Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о помощи нашему проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Апологетика - защита веры


Гагарин доказал, Бог принял человека!

Давно минули те времена, когда у нас в стране смотрели на полеты в космос, как на… доказательства отсутствия Бога. "Гагарин в космос летал, а Бога не видел!" - потрясал кулаками Хрущев, заявлявший в начале 60-х годов, что "через 10 лет покажет по телевизору последнего попа". Примечательно, что сам Юрий Алексеевич Гагарин ничего по этому поводу не говорил. Это и неудивительно: первый космонавт Земли… был верующим человеком.

Первый космонавт Земли Юрий Гагарин был верующим человеком

 

Первый космонавт Земли Юрий Гагарин был верующим человеком

В свое время, в статье "Через веру - к звездам", "ЧС" писала об этом. Верующей была мама Юрия Алексеевича, на торжественном приеме в Кремле в честь легендарного полета ее сына, куда был приглашен и Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, женщина подошла к Патриарху и взяла у него благословение. После посещения в 1964 году Троице-Сергиевой лавры, где космонавт тепло был принят монахами, Юрий Алексеевич сказал своему спутнику капитану (ныне полковнику) Валентину Петрову: "Валентин, вдумайся в слова: "иже еси на небеси". Его товарищ изумился: "Юрий Алексеевич, вы что, молитвы знаете?" Он ответил: "А ты думаешь, один ты их знаешь? Ну, молчать-то ты умеешь". Именно Гагарин первым предложил восстановить в Москве храм Христа Спасителя…

***

Примечение МС. Объективности ради, нужно упомянуть, что книге Юрия Гагарина (явно написанной  для пропагандистских целях не один усилиями космонавта) "Дорога в космос. Записки летчика-космонавта СССР", в главе "Жизнь для Родины" встречается такой текст:  "Полет человека в космос нанес сокрушительный удар церковникам. В потоках писем, идущих ко мне, я с удовлетворением читал признания, в которых верующие под впечатлением достижений науки отрекались от бога, соглашались с тем, что бога нет и все связанное с его именем выдумка и чепуха".

На что можно заметить, во-первых, было бы странно, если бы советская власть допустила публикации признаний Юрия Гагарина в его религиозности...

Во-вторых, текст написан специфически - действительно честный Гагарин описывает иудину реакцию людей на его полет, но сам от своего имени ничего не говорит, мол, я атеист, и не верю в Бога.

И, наконец, были ли такие письма с отречением массовыми, история умалчивает...

Вряд ли еще 30 лет назад были бы возможным признания веры в Бога Георгия Гречко и Виктора Горбатко, о которых написано ниже, но это не значит, что все космонавты были абсолютно не верующими людьми.

***

Надо сказать, что сами священники не видели в первом космическом полете никаких "угроз" для Православной веры. Это недалекий Хрущев мог предположить, будто Бог вращается вокруг Земли по какой-то своей божественной орбите, и будь Он, то непременно столкнулся бы с космическим кораблем Гагарина. Бог создал не только Землю, но и всю Вселенную, и находится где-то много выше нашего представления. Вот почему служители Церкви нисколько не были смущены первым космическим полетом. Как заметил в проповеди архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов): "Юрий Гагарин не видел Бога… А Бог его видел! И благословил!"

Сегодня ситуация с отношением работников космической отрасли к вере в Бога кардинально поменялась. В Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина читается курс "Основы православной культуры". В городе Байконур, неподалеку от космодрома, освящен храм во имя святого великомученика Победоносца Георгия. С 1999 года на Байконуре освящаются все ракеты, уходящие в космос. С 2000 года благословляются все космонавты, отправляющиеся на орбиту. Дошло до того, что американцы, запуск спутника которых на базе ракеты "Протон" несколько раз переносили из-за технических неполадок, а священники при этом отсутствовали, заявили, что если на следующем пуске не будет православного священника, то они предъявят штрафные санкции!

***

Космонавт Виктор Горбатко: "Мы говорили коллегам, провожая их в космос: "Бог в помощь!" 

Космонавты сегодня охотно общаются со священнослужителями. Вот рассказ об одной из подобных встреч настоятеля новосибирского Собора во имя святого благоверного князя Александра Невского протоиерея Александра Новопашина.

***

Дважды Герой Советского Союза, генерал-майор Виктор Васильевич Горбатко

 

Дважды Герой Советского Союза, генерал-майор Виктор Васильевич Горбатко.  Не все знают, что прославленный космонавт был Председателем правления Всесоюзного общества филателистов (ВОФ; с апреля 1988 года), а после его реорганизации - председателем Центрального правления Союза филателистов СССР (с октября 1989 года по февраль 1992 года). В 2001-2009 годах Президент, с 2009 - почетный президент Союза филателистов России (СФР). Председатель Межгосударственного союза городов-героев и городов воинской славы.

***

"С прославленным летчиком-космонавтом, дважды Героем Советского Союза, генерал-майором Виктором Васильевичем Горбатко мы познакомились на конференции общественных организаций Новосибирска. "Впервые пожимаю руку космонавту!" - вырвалось у меня. Так началось наше знакомство.

- Скажите, Виктор Васильевич, как там, за порогом земного неба? Какое впечатление произвел на вас космос?

- Земля из космоса невероятно красивая. Она голубого цвета, поэтому ее называют "голубой планетой". Невооруженным глазом хорошо видны горы, моря, пустыни и совсем не видно следов деятельности человека, к сожалению, не всегда созидательной. Но не менее красив и сам космос. Если находиться на орбите Земли на теневой стороне планеты, то перед глазами раскрывается бесконечное величественное звездное небо. Картина настолько грандиозная - дух захватывает! А если смотреть в космос с дневной, освещенной Солнцем, стороны, то зрелище, признаюсь, малопривлекательное. Такое ощущение, что все пространство покрыто грязным туманом. Звезд не видно, разве что различимы некоторые планеты…

Космонавт Виктор Горбатко и протоиерей Александр Новопашин

 

- Мечтали ли вы стать космонавтом или же все произошло неожиданно для вас - как говорили тогда, "приказ партии и правительства"?

- О космосе я, конечно же, даже не помышлял, а вот летчиком, действительно, мечтал стать с детства. Я родился и вырос на Кубани. Во время Великой Отечественной войны некоторое время мы жили на оккупированной территории. И однажды я увидел, как фашистский летчик расстреливал табун лошадей. На меня, ребенка, это произвело неизгладимое впечатление. С этого момента я окончательно утвердился в своем желании стать летчиком, чтобы защищать небо от врагов.

Кстати, отец Александр, моя мама была глубоко верующим православным человеком. Но покрестить меня смогли только во время войны, когда папа был на фронте. В противном случае он не допустил бы этого.

- Мир живет промыслом Божиим, и каждый из нас, независимо от того, верит он в Бога или нет, находится под непрестанным действием Его премудрости. Ваша мама покрестила вас и с этого момента получила от Господа возможность молиться о вас как о рабе Божием.

- Возможно, по ее молитвам Господь и благосклонен ко мне. Я стал летчиком, космонавтом, трижды был в космосе, дружил с замечательными людьми…

…После окончания школы я учился в Павлодарской летной школе, затем в Батайском истребительном училище, после окончания которого меня направили в затерянный молдавский поселок - там никто и никогда не хотел служить. На карте даже населенного пункта не было: просто стоит отметка крестиком - и все.

Дважды Герой Советского Союза, генерал-майор Виктор Васильевич Горбатко

 

Но я любил летать. Получал от работы невероятное удовлетворение. О космосе тогда и не думал, как, полагаю, не думали о космосе и мои будущие друзья-космонавты. И даже в октябре 1957 года, когда был запущен первый искусственный спутник Земли и мы живо обсуждали это событие, никто не помышлял о том, чтобы полететь туда. Это казалось нереальным…

- Что же произошло потом?

- Два года спустя, в 1959 году, меня неожиданно вызвали к заместителю по политической части. Иду к нему, а сам перебираю в голове - что же я такое натворил, за что попал в немилость? Но вместо "взбучки" с меня неожиданно берут "подписку о неразглашении" и направляют в медпункт, где уже ждут полковой врач и незнакомый подполковник. Начали задавать вопросы, в частности, спросили о планах на будущее. Я честно ответил, что хочу летать, а также мечтаю поступить в Монинскую академию. И тут меня спрашивают, а не хотел бы я летать на высоте 100 километров? Я растерялся, подумал - шутят. "На спутниках, что ли?" - спрашиваю. И слышу серьезный ответ: "На спутниках".

Через два месяца меня вызвали в Москву на медицинскую комиссию. Комиссия оказалась настолько жесткой, что многие не на шутку испугались: как бы у них не выявили каких-либо нарушений здоровья и не только отказали бы в новой работе, но и вообще запретили летать. Были и такие, кто вообще из-за этого отказывался от медосмотра. Там же я познакомился с Юрием Гагариным: мы решили с ним держаться до последнего. Хотя понимали, что при таком серьезном отборе наши шансы попасть в команду не такие уж и большие. Позже мы узнали, что из трех тысяч летчиков комиссия отобрала только 300, а из них уже потом выбрали 20 человек - все из истребительной авиации.

- Виктор Васильевич, первый раз вы полетели в космос в 1969 году. Почему через столько лет после зачисления в отряд космонавтов?

- Меня неоднократно включали то в один экипаж, то в другой, но знаете, так уж бывает - трагическое стечение обстоятельств. В самый последний момент состав экипажа меняли, и нам не объясняли почему. Или, к примеру, был такой случай. Кардиографическое исследование показало, что у меня произошли незначительные нарушения в работе сердца. Это никак не сказывалось на состоянии здоровья, однако от подготовки к полету меня временно отстранили. Положили в госпиталь, стали разбираться, что к чему. Однако все органы и системы работали нормально - привязаться не к чему! Даже главный врач Советской Армии меня осматривал. Ничего! И только когда обследование пошло на второй круг, оториноларинголог обратил внимание на небные миндалины - на них были гнойнички. "Никому другому я бы не посоветовал удалять миндалины, так как это лечится, но вам - придется", - сказал врач. Я так хотел в космос, что, не задумываясь, согласился на хирургическое вмешательство. Если есть хотя бы один шанс из тысячи, что это поможет, он должен быть использован. И ведь доктор оказался прав: после операции все кардиограммы показывали норму.

А когда формировали экипажи на "Союз-6" и "Союз-7", на парашютной тренировке я неудачно приземлился и сломал лодыжку. Обидно было очень, тем более что прыжков этих в последнее время я совершил уже более 120. Выручил командир отряда: он заверил врачей, что я обязательно поправлюсь, и меня включили в экипаж "Союза-7" в качестве инженера-исследователя. Так я начал тренироваться еще с загипсованной ногой.

- На "Союзе-7" был ваш первый полет? И, по-моему, именно в этом полете произошло что-то неординарное?

- Да, я полетел в космос вместе с Анатолием Филипченко и Владиславом Волковым. Перед нами стояла задача состыковаться с "Союзом-8". Но отказала система дальнего сближения. Попробовали было состыковаться вручную, но ничего не получилось. И слава Богу! Когда "Союз-8" прошел мимо нас, скорость его была такова, что при стыковке от нас бы ничего не осталось!

Неординарные ситуации возникали не раз. В 1977 году я полетел с Юрием Глазковым на станцию "Салют-5". Сам по себе этот полет был очень напряженным, поскольку летели мы на "отравленную" станцию. До нас здесь были Борис Волынов и Виталий Жолобов. Они вдруг почувствовали себя плохо, и их немедленно отозвали. Программа полета так и не была выполнена. После посадки пошли слухи, что воздух в станции якобы отравлен. А как еще можно было объяснить причину неожиданного ухудшения здоровья космонавтов? Только спустя время я понял, что у ребят тогда произошел психологический срыв. После этого происшествия на станцию полетели Вячеслав Зубов и Валерий Рождественский, но они не смогли с ней состыковаться. Кроме того, они незапланированно сели в озеро Тенгиз. Словом, сплошные неудачи! И вот в такой нервной обстановке мы полетели в космос, чтобы, во-первых, произвести стыковку со станцией, во-вторых, проверить, не "отравленная" ли она, и если все хорошо, выполнить программу полета. Со станцией мы состыковались, хотя сделать это оказалось очень сложно. Сразу вышли из строя необходимые приборы. Пришлось стыковаться под визуальным контролем. Сказать, что напряжение было огромным - ничего не сказать. Как на расстоянии 70 метров от станции вдохнул, так выдохнул, когда только состыковались. Зато потом такое испытали облегчение… А ведь впереди было еще одно задание - проверить воздух в станции. Юра Глазков поплыл в станцию с индикаторными трубками, а я, находясь в корабле, начал принюхиваться, чтобы по запаху определить, нормальный воздух в станции или нет. Один раз вдохнул, второй - вроде бы ничего. Решился: поплыл в станцию, подплываю к Юре и говорю, чтобы он снимал спецпротивогаз. А потом и индикаторные трубки показали, что все хорошо.

 

Но на этом неприятности не закончились. Когда программа полета была завершена и мы уже находились в спускаемом аппарате, нас вызывает Владимир Шаталов и, не объясняя причин, сообщает, что необходимо вернуться на станцию. Мы сразу начали строить различные предположения, в частности, о неисправности корабля. Но оказалось, что в это время погода в Казахстане испортилась, и посадку перенесли на сутки.

Но и это еще не все! Когда приземлились, спускаемый аппарат лег на бок и придавил ленточную антенну, не давая ей раскрыться. В результате связь с нами пропала. Мы этого сначала не знали, выбрались из аппарата и стали ждать. Час ждали, начали замерзать. Решили залезть обратно, а сил уже нет никаких. Я опустился на колени, чтобы помочь Юре, и увидел прижатую антенну. Распустил ее, связь была восстановлена, и нас очень быстро нашли.

- А страшно не было? Космос все-таки!

- Я все время думал о том, как выполнить поставленное перед нами задание. Было сильное волнение, иногда напряжение зашкаливало, но страха как такового… Нет, не было. Всегда верил, что все закончится благополучно. Вера дает определенный настрой, который определяет внутреннюю гармонию. Если ее не будет, то возможен психологический срыв - и тогда, считай, все пропало. И даже когда во время одного из полетов отключилась система ориентации корабля, не испугался. Хотя испугаться было отчего. Кислорода в корабле на тот момент хватило бы только на пять суток.

- Мама молилась о вас. Она ведь у вас верующий человек.

- Я всегда знал, что мама за меня молится. Думаю, что ее молитвы уберегли меня от беды. Да и мы сами, хоть и не относили себя к верующим, но часто говорили коллегам, провожая их в космос: "Бог в помощь!"

- Скажите, космонавты берут с собой в космос иконы?

- Когда летал я - нет, конечно. Потом стали брать. Алексей Леонов рассказывал, что собственноручно передал маленькую металлическую иконку Божией Матери, которую ему подарил батюшка, своим друзьям, отправляющимся на орбитальную станцию. Слышал также, что в 2005 году грузовой корабль "Прогресс М-54" доставил на международную космическую станцию список чудотворной иконы Божией Матери. Наконец, в 2009 году космонавты передали в часовню микрорайона "Байконур" в Чебоксарах икону святого Георгия Победоносца, которая тоже побывала в космосе.

- Не могу не задать вопрос, касающийся специальной подготовки космонавтов. Ведь при полете в космос и возвращении на Землю космонавты, наверное, подвергаются страшным перегрузкам? Да и после невесомости наверняка они испытывают неприятные ощущения.

- Сейчас проводятся специальные тренировки, существуют специфические медикаменты. На эту проблему обращают очень серьезное внимание. Раньше такого не было. Хотя соответствующая подготовка, конечно, проводилась. Вы не затронули еще одну тему - вхождение в невесомость. Тот, у кого вестибулярный аппарат от природы был, как мы говорим, "тупой", быстро привыкал к невесомости. Но многие из нас входили в невесомость с большим трудом.

Перегрузка во время старта для летчиков-истребителей, скажем так, штатная. При спуске аппарата вниз она может повышаться до восьми жэ. Это уже весьма ощутимо. Пиковую перегрузку из-за проблемы ориентации спускаемого аппарата в свое время испытали Василий Лазарев и Олег Макаров. Она достигала 20 жэ. Конечно, перенести ее могли только подготовленные люди. И то потом были серьезные проблемы со здоровьем.

Серьезной нагрузкой для человеческого организма является длительность полета. Почти двадцать суток провели в космосе Андриан Николаев и Виталий Севастьянов. В невесомости кровь приливает к голове, что само по себе уже не очень хорошо. Лица становятся "квадратными" и пунцовыми. И чем дольше это длится, тем хуже. После выполнения программы состояние здоровья и Виталия и Андриана было тяжелым. Мне тоже пришлось однажды пробыть в космосе 18 суток, но я был на станции, где пространства больше, соответственно, больше возможностей для движения. Виталий и Андриан летали в корабле и были значительно стеснены в движениях, что не лучшим образом сказалось на их здоровье.

Помню, что после первого полета сам идти не мог. Такое ощущение, будто на плечах у тебя сидят два человека, а земля все время уходит из-под ног. А когда ложишься, то на грудь такая тяжесть наваливается, что дышать становится невозможно и кажется, что сейчас куда-то провалишься. Однажды просыпаюсь ночью и настолько явно ощущаю, что мое тело провалилось, что невольно повернул голову, чтобы посмотреть - насколько глубоко? После второго полета привыкнуть к земному притяжению было легче, хотя он длился значительно дольше. Но даже спустя время, когда казалось, что организм уже адаптировался, все равно проблемы оставались. К примеру, я всегда любил теннис, был даже чемпионом Звездного городка. Но после полета при первой игре не мог попасть по мячу.

- Вас ведь готовили к высадке на лунный грунт после американцев?

- Да, существовала так называемая "лунная программа". Предполагалось выйти на орбиту Луны, одного человека оставить в корабле, а другого на спускаемом аппарате опустить на поверхность Луны. После чего космонавт должен был выйти на грунт. Мы начали интенсивно тренироваться. Но потом программу закрыли. Предположительно из-за того, что, согласно расчетной траектории движения корабля, посадка на Землю должна была произойти в одном из районов Индийского океана. При желании, наверное, можно было справиться с этой задачей, но, по-видимому, руководство решило не рисковать.

- Не так давно стали распространяться слухи о том, что американцы якобы не были на Луне, а вся их документальная съемка высадки астронавтов на лунный грунт создавалась на Земле.

- Не нужно серьезно относиться к подобного рода заявлениям. Американцы были на Луне. В противном случае мы бы об этом знали и немедленно разоблачили все их замыслы. У нас ведь очень мощные обсерватории, оборудованные специальными приборами наблюдения, позволяющими отслеживать все происходящее в космосе. И потом вспомните, как у нас работал КГБ! Наши контрразведчики ни за что бы не упустили очередной возможности обличить американцев во лжи!

- У вас ведь был и третий полет в космос?

- После второго полета жена заявила: "Больше не полетишь!" Вскоре я уехал с группой ученых в Польшу. Приезжаю, и меня вызывает Шаталов: "Что-то ты долго гуляешь! Полетишь с нашим коллегой из ГДР! Готовься!" Но тот полет с Кельнером так и не состоялся - полетели Валерий Быковский с Йеном. А я полетел позже с замечательным вьетнамским военным летчиком Фам Туаном. Это был мой третий полет, и второй - в качестве командира экипажа. Потом уже не летал. Раньше три полета - это был максимум.

***

23 июля 1980 года с площадки №1 космодрома Байконур запущен космический корабль "Союз-37" с международным экипажем. Командир корабля - Виктор Васильевич Горбатко, космонавт-исследователь - Фам Туан (Вьетнам). Тогда впервые на орбиту отправился космонавт из Вьетнама

 

23 июля 1980 года с площадки №1 космодрома Байконур запущен космический корабль "Союз-37" с международным экипажем. Командир корабля - Виктор Васильевич Горбатко, космонавт-исследователь - Фам Туан (Вьетнам). Тогда впервые на орбиту отправился космонавт из Вьетнама.

***

- В космосе никогда не скучали по Земле?

- Когда смотришь на Землю из космоса, очень хочется вернуться. Поэтому радость возвращения на Землю присутствует. Помню, каким счастьем светилось лицо Фам Туана, когда мы приземлились. До этого он даже улыбался редко, всегда был сосредоточен, крайне внимателен, сдержан. А здесь столько открытой, прямо-таки детской радости! И все мы по возвращении переполняемся этим чувством.

- В завершении нашего разговора я хотел бы спросить вас о Гагарине. Существует масса воспоминаний о нем. Но все-таки хотелось бы услышать о Гагарине, как говорится, из первых уст. Вы ведь его хорошо знали.

- Шутка ли сказать: ПЕРВЫЙ человек в космосе! До тех пор, пока Юра не вернулся оттуда, никто не мог сказать наверняка, сможет человек жить и работать в невесомости или нет. Юра доказал - сможет. Бог принял человека! Гагарин отлично знал, на что идет, какой это риск, чем это может закончиться, но не пошел на попятную. Очень смелый человек. И порядочный. Наверное, идеальных людей не бывает, но я не могу припомнить ничего такого… Обычно слава портит людей, тем более ТАКАЯ, а здесь ничего подобного не произошло. Я был свидетелем этого! Честно скажу: он был не просто прекрасным летчиком и хорошим товарищем, он был настоящим сыном своего Отечества. Это так много значит".

От редакции: несколько лет назад священникам православного храма, расположенного на космодроме Байконур - о. Сергию и о. Михаилу - были присвоены почетные звания "Заслуженный испытатель космической техники". А в Валаамском монастыре сейчас хранится список Чудотворного образа Валаамской иконы Богородицы, побывавший в космосе. Богородица изображена на нем во весь рост, стоящей на облаке с Младенцем Христом на руках.

Честное слово № 5 (732 - 09.02.2011.

***

Космонавт Георгий Гречко считает, что Бог неоднократно спасал его от смерти

Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Георгий Гречко признался, что пришел к вере в Бога после того, как начал анализировать свою жизнь.

Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Георгий Гречко признался, что пришел к вере в Бога после того, как начал анализировать свою жизнь...

 

"Почему я верю? Потому что во время войны, даже не на фронте, а в тылу или в оккупации как случилось со мной, другой надежды у человека нет, кроме как на Бога. И я могу Вам сказать, что тогда практически все были верующими. Потому что жить хочется. И я, мальчик, верил", - сказал он в интервью, которое публикует в четверг газета "Новые известия".

Г.Гречко рассказал, что в детстве постился перед Пасхой и на Рождество ходил по дворам славить Христа, но позже прочитал книгу "Библия для верующих и неверующих" Емельяна Ярославцева, "главного советского атеиста".

"Поскольку у меня аналитический ум, тогда мне, мальчишке, показалось, что вроде там логично доказывалось, что Бога нет. И я об этом долго не задумывался, пока на седьмом десятке не стал анализировать свою жизнь", - отметил он.

Марка Космический полет Юрия Романенко и Георгия Гречкко - 96 суток в космосе

 

По словам космонавта, у него "столько было возможностей потерять жизнь или ее смысл, но всякий раз что-то помогало... остаться на вот этой самой "линии жизни".

Так, при своей любви к скорости Г.Гречко три раза падал, катаясь на мотоцикле, при своей любви к плаванию пять раз тонул. Во время войны приятеля Г.Гречко разорвало снарядом. Все ребята, стоявшие в отдалении, были ранены, а он стоял ближе всех, но остался невредим; был под обстрелом на открытом пространстве, "попадал и в более тяжелые передряги".

"Почему я остался жив? Почему не сработала теория вероятности, по которой в половине случаев я должен остаться жив, но в тех же пятидесяти процентах случаев должен изувечиться или исчезнуть? Да потому что, по той же теории вероятности, если этот закон не соблюдается, значит, ось, делящая судьбу ровно посередине, кем-то сдвинута. Поскольку, кроме Бога, никто не мог ее сдвинуть, я верю, что был рожден, чтобы стать космонавтом", - сказал он.

"И когда я по наивности, по горячности, по глупости что-то делал, чтобы сойти с этого пути, меня, подозреваю, мой ангел-хранитель жестоко наказывал. Доводил до отчаяния. А потом самым невероятным образом возвращал на мой путь", - добавил Г.Гречко.

Интерфакс-Религия – 12.04.2007.

 

 

Читайте другие публикации раздела "Апологетика - защита христианской веры и Православия"

 

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru