Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Христианский брак, семейное счастье


"Любовь - это взаимоприношение"

В чем духовные причины выбора "свободного" сожительства современной молодежью и что пастырь может сказать пришедшему к нему молодому человеку, живущему или собирающемуся вступить в "гражданский брак"? На эти и другие вопросы отвечает один из участников разработки "Основ социальной концепции РПЦ" протоиерей Николай БАЛАШОВ.

СПРАВКА. Протоиерей Николай Балашов - секретарь Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, один из участников разработки "Основ социальной концепции Русской Православной Церкви". Служит в храме Живоначальной Троицы в Хорошеве.

- Отец Николай, когда и почему появился гражданский брак?

- Смотря что называть этим именем. Вообще-то гражданский брак - это союз, который заключен в соответствии с государственным законом, но не освящен церковным таинством. Имеется в виду, что стороны такого союза открыто перед гражданским обществом признают свои обязательства по отношению друг ко другу. Но теперь стало модным так именовать простое сожительство, без всяких обязательств и без "регистрации" брачного союза. Это, конечно, никаким браком признать нельзя. Впрочем, в таком смысле это выражение ("гражданский брак") иногда употребляли еще в XIX веке.

В дореволюционной России не существовало признанной государством и обществом формы брачного союза, кроме брака церковного. Вневероисповедное состояние законами Российской империи не предусматривалось. Поэтому неверующие люди, которые не принадлежали ни к какому из вероисповеданий, иногда жили в юридически не регламентированных отношениях и это называли "гражданским браком". Затем, после революции, единственной формой брака, которая признана государством, стал брак, заключенный в советских органах. Церковное благословение брака оставалось возможным, но никакой юридической силы не имеющим актом. Таким образом получилось, что в годы преследования Церкви в Советском Союзе процент церковных браков был очень невысоким. Надо было обладать незаурядным мужеством, чтобы отправиться венчаться в церковь.

- Почему люди сейчас выбирают в основном "свободное" сожительство, а не регистрацию брака в ЗАГСе?

- С одной стороны, это, может быть, связано с очень высоким уровнем разводов, который многим заранее внушает опасения: окажется ли их союз достаточно прочным, чтобы стоило хлопотать о его признании. С другой стороны, мы живем в обществе, где господствует культура потребления. Культура потребления - это общество, в котором люди привыкли только брать, ничего не отдавая взамен, где и речи не может идти ни о какой жертвенности. Исходя из этого принципа отношения к жизни, незачем брать на себя обязательства. "Партнеры" остаются вместе, пока такое положение удобно для обоих. Вот и все.

- Как Вы объясняете человеку, пришедшему к Вам, что с "гражданским браком" лучше не торопиться?

- Если еще нет ясности, хотите ли вы оставаться вместе на всю жизнь, надо продолжать друг к другу присматриваться, но делать это на некотором расстоянии, с которого даже лучше бывает и видно. Нет правды в том, чтобы переходить все границы в отношениях, если никто из вас еще ясно не понимает, надолго ли это. Настоящая любовь - это ответственность, готовность всецело жертвовать собой ради дорогого тебе человека. И если нет уверенности, что это всерьез и навсегда, то, значит, просто еще не ясно, любовь ли это. Значит, надо подождать.

- Но как же узнать наверняка, любовь ли это?

- Не думаю, что есть подходящий для всех формальный критерий. Когда по-настоящему любишь, в этом не сомневаешься. В душе живет внутреннее свидетельство. Ну, пожалуй, так можно сказать: любовь - это когда хочешь состариться с другим человеком вместе.

- Почему физические отношения до брака не приветствуются Церковью?

- Только не потому, что Церковь, как некоторым думается, вообще подозрительно относится к телесным проявлениям любви. Наоборот, она к ним очень возвышенно относится. Она их благословляет в Таинстве Брака. Это же чудо Божие: так Господь устроил, что от любви двоих рождается новая жизнь. Не будь этих "физических отношений" - вымер бы человеческий род. Но это - не то, с чего можно начинать знакомство. На пути к предельной близости надо сначала пройти предыдущие ступеньки. Иначе вместо близости получится обман. От этого разрушаются и те отношения, которые уже существуют: они перестают быть подлинными, искренними.

Если вы чувствуете к человеку симпатию, но пока все-таки не готовы доверить ему, скажем, право претендовать на часть вашей собственности, если вы не готовы поделиться с ним всем-всем, что есть в вашей жизни, то уж не торопитесь делить и постель. Отношения, в которых люди близки друг ко другу только физически это обида для настоящей любви. Это только жалкая иллюзия близости. Вот, только что они были вместе, им казалось, что они - одно. А потом, простите, встали, отряхнулись, и пошли в разные стороны... В этом есть что-то глубоко унизительное для человеческого достоинства, так быть не должно.

- Часто приходится слышать, что брак ограничивает свободу, мешает самореализоваться...

- Это два разные утверждения. Первое - справедливо. Брак, несомненно, ограничивает свободу. Но когда любишь, то принимаешь это ограничение радостно и естественно. Если всем сердцем любишь другого человека, то не захочешь того, что ему будет больно или противно. Но почему же это ограничивает возможность самореализации? Личность может реализовать себя только в любви и в жертвенности. Вырастая в "обществе потребления", многие действительно не понимают, каким образом личная реализация может быть связана с жертвой, а не с приобретением. Я порой чувствую себя беспомощным в объяснении этого простого факта "широким массам". Легче объяснить, когда разговариваешь один на один. Это ведь опыт жизни, которым можно поделиться от сердца к сердцу. Как иначе рассказать, что по-настоящему счастлив человек бывает только тогда, когда себя отдает?

- Но не всегда же семейная жизнь бывает такой радостной!?

- В любви есть минуты, когда что-то по-настоящему прекрасное открывается тебе в другом человеке. Иногда говорят, что любовь будто бы слепа. Неправда! Наоборот, только любовь и делает нас по-настоящему зрячими. Только любя можно увидеть в человеке то, чего, может быть, весь мир в нем не замечает. Только любя в нем можно открыть то, чего он сам еще не знает о себе. Только когда любишь, можешь найти в любимом человеке точки соприкосновения с вечностью. Как и многое в нашей жизни, это "касание мирам иным" открывается нам на какое-то время, а потом становится неочевидным. Но солнышко ведь тоже не всегда светит. Большую часть нашей русской зимы оно бывает скрыто от нас плотными тучами. Однако мы знаем, что оно есть и непременно еще раз выглянет. Вот так бывает и в любви. Когда ты вдруг не видишь в любимом человеке того, что в лучшие минуты жизни тебе в нем открылось, ты знаешь, что просто набежали облака, но они пройдут и свет явится снова. Вот что дает силы жить.

Жизнь внутри потребительской модели мира не приносит человеку счастья. Большинство людей об этом догадываются. Но иногда им кажется, что если выйти на более высокий уровень потребления, можно все же стать хоть немножко счастливее. Достигнув того, к чему стремились, понимают: опять обман. Есть, конечно, маниакальные упрямцы, которые будут идти этим путем до самой смерти. Но в основном люди хотя бы подозревают, что их обманули, счастье не там. И если у нас есть живой опыт, которым мы готовы поделиться, то найдутся люди, готовые услышать наше свидетельство.

Уверен, что в основе свидетельства может лежать именно пережитый опыт. Нравоучения в форме обезличенных запретов едва ли кому помогают. На самом деле, человек способен к жертвенной жизни лишь настолько, насколько уже успел убедиться, что за нее "мзда многа", и не только на небесех, уже здесь, на земле. По мере того, как открывается радость самоотдачи, человек становится способен на большее.

К тому же, у многих людей, еще не имеющих никакого религиозного опыта, все же есть опыт радости от самоотдачи. Например, у спортсменов, особенно в командных видах спорта, есть чувство, что они принадлежат к какому-то целому, и только забывая о себе, они вместе добьются результата. У других есть опыт творческой самоотдачи. Это - первичное зерно подлинного духовного опыта, на который можно опираться. Каждый человек может вспомнить случай, когда он, делясь чем-то, становился счастлив.

Когда начинается духовный поиск, когда человек обнаруживает в себе признаки готовности встать на путь, ведущий в жизнь вечную, тогда постепенно замечает: чтобы двигаться вперед, надо от чего-то отказываться. Ну, например, в какой-то момент становится ясно: за колбасой ходить в Великий пост не стоит, потому что тогда приобретешь что-то большее. Но понимание приходит не вдруг. Многие действительно воспринимают веру в Бога прежде всего как совокупность непонятных запретов. Видно, совсем не так, как надо, говорили им о Христе - большинству же вообще ничего не говорили...

- В чем смысл регистрации брака в ЗАГСе и венчания?

- Регистрация брака - это ответственный шаг: ты готов принять на себя обязательства по отношению к человеку, которого любишь. Если при мысли или разговоре о браке вдруг набегает какой-то холодок, это повод очень серьезно задуматься о ценности и подлинном достоинстве того, что пара до сих пор называла любовью.

А смысл венчания в том, что двое любящих друг друга людей - Бога в качестве третьей стороны приглашают в свой союз. И Он лишним не бывает. Глубина их отношений сопоставима с их отношением к Богу. Все будущее у них зависит друг от друга, и от Того, Кому они отдают свою жизнь. Они знают, что чудесное, светлое и возвышенное чувство, которое в них родилось, - на самом деле очень хрупкое. Нужна Божия помощь, Божия благодать, чтобы уберечь его в душе.

- Почему и венчанные браки распадаются?

- Если готовности к жертве в душе не было и нет, то никакие самые красивые и наполненные религиозным смыслом церемонии тут не помогут. Если человек не способен, вследствие крайней черствости и ограниченности своего сердца, принять в себя Божию благодать, то и получает лишь то, что вмещается: все, мол, сделали, как у людей...

- Но ведь так редко в жизни встречается Любовь, о которой Вы говорите!

- Неужели и мне так редкостно повезло?! Не знаю, может быть, вы просто не обладаете достаточной дистанцией, чтобы увидеть? Говорят ведь, что большое видится на расстоянии. Наверное, так бывает и в отношениях между людьми. На первый взгляд, на поверхности можно видеть мелкие столкновения, которые ведь происходят и в самых счастливых семьях. За всем этим легко не заметить самого главного и дорогого - того, что дает людям силу жить, жить вместе. Трудно это передать словами... Знаете, я ведь не эксперт в области семейных вопросов, так что могу с вами говорить только в качестве более или менее подготовленного дилетанта: все-таки больше двадцати лет прожил в браке, выросли дети.

- Считаете ли Вы возможным делиться своим опытом с прихожанами?

- С амвона не все говорить уместно. А в разговоре наедине, конечно, приходится опираться на личный опыт, даже если он совсем не образцовый.

- В чем смысл семьи? Как это объяснить молодым православным людям?

- Часто люди пускаются в это приключение (создание семьи), не очень-то понимая, чем они движимы. Реальным двигателем отношений нередко бывает физическое влечение. Раз уж юноша и девушка - люди верующие, то есть достаточно серьезные и ответственные, поэтому они понимают, что надо вот в ЗАГС сходить, в церкви обвенчаться. Начинается все лучезарно. Потом, когда острота восторга от радостей обладания и взаимного открытия друг друга миновала, начинается кризис. Оказывается, оба надеялись друг от друга что-то получать, а отдавать, да еще изо дня в день, не готовы. Сложно им помочь в таком случае...

Это, конечно, проблема общечеловеческая. Есть и специфические болезни православных семей. Бывает, муж или жена начинают воспринимать брак как обузу, помеху на путях духовной жизни (например, "ребенок кричит, молиться теперь не могу"). Духовная жизнь (думают некоторые) - это те моменты, которые человек проводит или в храме, или дома в углу перед иконами. А все остальное, что находится за пределами этого сектора, является досадной помехой на пути устроения духовной жизни. Таким "духовно настроенным" не только семья мешает, но и работа. Она, конечно, необходима, но желательно, чтобы не отвлекала ум, как можно меньше занимала человека, его время. Ну вот, например, плетением корзин заниматься, как некогда монахи в пустыне египетской, - или чем-то подобным... Чтобы эта работа ставила человека на самые низкие ступени социальной лестницы, иначе, дескать, у него откроется масса возможностей для превозношения и тщеславия. Как будто бы бес тщеславия не обладает таким свойством, которое подметил еще Иоанн Лествичник: "как ни брось, один рог все равно кверху смотрит".

Если же говорить о семье не как о побочной стороне жизни, надо обратиться к понятию "домашней церкви". В этой домашней церкви, в сущности, могут быть представлены все церковные служения. В ней люди осуществляют и свое спасение, и свой подвиг служения ближнему, и через это - служение всему миру. Когда люди этого ищут от семейной жизни, она бывает прочной. Тогда действительно получается что-то сияюще-убедительное. Именно так я бы сказал об итоге семейной жизни отца Глеба Каледы. Знаю его детей: какие красивые люди! Прожить жизнь, чтобы такие дети выросли - это лучшая награда, желанное счастье для православного христианина.

- Как донести понятие "домашней церкви" до нецерковного человека?

- Это такие отношения людей, которые пронизаны в своей повседневности светом Христовой веры, в которых деятельная любовь друг ко другу является реализацией любви к Богу. Всякий день, не в виде разового подвига, а в качестве повседневной рутины, здесь исполняются слова Христовы: То, что ты сделал для одного из малых сих, для Меня сделал (Мф. 25:40). Конечно, взаимоотношения в семье могут стать формой коллективного эгоизма, когда эта общность оказывается закрытой для других людей, и в результате, для самого Христа. Когда же есть открытость к небу, к людям (а одно с другим тесно соотносится), - коллективный эгоизм преодолевается, члены семьи живут ежедневным взаимноприношением себя друг другу, каждый день заново открывая в этом свое счастье. Иногда очевидное, сияющее как солнце среди чистого неба, а иногда запрятанное во всевозможные тучи, но, тем не менее, реально существующее где-то внутри.

- А благодарности, отдачи в результате своей жертвы нужно ждать?

- Обязательно придет отдача. Только не надо требовать, чтобы она следовала мгновенно, как лампочка зажигается в тот момент, когда щелкаешь выключателем. Если есть довольно терпения подождать, то настоящая любовь вознаграждается.

- Что значит "открытость семьи"?

- В мире очень холодно. Люди отчуждены, часто страдают от своего одиночества. И не знают, как из этого круга вырваться. Помочь могут прежде всего настоящие христианские семьи, в которых возникает... как бы это сказать... "избыточный продукт любви". Атмосфера домашнего тепла не иссякает и тогда, когда открывается форточка. Настоящая семья, настоящая "домашняя церковь" - это среди холодного мира тот уголок, где можно обогреться. И вот что интересно, без такой открытости очень трудно уберечь тепло душевных отношений. Вы ведь знаете, в духовной жизни все обстоит парадоксальным образом: чем больше отдаешь, тем больше богатеешь.

- Как Вы относитесь к современной литературе о православной семье? Что бы порекомендовали почитать?

- Знаете, если быть честным, должен признаться: я мало читаю книг на специально семейные темы. Прежде всего, просто некогда: с женой поговорить - и то толком не успеваю. Общее впечатление о некоторых публикациях на тему семьи и вообще пола - скорее грустное. Иногда, кажется, что их авторы испытывают некоторое гнушение телом и отношениями, в которых это тело участвует. Все это отдает цветами древнего манихейского дуализма (1).

Если взять шире и говорить об издаваемой духовной литературе вообще, то создается впечатление, что большая ее часть как будто бы сориентирована на монашество. Это понятно и отчасти связано с особенностями нашей духовной традиции, которая формировалась, прежде всего, монашествующими.

Получается так: все, что не особенно важно для монаха, во внимание не принимается. И это действительно беда. У нас много книг с односторонне-аскетическим уклоном. Конечно, аскеза необходима каждому христианину. В семейной жизни без нее ничего не получится. Но школа самоограничения, самопожертвования, которую человек должен проходить в семье, во многом отличается от той школы самопожертвования, которую человек должен проходить на путях устроения монашеской жизни.

Трудовая, академическая (какая угодно еще) аскеза тоже имеет свои особенности. В то время как наши наиболее добротные руководства по духовной жизни в основном написаны для монашествующих, остальные невольно стилизуют свою духовную жизнь под жизнь монашества. А стилизация мертва, неплодоносна. Это одно из болезненных явлений в нашей современной церковной жизни. Я надеюсь, что это ненормальная ситуация, со временем это исправится.

Из тех книг семейного характера, с которыми я знаком, вспоминаются работы Николая Евграфовича Пестова. Самое ценное в них то, что они подтверждаются жизненным опытом автора. Все, кто с "дедушкой" Николаем Евграфовичем соприкасался, могут это подтвердить. Замечательная семья получилась, светлая. То же можно сказать обо всех работах отца Глеба Каледы.

Иногда и тем, кто не обладал личным опытом брачной жизни, удавалось сказать о семье нечто проникновенное и глубокое. В этом отношении я бы назвал владыку Антония Сурожского, у него есть ряд удивительных бесед о браке. Слово общецерковного значения было, как вы знаете, высказано Архиерейским Собором РПЦ В 2002 году в "Основах социальной концепции Русской Православной Церкви". Там есть очень важные положения. Я думаю, что каждый миссионер должен прочитать их. Но, как и всякий церковно-доктринальный документ, "Основы" прежде всего реагируют на те или иные возникающие искажения собственно православного церковного учения о семье.

Так что появляются уже "приношения современному семейному человеку"(2), но пока, как мне кажется, их еще очень мало.

Беседовала Екатерина Литовченко

 

Примечания.

1. Манихейство - религиозное учение, зародившееся в III веке в Персии (современный Ирак). Наиболее существенной чертой манихейства является борьба двух царств: духовного и материального, света и тьмы, добра и зла как незыблемых начал мира. Причем духовное царство было добрым, а материальное - злым. Таким образом, манихеи отождествляли все, что относится к телу, со злом.

2. Отец Николай имеет в виду "семейные" вариации на тему знаменитой книги святителя Игнатия (Брянчанинова) "Приношение современному монашеству"

Альманах "Призвание" - 05.08.2004.

 

 
Читайте другие публикаций раздела "Христианский брак, домостроительство, семейное счастье"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2018

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru