б
Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
Р320505518138
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7601 1265
4359

Апология христианства перед исламом


Путь в экстремисты вымощен словами о любви

Черно-белое видение мира, разделение людей на своих и чужих - это одна из характеристик подросткового возраста, когда приходится определяться, кто ты и с кем. Именно подросткам свойственно попадать в сети экстремистских организаций. Почему так происходит? Как избежать беды и не поддаться манипуляторам? Эти вопросы обсуждали участники семинара, посвященного проблеме этнического и религиозного экстремизма, - общественники, специалисты по воспитательной работе, преподаватели вузов и учителя школ.

Семинар был организован Центром делового обучения "Сфера" по поручению министерства региональной политики Новосибирской области и проходил в Доме офицеров.

Дистанционная вербовка

Главная черта, которую демонстрируют члены экстремистских сообществ, - радикальное восприятие любого конфликта, подчеркнула Валерия Капустина, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии и педагогики НГТУ. Приверженцы таких группировок не допускают мысли о том, что на каждой стороне баррикады - своя правда. Получается, что виноват кто-то один и этот кто-то должен быть наказан. Другие варианты просто не рассматриваются.

Как "зацепить" человека, который обижен на судьбу, не уверен в себе и не имеет четкого мировоззрения? Чаще всего достаточно предложить ему рецепт быстрого успеха. Продемонстрировать успешного человека, который скажет: "Если я смог это сделать, значит, сможешь и ты!", "Я зарабатываю миллионы долларов в день и научу тебя, как этого добиться".

- Проверить такие заявления очень трудно, - замечает Валерия Капустина. - Ведь человек не демонстрирует ни налоговую декларацию, ни вещи, действительно характерные для тех, кто хорошо зарабатывает. Он просто говорит, что пришел к успеху благодаря сообществу, которое представляет. Если речь идет о пабликах в соцсетях, здесь вербует не конкретный человек, а группа лиц, которая, по сути, занимается пиаром. Вербовка идет дистанционно. Используются выражения и картинки, вызывающие отклик у молодежи.

В опасные сообщества подростков втягивают постепенно. Все начинается с вовлечения в некую доктрину. Создатели аккаунтов зовут в гости не просто потому, что "у нас интересненько". Они излагают вполне конкретные мысли, теории, идеи. Говорят о таких высоких понятиях, как любовь, свобода, честь и справедливость.

Ловля на живца

Как, например, вербовали девочек в горячие точки? На чем делали акцент?

- Конечно же, на любви, - объясняет Валерия Капустина. - Происходит следующее. Девочка находит в сети подругу, с которой можно поговорить буквально обо всем - обсудить проблемы с внешностью и самооценкой, родителями и друзьями. Как только речь заходит о любви, начинаются рассказы о том, что есть на земле замечательное место для девочек, где тепло, солнечно, уютно, но, правда, немножко убивают. Девочке объясняют, насколько сильно местные мужчины отличаются от русских мужчин, как заботливо и трепетно они относятся к женщинам. Почему они воюют? Потому что "не боятся риска". Воин - это не "мужик у телека с пивом", это "серьезный" мужчина, который защищает свою семью, свою страну. И в итоге девочка сравнивает тех, кто рядом, с некоей идеальной композицией, которая может не существовать вовсе. Чуть позже подключается юношеская артиллерия: появляется молодой человек, который проявляет внимание, понимание - словом, дает девочке все то, чего недодали сверстники и семья. Но в какой-то момент "принц" пропадает, и у девочки начинается паника. Тем более если к тому времени она успела сбежать из дома. Как вербовщики понимают, что жертва на крючке? Она начинает сама проявлять активность, пишет друзьям и знакомым мальчика, а те сообщают, что ее любимый "умер". Объясняют: да, это очень грустная история, но некий акт доверия совершен, и по местным обычаям подруга погибшего теперь принадлежит, например, его брату. Братьев у мальчика много, а у девочки нет ни средств, ни возможности вернуться обратно.

Схема общения с юношами строится иначе. Им показывают видеоролики с пытками, казнями и призывают к борьбе за справедливость. Какова ситуация на самом деле, потенциальный боец проверить не может, но проникается убеждением, что "так жить нельзя". В конце концов, мальчик чувствует, что должен помочь, отправляется воевать и попадает в лагерь, где применяют деструктивные психотехники, объясняет эксперт.

Комфортно там, где одобряют

Еще один важный этап вербовки - изолировать человека. Сделать так, чтобы он перестал общаться с родными и близкими. Если подросток двадцать четыре часа в сутки проводит в соцсетях, контактировать еще с кем-то ему просто некогда. К тому же новые знакомые терпеливо разъясняют, почему именно с "посторонними" людьми общаться не надо: во-первых, они "ничего не понимают", у них устаревшие взгляды; во-вторых - они "сами ничего не добились в жизни, а значит, не добьешься и ты". В ход идут риторические фразы: "Чему может научить отец-алкоголик!", "Смотри на меня, верь в себя, и все будет здорово".

Окруженный вниманием, подросток быстро впадает в состояние зависимости от группы.

- Где человеку комфортнее? - размышляет Валерия Капустина. - Представьте, в компании подростку говорят: "Мы тебя всему научим, у тебя все получится", - а дома постоянно пилят, делают замечания. Разумеется, комфортно там, где одобряют. И любая секта, любое экстремистское сообщество это учитывает.

Кто в группе риска?

Есть вполне конкретные признаки, по которым можно определить, склонен человек поддаваться манипуляциям или нет.

- Анализ преступлений экстремистской направленности показал, что 90 процентов тех, кто их совершил, - это молодые люди в возрасте от 14 до 30 лет, - отмечает Валерия Капустина. - У большинства из них были проблемы в семье, в общении со сверстниками. Многие испытывали материальные трудности или воспринимали тот уровень достатка, который имели, как неадекватный. Так, человек может получать зарплату в размере 25 тысяч рублей, но при этом считать, что ему должны платить хотя бы сто тысяч. Да, ожидания неадекватные, но человек воспринимает ситуацию как несправедливую, и это может его подтолкнуть к экстремистским действиям.

Один из факторов риска - употребление психотропных веществ, в том числе алкоголя и наркотиков. Если состояние сознания у человека изменено, он поддается внушению гораздо легче.

Как противостоять влиянию извне и не допустить катастрофы? Прежде всего, нужно научить подростка критически оценивать любые мысли. Включая и те, которые пытаются донести до него родители, учителя. Ведь даже самые адекватные и доброжелательные люди могут заблуждаться.

- Задача в том, чтобы научить подростка подбирать адекватные аргументы, какую бы мысль он ни пытался защитить, - подытоживает эксперт. - Просто сказать, что собеседник неправ, потому что неправ, - этого мало. Любое мнение нужно обосновать логически. Человеку, который умеет самостоятельно мыслить и анализировать, манипуляции не страшны.

Признаки вовлечения в экстремистскую организацию:

- замкнутость;

- неспособность критически мыслить, слушать собеседника;

- частые и немотивированные уходы из дома;

- резкое изменение образа мысли, словарного запаса;

- отказ отмечать семейные праздники;

- появление необычных предметов (книги, оружие, символика);

- большое количество новых знакомых (подписчики в соцсетях);

- попытки вербовки.

***

Читайте также по теме:

***

Мнения

Елена Кургина, председатель ТОС "Затулинский", Новосибирск:

- Хотелось бы, чтобы с трудными детьми педагоги занимались с самого раннего возраста, открывали классы коррекции, а не выводили на домашнее обучение. Такой подход проблем не решает. Когда 15-летний подросток уже успел побывать в приюте, заработать условный срок - это страшно! В нашем ТОС мы стараемся работать с подростками, организуем кружки, проводим спортивные мероприятия. Подбираем детям интересные занятия, чтобы отвлечь их от дурных мыслей.

Ирина Заболотникова, учитель, Маслянинский район:

- У подростков лет тринадцати в соцсетях уже есть свои закрытые группы, которые они создают классами. Наверное, в чем-то это хорошо - ведь дети общаются, делятся мыслями, для них это естественно. Но изоляция может оказаться опасной. Мало ли кто попытается воздействовать на детей? Хотелось бы разобраться в этих проблемах, поговорить о них более предметно.

Татьяна Решке

 Советская Сибирь - 21.11. 2018.

 

 
Читайте другие публикации раздела "Апология христианства перед исламом"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru