Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Основы Православия. Христианское благочестие. Жизнь во Христе


"Православная детская миссия": протянуть ребёнку руку помощи

Дружба – уже само по себе большое дело. И хорошо, когда одно большое доброе дело обрастает другими, становится для них своего рода почвой. В 2007 году несколько преподавателей и студентов Санкт-Петербургской Духовной Академии стали заниматься организацией визитов в свое учебное заведение воспитанников Лопухинского детского дома (Ломоносовский район Ленинградской области). Чуть позже начали ездить в этот детский дом сами.

Тогда едва ли кто-то называл это окормлением, едва ли предполагал, что эти дружеские встречи станут толчком для создания благотворительного фонда "Православная детская миссия", волонтёры которого ныне работают в 62 сиротских заведениях Санкт-Петербурга и Ленобласти. Среди того кружка преподавателей были и нынешние руководители фонда – его духовники иеромонахи Мефодий и Кирилл Зинковские и председатель правления фонда Феодосий Амбарцумов. И всё же дружеское общение медленно, но верно стало выходить на новый уровень, когда люди, решившие посвящать часть своего времени детям-сиротам, задумались и о миссионерстве, и о создании организации.

 

Одна из прихожанок храма при Духовной Академии узнала об этих поездках и предложила посещать ещё один детский дом – в посёлке Сиверское, откуда она взяла ребёнка в свою семью. Директор этого детского дома отнёсся к идее благосклонно, и вот тогда стала разрабатываться программа занятий с детьми по основам Православия. Волонтёры будущего фонда не только приезжали к детям, но и возили их в храмы. Постепенно приходили всё новые добровольцы, уже не из Академии, налаживалось сотрудничество с другими сиротскими учреждениями, – тогда и была зарегистрирована организация "Православная детская миссия".

Рассказывает Феодосий Амбарцумов:

- Мой нынешний первый заместитель Константин Стрекаловский очень много потрудился над своего рода сканированием городских и областных детских сиротских учреждений. В то время их было около 100 – сюда относятся детские дома, детские дома-школы, школы-интернаты, социально-реабилитационные центры и дома ребёнка. Мы познакомились с большинством руководителей, и ситуация сложилась приблизительно такая: процентов 30 директоров сразу соглашались с нами сотрудничать – в основном, это либо верующие, либо симпатизирующие Православию. Процентов 30 сразу говорили, что не разрешают – это либо атеисты, либо люди, которые говорили: "Ребёнок вырастет, сам решит, во что и как он верит". Тут спорить не всегда возможно потому, что директор детского дома – как король в своём королевстве. Потом, когда мы зарегистрировались и добрались до Комитета по образованию Санкт-Петербурга, нам даже там сказали, что они не давят на директоров. И процентов 40 директоров говорили: "Давайте встретимся, посмотрим, что вы такое, потом решим". С такими людьми можно договориться. И вот так, постепенно мы нашей деятельностью охватывали одно учреждение за другим.

Но около трёх лет сотрудники будущего фонда работали без всякой регистрации: беседовали с детьми, организовывали праздники, экскурсии, водили детей на богослужения. Постепенно оформлялась программа, появилось печатное пособие "Основы Православия (составители Ф. Амбарцумов и Н. Арюкова, под общей редакцией иеромонахов Мефодия и Кирилла), выдержавшее уже два издания. Это сборник, составленный на основе "Закона Божиего": программа рассчитана на 22 занятия, в которых рассматриваются основные аспекты христианского вероучения. Но материал подан так, чтобы современным детям было легко его усвоить, в сборник включены даже описания игр, загадки, кроссворды. Надо сказать, что несмотря на чётко прописанную миссионерскую программу волонтёры в каждом случае находят разные варианты её реализации – это зависит от уровня восприятия и потребности детей, а также от пожеланий администрации учреждения. Итак, получается, что небольшой группе энтузиастов удалось то, о чём несколько лет многие как в Церкви, так и вне её, только размышляют, спорят. И всё это, несмотря на то, что у нас светское государство, делается открыто, на законной основе.

У нас есть зарегистрированный Минюстом устав Благотворительного фонда "Православная детская миссия", во втором пункте которого прописано: организация в детских сиротских учреждениях занятий по духовно-нравственному воспитанию на основе традиционной православной культуры. Первый пункт устава – о благотворительной деятельности, а третий – организация поездок детей из сиротских учреждений в храмы, монастыри, музеи и так далее. Что такое занятие по духовно-нравственному воспитанию? Можно учить молитву "Отче наш", а можно рассказывать, что есть такие православные христиане, которые где-то как-то молятся. Бывали случаи, когда нам запрещали нашу работу. Но вышестоящие органы редко на нас обращали внимание. Был один случай, когда директор детского дома позвонила своему начальству в местный районный комитет, а там ей сказали: "Ни в коем случае никого не пускать". И тогда она сказала: "Сама бы я хотела, но мне запретили". И туда, где нам отказывали, мы не старались всеми силами пролезать потому, что не хватало ресурсов даже на тех, которые соглашались.

Потом уже, когда мы пришли в Комитет по образованию, сначала областной, встреча прошла очень положительно. Вообще область находится в более печальном состоянии, чем город, поэтому они всякому вниманию к их учреждениям рады. А в городском Комитете по образованию было следующее: они посмотрели наше пособие, сказали, что рекомендовать его не могут, но и не запрещают. То есть, умеренно они нас даже поддерживают. Заявление было такое: "Работайте, ниша духовно-нравственного воспитания в детских домах свободна у нас, мы вам можем оказывать информационную поддержку". Другими словами, если проходит какое-то крупное мероприятие "Детской миссии", они рассылают в районные комитеты письма о том, что можно это мероприятие поддержать. Но если директор по своим убеждениям от сотрудничества с нами отказывается, то они никакого давления на него не оказывают. И слава Богу, что у них к нам такое нейтрально-благожелательное отношение.

Мы стали благотворительным фондом отчасти ещё и потому, что одно дело – предлагать администрации сиротского учреждения сотрудничать с Церковью, пусть и Православной, другое дело – с благотворительным фондом. Для них последнее звучит психологически легче. Кстати, недавно у нас была встреча с директором нового для нас детского дома, которая спросила: "А откуда я знаю, что меня не уволят за ваше Православие?". Пришлось её успокаивать, ссылаться на губернатора. То, что он православный, играет немалую роль.

Из основного дела "Православной детской миссии" органично вырастают новые проекты. "Миссия добрых дел" – это когда старшие дети из детских домов участвуют в социальном служении: помогают пожилым людям в больницах, детям-инвалидам, маленьким сиротам в домах ребёнка и так далее. Ещё один проект, которому придаётся особое значение: в посёлке Вырица уже построен собственный приют "Православной детской миссии", рассчитанный на 20 детей. Предполагается, что некоторые волонтёры смогут стать опекунами для кого-то из подопечных фонда, заберут их из учреждений, а фонд предоставит им материально-техническую базу, то есть возможность жить в своём приюте.

 

У детей возникают вопросы: "Если ваш Бог такой, то почему я здесь?". Одна девочка нас так и спросила. И "Детская миссия" затем и создана, чтобы отвечать на эти вопросы. Мы эту девочку, кстати, потом и забрали из детского дома. На этот вопрос нельзя отвечать только теоретически, ссылаясь на Священное Писание, нужно протянуть руку помощи.

Нашу ситуацию можно назвать режимом свободной охоты. Есть учреждения, где занятия вообще индивидуальные – каждый волонтёр разговаривает с отдельным ребёнком. Например, есть приют "Ребёнок в опасности" для детей, переживших насилие. Там дети очень закрытые, надломленные. И там всё время уделяется конкретному ребёнку. Есть учреждения сложные, в которых часть детей идёт в отказ – не хотят нас слушать, обычно это старшие: ведь у них есть и так столько всего интересного – девочки, компьютерные игры и так далее. Причём, у многих жизнь свободная. Скажем, в области, – там некоторые планово сбегают из детского дома, погуляют и возвращаются. Но, как правило, у нас занятия групповые – в группе в среднем человек по десять. Бывает, что во всём детском доме одна группа.

 

Там, где работа налажена, дети и волонтёры дружат. У нас всего волонтёров около 300 человек, в каждом детском доме по несколько, и у каждого есть свой круг опекаемых детей. Это приводит к тому, что наши волонтёры иногда забирают детей даже не в наш опекунский приют, а к себе, воспитывают их в своих семьях. Бывает даже так, что человек приходит к нам и говорит: "Я хочу быть вашим волонтёром, но не скрою, что хочу взять ребёнка". Мы никогда специально это не культивировали, но так получается.

Волонтёром "Православной детской миссии" может стать любой человек, исповедующий Православие, даже невоцерковлённый. Бывает так, что волонтёры сами воцерковляются в процесс работы с детьми. Отчасти это послабление вызвано нехваткой кадров – так что основные требования к приходящим: психическая адекватность, отсутствие заразных болезней, судимостей. Предполагается, что восполнить пробелы в своём образовании волонтёр сможет уже в процессе работы. Надо сказать, что так обстоят дела и вообще в Церкви: едва ли нашлось бы нужное количество священников, если бы запрос возник в каждой школе, в каждом вузе, в каждой больнице.

С желающими стать волонтёрами руководство фонда проводит два собеседования – групповое и индивидуальное. Больше половины приходящих отсеиваются уже на первом, так как понимают, что требования организации не соответствуют их стремлениям или возможностям. Например, одно из основных правил для волонтёра – регулярное посещения того детского дома, к которому он прикреплён.

Сомневающимся людям мы предлагаем поучаствовать в какой-то деятельности и понять, нравится им или нет. Второй наш этап – месяц испытательного срока, в ходе которого люди работают в детском доме под руководством нашего куратора и по вторникам вечерами приходят на день волонтёра, где новых волонтёров обучают те, что работают уже два-три года. Это передача опыта: помощь в составлении программы и так далее. И, тем не менее, с одной стороны, людей не хватает, с другой стороны – текучка. Мы находимся в таком положении, что у нас нет "регулярной армии", у нас есть "народное ополчение". Если бы мы поставили себе условие, что нашими волонтёрами могут быть только выпускники духовной семинарии, мы бы остались с одним детским домом. А подготовиться к занятию можно по нашему пособию. И потом, основы Православия – это же не китайская грамота. Чтобы рассказать детям про Рождество Христово, не надо быть семи пядей во лбу, достаточно вечером накануне занятия немного почитать на эту тему или фильм какой-нибудь в интернете посмотреть.

 

Сейчас главная проблема в том, что Православной Церкви не особенно-то есть дело до сиротских учреждений. Вот сейчас мы делаем епархиальную программу "Церковь навстречу детям" совместно с тремя отделами – миссионерским, молодёжным и по благотворительности. И часто приходится звонить настоятелю того или иного храма и спрашивать: "А у вас есть хоть какая-то работа с детским учреждением?" Бывает так, что храм от детского дома за углом, там служат пять священников, которые даже не знают, что детский дом рядом. Православный народ не особенно активен. Чем протестанты взяли в своё время? Активностью. Слава Богу, сейчас много в этом плане у нас в Церкви начинает меняться – появляются социальные работники на приходах и так далее. Так что сейчас главная задача – подготовить достаточное количество людей и направить их к детям.

Феодосий Амбарцумов

Татьянин день - 03.07.2012.

 

 
Читайте другие публикации раздела Христианское благочестие. Жизнь во Христе
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2018

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru