Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Апология христианства перед исламом


Без раскаяния (обзор событий резни армян в Турции)

Армяне стали первым народом, подвергшимся геноциду в XX веке. Приговор организаторам массовых убийств был вынесен еще в 1919 году. Но современная Турецкая Республика с жаром защищает преступников...

Киликийские погромы 1909 года. Адана, улица в христианском квартале. Июнь, 1909. Источник: George Grantham Bain Collection, Библиотека Конгресса США

Киликийские погромы 1909 года. Адана, улица в христианском квартале. Июнь, 1909. Источник: George Grantham Bain Collection, Библиотека Конгресса США

Османская империя мало заботилась о своем национальном составе, пока переживала времена могущества. Турки-османы, придя в Малую Азию в XIII веке и создав собственное государство на месте Византии в XV веке, встретили здесь множество коренных народов. В том числе армян, чьи предки жили в восточной части полуострова по меньшей мере с XII века до нашей эры. Османские законы ограничивали права всех немусульман и неосманов, в частности им запрещалось носить оружие, их свидетельство в суде имело меньший вес, чем свидетельство мусульманина. Но долгое время все это укладывалось в рамки средневековых представлений о приличиях.

Реклама

Все резко изменилось, когда империя начала клониться к закату. В 1822 году благодаря успешному восстанию независимость от Стамбула провозгласила Греция. В самой империи это сопровождалось греческими погромами. Позже наступила очередь Египта. Османскими властями начал овладевать страх.

Армянам уже тогда выпала трагическая роль. Их национальное движение было не столь мощным, как греческое. При этом территория, которую они занимали, считалась сердцем османских владений. Турции было не впервой терять территории в Европе, но потеря земель в Малой Азии, по представлениям османских верхов, была равнозначна потере государства. Любое проявление национальных чувств со стороны армян воспринималось как угроза империи. К тому же армяне были разделенным народом. Основная их часть жила в Османской империи, но немало их было и в Персии, и в Российской империи. Оба государства были давними соперниками Турции.

Армяне очевидно симпатизировали России, христианской стране, в которой они не подвергались таким притеснениям, как в Турции. Успехи российских войск во всех войнах с Турцией в XIX веке объяснялись во многом тем, что и на Балканах, и на Кавказе военные действия велись на территории, население которой было по меньшей мере лояльно России.

Административное деление населенных армянами земель все время перекраивалось: османские власти стремились, чтобы в каждом вилайете те составляли меньшинство. Кроме того, Турция начала манипуляции с этническим составом своего населения. Например, в 50–60-х годах XIX века Порта стала расселять иммигрантов-мусульман в районах компактного проживания армян. Иммигрантами были кавказские горцы, несколько сотен тысяч которых переселилось в Турцию под давлением российских властей. Это не могло не вызвать конфликтов между прибывшим и коренным населением, причем власти откровенно использовали этот конфликт как инструмент давления на армян.

Бессилие европейского концерта

Войну с Турцией 1877–1878 годов на азиатском театре военных действий Российская империя закончила, заняв города Карс, Ардаган и Батум и осадив Эрзрум — то есть фактически контролируя значительную часть населенных армянами территорий. На балканском театре русские войска угрожали непосредственно Стамбулу. Россия потребовала от османов гарантировать безопасность и элементарные права армян. Сан-Стефанский мирный договор от19 февраля 1878 года предусматривал, что Порта проведет необходимые для этого реформы в населенных армянами областях, причем гарантировать проведение реформ должны были российские войска, которые предполагалось оставить на занятых территориях в течение определенного срока.

Геноцид армян в Турции. Фото: Ayedea/Gamma/East News

Геноцид армян в Турции. Фото: Ayedea/Gamma/East News

Это условие Сан-Стефанского мира уже через несколько месяцев было уничтожено на Берлинском конгрессе, где Англия и Австро-Венгрия приложили все усилия для того, чтобы разрушить достижения российской дипломатии в Сан-Стефано. В тексте Берлинского трактата, зафиксировавшего итоги переговоров и, соответственно, русско-турецкой войны 1877–1878 годов, упоминание об интересах армян сохранилось, но в очень общем виде: "Блистательная Порта обязуется осуществить, без дальнейшего замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и обеспечить их безопасность от черкесов и курдов. Она будет периодически сообщать о мерах, принятых ею для этой цели, державам, которые будут наблюдать за их применением". Это не предполагало ни конкретных обязательств, ни гарантий их исполнения.

Проблемы, с которыми сталкивались армяне в Османской империи, были проигнорированы, несмотря на то что в Берлинском конгрессе принимала участие делегация армян во главе с католикосом-патриархом Мкртичем Хримяном. И это стало поворотным пунктом в истории армянского национального движения. Хримян позже говорил о переговорах в Берлине как о горшке с кашей, из которого много удалось зачерпнуть тем, у кого были железные черпаки (то есть сила оружия), и мало — тем, у кого черпаки были бумажными, то есть армянам.

Национальное движение стало радикальнее и начало вооружаться, благо боевые отряды, действовавшие в Турции, могли укрыться на территории соседних России и Персии.

В истории армянского вооруженного сопротивления были успехи и трагедии. Первое вооруженное столкновение между регулярными турецкими войсками и армянскими вооруженными группами относится к июню 1890 года. В том же месяце партия "Гнчак" организовала демонстрацию армян в Стамбуле. В ней участвовало около пяти тысяч человек, основными требованиями были автономия Западной (то есть входившей в состав Османской империи) Армении, соблюдение гражданских прав армян. Демонстрацию разогнали войска, были жертвы. А в 1894 года в городе Сасуне местные армяне около двух месяцев сдерживали натиск турецких войск и иррегулярной курдской конницы. Борьба закончилась поражением армянских отрядов, за чем последовали массовые погромы, в ходе которых погибло более десяти тысяч армян.

События в Сасуне заставили европейские державы обратить внимание на происходящее. В мае 1895 года послы России, Англии и Франции потребовали от султана Абдул-Хамида II провести реформы в Западной Армении. В частности, речь шла о проведении выборов и о международном контроле над деятельностью турецкой администрации. Султан отверг этот план, потом выдвинул собственный (не содержащий никакой конкретики и гарантий). Англия предлагала надавить на Порту. Но Петербург, не желавший появления британских кораблей в Босфоре, ее не поддержал. И хотя позже султан все же принял требования послов, обещанные реформы он осуществлять так и не стал. "Европейский концерт", в Берлине взявший на себя обязательства по защите армян, оказался недееспособным.

Между тем выступления армян продолжались. Восстания произошли в городах Зейтун и Ван. Зейтунское восстание оказалось успешным — султан был вынужден амнистировать восставших и признать законной их администрацию. Но это было исключением. В подавляющем большинстве случаев выступления заканчивались погромами, в ходе которых, по оценке армянских историков, погибло до 300 тысяч армян.

Османские власти даже не пытались найти компромисс. Представители султана предлагали переговоры лидерам армянских политических партий, находившимся в эмиграции, но эти предложения выглядели неубедительно. Не скупясь на обещания, османские чиновники в то же время никак не меняли своей политики в отношении армянского населения. Разумеется, никакого доверия к переговорщикам у армянских лидеров это не вызывало.

Анкара возмущается каждый раз, когда очередное государство признает геноцид армян, и с 1992 года держит закрытой границу с Арменией

***

Геноцид армян турками:

***

Единение и насилие

Революция младотурок 1908 года — тогда группа офицеров, входившая в комитет "Единение и прогресс", подняла восстание и заставила султана Абдул-Хамида II восстановить действие конституции и созвать парламент — могла бы породить у армянского меньшинства в Османской империи некоторые надежды. Младотурки поддерживали контакт с армянскими политическими партиями, в частности с партией "Дашнакцутюн". Некоторые турецкие коммерсанты-армяне оказывали им денежную помощь. Первоначально участники "Единения и прогресса" говорили об империи как об общем для всех входивших в ее состав народов государстве, об общей борьбе за гражданские и политические права.

Однако настроение младотурок стало быстро меняться после того, как они пришли к власти. Уже в 1909 году возобновились погромы, первыми жертвами которых стали армяне. Число армян — жертв резни 1909 года в вилайетах Адана и Алеппо оценивается в 30 тысяч человек. Младотурецкое правительство провело расследование этих событий, стремясь при этом не столько наказать виновных, сколько оправдаться перед европейским общественным мнением. Имелись основания думать, что к погромам были причастны правящие круги. Так, погромщикам удалось удивительно легко завладеть оружием из арсенала в Адане, накануне погрома из тюрем выпустили несколько сотен уголовников.

Младотурки, свергнув Абдул-Хамида II, по сути, повторили его политику. Национальные меньшинства они воспринимали едва ли не как самую большую угрозу для государства и единственным способом справиться с национальными движениями считали насилие. К 1911 году партия "Единение и прогресс" отказалась от своих лозунгов об империи как об общем доме входивших в нее народов и заговорила другим языком. "Надо отказать инородческим элементам в праве иметь особые национальные организации. Распространение турецкого языка есть превосходное средство для установления господства мусульман и для ассимиляции инородческих элементов", — было записано в ее программных документах.

Геноцид армян в Турции

Младотурки вернулись и к старой политике манипуляций с этническим составом населения. Когда Османская империя в результате Балканской войны 1912–1913 годов лишилась почти всех остававшихся у нее европейских владений, турки-беженцы были направлены именно в Западную Армению.

Контакты между руководством младотурок и армянскими политическими организациями не были прерваны. В 1914 году османские власти вели переговоры с партией "Дашнакцутюн", выясняя ее позиции по поводу предстоящей войны. Они также пытались добиться, чтобы дашнаки повлияли на своих сторонников, живших на территории Российской империи, и заставили их поднять восстание. Партия ответила, что армяне — граждане Османской империи выполнят свой долг перед государством, а что касается армян, живущих в России, то, как это ни печально, у них тоже есть долг. Младотурецкая пропаганда назвала такой ответ предательством.

От погромов к геноциду

В Первую мировую войну Османская империя вступила на стороне Германии и Австро-Венгрии. Особых шансов у империи не было. Не считая военной и экономической слабости, среди руководства младотурок вплоть до августа 1914 года шли споры о том, на чьей стороне сражаться. Спор решили два немецких крейсера, вошедших в Дарданеллы, и военный министр Энвер-паша, передавший армию под командование Германии и начавший войну. Османская армия должна была связать часть сил Российской империи на Кавказе, причем операциями здесь командовал сам Энвер, один из лидеров младотурок.

Энверу удалось остановить наступление российских войск. Но в результате их операции у Сарыкамыша в декабре 1914-го — ноябре 1915 года турки были разгромлены, без особых надежд взять реванш. Под контролем русских оказалась солидная часть турецкой территории, в том числе город Эрзрум, один из крупнейших армянских центров.

Энвер был взбешен этим поражением. Тем более что небоевые потери его армии — смерти от голода, обморожений — превосходили потери боевые. Паше нужно было найти жертву. Жертвой стали армяне.

С начала 1915 года на территории, которую контролировал Энвер, начались армянские погромы. К февралю младотурки от погромов перешли к планомерному уничтожению армянского населения Османской империи. В конце февраля Энвер издал приказ о расстреле всех солдат-армян, служивших в турецкой армии. Таковых насчитывалось около 60 тыс. человек. Их разоружили, а потом убили. Был образован так называемый Комитет трех, в который вошли Назим-бей — идеолог младотурецкой партии, Шакир Бехаэддин и Мидхат Шюкри. Этот комитет разрабатывал планы депортации и уничтожения армян. Была создана также Тешкилаты Махсусе (Особая организация) во главе с Шакиром Бехаэддином, которая предназначалась непосредственно для массовых убийств.

24 апреля 1915 года в Стамбуле были арестованы и затем депортированы армянские лидеры — политики, в том числе депутаты парламента, преподаватели, священники, писатели, журналисты, всего около 800 человек. Большинство из них погибли или были убиты. Сейчас эта дата — День памяти жертв геноцида армян.

15 мая 1915 года был принят закон о депортации, по которому военные власти получали право по своему усмотрению выселять жителей всех населенных пунктов империи. Османские власти пытались представить это просто как принудительное переселение. В действительности закон был направлен против армян. Власти не могли не отдавать себе отчета в том, что, отправляя множество людей, лишенных пищи и воды, в арабские пустыни, а именно туда вели депортируемых армян, они обрекают их на смерть. Тем, кто окажет помощь армянам, грозила смертная казнь. Последнее говорит о том, что геноцид не пользовался всеобщей поддержкой турецкого общества. Младотуркам нередко приходилось отправлять в отставку чиновников и офицеров, отказывавшихся выполнять распоряжения о депортациях и убийствах.

Свидетельство консула

Лесли Амертон Дэвис с 1914-го по 1917 год был консулом США в городе Харберде в вилайете Мамурет-ул-Азиз. Этот удаленный вилайет стал крупнейшим центром массовых убийств армян во время геноцида. Американский консул стал свидетелем этих событий. Он сумел укрыть несколько десятков армян на территории консульства и помог им добраться до безопасных мест, например до контролируемого русскими Эрзрума. Вернувшись на родину после того, как США вступили в войну на стороне Антанты в 1917 году, он в подробном отчете описал то, что видел: "В течение лета 1915 года прибывали все новые и новые партии ссыльных, некоторые из них насчитывали несколько тысяч человек. Одна из первых, прибывшая в июле, расположилась в обширном открытом поле в окрестностях города, где люди лежали без всякой защиты от палящего солнца и ветра. Все они были в лохмотьях, некоторые почти совсем голые. Изнуренные, больные, страдающие от эпидемий, давно не мывшиеся, покрытые грязью и паразитами, они больше напоминали животных, чем человеческие существа. Их гнали несколько недель, как стадо скотов, давая им очень мало еды и воды. Когда приносили тот скудный рацион, которым их снабжало правительство, стража избивала их дубинками как прожорливых животных. Среди них было очень мало мужчин, большинство были убиты курдами еще до их прибытия в Харберд. Было убито и очень много женщин и детей, немало умерло в дороге от слабости и истощения. Только очень ничтожная часть тех, кто начал путь, были еще живы, и они очень быстро умирали...

Наиболее ужасная сцена, свидетелем которой я когда-либо был, превосходила любые сцены Дантова ада. Это была группа оставшихся в первом большом лагере после того, как большинство проследовало дальше. Впервые я увидел этих людей в вечерних сумерках. Кругом лежало несколько сот уже мертвых и умирающих людей, многие из них под кустарником и деревьями. Один или два жандарма стояли на страже, но они не возражали, чтобы я прошелся по лагерю. Прямо на дороге лежало распростертое тело мужчины средних лет, который, судя по всем признакам, только что умер или был убит. Огромное количество мертвых женщин и детей лежало тут и там, в то время как другие, изнуренные болезнью, умирали. Сидящие на земле старцы бормотали что-то невнятное. Женщины с распущенными волосами и погасшим взором сидели, глядя в одну точку, точно маньяки. Одна, чье лицо до сих пор постоянно встает в моей памяти, была настолько истощена, кожа так плотно обтягивала ее черты, что голова казалась безжизненным черепом. Других мучили предсмертные судороги. Маленькие дети с раздутыми животами барахтались в грязи среди отбросов. Многие из них бились в конвульсиях. В этом лагере никому уже помочь было невозможно. В нескольких шагах от них проходила длинная траншея, куда жандармы каждый день сбрасывали тех, кто умер или казался умершим. Ссыльных заставляли самим рыть эту траншею до тех пор, пока кто-либо из них был в состоянии работать. Сотни армян были похоронены в этом поле в течение лета 1915 года".

"…один турок, — читаем в отчете, — под большим секретом сказал, что видел в окрестностях озера Гёльджук тысячи трупов и предложил проводить меня туда, где все это произошло.

Однажды в четыре часа утра, в последние дни сентября, мы с ним пустились в путь. Мы ехали по диарбекирской дороге, стараясь продвигаться незамеченными. Мертвые тела стали попадаться уже в пригородах Харберда. Сотни трупов лежали вдоль дороги. Они не были захоронены, а кое-как прикрыты слоем земли, для жандармов это было легче, чем рыть ямы. Вот почему повсюду можно было видеть торчащие из земли ногу или руку. Большинство из них были частично обглоданы собаками.

Возле Моллакери мы свернули с дороги и двинулись через поле к озеру Гёльджук. Поле было усеяно сотнями трупов женщин и детей. Было вполне очевидно, что они убиты, ибо столько народу не могло умереть от голода и истощения. Они по большей части лежали возле курдской деревни Кюрдемлик, и я позже узнал, что этих людей убили жители той деревни. Женщина из села Хулу описала мне эту резню, ибо была ее очевидцем. Ее погнали в Кюрдемлик вместе с остальными односельчанами. Курды нанесли ей несколько ударов и, сочтя мертвой, отошли, оставив лежать среди трупов. Она пролежала там несколько часов и ночью бежала. Впоследствии я дал ей немного денег, с которыми она могла уехать в Россию, и она поныне живет там в безопасности…

Большинство увиденных трупов были сожжены. Вначале я подумал, что это сделано из санитарных побуждений, хотя курды редко заботятся о подобных вещах, но потом мне объяснили, что их сжигали, чтобы найти золото, которое могло быть ими проглочено".

Кровь и золото

Число жертв геноцида не поддается точному подсчету. По оценкам армянских историков, погибло полтора миллиона человек. Американские исследователи говорят о 600 тысячах. На территории Османской империи в 1913 году проживало около двух миллионов армян. Так что расхождения в цифрах, особенно если учесть, что значительная доля армян — подданных султана оказалась на территории, контролируемой русскими войсками и избежала преследований и гибели, не отменяют масштаба катастрофы.

Геноцид не остался безнаказанным. Осенью 1918 года Турция проиграла войну, и лидеры младотурок покинули страну. В январе 1919 года султан отдал распоряжение о создании военного трибунала для суда над ними. Одиннадцать руководителей младотурок были признаны виновными в преступлениях против армян и приговорены к смерти. Государства, где они находились, не спешили их выдавать. Поэтому исполнение приговора взяла на себя армянская партия "Дашнакцутюн". Министр внутренних дел младотурецкого правительства Талаат и руководитель Тешкилаты Махсусе Шакир Бехаэддин были убиты в Берлине. Военно-морской министр Джемаль — в Тифлисе. Энвер, перебравшийся в Среднюю Азию и присоединившийся к басмаческому движению, погиб в одной из стычек с Красной армией.

Несмотря на приговор трибунала, современная Турция не признает факт геноцида армян. Основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк лично не причастен к геноциду — в Первую мировую войну он воевал у Дарданелл и, по некоторым сведениям, выступал свидетелем обвинения на трибунале, осудившем младотурок. Уничтожив султанат, халифат и создав республику, Кемаль перечеркнул наследие Османской империи, казалось, что его последователям стоит признать ее преступление. Тем не менее в Турции не только отказываются называть произошедшее в 1915 году геноцидом, но и изобретают оправдания этому преступлению. В частности, объявляют все "гражданской войной" между турками и армянами. Официальная Анкара возмущается каждый раз, когда очередное государство признает убийства армян в 1915 году геноцидом, и с 1992 года держит закрытой границу с Арменией.

Причина, похоже, в том, что армянские погромы происходили в Турции и после того, как трибунал вынес свой приговор. К тому же немалая часть национальной турецкой бизнес-элиты, которую старательно пестовал Ататюрк, приобрела свои первые капиталы благодаря тому, что из страны были изгнаны армяне, греки, евреи, контролировавшие огромную долю торговли, промышленности и финансов Османской империи. Их богатства достались новым предпринимателям. При таких условиях каяться — не с руки.

Николай Силаев

Эксперт - 28.07.2008.

***

Ислам и насилие:

 

 
Читайте другие публикации раздела "Апология христианства перед исламом"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru