Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Апология христианства перед исламом


По следам насилия: исламизация турками болгар

- Даваш ли, даваш, балканджи Йово,
хубава Яна на турска вяра?
- Море, войводо, глава си давам,
Яна не давам на турска вяра!
Отсякоха му и двете ръце,
та пак го питат и го разпитват:
- Даваш ли, даваш, балканджи Йово,
хубава Яна на турска вяра?
- Море, войводо, глава си давам,
Яна не давам на турска вяра!
Отсякоха му и двете нозе,
та пак го питат и го разпитват:
- Даваш ли, даваш, балканджи Йово,
хубава Яна на турска вяра?
- Море, войводо, глава си давам,
Яна не давам на турска вяра!
Избодоха му и двете очи
и го не питат, нито разпитват,
току си взеха хубава Яна,
та я качиха на бърза коня
да я откарат долу, в полето,
долу, в полето, в татарско село.
Яна Йовану тихом говори:
- Остани с Богом, братец Йоване!
- Хайде със здраве, хубава Яно!
Очи си нямам аз да те видя,
ръце си нямам да те прегърна,
нозе си нямам да те изпратя!
(Народная болгарская песня)

 

"Так говорит Господь на пророков, вводящих в заблуждение народ Мой, которые грызут зубами своими - и проповедуют мир, а кто ничего не кладет им в рот, против того объявляют войну. Посему ночь будет вам вместо видения, и тьма - вместо предвещаний; зайдет солнце над пророками и потемнеет день над ними" (Мих. 3:5-6).

***

Пятивековое османское рабство по праву считается наиболее тяжким периодом многовековой истории болгар. Это было время жестокой феодальной эксплуатации, полного политического и национального бесправия, сознательно и систематически проводившейся политики дискриминации и ассимиляции. Неописуемы страдания болгарского народа, которые он терпел на протяжении пяти веков. В Османской империи обычным делом считались убийства, похищения, издевательства над болгарским населением. Над ним глумились, оскверняли его честь, изгоняли из родных мест, отбирали имущество. Поэтому отнюдь не случайно османские правители и феодалы снискали себе славу одних из самых жестоких эксплуататоров и ассимиляторов.

Но болгарский народ не сидел, сложа руки, не был безучастным, покорным наблюдателем своей безрадостной судьбы. Время рабства - это не только время тягчайших мук, неволи и страданий. Это эпоха .жестокой борьбы не на жизнь, а на смерть между эксплуататорами и эксплуатируемыми, между угнетателями и угнетенными; борьба за самосохранение, за защиту болгарской народности, за лучшую жизнь и человеческие условия существования, за свободу. Эта борьба выражалась в ежедневном неподчинении османским порядкам, в личной самообороне, чтобы, пройдя через гайдучество и стихийные крестьянские восстания, вылиться в славное национально-освободительное движение. И болгарский народ ценою неимоверных усилий все-таки сумел выстоять, сумел сохранить свои духовные и физические силы.

Более чем сто лет назад, во время освобождения Болгарии видный османский государственный деятель Мидхат-паша заявил одному из французских журналов, что в Болгарии живет более одного миллиона магометан, потомков местного болгарского населения - при этом часть из них уже говорит на турецком языке (надо сказать, что турецкий язык знали и на нем говорили почти все болгары, проживавшие в восточной части страны), а другие сохранили свой родной болгарский язык. При этом Мидхат-паша имел в виду не все болгарские земли, а только Северную Болгарию и Северную Фракию. И все же он был вынужден признать истину, которая ныне подтверждается огромным количеством материалов и документов: османскими списками налогоплательщиков и судебными протоколами, болгарскими летописными рассказами и текстами добавлений к старым книгам, описанием иностранных путешественников, житиями великомучеников, заметками в газетах, консульскими докладами, воспоминаниями очевидцев и многими другими фактами.

Документальные материалы проливают свет и на способ проведения этой ассимиляторской политики, которая всегда начиналась введением ислама - официальной религии и идеологии Османской империи. Это происходило путем взятия в рабство, похищений, насильственного переселения, янычарства; это были единичные случаи и массовые явления, принудительно и добровольно, в отдельных селах и целых районах.

В канун освобождения Болгарии от османского ига на болгарских землях жили около 1800000 болгар, исповедовавших мусульманскую веру, - в Северной Болгарии, Фракии, Родопах и Македонии. Из них 1 200 000 говорили по-турецки, а около 600 000 человек говорили на болгарском языке. В дальнейшем, в силу самых разных исторических причин большая часть их переселились на юг - в Македонию, в Эгейскую и Восточную Фракию. В настоящее время в пределах Болгарии живет большое количество потомков того болгарского населения, обращенного в мусульманскую веру, которые расселились по всей стране. Особенно компактными группами они живут в Северо-Восточной и Юго-Восточной Болгарии.

В первой части предлагаемого сборника помещены документы и материалы, которые характеризуют насильственное обращение в мусульманство как систематически проводившуюся политику и жестокую ежедневную практику.

Прежде всего это документы, раскрывающие жестокую национальную и религиозную дискриминацию по отношению к болгарам.

Из ряда документов юридического характера видно, что болгарское христианское население облагалось большим числом наиболее тяжких налогов по сравнению с мусульманами. Особенно тяжелым был поголовный налог (джизье), который еще больше подчеркивал унизительное рабское положение христиан. На практике налоги собирались абсолютно произвольно и часто - в увеличенных размерах, при коллективной ответственности целых сел. Имелись случаи сбора налогов и с той категории населения, которая была освобождена от податей.

Особенно много документов, раскрывающих произвол османских начальников и чиновников, чинимый ими при сборе налогов. В них говорится о том, что налоги и пошлины взимались в увеличенных размерах, людей заставляли платить несуществующие налоги, унижали их. Во многих районах османские должностные лица заставляли болгарское население покупать их продукты по более высоким ценам, бесплатно работать в поместьях османов, бесплатно кормить их вовремя сбора податей по селам и т. д. Наряду с этим болгары-христиане должны были предоставлять свои дома войскам, чиновникам и иностранным путешественникам, предоставлять продукты и фураж, месяцами участвовать в охоте султана, бесплатно строить дороги и выполнять еще многие другие обязанности. Немало случаев, когда люди месяцами были оторваны от родного дома, бесплатно выполняя подобные виды работ и обязанностей.

В документах мы видим множество свидетельств того, как глумились над болгарами османские начальники и чиновники, зачастую укрывавшие и покровительствовавшие ворам и разбойникам. И, что особенно показательно, за эту свою деятельность их почти никто никогда не наказывал. Поэтому не удивительно, что во многих источниках говорится о том, как население целых сел покидало насиженные места, отправляясь на поиски более спокойной жизни.

Большое количество документов раскрывает отсутствие элементарной справедливости при судебных процессах. Судьи защищали преступников, оставляя ненаказуемыми тысячи злодеяний мусульман по отношению к христианам. При судебном разбирательстве признавались действительными только показания магометан, в силу чего обычным явлением было лжесвидетельство. Грубое пристрастие судей способствовало расширению и укреплению коррупции, фанатизма и своеволия мусульманских начальников и чиновников, отравляло сознание простых мусульман, причиняло неисчислимые беды болгарскому христианскому населению.

Политическое и национальное бесправие болгар-христиан подтверждалось целым рядом запретов. Им не разрешалось: носить цветную одежду, ездить на конях, иметь личное оружие, покупать дома в мусульманских кварталах, а женщинам-христианкам не разрешалось даже мыться в бане вместе с мусульманками.

Особенно жестоким было преследование христианской религии; часть церквей была превращена в мечети, другие были разрушены. А ремонт старых и постройка новых церквей были связаны с всевозможными трудностями, запретами и большими налогами. Церквам не разрешалось иметь колокола. Христианское духовенство подвергалось преследованию. Монастыри ограблялись, христианские кладбища предавались осквернению. Запрещалось строить церкви поблизости от мечетей. Трактиры тоже следовало располагать вдали от мечетей. Окна магазинов и мастерских не должны были выходить на мусульманские кладбища. Подальше от кладбищ следовало устраивать и ярмарки.

Религиозная и национальная дискриминация была неизмерима тяжелой, а к тому же отдельные правители и чиновники старались сделать ее еще более невыносимой. Все это, несомненно, способствовало созданию нестерпимой обстановки, в условиях которой османские власти приступили к насильственному обращению в ислам большой части болгарского населения.

Многие документы раскрывают сущность османского законодательства и практики как выражения политики исламизации. Прежде всего это законы и циркуляры, которые определяют наследственные права и налоговые обязанности принявших ислам. Османская судебная практика наглядно демонстрирует, как использовалось это законодательство, дабы оказывать нажим при ежедневной политике обращения в ислам.

Целый ряд циркуляров султана гласят о том, что принявших ислам болгар, рабов и военнопленных следует зачислять в пастухи-кочевники или относить к иным подобным категориям населения. Таков же характер и иных указов центральной власти, в которых определялось, как следует осуществлять процесс исламизации христиан. Османская империя всячески стремилась представить себя как покровителя и защитника мусульман в Европе. Поэтому во всех договорах, которые она заключала с другими странами, она всегда старалась включить и пункт, рассматривающий положение мусульман за пределами империи. Вместе с тем мусульманам, живущим на территории империи, указывалось, каким должно быть их поведение: они должны были твердо стоять за веру, не общаться с христианами и т. д. Множество документов свидетельствует о том, что принятие христианским населением ислама ежегодно проходило в какие-то определенные православные праздники, например, на Пасху.

Попытки отказа от ислама жестоко преследовались, особенно тяжкое наказание ожидало тех, кто уже принял ислам. Как правило, любая подобная попытка возвращения к прежней религии каралась смертью.

Документы раскрывают и методы, которые применялись при насаждении ислама, - от хитрости и соблазна до грубого насилия: раздача должностей, пенсий и вспомоществований принявшим ислам; разделение семей, когда один член семьи становился мусульманином, а другой отказывался; принудительные женитьбы и замужества и многое другое. Практически все законодательство Османской империи было направлено на планомерное насаждение ислама. В часть вторую вошли документы, демонстрирующие насаждение ислама путем отрыва от родной среды.

Переселение, похищения и угон в рабство были одними из широко распространенных форм ассимиляции. На протяжении длительного периода большие группы болгарского населения были оторваны от родной земли и отчего дома, живя среди чужих, незнакомых людей, испытывая все тяготы жизни невольников. Еще во время завоевания многие были взяты в плен. Часть этих людей была обращена в ислам и отправлена на поселение в Малую Азию, а другие были проданы в рабство на Крит, в Испанию и в другие места. На протяжении длительного периода жители целых сел отправлялись на пожизненное поселение в Анатолию и Восточную Фракию, в окрестности Янины и в Албанию. В письменных источниках упоминается о таких переселенцах из Тырново, Охрида, Скопле, из Лудогория, Тырновского края, Оряховского, Врачанского, Ломского, Кулского краев и из других районов. Подобные насильственные переселения совершались вплоть до освобождения Болгарии от османского рабства. Пришельцев заставляли расселяться среди мусульман и тем самым они теряли связь со своими соотечественниками, утрачивая язык и культуру, усваивая подробности быта, язык и культуру местного населения. Их принуждали отказываться от христианской религии, принимать ислам, тем самым подвергая полной ассимиляции.

Наиболее тяжелой и самой жестокой формой ассимиляции части покоренного населения в Османской империи было янычарство, по праву названное болгарами "детский налог" или "кровавый налог".

Начало этому явлению было положено в 70-х годах XIV века, и оно просуществовало вплоть до 1826 года. На первых порах янычар набирали из числа военнопленных, обращенных в мусульманство и длительное время пребывавших в мусульманской среде. Однако с течением времени османы стали периодически набирать янычар из числа молодых людей, исповедовавших христианство.

Отбор десятой части молодого христианского населения происходил точно так же, как собиралась десятина на сельскохозяйственные продукты и скот. Обычно это делалось раз в три или пять лет, однако имели место и ежегодные сборы. У родителей отбирали мальчиков от 8 до 15 лет, но очень часто это правило нарушалось: забирали даже пятилетних малышей, а в случае войны, как это было в 1666 г., по указу султана призывали молодых людей от 16 до 21-летнего возраста.

Группы детей по 150 человек под сильной охраной отправляли в воинские подразделения в Адрианополь, Константинополь и Брусу, где их обращали в мусульманство. Затем шло распределение. Часть мальчиков оставалась работать в садах и конюшнях султана, а других отдавали слугами в отдельные богатые семьи, вдали от родных мест. Здесь они должны были работать 10-15 лет, чтобы забыть свою родину, свое происхождение и в совершенстве овладеть турецким языком, чему в немалой степени способствовало их обучение в религиозном мусульманском духе фанатизированными дервишами и ходжами.

Достигнув совершеннолетия, большая часть молодых людей зачислялись в янычарский корпус, где их обучали военному делу. Часть янычаров выполняли функции полицейских, а других отправляли на фронт, воевать во славу султана и аллаха. Многие мальчики, отнятые у родителей при сборе "кровавого налога", вообще не попадали в армию, оставаясь жить среди турецкого населения.

Янычарский корпус непрестанно увеличивался. В начале XV века он насчитывал 10 тысяч человек, в конце XVII века его состав достиг 70 тысяч, а впоследствии 150 тысяч человек. Эта цифра была постоянной, не считая потери, которые корпус неизбежно нес в почти ежегодных войнах. Для поддержания постоянного контингента требовалось при сборе детей в процессе "кровного налога" брать намного больше, чем полагалось. Тем более, что часть детей умирали, другие убегали. Поэтому не случайно в некоторых источниках говорится о таких сборах, когда число отнятых у родителей-христиан детей только за один год превышало 300 тысяч человек.

В середине XVI века янычары получили право обзаводиться семьями и поселяться в провинциальных районах. С тех пор их роль в жизни местного населения коренным образом изменилась. Большинство их стало ярыми противниками всякого свободолюбия и сопротивления, всячески подавляя любые попытки проявления этих качеств. Иные, поселившись в родных местах, заставили принять мусульманство своих матерей, отцов, братьев и сестер.

Оказавшись на территории болгарских земель, янычары стали жениться на девушках-христианках, заставляя их принимать мусульманскую веру. И так как у янычар была принята полигамия, они, фактически, стали наиболее ярыми распространителями ислама. Если, к примеру, на болгарских землях поселились 50 тысяч янычар, то -сто тысяч и даже более болгарских девушек были вынуждены принять мусульманство. А потомство этих бывших христиан говорило по-турецки и исповедовало мусульманскую веру. Так за период более чем четыре столетия значительная часть болгарского народа была обращена в мусульманство.

Помещенные в сборнике документы представляют собой указы и распоряжения султана о сборе детей для янычарского корпуса. Они проливают свет на организацию и структуру корпуса. В свою очередь иностранные путешественники сообщают интересные подробности о поведении янычар, об их роли в жизни Османской империи. Во многих документах отражено и сопротивление болгарского населения против чудовищного "кровавого налога". Многие из отнятых детей до конца жизни не смогли забыть свое действительное происхождение, а многие из них тайно исповедовали христианскую веру. Третьей формой массового насаждения мусульманства стало рабство. Рабство было официально признано в пределах Османской империи. В практике османского законодательства встречаются документы, которые определяют права собственников рабов. Множество законов, касающихся отдельных сел, открыто сообщают о наличии невольничьих рынков. Множество данных подтверждают существование рынков рабов в Константинополе и в других крупных городах. Рабами могли стать военнопленные и угнанное население соседних стран. Рабами становились и похищенные жители многих болгарских сел. В источниках сообщается о болгарах, обращенных в рабство, а в народных песнях грустно поется о "трех связках рабов". Судебные списки, сведения путешественников и многие иные документы сообщают о тысячах и тысячах рабов в пределах империи. Судьба рабов почти всегда была одной и той же. Как правило они жили среди мусульман, обучались турецкому языку, постоянно испытывая на себе влияние мусульманской религии. Проработав у хозяина 10-15 лет, они имели право на собранные ими деньги откупиться и стать свободными. Однако они обязательно должны были оставаться мусульманами, жили на попечительстве своих прежних хозяев и не имели права менять место жительства. Уже будучи мусульманами, они создавали семьи, и их дети говорили на турецком языке. Таким образом значительная часть мусульман на болгарских землях оказались потомками именно такого порабощенного и исламизированного населения, органически слившегося с другими болгарами, обращенными в ислам.

Судьба болгарского населения, обращенного в мусульманство, различна. Почти две трети этого населения говорило на турецком языке. Такова судьба всех, кто был оторван от родных мест и вынужден жить в среде, где говорили по-турецки. Именно это произошло с исламизированными болгарами в городах, где тоже говорили на турецком языке. В ряде районов страны, особенно в ее восточной части, где проживало население, говорившее по-турецки, обращенные в мусульманство болгары также восприняли этот язык. Однако в других областях исламизированные болгары не смогли обучиться турецкому и сохранили свой родной болгарский язык. Так произошло с болгарами-мусульманами в Ловечском крае, в большей части района Родоп, в Эгейском районе и в Македонии.

В ряде документов, особенно болгарского происхождения, насаждение ислама носит название "отуречивания". И в этом нет ничего удивительного, так как во время рабства смешивались понятия "религия" и "народность". Это было обусловлено прежде всего особым положением и ролью мусульманской религии в Османской империи. В то время как в других странах различия между отдельными этническими и социальными группами были ярко обозначены, в Османской империи они тщательно прикрывались религией. Согласно мусульманскому религиозному закону подданные султана разделялись на правоверных (мусульман) и неверных (гяуров). В зависимости от этого определялись и их обязанности по отношению к государству, и их привилегии. Придавая религиозным различиям первостепенную важность, Османская империя стремилась разъединить представителей одной и той же народности именно на основе этих различий. Кроме того, османские власти всячески старались притуплять национальное и классовое сознание исламизированного населения, внушая ему, что его врагами являются не те, которые эксплуатируют его, а иноверцы, т. е. те, которые исповедуют другую религию. Так власти сознательно и планомерно разжигали религиозный фанатизм и ненависть, поощряя всяческие проявления нетерпимости и злодеяния. Ислам обещал бедным мусульманам массу благ на том свете, а на практике защищал интересы правящих кругов и эксплуататоров.

Со своей стороны болгары-христиане считали ислам "турецкой верой", в силу чего обращение в мусульманство называлось отуречиванием: об этом свидетельствуют документы, а также народные песни и предания. Люди хорошо понимали, что данная политика преследовала определенные ассимиляторские цели - оторвать болгар, обращенных в мусульманство, от их народности и приобщить их к завоевателям. Но если в прошлом могло произойти смешение понятий "обращение в мусульманство" и "отуречивание", то сегодня это является "недопустимым. Ибо никогда религия не была признаком национальной принадлежности. Поэтому несмотря на то, что методически и планомерно насаждался ислам, а часть болгар восприняла турецкий язык и говорила на нем, их происхождение и их этническая принадлежность остается неизменной. Родовой корень этой части населения болгарский и они всегда были и остаются болгарами.

Петр Петров

По следите на насилието.

Документи и материали за налагане на исляма.

Съставител Петър Петров. 1987.  -С. 17–23

Православие и ислам

 

 
Читайте другие публикации раздела "Апология христианства перед исламом"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru