по времени, а во-вторых, что имеет огромное значение для миссии для нехристиан, - зная о стереотипах иноверного сознания говорить о православной вере.

Думаю, в этой связи уместно будет процитировать великого каппадокийца святителя Григория Нисского, который писал именно о том, что для каждого сознания нужно свое лекарство: "…Не один и тот же способ учения пригоден для всех приступающих к слову. Напротив того, надлежит соображать оглашение с разностями верований, имея в виду одну и ту же цель слова, но неоднообразно пользуясь ведущими к ней средствами. Ибо иными понятиями предзанят иудействующий, а иными - живущий в эллинстве; аномей же, манихей, последователи Маркиона, Валентина, Василида и остальной список заблуждающихся по разным ересям, поскольку каждый из них предзанят собственными своими понятиями, делают необходимым вступать в борьбу с их собственными предубеждениями. Ибо с родом болезни соображать должно и способ врачевания: не уврачуешь одним и тем же в эллине многобожие и в иудее неверие в единородного Бога; и введенных в заблуждение ересями не отвратишь одним и тем же от обманчивых, ими составленных понятий о догматах. Чем исправил бы иной Савеллиева последователя, тем не окажет пользы аномею; спор с манихеем не будет полезен иудею. Но, по сказанному, надлежит смотреть на предубеждения в людях и вести речь сообразно с заблуждением каждого при всяком собеседовании, предварительно излагая некие начала и разумные требования, чтобы из признаваемого согласно обеими сторонами мысль последовательно раскрывалась сама собою" (Григорий Нисский. Большое огласительное слово).

Далее свт. Григорий рекомендует привести эллина-атеиста к признанию того, что "есть некая сила, показывающая этим о себе, что она превыше всего"… Можно ли дерзнуть, Александр Леонидович, назвать великого каппадокийца еретиком-гностиком?

Вы пишете: "Цитируя Халкидон таким образом, протоиерей Олег повторяет несториан, утверждавших, что в одном просопоне Иисуса несоединимо существовали "два сына: сын Марии и Сын Божий". Такую позицию священник-миссионер излагает и неоднократно подчеркивает далее в беседе. Например, так: “То есть, вот эта дистанция она сохраняется: Человек Иисус Христос и миссия Божественного Логоса в этом мире неслиянна, неслиянна”".

И в этих словах нет ничего неправославного. Дистанция сохраняется. Несомненно - Божественное и человеческое в Богочеловеке неслиянно. В данном случае представлялось важным сделать упор и объяснить именно тот аспект, который вызывал смущение у оппонента - что две природы Иисуса Христа не смешаны. Вас сильно кренит то в одну, то в другую сторону, профессор: вот я уже и несторианин, потому что Вам показалось, что Вы знаете, "о чем я умалчиваю". А может, виной всему обычная предвзятость?

Вы пишете: "Но если во Христе божественное не соединилось с человеческим, то чему прот. Олег причащается (и причащает своих прихожан) на Евхаристии? Плоти и крови "человека Иисуса Христа" (да не будет!)? Страшно себе представить к каким кощунственным выводам приводят эти его слова!"

Скажите, пожалуйста, зачем домысливать и задавать своими мыслями противоположное направление чужим словам? Если кем-то не сказано о нераздельности, это не значит, что нераздельность им отрицается. Вы трактуете недосказанность моих фраз в пользу ереси, а почему, собственно? Потому что именно так Вам хочется? Искренне огорчен.

Вы пишете: "И, наконец, самое страшное: "…будь то во Христе, или в разных других пророках". В каких это "разных других"? То есть Господь Иисус Христос для православного протоиерея лишь один из целого ряда "других пророков"? Тут уже не несторианство. Хотелось бы назвать это арианством, но даже ересиарх Арий не ставил Господа Иисуса Христа в ряд с другими пророками, считая, что у Него совершенно особое положение среди всей твари, к которой он Его причислял. Слова же прот. Олега фактически вообще отрицают христианство, ибо если Христос "один из пророков", то вера наша теряет всякий смысл. Остается только обращаться в ислам".

Да, страшно аж жуть… А уж над этими словами остается только содрогнуться и поседеть от страха: "Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему". Бог счел возможным до поры умолчать о Божестве Мессии. Я в разговоре с мусульманами тоже посчитал нужным не касаться пока этого вопроса - что Вы так напугались? Для раскрытия таких вопросов, как, например, Божество Сына, думаю, следует сначала исключить из сознания мусульманина плевелы стереотипных заблуждений о православном учении (что наша вера в Троицу - многобожие), чтобы зерно истины всевалось на очищенную почву, потому что такие вопросы - драгоценные перлы веры, которые не следует бросать куда попало.

Вы пишете: "И эти его утверждения – не оговорки, так как далее он постоянно их повторяет и развивает. В конечном итоге для него: “Сын для нас дверь в небо, скажем так. То есть, мы не можем воспринять идею о Боге без того Откровения, которое мы получили в Иисусе Христе. Через Иисуса Христа весь мир узнал Моисеев Закон, весь мир узнал. Через миссию двенадцати рыбаков, плотников, пастухов вся планета узнала десять заповедей Мусы, вся планета узнала о том, что Бог Един. Это величайшая заслуга христианства - то, что мир получил весть о Едином Боге в планетарном масштабе. Поэтому, когда мы говорим о том, что мы не мыслим общение с Богом Отцом вне общения с Его Сыном, мы имеем в виду то, что мы в Его Сыне имеем наиболее полное Откровение Бога о Самом Себе, только это”".

Что здесь-то не так?

Хотя, конечно, если домыслить…

На мои слова: "Мы православные не считаем, что мусульмане поклоняются какому-то другому Богу. К сожалению, вот эта мысль она промелькнула в полемике. Дело в том, что когда начались византийско-арабские войны, в свое время-то Церковь под давлением власти вынесла решение, что у мусульман другой Бог. Но это решение не продержалось более года. И в Константинополе на Соборе было вынесено решение, что нет двух Богов, есть один Бог. И все, кто признают Творца вселенной, в том или ином виде, в той или иной степени, они поклоняются истинному Богу. Поэтому, с нашей точки зрения Бог один, и если Вы почитаете Бога, как Творца вселенной - Вы имеете общение с тем же Богом, с каким имеем общение мы".

Вы пишете: "…По всей видимости, он имеет в виду собор 1180 года, но на нем все происходило с точностью до наоборот. Именно тогда разница богопочитания христианства и ислама была сформулирована ясно и четко… Либо мы верим в одного Бога – либо в другого, но объединить их, создав то, что Честертон иронически называл Хрисламом, мы не можем никак. И, разумеется, если мы верим в Бога-Троицу, то исламского бога мы можем считать только ложным, о чем, со всем уважением к собеседникам, и нужно честно говорить мусульманам при любых миссионерских встречах".

Бог, независимо от того, как кто Его понимает, как кто в Него верит или не верит, - один. Другое дело, что понимать и почитать Его можно по-разному, с разной степенью правильности. До понимания триединого Бога, как это есть в христианстве, мусульманам очень далеко. Однако ислам не считается идолопоклонничеством. Можно сказать, что аллах Корана - это не Бог Библии. Но когда мы имеем прямое непосредственное общение с человеком, верующим в единого Творца неба и земли, "видимым же всем и невидимым" в том числе и всей материальной "вселенной" тут ситуация меняется. Мы сталкиваемся с реальной верой, в которой совершенно нет места мысли о том, что может быть другой Творец.

Не может быть и двух абсолютов. Бог – Абсолют, поэтому он ЕДИН (Абсолютная едИница в Троице познаваемая). Увы, не для всех понятие "Бог один" равнозначно богоотроковенному знанию: для кого-то "бог" - деньги, слава, идол Перуна.

Я, как христианин исповедую, что прямая дорога, ведущая ко спасению - Христос. С болью в сердце могу сказать, что есть блуждающие вне этого пути, но ведь нельзя сказать, что к ним Господь не простирает свои милосердные руки, стремясь спасти бесценную человеческую душу?

"И христиане, и мусульмане верят в Единого Бога, мы верим в одного и того же Бога" - говорит глава отдела внешних Церковных связей РПЦ МП митрополит Иларион Алфеев. Если Вас не убеждают мои слова, может, ответ митрополита Илариона убедит(См. с 19-й минуты - http://www.youtube.com/watch?v=d3NYMwNxydU).

Примечание МС. Позволю  не согласиться, ни с протоиереем Олегом Стеняевым, ни с митрополитом Иларион.  Рекомендую: Одному ли Богу поклоняются христиане и мусульмане? - доцент Московской духовной академии Юрий Максимов.

Неверное понимание мусульманами Бога Творца как Троицы - не повод говорить им, что они идолопоклонники, полуязычники или сатанисты. Да, Истинный Бог - один. Но это не значит, что все поклоняются именно Истинному Богу. Искаженное понимание о Творце мы нередко встречаем и у некоторых христиан, в том числе именующих себя православными.

Да, в исламе понимание Творца не совпадает с исключительной точностью с библейским христианским вероучением. Но как мусульманину, который знает, что Творец по определению - один-единственный, сказать: мы с тобой веруем в разных богов, я - в настоящего, а ты - в ложного. Если нужно провалить диалог, то да - так и надо сказать. Отец Даниил Сысоев, вечная ему память, не позволял себе подобных высказываний. О. Даниил считал, что в практической миссии вполне допустимо отождествление с иной верой каких-то положений веры истинной. Так и апостол Павел благовествовал: "для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона - как чуждый закона, - не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, - чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых" (1Кор. 9:20-22).

В отношениях же с людьми верующими в Единого Бога хоть и иной веры, ("иноверному" по-нашему) православному миссионеру стоит брать пример с проповеди апостола Павла (а он проповедовал язычникам-многобожникам в Ареопаге (в "капище, полном идолов!"). Вместо гневных обличений, которые не будут выслушаны и восприняты, Апостол находил формы и методы благовествования, соотнесенные с конкретными условиями. Так и в последующее время советовали святые отцы, коих примеров множество.

Вы пишете: "Кстати о святителе Григории Паламе. Прототоиерей Олег и его учение умудрился исказить, сказав: “Мы говорим, что есть Божественная энергия, нетварная, о которых нельзя сказать, что это Бог”. Можно! Разумеется Бог не ограничивается Своими энергиями, но через энергии мы общаемся с Самим Богом и соединяемся с Ним. Мы вслед за евангелистами, апостолами и отцами утверждаем, что Бог есть добро, свет и любовь".

Увы, уважаемый профессор здесь лишь погрешность языка, связанная с интерактивным форматом общения - ранее говорилось о душе, которая как раз тварна, а потом разговор пошел о божественных энергиях.

Несомненно, что нетварные Божественные энергии, хотя и не являются Божественной сущностью, но являются ее проявлением, и их можно назвать θεότης. Великие Каппадокийцы решительно отвергали ту идею, что Дух Святой такая, или такие общие энергии. "Божество – θεότης", иначе именуемое нетварной Божественной энергией - не есть ни природа ни ипостась. Тогда как Святой Дух - Ипостась со своими особыми ипостасными свойствами, которые не разделяются другими Ипостасями. (Проф. Романидис).

Полностью разделяю, что различение междусущностью и энергиями, будучи основой православного учения о благодати, позволяет сохранить подлинный смысл выражения апостола Петра “причастники божеского естества”. Соединение с Богом, к которому призваны люди, не соединение ипостасное, как для человеческой природы Христа, не соединение сущностное, как для трех лиц Пресвятой Троицы. Это соединение людей с Богом в Его энергиях, или соединение по благодати, которая делает людей сопричастными божественному естеству, не превращая человеческое естество в естество Божественное. По учению св. Максима Исповедника, в состоянии обожения (греч. θέωσις, θεοποίησις) человек по благодати, т.е. посредством Божественных энергий, обладает всем тем, чем обладает Бог по Своей природе, кроме тождества с Его природой (χωρίς τη̃ς κατ̉ ο̉υσίαν ταυτότητα). Становясь богами по благодати, люди остаются тварными по природе, так же как и Христос, став человеком по воплощению, оставался Богом по существу. ( цит. по свящ. Рассказовский ЛДА).

Вы пишете: "Но для священника-миссионера даже боготкровенные наименования лиц Пресвятой Троицы – не более чем "условности языка": “И опять же я повторяюсь, вот эти слова там "Отец", "Сын" и так далее, даже слово "дух" - это же ветер. Если дословно переводить "Руах Кодеш" - Дух Святости, или "Нешама Кодеш" - это ветер. Это тоже условность языка”. Разумеется, нашими человеческими словами полностью и адекватно выразить божественные реалии невозможно. Но наименования "Отец", "Сын" и "Святой Дух", даны нам в откровении Божием через Его Сына Иисуса Христа. Что же тогда остается от боготкровенных истин, если все списывать на "условности"?"

Согласно Священному Писанию и святым отцам, благодать есть нетварная слава и царственность Бога, виденная пророками, апостолами и святыми которой приобщаются верные последователи пророков и апостолов. Источником этой славы и царственности является Отец, Который, рож­дая Логоса и изводя Духа, сообщает Им эти славу и царственность, так что Сын и Дух по природе Своей также являются, вместе с Отцом, единым источником благодати. Этой нетварной благодати приобщаются верующие в меру своей подготовленности к ее приятию и ее видят друзья Божие, ставшие богами по благодати. (Романидис).

Что поделать - человеческий язык весьма ограничен и не дает нам истину в полноте. Божественное откровение, изложенное в Священных книгах, являет нам всего лишь рассказ о Боге, но не Самого Бога.

Библия, святоотеческие писания и постановления Соборов - не откровение; они ОБ откровении. Само же откровение превосходит слова и понятия, хотя и вдохновляет тех, кто причастен к божественной славе, к верному выражению того, что невыразимо ни в словах, ни в понятиях. Доста­точно того, чтобы под водительством святых, верующие знали, что Бога нельзя отождествлять с библейскими по­нятиями и словами, но что они, однако, УКАЗЫВАЮТ на НЕГО БЕЗОШИБОЧНО (Романидис).

И вообще, "в Писании не о словах надо рассуждать, а о мыслях", так говорил блаженный Иероним Стридонский. "Как бы ни понимать богодуховенность Писания, нужно признать: Писание передает и сохраняет нам голос Божий на язык человека. Оно передает и сохраняет Слово Бога так, как оно было услышано, как оно прозвучало в воспреемлющей душе человека" (Флоровский Г.В. Откровение и опыт).

Мусульмане, уважаемый Александр Леонидович, если Вам не известен этот факт, воспринимают рождение Сына БИОЛОГИЧЕСКИ - это один из стереотипов в отношении православной веры, свойственных представителям ислама. Они понимают сыновство и отцовство не так, как Вы, профессор. Они просто не понимают, как у бестелесного Бога может быть Сын.

Вы пишете: "Мне также было бы интересно узнать, на основании каких источников протоирей Олег утверждает, что отпадение диавола "в христианском понимании" было актом любви к Богу (см. тест беседы)? Я такого христианского понимания не знаю. Возможно, увлекшийся миссионер перепутал христианское понимание с каким-нибудь кабалистическим?"

Такое и не утверждалось, Александр Леонидович, - что отпадение диавола было актом любви. Говорилось следующее: "Он пламенел любовью к Богу, он молился, молился, молился, он приближался, приближался к Богу, и он любил Бога, он пламенел любовью к Богу. И на каком-то этапе он возомнил себя быть равным Богу - это "аффект" любви. Когда кого-то любишь, ты стремишься приблизиться как можно больше. И сразу произошло выпадание его из духовного мира. Вот если мы христиане на каком-то этапе допустим вот эту ересь, что где-то мы тождественны Богу, да, - это язычество".

Вы пишете: "В заключение беседы прототиерей Олег утверждает о временности миссии Сына, помещая свое высказывание в такой контекст, из которого вновь очевидно, что он не считает Господа Иисуса Христа Богом: “Он был вознесен на небо со своей истинной человеческой природой. И Его истинная природа, она сберегается во Святая Святых на небесах до того дня, когда Он придет, чтобы убить антихриста дыханием уст Своих, т.е. учением своим. И Его миссия, она еще не завершена, мы ждем Второго Пришествия... И когда Он придет… Он передаст всю власть Богу Отцу. Есть такое понятие - совлечение власти Сына - и полностью Он отдает все Отцу... И тогда все, во всем будет только Отец Бог”".

Дадим слово Апостолу Павлу: "А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится - смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем" (1Кор. 15, 24-28).

Вы пишете: "Поэтому совсем неудивительно, что удовлетворенные мусульмане в заключительном слове снисходительно готовы признать стеняевскую версию христианства неким ущербным и второстепенным монотеизмом: “Харун ар-Руси: Слушал о. Олега с… двойственными чувствами…" - и так далее.

Как видно из приведенной цитаты: "...то, что сейчас изложил нам о. Олег есть, безусловно, такое очень своеобразное, но, тем не менее, Единобожие", мусульмане все-таки признали, что христианство - религия Единобожия и в нем нет троебожия, в чем и заключалась цель данной беседы".

Еще раз: целью беседы являлось разрушение мифа о том, что христиане веруют в трех богов. И цель была достигнута.

Вы пишете: "И в этом контексте попытка протоиерея Олега шуточно польстить мусульманам была однозначно воспринята ими как его исповедание превосходства исламской веры над христианством. На самом деле это счастье и радость, что большинство православных христиан не верует так, как верует данный священник-миссионер. И надеюсь, ему никогда не удастся убедить их обменять их православную веру, на "ту форму Единобожия", а точнее, на тот плотный набор ересей, который был исповедан им во время этой краткой беседы".

Вы принимаете желаемое за действительное? О каком превосходстве ислама Вы говорите? Зачем? И неужели Вам неизвестно, сколько из называющих себя православными христианами могут внятно изложить Троичный догмат? Упрек Харуна ар-Руси хотя и горек, но вполне обоснован. Не стоит закрывать глаза на тотальную богословскую неграмотность, имевшую место еще шесть лет назад, и пристально выискивать ереси там, где их нет, сплетая их подобие из неудачно выбранных слов, оговорок и собственных домыслов.

Вы пишете: "Теперь я вынужден сформулировать самые важные вопросы: Действительно ли протоиерей Русской Православной Церкви Олег Стеняев во все это верит? Если да, то тогда как он может быть тем, кем являетесь сейчас?

Второй вариант: миссионер сознательно, в угоду мусульманам, исказил нашу веру? Но это, возможно, даже хуже моего первого предположения. Значит, наша православная вера ничего для него не значит и не имеет никакого смысла. Так, вопрос терминологии… Но во что тогда он верит на самом деле?

И какой миссионерской цели протоиерей Олег добился, пойдя таким путем? Он убедил присутствовавших мусульман принять Православие? Ничего подобного не было заметно. Да это было бы невозможно, ибо то, что священник-миссионер изложил под видом православия, не имело никакого отношения к христианству. Но зато он дал возможность мусульманам свысока похихикать над нашей верой. Иронические заключительные слова мусульманина Харуна говорят сами за себя и фактически звучат как эпитафия миссионерской тактике, избранной протоиереем Олегом.

Впрочем, этим не исчерпывается вред, происходящий от подобных миссионерских бесед. Прот. Олег ввел в соблазн многих христиан, которые были шокированы его позицией и его словами. Он обманул тех христиан, которые ему верят и считают учителем, предложив им вместо чистого золота нашего учения сочиненный им обман. "Какой из вас отец, [когда] сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, [когда попросит] рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?" (Лк. 11:11-12) говорит наш Спаситель. Впрочем, отцовство для московского миссионера, как мы уже слышали, вещь весьма условная".

На эти вопросы уже были даны ответы. Теперь спрошу и я: Вы сами-то, Александр Леонидович, верите в то, что я таков, каким Вы попытались меня обрисовать? Вы верите, что мусульман, сознательно принявших ислам и сознательно отрекшихся от христианства, можно обратить, изложив им катехизис? Вы уверены в том, что катехизация - это и есть миссия?

Вы пишете: "Протоиерей Олег Стеняев называет себя другом приснопамятного священника Даниила Сысоева. Но тот, проведя множество диспутов с мусульманами, никогда не поступал таким образом и не искажал свою веру в угоду собеседникам ради сомнительного удовольствия получать от них снисходительно-иронические комплименты. Два миссионера – два метода полемики, две судьбы. Но можно ли то, чем занимается прот. Олег вообще называть миссией? И можно ли кого-либо привести ко Христу и в Его Церковь через ложь и искажение православной веры, через нарушение священнической присяги (в которой ставленник обязуется эту веру хранить) и через сознательное нивелирование основополагающих различий между вероучениями двух религий? Очевидно, что нет – ибо если различий нет, то и смысла оставлять ислам, чтобы принять православие, нет никакого. А есть ли смысл в подобном миссионерстве?"

Оставляю на Вашей совести все обвинения во лжи, искажении веры и нарушении священнической присяги, но ответьте, Вы действительно думаете, что отец Даниил Сысоев приходил в общежитие к гастарбайтерам и говорил им: бог, в которого вы веруете, - ложный, вера ваша неправильная и т.п.? (Примечание МС. Смотрите: Одному ли Богу поклоняются христиане и мусульмане?). Или Вы, так же, как и многие, составили представление о методах проповеди отца Даниила по его лекциям об исламе в храме для православных прихожан? Уверяю Вас, лекции в храме и проповедь иноверным - это не одно и то же. Вы же не думаете, что о. Даниил приходил к мусульманам, читал им из "Православно-Догматического богословия", и они бежали креститься? Или думаете?.. Вы не перестаете меня удивлять.

Вы пишете: "Наша Церковь – не политическая партия, раздающая лукавые предвыборные обещания, чтобы "потрафить" каждой социальной группе в надежде переманить их голоса от соперников. Церковь свидетельствует об Истине и лишь тот, кто принимает эту Истину всем сердцем, всей душой и всем помышлением, делается ее членом. Бесстрашное и непоколебимое свидетельствование об этой Истине без прикрас и умолчаний и есть настоящее православное миссионерство".

Александр Леонидович, просто ради эксперимента попытайтесь абстрагироваться от Ваших представлений о методах христианской миссии и допустите, ну чисто умозрительно, что помимо тех, о которых Вы составили себе представление, существуют иные. Если у Вас это получится, то мы сможем перейти к дальнейшей ступени нашего диалога, а пока - увы… Ваши придирки похожи на те неловкие разборки сочинений отца Даниила ревнителями чистоты православия, в которых он тоже обвиняется во всех мыслимых и немыслимых ересях.

Мне, конечно, приятно Ваше внимание, но было бы лучше, если бы Вы нашли более христиански приемлемую причину для его проявления.

С любовью во Христе, протоиерей Олег Стеняев

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"- 14.11.2012.

***

Читайте также по данной теме:

 

 
Читайте другие публикации раздела "Апология христианства перед исламом"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru