Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм
• Буддизм
• Индуизм

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о помощи нашему проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4276 8802 5366
8952

Аборты - тягчайший грех детоубийства


Узаконенное детоубийство

Митрополит Никопольский Мелетий об абортах...

У нас был принят закон об искусственном прерывании беременности, разрешающий аборты под покровительством государства, в государственных больницах и на государственные средства. Обратим внимание на выражение "искусственное прерывание беременности". Терминология соответствует меркам XX века и звучит вполне прогрессивно и культурно. Но что за ней стоит? Попробуем осмыслить с помощью примеров.

"Искусственное прерывание сердечной деятельности". Что кроется за этими словами? Что происходит с человеком после искусственного прерывания деятельности его сердца? Будет ли он жить? А если нет, то какую роль играют слова?

"Искусственное прерывание деятельности мозга". О чем говорит нам это выражение? Наверное, оно означает не что иное, как превращение человека в растение с помощью некоего искусственного вмешательства. Но если такова варварская реальность, то какова же роль этих красивых слов? Очевидно, они нечто скрывают? Темные дела нуждаются в том, чтобы их окружал туман, поскольку человек не выдержит их подлинного вида; потому они и называются делами тьмы.

То, что в наши дни каждая женщина может совершить, если захочет, искусственное прерывание беременности, является порождением полнейшего субъективизма: безрелигиозный человек сам стремится определить, что хорошо, а что плохо. Выразители подобных идей - обычно так называемые свободомыслящие люди. Такие люди обязательно имеют перед собой цель освободиться от соблюдения заповедей Божиих и нравственных норм, которые из них вытекают. Так, они методически выступают против поста, молитвы, посещения церкви, против брака и многого другого.

Нравственные устои, считают они, субъективны и временны, в силу чего им свойственно меняться. Свободомыслящие заявляют: проституцией и гомосексуализмом занимаются многие, следовательно, это уже нельзя считать грехом. Прелюбодеяние никому не вредит, ну, а если супруг в культурном отношении является отсталым человеком, он может потребовать развода...

Аборты известны с древних времен, когда для этой цели применялись так называемые абортивные растения. Но любые действия по прерыванию беременности всегда считались убийством, поскольку сознание людей не делало различия между зрелым человеком и эмбрионом. Поэтому в клятве Гиппократа, которая и сегодня является клятвой всех медиков, врач, слуга жизни, исповедует перед Богом и людьми: "Я никогда не дам женщине абортивного средства". Примечание. Клятва Гиппократа, в течение веков бывшая нравственным законом для врачей, отменена в России после 1917 года и не признается до сих пор.

Со временем к абортам стали относиться как к явлению нравственно нейтральному, примерно как к курению. Появилось отвратительное движение сторонников абортов, выступающих за полную безнаказанность этого рода убийства, заявляющих, что взгляды на нравственность изменились и стало анахронизмом считать аборт преступлением. Основной их аргумент состоит в том, что каждая женщина имеет право сама распоряжаться своим телом и непозволительно кому бы то ни было вмешиваться и решать столь личный вопрос.

Технология аборта и его невинная жертва

Технология аборта и его невинная жертва

На одной из демонстраций активисток движения за легализацию абортов женщины скандировали: "Все законы прочь от нашего тела!", и это требование подкреплялось набором так называемых прогрессивных мнений и соответствующей бранью в адрес противоположных взглядов, называемых устаревшими, отсталыми, средневековыми... Сторонники данного движения утверждают, что эмбрион - это нечто не обладающее самостоятельной жизнью. Зародыш, говорят они, - это кусочек плоти, извержение которого из материнского тела есть вопрос чисто личный, к нравственности никакого отношения не имеющий и не несущий в себе состава преступления.

В частности, газета "Элефтеротипия" от 19.03.1986 г. пишет: "Зародыш становится существом только тогда, когда сможет иметь независимое от матери существование, то есть после своего рождения. До этой минуты он является частью тела своей матери". Из чего следует, что каждая женщина имеет право убить дитя за несколько минут до его рождения.

Но так ли прост вопрос, как представляют его прогрессивные женщины? Действительно ли эмбрион неодушевлен, не обладает своей собственной, автономной жизнью? Всего лишь часть организма матери, которая тогда, естественно, имеет право распоряжаться ею как хочет? Или же это человеческое существо, которое находится в зависимом отношении от материнского организма так же, как и мы все зависим от окружающей среды?

Как отвечает на этот вопрос наука? Бернард Натансон, бывший директор специальной клиники, за годы своей работы сделавший шестьдесят тысяч абортов, задумавшись, насколько безобидны его действия, провел научные изыскания с применением современных технических средств: ультразвука, электронных исследований сердца эмбриона, эмбрионоскопии, радиобиологии и других. После скрупулезных исследований Натансон заявил: "Тот факт, что эмбрион есть отдельное человеческое существо со всеми своими особыми, личными характеристиками, сегодня не ставится под сомнение". Для подтверждения своих выводов Натансон прибег к ультразвуковой киносъемке аборта трехмесячного эмбриона. Эта лента под названием "Безмолвный крик" доказывает, что зародыш предчувствует угрозу со стороны инструмента, которым производится операция. Он начинает двигаться быстрей и тревожней, его сердцебиение учащается со 140 до 200 ударов в минуту, он широко открывает рот, словно кричит безмолвным криком. Эти кадры потрясают. Увидев их, многие люди, в том числе врачи, из сторонников абортов стали их противниками.

Научные наблюдения, проводимые с помощью современной аппаратуры, свидетельствуют:

а) у зародыша в возрасте 2,5 недели (18 дней) ощутимы удары сердца и начинает действовать обособленная, его собственная система кровообращения;

б) в 7 недель (50 дней) у еще не рожденного ребенка фиксируются мозговые импульсы; маленький человек имеет полностью сформированные внешние и внутренние органы;

в) в 10 недель (70 дней) ребенок обладает всеми теми характеристиками, которые есть у детей после их рождения;

г) в 13 недель (92 дня, 3 месяца) зародыш достигает такого уровня развития, что поворачивает голову, делает различные движения, гримасничает, сжимает кулачок, находит рот и сосет палец!

***

***

Особый интерес представляет описание операции, сделанной врачом Паулем Роквеллом (Нью-Йорк, США): "При внематочной беременности я делал пациентке операцию по жизненным показаниям. Зародышу было два месяца. Я взял в руки плаценту и увидел человеческое существо мужского пола. Оно было 1,5 дюйма длиной. Этот человек был полностью сформирован. Кожа его была почти прозрачна, а на кончиках пальцев легко различались тонкие артерии и вены. Младенец выказывал активность. Он плавал со скоростью один круг в секунду, как настоящий пловец... Когда плацента разорвалась, малыш лишился жизни. Мне казалось, что я видел перед собой мертвым зрелого человека".

Известный французский профессор, специалист в области клеточной генетики Парижского университета Иероним Лежен пишет: "Как все ученые, которые беспристрастно наблюдают биологические явления, я считаю, что человеческое существо начинает свою жизнь с момента оплодотворения. А это значит, что преднамеренное уничтожение зародыша любого возраста равносильно убийству".

Доктор Д. Папаэвангелу считает: "Сегодня мы можем сказать, что человек существует с момента зачатия. Жизнь человеческого зародыша начинается не с завершением формирования органов (в 8 - 12 недель), как думали раньше. Зародыш - это не придаток или какая-то часть тела женщины". Профессор Аврамидис подчеркивает: "Зародыш не часть тела беременной. Следовательно, женщина не может сама решать его судьбу, как решала бы вопрос об удалении у себя аппендикса или миндалин". Врач Г.Пападимитриу, профессор Афинского университета, заявляет: "Аборт сам по себе есть зло, так как мы лишаем кого-то жизни, прекращаем жизнь зародыша".

Подводя итог, хотелось бы предложить вывод доктора Эрнста Ханта: "Оплодотворенная яйцеклетка не просто клеточная масса без особых, своих собственных характеристик. Она на этой стадии не похожа ни на бутон цветка, ни тем более на зародыш животного. Это полное и абсолютное проявление жизни человеческого существа. Таким образом, в аборте убивается человеческая жизнь, которая стоит еще на наиболее ранней ступени своего развития".

Итак, аборт не просто безвредное искусственное прерывание беременности, это убийство. Известный профессор Н. Лурос говорил: "Аборт есть преднамеренное убийство". Примечание. Того же мнения придерживаются заведующий кафедры эмбриологии биофака МГУ профессор, доктор биологических наук В.А. Голиченков и профессор кафедры эмбриологии, доктор биологических наук Д.В.Попов (ведущие эмбриологи России). Они утверждают: "С точки зрения современной биологии (генетики и эмбриологии) жизнь человека как биологического индивидуума начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетический материал".

Напрашивается вопрос: как же люди могут не считать аборт убийством? Под каким предлогом они это делают? Вот ответ г-жи Марангопулу: "Аборт уже не является преступлением, так как не затрагивает элементарных нравственных чувств общества, поскольку совершается столь большим числом женщин".

Но ведь это возврат к временам варварства, когда позволялось болезненных детей сбрасывать в пропасть, а здоровых калечить, чтобы использовать потом для попрошайничества. Уже известный нам профессор И.Лежен пишет: "Стоит заметить, что для сторонников искусственного прерывания беременности все ценности переворачиваются вверх дном! Превыше всего свобода и спокойствие! Если под угрозой психическое спокойствие (матери или семьи в целом) - убивают ребенка! Если страдает физическое здоровье самого ребенка - убивают ребенка!"

Ценность жизни человека не зависит ни от чьих убеждений. Общечеловеческое сознание принимает жизнь как высшее благо. Каждый человек имеет право верить во что пожелает и разделять любое импонирующее ему мнение. Но вместе с тем он не должен исповедовать тоталитарных взглядов, навязывать их кому бы то ни было и действовать в ущерб другим. Во Всемирной Декларации прав человека (принята на сессии ООН 10.12.48) в 3-й главе говорится: "Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и безопасность своей личности". В 7-й главе добавляется: "Все равны перед законом и имеют право на защиту со стороны закона" (ЮНЕСКО, Право быть человеком, т. 2, с. 662).

Что же должно быть защищено в первую очередь? Жизнь человека, то есть. зародыша или право женщины делать все, что она хочет? Известный профессор Н. Андрулидакис считает: "Эмбрион есть некое самостоятельное психосоматическое бытие. Это существо, защищаемое в первую очередь Конституцией Греции ($ 5 Конституции определяет, что человеческая жизнь, безусловно, должна быть защищена, и $ 2 уточняет, что человеческая жизнь неприкосновенна и защита ее есть первая обязанность государства)". Следовательно, прерывание беременности не может являться единоличным правом беременной.Общество имеет право и обязанность вмешиваться и не позволять отдельным людям убивать самых беззащитных и невинных своих членов, неродившихся младенцев.

Несказанно велика ценность жизни каждого человека: и калеки, и умственно отсталого, и младенца, и эмбриона. Но эта ценность попирается. В некоторых странах в ограниченном количестве (как следствие внебрачного зачатия), в других - неограниченно аборты разрешены. В странах, где узаконены аборты (СССР, Куба, Румыния), число их на 60% превосходит рождаемость. В Польше на 1 млн. абортов приходится лишь 702 тыс. рождений.

Примечание. Устаревшие данные. В Польше аборты уже запрещены, а в России по официальной статистике на каждого рожденного ребенка приходится двое убитых во чреве матери.

В Северной Америке четверть зародышей убивается до своего рождения. В последние десять лет было преднамеренно лишено жизни 370 миллионов нерожденных младенцев.

Профессор юридического факультета Салоникского университета Манитакис пишет, что "закон решил вопрос слишком упрощенно и тот факт, что находящийся во чреве матери ребенок еще не является личностью, не означает, что его можно уподобить вещи, сделать объектом собственности, игры настроений, объектом продажи. Это также не означает, что беременная мать может свободно располагать зародышем, как может располагать любой частью своего тела. Эмбрион - это не вещь или объект, но клетка жизни, жизни в развитии, связанной с жизнью беременной женщины". Эту чудесную особенность эмбриона, который становится человеческой жизнью и существует как потенциальная личность, никто не может отрицать, поэтому правосудие должно его защищать как нечто самостоятельное. Наличие особой законодательной системы защиты эмбриона есть сегодня первая необходимость.

Противоречие, которое нас буквально потрясает, состоит в том, что люди, с одной стороны, активно выступают за права человека, а с другой, - попирают, совершая такое гнусное преступление, как аборт, самое элементарное право невинного и незащищенного человеческого существа! Ужас охватывает, когда видишь, что от имени человечества, во имя права на жизнь отменяется смертная казнь и узаконивается аборт!

Ужасно, что мы, с одной стороны, жалеем преступника, а с другой, - нас абсолютно не волнует убиение ребенка, который еще даже не родился. Мы чувствуем омерзение к той матери, которая после рождения своего ребенка бросает его в мусорный ящик, и несем цветы другой, которая выбрасывает свое дитя в благообразной обстановке операционной!

Высказывается мнение, что легализация абортов снимает многие крупные проблемы. Мы не должны забывать, что так же мыслил Гитлер. В своей речи перед студентами в Варшаве кардинал Вышинский сказал: "Мы -могильщики, ибо позволили вновь заработать в нашей стране крематориям.

Сегодня в одной из больниц Польши существует печь, где сжигаются тела детей, еще не успевших родиться... Мы не имеем права проклинать оккупантов, разжигавших печи крематориев в Польше, так как сегодня сами делаем то же. Давайте прекратим говорить о тысячах погибших от рук врагов, ибо число убиенных нами в последнее время во много раз превышает число жертв концлагерей".

А не напоминает ли гитлеровские времена тот факт, что в некоторых клиниках Германии и Франции платят женщинам за то, чтобы они делали аборты кесаревым сечением для извлечения живого эмбриона, нужного для проведения опытов и изготовления косметических средств? Не ужасает ли нас это крайнее зверство?

В одном американском журнале рассказано о женщине, попавшей в клинику и преждевременно родившей ребенка, которому было 22 недели (5 месяцев). Мать хотела, чтобы ребенок выжил. Вся больница была поднята на ноги для его спасения. Трудились самые опытные врачи, выделены были крупные денежные средства. И в тот же день, в ту же минуту, в той же самой больнице другая женщина может сделать аборт, потому что не хочет иметь еще одного ребенка. Как же возможно, чтобы в одной комнате зародыш воспринимали как человека, а в соседней - как кусок мяса?

Известный итальянский юрист Рафаэль Баллестрини писал 100 лет тому назад: "Самым верным доказательством полного нравственного падения народа будет то, что аборт станет считаться делом привычным и абсолютно приемлемым".

Но аборты не просто свидетельствуют о нравственном разложении, падении или загнивании общества, они являют собой и первопричину этого разложения и падения.

Последствия абортов весьма серьезны.

Для матери: большая вероятность смерти (от прободения матки, сепсиса, инфарктов и т.п.), потеря способности к дальнейшему деторождению (приблизительно 1/3 женщин в Греции после аборта остаются бесплодными).

Для детей: количество мертворожденных детей и преждевременных родов у женщин, сделавших аборты, увеличивается вдвое. Растет число детей больных, с различными физическими недостатками. Примечание. В России только 4% детей рождаются здоровыми. В этом обвиняют медицину, экологию, но мало кто понимает, что одной из основных причин рождения болезненных, слабых и недоношенных детей являются аборты.

Для семьи: психическое здоровье, особенно женщины, надламывается, нравственное сознание супругов притупляется, женщина теряет свое достоинство, становится объектом эксплуатации со стороны мужчины, семейная гармония нарушается.

Для подростков: облегчается безответственное сексуальное поведение, увеличивается число матерей-одиночек. Для народа: встает серьезная демографическая проблема.

Но самое худшее из всего: поскольку аборт - это нечто такое, чего не может выдержать сознание даже самого отпетого, аморального человека, он либо вызывает страшные психологические проблемы, отзвук которых можно слышать только на исповеди, либо ведет убийцу-мать к полному социальному лицемерию и цинизму.

Аборт не решил ни одной личной или общественной проблемы. Наоборот, эти проблемы обостряются. Изнасилования, самоубийства, плохое обращение супругов друг с другом, жестокое обращение с детьми, разводы - все это постоянно и стабильно растет. В странах, где наблюдается недостаточная рождаемость, ничто не способно изменить решение новых супружеских пар не рожать детей: ни законодательство, ни экономические льготы. Механизм сохранения человеческого рода постоянно подрывается.

Особого внимания заслуживает высказывание врача Филиппа Нея, профессора медицинского факультета университета города Отаго в Новой Зеландии: "Врачи знают, что существуют силы, направленные против жизни. Одна из этих сил, новая и, возможно, самая мощная, - это массовые аборты. Их сумели представить как дело очень легкое, безвредное, безболезненное и полезное. В то время как в действительности это самая трагическая ошибка, которая когда-либо допускалась человечеством".

У людей есть врожденная надежда на лучшую жизнь. Без этой надежды человечество не имело бы будущего. И важнейший источник надежды - дети. Они представляют собой двигатель прогресса. Без детей мир будет становиться все более и более пессимистичным, все более саморазрушительным. В наше время при легком обладании противозачаточными средствами объектом и целью родовой жизни стало удовольствие. Когда-то дети представляли собой самое большое счастье для супругов. Сегодня они мешают, становятся препятствием в стремлении к сексуальному удовлетворению; и, когда после такой связи наступает беременность, ее прерывают, чтобы освободиться от неудобств.

Выводы современной медицины, антропологии, биохимии, биологии, заключающиеся в той мысли, что аборт есть убийство, а эмбрион – это автономный, самостоятельный индивидуум со всеми своими правами, согласны с учением Церкви. Так учат Григорий Богослов, Анастасий Синаит, Максим Исповедник, Василий Великий.

"Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению как за убийство" (Василий Великий, канон 2-й). "Давший снадобье для извержения плода есть убийца, а равно принявшая детоубийственный яд" (Василий Великий, канон 8-й).

Пособничество в совершении аборта есть пособничество в убийстве. Святитель Иоанн Златоуст говорит: "Для чего сеять там, где сама нива усиливается погубить плод? Где множество средств против рождения? Где прежде рождения совершается убийство; так что ты блудницу не только удерживаешь в разврате, но еще делаешь убийцей? Видишь ли, как от пьянства происходит блуд, от блуда - прелюбодеяние, от прелюбодеяния - убийство; ибо не знаю, как и назвать это. Здесь не умерщвляется рожденное, но самому рождению полагается препятствие. Что скажешь в свое извинение? Не значит ли это, что ты ругаешься даром Божиим, встаешь против уставов Божественных, гоняешься, как за благословением, за тем, что есть проклятье, сокровищницу рождения делаешь сокровищницей убийства, женщину, сотворенную для деторождения, располагаешь к детоубийству" (из речи к римлянам, слово 24).

Мы не должны забывать, что епитимья для убийц самая тяжелая и с точки зрения времени, и с точки зрения ее строгости. Для Церкви Христовой аборт, или прерывание беременности, есть не просто некое нравственно непозволительное действие; без всяких уверток и красивых объяснений это есть убийство; это преднамеренное убийство и сознательное умерщвление, которое требует большего наказания, является более греховным и богоненавистническим, чем любое другое убийство, так как отнимает у человеческого существа жизнь еще до того, как оно увидит эту жизнь, а главное, до того, как оно примет таинство святого крещения.

В книге под названием "Грешников спасение" в главе V, "Не убий", мы можем прочитать: "В заповеди этой подразумевается убийство душевное и физическое, то есть если ты толкаешь ближнего своего на занятие проституцией, или на убийство кого-либо, или на какое другое греховное дело, или если ты помог ближнему своему и он сделал, совершил эти действия, ты считаешься убийцей брата своего духовно... Если убил, если побил женщину, или бросил ребенка, или вкусил растение, чтобы убить зародыш или чтобы не вызвать беременности, все это и другое подобное считается убийством и строго наказуется".

Люди, которые приступают к убиению во чреве своих детей, подобны Ироду, погубившему 14 тысяч младенцев. Они хуже Ирода, так как эти младенцы по крайней мере не были его собственными детьми. Каждый человек, который участвует в ужасающем действии аборт, в ужасающей операции по убиению во чреве, что бы он сам ни думал, участвует в деле убийства. Он участвует в убийстве и совершает преступление перед Господом, Который заповедал: "Не убий!"

Церковь должна просвещать самым активным образом свой народ с духовной точки зрения, рассказывать о смысле аборта, провозглашая со всей решительностью, что аборт - это УБИЙСТВО. Обращать внимание духовников на недопущение греховной терпимости к убийцам своих детей и необходимость накладывать на них суровые епитимьи. Нужно подчеркивать, что аборт, каким бы способом он ни совершался, является отвратительным преступлением, поскольку результат его всегда один и тот же: лишение жизни человеческого существа.

Может быть, многие нас осудят за то, что мы хотим насильно навязать христианские взгляды тому миру, который от них отказывается, за то, что мы прибегаем к непозволительному давлению. Это не так. Каждый имеет свои взгляды и борется за них. И чтобы быть услышанной, Церковь должна кричать. Когда этого требует вера, должны кричать и Синод, и верующий народ.

К сожалению, голос Синода и народа не слышен, и аборты будут совершаться и впредь под защитой закона, под защитой государства.

По книге митрополита Никопольского Мелетия

"Аборты" - Превеза, 1987 (перевод с греческого)

 

 
Читайте другие публикации раздела "Духовно-нравственные проблемы абортов и контрацепции"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru