Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Апологетика - защита веры


"Религия консерваторов" или подлинное богопознание? Часть I

Апологетическая лекция диакона Андрея Кураева...

диакон Андрей Кураев

***

***

В этот вечер мне бы хотелось предаться главному делу своей жизни - апологетике, то есть защите Православной веры перед лицом критики, которая не всегда бывает справедливой. И вот один из критических стереотипов внецерковного мышления, который доминирует в наше время, это обвинение Православной Церкви в консерватизме.

То, что Православная Церковь консервативна, - это факт. Более того, это самая консервативная из всех христианских конфессий. А вот относиться к этой консервативности можно по-разному. Сама Церковь, например, радуется своей консервативности. Чтобы было понятнее, я попробую пояснить это одной замечательной историей полувековой давности. В начале 60-х годов XX-го века в одной из советских школ произошел скандальный случай. Два мальчика из одной семьи отказались вступать в пионеры. Их спрашивают: "Почему вы не вступаете в пионеры?" "Папа не велел". "Ах, так, значит отца в школу!" Вот отец на следующий день приходит в школу, и директор начинает психологическую работу: "Это Вы велели не вступать Вашим детям в пионеры?" "Да я". "А почему?" "Вы знаете, мы верующие, христиане. Что нам у Ваших пионеров делать?" Директор возмущенно: "Как так, это Вы в XX-м веке еще христиане! Уже, понимаете ли, наши ученые спутники в космос запускают! Уже Белка со Стрелкой три раза орбиту облаяли, а Вы еще в Бога верите!?" Человек отвечает: "Я не знаю, что там Белка со Стрелкой в космосе делали, но можно мы с Христом останемся?" "Так что же получается, что Вы одни правы, а все наши ученые не правы?" Следует ответ: "Мы христиане и других не судим, но можно мы с Христом будем?" "Ну, конечно, Вы правы, а Политбюро, ЦК Компартии, вся трудовая сила человечества - все ошибаются!" "Ну что Вы все о других? Можно мы с Христом останемся?" Директор стоит на своем: "Что же это получается, все идут в ногу, один Вы не в ногу?" "Ну, уж простите, такие мы". "Что же это, все плывут по течению, один Вы против течения!" Видно, запасы христианского терпения этого человека окончательно иссякли, и он в сердцах говорит: "Так ведь по течению только дерьмо плывет!"

Таким образом, стремление не быть современным, не соглашаться с современностью, может, и считается в мире признаком чего-то смертного. Но в церковном переживании это скорее признак жизни. Только живое существо может плыть против течения, сопротивляться ему. Ведь издавна известно, что мера совершенства живого организма определяется степенью его независимости от перемен окружающей среды. Например, хладнокровные животные считаются менее совершенными, чем теплокровные. Так, скажем, в Магадане своеобразный животный мир. Там, кроме теплокровных и хладнокровных животных, есть еще и бескровные. И вот попробуй, пойми, кто они: растения или животные?

Я помню, как несколько лет назад в Великую субботу полетел в Берлин. И вот встречает меня в епархии владыка Феофан и говорит: "Отец Андрей, у меня дома есть нечего, пойдемте в какой-нибудь ресторан, я Вас угощу". Я подумал: "Как это можно есть в ресторане в Великую субботу?". Мы заходим, и владыка заказывает креветок. Вначале я очень удивился этому. Но затем у меня возник вопрос: а как по-церковнославянски звучит слово "креветка". Оказывается, как "черепокожий". Это такой класс существ, вроде крабов, креветок, раков и так далее. Так вот по Типикону этих "черепокожих" можно есть даже в дни самого строгого поста, даже когда постного масла нельзя. Почему? Дело в том, что когда Аристотель давал классификацию животным, он не знал, к какому классу можно отнести живые организмы, не имеющие крови. И он отнес их к растениям. А православные монахи сказали: "Ну что же, растения так растения - будем есть постом". Эти полурастительные существа находятся ниже, чем, скажем, растения или животные, и более зависимы от перемен в окружающей среде. Вот, например: "Я теплокровное животное. Это означает, что, сколько бы ни было на улице - плюс двадцать или минус двадцать, я знаю, что у меня мои родные тридцать шесть. А вот если однажды мои давления (внутричерепное, глазное или артериальное) сравняются с давлением, которое было указано метереологическим центром, то я в стану частью окружающей среды. Так вот у животных есть свойство поддерживать свой внутренний климат, то есть "жить из себя самого". Интересно, слово "свобода" в греческом языке звучит как "жизнь из себя самого", то есть "самобытие". Удивительно когда-то сказал Пушкин: "Отломано от века на волю Бога Самого, самостоянье человека - залог величия Его". Вот это само стоянье, самобытие и есть человеческая свобода. Свобода Церкви - это возможность следовать своей традиции, строить себя, исходя из самой себя, а не из тех идеологических и культурных мод, которые регулярно меняются во в нецерковном мире. Поэтому консерватизм в церковной среде воспринимается не как недостаток, а как повод для радости.

Есть еще одна причина церковного консерватизма. Мир религии - это мир, в котором человек живет всецело. Причем живет не просто как думающая механическая машинка, а как человек со своей эмоциональной частью. Это означает, что мы входим в мир религии своим сердцем и любим то, во что верим, а не только размышляем над этой темой. Дело в том, что любовь - это самое консервативное чувство. Вот, к примеру, молодая пара: познакомились, полюбили друг друга. И вдруг девушка делает новую прическу. Как на это реагирует парень? Вряд ли это будет для него великой радостью. "Я же тебя полюбил, когда ты заплетала вот такие косички. Ну, зачем ты сделала вот это чучело на голове? Мы видим, любовь - это консервативное чувство, она старается сохранить ту минуту первой влюбленности, открытости и встречи. Так вот те частности, мелочи, подробности церковной жизни, которые человек застал в пору своего вхождения в Церковь, дороги для него навсегда. Вот, например, мне очень больно в последнее время приезжать в Троице-Сергиеву Лавру. И только потому, что там посадили другие кустарники. Там уже не те деревья и кусты, которые росли в то время, когда я был семинаристом. Да они были запущены. Сейчас же там все по науке, все по-японски - всюду искусственные садики. Все это здорово. Европейцам там, наверное, очень нравится. Но вот своей родной Лавры я не узнаю.

Наверное, у каждого человека, который работает дома, постоянно возникают конфликты с домашними. Потому что матери или жене постоянно кажется, что ты неправильно "бумажку в книгу положил". Стоит, скажем, мне уйти из дома, как женщина тут же принимается наводить порядок на моем письменном столе. Им кажется, что они навели порядок. Но я каждый раз в ужасе. Потому что это мой родной беспорядок. Я запомнил, где у меня какая ручка или записка лежит и какая книга на какой странице загнута или раскрыта. Это мой родной хаос. И вот когда кто-то со стороны приходит и наводит порядок, я теряю творческую ориентацию. Быть может, со стороны кажется, что нужно навести порядок, надо что-то поменять. Но для того, кто живет в таких условиях, это не хаос, а естественная форма существования. Вообще, в современном мире церковный консерватизм - это жертва. Вот, например, юродивый человек жертвует своей репутацией для того, чтобы донести людям что-то более важное.

Такой пример юродства мы находим в книге церковного писателя советского времени Сергея Фуделя "У стен Церкви". Примечательно, что свидетелем этого случая был он сам. В кафедральном соборе совершается торжественное всенощное бдение. В центре храма на кафедре стоит архиерей. По обе стороны от него в две шеренги разместилось духовенство. И вот у одного служащего священника жутко разболелась голова, так что он чуть не потерял сознание. Когда боль стала невыносимой, он вышел из общего строя. Подойдя к центральной иконе, опустил палец в лампадку. Затем, помазав больное место елеем, снова вернулся в строй. Это тоже своего рода юродство, когда человек нарушает правила видимого благоприличия ради того, чтобы быть ближе к Богу. Мне кажется, что когда Церковь в современном мире сохраняет все подробности своей жизни и всецело занимает консервативную позицию, это и есть юродство - жертва репутацией в глазах изрядной части общества. Но эту жертву она приносит ради выживания народа как такового. Потому что это необходимое условие существования человека. В мире, когда все вокруг меняется, хоть что-то должно оставаться неизменным, иначе голова закружится.

Наверное, у каждого человека есть такое понятие, как "бабушкин дом". И вот представим себе, что студент приезжает из столицы к бабушке на каникулы. Бабушка вышла встречать внучка. И вот пока они идут, она и говорит: "Ты знаешь, я так тебя ждала. Даже в хате евроремонт к твоему приезду сделала". Интересно, обрадует ли эта новость внука? Ведь у современного человека есть более чем достаточно способов жить в современном мире: можно ходить в интернет-кафе, смотреть телевидение и так далее. А есть у человека для того, чтобы быть человеком, очень важное право, которое Мария Цветаева называла "правом не быть собственностью современности". Это право "выпадать из гнезда", право быть самим собой. Вот, например, лет двадцать тому назад я, сам того не желая, здорово подвел одну девушку. Мы были с ней в очень хороших отношениях, часто встречались на каких-то международных конференциях и беседовали на философские темы. И вот как-то я признался ей, что совсем не марксист и в учении Маркса мне наиболее непонятно понимание человека как "совокупности общественных отношений". Я ей сказал, что не хочу быть совокупностью чьих-то отношений. Спустя годы мы оказались с ней на какой-то философской встрече. Вдруг лектор произносит фразу: "Человек - это совокупность общественных отношений". Она записывает ее в тетрадь и тут же на полях, вспоминая мой комментарий, пишет: "Я не хочу быть совокупностью чьих-то отношений". На самом деле все это очень важно. Либо человек сводится к контексту своей жизни, или у него есть право говорить "нет" тем влияниям, которые идут к нему извне через пропаганду. Итак, Церковь своей подчеркнутой несовременностью, своим консерватизмом дает человеку право выбора. Чьим современником ты хочешь быть - Жириновского или Достоевского; Филиппа Киркорова и его жены или же Андрея Рублева?

Но есть у нашего консерватизма и богословское обоснование. Христианство - это историческая религия. Это не просто возвещение вечных истин вроде таблицы умножения: дважды два - четыре. Христианство - весть о событии, которое произошло в истории человечества однажды. Ведь не напрасно в Символе веры упоминается имя Понтия Пилата. Казалось бы, для богословия это ничего не значащий персонаж. Но тем не менее в Символе веры имен апостолов и евангелистов нет, имена Моисея или Давида также отсутствуют, а имя Пилата есть. Это имя для нас важно как указание на исторические обстоятельства. Вот именно в это время, в этом месте, когда именно этот Понтий Пилат был прокуратором Иудеи….Что это означает для богословия и церковного консерватизма? Ведь на Христа по-разному можно смотреть. На Него можно смотреть глазами толпы, которая видела в Нем так называемого "Кашпировского I-го века" - генератора чудес. И в Евангелии Христос говорит таким людям: "Вы ищете Меня, потому что насытились". Такой потребительский взгляд не делает человека христианином. Человеку, который ищет религию для того, чтобы ему было лучше, чтобы получить от нее какую-то магическую помощь, все равно куда обращаться. Можно даже заранее сказать, что шаманы обслужат его лучше. Есть в Евангелии фарисейский взгляд на Христа. Но это не христианская позиция. Есть взгляд Понтия Пилата - холодный, расчетливый, ищущий политическую выгоду. Это также не христианская позиция. Есть также взгляд Иуды-предателя. И, наконец, есть взгляд апостолов. Быть христианином означает смотреть на Христа глазами апостолов. И смотреть на Христа глазами апостолов очень важно, потому что они были свидетелями. Ни Лев Толстой, ни Блаватская, ни Елена Рерих не были свидетелями жизни, проповеди, страданий и Воскресения Христа, а апостолы были. Свидетельство современника, очевидца оказывается нормативным. Христианин, в каком бы столетии он ни жил, должен сопоставлять свое восприятие Христа и отношение к Нему с тем, которое выразили апостолы в своих проповедях. Конечно, свидетель может ошибиться. Но когда речь идет об апостолах, есть такая подробность: в греческом языке слово "свидетель" передается как "мартиро". А на русский язык это слово не всегда переводится как "свидетель". Гораздо чаще славянские книжники переводили его как "мученик". Дело в том, что архаичный способ судопроизводства предполагает, что свидетель на суде должен пройти через свою боль. Вот, например, если человек доносит на кого-то и от этого доноса зависит судьба обвиняемого, то судопроизводство действовало по принципу "первый кнут доносчику". Отсюда выражения: "подлинная правда", "подноготная правда". Свидетеля пытали для того, чтобы он своей болью и кровью подтвердил то, что он говорит о другом человеке. Уже в девятнадцатом веке французский философ Паскаль говорил: "Я доверяю только тем свидетелям, которые дали себе перерезать глотку". Апостолы дали себя убить за свое свидетельство и проповедь. Поэтому для христиан апостольская проповедь становится нормативной, и они должны сопоставлять себя с их свидетельством.

***

Читайте также другие публикации автора:

***

Есть еще одна богословская причина консерватизма церковной традиции. Через всю Библию проходит странный сюжет о Боге, Который ищет человека. У Александра Галича была песня с постоянным припевом: "Я вышел на поиски Бога". Библия же рассказывает нам историю, как "Бог вышел на поиски человека", начиная с момента, когда человек, преступив заповедь, прячется под деревьями, и Бог выходит, взывая: "Адам, где ты!", и оканчивая эпизодом из апокалипсиса, где мы видим слова Христа: "Се стою у двери и стучу, и к отворящему Мне войду и с ним буду". Иногда, чтобы понять какую-то книгу, важно заметить, чего в ней нет.

Так, например, есть ли в Евангелии притча о судьбе некой овечки, которая отбилась от стада? На нее напали злые волки, но у нее был черный пояс по каратэ, как у Президента Путина. Благодаря этому она своими рожками и копытцами отбилась от "серых" разбойников. Потом, как заядлая овчарка нашла по запаху пастыря, бросилась ему на шею и сказала: "Вот я, дорогой пастырь, дай мне орден за мужество первой степени". Такой притчи в Евангелии нет. И здесь важно заметить, что не мы нашли Бога, а Он нашел нас. И тут важно само ощущение христианина: "Я прав не потому, что я умнее буддиста или мусульманина, а потому что Бог привел меня в Церковь. Не я, сравнив всех, понял и могу все опровергнуть. Не в этом дело". Есть еще ощущение подлинности. И с этим связано понятие Церковь. Церковь по-гречески звучит как "эклиссиа".

Почти во всех учебниках по богословию говорится, что слово "эклиссиа" означает собрание. Но это неправда. Чисто филологически приставка "эк" - жить, а само слово "эклиссиа" происходит от глагола "экскалео", что означает, "вызываю на бой". Так вот Церковь - это собрание вышедших. У одного американского писателя-фантаста есть роман, который еще в юношеские годы запал мне в душу. Произведение написано в стиле антиутопии. Автор изображает идеально-отвратительный мир типа оруэловского "1984-го". И вот в этом отвратительном мире у власти находится каста экстрасенсов-телепатов, которые могли читать мысли других. Ну, понятное дело, если ты можешь читать мысли своего начальства, то быстро сможешь сделать карьеру в любой сфере. И вот, встретившись "наверху", где-то, грубо говоря, в совете министров или парламенте, они понимают, что все "одного поля ягоды". Поэтому и решают создать своеобразную парамасонскую ложу. Они не могут публично сказать, кто они и как им удалось сделать карьеру, потому что толпа "маглов" (лексикон из книги "Гарри Поттер") растерзает их. Поэтому они прячутся. И вот возникла проблема. Если в романе о Гарри Поттере дар волшебства передается по наследству, то в этом произведении такого не происходит. Возникает вопрос: как же быть дальше? Кому передать свою власть и знания? Где найти молодых телепатов? Дать объявление в газетах невозможно, так как толпа растерзает. Поэтому они сделали следующее.

Во время вступительных экзаменов в одном из ведущих университетов страны рядом с экзаменаторами садится мощный телепат, который начинает невидимо вещать: "Кто меня слышит, войдите в комнату № 106". И те ребята, у которых есть хотя бы задаток пассивной телепатии, думая, что это говорят по радио, идут в названную комнату. На этом вступительные экзамены для них заканчиваются. Ложа берет их под свой контроль, покровительство, обеспечивает им поступление в университет и дальнейшую карьеру. Именно так устроена Церковь. Церковь - это собрание людей, которые расслышали, что их зовут. Хотя Господь обращается ко всем людям, но не все слышат. А вот те, которые в какую-то минуту расслышали, что к ним обращается Господь, вышли из привычной колеи своей жизни. Вот такие люди, вышедшие из своего рода, из своих старых традиций, оставившие отца и матерь свою, и составляют церковное собрание. Как в Афинах, "эклиссиа" - технический термин, который обозначает собрание людей, имеющих право голоса. Как и в греческом переводе Ветхого Завета это слово обозначает "собрание Израиля", но не всех живущих в Палестине, а только принадлежащих к избранному народу. Таким образом, люди, которые услышали этот зов, и составляют Церковь. Я не могу удержаться, чтобы не процитировать одного из моих любимых "богословов", незаслуженно забытого, - Винни-Пуха.

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru