Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о помощи нашему проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Основы Православия. Христианское благочестие. Жизнь во Христе


Православное отношение к сну и сновидениям. Часть I

Само состояние сна упоминается в Священном Писании как нечто естественное для человека. Первое упоминание об этом состоянии встречается в рассказе о времени до грехопадения: Господь наводит на Адама сон, прежде чем создать из него Еву (см.: Быт. 2:21).

Само состояние сна упоминается в Священном Писании как нечто естественное для человека. Первое упоминание об этом состоянии встречается в рассказе о времени до грехопадения: Господь наводит на Адама сон, прежде чем создать из него Еву (см.: Быт. 2:21)

Вот что говорится о хорошем сне: "Бог послал царю крепкий сон, этот добрый дар, от века ниспосылаемый Им и в нощи и во дни всем, кому Он хочет" (3 Мак. 5: 6). На то, каков сон, оказывает влияние жизнь человека: "Сладок сон трудящегося, мало ли, много ли он съест; но пресыщение богатого не дает ему уснуть" (Еккл. 5: 11); также и в другом месте говорится: "Здоровый сон бывает при умеренности желудка" (Сир. 32: 22).

Есть указания на то, что Бог использует сон людей или его отсутствие. Так, чтобы Давид мог выскользнуть из окружения, на Саула и всех, кто был с ним, напал "сон от Господа" (1 Цар. 26:12); напротив, чтобы привести на память царю Артаксерксу благодеяние праведного Мардохея, "Господь отнял сон от царя" (Есф. 6: 1).

Что же касается сновидений, то о них сказано, что "сновидения бывают при множестве забот" (Еккл. 5: 2), и что "во множестве сновидений, как и во множестве слов, – много суеты" (Еккл. 5: 6). Это относится к обычным сновидениям.

Но в Писании нередко встречаются указания на то, что Бог иногда так или иначе объявляет человеку через сон Свою волю или предупреждение о грядущих событиях.

Во сне Господь говорил Аврааму (см.: Быт. 15: 12) и языческому царю Авимелеху (см.: Быт. 20:3–6); видение от Господа во сне получил патриарх Иаков (см.: Быт. 28:12); посредством сна Бог вразумил Лавана (см.: Быт. 31:24); вещий сон видел в юности патриарх Иосиф (см.: Быт. 37:6–9), он же давал толкование вещим снам египетских виночерпия и хлебодара (см.: Быт. 40), а затем и фараона (см.: Быт. 41:15–32); вещий сон ради Гедеона был послан одному из войска мадиамского (см.: Суд. 7: 13); "в Гаваоне явился Господь Соломону во сне ночью" (3 Цар. 3:5); пророк Даниил толковал вещий сон Навуходоносора (см.: Дан. 2) и сам видел во сне "пророческие видения" (Дан. 7:1).

Сон Иакова. Гравюра. Юлиус Шнорр фон Карольсфельд

Сон Иакова. Гравюра. Юлиус Шнорр фон Карольсфельд

Среди этих случаев есть примеры того, как Господь говорит во сне прямо, а есть примеры, когда человек получает откровение посредством видения, которое, как правило, нуждается в истолковании. Такие сны от Бога случались как с праведниками, так и с грешниками и даже с язычниками, как с царями и пророками, так и с простыми людьми. Можно даже говорить о таких снах не столько как об исключениях, сколько как о некотором правиле: Господь говорит "с людьми во сне, в ночном видении, когда сон находит на людей… тогда Он открывает у человека ухо и запечатлевает Свое наставление, чтобы отвести человека от задуманного дела и удалить от него гордость, чтобы отвести душу его от пропасти и жизнь его от поражения мечом" (Иов. 33: 15–18).

Но в наибольшей и значительной степени это было свойственно пророческому служению: "если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним" (Чис. 12:6). Если простому человеку, как правило, бывают вещие сны, касающиеся только его судьбы, то пророк получает откровения о судьбах всего народа и даже всего человечества.

И в Новом Завете мы видим, что Господь продолжает вразумлять людей через сновидения. Дважды во сне являлся ангел Иосифу, извещая ему волю Божию; во сне были предупреждены волхвы, чтобы не возвращаться к Ироду; наконец, жена Пилата видела страшный сон, когда муж ее вершил суд над Иисусом Христом. Тот сон был дан ей как знак праведности Иисуса. Она сказала Пилату: "Не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него" (Мф. 27:19).

Пророк Иоиль предсказывает: "И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения" (Иоил. 2: 28). На проповеди, произнесенной в день Пятидесятницы, апостол Петр засвидетельствовал, что это пророчество исполнилось в новозаветной Церкви, обратившей апостольское благовестие ко всем народам: "Мужи Иудейские, и все живущие в Иерусалиме!.. Это есть предреченное пророком Иоилем: И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть… и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут" (Деян. 2:14, 16–17).

Однако это вовсе не означает, что любой сон человека – вещий. В Писании неоднократно упоминается о ложных снах и о том, как пагубно доверие им и попытка выдать их за откровения: "Вещуны видят ложное и рассказывают сны лживые; они утешают пустотою" (Зах. 10:2). "Думают ли они довести народ Мой до забвения имени Моего посредством снов своих, которые они пересказывают друг другу?" (Иер. 23:27); "вот, Я – на пророков ложных снов, говорит Господь, которые рассказывают их и вводят народ Мой в заблуждение своими обманами и обольщением, тогда как Я не посылал их и не повелевал им, и они никакой пользы не приносят народу сему, говорит Господь" (Иер. 23: 32); "да не обольщают вас пророки ваши, которые среди вас, и гадатели ваши; и не слушайте снов ваших, которые вам снятся" (Иер. 29:8).

В еще большей внимания как состоянию сна, так и феномену сновидений уделяется в трудах святых отцов Церкви.

Состояние сна

Смысл сна

Блаженный Августин так описывает состояние сна: "То, что производит сон, возникает из тела и действует в теле. Сон приводит в бесчувственное состояние и некоторым образом заслоняет телесные чувства. Душа же уступает этому изменению с удовольствием, потому что оное изменение, возобновляющее телесные силы после трудов, происходит по закону природы… телесное изменение, какое представляет собою сон, может отнимать у души пользование телом, но не ее собственную жизнь" [1].

Блаженный Феодорит Кирский указывает на промыслительное значение сна как отдыха для тел трудящихся: "Смотрение Божие… дало… сон сладкий и продолжительный, который может успокоить тело после усталости и сделать его более крепким для трудов следующего дня. Поэтому не смотри на одни только труды, но обрати внимание и на утешения после трудов и за все восхваляй Правителя всяческих"[2].

Святитель Григорий Нисский говорит о состоянии сна как естественном явлении, обусловленном изменчивостью как непременным атрибутом земной жизни: "Сон ослабил напряженное в бодрствовании, потом бодрствование привело в напряжение то, что было ослаблено. И никакое из этих состояний не продолжается вместе с другим непрестанно, но оба уступают место друг другу при появлении того и другого, и, таким образом, естество этими переменами обновляет само себя… Если вовремя и умеренно быть в том и другом состоянии, то это дает естеству силу к поддержанию себя… Благовременный отдых для телесного состава необходим, чтобы пища беспрепятственно разошлась но всему телу известными в нем для этого путями, тогда как никакое напряжение не мешает этому переходу"[3].

Святые отцы обращали внимание на то, что воплотившийся Господь Иисус Христос спал. По мысли блаженного Феодорита Кирского, "голод, жажда, а сверх того и сон свидетельствуют, что тело Господне есть тело человеческое" [4]. А святитель Григорий Богослов объясняет, что Господь "иногда и сон вкушает, чтобы и сон благословить, иногда утруждается, чтобы и труд освятить, иногда и плачет, чтобы и слезы сделать похвальными" [5].

Говоря о состоянии сна, которому подвержены обычные люди, преподобный Иоанн Лествичник указывает, что оно может овладевать человеком по разным причинам: "Сон есть некоторое свойство природы, образ смерти, бездействие чувств. Сон сам по себе один и тот же; но он, как и похоть, имеет многие причины: происходит от естества, от пищи, от бесов, и, может быть, от чрезмерного и продолжительного поста, когда изнемогающая плоть хочет подкрепить себя сном" [6].

Состояние сна как метафора

Сон часто употреблялся святыми отцами как метафора, обозначая нечто призрачное, непостоянное и ненастоящее. Весьма многие из них сравнивали настоящую жизнь со сном. В качестве иллюстрации достаточно привести одну цитату из преподобного Ефрема Сирина: "Как сон обольщает душу призраками и видениями, так мир обольщает своими удовольствиями и благами. Обманчив бывает ночной сон; он обогащает тебя найденными сокровищами, делает властелином, дает тебе высокие чины, облекает в пышные одежды, надмевает гордостью и в мечтательных призраках представляет, как приходят и чествуют тебя люди. Но миновала ночь, сон рассеялся и исчез: ты опять бодрствуешь, и все те видения, какие представлялись тебе во сне, стали чистой ложью. Так и мир обманывает своими благами и богатствами; они проходят, как ночное сновидение, и обращаются в ничто. Тело засыпает в смерти, а душа пробуждается, припоминает свои сновидения в этом мире, стыдится их и краснеет" [7].

Достойна внимания и еще одна метафора, менее распространенная, но не менее яркая. Блаженный Августин сравнивал свое обращение к вере с процессом пробуждения: "Мирское бремя нежно давило на меня, словно во сне; размышления мои о Тебе походили на попытки тех, кто хочет проснуться, но, одолеваемые глубоким сном, вновь в него погружаются. И хотя нет ни одного человека, который пожелал бы всегда спать, – бодрствование, по здравому и всеобщему мнению, лучше, – но человек обычно медлит стряхнуть сон: члены его отяжелели, сон уже неприятен, и, однако, он спит и спит, хотя пришла уже пора вставать. Так и я уже твердо знал, что лучше мне себя любви Твоей отдать, чем злому желанию уступать; она влекла и побеждала, но оно было мило и держало. Мне нечего было ответить на Твои слова: "Проснись, спящий; восстань из мертвых, и озарит тебя Христос"" [8].

В этих метафорах видно и отношение к сновидениям как к тому, чему не следует доверять и к чему не следует привязываться, и к процессу сна как к тому, чему не должно предаваться сверх меры.

Аскетическое отношение к процессу сна

Описывая опасности от сна, преподобный Варсонофий Великий говорит: "Сон бывает двух родов: иногда тело отягощается многоядением, а иногда человек и от бессилия не может исполнить своего служения, и на него находит сон; за многоядением же следует брань блуда, ибо (враг) отягощает тело сном для того, чтобы осквернить его" [9].

Преподобный Иоанн Кассиан указывает два вида вреда, какие монах может получить от сна: "Диавол, ненавидящий чистоту… силится осквернить нас во время покоя и повергнуть в отчаяние особенно после того, как мы принесли Богу покаяние… и ему удается иногда и в краткое время этого часа сна уязвить того, кого он не мог уязвить в продолжение всей ночи. Во-вторых… и чистый сон без опасных грез может расслабить монаха, которому нужно скоро встать, производит в духе ленивую вялость, ослабляет его бодрость на целый день, иссушает сердце, притупляет зоркость разума, которые на весь день могли бы сделать нас более осторожными и более сильными против всех наветов врага" [10].

Преподобный Иоанн Лествичник еще подробнее пишет о том, как бесы используют сон в качестве способа борьбы с подвижником: "Когда, по гласу духовной трубы (колокола), видимо собираются братия, невидимо стекаются душевные враги. Одни приступают к постели, когда мы встали, и подущают нас снова лечь на нее, говоря: "Подожди, пока кончатся начальные песни, и тогда пойдешь в церковь". Другие предстоящих на молитве погружают в сон" [11]; "неискусный монах в беседах бывает бодр; а когда настал час молитвы, тогда и глаза его отяготились сном. Нерадивый монах искусен в многословии; а когда пришло время чтения, от дремоты смотреть не может" [12].

А вот что святой отец говорит о вреде многоспания: "Бодрствующее око очищает ум, а долгий сон ожесточает душу. Бодрый инок – враг блуда, сонливый же – друг ему. Бдение есть погашение плотских разжжений, избавление от сновидений… Излишество сна – причина забвения; бдение же очищает память. Многий сон есть неправедный сожитель, похищающий у ленивых половину жизни или еще больше"[13].

Преподобный Паисий Величковский пишет, что сон порождает леность, уныние, отчаяние, "и многие другие страсти". "Великое, братие, бедствие есть сон: как мгла покрывает солнце, так многий сон закрывает созерцательную силу ума и, как завесу, налагает забвение на ум, который становится от того нечувствительным ко всему доброму духовному и непамятлив… Бесы, как тьмою ум омрачают и как водою погашают огонь, так дремотою и сном они одолевают, чтобы иметь возможность лишить душу всех добрых дел и навести на нее страсти" [14].

Учитывая указанные опасности от излишнего сна, неудивительно, что святые отцы уделяли внимание тому, как бороться с ним, и это должно было стать одним из первых аскетических деланий новоначального монаха. Преподобный Иоанн Лествичник пишет: "Как много пить зависит от привычки, так и много спать. Потому-то и должно нам, особенно в начале нашего подвига, подвизаться против сна; ибо трудно исцелить давний навык" [15]. Преподобный Паисий добавляет, что "как многоядение и многопитие переходит в обычай… так и сон: если кто ослабеет и не борется со сном, а хочет спать до насыщения, много тогда и природа требует сна… Если же кто навыкнет мало спать, мало и природа тогда сего просит… Ничто так не помогает против сна, как следующие четыре добродетели: воздержание, трезвение, молитва Иисусова и память смертная; эти добродетели называются бодрым и трезвым стражем… Без книги и рукоделия никогда не садись; не потому, что нужно рукоделие, но для того, чтобы поставить противодействие сну… Мера сна в сутки: новоначальным – семь часов, средним – четыре, совершенным – два часа и всенощное стояние" [16].

Святые отцы также давали и конкретные советы о том, как подвижнику надлежит каждый день готовиться ко сну, чтобы во время его не получить вреда. Преподобный Антоний Великий советует: "Когда склоняешься на свое ложе, с благодарением вспоминай благодеяния и промысл Божий. Тогда… сон тела будет для тебя трезвением души, смежение очей твоих – истинным видением Бога, и молчание твое, будучи преисполнено чувством блага, от всей души и силы воздаст восходящую горе сердечную славу Богу всяческих" [17].

А преподобный Нил Сорский советует обращать внимание и на положение тела, готовясь ко сну: "Наипаче должно соблюдать себя во время сна, благоговейно, с помышлениями, внутрь себя собранными, и с благочинием в самом положении наших членов; ибо сон сей маловременный есть образ вечного сна, т.е. смерти, и возлежание наше на одре должно напоминать нам положение наше во гроб. И при всем этом всегда должно иметь пред очами своими Бога… Поступающий так всегда в молитве пребывает" [18].

Преподобный Варсонофий дает такой совет о том, как монаху надо бороться с излишней сонливостью: "Произноси на каждую песнь по три псалма и делай земной поклон, и сон не овладеет тобою, исключая немощи. Так должен ты поступать каждую ночь" [19].

Высказанные аскетические предписания касаются не только монахов, но в общих принципах полезны и для мирян. Это следует, во-первых, из того, что некоторые из указанных выше принципов отношения ко сну нашли выражение в утреннем и вечернем молитвенном правилах, которые читает каждый православный христианин.

Так, в первой молитве на сон грядущий (преподобного Макария Великого) верующий просит: "Даждь ми, Господи, в нощи сей сон прейти в мире", а в четвертой молитве (того же святого) говорит: "Благоволи, Господи, избавити мя от сети лукаваго… и неосужденна ныне сном уснути сотвори, и без мечтания: и несмущен помысл раба Твоего соблюди, и всю сатанину детель отжени от мене… да не усну в смерть. И посли ми ангела мирна… да избавит мя от враг моих, да востав со одра моего, принесу ти благодарственныя мольбы". В молитве преподобного Иоанна Дамаскина молящийся вспоминает о смерти: "Владыко Человеколюбче, не уже ли мне одр сей гроб будет?.. Се ми гроб предлежит, се ми смерть предстоит". А после пробуждения христианин в шестой из утренних молитв (святителя Василия Великого) благодарит Бога, "подавшаго нам сон во упокоение немощи нашея, и ослабление трудов многотрудныя плоти".

Во-вторых, об актуальности для мирян аскетического отношения ко сну прямо писали некоторые святые. Так, святитель Амвросий Медиоланский предписывает тому, кто хочет каяться во грехах, "спать меньше, нежели требует природа, сон прерывать стонами и разделять его с молитвой" [20]. И святой Иоанн Кронштадтский замечает: "Кто долго спит, для того интересы духовные делаются чуждыми, молитва трудною, наружною и несердечною, а интересы плоти становятся на первом плане… Излишний сон вреден, расслабляет душу и тело" [21].

Однако в борьбе с многоспанием надлежит соблюдать разумную умеренность, поскольку впадение в другую крайность – чрезмерный отказ от сна – также приносит большой вред не только телу, но и душе монаха, как о том предупреждает преподобный Иоанн Кассиан, излагая опыт подвижников из Скитской пустыни: "По коварному действию диавола сон до того удалился от глаз моих, что я, проведши много ночей без сна, молил Господа, чтобы немного заснуть мне. И я был в большей опасности от неумеренности в посте и бдении, нежели от чревоугодия и многого сна… И чрезмерное желание плотского удовольствия, и отвращение от пищи и сна возбуждаются врагом нашим; притом неумеренное воздержание вреднее пресыщения; потому что, при содействии раскаяния, можно от последнего перейти к правильному рассуждению, а от первого нельзя" [22].

О той же умеренности в подвигах пишет и святитель Игнатий (Брянчанинов): "Должно довольствоваться пищею и сном постоянно умеренными, соразмерными с силами и здоровьем, чтоб пища и сон доставляли телу должное подкрепление, не производя непристойных движений, которые являются от излишества, не производя изнеможения, которое является от недостатка" [23].

Окончание

Юрий Максимов

Православие.Ru - 19.06.2008.

 

Использованная литература

1. Августин Иппонийский, блаженный. О бессмертии души. 14.

2. Феодорит Кирский, блаженный. Десять глав о промысле. 7.

3. Григорий Нисский, святитель. Об устроении человека. 13.

4. Феодорит Кирский, блаженный. Сокращенное изложение Божественных догматов. 12.

5. Григорий Богослов, святитель. Слово 37.

6. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. 19. 1–2.

7. Ефрем Сирин, преподобный. Слово на Еккл. 1: 14.

8. Августин Иппонийский, блаженный. Исповедь. V. 12.

9. Варсануфий Великий и Иоанн Пророк, преподобные. Руководство к духовной жизни. 500.

10. Иоанн Кассиан, преподобный. О постановлениях киновитян. 2. 13.

11. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. 19. 3

12. Там же. 20.12–13.

13. Там же. 20. 3–5, 9, 11

14. Паисий Величковский, преподобный. Крины сельные. 30.

15. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. 19. 2.

16. Паисий Величковский, преподобный. Крины сельные. 30.

17. Антоний Великий, преподобный. Наставления о доброй нравственности и святой жизни. 170.

18. Нил Сорский, преподобный. О спасении души.

19. Варсануфий Великий и Иоанн Пророк, преподобные. Руководство к духовной жизни. 245.

20. Амвросий Медиоланский, святитель. О покаянии две книги. II. 11.

21. Иоанн Кронштадтский, праведный. Живой колос. III.

22. Иоанн Кассиан, преподобный. Десять собеседований отцов. 2. 17.

23. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Беседа старца с учеником. 2.

 

Православное отношение к сну и сновидениям. Часть II

Что такое сновидения? Святитель Григорий Нисский пишет, что они есть "некие призраки умственной деятельности", которые "составляются случайно той душой, которая неразумна". Это видно из того, что "мечтающий во сне часто представляет себе неуместное и невозможное, чего не было бы, если бы душа и тогда управлялась рассудком и размышлением. Но… некие подобия бывшего наяву и отголоски произведенного чувством и мыслью, какие только отпечатлены в ней памятливой силой души, вновь живописуются" [1].

Подробно это описывал святитель Игнатий (Брянчанинов): "Во время сна человеческого состояние спящего человека устроено Богом так, что весь человек находится в полном отдохновении. Это отдохновение так полно, что человек во время его теряет сознание своего существования, приходит в самозабвение. Во время сна всякая деятельность, сопряженная с трудом и производимая произвольно под управлением разума и воли, прекращается: пребывает та деятельность, которая необходима для существования и не может быть отделена от него. В теле кровь продолжает свое движение, желудок варит пищу, легкие отправляют дыхание, кожа пропускает испарину; в душе продолжают плодиться мысли, мечтания и чувствования, но не в зависимости от разума и произвола, а по бессознательному действию естества. Из таких мечтаний, сопровождаемых свойственным мышлением и ощущениями, составляется сновидение… Иногда сновидение носит на себе несвязный отпечаток произвольных размышлений и мечтаний, а иногда оно бывает последствием нравственного настроения" [2].

При этом, по свидетельству блаженного Августина, "душа и во сне не утрачивает способности ни чувствовать, ни понимать. Ибо она и тогда имеет перед своими глазами образы чувственных предметов, причем зачастую их нельзя даже отличить от тех предметов, чьими образами они являются; и если душа при этом что-либо постигает, то оно одинаково истинно и для спящего, и для бодрствующего. Например, если кто-нибудь во сне увидит себя рассуждающим и будет в состязании утверждать что-либо на основании истинных положений, то положения эти и по пробуждении останутся такими же истинными, хотя и окажется ложным все остальное, например место, где, как ему снилось, он вел свои рассуждения, лицо, с которым они велись, и тому подобное, что, впрочем, нередко проходит бесследно и забывается даже бодрствующими" [3].

Святитель Григорий указывает, что на характер сновидений оказывает влияние и состояние тела: "Так, жаждущему кажется, что он у источников; и нуждающемуся в пропитании – что он на пиру; и юноше во цвете сил мечтается сообразное его страсти и возрасту", – и влияние болезней: "Иные сонные видения бывают у имеющих расстроенный желудок; иные – у людей с поврежденными мозговыми оболочками; иные – у больных горячкой". А также влияет и нравственный характер спящего: "Иные мечтания – у человека мужественного, и иные – у боязливого; иные сновидения – у невоздержанного, и иные – у целомудренного… О чем привыкла душа размышлять наяву, образы того составляет она в сновидениях" [4].

Преподобный Симеон Новый Богослов говорит, что на характер сновидений влияет образ мыслей и занятия человека: "Чем душа занята и о чем разглагольствует наяву, о том мечтает или философствует она и во сне; или, проведши весь день в заботах о делах человеческих, об них же суетится она и в сновидениях; или, поучавшись все время в вещах божественных и небесных, в видение их входит и во время сна и умудряется видениями, по пророку: "Юноши ваши видения узрят" (Иоил. 2: 28; Деян. 2: 17). И не прельщается ложными сновидениями, но видит во сне истинное и поучается откровениями" [5].

Святитель Григорий Двоеслов подробно объясняет, какого рода бывают источники сновидений: "Иногда сны рождаются от полноты желудка, иногда от пустоты его, иногда от наваждения (диавольского), иногда от размышления и наваждения вместе, иногда от откровения, иногда от размышления и откровения вместе. Сновидения двух первых родов мы знаем по опыту; а примеры сновидений остальных четырех родов находим в книгах Священного Писания. Если бы не случались часто сновидения от наваждения тайного врага, то премудрый муж никогда бы не указал на это словами: "Сновидения ввели многих в заблуждение, и надеявшиеся на них подверглись падению" (Сир. 35:7). Также: "Не ворожите, не гадайте по снам" (Лев. 19:26) [6]. Этими словами ясно показывается, что должно отвращаться сновидений, которые соединяются с гаданиями. Опять, если бы сны не происходили иногда от размышления и наваждения вместе, то не сказал бы премудрый муж: "Приходит соние во множестве попечения" (Еккл. 5:2). Если бы сны не рождались иногда от тайных откровений, то… ангел не внушил бы во сне обручнику Марии бежать во Египет, взявши Младенца (см.: Мф. 2). Опять… [когда] пророк Даниил, рассуждая о сновидении Навуходоносора (см.: Дан. 2:29), с благоговением рассматривает сон и значение его и объясняет, из какого размышления произошел он, то ясно показывает, что сновидения весьма часто бывают от размышления и откровения вместе. Но если сны отличаются такою разнородностью, то, очевидно, тем менее должно верить им, чем труднее понять, из какого источника они происходят. Впрочем, святые мужи в наваждениях и откровениях некоторым внутренним чувством различают сам голос и образ видений, так что узнают, что воспринимают от доброго духа и что претерпевают от наваждения диавольского. Если ум не будет осторожен в отношении к снам, то чрез духа-обольстителя впадет во многие мечтания: он имеет обыкновение предсказывать много истинного, чтобы после опутать душу какой-нибудь ложью"[7].

О том же говорит и святитель Филарет Московский: "Сновидения различны. Они могут происходить от различных состояний тела, особенно нервов, от сердца, мыслей, воображения, каковы сии наяву, и, наконец, от влияний духовного мира: чистых, смешанных и нечистых. Дабы определить достоинство сновидения, потребно многое испытание" [8].

***

Читайте также:

***

Вещие сны

Достойно внимания то, как святые отцы объясняют так называемые "вещие сны", которые сбываются. Преподобный Иоанн Дамаскин говорит об этом довольно кратко: "К мыслительной способности относятся суждение, одобрение, стремление к действию, а равно и отвращение и уклонение от него… Эта же способность действует в сновидениях, предвещая нам будущее" [9].

Святитель Григорий Нисский описывает подробнее этот "механизм", проводя разницу между такими снами и откровениями от Бога: "Сбивчивая память и предусмотрительность, дремлющая под какими-то наложенными покровами, представляют [человеку во сне] подобия того, что заботило наяву, и нередко указывают нечто из сбывающегося. Ибо по тонкости естества душа имеет нечто большее сверх телесной дебелости и может усматривать иное из действительно существующего… Так виночерпий выжимал гроздь в чашку фараонову, так хлебодар представлял, что несет кошницы, – чем каждый занимался наяву, тем же занимающимся почитал себя и в сновидении. Подобия обычных им занятий, отпечатлевшиеся в предусмотрительной способности души, подали случай по такому пророчеству ума предугадать о том, что сбылось со временем… Хотя у всех бывают естественные сонные видения, только некоторые, а не все делаются в сновидениях причастными Божественного откровения. А всем другим, если сообщается в сновидениях некое предведение о чем-нибудь, то бывает это сказанным выше способом" [10].

Святитель Николай Сербский сообщает о тех знаках, которые Господь посылает людям: "Нередко Господь Бог во сне дает людям сигнал не делать того, что они задумали… Некоторым богобоязненным женам, страдающим от бесплодия, которые усердно молили Бога даровать им дитя, были даны во сне сигналы, что молитвы их услышаны… Не так уж редко случается, что кому-то во сне дается знак, что смерть близка… Примеры снов-сигналов многочисленны и в наши дни" [11].

При этом святые отцы осуждали стремление к толкованию сновидений и гаданию по ним. Выше уже цитировались слова святителя Григория Двоеслова, напоминавшего Божию заповедь не гадать по снам. Святитель Василий Великий также с порицанием пишет: "Возмутил тебя сон – бежишь к снотолкователю" [12]. Ниже будет подробнее сказано о том, как, согласно святым отцам, надлежит относиться к сновидениям.

Аскетическое отношение к сновидениям

Святитель Феофан Затворник пишет: "Исторически подтверждается, что бывают сновидения от Бога, бывают свои, бывают от врага. Как разузнать – ума не приложить. Глазок смотрок. Решительно только можно сказать, что сны, противные православному христианству, должно отвергать. Еще: никакого нет греха не следовать снам, когда не достает уверенности. Божии сны, кои исполнять должно, повторительно были посылаемы"[13].

Общепризнанным считается положение, что бесы нередко используют сновидения как оружие против верующих. Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: "Демоны, имея доступ к душам нашим во время бодрствования нашего, имеют его и во время сна. И во время сна они искушают нас грехом, примешивая к нашему мечтанию свое мечтание. Также, усмотрев в нас внимание ко снам, они стараются придать нашим снам занимательность, а в нас возбудить к этим бредням большее внимание, ввести нас мало-помалу в доверие к ним" [14]. То же читаем и у преподобного Исаака Сирина: "Иногда враг, под видом откровений от Бога, изводит на среду прелесть свою и в сновидениях показывает что-либо человеку… и делает все, чтобы прийти в возможность мало-помалу убедить человека и хотя бы несколько привести в согласие с собою, чтобы человек предан был в руки его" [15].

Отсюда видно, что даже просто занимательные, яркие сны, обращающие на себя внимание, могут представлять опасность, если относиться к ним с нездоровым интересом. Потому у преподобного Иоанна Лествичника есть наставления и о том, как нужно вести себя после сна, дабы не потерпеть от бывшего сновидения какого-либо вреда: "Никто в продолжение дня не представляй себе в уме случающихся во сне мечтаний; ибо и то есть в намерении бесов, чтобы сновидениями осквернять нас бодрствующих" [16].

Но преподобный Иоанн также указывает несколько особых типов бесовских искушений, насылаемых на монахов через сновидения: "Когда мы, ради Господа, оставив свои домы и родственников, предаем себя отшельнической жизни из любви к Богу, тогда бесы стараются возмущать нас сновидениями, представляя нам сродников наших или сетующих, или за нас в заключении держимых и другие напасти терпящих. Посему кто верит снам, тот подобен человеку, который бежит за своею тенью и старается схватить ее" [17].

"Бесы тщеславия – пророки в снах; будучи пронырливы, они заключают о будущем из обстоятельств и возвещают нам оное, чтобы мы, по исполнении сих видений, удивились и, как будто уже близкие к дарованию прозрения, вознеслись мыслию. Кто верит бесу, для тех он часто бывает пророком; а кто презирает его, пред теми всегда оказывается лжецом. Как дух, он видит случающееся в воздушном пространстве и, заметив, например, что кто-нибудь умирает, он предсказывает это легковерным чрез сновидение. Бесы о будущем ничего не знают по предведению; но известно, что и врачи могут нам предсказывать смерть" [18].

Преподобный Петр Дамаскин говорит о том, как бесы имитируют "духовные" сновидения: "Видя, что Христос по крайней благости Своей снисходит к святым мученикам и преподобным отцам, являясь им или Сам, или чрез ангелов, или иным неизъяснимым образом, как Он сказал (см.: Ин. 14: 21), начал и диавол представлять некоторым многие обольщения в погибель. Потому и написали рассудительные отцы, что ничего такого не должно принимать: ни каких-либо изображений, ни света, ни огня, ни иного какого-либо обольщения. Ибо диавол ухищряется хотя этим обольстить нас в сновидениях или чувственно"[19].

Блаженный Диадох Фотикийский предупреждает о другой опасности: "Когда ум начнет ощущать благодатное утешение Святого Духа, тогда и сатана влагает в душу свое утешение в кажущемся сладким чувстве, во время ночных успокоений, в момент некоего тончайшего сна (или засыпания). Если в это время ум окажется держащим в теплейшей памяти святое имя Господа Иисуса… то лукавый обольститель оный тотчас удаляется"[20].

Чем отличаются сновидения от Бога и сны от бесов? 

Об этом вопросе писали многие святые отцы, указывая признаки, по которым можно заключить о том, истинный ли увиденный духовный сон или ложный. Имеет смысл привести их высказывания.

Блаженный Диадох Фотикийский: "Сны, являющиеся по любви Божией… не изменяются из одного образа в другой, не наводят страха, не возбуждают смеха или внезапной печали, но приступают к душе со всею тихостью и наполняют ее духовной радостью; почему душа, и по пробуждении тела, со всем вожделением ищет этой испытанной во сне радости. У бесовских мечтаний все бывает противно сему: не пребывают они в одном и том же образе и вида своего не показывают долго не смятенным… при этом они много говорят и обещают великого, а еще больше угрозами стращают, принимая на себя нередко род воинов; иногда припевают душе и что-нибудь льстивое с шумным криком… Бывает, впрочем, что и добрые сны не радость приносят душе, а печаль некую сладостную и слезу неболезненную. Это случается с теми, которые преуспели уже в великом смиренномудрии"[21].

Преподобный Иоанн Лествичник: "Бесы многократно преобразуются в ангелов света и в образ мучеников и представляют нам в сновидении, будто мы к ним приходим; а когда пробуждаемся, то исполняют нас радостию и возношением. Сие да будет тебе знаком прелести; ибо ангелы показывают нам муки, страшный суд и разлучения, а пробудившихся исполняют страха и сетования. Если станем покоряться бесам в сновидениях, то и во время бодрствования они будут ругаться над нами. Кто верит снам, тот вовсе не искусен; а кто не имеет к ним никакой веры, тот любомудр. Итак, верь только тем сновидениям, которые возвещают тебе муку и суд; а если приводят тебя в отчаяние, то и они от бесов"[22].

Преподобный Варсонофий Великий так отвечает на вопрос о том, "как смеет диавол в видении или сонном мечтании показать Владыку Христа или святое причастие?": "Ни Самого Владыку Христа, ни святого причастия показать он не может, но лжет и представляет образ какого-либо человека и простого хлеба; но святого креста показать не может, ибо не находит средства изобразить его другим образом… диавол не смеет употребить его (к прельщению нашему), ибо на кресте разрушена сила его и крестом нанесена ему смертоносная язва… Итак, когда увидишь во сне образ креста, знай, что этот сон истинен и от Бога; но постарайся от святых получить истолкование значения его и не верь своему помыслу" [23].

Преподобный Амвросий Оптинский: "Эти сны, может быть, не истинные, а с шуией стороны, потому что от истинных видений бывает мир и польза душевная, а от этих снов последовало общее смущение. Поэтому советую тебе не доверять этим снам, а оставлять их без решения и молиться, чтобы Господь и Царица Небесная устроили о тебе полезное, якоже Им угодно" [24].

Святитель Игнатий (Брянчанинов): "Сновидения, посылаемые Богом, носят в самих себе неотразимое убеждение. Это убеждение понятно для святых Божиих и непостижимо для находящихся еще в борьбе со страстями" [25].

Этот же святитель добавляет: "Нам надо знать, что в нашем состоянии, еще не обновленном благодатию, мы неспособны видеть иных сновидений, кроме составляемых бредом души и наветом демонов… Как утешение наше во время бодрствования нашего состоит из умиления, рождающегося от сознания грехов своих, от воспоминания о смерти и о суде Божием… так и во сне, весьма редко, при крайней нужде, представляют нам ангелы Божии или кончину нашу, или адскую муку, или грозный присмертный и загробный суд. От таких сновидений мы приходим к страху Божию, к умилению, к плачу о себе. Но такие сновидения даются весьма редко подвижнику или даже и явному и лютому грешнику по особенному неведомому смотрению Божию" [26].

Не следует верить снам 

Хотя святые отцы, как было показано выше, признавали, что бывают сны от Бога, однако ввиду того, что для людей, в духовном отношении несовершенных, отличить эти сны от диавольских наваждений бывает невозможно, святые единогласно и категорично призывают не верить снам вообще. В подтверждение серьезности указанной угрозы приводятся примеры того, как иногда даже весьма опытные подвижники претерпевали падения из-за доверия к снам.

Блаженный Диадох Фотикийский посвятил целый раздел своего творения "добродетели неверования никаким снам". Называя это "великой добродетелью", он определяет ее суть в следующем правиле: "Совершенно не верить никакому сонному мечтанию. Ибо сны наибольшей частью бывают не что иное, как идолы помыслов, игра воображения или бесовские над нами наругания и забавы. Если, держась сего правила, мы иногда не примем такого сновидения, которое послано будет нам от Бога, то не погневается за это на нас любвеобильный Господь Иисус, ведая, что мы дерзаем на это из опасения бесовских козней" [27].

Преподобный Ефрем Сирин призывает: "Не верь обманчивым снам, возлюбленный; "сновидения ввели многих в заблуждение, и надеявшиеся на них подверглись падению" (Сир. 35: 7). Ибо какой меры совершенств достигли мы, чтоб видать нам видения ангелов?" [28]. О том, чтобы не придавать никакого внимания любым снам вообще, говорит и преподобный Петр Дамаскин: "Желающий достигнуть бесстрастия, должен… не бояться также сновидений злых или как бы хороших, ни мысли лукавой или благой, ни печали или как бы радости" [29].

Преподобный Макарий Оптинский пишет: "Когда будешь верить снам, то, точно, немудрено впасть в прелесть. Святые отцы совсем отвергают и велят не верить снам, нам страстным и самомнительным. Вместо того чтобы смущаться о пустой мечте, надобно смотреть свои грехи и всегда себя укорять за неисправление и смиряться, чем привлечешь на себя помощь Божию" [30]; "снам верить пусть опасается, довольно с нее успокоения в совести; хотя бы и благодатный был сон, но все не погрешит, когда, опасаясь прелести, вменит себя недостойною того быть" [31].

У святителя Феофана Затворника читаем: "В письме великопостном вы спрашиваете, можно ли верить снам? Лучше не верить, потому что враг и наяву много пустяков навевает в голову, а во сне это ему еще удобнее. Если какие сны сбываются, то, по сбытии, благодарите Господа за милость. И за приятные и назидательные сны благодарите. От снов соблазнительных скорее очищайте, по пробуждении, душу свою и память. Самое хорошее к тому средство – молитва и приведение на память добрых событий, особенно из евангельской истории" [32].

Преподобный Амвросий Оптинский: "Более же всего остерегайся верить твоим снам и сновидениям, старайся забывать их и не приписывай им никакого значения" [33].

Святитель Игнатий (Брянчанинов) подробно объясняет, "сколько безрассудно внимать, тем более доверять снам, и какой страшный вред может родиться от доверия к ним. От внимания к сновидениям непременно вкрадывается в душу доверие к ним, и потому самое внимание строго воспрещается" [34].

Сон праведников 

Блаженный Иероним Стридонский говорит: "Апостол повелевает нам всегда молиться, а у святых даже сам сон бывает молитвой" [35]. О том же свидетельствует преподобный авва Фалассий: "Ум, освободившийся от страстей, видит тонкие помышления и когда бодрствует тело, и когда в сон погружается" [36]. Преподобный Максим Исповедник: "Когда душа начнет чувствовать себя здравою, тогда начнет и сновидения иметь чистыми и безмятежные" [37].

Святитель Игнатий (Брянчанинов): "Естество, обновленное Святым Духом, управляется совершенно иными законами, нежели естество падшее и коснящее в своем падении… Помышления и мечтания их, находящиеся во время сна вне управления разумом и волею человеческими, действующие в прочих человеках бессознательно, по требованию естества, действуют в них под водительством Духа, и сновидения таких людей имеют духовное значение" [38].

Подробнее о таком состоянии, то есть о сне совершенного подвижника, пишет преподобный Иоанн: "Когда он и уснет немного, сон его бывает как у иного бодрствование; ибо огонь сердечного горения не допускает его погрузиться в сон, и он воспевает с Давидом: "Просвети очи мои, да не когда усну в смерть" (Пс. 12:4). Кто достигает сей меры и вкусил уже сладость ее, тот разумеет сказанное; такой человек не упояется чувственным сном, а только пользуется естественным"[39].

Естественно, что при таком сне бывают и иного рода сновидения. Преподобный Зосима Верховский, рассказывая о духовном опыте своего учителя преподобного Василиска, писал, что тот во сне нередко имел духовные видения: "В таких сонных видениях иногда зрит он, как бы в откровении, будущие, уготованные грешным и праведным воздаяния, но, недоумевая, как оба тех изъяснить, говорит, что неисповедимо воздаяние грешным из-за страшного ужаса и нестерпимой мучительной лютости, а праведным – из-за пречудной славы и неизреченной сладости и радости. Иногда же предузнавал он и некоторые перемены в жизни своей и других отцов, которые со временем и исполнялись" [40].

Блаженный Диадох Фотикийский пишет, что подвижник, имеющий чистый ум, даже если к нему приступит диавол со своими видениями, уже в процессе сна сможет распознать диавольское происхождение сна и либо волевым усилием проснуться, либо во время самого сна обличить этот соблазн. Но все это касается уже совершенных людей и не относится ни к средним по опыту подвижникам, ни к новоначальным монахам, ни тем более к мирянам.

Юрий Максимов

Православие.Ru - 20.06.2008.

Использованная литература

1. Григорий Нисский, святитель. Об устроении человека. 13.

2. Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

3. Августин Иппонийский, блаженный. О бессмертии души. 14.

4. Григорий Нисский, святитель. Об устроении человека. 13.

5. Симеон Новый Богослов, преподобный. Деятельные и богословские главы. 176.

6. Так в переводе Семидесяти толковников. В синодальном переводе: не ворожите и не гадайте.

7. Григорий Двоеслов, святитель. Собеседования о жизни италийских отцов. IV.48.

8. Филарет Московский, святитель. Письмо к А.П. Толстому от 3 октября 1860 года.

9. Иоанн Дамаскин, преподобный. Точное изложение православной веры. 2. XIX.

10. Григорий Нисский, святитель. Об устроении человека. 13.

11. Николай (Велимирович), святитель. Символы и сигналы. II. 10. 8–10.

12. Василий Великий, святитель. Беседы на псалмы. 45.

13. Феофан Затворник, святитель. Письма. VII. 1163.

14. Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

15. Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. 60.

16. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. 15. 55.

17. Там же. 3. 26.

18. Там же. 3. 27.

19. Петр Дамаскин, преподобный. Творения. I. 2.

20. Диадох Фотикийский, блаженный. Подвижническое слово. 31.

21. Там же. 37.

22. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. 3. 28.

23. Варсануфий Великий и Иоанн Пророк, преподобные. Руководство к духовной жизни. 413.

24. Амвросий Оптинский, преподобный. Письма к монашествующим. 422.

25. Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

26. Там же.

27. Диадох Фотикийский, блаженный. Подвижническое слово. 38.

28. Ефрем Сирин, преподобный. В подражание притчам.

29. Петр Дамаскин, преподобный. О бесстрастии.

30. Макарий Оптинский, преподобный. Письма. 397.

31. Там же. 562.

32. Феофан Затворник, святитель. Письма. III. 472.

33. Амвросий Оптинский, преподобный. Письма к монашествующим. 378.

34. Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

35. Иероним Стридонский, блаженный. Письмо к Евстохию.

36. Авва Фалассий. О любви, воздержании и духовной жизни. I. 54.

37. Максим Исповедник, преподобный. Главы о любви. I. 89.

38. Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

39. Варсануфий Великий и Иоанн Пророк, преподобные. Руководство к духовной жизни. 318.

40. Зосима Верховский, преподобный. Повествование о действиях сердечной молитвы.

 

 
Читайте другие публикации раздела Христианское благочестие. Жизнь во Христе
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru