Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Основы Православия. Христианское благочестие. Жизнь во Христе


Осуждение и обличение: в чем разница?

В Церкви о грехе осуждения написано много, но современный мир об этом молчит. В обиходе о нем говорить не принято, разве что при случае, часто не к месту, напомнят известный фразеологизм: "Не судите, да не судимы будете", - убивая желание правды  и справедливости у тех, кто не намерен мириться со злом или ложью.

"Не судите, да не судимы будете, ибо

каким судом судите, таким будете

судимы; и какою мерою мерите,

такою и вам будут мерить"

Мф. 7:1-2

 

"... от слов своих оправдаешься,
и от слов своих осудишься"

Мф.12:37

 

"Испытывайте, что благоугодно Богу,

 и не участвуйте в бесплодных делах

 тьмы, но и обличайте"

Еф. 5: 10-11

 

Много лет работая консультантом по духовно-психологической реабилитации людей, пострадавших от всевозможных деструктивных культов и сект, я постоянно сталкиваюсь с повреждением их сознания, которое утрачивает различение важных фундаментальных истин. В большинстве люди не способны правильно различать истину и ложь, веру и суеверие, целомудрие и страсть, достоинство и гордость, вразумление и искушение, обличение и осуждение и многие другие. И эту утрату они приобрели не d сектах и культах - они имели это повреждение "до", потому и "попали" в секты, которые паразитируют на немощах человеческого разума.

Неспособность различать осуждение и обличение приводит к неумению обличать, поскольку над сознанием может довлеть страх осуждения человека. Это приводит к проблемам и преступлениям в обществе, увеличению зла, ибо оно не обличается и, вследствие этого, не врачуется. Равнодушно наблюдать за тем, что происходит нельзя и потому, что молчанием ты сам становишься соучастником греха и беззакония.

Постараюсь изложить свой опыт осмысления этой проблемы, который формировался на протяжении почти 20 лет работы в качестве консультанта по реабилитации людей от деструктивной религиозной зависимости.

Основание наших рассуждений  - Православие и Священное Писание

Подходить к решению такой непростой задачи, как выявление сущности и различий  осуждения и обличения, следует с выбора основы, на которой мы будем это делать, ибо мировоззренческих основ много. Выберу основание Православия, ставшего культурообразующей религией для русского народа, и конечно священные тексты Библии. Почему?

Латинское слово "cultura", означающее "возделывание", "воспитание", "образование", "развитие", происходит от однокоренного слова "cultus" - "почитание, поклонение, культ". В этом смысле значение любого культа и его сакральных книг заключено в ответах на самые главные вопросы, стоящие перед человечеством. Кто или что есть истина? Есть ли она вообще? Что такое хорошо и что такое плохо? Как отличить истину от лжи? Что есть добро и что есть зло? Что поддерживать мне как культурному человеку, а против чего восстать? Соответственно, разные культовые основы дают разные ответы на эти вопросы, которые различаются полнотой, глубиной, точностью и прочими характеристиками. Различие в ответах на эти и другие основополагающие вопросы порождает различную культуру поведения людей. Поэтому, обозначив проблематику, мы определились с основанием: Священное Писание христиан - Библия и иное Предание Православной Церкви.

Итак, как следует из приведенных цитат в эпиграфе, осуждать запрещено, а обличать должно. Однако принять это во внимание вовсе не означает, что человек в повседневной жизни сможет отличить одно от другого и, правильно употребить в общении с другими людьми. К тому же современная жизнь динамична как никогда ранее, что дополнительно осложняет задачу человеческого общения. Поэтому приступим к детальному разбору значения каждого слова и стоящего за ним смысла по порядку…

Что есть осуждение?

Осуждение - это действие, которое наступает после суда над человеком, и у людей предполагает наказание в виде лишения свободы, назначения штрафа, физического наказания, например, палками (их использовали  для телесных наказаний в России до XVIII в.) и прочее. Как мы понимаем, таким наказаниям подвергается человек после произведения над ним суда, узаконенным в человеческом сообществе органом. В государстве высшим органом правосудия признается суд. Вынесению приговора предшествует, или должно предшествовать, тщательное и беспристрастное разбирательство в содеянном человеком или группой лиц преступлении.

Слово Божие не запрещает суд государственный, но частный, который совершается одним человеком в отношении другого. То есть запрещается самосуд, как в области физической расправы, так и в области унижения человеческого достоинства словом. Таким образом, словесным наказанием, словесным бичеванием следует признать следующие слова: дурак, лодырь, негодяй, сектант, разгильдяй, неряха, двоечник, идиот, болтун, алкаш, свинья и другие, содержащие негативную характеристику личности другого человека.

В Нагорной проповеди Господь сказал: "…всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака" (пустой), подлежит синедриону; а кто скажет: `безумный', подлежит геенне огненной" (Мф. 5:22). То есть запрещается произносить в адрес другого человека даже, казалось бы, безобидные слова "пустой" и "безумный". Мы же порой допускаем более крепкие слова с целью "исправления" ближнего. Обратите также внимание, что Господь допускает проявление ненапрасного (обоснованного) гнева на человека, мелочный гнев, часто проявляющийся в виде раздраженного сквернословия - это недопустимо.

Христос и блудница.  Лукас Младший Кранах

 

Христос и блудница. Лукас Младший Кранах

В чем причина такого запрета? Мы живем в эпоху между Первым и Вторым Пришествием Господа Иисуса Христа. Во время Первого Пришествия Он мог бы судить людей, ибо обладает сейчас и обладал тогда полнотой суждений о каждом из нас, но не стал этого делать. Вот свидетельство Священного Писания об этом: "И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир" (Ин. 12:47). Время суда частного наступает для человека со времени его смерти, а время Страшного Суда наступит после Второго Пришествия Христа.

Таким образом, если не стал этого делать Тот, Кто имел право это сделать, то как может это делать тот, кому таких прав не дали? Это юридический аспект, и это первое.

Второе -  для производства полноценного суда необходима полнота суждений о человеке, каковой мы не обладаем по ряду причин.

В-третьих, все люди покалечены грехом и, вследствие этого, ослеплены и воспринимают происходящее с собой и с другими людьми не полным образом.

В-четвертых, мы подчас не удосуживаемся потратить некоторое время для анализа происходящего и делаем выводы наспех, не понимая, какие убийственные последствия имеют осуждающие (они же проклинающие, они же убивающие) слова.

Ты позоришь наш класс!

Для иллюстрации сказанного я приведу выдержку из книги Владимира Довганя "Код счастья". Это не означает, что я популяризирую этого автора, - напротив, я не рекомендую читать его книги по причине наличия в них серьезных искажений. Но в первой главе в этой книге он приводит воистину достойное свидетельство из своей жизни. Вот оно:

"Я был высоким, симпатичным парнем. В четырнадцать - пятнадцать лет естественное желание любого юноши нравиться девушкам. В нашем 10 "б" классе учились умные, яркие, красивые девчата. И представьте, дорогой читатель, как особо болезненно переносил я оценку моих умственных способностей и перспектив, которая постоянно звучала от учителей: "Довгань - ты дурак! Довгань - ты дебил! Ты позоришь наш класс! Таких, как ты, надо гнать из школы!".

Осуждение

 

Лучше бы меня сто раз избили, чем постоянно слышать это в присутствии одноклассниц. Но еще большую боль я испытывал, приходя домой. Валентин, мой старший брат, учился отлично. Талантливый, трудолюбивый, умный парень.

Я же домой приносил в дневнике только двойки. В лучшем случае удавалось по каким-то предметам получить тройку. Мой любящий отец - человек крутого нрава. Не в его характере было спокойно поговорить, объяснить.

Он мог спокойно взять дневник, просмотреть мои оценки, двойки, в сердцах из самых лучших побуждений этим же дневником хорошенечко врезать по моей и так не очень умной голове. Побои - это еще полбеды. Самое страшное - это когда в тебя не верят твои же родители!

Самое страшное, когда отец изо дня в день, конечно, в воспитательных целях, из добрых побуждений, постоянно мне говорил: "Вовка у нас совсем дурак. Нет, даже не дурак, а полудурок. У всех дети, как дети, у меня же сын - идиот".

Я рос затравленным волчонком. Меня постоянно унижали. Порой у меня было ощущение, что я нахожусь между молотом и наковальней. Приходя в школу, я слышал постоянные оскорбления: "Ты - дурак, ты - идиот!". Возвращаясь из школы домой, помимо побоев, я получал еще большую моральную боль. Когда тебя постоянно оскорбляет учитель - твой враг, - это полбеды. Но когда тебе твои же родители постоянно говорят, что ты идиот, что ты дурак, рано или поздно ты начинаешь в это верить.

К боли привыкаешь, к унижениям тоже привыкаешь. Но самое страшное, когда ты действительно начинаешь верить в то, что ты умственно неполноценный. Самое страшное, когда ты убежден в том, что ты человек второго сорта. Это происходит постепенно, незаметно, - сила такого убеждения смертельна.

К четырнадцати годам я был абсолютно убежден, что я умственно неполноценный, я был абсолютно уверен, что я самый глупый человек на свете, я - ничтожество. Совершенно серьезно мне в голову периодически приходили мысли покончить жизнь самоубийством. Я постоянно задавал себе вопрос: "Зачем я живу? Чтобы злить своих учителей? Чтобы расстраивать родителей? Чтобы мучиться самому? Зачем нужна такая жизнь?"

Со временем я научился жить двойной жизнью. Мое сердце от бесконечной боли постепенно превратилось в каменную ракушку, внутри которой еще теплилась жизнь, - наивная, слабая мечта, слабый огонек надежды. Даже не надежды. Говорят, что надежда умирает последней, а моя надежда умерла уже давно. Я точно знал, что я неудачник, что я ничтожество, что я дурак. В народе есть такая мудрость: "Скажи человеку сто раз "свинья" - и он захрюкает".

Так вот, мне тысячи-тысячи раз в детстве сказали, что я дурак и идиот. Как здесь не поверить?! Не было на земле ни одного человека, который бы хоть раз сказал: "Ты молодец! У тебя все получится! Я в тебя верю! Я тобой горжусь!". Вместо теплой поддержки я получал одни тумаки и унижения. Вконец я возненавидел не только школу, не только книги, но и самого себя, я возненавидел жизнь" (Владимир Довгань "Код счастья". - Москва, 2008. -С. 11-12).

Такое вот честное и глубокое по силе переживания свидетельство человека, испытавшего на себе силу проклятия и осуждения. Избави нас, Боже, от подобного отношения к ближним.

Образы человека

После приведенных слов может сложиться убеждение, что каждый прочитавший это свидетельство раз и навсегда исправится и перестанет осуждать и проклинать других людей. Однако это заблуждение. Полагаю, что необходимо прояснить еще некоторые обстоятельства, а именно: необходимо научиться воспринимать человека таким, каким он является на самом деле. Что же я имею в виду? Для продолжения воспользуюсь некоторыми синонимичными образами, поясняющими состояние современного человека.

Первый образ - иконографический, который в соответствии с библейским творением человека можно представить в виде иконы - образа. В начале творения человека это икона совершенного вида, на которой и холст, и краска, и тональности, и насыщенность передают полноту изображения. По прошествии же 7520 полных лет от С.М. по православному календарю, в 2013 году от Р.Х. человек в духовно-нравственном аспекте изменился настолько, что узнать прежний яркий образ практически невозможно: икона стала "закопченной", цвета поблекли, краска потрескалась или отлетела вовсе, да и доска вдобавок местами подгорела или сломалась. Так что узнать прежнее изображение если и удается, то весьма приблизительно и гадательно.

Второй образ - математический, который оперирует полным и частичным/фрагментарным. Образ совершенного человека в этом случае необходимо представить полнотой, то есть единицей, а образ поврежденного человека - дробным числом. Например, как 1/405 или 1/918, а, может, и как 1/1500. Как говорится, пусть каждый выберет для своего сознания подходящий образ.

В случае представления человека в виде образа иконы, процесс осуждения выглядит как продолжение процесса разрушения и деградации личности другого человека. Осуждая, мы как бы отколупываем некоторую часть потрескавшейся краски, еще больше копоти наносим. И при этом образ становится еще более неузнаваем. Так мы становимся соучастниками процесса разрушения личности другого человека. Заметим, что, производя такую разрушительную работу в отношении других лиц, часто являющихся для нас ближними, мы, в свою очередь, открываем перспективу в отношении самих себя, давая другим право осуждать нас самих. Ведь недаром сказано: "Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки" (Мф.7:12).

Таким образом, осуждая и проклиная других, мы сами провоцируем аналогичное поведение со стороны окружающих по отношению к себе. Желая нашего отрезвления, исправления и спасения, Господь попускает нам подобные переживания со стороны ближних, дабы мы вразумились и перестали творить оное. Спрашивается, чего жалуемся, когда получаем справедливое, хотя и горькое лекарство нашего же ради спасения?

В случае представления поврежденного человека математическим образом в виде дробного числа, процесс осуждения представляется неправильным сложением дробных чисел. Во время приведения дробных чисел к одному знаменателю для правильного их сложения требуется найти общий для них знаменатель, который должен быть кратным каждому из них. Но во время осуждения человек, обуреваемый страстью и раздражением и по этой причине не способный к восприятию хотя бы относительной полноты восприятия происходящего, предлагает вместо целостной картины свою оценку в качестве такого полного и совершенного знаменателя, и предлагает другому человеку безоговорочно это признать и, в соответствии с этой оценкой, измениться. Возможно, это не очень удачный образ для пояснения процесса осуждения, но он в большей степени подходит для объяснения процесса обличения, о чем мы будем говорить ниже.

Хорошо понимается осуждение через категории целомудрия и страсти, которые раскрывают и дополняют математический образ. Определимся прежде со значением этих слов. Целомудрие - это мудрость, которая является следствием полноты или цельности. В переносе на математический образ - это единица. Полнотой в нашем случае является Бог, а это значит, что стремящийся к Богу человек находится в состоянии изменения от меньшей полноты к большей, что и приводит его к более точным и взвешенным оценкам, то есть к мудрости и прозорливости в той или иной степени достоверности. Соответственно, страсть - это фиксированность на какой-либо части от целого, что лишает человека полной картины, и, как следствие, искажает воспринимаемую событийность. В переносе на математический образ это дробность/фрагментарность.

Такая фиксированность на части может порой восприниматься человеком или группой лиц как полнота, что и способствует смещению оценочной шкалы и подмене ценностей. Восприимчивость страстного человека иногда сравнивают с восприятием через замочную скважину, и надо признать это сравнение справедливым. Остается только уточнить, что страстность начинается в сознании человека и лишь позднее может овладевать человеком в той или иной степени. Страстный человек при оценке ситуации, чаще всего, дорисовывает образ происходящего в своем сознании, основываясь исключительно на своих фантазиях, которые для него вовсе и не фантазии, а "столп и утверждение истины".

Во время осуждения сам объект осуждения, будучи страстным и нуждающимся, не получает вспомоществования, направленного на избавление его от частичности или фрагментарности, но, напротив, в нем, в его сознании фиксируют, подчас занижая те границы, которые удалось достигнуть осуждаемой личности. Сам поврежденный человек хочет осмысливать себя хорошим и надеется таковым когда-нибудь стать, надеется на оправдание его жизни Богом, но вот только осуждающий человек почему-то с этим не согласен и явно занижает эту оценку. Налицо деструктивность процесса осуждения, ибо процесс принудительно влечет человека не в сторону полноты, не в сторону Бога, а в состояние меньшее, чем ощущает себя человек. Как следствие мы получаем справедливое сопротивление человека осудительному воздействию на него. Ну не хочет он умирать от наших слов, и все тут. Это его право.

Памятуя о том, что всякий человек есть личность, сотворенная Богом, но в силу разных причин оказалась плененной грехом, страстью, то исходя из этого она должна восприниматься нами как личность заболевшая, не умеющая наладить свои взаимоотношения с внешним миром вообще, и с нами в частности. Не умеет она складываться с другими дробностями, каковыми мы обозначили поврежденных людей после грехопадения.

Попытка решить эту задачу через осуждение приводит к тому, что личность, какая бы она ни была, начинает защищаться, обороняться от нас по причине свойственного ей чувства самосохранения. Наше словесное воздействие она расценивает как явно недружественное, что приводит к тому, что люди начинают отдаляться друг от друга: между ними вырастает стена непонимания и нежелания вообще продолжать общение, ибо оно носит травмирующий характер. Следствием такого процесса является изоляция человека от человеческого сообщества, и при систематическом осуждении она заключает человека в тюрьму одиночества. Так это и произошло с осуждаемым родителями и школьным сообществом Владимиром Довганем. Причем одинокими со временем становятся как те, которые осуждают, так и те, которых осуждают. Привычка осуждения приводит со временем в выжженному пространству вокруг осуждающего, от словесного огня которого разбегаются окружавшие его ранее люди.

Таким образом, осуждением следует считать такое словесное воздействие на человека, которое направлено на уничижение личности человека, содействующее соединению личности с пороком и одновременно разъединению людей между собой. Это то же самое, что надеть на человека зловонную одежду, приладить ее по фигуре, застегнуть на все пуговицы и сказать, что теперь это - твоя одежда, а сам ты - бомж. Если продолжать дальше, то осуждение - это и есть проклятие. Осуждение и проклятие - это слова одной и той же категории, приводящие сначала к смерти духовной, а затем и к смерти физической.

В случае с Довганем это суицидные мысли и желания. Таким образом, если еще немного продолжить, то что делает человек, который осуждает? Он убивает своего ближнего. Вот такой, до конца понятный, образ того, что происходит во время осуждения. Теперь нам ясно, почему осуждение запрещено Священным Писанием, и теперь же нам становится понятнее, что такое Священное Писание - истинное, ибо оно защищает жизнь. Таким образом, если родители или кто-то еще по недомыслию совершают это действие, то по факту осуждения оказывается, что они своих детей или ближних фактически прокляли, а после этого сетуют на то, что те от них отвернулись.

Что есть обличение?

Обличение - в отличие от осуждения диаметрально противоположно по своему внутреннему механизму. Осуждение убивает, обличение дает жизнь, ибо основано на любви и истине. Во время обличения ближнего любят, видят в нем образ Божий, и общение начинается с поддержки этого образа искренними словами, свидетельствующими о достоинстве человека. Осуждение деформирует образ, как огонь сворачивает бересту, обличение, напротив, дает достойную, истинную оценку этому образу, исключая лесть. Однако не стоит забывать о том, что истиной можно убить человека, сообщив ему чрезмерную для него истину, которую он не в состоянии пока принять. Не стоит забывать о том, что бесов справедливо именуют богами, знающими добро и зло (Быт. 3:5) Они когда-то были ангелами Бога и потому знают Его Закон, и, как следствие, понимают добро. Оно им необходимо, чтобы, отталкиваясь от него, создавать зло, ибо оно только с добром и соотносится. Не будет добра, не станет и зла. Зло не сущностное в отличие от добра, за которым стоит Бог Иегова, как это обозначается в современном переводе, что означает Сущий. К этому стоит добавить, что бесы регулярно собирают сведения о поведении человека, так что они также в курсе наших подлинных достоинств.

Нафан обличает Давида. Графика. Гравюра. Юлиус Шнорр фон  Карольсфельд

 

Нафан обличает Давида. Графика. Гравюра. Юлиус Шнорр фон  Карольсфельд

Поэтому мы должны понимать, что в некоторых случаях правда о нас самих или о событиях и поведении других людей может быть доступна нам, либо третьим лицам, например, целителям/колдунам/экстрасенсам. Однако мы не можем сбрасывать со счетов, что источником этой информации могут быть те самые бесы, которых общество сегодня несправедливо игнорирует. Получая информацию из нечистого источника, человек незаметно для себя в определенный момент получает порцию информационного яда, который, в зависимости от способа умерщвления души человека, может производить свое действие на протяжении многих лет.

Если воспользоваться уже введенными в повествование образами иконографическим и математическим, то обличение можно представить следующим образом.

Иконографический образ предполагает, что механизм обличения будет схожим с работой реставратора картин/икон: прежде будет проведен тщательный, неспешный анализ состояния полотна, произведена оценка фрагментов картины/иконы, назначена последовательность восстановительных работ и прочее. Кропотливый и тяжелый труд, превосходящий по сложности собственно написание картины/иконы. Потому в Священном Писании сказано: "Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов" (Иак. 5:19-20).

Математический образ обличения предполагает труд по сложению поврежденного фрагментарного/частичного/дробного образа человека с образом Божественным/полным посредством предложения сознанию человека наиболее полного из возможного в текущий момент времени представления о Боге, чем является в нашем случае учение Православной Церкви. При этом, конечно же, должен соблюдаться принцип постепенности, позволяющий человеку соблюдать свободу своей воли.

При обличении воздействие на личность человека носит реставрирующий характер, во время которого ему предлагается добровольно воспринять лучшее. И надо сказать, что предложение должно быть обосновано, качество должно быть понимаемо. Без этого человек не сможет принять в себя ту пищу, которую вы ему даете. Человек всегда должен оставаться свободным в своих решениях. При обличении происходит характеристика поступка в свете Христовой Истины. В упрощенном варианте это выглядит так: "ты имеешь определенные достоинства, которые в свете Христовой Истины оцениваются так-то, но поступок твой в свете той же Христовой Истины оценивается так-то". Таким образом, можно и нужно говорить о существовании лжи, предательства, лицедейства, насилия, бесовщины, но людям нельзя говорить, что они дураки, дебилы, сектанты, алкаши, неудачники и прочее. Не приведи, Господи, они могут в это поверить, как это было в описанном ранее случае с В.Довганем. Напротив, нужно отметить, что именно он делает правильно: ищет или стремится к истине; хочет или в своем сознании является "свидетелем Иеговы"; стремится быть "учеником Иисуса Христа" и так далее.

После чего следует объяснить, что именно человек понимает и делает неверно. Только таким образом происходит объединение людей на общем основании, сотрудничество в укреплении общего и разделение человека с пороком. Стало быть, обличением следует считать такое словесное воздействие на человека, которое направлено на обоживание личности человека и спасение от греха, содействует соединению людей между собой и одновременно разъединению порочной личности с пороком.

Ко всему сказанному остается добавить, что согрешает человек осуждением не только словом, но и интонацией, которая выдает отсутствие любви к ближнему. Думается, что каждый человек переживал молчаливую недружелюбность к себе, которая изводит подчас сильнее, чем сказанные слова. Когда слова сказаны, ты хотя бы приблизительно знаешь меру отношения к себе, а когда молча ненавидят, то часто не знаешь за что и в какой мере.

Не все так просто и однозначно

Казалось бы, категория обличения раскрыта в полной мере и можно переходить к заключению. Однако необходимо для полноты раскрытия темы, наряду с иконографическим и математическим, ввести еще один образ - хирургический.

Когда говорилось об обличении человека как о процессе реставрации образа, то еще не было сказано, что в жизни бывают ситуации, в которых требуется вести себя незамедлительно, хладнокровно и решительно, как и в случае с запущенной формой заболевания, требующей хирургического вмешательства.

Например, ампутация конечностей. Да - это больно, да - это обрекает человека на инвалидность, да - это сопровождается осложнениями и прочими последствиями, связанными с нарушением функционирования опорно-двигательной системы, но если это единственный безальтернативный путь, то это забота о здоровье человека, и это проявление любви к нему.

Эта операция - отсечение безнадежного, ради сохранения остаточной формы жизни. Как в медицинском случае, так и в духовном врачевании, изучение показаний к операции, а равно и ее проведение, требует профессионализма от совершителя действия, который способен осмысленно взять на себя ответственность за последствия. Ошибки дорого обходятся как в том, так и в другом случае.

Введение этого образа при рассмотрении категории обличения помогает понять и правильно осмыслить сложные жизненные ситуации, когда, например, грубое, подчас матерное слово, произнесенное с максимальным эмоциональным и тональным значением, приводило солдата во время боевых действий к незамедлительному движению и спасало ему жизнь. Это объясняет, например, поведение бригадира, требующего от своих подчиненных произведение работ, от которых зависит будущее коллектива и многих других людей.

Так же и резкий окрик человека, зазевавшегося и не замечающего нависшей над ним опасности, а в ряде случаев и грубое физическое воздействие на него, не является предосудительным, но обличительным. В подобных случаях забота о сохранении здоровья физического или духовного, проистекающее от любви, а значит от Бога, является допустимой формой воздействия на человека и должно быть признано формой обличения.

В этой связи становятся понятными и евангельские события, описывающие поведение Спасителя, когда он использовал резкие речевые формы по отношению к людям, называя их "порождениями ехидниными" (Мф. 12: 34; 23: 33), "лицемерами" (Мф. 15: 7; 16: 3; 22: 18; 23: 13-29; Лк. 11: 44; 12:56), а так же и действия, когда Он "сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул". (Ин.2:15). Все, что было Им сказано и сделано направлено на отрезвление людей с тем, чтобы они уверовали в то, что Он есть Тот кто Он есть - Богочеловек Иисус Христос, пришедший спасти мир.

Как преодолеть зло, мирясь с ним?

Итак, мы рассмотрели достаточно внимательно две категории - обличение и осуждение. Но пока что все рассмотренное нами остается в теории. Нам нужна практика, нам нужна проекция сказанного в нашу повседневную и практическую жизнь. Это значит, что нам нужно рассмотреть поведение человека через призму культуры поведения, которая, в свою очередь, является лишь составной частью общей православной культуры, основанной на Священном Писании и Предании.

Например, в школе ученик совершил какую-то шалость: ворону или мышь выпустил в классе и таким образом сорвал урок. Соответственно, директор, желая выявить нарушителя дисциплины, спрашивает: "Кто сделал?" Молчат, никто не скажет, а если и скажет, то будет отторгнут коллективом: ябеда, стукач.

Как же преодолеть зло, неужели с ним мириться? Те люди, которые научены культуре поведения, предположим, в рамках христианства, знают, что в Писании содержится ответ на этот вопрос. В Евангелии от Матфея апостол Петр вопрошает: "Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?" А Господь говорит: "не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз" - и поясняет: "Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь". (Мф. 18: 15-17).

О чем сказано тут?

Во-первых, говорится о необходимости иметь знание и ясное представление о том, что за поступок совершил твой брат - добрый или злой. Тот, кто намерен обличить, должен иметь убеждение и обоснование тому, почему поведение следует признать греховным.

Во-вторых, говорится о необходимости проявить мужество, чтобы обозначить и защитить свою позицию прямо перед другим человеком, а не из толпы. Сначала один на один, а затем довести до конца и обличить зло перед коллективом, собранием, Церковью. Об этом говорится в заключительном стихе.

В-третьих, говорится об умении отличить обличение от осуждения. Сегодня большинство людей не только светских, но и тех, которые ходят в храмы, лишены ясного представления об этом, к сожалению. И уже после того, когда человек исполнил правильно первую часть, далее сказано: "если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось".

Сколько раз мы сталкивались с ситуациями, когда люди являются свидетелями совершающегося на их глазах беззакония. Когда начальник не прав, сослуживец не прав, сосед не прав. Но чем это чаще всего заканчивается - разговорами в курилке, на кухне за чаем и т.д. Ну, посудачили, поплакались, эмоционально разрядились, на этом все и заканчивается. Возможен и крайний случай: сорвались и выплеснули наружу свои негодования. Очень немного сегодня людей, способных противостоять злу.

После того, когда человека усовестили и первый, и второй раз, то в третий необходимо сообщить об этом проступке учителю, начальнику, архипастырю. И в этом случае это уже не стукачество, а это уже забота и попечение о согрешающем. Потому что если бездействовать в этом случае, то зло укоренится в человеке, после чего умножится и распространится на других, как вирус. Свидетель духовного беззакония в случае бездействия становится соучастником, и для того, чтобы развязать себя с преступлением, он должен обозначить свою позицию, обличив совершителя.

Чтобы у читателя не возникло повода впасть в крайность обличительства (именно обличительства как постоянного состояния души), хочу сделать важные дополнения.

Первое заключается в том, что обличение без любви к человеку невозможно. Второе вытекает из первого и заключается в том, что две эти противоположные по сути формы речевого поведения - осуждение и обличение, могут трансформироваться друг в друга. То есть осудительная внешняя форма речевого поведения может смягчаться и становиться менее травмирующей, если в интонации присутствуют теплые/любовные нотки.

И, напротив, в обличительном по форме и конструкции речевом поведении появление раздражительности, озлобленности, нетерпимости трансформирует/меняет обличение в сторону осуждения. Таким образом, в жизни мы имеем многочисленные промежуточные формы, точная характеристика которых весьма затруднительна. Но, что это меняет? Главное для нас научиться соблюдать собственное речевое поведение, а для этого нам нужны ориентиры, обозначению которых и посвящена эта работа.

Выводы

То, что происходит со всеми нами, напрямую, хотя и отчасти, зависит он нашего речевого поведения: "... не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом Божиим". (Лк. 4:4). Душа человека питается словом, и в том случае, когда это слово истинное, то она, т.е. душа, живится, когда же оно (слово) лукаво/ядовито, то есть не соответствует Божественной реальности, то душа повреждается, ибо пропитывается ложью/ядом.

Произнесением правильных и совершенных слов, включающих обличающие слова, мы даем возможность Богу приблизиться к нам, к нашему сообществу со всеми вытекающими благими последствиями; произнесением слов ложных, в том числе осуждающих, сквернословных, приближаем к нам "духов злобы поднебесной" (Еф. 6: 12), с которыми мы якобы боремся, опять же со всеми вытекающими деструктивными последствиями.

Полагаю, что появление общей деструктивности в нашем обществе и деструктивного сектантства, в частности, попущено Богом, дабы мы исправились и научились созидать, а не разрушать. Дабы наши слова привлекали людей, а не отгоняли их прочь. Чтобы с нами искали общения и желали говорить, а не бежали бы от нас, как от чумы, приносящей одни разрушения.

Памятование только об этих сторонах духовной жизни может значительно больше продвинуть нас к Богу и спасению, ослабить деструктивные процессы в обществе, в том числе деструктивное сектантство.

 Олег Заев,

руководитель Информационно-консультационного

центра по вопросам сектантства при соборе во имя

блг. князя Александра Невского г. Новосибирска

Собор благ. князя Александра Невского - 13.07.2013.

***

Больной понимающий, что он болен, никогда не осудит другого за то, что этот, другой, болен

Буквально вчера мы осуждали эту статью с ее автором - моим давним и добрым другом. Пользуясь дружескими отношениями, во-первых, позволил себе определенную синтаксическую редакцию оригинала и разбиение ее через смысловые части и заголовки, во-вторых, хочу сделать принципиальное дополнение.

Нередко умные люди, руководители, пастыри, миссионеры, апологеты сталкиваясь с неудачами при попытках вразумить, обличить, научить чему-либо людей, начинают винить себя. Дескать, это именно они и только они неправильно беседовали, учили, не нашли правильный подход. Такие обвинения часто моментально лукаво (!) высказывают и враждебно настроенные оппоненты, и сами люди, непокорившиеся слову.

Это, кстати, типичный тупик мышления при гуманистическом понимании человека: человек рождается совершенным, и если его поместить в совершенные (идеальные) условия, то человек станет еще более совершенным. Несовершенно же людей происходит от "неправильного" воспитания, обучения, "неправильных" родителей, наставников, начальников и т.п.

Христианское, православное понимание природы человека считает, что люди не рождаются совершенными, или хотя бы нейтральными (не плохими и не хорошими), люди уже рождаются поврежденные грехом.  И наше "совершенство" в этом мире зависит от степени поражения грехом и страстями, чем меньше поражение, тем благочестивее и умнее человек.

В связи с этим важно понимать, что есть люди настолько пораженные грехом, что не способны воспринять даже совершенно высказанную истину. Более того, таким людям эту истину даже опасно давать. Это кроткий Господь сказал: "Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас" (Мф.7:6). Это кроткий Господь обозначил вопрошающих Его:  "...род лукавый и прелюбодейный" (Мф.12:39).

Апостол Павел писал о людях будущего: "Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся" (2 Тим.3:-1-5).

Обратите внимание  на окончание "Таковых удаляйся", не пытайся вразумлять, спасать, а "таковых удаляйся". Даже великий апостол Павел весьма скромно описывал результаты своей миссии: "Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых" (1Кор.9:22).

Господь дает предел попыток вразумления, обличения человека (три), а также его методу: "Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь (Мф. 18:15-17).

И, наконец, Слово Божие требуя совершенства от начальствующих и учителей, указывает, что руководимые и пасомые также должны быть снисходительны к немощам и особенностям характера вышестоящих.   Например:

"Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым. Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу." (1Пет.2:18-20).

"Также и младшие, повинуйтесь пастырям; все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать" (1Пет.5:5).

"Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость" (Еф.6:1).

"Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога" (Кол.3:22).

"Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас неполезно" (Евр.13:17).

Считаю также нужным, указать, что осуждающий человек в определенной ситуации может иметь снисхождение, и не только потому, что мудрость приходит с годами.

Нельзя сказать, что осуждение человека  - это абсолютное табу, и недопустимый ужасный грех. Господь указывает, что осуждение - это палка о двух концах. Но можно ли бояться суда Божьего, точнее объективной правды о себе, если сам человек честен с собою и сам произнес на себя суд?

"...два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!" (Лк. 18:10-13).

Обратите внимание - мытарь только хвалился о себе. Вероятно также, что фарисей знал этого мытаря, и правдою было то,  что он (мытарь) не постился, не давал десятину... И если произнеся суд о мытаре, фарисей добавил бы, прося прощения, что он поступает иногда (часто, постоянно) хуже, чем этот мытарь, согрешая иными грехами (например, гордость, которой у мытаря нет), то молитва мытаря имела бы иное наполнение. Думаю, если ты честен перед собой  и Богом за свои грехи, твое личное впадение в осуждение может иметь снисхождение.

Резюмируя сказанное: больной понимающий, что он болен, никогда не осудит другого за то, что этот, другой, болен.

Максим Степаненко, руководитель
Миссионерского отдела Томской епархии

Русской Православной Церкви

Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - 17.07.2013.

***

Священное Писание об обличении

"Кто хранит наставление, тот на пути к жизни; а отвергающий обличение блуждает" (Прит.10: 17)

"Ненавидящий обличение идёт по следам грешника, а боящийся Господа обратится сердцем" (Сир.21:7)

"Гораздо лучше обличить, нежели сердиться тайно; и обличаемый наедине предостережётся от вреда" (Сир.20:1)

"Кто любит наставление, тот любит знание; а кто ненавидит обличение, тот невежда" (Притч. 12:1).

"Бывает обличение, но не вовремя, и бывает, что иной молчит, – и он благоразумен" (Сир.19:28).

"Мудрый сын слушает наставление отца, а буйный не слушает обличения" (Притч.13:1).

"Если Ты обличениями будешь наказывать человека за преступления, то рассыплется, как от моли, краса его. Так, суетен всякий человек!" (Пс.38:12).

"Как хорошо обличенному показать раскаяние! Ибо он избежит вольного греха" (Сир.20:2-3).

"Глупый пренебрегает наставлением отца своего; а кто внимает обличениям, тот благоразумен" (Притч.15:5)

"Наказания Господня, сын мой, не отвергай, и не тяготись обличением Его" (Притч.3:11).

"Отвергающий наставление нерадеет о своей душе; а кто внимает обличению, тот приобретает разум" (Притч.15:32).

 "Слушайся совета и принимай обличение, чтобы сделаться тебе впоследствии мудрым" (Притч.19:20).

"Лучше открытое обличение, нежели скрытая любовь" (Притч.27:5).

"Лучше слушать обличения от мудрого, нежели слушать песни глупых" (Екк.7:5).

"И к одним будьте милостивы, с рассмотрением, а других страхом спасайте, исторгая из огня, обличайте же со страхом, гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью" (Иуд. 1:22-23).

"Испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте" (Еф.5:10-11).

"Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели (1Тим.5:20).

"Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности" (2Тим.3:16).

"…проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием" (2Тим.4:2).

"Ибо епископ должен быть… держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать. Ибо есть много и непокорных, пустословов и обманщиков, особенно из обрезанных, каковым должно заграждать уста: они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти. Из них же самих один стихотворец сказал: "Критяне всегда лжецы, злые звери, утробы ленивые". Свидетельство это справедливо. По сей причине обличай их строго, дабы они были здравы в вере, не внимая Иудейским басням и постановлениям людей, отвращающихся от истины" (Тит. 1:7 – 9).

"Сие говори, увещевай и обличай со всякою властью, чтобы никто не пренебрегал тебя" (Тит.2:15).

"Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся" (Откр.3:19).

Святые отцы об осуждении

Святитель Иоанн Златоуст:

Если бы мы даже не сделали никакого греха, то уже один этот грех (осуждение) мог бы свести нас в преисподнюю...

Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Икона

 

Святитель Иоанн Златоуст

Кто строго расследует чужие проступки, тот не получит никакого снисхождения к своим собственным. Бог произносит суд не только в соответствии со свойствами наших преступлений, но и с твоим судом о других.

Если, забывая о себе, ты восседаешь, как судья, над другими, то незаметно собираешь сам себе все большее бремя грехов.

Согрешил кто-нибудь и строго осудил другого, совершающего тот же грех. За это в День Суда подвергнется не такому наказанию, которого требует характер его греха, но больше чем двойному или тройному - Бог назначит ему наказание не за то, в чем он согрешил, но за то, что строго осудил другого, который согрешил в том же.

Если мы хотим уменьшить свои грехопадения, будем более всего заботиться о том, чтобы не осуждать наших братий, а вымышляющих клевету на oных не надо и допускать к себе.

Если ты судишь других, желая им добра, то прежде пожелай его себе, имеющему более явные грехи. Если же не заботишься и о самом себе, то ясно, что брата своего судишь не из доброжелательства к нему, но из ненависти и желания его опозорить.

Если уж плохо не обращать внимания на свои грехи, то вдвое или втрое хуже судить других; имея в своем глазу бревно, не чувствовать от того никакой боли; а ведь грех тяжелее бревна.

Нам нужно оплакивать собственные пороки, а мы осуждаем других; между тем не следовало бы делать этого и в том случае, если бы мы были чисты от грехов.

Когда ты скажешь: такой-то человек злой, вредный, порочный, тогда обрати внимание на себя самого, разбери тщательно свои дела, и ты раскаешься в своих словах.

Столь обычный для всех грех - осуждение ближних навлекает на нас тягчайшее.

Несмотря на то что осуждение подвергает... наказанию, а не доставляет никакого удовольствия, все мы бежим на зло, будто стараясь и спеша войти в гееннскую печь не одной, а многими дорогами.

Не будем строго судить других, чтобы и у нас не потребовали строгого отчета, - мы сами обременены грехами, превышающими всякое помилование. Будем больше сострадать тем, которые грешат, не заслуживая снисхождения, чтобы и мы могли надеяться на такую же милость к себе; хотя, сколько бы ни старались, мы никогда не будем в состоянии оказать такое человеколюбие, в каком имеем нужду от человеколюбивого Бога. Поэтому не безрассудно ли, когда мы сами находимся в такой большой беде, строго разбирать дела своих собратий и вредить самим себе? Таким образом, ты не столько выставляешь его недостойным твоего благодеяния, сколько самого себя - недостойным Божия человеколюбия. Кто строго взыскивает со своего собрата, с того гораздо строже взыщет Бог.

Святитель Василий Великий:

Не осуждай за маловажное, как будто ты сам строгий праведник.

Не будь судьей чужих падений. На них есть Судия праведный.

Если увидишь ближнего во грехе, не на одно это смотри, но подумай о том, что он сделал или делает хорошего, и нередко, осмыслив общее, а не частности, найдешь, что он лучше тебя.

Святитель Григорий Богослов:

Суди больше себя, чем дела ближних: одно доставляет пользу тебе, другое - ближним.

Кто судит чужой порок, скорее сам подпадет обвинению, чем положит конец пороку.

Лучше о себе слышать плохое, чем плохо говорить о другом. Если кто, желая позабавить тебя, выставляет ближнего на посмешище, то представь себе, что предметом насмешек служишь ты сам, и его слова огорчат тебя.

Святитель Афанасий Александрийский:

"Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7, 1-2). Господь говорит, что одно и то же и в равной мере терпят и кто судит, и кто меряет; впрочем, говорит это не в том смысле, в каком понимают еретики, обманывая сами себя, "не разумея ни того о чем говорят, ни того, что утверждают" (1 Тим. 1, 7). Ибо, разрешая за деньги приносящих неразумное и гибельное покаяние, они готовы утверждать, что не должно судить и того, кто сделал смертный грех, потому что Господь сказал: не судите, да не судимы будете". Но если это действительно так, как утверждают они, то, без сомнения, подверглись осуждению праведный Ной, который осмеявшего его Хама осудил быть рабом братьев. И Моисей осудил собиравшего дрова в субботу, повелев побить его камнями вне стана. И преемник его Иисус осудил Ахара за кражу, истребив его со всем домом. И Финеес осудил Замврия за блудодеяние и пронзил копьем. И Самуил предал царя Амаликитян Агага смерти пред Господом. И Илия осудил лжепророков и, как свиней, заклал их при потоке. И Елисей осудил Гиезия за принятие денег и наказал проказой. И Даниил осудил похотливых старцев за клевету и наказал их по закону Моисееву. И Петр, приняв ключи Небесного Царствия, осудил Ананию с женой, когда они утаили часть своего достояния, и они пали мертвыми. И Павел осудил ковача Александра, сказав: "Да воздаст ему Господь по делам его!" (2 Тим. 4, 14), а Именея и Александра предал сатане, "чтобы они научились не богохульствовать" (1 Тим. 1, 20), Коринфскую же Церковь обвинял в том, что не судит: "Неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими?" (1 Кор. 6, 5); "Разве не знаете, что мы будем судить ангелов?" (1 Кор. 6, 3). Итак, если все праведные судили и не были сами судимы, а даже избраны на духовное служение, то почему же не должно судить?.. Господь сказал: "Не судите, да не судимы будете" не для того, чтобы мы поступали в чем или делали что без суда, но имея в виду фарисеев и книжников, которые судили друг друга, но не исправляли сами себя. Так, например, убийцу по закону осуждали на смерть, а сами беззаконно убивали пророков; прелюбодею определяли казнь, сами же, как кони, ржали на чужих жен; вора осуждали, а сами были похитителями чужих достояний, то есть отцеживали комаров, а верблюдов пожирали. А что такими были фарисеи и книжники, ясно из следующих слов Господа: "И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего" (Мф. 7, 3-5). Если у тебя самого в глазе бревно непотребства, то можешь ли предостеречь брата своего от сучка малого греха? Богомудрый Павел писал к римлянам о таких лицемерах, принимающих вид благочестия: "Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? (Рим. 2, 21-23); и еще: "Неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же" (Рим. 2:1). Так, преступившие закон Пасхи, преступлением этого закона бесчестят Христа, Господа Пасхи. Поэтому кто осуждает за что-либо другого, а сам делает то же, тот осуждает себя самого. Так и два старца, судившие Сусанну как прелюбодейцу, сами по Закону Моисея осуждены как прелюбодеи. И фараону возмерено той же мерой, какой он мерял: он повелел топить в реке младенцев и сам утонул в Чермном море. И архиереи, убившие Захарию у жертвенника, сами побиты при жертвеннике римлянами. Все это - в поучение тебе, что какой мерой кто меряет, такой и ему воздается. И "чем кто согрешает, тем и наказывается" (Прем. 11:17).

Преподобный Антоний Великий:

Если увидишь, что брат впал в грех, не соблазнись на него, не презирай и не осуждай его, иначе впадешь в руки врагов твоих...

Преподобный Иоанн Лествичник:

Если бы ты увидел кого-либо, согрешающего даже при самом исходе души из тела, и тогда не осуждай его, ибо Суд Божий неизвестен людям.

Некоторые впадали в великие согрешения явно, но большие добродетели совершали втайне; и те, которые любили осмеивать их, следили за дымом, не видя огня.

Судить - значит бесстыдно похищать суд Божий, и осуждать - значит губить свою душу.

Как добрый виноградарь вкушает только зрелые ягоды, а кислые оставляет, так и благоразумный и рассудительный ум тщательно замечает чужие добродетели... Безумный же человек отыскивает чужие пороки и недостатки.

За какие грехи телесные или душевные осудим ближнего, в те впадаем сами, и иначе не бывает.

Преподобный Ефрем Сирин:

Если удержишься от суда, то себе самому окажешь милость.

Если ближнего, согрешившего против тебя, ты подвергаешь ответственности за это, то уличаешь себя самого в том, что и ты был в состоянии не грешить ни против Бога, ни против ближнего.

Преподобный авва Исаия:

Кто истинно кается, тот не занимается осуждением ближнего, а только оплакивает свои грехи.

Кто всегда размышляет о тех последних наказаниях, которым должен подвергнуться за свои грехи, у того мысли не будут заняты осуждением других.

Неосуждение ближнего служит ограждением для борющихся со страстями под руководством духовного разума. Безумно разрушает эту ограду порицающий.

Кто удручает себя великими подвигами, но уничижает согрешающего или живущего нерадиво, тот губит этим весь подвиг своего покаяния. Уничижив ближнего, он уничижает член Христов, предвосхищая Судию - Бога.

Все мы пребываем на земле как бы в больнице. У одного болят глаза, у другого - рука или горло, иные имеют более глубокие раны. Некоторые бывают уже вылечены, но болезнь возобновляется, если человек не воздержится от вредных для него яств. Подобно этому прилежащий покаянию, осуждая или уничижая ближнего, уничтожает этим благотворное действие своего покаяния.

Если кто в твоем присутствии начнет осуждать брата твоего... скажи осуждающему со смирением: "Прости меня, ибо я сам грешен и немощен и повинен в том, о чем ты говоришь: не могу этого вынести".

Кто судит ближнего, порицает брата, уничижает его в сердце, обличает его с гневом, говорит о нем плохо при других, тот изгоняет из себя милость и прочие добродетели, которыми обиловали святые. От такого отношения к ближнему теряется все достоинство подвигов и гибнут все их благие плоды.

Если увидишь, что брат грешит, и на другое утро встретишься с ним, не считай его в мыслях грешником. Может быть, когда ты ушел от него, он сделал после падения что-нибудь доброе и умилостивил Господа молитвами и слезами.

Преподобный Нил Синайский:

Великий грех - уязвленному многими беззакониями не обращать внимания на свои грехи и любопытствовать и говорить о том, что плохого в других.

Если увидишь, что кто-нибудь грязнее всех нечистых и лукавее всех лукавых людей, не проявляй желания осудить его - и не будешь оставлен Богом.

Преподобный Исидор Пелусиот:

Нужно обратить душевное око от рассмотрения чужих погрешностей на свои собственные и приучать язык говорить строго не о ближних, но о себе самом, ибо плодом этого бывает оправдание.

Преподобный авва Дорофей:

Грех ближнего (Господь) уподобил сучку, а осуждение - бревну: так тяжело осуждение, что превосходит всякий грех.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин:

(Христианин) подвергается тем же провинностям и порокам, за которые вздумал бы осуждать других. Следовательно, всякий должен судить только себя самого; осмотрительно, осторожно наблюдать за собой во всем, а не расследовать жизнь и поведение других... Кроме этого еще и потому опасно судить о других, что мы не знаем необходимости или причины, по которой они поступают так или иначе. Может быть, перед Богом правильно или извинительно то, чем мы соблазняемся. И мы оказываемся безрассудными судьями и этим допускаем нелегкий грех.

Авва Моисей:

Умереть для ближнего - значит ощущать свои грехи и не думать ни о ком другом, хорош он или плох. Не делай никому зла и ни о ком не мысли зла в сердце твоем. презирай того, кто поступает плохо. Не общайся с человеком, вредящим своему ближнему, и не радуйся с тем, который делает зло другому. Не укоряй никого, но говори: Бог знает каждого. Не соглашайся с клеветником, не забавляйся его злоречием, но и не питай ненависти к тому, кто поносит ближнего своего. Вот что значит не осуждать, по Писанию "Не судите, да не судимы будете" (Мф. 7, 1). Не враждуй ни с кем и не питай вражды в сердце, не ненавидь и того, кто враждует с ближним. В этом и состоит мир. Утешай себя тем, что труд - кратковременен, а упокоение за него вечно, по благодати Бога Слова.

Святитель Димитрий Ростовский:

Кто свободен от греха? Кто ни в чем не повинен? Кто непричастен ко греху, хотя и прожил только один день? Ибо в беззакониях мы зачаты и во грехах рождают нас матери наши (Пс. 50:7). Если не в том грехе, то в ином, если не в великом, то в малом, однако все согрешаем, все преступаем, все грешны, все немощны, все склонны ко всякому греху, все требуем милости Божией, все требуем человеколюбия Его: "Не оправдается пред Тобой ни один из живущих",- говорит святой пророк Давид (Пс. 142:2).

Потому не осуждай согрешающего, не восхищай суда Божия; не будь противником Христа в том, что он оставил Себе. Если и явно глазами своими видишь согрешающего, не поноси его, не совершай суда в гордости, чтобы и самому за это не пострадать, ибо судящий кого за что-либо сам за это непременно пострадает, но милостиво покрой согрешение его, человеколюбиво, если можешь, исправь преступление его, если же не можешь, то в молчании осуждай себя. Довольно тебе своих злых дел, чтобы смотреть на грехи другого.

Почему я уподобляю осуждающих и хулящих ближнего змеям или ехиднам? Не ярче ли обнаружу их змеиный нрав, если уподоблю их некоему огромному семиглавому змею, хвост которого увлек с неба третью часть звезд? (Апок. 12:3-4). Как нет змея больше, чем змей семиглавый, так нет и греха сильнее, чем грех осуждения ближних. Ибо все грехи, подобно малым змеям, имеют только одну главу, то есть причиняют только личную погибель, грех же осуждения имеет не одну, а семь глав, семь причин гибели.

Первая глава змея: утаивать и даже не вспоминать добрых дел ближнего. Вторая: осуждать всякое доброе дело ближнего. Третья: не только не признавать никакой добродетели ближнего, но даже причислять его к непотребным. Четвертая: разглашать какое-либо тайное согрешение ближнего. Пятая: преувеличивать грехи ближнего пространными речами и порождать о нем злую молву в народе. Шестая: лгать о ближнем, изобретать и сочинять ложные слухи о нем и о его проступках, которых он не только не совершал, но даже и не имел в мыслях. Седьмая и последняя: позорить доброе имя и честь ближнего и всячески подвергать его мукам временным и вечным. Видите, как ужасен этот семиглавый змей, как велик этот грех осуждения ближнего! Семиглавый змей, виденный Богословом, был предзнаменованием антихриста. А осуждающий ближнего есть на самом деле антихрист, как говорит об этом святой Леонтий, епископ Неапольский, в Отечнике: "Судящий ближнего похищает сан Христов и есть антихрист" (Слово 9 о неосуждении).

Змей, виденный Богословом, своим хвостом увлек с неба третью часть звезд; грех же осуждения погубил, можно сказать, третью часть добродетельных, желавших просиять как звезды небесные. Много было таких, которые, осудив и похулив ближнего, погибли со всеми своими добрыми делами, этому много примеров в книгах. Я напомню только, что один великий старец, Иоанн Савваитский, говорит о себе в Отечнике.

- Рассказали мне,- говорит он, - об одном брате, имеющем плохую славу и не исправляющемся, и сказал я: "Ох!" И когда сказал я "ох", объял меня ужас и увидел я себя стоящим на Голгофе у Господа моего, распятого на Кресте. Я хотел поклониться Ему, но Он сказал предстоящим Ему Ангелам: "Уведите его отсюда, ибо он антихрист; он прежде Моего суда осудил брата своего". Когда я был изгнан оттуда, упала с меня моя мантия. Придя в себя, я понял свой грех и то, почему отнят был у меня покров Божий. Тогда направился я в пустыню, где пробыл семь лет, не вкушая хлеба, не входя под кров и не беседуя с человеком до тех пор, пока я снова не увидел Господа и Он повелел возвратить мне мантию.

Ужаснись всякий, услышав это. Если за одно только слово, за одно "ох", произнесенное с осуждением, такой великий угодник Божий пострадал так сильно - Господом был назван антихристом, был изгнан от лица Его, посрамлен и лишен покрова Божия, пока семилетним страданием не умилостивил Христа, что же будет с нами, когда мы каждый день и бесчисленными хульными словами осуждаем наших ближних?

Святитель Тихон Задонский:

Всякому надо себя знать, и не чужие, но свои пороки замечать и очищать. Злобу, зависть, ненависть отбросить. Брату нашему или падающему сострадать духом любви, и от его падения самому вести себя осторожнее. Молиться милосердному Богу, чтобы восставил падшего и обратил заблудшего, а тебе не попустил впасть в те же пороки. Помнить, что за осуждение ближнего сам судим будешь, по слову Христову (Мф. 7:1). Беречься от непотребных разговоров, на которых пересуживают людей, и от того, что терзает славу другого. Удаляться от тех, кто имеет злую привычку осуждать других. Имеющим эту злую привычку нужно молиться Господу: "Положи, Господи, охрану устам моим" (Пс. 140:3).

Святитель Тихон Задонский. Портрет

 

Святитель Тихон Задонский

Берегись, возлюбленный христианин, осуждать падение начальника, даже если и подлинно о нем знаешь. Еще более берегись говорить о его падении другим и клеветой сеять соблазн, чтобы не уподобиться Хаму, сыну Ноя, который о стыде отца своего объявил другим. Но покрой молчанием твоим, как сделали Сим и Иафет, сыновья того же Ноя, которые, отвернувшись, покрыли срам своего отца. При этом знай, что много ложных слухов проносится о пастырях и властях христианских; и это действие общего для всех врага - диавола, сеющего соблазн, чтобы породить всякое нестроение и замешательство в христианском обществе.

Святитель Тихон Задонский:

...Следует вспомнить евангельского богача, который "в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал:

"отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем" (Лк. 16, 23-24). Видите: он весь в муках, весь горит в гееннском пламени, а отрады и прохлады просит только для одного горящего языка. Почему? А потому, что язык больше всего, больше - яд, умерщвляющий душу.

Берегись осудить ближнего, поскольку он пред своим Господом стоит или падает, поскольку и сам ты - грешник. И праведнику судить и осуждать никого не следует, тем более грешнику - грешника. И судить людей - дело одного Христа: Ему Небесный Отец передал Суд, и Он будет судить живых и мертвых - этому Суду и сам ты предстоишь. Берегись же похитить себе сан Христов - это весьма тяжко - и судить подобных тебе людей, чтобы с этим мерзким грехом не явиться на Суд Божий и не быть справедливо осужденным на вечную казнь.

Часто бывает, что многие кажутся грешниками, а на самом деле они праведники. Так и наоборот, многие кажутся праведными, а внутри - грешники и потому лицемеры. А по Писанию, "нечист пред Богом называющий неправедного праведным, и праведного неправедным". Часто ложный плохой слух разносится злобными или завистливыми и ненавистниками, и осуждаемый напрасно терпит... Часто бывает, что хотя кто и подлинно согрешил, но уже и покаялся, а кающемуся Бог прощает; и потому нам грешно осуждать того, кого Бог прощает, и разрешает, и оправдывает. Внемлите этому, злоречивые, и исправляйте свои пороки, за которые будете истязаны, а чужих не касайтесь, до них вам нет никакого дела.

Осуждение бывает от злобы: злобный, не имея чем отомстить ближнему, клеветой и злословием терзает славу его. Иногда оно бывает от зависти: завистливый, не терпя чести ближнего, бесчестием порочит и поносит его. Иногда бывает и от злой привычки, ярости, гнева и нетерпения. Всему этому корень - самолюбие и ненависть к ближнему.

Святитель Игнатий Брянчанинов:

Грех осуждения так противен Богу, что Он прогневляется, отвращается даже от угодников Своих, когда они позволят себе осуждение ближнего: Он отнимает у них благодать Свою.

Не посеем семени - и не вырастут плевелы; воспретим себе ненужное суждение о ближних - и не будет осуждения.

Молитву памятозлобного святой Исаак Сирин уподобляет посеву на камне. То же должно сказать и о молитве осуждающего и презирающего ближних. Молитве гордого и гневливого не внимает Бог.

Первое приготовление (к молитве) состоит в отвержении памятозлобия и осуждения ближних.

Один из наших душевных недугов, порожденных падением, состоит в том, что мы не видим своих недостатков, стремимся скрыть их, но жаждем видеть, раскрывать, карать недостатки ближнего.

Осуждение ближнего - признак лицемерия, по всесвятому указанию Евангелия.

Самомнение начинает проявляться в тайном осуждении ближних...

Осуждающий ближнего восхищает... сан Христа, Который будет судить живых и мертвых в Последний День.

Святитель Феофан Затворник:

"Не судите, да не судимы будете" (Мф. 7, 1). Что за болезнь - пересуды и осуждение! Все знают, что это грех, а между тем ничего нет обычнее в речах наших, как осуждение. Иной скажет: "Не поставь, Господи, в осуждение", а все-таки осуждение свое доведет до конца. Иной оправдывает себя тем, что надо же разумному человеку иметь свой взгляд на текущее, и в пересудах пытается быть хладнокровно рассуждающим; но и простое ухо не может не различать в речах его превозносящегося и злорадствующего осуждения. Между тем приговор Господа за этот грех строг и решителен. Кто осуждает других, тому нет оправдания. Как же быть? Как миновать беды? Решительное средство против осуждения состоит вот в чем: считать самого себя осужденным. Кто почувствует себя таким, тому некогда будет судить других. Только и речей у него будет: "Господи, помилуй! Господи, прости мои согрешения!"

Ученики Господа срывают колосья, растирают их руками и едят в субботу. Дело очень маловажное и на вид, и по существу своему; между тем фарисеи не утерпели и укорили их (Лк. 6:12). Что заставило их поднимать об этом речь? На вид - неразумная ревность, а в существе - дух пересудливости. Этот дух за все цепляется и все представляет в мрачном виде беззаконности и пагубности. Это немощь, в большей или меньшей степени почти общая у людей, не внимающих себе. Словом не всякий выскажет пересудливые мысли, но редкий от них удерживается. Кто-то приступает к сердцу и разжигает его на пересуды - оно и источает их. Но в то же время пересудчик сам готов на недобрые дела, лишь бы только никто не видал, и непременно состоит в недобром порядке в каком-либо отношении. Он как будто затем и судит, и осуждает, чтобы чувство правды, оскорбленное и подавленное в себе, вознаградить нападками на других, хотя бы и неправыми. Праволюбивый и стоящий в правде, зная, как трудно достается исправность в делах, а еще более в чувствах, никогда не станет судить; он скорее готов бывает покрыть снисхождением не только малое, но и великое преступление других. Господь не судит пересудчиков фарисеев, а снисходительно толкует им, что ученики сделали поступок, который всякий, рассудив как следует, может извинить. И всегда почти так бывает: рассуди о поступке ближнего и найдешь, что он совсем не имеет такого важного, ужасающего характера, как тебе показалось с первого раза.

"Если бы вы знали, что значит: "милости хочу, а не жертвы", то не осудили бы невиновных" (Мф. 12:7). Итак, чтобы избавиться от греха осуждения, надо возыметь милостивое сердце. Милостивое сердце не только не осудит кажущегося нарушения закона, но и очевидного для всех. Вместо суда оно воспримет сожаление и скорее будет готово плакать, нежели укорять. Действительно, грех осуждения есть плод немилостивого сердца, злорадного, находящего услаждение в унижении ближнего, в очернении его имени, в попрании его чести. Дело это - дело человекоубийственное и творится по духу того, кто есть человекоубийца искони. Там бывает много и клеветничества, которое из того же источника, ибо диавол потому и диавол, что клевещет и всюду распространяет клевету. Поспеши возбудить в себе жалость всякий раз, как придет злой позыв к осуждению. С жалостливым же сердцем обратись потом с молитвою к Господу, чтобы Он всех нас помиловал, не только того, кого хотелось осудить, но и нас и, может быть, больше нас, чем того,- и замрет злой позыв.

Отечник:

Однажды авва Исаак Фиваидский пришел в общежитие. Увидев там брата, впавшего в грех, он прогневался на него и повелел изгнать его. Потом, когда Исаак возвращался в келлию свою, пришел Ангел Господень и, встав перед дверьми келлии, сказал: "Я не пущу тебя". Исаак начал просить Ангела, чтобы объявил ему вину его. Ангел отвечал: "Бог послал меня и сказал: пойди и спроси у Исаака: куда повелел он поместить согрешившего брата, которого он осудил?" Исаак немедленно принес покаяние: "Господи! я согрешил, прости меня". Ангел сказал ему: "Встань. Бог простил тебя. Но впредь не поступай так: не осуждай кого-либо прежде чем Господь осудит его". Люди предвосхищают суд Мой и не оставляют его Мне, говорит Господь. 

К некоторому отшельнику приходил пресвитер из ближней церкви и преподавал ему Святые Тайны. Кто-то, придя к отшельнику, наговорил ему на пресвитера и, когда пресвитер, по обычаю, пришел, чтобы преподать Святые Тайны, отшельник не отворил ему дверей. Пресвитер ушел. И вот отшельник услышал голос: "Восхитили люди суд Мой". После этого отшельник пришел в исступление: он увидел как бы золотой колодец и золотой сосуд, и золотую вервь, и очень чистую воду. Увидел он и какого-то прокаженного, который черпал коду и наполнял ею сосуд. Отшельник хотел пить, но не мог потому что черпавший был прокаженный. И опять был к нему голос: "Почему ты не, пьешь этой воды? что тебе за дело до того, кто черпает ее? он только черпает и наливает в сосуд".- Отшельник, придя в себя и поняв смысл видения, призвал пресвитера и, как прежде, просил его преподать ему Святые Тайны.

В общежительном монастыре был монах, уже старый и самой благочестивой жизни Сокрушенный тяжким, невыносимым недугом, он провел долгое время в великих страданиях. Братия не могли придумать, чем ему помочь, потому что тех средств, которые требовались для его лечения, в монастыре не было. Об этом услышала некая раба Божия и начала просить отца киновии, чтобы позволил ей взять больного в ее келлию, находившуюся в городе, где легче было получить нужные лекарства. Отец приказал братиям отнести больного в келлию рабы Божией. С великим уважением она приняла старца и стала служить ему ради Господа. Прошло три года. Люди с дурными мыслями, судящие о других по себе, начали подозревать нечистоту в отношениях старца и служившей ему девы. Услышал об этом старец и стал молить Господа Иисуса Христа: "Ты, Господь Бог наш, один знающий все. Ты знаешь мою болезнь и милосердие рабы Твоей, воздай ей достойную награду в Вечной Жизни". Когда приблизился день его Кончины, сошлись к нему очень многие святые отцы и братия из монастыря, и он сказал им: "Прошу вас, владыки, отцы и братия, после моей кончины возьмите мой жезл и воткните его в могильный холмик. Если он пустит корни и даст плод, то знайте, что совесть моя чиста в отношении к рабе Божией, служившей мне". Человек Божий скончался. Отцы воткнули жезл на могиле его, и жезл ожил, пустил ''листья, а в свое время принес и плод. Все удивились и прославили Бога. Чтобы посмотреть на это чудо, многие приходили даже из соседних стран и возвеличивали благодать Спасителя. 

Одного брата ложно обвинили в прелюбодеянии. Он оставил общежитие и пришел в монастырь аввы Антония. За ним пошли братия общежития, желая утешить его и возвратить в общежитие; но, придя, начали обличать его, говоря: ты сделал то и то. Брат утверждал, что он ничего этого не делал. Когда они препирались, случилось тут быть авве Пафнутию. Он сказал спорящим: "Видел я на берегу моря человека, увязшего по колена в трясине. Другие пришли, чтобы ему помочь, и утопили его до плеч". Авва Антоний, выслушав притчу аввы Пафнутия, воскликнул: "Вот муж, который может исцелять и спасать души". Братия пришли в умиление, стали просить прощения у брата и вместе с ним вернулись в общежитие. 

Брат сказал авве Пимену: "Если я вижу брата, о котором я слышал, что он пал, то неохотно принимаю его в келлию свою; а брата, имеющего доброе имя, принимаю с радостью". Старец отвечал ему: "Если ты делаешь добро брату доброму, то для падшего сделай вдвое, потому что он немощен. - В одном общежитии жил отшельник по имени Тимофей. Настоятель общежития, узнав, что один из братии подвергся искушению, спросил совета у Тимофея: что делать с падшим братом? Отшельник посоветовал выгнать его из обители. Когда выгнали брата, его брань (страстное возмущение, действовавшее в нем) перешла к Тимофею. Тимофей понял причину брани и начал с плачем взывать к Богу: "Согрешил я, прости мне!" И был к нему глас: "Тимофей! знай, что Я попустил тебе искушение именно за то, что ты презрел брата во время искушения его".

Вера Православная

 

 
Читайте другие публикации раздела Христианское благочестие. Жизнь во Христе
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru